Комментарии (0)

Riyj Miental

Дневник

Суббота, 11 Февраля 2012 г. 00:52 + в цитатник

     Фраза, имевшая место зарождения в феврале 2010, актуальности своей не потеряла, а лишь ее укрепила со временем, не была озвучена (и переплетана с ногами других) из преклонения перед ее могуществом (с закрымыми природой веками(?)
*ударений расстановка произвольна) , а не от малозначительности своей.

По прошествии двух лет пришло время  описать технологию и упорядочить структуру деятельности, что каждый раз бросала в дрожь при одном только упоминании.

22.01.12

Эфир - слишком общее понятие, это уже пост эффект RM, как самоцель. Все же, досягаемая.

RM - краткосрочное пребывание, конвертация, путевка к берегам (безбрежного) Эфира.

Эфир - есть постоянство наложения определенных состояний, смерти подобных (кто-то иное качество называе Любовью, кто-то - синичкой). 

RM как один из симптомов (прощение и принятие седативного) синдрома эфирного первого, единственного и главного ("Я - есть любовь"- слова Шекспира).

26.01.12

Я хочу говорить о том пространстве где не имеют температур и полярности  понятия "светлое будущее" и некролог.

Я хочу себя подготовить к самому глубокому погружению, к стихии, которой бесполезно сопротивление.

Я смерти всегда

потакаю.

    Я смертью ведом.

 

Восстановить сознание.

Память не продается, особенно в руинальном состоянии.

Страшный сон мятежника, благодать больного, рутина работящего: но дышим то при этом ровно.

 

Заклинание.

Картину мира я собирала

по минералам:

грубая ошибка в эмиссии (жизни лебедя. Из гранита высечен, чуждыми наглыми голыми руками  оглаженный, альфа-облучающий).

С тех пор, как Матрица стала нижним слоем моей кожи,  я сразу  подозревал о скором ее отслоении. Я амбивалентен , но мое ментальное тело – внутри.

Riyj Miental

                                                                                                                                                                                                    Описательный порог.

Боюсь, что не приведу себя в чувства, да и вас едва заинтересую.

Кинематрографического жанра золотая жила

Раннее утро во Фьордах (boutique aqoustique)со свитою двусторонней полово-ассиметричной. В их волосах блуждает ветер(Аглая с Пелагеей, сестры,  с лихвой  прыгали через фолклор полыхающего костера, водили хороводы), неподкупны, молчаливы, неприметны, мимикрирующие с каменистой почвой и несвежестью травы  позднего лета, зато преданные, но только в моих иллюзиях о доверии и поручительстве.

Себя же противопоставляя сине-желтыми контрастами спектра уже наступающей прокрастинации, среди камней  я восхищаюсь тем, что есть моя почва. Я хожу по многогранным прозрачным

     кристаллам.

     За кажущейся невинностью вод горной реки скрывается страх заражения необоснованный, но предчувствуемый, предостереженный            свитою. Нельзя докоснуться ногой...

 Ни один не испытывал эмоций, ибо небо вечно свинцовое (не пробовали его касаться), не пробиться  легкости рассветной сквозь.  Ветер, т акой мерзкий ветер, точно насекомое по щеке, нещадно осушал и крошил лица, тела девяностолетних, в камне их не так страшны морщины. От свиты остался пепел, я во весь век, кажется, не двинулась с места, но в поле зрения обнаружила озеленевшие промокшие доски укрепленной на скалах платформы единственного смотрителя/наблюдающего ли? вряд ли, но вовсе не надзирателя. Вы сидите на остовах этого моста (через былую бурную горную рыбную быструю реку). Ваши глаза неподвижны, возможно, то - саркома (в старости вся прелесть, но мне казалось- вы там еще не так долго). Возможно, вы пытались разглядеть в  желтизне травы- цветы. Но краски все блекнут, вы замерзаете, на вас безмолвно смотрю. (Прежде, чем к вам навсегда я вернусь,  я встречусь еще ни с одним убийцей...). Я сажусь к вам на колени, я хотела видеть  и передать вам самое дорогое- отражение.

ваше.

     А пока вы еще не замерзли...

     Я быстро и в столь знакомом наравлении направляюсь из пространства, где не имеют места быть никакие величины. В дом, где меня          раньше ждали, я встречаю первого асоциального элемента. Закодированного/усилиями воли закаленного(?). Я долгое время,                          переодически, еще буду  видеть его оголенный позвоночник (шейный отдел), окровавленные конечные фаланги пальцев, с                                  пропитанными кровью ногтями. Мне не нужны были доказательства, что бы принять решение - это был отец одной из фигур моей свиты.

 

Чертова фабула, тут разница в 30-60 лет не почувствуется.

 

Допрос за стеклом, как то бывает в фильмах (следующий криминальный элемент, этот совсем невежественен, организация и реализация поджога частных владений на почве ревности). Мое появление  на данном мероприятии  не объясняется, я лишь задаю вопрос подследственному, возбуждает ли его натюрморт с участием крыс- альбиносов ( картина маслом, я бы такую писать не стала).

      Вы же можете взрастить в себе рефлексы и управлять или, но вы не можете спать

  вечно.

     Свои извинения вы принесете на выставку.

     Там мы с ВАМИ и встретимся.

На первой картине.

 

  Это (место) из верхнего круга утопий. самого узкого. конкретного, и даже не безнадежного

легко его достичь, но нежелание слишком быстро получать.

Там пребывание минутное (примерно), там произносятся слова, растягивающиеся в световые года-монастыри:

они осыпаться корицей должны. (на прогнившую (плоть)...нет, причал).

Но они, опять же, не имеют должной силы, разлетаются в вакууме картины.

А пребывание минутное.

И тот холод, жидкий (содержание его в воздухе, капиллярах ли)

точнее, псевдотепло, ведь там замерзнешь на  век  на деревянной мостовой, обняв песочное тело руками закаленными

с малахитом алхимика  глотаешь Эфир, в коем  содержатся

вкрапления  любовной бронзы полутвердого вещества.

 

12.02.10-10.02.12

 

Без имени (700x484, 485Kb)


Метки:  

 Страницы: [1]