-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Astil

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) БагЛи ЛиРу

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.03.2006
Записей: 1482
Комментариев: 42850
Написано: 75747

Каждому есть что скрывать. Чем ярче снимок, тем чернее негатив.


Крепкий Орешек 4

Вторник, 25 Сентября 2007 г. 13:11 + в цитатник
Название: Крепкий Орешек 4/Die Hard 4.0
Режиссер: Лен Уайзман
В ролях: Брюс Уиллис, Тимоти Олифант, Джастин Лонг, Мэгги Кью, Клифф Кертис, Мэри Элизабет Уинстэд, Кевин Смит
Жанр: криминальный боевик
Страна: США
Год: 2007
Продолжительность: 130 минут
Слоган: «Yippee Ki Yay Mo - John 6:27»

Возвращение...
Хорошо, когда возвращается тот, кого ждешь.
А еще лучше, когда возвращается тот, о ком уже, казалось, забыл, но – вернулся! – оказывается, скучал.


В 45 баба – ягодка опять.
А в каком возрасте приходит вторая молодость к мужчинам?
«В 56!» - решил Арнольд Шварценеггер, схватил дробовик, напялил очки, влез в любимую кожаную куртку и отправился на съемки третьего «Терминатора». Прям как дюжину лет назад.
Но получилось так себе. Не то, что плохо, но явно хуже первых двух.
«В 60!» - поспорил с ним Сильвестр Сталлоне, снимая с гвоздя боксерские перчатки для того, чтобы выйти на ринг в шестой части саги о Рокки. И шестнадцати лет как не бывало.
Вышло получше, чем у Арнольда.
52-летний Брюс Уиллис посмотрел-посмотрел на своих коллег, плюнул и решил реанимировать свою Главную Роль Всей Жизни – полицейского Джона МакКлейна. Прошло двенадцать лет с тех пор, как прогремела премьера третьего «Орешка».
И он победил.


В этот раз США угрожают террористы-хакеры. Угрожают не тем, что забомбят сервер Пентагона спамом и даже не тем, что выложат в Интернет последний альбом Мадонны для свободного скачивания. Все гораздо серьезнее (да простят меня поклонники поп-королевы) и не в пример глобальнее: бывший работник ЦРУ Томас Гэбриэл решает доказать неблагодарным экс-коллегам, выгнавшим его с работы, что система обороны страны настолько слаба, что взломать ее может даже трехлетний ребенок с парализованными конечностями. В качестве доказательства он затеял масштабную операцию – «Обрушение», призванное подмять под себя абсолютно все компьютерные сети. Насквозь компьютеризированной Америке, в которой даже туалетную бумагу отматывают с помощью сложнейшего механизма за 19.95 $, это грозило не просто большими – огромными проблемами.
А в это время Джон МакКлейн спокойно патрулирует улицы, одновременно приглядывая за внезапно повзрослевшей дочкой. От этого занятия его оторвал звонок шефа с просьбой заглянуть к одному хакеру. После недолгих препирательств (не столько с шефом, сколько с чадом) Джон садится в машину и катит к дому Мэтью – того самого хакера. Бурча, что для этой работы могли найти какого-нибудь новичка.
Однако решение шефа оказывается самым правильным: Мэтью, оказывается, сам того не желая, помог Гэбриэлу устроить «Обрушение», и теперь тот послал убрать его как лишнего свидетеля.
Джон действует по старой схеме: ничего страшного не ждет – оказывается в нужное время в нужном месте – спасает – принимает решение остановить злодея. Старая конфетка в новой технологичной обертке.

Однако есть кое-что новое: в этот раз у Уиллиса (теперь полностью лысого, кстати) впервые появился напарник. Опыт и молодость, ответственность и несерьезность, вояка и компьютерщик – как они сработаются?


В одной из своих рецензий я уже говорил, что думаю по поводу необходимости сюжетов в боевиках. Хороший сюжет для боевиков – не обязательный элемент, а лишь приятное дополнение.
Здесь мы приятного дополнения лишились, получив что-то неудобоваримое с массой несостыковок. Кое-что меня и вовсе рассмешило до слез. Я не говорю, что на короткой ноге с компьютерами, но даже я дам на отсечение любую часть туловища: не бывает подобного! К примеру, я не предполагал, что существует вирус, придающий названию клавиши «delete» действительно брутальное значение. При нажатии этой клавиши взрывается компьютер. Вместе с юзером. А до кучи – с домом.
Но, как я говорил, это все детали. Рельсы, по которым движется дрезина с сидящим на ней главгероем. А главгерой-то у нас...

Почему я склонен считать «Крепкий Орешек 4» если не лучшей частью серии похождений полицейского, то ничем не уступающей?
-Поверь, был бы другой, я бы ему уступил. Но его нет. Вот и горбачусь.
Фраза копа, уставшего от подвигов, удивительно подходит и самому Брюсу. Других таких же в самом деле нет.
Но дело даже не в том, что у Брюса одна только лысина играет лучше, чем многие актеры «соседних» боевиков. Невероятно харизматичный, со своей фирменной легкой ухмылкой и ехидным взглядом – он каким-то чудом одной и той же мимической композицией на лице умудряется передавать совершенно разные чувства.
Дело в том, что у него блестящее сопровождение. И не только актерское. Хотя начнем именно с исполнителей.
В первую очередь, конечно, Мэтью – напарник Джона. Мои овации стоя тем, кто предложил Джастина Лонга на эту роль. Актера я видел только в «Джиперс Криперс», но вспомнил сразу, потому как в том позапрелом ужастике он зарекомендовал себя весьма и весьма неплохо. Мне иногда кажется, что актерам с Брюсом рядом даже трудно изображать страх: как тут бояться¸ когда рядом такой железобетонный чувак!? Ну в самом деле, где вы еще найдете мужика, способного одержать победу в дуэли против вертолета, имея в распоряжении только полицейскую машину и импровизированный трамплин?
-Да вы сбили тачкой вертолет!
-Патроны кончились.

Но Джастину удается. Не истеричные выкрики типа «аааанасвсехубьют!», а действительно страх, разные его виды: от панического до отчаянного. Раз уж зацепил Джастина, то не могу не отметить и его героя. Мэтью вовсе не является камнем на шее: он не лезет под пули, реально помогает Брюсу не только словом, но и делом, а порой и спасает тому жизнь. Это особенно приятно после привычной схемы «Крутой герой и тупой лузер, которого надо спасти».
-Я не врач, но выглядите вы как раненый!
-Сексуально?
-Нет!

Тимати Олифант, исполнивший роль Гэбриэла, так же радует. Образ злодея-интеллектуала ему к лицу.
Старательно пытаюсь не думать о том, что он покажет в грядущем «Хитмане»
Сдержанный, холодный, выдержанный – можно поверить, что так и должен выглядеть антигерой подобного плана. Самого Гэбриэла, кстати, тоже можно понять: он не является законченным ублюдком и даже «Обрушение» устраивает отчасти потому, что верит: это даст толчок для работы над повышением обороноспособности страны.
Понравилась и неизвестная мне доселе Мэри Элизабет Уинстед, играющая дочь Джона. Сама дочка - в меру стервозная, в меру несносная - в ключевые моменты демонстрирует истинно отцовскую выдержку.
-Так, отставить панику, сохрани мужество. Оно тебе еще понадобится.
-Ух ты, знакомый тон. Странно, что говорит это кто-то... не лысый.

Нужно ли говорить, что актеры второго плана держат планку? Порадовало появление Кевина Смита, знакомого широкой аудитории прежде всего по своей коронной роли Молчаливого Боба.

По приведенным курсивным вставкам уже можно понять, что фильм буквально пропитан юмором. Когда окровавленный, измазанный в грязи, шатающийся Джон выдал фразу о сексуальности, я спинку впереди стоящего кресла готов был грызть, дабы не порвать рот от смеха. К тому же, я знал, что все раны Джона уже через несколько минут непостижимым образом затянутся :-)
Не могу не отметить красивейшие спецэффекты. О главном – вертолет VS. Машина – вы уже наслышаны (и насмотрены). Но это отнюдь не единственная красивая сцена, которая есть в фильме. Один эпизод, когда Джон на грузовике (!) сражается с самолетом-истребителем (!!!) на мосту (!!!!!) чего стоит. Уайзмен к концу фильма совсем потерял тормоза. И это не упрек.
Чисто субъективно: полюбуйтесь на сцену драки Джону и главной помощницы Гэбриэла («Браво!» за исполнение Мэгги Кью). Радует, что главгерои наконец перестали мерить степень опасности по наличию/отсутствию яиц и теперь лубцуют одинаково всех, кто этого заслуживает.
-Я женщин вообще-то не бью, но для тебя сделаю исключение.


Итог: 2 часа веселья в компании со старым героем в новом (именно новом, а не переделанном старом, как часто бывает) антураже. Редкий, к сожалению, очень редкий пример того, что можно снять три блестящих сиквела к не менее блестящему оригиналу. Ставший родным герой все так же бодро скачет по экрану (в полтинник!). Тем, кому нравятся качественные боевики и Брюс Уиллис в частности – must see! Скептикам и ярым поклонниками реализма можно не беспокоиться.

Смотреть: в кинотеатре нужно было бы, конечно... Однако можно и дома. Но как минимум – в хорошем качестве и в хорошей компании.

P.S. Впервые при написании рецензии такая ностальгия мучила, что аж плакать хотелось :-)

Три кадра из фильма.
Смотреть
Рубрики:  ДИАфильм/Рецензии



Процитировано 1 раз

Семейное древо :-)

Понедельник, 24 Сентября 2007 г. 16:06 + в цитатник
Свершилось! Самая Великая Династия Всея ЛиРу укомплектована. Не полностью, но основной костяк есть. Поиски оставшихся родственников будут вестись тихо-мирно, в процессе дальнейшего здесь существования.
Дизайн полностью сделан Талуна. Респект Насте за великолепную работу ;-)
Однако и своих заслуг я умалять не собираюсь: с некоторых родственничков пришлось вытряхивать фотки чуть ли не под дулом пистолета :-/ Да и во время "построения иерархии" ((с) Талуна) страшно путался.

P.S. Жаль, что неизвестны родители Хармик и Capulet. Жутко интересно было бы посмотреть, как они выглядели бы на древе :-)

P.P.S. Претензии и жалобы, связанные с фото, не принимаются. Что дали, то дали. Что не дали, то вырвали силой. Что не вырвали силой, то утащили втихую.

P.P.P.S. Работа над семейным портретом ведется малым темпом. Но ведется :-)

Серия сообщений "Блог и блоггер":
Часть 1 - Экскурс в прошлое
Часть 2 - No rules
...
Часть 10 - Astil. Lifelines
Часть 11 - Кодекс
Часть 12 - Семейное древо :-)
Часть 13 - 731
Часть 14 - Итоги всего и сразу
...
Часть 33 - Между нами, девочками
Часть 34 - 3287
Часть 35 - 3652

Рубрики:  My Personal Li.ru

На засыпку

Воскресенье, 23 Сентября 2007 г. 07:42 + в цитатник
Я так понимаю, скоро реклама поперек постов будет идти, используя текст, в лучшем случае, как фон?

Следующие шаги по внедрению рекламы:
1) Щелкая по никнейму юзера, мы будем попадать не в его Дневник, а на страничку одного из рекламодателей.
2) Насильственная смена названий топовых Блогов на рекламные слоганы.
3) Фотографии будут удаляться, если запечатленные на них люди не будут сжимать в руках определенную продукцию.

Навеяно новым местом для рекламы: теперь первым в комментариях к посту всегда появляется предложение пройти по определенной ссылке. Причем, реклама подбирается персонально под каждого пользователя, исходя из тех запросов, которые он задавал поисковикам.
Рубрики:  Li.ru

Ути-пути

Среда, 19 Сентября 2007 г. 11:31 + в цитатник
Знаете, что я больше всего не люблю в детях?
То, как ведут себя в их присутствии взрослые.
_________
В прошлый уик-энд прокатился в деревню, где и повстречал человечка, который одним своим рождением поверг меня в истерику.
Потому что его рождение означало: отныне я не просто Игорь, а «дядя Игорь».
Сыном, братом, внуком, племянником я быть привык. Но словосочетание моего имени со словом «дядя» до сих пор вызывает у меня нервный смех.
Когда Максим царственно въехал в дом на руках тети Люды, мама с бабушкой сбросили 9/10 своего возраста, мигом вернувшись к лексике 8-месячных младенцев.
-Максим-ка, ззя, ззя! (Расшифровка: «Мелкий, закрой дверцу печки!»)
-Максим-ка, уууу, ууууу! («Карапуз, ты неплохо выглядишь!»)
-Где мама? Воооот она мама! Где мама? Вооооот она мама! («Племянничег, твоя тетя напилааааась!»)
Я весь вечер старался держаться от ребенка подальше, с плохо скрываемым раздражением, а то и отвращением оглядывая взрослых. Только что к деду и отцу хотелось подойти и пожать им руки: первый сразу предложил Максиму сигарету, в которую тот вцепился мертвой хваткой, а второй, хоть и с интересом наблюдал за мелким, но – спасибо! – молча. Правда, отца потом все же развели на игру с Максимом в «качели». Игра заключалась в следующем: Максим садился на вытянутые ноги, которые потом начинали подниматься-опускаться. Мама Максима (по совместительству – моя двоюродная сестра Настя) по при...
...
блять... моя двоюродная сестра – мама...
...а я дядя...
ыыыы


Мама Максима (по совместительству – моя двоюродная сестра Настя) по причине нехилого веса (12 кг) Максима поднять его ногами не могла. И Максима положили на ноги отцу.
-Я бы этого не делал, - честно предупредил я, оглядываясь на пустую бутылку водки, которую они с дедом распили в честь встречи. Взгляд упал на стоящую рядом так же пустую бутылку какого-то 25-градусного бальзама. В желудке приятно потеплело: мне он очень понравился. Зафиксировал. Надо в будущем повторить.
Итак, Максим на ногах у отца, все с интересом смотрят за тем, что будет дальше...
-Я не могу это видеть, - пробормотал я. Хоть я и не люблю детей, но сцена трагической гибели ребенка вряд ли мне понравилась бы.
Первая же «качеля» отца заставила публику испуганно вздохнуть: отец так резко дернул ногами вверх, что Максима спасла только крепкая хватка, которой он вцепился в ноги отца. Иначе бы точно пробил бы крышу и запутался где-нибудь в кронах деревьев, нависших над домом.
***
Племянник буквально сверлил меня взглядом с того момента, как только его внесли в дом. Я люблю внимание, но не такое и не в таких количествах.
-Дядю признал!
-Игорь, ты ему понравился!
-Максимка, иди к Игорю! – Настя – добрая душа, чмок тебя в обе щеки, сестричка.
-Не надо, - прошипел я, прижавшись к косяку.
-Почему?
Я промолчал.
-Он детей не любит! – вспомнила Аня – еще одна моя двоюродная сестра, младшая сестра Насти.
-Помнишь? Молодеееец, - благодарно кивнул я.
***
-Он у вас как эстафетная палочка, - хохотнул я, наблюдая за тем, как Максим кочует из рук в руки.
-Смейся-смейся, ты следующий! – рассмеялась Настя.
Я испуганно заткнулся. Вот держать детей я действительно боюсь.

Я был очень рад видеть сестер после долгой разлуки. Но поговорить смог нормально только с Аней во время двухчасовой прогулки по ночному селу. Насте же пришлось кормить и укладывать Максима, что заняло слишком много времени и не позволило ей присоединиться к нам.

______
Забыть все, что я говорил в летнем посте «Девочка, которая что-то во мне изменила», которому слишком рано придал звание «революционного» и «ломающего мои взгляды».
Я терпеть не могу детей.

P.S. Ниже 5 фоток племянничка и прочих действующих лиц. 200 кб.
смотреть
Рубрики:  DIAry: В гостях

Геи в home-казино. Часть 2

Вторник, 18 Сентября 2007 г. 10:24 + в цитатник
Если в предыдущем посте раскрывалась первая часть названия, то в этом будет понятно, что собой представляет "home-казино".

День 2

Решение поехать к Никите материализовалось буквально из воздуха.
-А он дома? – я вспомнил, что Никита, в общем-то, тоже не приклеенный к дивану. – Позвони ему. Хочу хоть раз в жизни увидеть, как ты Никите со своего телефона звонишь.
-Я его не пойму... – попытался спорить Миша.
-Поймешь. За два года должен был научиться.
Миша набрал номер и через некоторое время уже общался с Никитой. Лицо его за время беседы выражало целую массу эмоций, так что я даже примерно не мог предположить, как развивается разговор. Наконец, Миша нажал на отбой и повернулся ко мне. Гримасы покинули его лицо, и теперь оно выражало вселенскую грусть.
-Ну? – не выдержал я.
-Одно я понял: он не дома. Вроде за одеждой поехал.
-Блин... А вернется когда?
-Час...
-А, ну нормально! – я бодро промаршировал к остановке. – Пока как раз закупимся... Ты чего?
Миша виновато смотрел на меня.
-Ну не могу я его речь понять! Я точно слышал, что он сказал «Час». А сколько там этих «час»? Один час, два час, три час...
-А может, сейЧАС? – робко поинтересовался я.
-Ну может, и так... Ладно, поехали.
***
...Мы, хохоча, вылетели из автобуса. Кондуктор проводила нас тяжелым взглядом.
-Блин, Игорь, вот честно: целое лето нормально себя вел, а стоило с тобой пообщаться – идиотом стал, - выдал Миша. – А вообще, ты, кажется, еще выше стал... И на француза стал похож.
Я удивленно глянул на спутника. Да, действительно, он обращался ко мне.
-ЧЕМ!?
-Ну не знаю... Морда у тебя французская.
В ожидании Никиты мы расположились на скамеечке во дворе. Я распечатал только что купленную пачку карт и предложил сыграть на деньги. Миша сбегал в киоск, где взял самую дешевую ручку. И пусть он спорит с тем, что это САМАЯ дешевая, но я уверен: дешевле стоит только одна паста. Тетрадку Мише купить соображалки, конечно, не хватило, потому писать пришлось на обложке книги Зигмунда Фрейда «Введение в психоанализ», принадлежащей все тому же Мише. Мне, честно говоря, страшно представить, как он читает эту книгу. «По ту сторону Добра и Зла» Ницше ему принести, что ли?

__________
Справка: “Black Jack”, «21» и «Очко» - разные названия для одной и той же игры
__________

-Во что играем? – спросил Миша.
-В «блэкджек» давай.
-А в «двадцать одно» не проще ли сказать? По-русски?
-Мы не русские. Ты – чуваш, я – поляк...
-Француз ты.
-Один фиг, не русский. Короче... Мы на деньги играем. У нас все солидно. Считай, что мы на Родине «блэкджека». А в «двадцать одно» будешь в России играть.
-В России я буду в "Очко" играть.
-Нет, это ты на зоне в "Очко" играть будешь.
-Нет, на зоне я на очко буду играть.

-Твоя победа, - рассмеялся я.
На улице было достаточно жарко, потому Миша стянул футболку.
-Оденься, - поморщился я. - Мы ж не у Никиты. Подумают сейчас, что мы – два парня - на раздевание играем. Причем, ты здорово проигрываешь.
-Теперь главное... На что мы играем? – посерьезнел Миша.
-Давай на...
-Больше рубля я ставить не буду.
Я так и замер с открытым ртом. А смысл был тогда спрашивать?
-Ладно, на рубль.
Игра шла с переменным успехом. Азарт был такой, что я даже забыл сумму, на которую мы играли. Счет был равный, когда со стороны послышалось «Гау!»
Мы обернулись. К нам, широко улыбаясь, шел Никита. Видимо, он хотел крикнуть «Йоу», но получилось именно «Гау!»
-Гау! Гау! – отозвались мы с Мишей. - Я, честно говоря, подумал, что это собака, - признался последний.
-Да? А я думал, гопник какой-то орет.
Мы доиграли партию. Победил Миша. Таким образом, он выиграл у меня рубль. Хоспади, как он радовался! Знал бы, что ждет его спустя несколько часов...
***
Сначала мы просто сидели на диване, попивая пиво и прочие малополезные напитки. Во время разговора о том, как лучше клеить на улице девушек, определяя при этом, нет ли у нее парня, Миша выдал гениальную теорию о том, что против фразы «Девушка, Вы чья-то или ничейная?» ни одна не устоит.
Затем то ли я, то ли Миша вспомнил одну из наших целей: посоревноваться в качании пресса.
Я мысленно хихикал: в победе я был полностью уверен. Если бы соревновались в силе рук, то пауэрлифтинговый Миша одержал победу. Но...
Мы предложили Никите принять участие в наших соревнованиях, аргументируя тем, что он легче нас на 20 кг и что ему поднимать свое туловище будет проще. Тот отказался. Тогда я самоотверженно предложил отжиматься.
-Я не отжимаюсь от пола. Я отжимаюсь от кресла, - гордо заявил Никита.
-Как это? – заинтересовались мы.
И Никита продемонстрировал. Я так не ржал, даже когда впервые увидел, как он хот-доги ест.
Отжимания от кресла заключались в том, что он лег животом на спинку, уперся руками в подлокотники и... начал кивать головой! Какие мышцы при этом напрягались, так и осталось загадкой (см. фото).
Со стороны это дико было похоже на совокупление с несчастной мебелью. Забавная поза вкупе с активными мотаниями головой
Тебе хорошо? Тебе хорошо? А МНЕ ХОРОШООООО!
заставляли опасаться, что Никита вот-вот испытает такой оргазм, что взлетит на манер Синди из первой части «Очень страшного кино».

Отсмеявшись и поклявшись друг другу никогда больше не привлекать Никиту к физическим упражнением, мы приступили. Начинал Миша. Где-то на 40-м разе он уже начал выдыхаться. А вместе со счетом «50» так и вовсе застыл, откинув голову на пол прямо рядом с носками Никиты.
Вырядившись в свою тру-дизайнерскую разрезанную футболку цвета хаки, лег на пол и я. Миша был разгромлен: 200 раз!
Укрепив таким образом мышцы (а с помощью Никиты еще и расшатав нервы), мы решили сыграть в карты.
После долгих дискуссий, где Миша настаивал на прежней ставке в один рубль; Никита жаждал играть на 50 рублей, а я придерживался чего-то среднего, мы решили, что ставка будет равняться десяти рублям с носа. И то решили только после того, как Никита дал Мише 100 рублей в долг. Миша интерпретировал это так, что Никита просто отдал ему деньги, которые он вернет только в том случае, если выиграет. Названа эта система была безвозмездным долгом.
Обезопасившись от прихода матери Никиты («Мам, погуляй еще где-нибудь часов пять» - «Никит, у меня ноги устали...» - «ПОГУЛЯЯЯЙ!!»), начали решать новый вопрос: как определить победителя в «дураке»? Почему-то простая формулировка «Тот, кто первый выходит» пришла в наши головы в самую последнюю очередь. Перед этим было с полдюжины вариантов. Особо порадовал Никита, долго и путано объяснявший свою схему, в итоге чего получилось, что деньги платят ВСЕ, независимо от того, побеждают или проигрывают. Один вопрос – КОМУ!?
-По-моему, он хочет нас раскрутить, - прокомментировал эту систему Миша.

Сначала шли достаточно ровно. Потом в лидеры вышел Никита, а место лузера попеременно занимали мы с Мишей. Когда кончился первый листочек, на котором мы вели счет, я должен был, кажется, 25 рублей Никите и 15 - Мише.
Мише то ли хотелось гарантированно получить с меня 15 рублей, то ли просто наскучило играть на деньги, но он предложил играть на что-то еще.
-На поцелуи, - ляпнул Никита.
-Ты что, е**улся? – покрутил я пальцем у виска. Хронический недотрах, что ли, дает о себе знать?
-А если бы Лана была? – приплел Никита бедную девушку, которая в это время невинно спала в далеком Санкт-Петербурге.
Я задумался. Подсчитал. Прикинул. Потом глянул на Никиту, на Мишу и мотнул головой:
-Нет, все равно риск слишком велик.
-На раздевание? – это уже Миша. Их с Никитой в одну клинику бы... Потому что диагноз, кажись, один.
-Ты выдержишь вид голого Никиты? – поинтересовался я.
-НЕТ! – Миша вскинулся, будто Никита уже начал стаскивать с себя джинсы, плавно повиливая при этом бедрами.
фубля
-А как тогда? Мы – на раздевание, а Никита – на одевание? – модифицировал свое предложение Миша.
-То есть, начинает Никита голым!?
Мы оба заткнулись. Зато расцвел весенним ландышем Никита:
-Давайте Вову позовем?
Оххх...
-У него денег нет, - попробовал спорить я, хотя прекрасно знал, что сейчас последует.
-Натурой! Проиграет – будет натурой расплачиваться!
-Я не буду у него выигрывать! – взвыл я.
-А я не буду с ним играть! – в тон мне завопил Миша.

Никита продолжал выигрывать. Я выровнялся и шел без поражений на протяжении 7 игр. Зато окончательно сдал Миша.
-Никита мухлюет, по-любому! – возмущался Миша. – Он подглядывает! У него обзор 360 градусов.
Я шутя его поддерживал. Шутя – это потому, что видел: никто не мухлюет: что Никита, что Миша с завидным постоянством светили свои карты. Однако вместе с тем, как мы перестали пить, Никита перестал и выигрывать.
-Смотри, мы трезвеем – он проигрывает. Вот в чем дело! – радовался Миша. Когда у Никиты пошло не все благополучно, им, видимо, завладел азарт: согласился на поднятие ставки до 20 рублей.
Однако итоговый счет был не в его пользу: мне он задолжал 25 рублей (недавно расплатился - двойным хот-догом), а Никите – 115, которые отдавать не собирается, ссылаясь на «безвозмездный долг».

День 3, последний

Наконец, перспектива покраски стала как никогда реальной: мы с Ирой поехали в магазин за краской (и не только за ней, как оказалось), а потом собирались двинуться к Никите.
Спустившись в подвал, мы с Ирой выбрали краску (блиииин, как жутко я себя чувствовал посреди всей этой женской всячины!), а затем затарились еще кое-чем.
-Молодая семья делает покупки, - хрюкнул я, когда Ира выложила содержимое корзинки на прилавок.
Продавщица кинула взгляд на покупки, на нас, кажется, вздохнула и начала подсчитывать.
В принципе, я ее понимал: покупки достаточно странно сочетались между собой. Краска для волос, скраб, пиво, тик-так, витамины для попугая, трава для попугая...
если с витаминов не попрет
Меня настолько заинтересовало написанное на коробке с краской, что я почти не видел, куда иду: Ира то и дело вытаскивала меня из-под машин и поворачивала в нужное направление.
-У тебя попугай есть? – запоздало удивился я.
Ира в свою очередь, удивленно посмотрела на меня.
-А, ну да... - соскреб я остатки мозгов.
-А у тебя никогда не было животных?
-Неа, - грустно ответил я. – Пса хотел... Но предки против были. Так вот собака и прошла мимо меня.
Сказал и поморщился. Обернулся.
Девушка, которая только что прошла мимо, ошарашенно оглянулась на нас.
***
Уже на остановке Ира вдруг кинулась меня отговаривать. У нас завязался достаточно громкий спор...
-Ну зачем, зачем тебе это?
-Ну вот хочу! А что в этом такого? Ну... Ты же красишься! – бухнул я.
-Ну я же девушка!
-А я бестолочь!
-Ммм? Одно и то же?
-Кстати, а чем бороду можно покрасить? – неожиданно даже для себя спросил я.
-Ты еще ногти лаком покрась. Нос проколи. Брови выщипай.
-Брови? – я картинно задумался.
Ира закатила глаза.
Женщина, стоящая на остановке вместе с нами и прислушивавшаяся к разговору, после фразы о бороде вообще забыла о всех правилах приличия и пялилась на меня в открытую.
-Так и хочет, чтобы я о ней в Дневнике написал, - пробормотал я, делая пометку в телефоне. – Все, отвернись, тетя. Ты теперь будешь увековечена.
В автобусе Ира поминутно кидала взгляды на мою голову и страдальчески вздыхала. Не помогло даже то, что попался счастливый билет, и то, что мы проехали мимо церемонии свадьбы.
Правда, по пути в центр мне попался билет с тремя нулями...
Приехав к Никите, я буквально взвыл с досады: кисточка! Чееерт... Мы забыли про кисточку.
Игорь-брюнет церемонно поклонился и исчез из мыслей.
_________
...А потом я дважды разбил себе башку во время ремонта, и о покраске пришлось забыть с концами.

Фото книги Миши и трахающего кресло отжимающегося Никиты.
смотреть

Серия сообщений "...у Никиты":
Часть 1 - Улыбка Идиота
Часть 2 - Сортирная история
...
Часть 8 - Секс-дозор. Часть 2
Часть 9 - Вредители
Часть 10 - Геи в home-казино. Часть 2

Рубрики:  DIAry: В гостях
DIAry: Отдых с друзьями

Геи в home-казино. Часть 1

Воскресенье, 16 Сентября 2007 г. 10:11 + в цитатник
Скачал тут раритетные «Бабочку-луну» Айвазова и «Скрипку-лису» Саруханова. Второй день сижу и прусь как суслик :-)
А еще так и не могу привыкнуть к дизайну: каждый раз к себе в Дневник как в гости захожу.


Пролог

Уже не помню точно, когда впервые меня посетила идея покрасить волосы в черный цвет.
Может, когда я увлекался готикой.
Может, когда готовился идти на Хэллоуинскую дискотеку.
Может, когда решил, что мне просто пойдут черные волосы.
Так или иначе, это была цель из разряда «когда-нибудь я это все-таки сделаю... но не сейчас, нет, не сейчас».
Причин, по которым я не воплощал свою навязчивую идею в реальность, было также несколько:
1) Банально лень.
2) Побаивался такой резкой перемены во внешности.
3) Все же попискивал где-то старый, давно сломанный стереотип о том, что красить волосы позволительно только девушкам. И геям (почему-то сразу после мыслей о покраске возникал светлый образ томно улыбающегося Бори Моисеева).
Однако этой весной у меня неожиданно появился единомышленник. Как ни странно, им стал Миша, который тоже вдруг воспылал желанием несколько изменить имидж. Теперь, когда нас было двое, я активно назначал варианты дней для покраски... И не менее активно переносил их на более поздний срок. И вот, дотянул до того момента, когда наступили летние каникулы, и Миша свалил в другой город.
Но на помощь мне пришел другой союзник, еще более сильный – дикая скука. Мне до одури хотелось хоть что-то изменить в сложившемся распорядке «практика-ремонт-практика-ремонт» (что, в общем-то, было почти одно и то же). Я активно консультировался с Настей на предмет того, какая мне краска нужна. Подруга посоветовала цвет, которым красилась сама. Это действительно был хороший вариант: смотрелся натурально (без зеркального блеска и смолистого оттенка), вместе с тем являясь очень темным.
И если 2 и 3 пункты были успешно забыты, то вот лень... Она вынудила меня дождаться хоть кого-то, кто вернется в город (Настя спустя день уехала на море).
Первым из друзей вернулся Миша...
Тут, собственно, и начинается история о геях, казино и черных волосах.

Конец августа
День 1

Устроившись в автобусе на соседних сидениях, мы с Мишей увлеченно беседовали: тем для разговора за полтора месяца порознь накопилось достаточно. Где-то между обсуждением фильма, на который пойдем, и предположениях о возможных местах работы я вспомнил о краске:
-Да, кстати, надо зайти, краску купить.
-Все еще не оставил затею? – Миша улыбнулся. Сам он, видимо, задор уже подрастерял. Ну, естественно, он-то не пересчитывал ежедневно на протяжении целого месяца количество клеточек на тетрадном листочке...
-Нет! В общем, зайдем, думаю, в НК-Сити, купим краску...
Го-лу-бая лунаааа...
Крашеная голова Бориса возникла перед мысленным взором столь неожиданно, что я поперхнулся. Вместе с ней откуда-то вылезли мысли о том, что могут подумать о двух парнях, выбирающих краску для волос. Потому после паузы я выдал:
-Только когда я буду краску покупать, ты на меня нежно не смотри...
Миша вытаращил глаза.
-Впрочем, вообще лучше не смотри: а то вдруг у тебя нежность непроизвольно в глазах появится...

Это было больше, чем мог вынести Михаил: заржав, он плавно сполз по вниз по сидению.
***
Вот бывает же так, что какая-то тема, однажды прорвавшись в разговоре, не оставляет в покое целый день, а то и дольше?
На ближайшие двое суток как раз такой темой и стали геи.
...Взяв билеты на «Ультиматум Борна», мы по моему настоянию зашли в «Птичку», где Миша (перегрелся, что ли?) объявил, что не хочет есть.
-Ну, ты хоть что-нибудь возьми, не в одиночку же мне жевать. Потому что я жрать хочу, аж сил нет, - попросил его я.
-Ладно, возьми мне мороженое, - Миша протянул деньги и пошел занимать место.
...Спустя несколько минут я приземлился напротив него с подносом, на котором стояли мороженое, кола и чизбургер. А еще через некоторое время Миша был атакован неизвестной мне особой женского пола.
-Миша! Привет! – симпатичная девушка повисла на шее друга.
-Привет, - сглотнув мороженое, изумленно пробормотал он. Я дожевывал очередной кусок чизбургера и молча наблюдал за встречей двух одноклассников (как выяснилось).
А дальше произошло то, за что я до сих пор Мишу четвертовать готов! Перекинувшись с девушкой парой фраз, он словно специально подождал, пока я откушу гигантский кусок от чизбургера, перемазавшись при этом в майонезе, после чего миленько так произнес:
-Марина, это Игорь. Игорь, это Марина.
До сих пор, кстати, не могу понять этой дебильной дуальной системы знакомящей фразы. Достаточно ведь сказать «Марина, Игорь». Так нет же «Марина, это Игорь, Игорь, это Марина»... Ну понятно, блин, что пока ты меня представлял, она имя не сменила! Но речь не об этом.
-Очень приятно, - улыбнулась девушка.
Я бы с удовольствием сказал, что мне тоже. И улыбнулся бы в ответ...
...если бы рот у меня не был набит булочкой, сыром, зеленью и майонезом!
Но сказать-то что-то надо? И я решил попробовать:
-Муфуфым...
ойбля... лучше молчи
Я заткнулся, последовав совету внутреннего голоса. Кинул взгляд на Мишу: ну помоги! Тот почесал свой подбородок. Поняв жест, я слизнул с губ достаточно приличное количество майонеза.
За что!?
Марина вернулась к прерванному разговору. Я, воспользовавшись этим, в темпе дожевал кусок чизбургера и кинул взгляд на одежду, чтобы убедиться, что она не заляпана майонезом...
...и увидел расстегнутую ширинку.
Причем, она не просто была расстегнута. Она была широко распахнута, отдаленно напоминая пасть кита.
Еще один штрих к и без того замечательному портрету.

Поболтав с Мишей (который как-то скис) еще несколько минут, во время которых я очень старательно и аккуратно доедал свой чизбургер, Марина распрощалась и пошла к ждущим ее подругам.
Первое время мы молчали. Потом Миша как-то странно глянул на меня и сказал:
-По-моему, она подумала, что мы геи...
Просто щелкунчик!
Я хмыкнул.
-Такая счастливая пара... – с комичной мечтательностью сказал Миша, заставив меня рассмеяться.
Пока Миша дожевывал мороженое, я крутил головой, не отвлекая его от еды разговорами: пора было идти к кинотеатру. По привычке я провел рукой по шее, освобождая из промежутка между шеей и воротником забившиеся туда волосы.
-А вот так лучше не делай, а то действительно на гея похож становишься.
Я удивленно посмотрел на Мишу: ты же ел? Нет, он сидел уже с пустым стаканом и смотрел на меня.
-ОК, не буду, - кивнул я. – А то действительно могут подумать, что я натурал.
Миша выразительно промолчал.
-Тьфу, что я гей! – поправился я. Мне не понравилось, как это прозвучало, потому я решил повторить конец фразы. – Я гей... – Такой вариант понравился мне еще меньше.
Я в прямом смысле схватился за голову. Да что же это!?
Чеееерныыыый леееебеееедь
-Ты волосы завей еще, х**в гей, - подколол Миша.
-Иди к черту :-) Да, кстати... Краску будешь покупать ты. Потому что, если уж честно, я больше на гея похож, чем ты.
-Звучит, как признание.

***
-Вот эту бери. Черную.
-Ага, тут написано, что она суперстойкая. Как я ее, в случае чего, смывать буду!? Так, мне надо каштановый, Настя говорила... Смотрится как черный. Крем-краска... Это и есть этот красящий шампунь?
-Скорее всего, - пожал плечами Миша.
-Блин... А вдруг нет? Щас спрошу.
Я вытащил телефон, поднес его к уху и картинно встал перед прилавком, чтобы продавщица все видела и слышала:
-Ир, тебе какой цвет-то нужен?.. Как?.. Ну, я не знаю, я в них не разбираюсь же... Не, мне кажется, тебе более темный лучше будет... Хорошо, сейчас спрошу. Пока, - я засунул телефон в карман и подошел к прилавку:
-У вас есть... эээ... красящий шампунь? - нарочито хмуря брови и легко усмехаясь, словно извиняясь за свое дилетантство, спросил я.
-Нет, - покачала головой продавщица.
Меня это почему-то это даже почти не огорчило: я был доволен тем, как провел продавщицу. И когда мы вышли из магазина, не преминул похвастаться Мише:
-Видал, как ловко я ее? Она ведь и не догадалась, что я для себя хотел брать! Неплохая актерская игра, а?
-Ага... Игорь, только в твоем, безусловно, гениальном плане было одно слабое место.
-Какое!?
-«Звонок Ире», конечно, хорош. Но перед этим ты стоял перед рядами красок и минут пять орал на полмагазина, что не знаешь, в какой цвет тебе краситься и как ты потом будешь смывать суперстойкую краску.
Рубрики:  DIAry: Отдых с друзьями

Конец. III

Четверг, 13 Сентября 2007 г. 09:20 + в цитатник

Часть 3. Темнота.

Джейсон неопределенно хмыкнул. Микки обернулся.
Стив изучающе посмотрел на Автора.
Тот истолковал взгляд детектива по-своему:
-Не делайте этого! В следующей книге я дам вам все, что вы пожелаете! Я обещаю! Вы... Вы должны уважать меня хотя бы как своего... Отца!
-Мы потеряли уважение к тебе, когда ты потерял его к нам... Отец, - последнее слово Стив произнес с издевкой. – Потому что последние две книги иначе как издевательством и не назовешь.
-Почему? – попробовал разыграть возмущение Автор. Хотя уже знал ответ.
-Вот! – Микки наконец отошел от стеллажа, неся с собой небольшую стопку книг. Книг о детективном агентстве «Трио». Бросил основную их часть на стол, оставив в руках лишь две. Шестую и седьмую. – Детально будем каждую разбирать или в общем?
Автор мысленно перебрал основные эпизоды книг. Черт, им определенно было, на что жаловаться. Но писатель продолжал игру:
-А... Что там не так?
-Что там не так!?!? – впервые за все время разговора Микки взорвался. – Что там, твою мать, не так!? - он отшвырнул от себя седьмую книгу и зашелестел страницами шестой. – Что не так, что не так... Вот что не так! – Микки сунул Автору под нос книгу, открытую на 14-й странице, и указал пальцем на одну из строк. Писатель вчитался.

Микки никогда не верил в Бога. Однако теперь считал, что если Бог и существует, то он большой приколист. Как же иначе объяснить, что женщины начали уделять ему какое-то нездоровое внимание теперь, когда оно стало абсолютно излишним? Еще какой-нибудь год...

Микки вырвал книгу у Автора из-под носа.
-Я – гей!? Какого дьявола ты сделал меня голубым? Так легко, пара перестуков клавиш – и все! И прощай, здоровая половая жизнь! Прощайте, планы касательно официантки из «Ла Бифа»!
-Мери Шейн? – уточнил Автор.
-Она самая, - угрюмо кивнул Микки. – Ответь мне на вопрос. Ответь или, клянусь, я переломаю тебе пальцы! Почему ты сделал меня геем?
-Микки, Микки, Микки... Пойми, пошла игра на рейтинг. Нужна была новая струя.
-Обязательно мне за щеку!?
-Не опошляй, - поморщился Автор. – Поверьте, мне тоже неприятно, что пришлось делать из вас героев сериала... Я даже убил двоих из вас в пятой книге... Вы этого не помните?
-Но ты ведь переписал книгу, так? – спросил Стив.
-Да...
-Потому и не помним. Либо эффект стирания памяти, либо написанное тобой происходит в нашем мире со значительным опозданием. Ведь восьмое дело мы даже еще не начинали.
-Раз уж ваши приключения приходилось продолжать, то нужно было удивить чем-то аудиторию...
-Но почему для этого обязательно делать кого-то геем? Почему бы не ввести нового персонажа? Или еще что-нибудь?
-Политкорректность, - коротко ответил Автор. И даже с некоторым удовольствием следил, как на лице Микки появляется ошеломленное выражение.
-Чего?
-Политкорректность. В первых книгах вы позволяли себе достаточно грубые шуточки по поводу геев. Я бы даже сказал, очень грубые.
-И?
-На меня грозилось подать в суд сообщество гомосексуалистов «Голубая мечта». Собирались отсудить кругленькую сумму за то, что я причинил им моральный ущерб.
-Что за мир... Что за дикая реальность... Отвратительная... – Стив покачал головой. Микки молчал, переваривая полученную информацию.
-По сходной причине я тебя и руки лишил, - Автор кивнул на правую кисть Микки, одетую в перчатку. – Для того чтобы поднять популярность книги у калек. Они ведь тоже любят отождествлять себя с героями. Им хочется верить, что даже с физическими изъянами человек способен на многое.
-И все это – мне одному? Какая прелесть, - саркастически усмехнулся зеленоглазый детектив. – Я, наверное, любимчик аудитории?
-Не тебе одному... – непривычно тихо сказал вдруг Джейсон.
Стив опустил голову. Микки обернулся.
-Да... Прости.
Один лишь Автор ничего не понимал. «Как же плохо я знаю собственных героев», - с досадой подумал он.
-Джейн.
Автор вздрогнул.
-В жертву чему была принесена Джейн? Сторонникам движения «Брак – дерьмо»? Клубу «Одиноких сердец»? Сообществу «Холостяки»? Зачем ты ее убил, Автор? Зачем?
Писатель молчал. Да и что мог сказать? Что он убил жену Джейсона, потому что не видел ей места в следующем романе? Автор был уверен: скажи он такое, и Джейсон пристрелил бы его, не задумываясь. И Стив с Микки не стали бы этому препятствовать. Ложь во спасение тут как никогда кстати... Только вот как эту ложь оформить? В какую сладкую оболочку?
-Мне не нужны твои оправдания, - словно прочитал его мысли Джейсон. – Я не поверю ни одному твоему слову. Ты заработал на нас уйму денег. Теперь настала пора расплатиться с нами.
- Не переоценивайте... себя! Я не миллионер! – Автору некогда было думать над своими словами, некогда было искать аргументы и доводы.
-Это звучало бы убедительнее, если бы возле твоего коттеджа не был припаркован «Порш», а на одной из рук, которыми ты трясешь, не сверкал «Ролекс» тысяч за 50, - небрежно кинул Стив.
-За все в жизни надо платить, - Микки достал из-за пояса – когда он успел его туда спрятать? – «Десерт Игл» Автора. - Ты не раз вставлял эту фразу в свои романы, но часто ли задумывался о ее смысле? Ту же цену... Может, двойную или тройную. Неважно, когда и сколько, но платить придется. Тебе часто приходилось листать свой фотоальбом, вспоминать и жалеть о чем-то? О том, что сделал или не сделал. Сейчас я просматривал книгу. Твою книгу о нас. Наверное, те ощущения, которые я испытывал, схожи с теми, которые испытываешь ты, когда листаешь альбом. Только я жалел о другом. О том, что ни разу в жизни не сделал выбор сам. О том, что был лишен права выбирать с самого «рождения». И о том, что человек, выбирающий за меня, оказался таким как ты. Возможно, ты сам не понимаешь всей своей вины. Возможно, мы ее преувеличиваем. А возможно, что твоей вины нет совсем: ты зарабатываешь на жизнь как можешь, не подозревая, что приносишь этим неудобства кому-то. Может быть, ты даже хороший и порядочный человек, Автор. Но важно другое: теперь я сделаю выбор. Впервые в жизни сделаю выбор сам, без твоей указки. Знаешь, меня даже не волнует, правильное решение я приму или нет, - Микки приставил пистолет к груди Автора, немного поводил им из стороны в сторону. Затем повернул оружие дулом к себе. – Если даже я сделаю ошибку, то это будет моя ошибка.
Прогремел выстрел. Микки качнулся и выпустил пистолет из рук. В его плаще появилась вторая дырка, из которой также полились буквы. Детектив вновь подставил руку, набрал горсть и принялся их сортировать.
-Что со мной будет? – почти спокойным тоном спросил Автор.
-Не знаю, - Микки пожал плечами и поднес руку с лежащими на ней буквами к лицу Автора. – Я даже не знаю, что я делаю. Но я чувствую, что это правильно. У меня ведь очень хорошая интуиция, не правда ли? – неожиданно детектив второй рукой схватил Автора за горло.
Писатель захрипел и вцепился в руку Микки, пытаясь разжать пальцы, но силы были неравны. Автор видел надвигающуюся темноту. Так быстро? Да... Она возникала из ничего, просто все в поле его зрения темнело, теряя краски и резкость. Автор широко открыл рот, пытаясь глотнуть хоть немного воздуха. Быть может, удастся отогнать темноту?
Свет! Каким желанным он сейчас казался...
И недосягаемым.
В горле, помимо боли, появилось еще какое-то ощущение. Словно песок...
Сквозь темноту Автор видел руку Микки прямо перед своим лицом. Он засыпал буквы, лежащие на ладони, в рот писателю.
Автору вдруг захотелось, нестерпимо захотелось извиниться перед детективами. Глупое, неуместное желание. Жертва просит прощения у убийцы? Бред... Но, тем не менее, писатель действительно хотел попросить прощения за то подобие жизни, которое он им дал. Не в надежде на то, что железная хватка пальцев ослабнет, а просто чтобы они
детективы
Микки
Стив
Джейсон
его дети (?)

знали, что он действительно хороший человек. Что он не причинил бы им вреда, если бы знал, что делает. И что единственная его ошибка – это незнание.
-П... П... Кх...
Нет, не получалось. Микки продолжал сдавливать писателю горло. Что-то сухо треснуло. Сильная, резкая, но непродолжительная боль, и темнота поглотила Автора.

***

...Сознание возвращалось медленно, неохотно. Обрывки фраз, образов из разных периодов в жизни, с калейдоскопической скоростью сменяющие друг друга.
Перед смертью перед глазами проносится вся жизнь...
Стоп... Это моя мысль. Не воспоминание... Я...

Ощущение невесомости. Вакуум.
Космос?
Нет.
Автор мысленно рассмеялся глупому предположению. Пусть некоторое время назад – писатель боялся делать какие-то догадки о том, сколько прошло – он узнал, что существуют явления, о которых даже не подозревал, но мысль о том, что смерть переносит людей в Космос, была смешна. Даже несмотря на всю нелепость и необычность его смерти: от рук собственной фантазии.
По орбите Земли вращаются миллиарды трупов
А смерть ли? Перерождение, загробная жизнь – что ждет умершего? Писатель никогда всерьез не задумывался над этим вопросом. Может, ощущение пустоты – это как раз то, что бывает после смерти.
Но Автор не чувствовал себя мертвым, хотя он понятия не имел, как это – ощущать себя мертвым. Не мог описать словами - что для писателя и вовсе было постыдно, - но в нем была жизнь.
Некоторое время Автор пытался понять, открыты ли у него глаза. Сосредоточившись на ощущениях, которые были довольно притупленными, писатель понял, что веки опущены. Желание поднять их было велико, но Автор удержался. Сейчас необходимо было обдумать произошедшее. Или хотя бы подождать, пока вновь начнет чувствовать тело. А главное – приготовиться к тому, что он может увидеть.

Быть может, он откроет глаза – зеленого цвета – и увидит, как рядом мирно сопит мужик, на которого он закинул свою искусственную руку в перчатке. И он будет жить жизнью зеленоглазого детектива Микки – жизнью, которую сам подарил ему, и которую получил обратно.
Быть может, он откроет глаза и увидит все ту же Тьму. Тьму, которая будет с ним еще долгое-долгое время. Даже не время – Вечность. И он будет всегда – здесь, с ней.
Быть может, он откроет глаза и увидит потолок. Знакомый потолок своего дома. И он улыбнется, глубоко вздохнет. Встанет с кровати и пойдет на кухню, подумывая о том, что неплохо бы написать роман на основе этого невероятно живого сна.
Быть может, он откроет глаза и увидит яркий свет, кровь и лицо в белой маске врача, из-под которой будет доноситься взволнованный голос: «Это мальчик! У вас мальчик!» И он будет жить заново. У него будут другое имя и другой дом. Другие родители, другие друзья и другое будущее, в котором, возможно, не найдется место романам.
Быть может, он застынет до того момента, когда Человек – Писатель? Бог? Просто Мечтатель? – не решит еще немножко пофантазировать о жизни Автора. И он будет жить фальшивой жизнью. Данной ему в качестве подарка – отвратительного подарка, от которого невозможно отказаться.
А может, это действительно смерть. Которая не оставляет шансов на какое-либо продолжение. После которой не будет даже мыслей. Не будет даже Тьмы. И он не будет. Просто не будет.
Тело обрело вес.
Темнота кончилась.
То есть, кончилось то, что он привык считать темнотой за те минуты,
дни? годы? десятилетия?
что она окружала его. Тьма все еще была вокруг, но теперь лишь потому, что веки Автора опущены, а не потому, что вокруг ничего не было. Стоит всего-навсего поднять веки, чтобы она ушла, открыв писателю его жизнь – новую или старую.
И Автор открыл глаза...

***

-Не жалко? - поинтересовался Стив, глядя через плечо Микки на экран монитора, где застыло "И Автор открыл глаза".
-Не очень, - пожал плечами тот. - Если б был хоть намек на жалость, я бы не засыпал ему в глотку "Обмен". А интуиция у меня и впрямь ничего, а? Все получилось так, как я хотел: мы на его месте, он - на нашем.
-Угу.
-В конце концов, он это заслужил. И потом, когда я удалил текст «Трио: Тень Похитителя», ко мне вместе с хорошим настроением пришло вдохновение, - Микки картинно закатил глаза.
-Хоть бы новый документ создал, а не писал свой «шедевр» на руинах последнего романа Автора. Хотя, пожалуй, он заслужил и это... А ты как, Джейсон?
Третий детектив молчал.
-Джей? - Стив обернулся.
Джейсон сидел в кресле, задумчиво перелистывая страницы книги, которую сжимал в руках. Взгляд у него был отсутствующим, вряд ли его сознание вообще ухватывало смысл хоть одной строчки. Стив пригляделся. Это было "Трио: Первое Дело Агентства".
-Что с тобой?
Джейсон вздрогнул и моргнул. Посмотрел на Стива. На Микки. Остановил взгляд на экране.
-Мы... правильно сделали?
-Что!? - Микки от удивления аж привстал. - Ты сомневаешься? Джей, ведь ты пострадал от него больше всех! Джейн!
-Джейн... лишь пять букв, - горько сказал Джейсон.
-Но для тебя она была...
-Микки, - Джейсон встал и подошел к друзьям. - Стив... Как вы можете называть злым умыслом то, о чем он даже не подозревал? Как вы можете считать его плохим человеком, когда совсем не знали? Мы пришли, вывалили на него поток информации, которой при других обстоятельствах не поверили бы сами, поговорили двадцать минут, а потом убили!
-Скорее, дали новую жизнь, - попытался спорить Микки. – Я даже не буду ему мстить, не буду устраивать испытаний. У него будет все: дом, друзья, семья. Он будет счастлив...
-Нет. Убийство – насильственное лишение жизни. Мы именно убили его. ТАМ он не живет – существует. Теперь он знает обо всем. О том, что никогда у него не будет настоящих друзей. О том, что понравившаяся ему девушка никогда не скажет «Я люблю тебя», если это не будет предложено твоим сценарием. А за смехом сына – рожденного выдуманной тобой девушкой! – ему будет слышаться перестук клавиш, вызывающих этот самый смех. Ты смог бы так жить?
-Можно сделать так, чтобы он все забыл, - Микки дернулся было снова к компьютеру, но Джейсон положил руку ему на плечо.
-Нет. Хватит. Иначе это никогда не кончится.
-Не кончится?
-Что будет с нами? – задал вопрос Джейсон.
Микки улыбнулся. Теперь он был уверен, что ему удастся убедить друга оставить все, как есть.
-Мы найдем себе работу, заведем друзей, а со временем – и семью... Будем жить самой нормальной, обычной жизнью... – улыбка Микки с каждым словом все больше тускнела. И не только потому, что он видел, как Джейсон качает головой.
Но и потому, что он сам начал понимать.
-Ты сможешь стереть память Автору. Но сможешь ли ты стереть ее себе?
-Но... можно найти друзей, жену... – повторил Микки и вдруг почувствовал жжение в глазах.
-А ты сможешь найти в себе силы называться Человеком?
Микки сглотнул. Джейсон произнес вслух то, что сам он старательно игнорировал.
-Что ты хочешь сделать? – невероятно, но Стив, казалось, вмиг постарел на десять лет, хотя для него это было противоестественно. По крайней мере, пока никто не набрал соответствующую фразу на клавиатуре.
Джейсон мягко отстранил Микки и подошел к компьютеру. Выделил мышкой весь текст, в котором говорилось об Авторе.
И положил палец на клавишу “Delete”.
Оглянулся на друзей.
-В эту реальность мы его уже не вернём. Но и в нашем мире ему нет места.
-А мы... Мы умрем? – помедлив, спросил Стив.
-Нет. Смерть – не для нас. Мы просто исчезнем вместе с ним. Да, он не Отец, но Создатель. Ведь, как ни крути, как ни переплетай нити реальностей, но одно всегда остается неизменным: мы – лишь плод воображения Автора. Какие-то наши инкарнации будут еще некоторое время существовать в фантазиях читателей, но вскоре пропадут и они. Людям свойственно забывать.
-Знаешь, - вдруг улыбнулся Микки. – А из тебя бы получился потрясающий писатель, - он рассмеялся.
Стив присоединился к смеху. Джейсон улыбнулся и опустил палец...

***

-Черт, долбанный фантаст! – выругался курьер. Молодой парень в бейсболке, на которой было написано “Don’t fuck my mind”.
Он уже вторую минуту стучался в дверь дома, адрес которого дала начальница. Может, писатель, живущий здесь, и впрямь талантлив, но это еще не повод заставлять столько ждать!
«В этот раз я ему не только туалет загажу», - мстительно подумал курьер и с силой ударил ногой по двери. И испуганно отскочил, когда она неожиданно распахнулась.
-Эй?
Немного помявшись на пороге, парень решительно шагнул внутрь. Обвел глазами комнату, после чего удивленно присвистнул.
Гостиная, конечно, была буквально набита дорогими и красивыми вещами. Но какой беспорядок! На полу, припорошенном бумагами, валялся ящик стола, стопка из книг – парень насчитал шесть штук – была разбросана по дивану. Еще одна, раскрытая примерно на середине, лежала прямо под часами. Часы были очень старыми - настоящий антиквариат. Коллекционеры отвалили бы за них кругленькую сумму. Даже несмотря на то, что часы, видимо, были сломаны – ни одна из трех стрелок не двигалась.
Писательский стол уважения особого тоже не внушал: все те же груды бумаг. Да и компьютер, остававшийся включенным даже в отсутствие хозяина, говорил о многом.
Курьер подошел поближе, надеясь увидеть дискету, которую ему нужно забрать. Расшвыряв мусор, парень ничего не нашел. Но, посмотрев на монитор, определил по панели задач, что дискета находится в компьютере. Более того, содержимое текстового документа, скинутого на дискету, было выведено на экран.
Парень близоруко сощурил глаза и наклонился к монитору. Но уже через пять секунд выпрямился и издал насмешливое «Пффф...»
-Даааа, если это вся книга, то лавров она явно не снискает.
Он отвернулся от компьютера, прошел через гостиную, расшвыривая ногами валяющиеся на полу листы, и вышел из дома, громко хлопнув дверью.
На белоснежном виртуальном листе, выведенном на экран монитора, было напечатано лишь одно слово.
Которое было набрано еще Автором. И которое Джейсон либо не заметил, либо намеренно не стал удалять.
В центре листа чернело слово

КОНЕЦ




Спасибо первому читателю этого рассказа Dusk’у за разговор в ICQ касательно писательства в целом и рассказа «Конец» в частности.

Спасибо Талуне за фон :-)

upd: Спасибо V_Falling за хороший совет :-)
Рубрики:  Рассказы/Стихи



Процитировано 2 раз

Поиск сообщений в Astil
Страницы: 132 ... 45 44 [43] 42 41 ..
.. 1 Календарь