-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Apyatka

 -Интересы

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) Вкусно_Быстро_Недорого Телепроект_Дом-2

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 31.08.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 286


Не оставайтесь равнодушными! Моя жизнь сейчас зависит от вашей помощи

Вторник, 12 Октября 2010 г. 14:45 + в цитатник
Не оставайтесь равнодушным! Без вашей поддержки мы погибнем!
Я прошу помочь мне и разместить это видео на других интернет- рессурсах. Показать его друзьям, проголосовать. У вас это отнимет совсем мало времени, но вы спасете человеческие жизни!
http://www.youtube.com/watch?v=LFoHUYZWNzk
К сожалентю, я не могу прикрепить видео, пройдите по ссылке или помогите мне разместить видео здесь.
 (604x404, 66Kb)

Не могу добавить видео и фотографии

Воскресенье, 10 Октября 2010 г. 18:09 + в цитатник
Помогите мне разобраться- ни фотки не могу добавить в запись, ни видео.


Понравилось: 1 пользователю

Санаторий Ирпень

Суббота, 09 Октября 2010 г. 00:50 + в цитатник
САНАТОРИЙ ИРПЕНЬ
Речь пойдет не о чУдном курорте, не о продаже путевок и даже не о санатории вовсе. Речь пойдет о кардиологическом реабилитационном центре в Киевской области, который, по какому-то странному стечению обстоятельств, называется санаторием. Думаю, что руководствовались, при этом, теорией -"как корабль назовете, так он вам и поплывет"))

Но он как-то корявенько поплыл, все ему что-то мешало. Как плохому танцору.

Изначально это был туберкулезный санаторий. Это повелось еще с тех времен, когда Амосов (кто не знает- гениальный кардиохирург, придумавший аппарат исскуственного кровообращения и разработавший методики операций на сердце) работал в институте грудной хирургии. Там он и начал делать кардиологические операции. После операций больных отправляли в санаторий, где продолжалось лечение, где снимали швы и, при надобности, реанимировали. Такой не совсем санаторий, но на свежем воздухе, в прекрасном месте- в лесу, совсем рядом с Киевом. Потом он основал институт сердечно-сосудистой хирургии, а санаторий так и остался санаторием. Туберкулезным. А больных туда стали направлять после операций на сердце. Амосов тогда и думать не думал, что когда-то (через 40 лет) глаза у чиновников откроются и они воскликнут- "а кроль-то".. то есть- "А санаторий-то туберкулезный! НЕХАРАШО!"
При этом все понимают, что все 40 лет больные там не просто отдыхали, и даже не просто лечились, больные там проходили реабилитацию. Они учились жить. Не совсем туберкулезные больные, но, скажем шепотом- «инфицированые». Ведь как-то все это время нужно было оправдывать их нахождение в туберкулезном санатории. И на каждом направлении появлялась надпись-« тубинфицирован». Ну не нашлось за 40 лет другого выхода из сложившейся ситуации. А теперь вдруг резко выяснилось- а неправда это. Ничем мы не инфицированы, мы обманываем родное государство. Воруем бобло у туберкулезных больных.
Туберкулез- опасная инфекция, этим больным выделяют денюшку, чтоб они сидели тихо и эпидемий не создавали. А мы, то есть, наглые сердечники, на эти денюшки ели-пили-капались целых 40 лет! И наели не много, не мало- на 9 миллионов. И это гривен! Это вам не хухры-мухры, это больше миллиона долларов!
Слава Богу, больных за съеденое-выпитое-прокапаное рассплатиться не заставляют…Но! Им показали от ворот поворот. Мол, хватит, гости дорогие, йилы, пылы, молоду бачилы- пора и честь знать. Нечем вас больше кормить, тут туберкулезникам не хватает, а вы еще.. нахлебники.

Ну.. Мы болеем не создавая эпидемий… Но тихо умирать мы не согласны!

Как ни тяжело таким людям путешествовать, а пришлось. Пришлось собираться в Киеве, идти в минздрав, скандировать под Верховной Радой и Кабмином. А нет другого выхода. Как только мы останемся со своей проблемой один на один- это конец. Я лично, проработав в медицине 25 лет, прекрасно понимаю- нет специалистов в этой области в других медучереждениях. Или лечат слишком активно, или шарахаются как от прокаженных. И даже и не это главное, главное- в санатории Ирпень определенный микроклимат. Это Дом, это Семья, это место где ты перестаешь прислушиваться к себе. Перестаешь прислушиваться к инородному телу в своем организме, которое шебуршится что-то, громко стучит… которое дает нам жизнь, но отнимает спокойствие. А здесь спокойствие к нам возвращается.
За это мы будем бороться.

А чиновники... Дачка-то там классная получилась бы. А только мы не дадим! Нам самим нужно!)

http://video.mail.ru/mail/ur5ygg/_myvideo/3.html

Гусиная Хня

Суббота, 31 Октября 2009 г. 17:55 + в цитатник
Медиапаника
Свиным гриппом навеяло:
Пациент в Зимбабве: Доктор, у меня отваливаются уши.
Врач в Зимбабве: Да это какая-то хня! А что вы делали?
Пациент: Е*ал гусей.
Доктор: Так у вас гусиная хня!
Пациент: Спасибо, доктор! (умирает)
Доктор (записывает в журнал): Пациент умер от гусиной хни.
Пресс-служба минздрава Зимбабве: За прошедшую неделю в Зимбабве умерло две с половиной тысячи человек от голода, пять тысяч четыреста от отравления протухшими бананами и один человек от гусиной хни.
Журналист (записывает): Гусиная хня вошла в список трех главных причин смертности в Зимбабве.
Новостное агентство: В Зимбабве участились случаи заболевания неизлечимой гусиной хней.
Телеканал: Неизвестное ранее заболевание гусиной хней выкашивает население Зимбабве. Министерство здравоохранения Зимбабве призывает не паниковать.
Научное светило А: Да, гусиная хня не известна науке и в этом ее главная угроза.
Авиакомпания Конго Эйр: Мы прекращаем все полеты в Зимбабве до разрешения эпидемии гусиной хни.
Научное светило Б: Власти скрывают! На самом деле гусиная хня уже проникла в Европу — в Амстердаме видели чихающего негра с гусем под мышкой.
Пресса (публикует фотографии гусей): Гагакающие убийцы рядом!
Политик: Для борьбы охватившей мир эпидемией гусиной хни крайне необходимо истребить всех гусей.
Милиция (козыряет): Будет сделано.
Владельцы гусиных ферм: Да вы что, Охли? (Красиво дерутся с милицией под щелканье вспышек прессы)
Пресса: Заговор владельцев гусиных ферм угрожает национальной безопасности!
Министр здравоохранения Монголии: Для спасения страны от эпидемии гусиной хни, которая вплотную подобралась к нашим границам, нам крайне необходимо выделить сто миллионов долларов на переоснащение лаборатории по борьбе с утиной хней.
Премьер-министр Монголии: Да вы Охли!
Президент Монголии: Премьер-министр слишком погрязла в финансовых махинациях, договорах с Китаем о поставках хлеба и нагло игнорирует реальную угрозу населению свободолюбивой Монголии!
Бывший премьер-министр Монголии: Наша партия срочно требует спасти население от вируса гусиной хни. Ну или по крайней мере население восточной Монголии.
Кандидат в президенты Монголии: Единственный способ спасти страну — прекратить отношения с загнивающим западом, откуда пошла гусиная хня, а вместо этого уплотнить сотрудничество с Китаем и войти в его состав на правах автономии. Китай нас спасет!
Избиратели Монголии: Да вы Охли!

Спасибо

Понедельник, 26 Октября 2009 г. 13:43 + в цитатник
Спасибо моим ПЧ за то, что не удаляете меня.
Я всех читаю, только писать не получается.
Это не лень даже. Просто нет слов.

Голосование

Суббота, 10 Октября 2009 г. 02:36 + в цитатник
Отправила свою работу на конкурс.
Ничего особенного. просто история.
Голосующие выставляют оценки от 1 до 5. У меня больше всех голосов. и при этом рейтинг довольно низкий. Это как получается? Кто-то ходит и умышленно снижает оценку? Специально заходит поставить единичку?

Не люблю

Четверг, 08 Октября 2009 г. 02:00 + в цитатник
Не люблю когда пишут желтыми, розовыми или белыми буквами на темном фоне. Ничего же не видно!
И не люблю, когда делают ошибки в ться-тся. Вот другие ошибки меня не раздражают. Но эта! С ума можно сойти, неужели так трудно поставить вопрос к слову? Что делать- ться. Что делает- тся.
И не люблю осень. Осенью я становлюсь хронически усталая и раздраженная.

Тревожность

Суббота, 25 Октября 2008 г. 13:24 + в цитатник
Стала ловить себя на мысли, что я боюсь ошибиться.
При этом, ошибаюсь довольно часто. В спешке делаю автоматические действия, которые потом не могу вспомнить...
Муж говорит- нужно менять работу... Слишком высокий темп работы...

Без заголовка

Суббота, 18 Октября 2008 г. 22:46 + в цитатник
Это цитата сообщения beauty_Nikole [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Алексей Порошин



Читать произведения
Ночное дежурство
В анфиладах палат полумёртвый мерцающий свет.
Отделение смертников. Страшно. Преддверие ада.
Я обычный интерн. Первогодка. И только бравада
Помогает мне ждать затянувшийся зимний рассвет.
Гулким эхом разносится звук полуночных шагов,
Душный воздух палат пропитался отчаянным страхом.
Здесь больные тела ежедневно становятся прахом
И уходят досрочно в сиянье иных берегов…
В боковом коридорчике шёпот, и дверь в кабинет
Приоткрыта чуть-чуть. Ну и что там? Пора поругаться.
Это что за…
Осёкся.
Девчонка.
Пятнадцать?
Семнадцать?
И дрожит, как в ознобе, неясный её силуэт.
Не заметила. Молится. Перед огарком свечи
В белоснежной рубашке до пят, точно в постриг монашка,
И худые лопатки, как крылья, топорщат рубашку…
Прерывается всхлипами шёпот в безумной ночи:
- Бог, я правда умру?!
Значит правда. Ответа не жду…
Ты прости меня, я ведь не знаю, как надо молиться.
Я устала от боли, тоски и сочувствия в лицах,
И от запаха смерти в моём повседневном аду.
Бог, скажи, почему?!
Ну, за что ты меня наказал?!!
Ведь не только меня, но и маму мою, и братишку.
Обещай, что подарят ему крокодила и мишку,
Чтобы счастьем светились его озорные глаза.
Да и маме бы замуж…
Ой, кто здесь, - вскочила, боса,
- Ты подслушивал, что ли, как я…как молиться пыталась?
- Не волнуйся, я доктор. Услышал, но самую малость,
Ты ложилась бы, девочка! Поздно, четыре часа..
Под глазами круги и растресканных губ белизна,
Синяки от уколов, больное отчаянье взгляда…
- Поцелуй меня, док! Нет, постой! Пожалеешь…Не надо…
Лучше дай закурить, пусть хоть в чём-нибудь буду грешна...

Мы курили и кашляли, молча взирая в окно,
Поражаясь величию звёзд и красе мирозданья…
- Я, пожалуй, пойду…Нет, не надо. Сама.
До свиданья.
Или…
Лучше, прощай.
Я тебя не дождусь, всё равно…
Я, сменившись наутро, застрял в затрапезном кафе
И вливал в себя водку, давясь, но ничуть не хмелея.
Только губы стояли в глазах, анемично белея,
И слова на салфетке сплетались в нелепой строфе…
----
Через сутки, изрядно помятый и навеселе,
Я, поймав за рукав пробегавшего мимо мальчишку,
На последние деньги купил крокодила и мишку.
Пусть хоть кто-нибудь станет счастливым на этой земле…

Собака бывает кусачей....

Понедельник, 13 Октября 2008 г. 20:18 + в цитатник
Представьте себе, семь утра, я бегу на вызов (первый вызов рядом с моим домом), и вдруг на меня бросается дворовая шавка. Я останавливаюсь как вкопаная, но она хватает меня за голень. Ору как бешеная, боюсь пошевелиться, а она цапает и цапает меня то за одну, то за вторую ногу.
При этом, на бесплатный цирк, собралось довольно много народу. Мужчины, кстати тоже... Все боятся подойти.. смотрят..
Все это длилось , может быть, пару секунд, потом один из мужчин подбежал ко мне и собака отступила.
Иду я дальше, обидно мне до слез, ноги болят, и ничего я в этой жизни не понимаю...
1. Кто натаскал собаку на нападение? ( там несколько гаражей и будка собачья)
2. Кто, вообще, должен отвечать за это?
3. Как избежать повторения такой же ситуации. Ведь это недалеко от моего дома.
Пысы. Никогда не боялась собак)

то, что меня зацепило

Воскресенье, 05 Октября 2008 г. 20:41 + в цитатник
Это цитата сообщения Москит [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Волшебные фотоманипуляции. Mattijn Franssen.



"Он владеет технологией путешествия к снам, вооруженный фотоаппаратом (и котом!). Техника или магия - я еще не решил" (с) Rob W. о фотоработах Mattijn Franssen
Flickr photo


Далее

О любви

Воскресенье, 05 Октября 2008 г. 12:43 + в цитатник
Любовь можно назвать болезнью.. можно зависимостью... можно фанатичной идеей...
Но, тот кто любил, знает- любовь это ВСЕ в нашей жизни. Любовь это ЖИЗНЬ!
И, если рядом с тобой человек, на которого ты смотришь с удовольствием, с которым ты разговариваешь с удовольствием, молчишь с удовольствием, то тебе наплевать починил ли он замок входной двери или нет. И ему наплевать, вымыла ли ты посуду. Вам хорошо только потому, что вы есть друг у друга!
Объясните мне, почему это проходит? Откуда берутся взаимные упреки? Недовольство? Откуда заползает скука? Почему вдруг мнение самого близкого и родного человека становится неважным?
Как этого избежать?

Метки:  

Без заголовка

Четверг, 02 Октября 2008 г. 00:05 + в цитатник
Тяжелая неделя. Еще два дня и наступят выходные. Никогда еще не ждала так выходных. Может это авитаминоз? Устала ужасно...

Без заголовка

Вторник, 23 Сентября 2008 г. 22:20 + в цитатник
Это цитата сообщения Kadabrochka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

la resistance - X+Y=Z

На lepra.ru вычисляют происхождение некоторых известных персонажей шоу бизнеса, политики и кино.
Есть очень удачные находки.











Читать далее...

Прошла тест о возрасте))) К сожалению, не сумела добавить как цитату.

Вторник, 23 Сентября 2008 г. 21:55 + в цитатник
внутренний возраст?Ваш результат: Вам 35–40 лет: возраст рассудительности
Вы правите своим судном, как настоящий капитан. Вас ведет критический, аналитический склад ума, а потому вы предпочитаете эмоциям рассуждения, порывам – размышления. Вам нравится ставить цели, доводить дело до конца, создавать вокруг себя прочный мир, отвечающий вашим желаниям и потребностям. В отношениях с людьми вы стремитесь к искренности и подлинности, желая углублять и укреплять эти отношения. Вы активны, но в то же время цените тепло и надежность семейного круга. Все это говорит о том, что вы умеете добиваться реализации своих ожиданий. Но только постарайтесь не забывать о легкой стороне бытия и благотворности перемен! Из-за своей излишней «взрослости» вы можете оказаться в плену монотонной, механической, обедненной жизни, в которой нет места спонтанности, неожиданностям и маленьким безумствам. Приятно ли вечно почивать на достигнутом, не мечтая о новых горизонтах?

Я не сова я СОВИЩЕ))

Воскресенье, 21 Сентября 2008 г. 22:50 + в цитатник
Завтра на восемь утра на работу...
Вторую неделю идет дождь. Город сырой, холодный, мрачный...
Проснуться в пять тридцать... Выбраться из-под теплого одеяла...
И в эту мрачность, почти ночью, топать до маршрутки...
Я люблю свою работу, но не в столь раннее время)

А жизни не было...

Пятница, 19 Сентября 2008 г. 23:10 + в цитатник
Это цитата сообщения Радистка_Кэт_666 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

задело за живое

- Как это – не было? - спросила я внезапно севшим голосом, - Совсем, что ли? Да у вас ошибка тут, в картотеке, посмотрите лучше!!
- Никак нет, - пожилой Ангел улыбнулся снисходительно и поправил очки в круглой оправе, - У нас тут все записано, все учтено, опять же, все под строгим оком Сами Знаете Кого. У нас за должностное преступление знаете что? – физиономия Ангела посуровела, - Про Люцифера слыхали? То-то. Моргнуть не успел – скинули. «Оши-и-ибка». Скажете тоже…

- Минуточку, - я попыталась взять себя в руки, - Посмотрите, пожалуйста, сюда.

Ангел благожелательно воззрился на меня поверх очков.
- И? – спросил он после секундного молчания.
- Меня, может, и нет. Но кто-то же есть? – я осторожно пошевелила кисельной субстанцией, которая теперь заменяла мне привычный земной организм. Субстанция заволновалась и пошла радужными пятнами.

- Кто-то, безусловно, есть. Но никак не NN, каковой вы изволили представиться., - Ангел тяжело вздохнул и потер лоб, - Я таких как вы перевидал – не сосчитать. И почему-то в большинстве своем – дамы. Ну, да ладно. Давайте проверять, барышня. По пунктам. С самого начала. Так?

- Давайте, - сказала я, решительно повиснув у него над плечом и изготовясь биться до последнего.
- Нуте-с, вот она, биография мадам N, - Ангел вытащил из-под стола здоровенный талмуд и сдул с него пыль, - Ab ovo, дорогая, что называется, от яйца, - он послюнявил палец и зашуршал тонкими папиросными страницами, - Ну, это все мелочи … подгузники… капризы детские… глупости всякие… личность еще не сформирована… характер не проявлен, все черновики… ну, детство и вовсе опустим, берем сознательную жизнь… а, вот! – он торжествующе поднял палец, - у вас был роман в конце десятого класса!

- Ах, какая странность, - не удержалась я, - Чтоб в шестнадцать лет – и вдруг роман!

- А вы не иронизируйте, фрейляйн, - Ангел сделал строгое лицо, - Роман развивался бурно и довольно счастливо, пока не встряла ваша подруга. И мальчика у вас, будем уж откровенны, прямо из-под носа увела. То есть не у вас, - вдруг спохватился ангел и покраснел, - а у мадмуазель NN…

- Ну, и чего? – спросила я подозрительно, - Со всеми бывает. Это что, какой-то смертный грех, который в Библию забыли записать? Мол, не отдавай ни парня своего, ни осла, ни вола…

При слове «Библия» ангел поморщился.
- При чем тут грех, ради Бога! Достали уже со своими грехами… Следите за мыслью. Как в этой ситуации ведет себя наша N?

- Как дура себя ведет, - мрачно сказала я, смутно припоминая этот несчастный роман «па-де-труа», - Делает вид, что ничего не произошло, шляется с ними везде, мирит их, если поссорятся…

- Вооот, - наставительно протянул Ангел, - А теперь внимательно – на меня смотреть! - как бы поступили вы, если бы жили?

- Убила бы, - слово вылетело из меня раньше, чем я успела сообразить, что говорю.

- Именно! – Ангел даже подпрыгнул на стуле, - именно! Убить бы не убили, конечно, но послали бы на три веселых буквы – это точно. А теперь вспомните – сколько таких «романов» было в жизни у нашей мадмуазель?

- Штук пять, - вспомнила я, и мне вдруг стало паршиво.

- И все с тем же результатом, заметьте. Идем дальше. Мадмуазель попыталась поступить в университет и провалилась. Сколько не добрала?

- Полтора балла, - мне захотелось плакать.

- И зачем-то несет документы в пединститут. Там ее балл – проходной. Она поступает в этот институт. А вы? Чего в этот момент хотели вы?

- Поступать в универ до последнего, пока не поступлю, - уже едва слышно прошептала я, - Но вы и меня поймите тоже, мама так плакала, просила, боялась, что за этот год я загуляю или еще что, ну, и мне вдруг стало все равно…

- Милая моя, - ангел посмотрел на меня сочувственно, - нам здесь до лампочки, кто там у вас плакал и по какому поводу. Нас факты интересуют, самая упрямая вещь в мире. А факты у нас что-то совсем неприглядны. Зачем вы – нет, вот серьезно! – зачем тогда замуж вышли? В смысле – наша NN? Да еще и венчалась, между прочим! Она, стало быть, венчалась, а вы в это время о чем думали?!

Я молчала. Я прекрасно помнила, о чем тогда думала в душной сусальной церкви, держа в потном кулачке свечу. О том, что любовь любовью, но вся эта бодяга ненадолго, что я, может быть, пару лет протяну, не больше, а там натура моя блядская все равно перевесит, и тогда уж ты прости меня, Господи, если ты есть…

- Вот то-то, - Ангел покачал головой и перевернул страницу, - да тут у вас на каждом шагу сплошные провалы! Девочка, моя, ну, нельзя же так! В тридцать лет так хотели татуировку сделать – почему не сделали?

- Ну-у-у… - озадачилась я, - Не помню уже.

- А я вам подскажу, - Ангел нехорошо усмехнулся, - Тогдашний ваш возлюбленный был против. Примитивные, говорил, племена, да и задница с годами обвиснет. Так?

- Вам виднее, - насупилась я, хотя что-то такое было когда-то, точно же было…

- Мне-то виднее, конечно… Задница-то ваша была, а не любовника?! Хорошо, едем дальше.
Вот тут написано – тридцать пять лет, домохозяйка, проще говоря – безработная, из увлечений – разве что кулинария. Милая такая картинка получается. Вышивания гладью только не хватает. Ну, вспоминайте, вспоминайте, чего на самом деле-то хотели?!

- Вспомнила. Стрелять хотела.
- В кого стрелять?! – изумился ангел и покосился в книгу.
- В бегущую мишень. Ну, или в стационарную, без разницы, - плакать я, как выяснилось, теперь не могла, зато туманное мое тело утратило свою радужность и пошло густыми серыми волнами, - Стендовой стрельбой хотела заниматься. Петь еще хотела. Давно это было…

- Подтверждаю, - Ангел ткнул пальцем в талмуд - Вы, дорогая моя, имели ко всему этому довольно приличные способности. Богом, между прочим, данные. От рождения! Куда дели все это? Где, я вас спрашиваю, дивиденды?!

- Я не знала, что должна… - прошелестела я в ответ.

- Врете, прекрасно знали – Ангел снял очки, устало прищурился и потер переносицу, - Что ж вы все врете-то, вот напасть какая… Ладно, мадам, давайте заканчивать. Приступим к вашему распределению.

Он достал большой бланк, расправил его поверх моей биографии и начал что-то строчить.

- Как вы все не понимаете, - в голосе Ангела слышалось отчаяние, - нельзя, ну, нельзя предавать себя на каждом шагу, эдак и умереть можно раньше смерти! А это, между прочим, и есть тот самый «грех», которого вы все так боитесь!… Всё думаете - и так сойдет… Шутка ли – каждая третья душа не свою жизнь проживает! Ведь это страшная статистика! И у всех какие-то идиотские оправдания – то мама плакала, то папа сердился, то муж был против, то дождь в тот день пошел не вовремя, то – вообще смех! – денег не было. Хомо сапиенсы, называется, эректусы… Ну, все, готово, - Ангел раздраженно откинул перо, - попрошу встать для оглашения приговора. Передо мной встать, в смысле.

Я перелетела через стол и замерла прямо перед ангелом, всем своим видом выражая вину и раскаяние. Черт его знает, может, сработает.

- Неидентифицированная Душа по обвинению в непрожитой жизни признается виновной, - Ангел посмотрел на меня с суровой жалостью, - Смягчающих обстоятельств, таких, как а) не ведала, что творила б) была физически не в состоянии реализовать или в) не верила в существование высшего разума - не выявлено. Назначается наказание в виде проживания одной и той же жизни до обнаружения себя настоящей. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Подсудимая! Вам понятен приговор?

- Нет, - я жалобно заморгала, - Это в ад, что ли?

- Ну, ада вы не заработали, детка, - усмехнулся ангел, - да и вакансий там…, - он безнадежно махнул рукой, - Пойдете в чистилище, будете проживать смоделированные ситуации, пока суд не признает вас прожившей свою жизнь. Ну, а уж будете вы там страдать или нет – это мы, извините, не в курсе, - и Ангел протянул исписанный желтый бланк, - Теперь все ясно?

- Более-менее, - я кивнула растерянно, - И куда мне теперь?

- Момент, - сказал Ангел и щелкнул пальцами. Что-то звякнуло, грохнуло и в глазах у меня потемнело…


- … одну меня не отпустят, а с тобой запросто, - услышала я знакомый голос, - И Сережка говорит – пусть она тебя отмажет на два дня, ну, Олечка, ну, милая, ты ведь поможешь, правда? Мы тебе и палатку отдельную возьмем, и вообще клево будет, представляешь, целых две ночи, костер, речка и мы втроем?

..Это был мой школьный двор, май уже и не помню какого года, пыльный душный вечер. И Ленка, красавица, с кукольным личиком и фигурой от Сандро Ботичелли – моя подружка – как всегда беззаботно щебетала мне в ухо, не замечая, как ненависть и боль медленно скручивают меня винтом, мешая дышать. Такое знакомое, такое родное-привычное ощущение... Я ведь хорошая девочка, я перетерплю все это, я буду вести себя прилично, я хорошая, хорошая, хоро…

- А пошла ты на хуй, - сказала я нежно, с садистским удовольствием наблюдая, как округляются ее фарфоровые глазки, и, чувствуя некоторую незавершенность сцены, добавила - Оба пошли к ебене матери.
…Когда разгневанный стук Ленкиных каблучков затих где-то за поворотом, я прислушалась к звенящей пустоте вокруг, и поняла, что вот прямо сейчас я, наконец, глубоко, неприлично и ненаказуемо счастлива…

Одиночество...

Пятница, 19 Сентября 2008 г. 23:05 + в цитатник
Это цитата сообщения нежный_барс [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Когда сутками молчит телефон - это не одиночество.
Это - плохие друзья.
Когда ты слышишь, как тикают часы - это не одиночество.
Это - много свободного времени.
Когда некого ждать - это не одиночество.
Это - пессимизм.
Когда воруешь кусочки чужой жизни, чтобы наполнить свою - это не одиночество.
Это - неуверенность в себе.
Когда тебе не с кем поговорить и ты начинаешь разговаривать с собой - это не одиночество.
Это - болезнь.
Когда ты плачешь целыми днями в пустой квартире - это не одиночество.
Это - депрессия.
Когда ты думаешь, что никто тебя не понимает - это не одиночество.
Это - эгоизм.
Когда хочется кричать от безысходности - это не одиночество.
Это - боль.
Когда ты никому не нужен - это не одиночество.
Это - самообман.
Одиночество - это то, что мы сами придумываем, когда нам никто не говорит три простых слова...
(подруга прислала)

Шлюз.

Пятница, 19 Сентября 2008 г. 22:49 + в цитатник
1

Ранним субботним утром, часов в пять, когда весь мир еще спит, меня почему-то посещают смутные, будоражащие душу образы. И все у меня хорошо-замечательно, и беспокоиться мне не о чем, а каждую субботу, в пять утра, я лежу с открытыми глазами и прислушиваюсь к тихо ноющей душе.
Страшное слово «предчувствие». Веет от него неестественным холодом, и есть в этом какая-то мистика, проснуться и ЗНАТЬ - что-то должно случиться.
Но, слава Богу, проходит неделя за неделей, все живы-здоровы, к пятнице, обычно, беспокойство проходит без следа.
Сегодня пятница. Летнее утро. Еще нет шести, а солнце светит вовсю. Мне предстоит напряженный рабочий день. Просыпаюсь тяжело, как, впрочем, и всегда, с полузакрытыми глазами волочусь на кухню. И вдруг понимаю – ВСЕ. СВЕРШИЛОСЬ. Ледяной холод сковывает сердце, ужас не дает дышать. Я еще не знаю, что именно, но сознание непоправимого не дает мне пошевелиться. Нужно позвонить. Мысли мечутся во всех направлениях. Первое- звоню родителям. Долго, до невозможного долго, никто не берет трубку. Наконец незнакомый голос раздраженно спрашивает:
-Алло.
-Что с мамой? - ору я в трубку.
-Вы ошиблись. - и короткие гудки.
Дрожащими руками повторяю набор номера. Трубку поднимают сразу же.
-У Вас совесть есть? Шесть утра! Вы бы правильно номер набирали!
Молю-умоляю не бросать трубку. В ответ - короткие гудки. Повторяю набор- телефон отключен.
Вот оно.
В спешке одеваюсь и, не глядя в зеркало, выскакиваю из дома.
Светит яркое летнее солнце. Идут к остановке, ничем не обеспокоенные, люди. Обычное утро, каких тысячи в их жизни.
Вы задумывались, когда-нибудь, как тяжело, почти невозможно, принять равнодушие и праздность окружающих, если у тебя самого на сердце черные тучи, как невозможно им ПРОСТИТЬ, что у них все хорошо…
Уже в маршрутке, стоя на одной ноге на последней ступеньке и больно упираясь локтем в чей-то портфель, звоню на работу.
-Я не могу сегодня прийти… Еду к родителям… Да, что-то случилось… Нет, мне не звонили… Я почувствовала… Почувствовала, говорю...
Бросаю трубку. Потом разберусь.
Звонит мобильный. Не уймутся.
-Алло.
С работы. Конечно.
-Алло, а кто это? - вопрос ставит меня в тупик. Во-первых, мой номер забит в рабочий мобильный. Во-вторых, кто же меня там по голосу не знает?
Называю свою фамилию. Ответ, вернее вопрос, который я услышала, шокировал меня не меньше чем разговор с маминым номером телефона:
-А кто вы? Новый курьер?
Голос звонившего мне тоже не показался знакомым, и я переспросила:
- Это «Биокор»?
- Нет, это «Николаб»
- Извините, я ошиблась.
Перезвоню позже на стационарный. Похоже, у меня шалит мобильник. С печалью подумала, что наизусть не знаю ничьих телефонов.
От сердца немного отлегло. Если это сбой связи, то с родителями все нормально, просто сейчас приеду и сама в этом убежусь. Почему-то, по поводу дочки, беспокойства не было совсем. Я твердо знала – с ней все хорошо.
В мозг ворвалась новая боль- МУЖ. Было шесть утра, когда я проснулась, ЕГО НЕ БЫЛО ДОМА. Единственный номер, который я знаю наизусть- телефон мужа. Дрожащими, от волнения пальцами набираю цифры…ВНЕ ЗОНЫ ДОСТУПА.
Так. Нужно успокоиться. Это ничего не значит. Это связь такая. Или телефон разрядился. Вспоминаю вчерашний вечер. Нежный, заботливый поцелуй в плечико и слова: «Спокойной ночки, любимая». Нет, не загулял мой муж, я бы заметила. Куда же он спозаранку ушел, и не сказал? Может это какой-то сюрприз?
Уже втиснувшись в метро, отправляю сообщение: « Позвони срочно» и, успокоившись, начинаю подремывать прямо стоя.
Тиски, сжимающие сердце, ослабились, происходящее уже не кажется таким ужасным. Не пойму, и чего я так испугалась. Может, это и не предчувствие было, а ревность просто. Или гормональный сбой в организме. Или душа, не желая сидеть в клетке, ищет оправданий, объяснений… Жизнь человеческая так коротка, а молодость и красота так быстротечны. И в сорок лет, стоя у зеркала, вдруг понимаешь – ты не девочка. Не мудрено и предчувствиям начаться.

Выйдя из вагона, я оглянулась. Никто не окликнул меня, и мне вовсе не нужно было в ту сторону, и дела мне до той стороны никакого не было а, все-таки, я оглянулась. По платформе, лениво, как будто сонно перебирая ногами, шел мой… муж.
Муж у меня красавец. Из разряда мужчин- «все в одном». Высокий, холеный брюнет. Внушительного веса и с ясными умными глазами. Всегда, когда вижу его в толпе, начинаю сама себе завидовать. Этот мужчина- картинка из моих девичьих грез.
Сейчас он или не видел меня или очень задумался. Глаза, такие родные и любимые, смотрели прямехонько на меня. Но он меня не видел.
- Миша! Мишенька!- я позвала его и пошла навстречу.
Миша не изменил курс, не остановил взгляд, никак, в общем, не отреагировал.
Это страшно. Когда человек, которого ты любишь всем сердцем, смотрит на тебя, и на его лице нет никаких эмоций, это страшно. Муж видел, но не узнавал меня. Он смотрел на меня ТАК, как будто я совсем незнакомый ему человек, так, как будто в жизни мы никогда не встречались и, более того, ТАК, как будто я ничем ему неинтересна и не могу быть интересной, ни при каких обстоятельствах. Взгляд прошел сквозь меня, как проходит сквозь листву деревьев. Меня для него не было.
Интуитивно медленно я подошла к нему. Почему-то мне было страшно сейчас его спугнуть. Спросила ничего не значащее:
- Который час, не скажете?
Еще в сердце теплилась надежда, что он очнется от своей странной задумчивости и засмеется нелепой шутке. Который час.
Миша остановил на мне взгляд. Вежливо сказал:
- Смотрите, на всех станциях есть часы - и показал рукой в нужном направлении. Я застыла.
Он сказал мне «смотрите». Или это не он? Может же быть у него двойник.
Он отдалялся, а я все смотрела на новую футболку, купленную мной совсем недавно в модном магазине. Двойник быть мог, но то, что он разгуливает по тому же городу и в такой же футболке, совсем маловероятно.
Я не могла позволить ему уйти.
- Молодой человек, минуточку!
Он остановился. Я замялась. Крутились в голове тысяча фраз, и все никак не находилась нужная.
- Вы женаты? – совсем уже невпопад спросила я.
Глаза его округлились, Он стал похож на картинку «изумление».
Когда-то, еще студенткой, я видела такие картинки - «огорчение», «горе», «злость», «зависть» ну и, конечно, «радость», «восторг», «умиление».
-Нет.
Никогда не думала, что, услышав из уст собственного мужа о том, что он не женат, так обрадуюсь.
-Вы знаете, я только приехала. Меня не встретили и мне некуда идти. Вы бы не могли показать мне город? - молола я, что попало.
Всего этого не может быть, это театр абсурда. Он не женат. Гад какой, вы посмотрите!
А может у него амнезия? Вспомнилось: «Ушел из дома и не вернулся». Поежилась.
-Я бы с удовольствием - промямлил мой муж - но я тороплюсь, извините.
-Так, может быть, обменяемся номерами телефона и встретимся вечером? – вот это я даю! В жизни своей никогда не произносила этой фразы. Стыдно навязываться. Но выхода другого я не видела. Нельзя дать ему уйти.
Я чувствовала, кожей ощущала, как неприятна ему эта ситуация. С одной стороны ему хочется поскорей отвязаться от назойливой тетки, с другой – неловко открыто хамить.
- Я не знаю когда буду дома, возможно, очень поздно.
Всем своим видом он показывал мне: «отвяжись», но я настаивала.
- Обменяемся мобильными.
Он посмотрел на меня как-то странно и вовсе тихо сказал:
-У меня нет мобильного.
Очень захотелось спросить: «как это нет?», но, конечно, я воздержалась. Спросила только:
-Как Вас зовут?
-Михаил.
Ага, имя свое он не забыл.
- Вы мне очень кого-то напоминаете. Мы не встречались раньше?
Ура! Напоминаю я тебе ТВОЮ ЖЕНУ! Но что тут скажешь.
-Вы мне тоже. Просто такое лицо знакомое! – залилась я соловьем. Лед тронулся. - Я поэтому и подошла к Вам. И, что Вас Миша зовут, я знала. Вспомнить только не могу, когда и где мы виделись. Не хотелось бы так вот расстаться и не выяснить. Может быть, Вы мне позвоните?
И вдруг я поняла, что не помню номер своего мобильного. Переволновалась, наверное.
Начинаю лихорадочно рыться в сумочке. В телефоне записан мой номер, вот я сейчас его достану и продиктую. То есть прочитаю. То есть… Ничего себе! Мобильного в сумочке нет. Совсем недавно я отправляла сообщение. Наверное, украли. Вот незадача!
Миша, потеряв всякую надежду от меня отвязаться, терпеливо смотрел на мои безуспешные поиски. Потом, посмотрев на часы, тихо сказал:
- Опоздал.
- Мишенька, у меня украли мобильник!
Я посмотрела на него, полными слез, глазами. Он потянулся ко мне, в намерении утешить, я с силой уткнулась ему в плечо и заревела.
Первое - мне нужен был это тактильный контакт, просто необходим, чтобы не умереть. Второе - мои нервы были так долго и сильно натянуты, что не разревись я прямо в этот момент, они бы лопнули. Третье - Миша не мог, просто не имел права, меня сейчас бросить.
Кстати, я совсем не рева, и плачу крайне редко. Это просто удача, что мне вот так легко всплакнулось.
Естественно, Миша уже никуда не спешил, он обнял меня и утешал, как мог. Я ревела, (это было среднее состояние между «плакала» и «рыдала») и попутно обдумывала, что делать дальше. Ситуация катастрофическая, фантастическая, крайне нелогична, но выбираться из нее нужно самой, никто не поможет. Никто не поможет потому, что в жизни моей у меня один помощник – муж, а он-то, как раз, и невменяем. У меня было много мужчин, к слову сказать, но другом, братом, отцом и госприемкой для меня стал только Миша. И вот, теперь, я чувствовала пустоту, вместо родного мужа – чужой человек, хотя выглядит и разговаривает точно так же.
Понятно, что слезы мои иссякли, нельзя плакать вечно даже тогда, когда тебе это очень выгодно. Я всхлипнула последний раз. Подняла голову и попросила:
- Простите. Все навалилось одновременно. Мне совсем некуда идти. Я никого здесь не знаю. Не оставляйте меня.
Вы задумывались, когда-нибудь, как тяжело сказать «Нет»? Люди не умеют отказывать, когда их прямо просишь об услуге. Когда смотришь в глаза и четко формулируешь свою просьбу. Другое дело, что попросить еще тяжелее, чем отказать.
Конечно, он мне не отказал.
Мы поднялись из метро. Собирался дождь. Еще не капало, но небо потемнело. Сильные порывы ветра гоняли мусор под ногами прохожих. Я начинала мерзнуть. Миша посмотрел на меня, и его глаза потеплели.
- Все-таки мы виделись раньше. Как Вас зовут?
- Наташа.
На миг мелькнула мысль – может это розыгрыш. Сейчас рассмеется и скажет:
- Ааа! Повелась!
Вот, чтобы это был розыгрыш! Я даже обижаться не буду. Укушу разок за ушко, легонько так, до первой капельки крови, почти без последствий, чтоб знал. И все. И прощу.
- Все равно, не помню, откуда Вас знаю. – поморщился Миша – Но я рад нашей встрече.
- А уж я как рада!
Вы когда-нибудь любили? Вы видели этот ореол вокруг любимой головы? У вас учащалось дыхание при прикосновении к любимой руке? Вы трепетали от звука любимого голоса? И, как вы думаете, возможно ли это все забыть? Забыть так, словно никогда ничего и не было? Я думаю - невозможно.
Я взяла его за руку.
- Мне холодно.
Конечно, он обнял меня. Я слышала стук его сердца. Вдыхала его запах. Я была почти счастлива.
-А где твои вещи?
Вопрос застал меня врасплох. Действительно, если я приехала, значит должен быть багаж.
А если мне некуда пойти, то чемодан должен быть со мной.
-Вещи? – растеряно переспросила я.
-Ты что и вещи потеряла? Ну, ты, солнце, тридцать три несчастья! – он рассмеялся. – Ладно, не переживай. Когда ты видела их в последний раз?
Я с удовольствием отметила, про себя, что мы уже на «ты».
-Не было у меня вещей, - врать не хотелось, - они позже приедут.
Миша молча посмотрел на меня.
В одну минуту начался ливень. Сильные потоки воды ринулись на землю. Схватившись за руки, мы, со смехом, побежали под навес. Там, на автобусной остановке, было уже довольно много людей, втиснулись и мы. Люди все прибывали, дождь все усиливался. Как-то сразу потемнело. Вспышкой загорелась молния. Небо сотряслось раскатом грома. Ударило совсем рядом. Я вздрогнула.
Мы стояли, прижимаясь, друг к другу. Создавалась иллюзия прежней жизни. Как будто и не было сегодня этого кошмарного утра, и не неслась я к родителям… Родители! Нужно узнать все ли у них хорошо.
-Миша, мне нужно ехать. За городом есть люди, которых необходимо навестить. Но я не хочу, чтобы мы потерялись. Ты мне дашь номер мобильного?
Миша опять посмотрел на меня странным взглядом.
-Я похож на человека, у которого есть мобильный?
-А почему нет? Мобильный есть у всех.
- Ну не у всех, значит, - он засмеялся. – Мадам - мажорка?
Я не поняла, почему «мажорка», но уточнять не хотелось.
-Хорошо, но как мы встретимся?
- Я поеду с тобой. Можно?
Конечно можно! Нужно!
Ах, как бешено колотилось мое сердце! Я вся дрожала от напряжения. От каждого слова, каждого движения, кружилась голова. Ситуация была до края наэлектризованной. Удержать рядом с собой любимого, не затеряться в толпе. И, вместе с тем, узнать, убедиться, что все в порядке с родителями. Прибавить сюда еще и общий стресс от неясности происходящего, фантастичности ситуации и страха потерять близких людей!
-Конечно можно!
Может быть, дом родителей навеет Мише какие-то воспоминания.
Дождь закончился так же резко, как и начался. Как будто перекрыли кран в ванной. Сразу же засияло солнце.
-Пойдем. – я взяла мужа за руку. Чем больше тактильного общения, тем лучше.
Прибежав на остановку маршрутки, я не увидела там ни одной. Пятница. Нужно идти на электричку.
Электричка отправлялась через двадцать минут. За это время мы раза три сходили на остановку, но ни одной маршрутки так и не увидели. Не увидели и очереди, что совсем уже было странно.
2

Добрались до места довольно быстро и без приключений.
Дверь нам открыла чужая женщина. Сердце дрогнуло.
-Где мама? Где Натуся? – у меня опять начиналась истерика.
Женщина посмотрела на меня равнодушно.
-Кого Вы ищете?
-В этой квартире живут мои родители и дочь.
-Вы ошибаетесь. В этой квартире живем мы.
Я побежала вниз по лестнице. Сердце колотилось от напряжения. В одну секунду я все поняла - это не у Миши амнезия, это я сошла с ума. Знакомый дом, двор…
Стоп!
Двор выглядит по-другому. Стоит только три старых дома. Нет ни одного нового. Наваждение какое-то.
В изнеможении, я опустилась на лавочку. Миша сел рядом.
У меня не было слов. Мысли отказывались двигаться. Меня не помнит муж, в родительской квартире живут чужие люди… Все это еще поддавалось какому-то логическому объяснению.
Но дома!
Не было домов.
Я оглянулась. Не было новых магазинов, киосков.
-Объясни мне, Наташа, что происходит? Ты ищешь своих родителей и дочь? – Миша спрашивал и спрашивал. Что, как, где.
И я ему все рассказала. Я не могла больше быть одна в этом агрессивном мире, мне нужен был напарник.
Я рисковала. Да.
Но силы покидали меня.
Миша слушал, напряженно всматриваясь мне в лицо, совсем не перебивая и ничего не уточняя. Просто слушал. И только, когда я совсем замолчала, прижал меня к себе.
- Я с тобой, теперь мы вместе, ничего не бойся.
Это был МОЙ Миша!
-Идем.
Я вскочила и пошла очень быстрым шагом.
-Куда мы идем?
- Искать мою семью.
Раньше мы жили в этом же поселке, но в частном доме, именно туда я и направлялась. Никаких конкретных версий у меня не было. Я просто шла к родному дому.
Дверь оказалась незапертой. В прихожей стояла моя дочь. Увидев ее, я потеряла дар речи. Передо мной стояла не девятнадцатилетняя девушка, а маленькая девочка лет десяти. И все-таки, это была моя доченька. Она бросилась мне на шею.
-Мамуля, где ты была? Папа ушел в магазин. А это кто? – она посмотрела на Мишу.
Миша Натусе не отец. Когда мы поженились, дочке было 15 лет. Она довольно быстро к нему привыкла, папой, естественно, не называла, звала по имени, но проблем никаких не было. Настоящий ее отец жил в другой семье и довольно близко общался с дочерью. Конечно, я уже понимала, что произошел какой-то временной сдвиг. То ли я вернулась в прошлое, то ли прошлое само пришло к нам, но что-то происходило со временем это точно.
Я подошла к зеркалу. Впервые за этот день. Все правильно. Это я. И мне не больше тридцати.
Но мобильник! Он был сегодня утром. И маршрутки!
Всего этого не было десять лет назад.
Хотя… я не помню, когда они появились.
И потом…
Это же все пропало!
Значит, время возвращалось постепенно и не факт, что процесс уже остановился.
-Натусь, у бабушки и дедушки все хорошо?
- Хорошо. А что может быть?
- Ничего, котенок, просто спрашиваю. Маме нужно ехать. Меня не будет несколько дней. Но я обязательно вернусь. Папе привет.
- Мамулечка, не уезжай! – дочка заплакала.
Быстро поцеловав ребенка, я вышла из дома. С ее папой мне встречаться вовсе не хотелось.
Тем более, если теперь он - мой муж.
И, самое главное, нужно было искать причину временного сдвига, если процесс не остановится, то скоро я окажусь школьницей, а там и до ясель недалеко.
Посмотрела на Мишу. Как я сразу не заметила, какой он молоденький? Наверное, меня ввела в заблуждение футболка, купленная совсем недавно.
Кстати, футболка не исчезла. И я одета не в одежду девяностых…
Нереальность происходящего уже не пугала. Наверное, я привыкла.
Смирилась.

До квартиры, которую снимал Миша, мы доехали уже вечером. Я еле стояла на ногах. В голове все смешалось, тело меня не слушалось. Единственная цель- ванная.
В свою квартиру я не поехала. И неудивительно. Десять лет назад там жили другие люди. Приеду днем и попытаюсь выяснить обстановку.
Миша жил в квартире не один. Трехкомнатная, с хорошим ремонтом, квартирка уместила пятерых человек. Так снимать дешевле. Ванная была занята. Миша раздвинул диван. Неловко помялся.
- У меня нет раскладушки.
- Да ладно, - улыбнулась в ответ я.
Как только постель была постелена, я прилегла сверху на одеяло, чтобы дождаться своей очереди в ванную, лежа, чуть прикрыла глаза. Веки были тяжелые, и очень хотелось их просто прикрыть. Просто прикрыть…

Я потянулась в постели. Невыносимо светил свет в глаза.
- Мишенька, свет, - язык еле ворочался.
Никто мне не ответил.
Я проснулась.
Суббота. Я это почувствовала по ноющей тоске в душе. Комната, залитая солнечным светом, поражала огромными размерами и сияющей чистотой. Я лежала на длинной, неудобной кушетке. Больше мебели не было. Это была не та комната, в которой я уснула.
Обвернувшись одеялом, я пошла обследовать территорию. Открыла дверь. В глаза ударил еще более слепящий свет. За этим светом невозможно было ничего рассмотреть. Я прищурилась. Постепенно глаза привыкали к свету, и я, с удивлением, увидела берег моря.
Вернулась обратно на кушетку.
Вы видели когда-нибудь кошмарный сон? Нереальный и пугающий именно своей нереальностью? И понимаете, что это сон, а ужас все равно сковывает вас. Я ясно понимала – реальность не может быть такой абсурдной но, несмотря на это, меня била мелкая дрожь. Что же происходит? Как вырваться из этого кошмара?
Вдруг, в дверь позвонили.
Звонок был неприятный, тянущий, тренькающий, такие выпускали в середине прошлого века. Я подумала: «Нужно сменить звонок» и пошла открывать.
На пороге стояла женщина средних лет, яркая, как говорят, платиновая блондинка.
-Доброе утро, - она кивнула и перешагнула порог.
Человек!
Страх отступил.
-Доброе утро. Где я?
- Ты в шлюзе.
В шлюзе. Представила себе шлюзование катера. Ворота закрылись, и шлюз наполняется бурлящей водой. Сравнение меня утешило плохо.
- Если честно, я ничего не понимаю. Какой сейчас год? Где мои родные? Где муж? Что такое шлюз?
Женщина прошла в глубь комнаты, пристально посмотрела в одну точку, и на месте ее взгляда появилось, как из-под земли выросло, старинное кресло. Она села и пригласила меня:
-Садись.
Я села на кушетку.
Удивляться уже не было сил. Я твердо для себя решила - это сон. Стало совсем легко.
-В шлюзе нет исчисления времени. Но ты для себя можешь его придумать. Все твои родные на земле. Или здесь. Какая разница.
Да уж. Для нее разницы нет.
Женщина была в состоянии некоей заторможенности. Она растягивала слова, слишком замедленно двигалась, не выражала никаких эмоций. Женщина-кукла. Я уже засомневалась, не робот ли она.
-Шлюз, - продолжала женщина, - это наш родной дом. Это, – она обвела рукой, - твоя территория. Силой своей мысли ты можешь сделать ее такой, как хочешь. Все зависит от фантазии. Исходя из того, что я вижу, ты любишь солнце, море и поспать.
Я улыбнулась.
В точку!
Странная посетительница продолжала:
- Шлюз - бесконечный мир. Здесь живут все люди. Живут вечно. Знаешь ли, когда тебе доступна вечность, ты начинаешь скучать. Мы выходим на Землю тогда, когда нам скучно. И развлекаемся. На Земле есть экстрим, эмоции, здесь этого не хватает.
-Вы – люди? - опять становилось страшно. Вспомнила картинки похищения землян инопланетянами.
- Мы, - с нажимом сказала она, - ты такая же, как и все.
- А те, что живут на Земле, кто?
- Люди. Мы все – люди.
- И все люди живут в шлюзе?
- Все.
- Все об этом знают?
- Конечно. Но, находясь на Земле, многие забывают. Они выбирают такие условия.
- Сами выбирают?
- Конечно. Для реальности. Каждый сам для себя выбирает.
Трудно разговаривать с человеком, который стопроцентно понимает, о чем говорит, когда ты сам, мягко говоря, не в теме. Становится трудно формулировать вопросы. Вся ситуация, слишком фантастическая, не укладывается в голове, а уж детали вообще абсурдны.
Потихоньку передо мной вырисовывалась картинка.
Шлюз - мой родной дом. Здесь родилась я и все люди. Слишком тепличная жизнь наскучила человечеству, и коллективная фантазия создала другой, более сложный мир – Землю. Теперь все желающие отправляются туда, как в путешествие. Наиболее скучающие выбирают путешествие без сохранения в памяти информации об этом райском мире. Представила некую туристическую фирму, которая выдает путевки всем желающим, с пометками: «С памятью», «Без памяти». Захотел – рутинная жизнь, муж алкоголик, нехватка денег, тяжелая работа. Захотел – сказочное богатство, праздность, вседозволенность. Захотел - ты герой, вокруг огонь революции, атомной войны или перестройки. Все зависит от того, насколько ты скучаешь в своем реальном мире, в шлюзе.
Принять эту информацию было трудно, но возможно. А вот вопросов накапливалось все больше и больше. Где мои родные? Как с ними встретиться? Или они фантом, произведение моей (или чужой?) фантазии? Если я всегда здесь жила, то почему я ничего не помню? Что за искривление времени возникло вокруг меня в путешествии на Землю? Почему я вернулась, означает ли это смерть персонажа, то есть меня? И почему такой важный, основной, как оказалось, мир называется таким промежуточным словом «Шлюз»?
На эти вопросы женщина ответить не могла. Только объяснила, что никакой тур фирмы не существует, каждый сам себе планирует свою «путевку». Существует комиссия по наблюдению за путешественниками. И, скорее всего, там и ответят на мои вопросы.
- Как мне их найти?
- Только силой мысли. Тебе нужно захотеть и ты окажешься в любом месте Шлюза. Кстати, обставь свою территорию. Просто представь себе наиболее желанную обстановку. И все будет так, как ты захочешь. А мне пора домой. Приходи в гости, - она улыбнулась, впервые за все время, нежной, грустной улыбкой. И сразу исчезла ее схожесть с куклой.
- Тоже силой мысли? – я улыбнулась в ответ.
Она кивнула.
- А кто Вы? Почему именно Вы меня посетили?
- Я твоя соседка. Просто почувствовала твою растерянность.
Когда за соседкой закрылась дверь, я поняла, что не спросила ее имени. Хотя в этом странном, родном, как оказалось, для меня мире, могло и не быть личных имен. Мы, например, могли иметь порядковый номер. 758945634071 к примеру. Я рассмеялась этой мысли.
Смех прокатился по пустому помещению, напомнив, что пора обживаться.

3
К процессу я подошла творчески. Легла на кушетку, завернулась в одеяло, закрыла глаза.
Представила себе СВОЙ дом. Не те дома, в которых мне приходилось жить, а дом, в котором мне всегда жить хотелось. Но не пришлось. Светлый, с множеством огромных окон, с колонами и камином. Нет. С несколькими каминами! По одному камину в каждую комнату. С большими комнатными цветами. Нет. С зимним садом! Или террасой. Или и садом и террасой одновременно. А рядом с входной дверью корзинка для зонтиков. Дальше этих мыслей дело не продвигалось. Ну, никак я себе, все это вместе, не могла представить. Смутный образ, конечно, существовал, но требовалась конкретика, а с ней то, как раз, ничего и не получалось.
Пришлось открыть глаза и приступить к работе основательно. Глянула в угол – там выросла огромная кровать. Не спать же, в самом деле, на этой кушетке. С двух сторон кровати два маленьких столика. Нет, лучше тумбочки. Или столики?
Тумбочки и столики еще пять раз сменили друг друга. В конце концов, это мне надоело, и я приступила к камину. Помещение было слишком огромным, и мне никак не удавалось сосредоточиться. Первый камин был каменным, с резной кованой решеткой. Второй – из стекла, третий - облицован деревом…
Примерно через полчаса, по моим внутренним часам, я поняла – фантазии у меня крайне мало. Все, что я создавала, было безвкусным, не вязалось одно к другому и выглядело каталогом товаров. Хорошо еще, что оно исчезало так же легко, как и вырастало. В конце концов, я устала и, оставшись, все с той же кушеткой, в пустой комнате, решила, что мне в первую очередь нужен компьютер. Возник мой родной ноутбук. Царапины на корпусе и расположение рабочего стола говорили о том, что он именно мой. Попробовала подключиться к интернету.
Выхода в интернет не было.
Я напрягла силу свой мысли.
Никогда раньше я ничего не хотела с таким неистовством.
И случилось!
Я открывала страницу за страницей и радовалась как ребенок.
Оторвала глаза от экрана.
Ну ничего себе! Комната уменьшилась, в ней появилась мебель. Но какая! Эта комната стала точной копией моей комнаты в земной квартире. Не могу сказать, что это была лучшая планировка, и именно ее я хотела для себя всю сознательную жизнь, но обрадовалась я несказанно. Я ощутила себя дома.
Отложив ноутбук, я решила выйти к морю. Создать там клумбу, бассейн, шезлонг, еще что-нибудь, виденное мной в фильмах о красивой жизни. Но, открыв дверь, моря я не обнаружила. За дверью была пыльная прихожая моей квартиры. С давно ободранной кошкой дверью, запахом соседей, чтоб им Бог дал здоровья, и забытыми мужем, наушниками от мобильного на полочке возле двери. Секунду я не двигалась, боясь спугнуть это видение.
В комнате зазвонил телефон:
Я взяла трубку.
Звонил муж.
- Котенок, я уже еду домой. Что купить?
Я замерла.
Сказала на всякий случай:
-Хлеб купи.
-Хорошо.
В трубке раздавались короткие гудки, а я все стояла и смотрела на мобильник. Тот самый, который, как я думала, украли в метро.
С возвращением!
Вы возвращались, когда-нибудь, в родной дом, когда совсем потеряли надежду его увидеть? Когда вы отчаялись встретиться с близкими? Вы вдруг начинаете любить каждую щелочку, каждую потертость, каждую трещинку. И понимаете – невозможно обрести счастье, не вкусив горечи потерь.
Где-то далеко остался странный, безумный мир. Я вернулась.
Видимо, успокоившись, я внезапно почувствовала голод. Вышла на кухню. Достала из корзинки картошку. Взяла нож.
Честно вам скажу, кулинария не самое любимое мое занятие. Готовлю я только, если нет другого выхода. Сейчас выхода не было.
Я посмотрела на горку картошки. Вот если бы она сама почистилась и поджарилась. Под моим взглядом картошка задрожала и… исчезла. На месте нее появилась тарелка с аппетитной, на вид, едой.
Ого! Умение, которым я не очень хорошо владела в Шлюзе, на Земле стало просто находкой.
Картошка была вкусной, поджаристой, в меру соленой.
Нужно приготовить мужу голубцы. И отбивные. И торт. И.. Ну, в общем, что-нибудь вкусное.
В секунду на столе возникли разные блюда. Сервировка была праздничной, хотя это я не заказывала.
Жизнь налаживалась.
Пока пришел муж, квартира сияла новым ремонтом и чистотой. Сначала я хотела еще и все перепланировать. Но, почему-то, раздумала.
Миша открыл дверь своим ключом. Я вышла в прихожую. В последнюю минуту подумала: « Нужно было сделать прическу».
-Мишенька, - я бросилась ему на шею.
Он прижался ко мне так, как будто и сам пережил эту разлуку. Потом пошел в ванную, мыть руки. Зайдя в ванную комнату, он с минуту молчал. В этот момент я подумала, что с ремонтом, пожалуй, я погорячилась.
Из ванной раздался восторженный голос:
- Котенок, меня не было всего неделю. Не думал, что за такой короткий срок можно сделать такой ремонт.
Я облегченно вздохнула. Неделя это срок. Хотелось спросить, где он эту неделю был, но из осторожности я промолчала.
- При большом желании, можно.
Он вышел и опять обнял меня. Я вдыхала его запах, щекой ощущала колючую небритость, всем телом тепло его тела. Вот оно – счастье.
Муж зашел на кухню и рассмеялся:
- Ооо! Какой праздник! Соскучилась?
- Соскучилась, - не стала отпираться я.
В спальне Миша уже не удивлялся ничему. Он устало лег на кровать и сказал:
-Очень устал, высплюсь – буду всем восхищаться и радоваться.
И моментально уснул.
Я прилегла рядом и стала размышлять.
Если мы путешествуем на Землю силой своей мысли, то, в принципе, мы можем ходить туда - обратно без ограничений.
А, интересно, по Земле мы можем передвигаться силой мысли? Получилось же у меня обновить квартиру и приготовить еду.
Сконцентрировавшись и напрягшись, я представила себя на диване в доме родителей. Чтобы сосредоточиться, уперлась взглядом в стену напротив. Стена задрожала, стала расплывчатой и… вместо нее появилась стена в комнате дочки.
Я оглянулась.
Засмеялась.
Получилось!
Быстро вернулась назад.
Представила себе переполох, если бы меня там обнаружили. В гости не приехала, в дверь не позвонила, а на диване валяется.
Значит, путешествовать в пространстве я могу. А во времени?
Когда-то, будучи совсем маленькой, я любила просыпаться ночами и долго лежать без сна. В это время я мечтала... Я представляла себя героиней самых невероятных приключений! Может быть, наши мечты, равно как и сны, это ниточки, связывающие нас со странным миром под названием ШЛЮЗ?
Я подошла к шкафу. Открыла дверцу. Интересно, что обычно одевают люди, путешествующие во времени? Засмеялась. Отметила мысленно, что совсем уже привыкла к своему новому положению. Что это перестало вызывать у меня панику.
Выбрала, конечно, джинсы и футболку. Во-первых, удобно, во-вторых, вне времени.
Решила отправиться, например, в год девяностый. Чтобы быть в дееспособном возрасте. На всякий случай.
Посмотрев на спящего мужа, вышла из квартиры.
Солнце уже садилось… Длинные косые тени лежали на тротуаре. Жара спала, и повевал приятный ветерок.
Я попыталась вспомнить себя летом девяностого года.
У меня уже была Натуся.
Да. Я была в декрете, дочке был годик. Милое времечко.
Подойдя к углу дома, я ясно представила себя гуляющей с коляской по улицам родного городка…
Руки почувствовали ручку коляски…
Знаете, что меня удивило больше всего? Никаких неприятных ощущений, много раз описанных фантастами, я не ощущала. Я даже не закрывала глаза. Не было шума в ушах или головокружения. Просто следующий шаг я сделала в другом времени и другом месте.
Я шла по тенистой улице. Вечерело, и ветерок становился довольно прохладным. Дочка спала, откинувшись на спинку коляски «Мальвина». Маленькая, трогательная, она улыбалась во сне и я, подавшись порыву, наклонившись, поцеловала ее.
Подумала - слишком мало я уделяла внимания, в то время, малышке. А сейчас, взрослой, ей уже оно нужно все меньше и меньше.
Эксперимент по путешествию во времени, собственно, был закончен, и чувство осторожности настоятельно рекомендовало мне отправляться назад. Но не могла же я оставить коляску со своим ребенком, вот так, прямо на улице.
Конечно, я покатила коляску домой.
Дорога к родительскому дому, в то время, была не заасфальтирована. Старенькую «Мальвину» трясло на каждом камешке. Дочка проснулась и захныкала. Я, с удовольствием, взяла ее на руки. Прижала к себе любимое, детское тельце. Волна обожания накрыла меня. Маленькая, беззащитная моя куколка. Вспомнила ее уже взрослую. Улыбнулась.
В мгновение, Натуся успокоилась и, обвив ручками мою шею, засмеялась.
Из всей этой истории, что со мной происходила, самым приятным и самым волнующим был именно этот контраст. Знать своего ребенка взрослым и, вот так, почувствовать его на своих руках крохотной малышкой.
Придя домой, я посадила дочку в манеж. Дома никого не было. Я села в кресло и устало откинулась на спинку. Этот день утомил меня. Я ужасно хотела вернуться в свою квартиру к любимому мужу. Но, вместо этого, встала и поставила на газ большую кастрюлю с водой.
Входная дверь хлопнула, и появился Натусин отец. Язык не поворачивался назвать этого человека мужем. Даже мысленно. А ведь, когда-то я его любила…
Он подошел ко мне и поцеловал в щеку.
-Как дела? – спросил он.
-Нормально.
Миссия была выполнена.
Мне нужно было возвращаться домой.
- Смотри за водой. Пора купать дочку.
- Угу.
Я вышла из дома.
Оглянулась.
Думаю, я сюда еще вернусь.

Следующий шаг я сделала в подъезде родного дома. Вошла в квартиру. В спальне шел телевизор.
-Где ты была? – муж притянул меня к себе, - как же я соскучился!
-А я!
Закончился второй, насыщенный эмоциями день. Я устала. Хочу спать.
-Какой ты у меня молодец! – слышу сквозь сон, голос мужа.
Прости, любимый, я уже не с тобой…

4

Сквозь сон я слышала шум прибоя. Еще не проснувшись, я поняла - я в Шлюзе. Это уже не испугало меня, хотя настроение испортилось. Не то, чтобы расстроило, но просыпаться я люблю в объятиях любимого… Потянуться, пробормотать капризное «ммммм»… Прижаться… Услышать: «Доброе утро, милая»…
Стряхнув с себя остатки сна, выхожу к морю. Раньше, будучи в стрессе, я не замечала как же здесь красиво! Широкой желтой лентой тянется песчаный пляж, неровностями углубляясь в изумрудное, невероятной чистоты, море. Море темнеет к линии горизонта, несколько раз меняя цвет, от нежно голубого до почти зеленого. Вода немыслимо прозрачная. Видно каждый камушек на дне. Слева, почти к кромке моря, подходит песчаный выступ, нависая, поросшим зеленью, карнизом. На карнизе, как и по песчаному пляжу, растут пальмы и, отдаляясь, становятся гуще, переходя в рощу. Все это, наполненное немыслимым количеством света, кажется миражом. Хотя, по большому счету, и есть мираж, мир созданный моим воображением, отражение моей души…
Я скажу вам, люди нуждаются в шлюзе!
Что бы время вокруг тебя остановилось, не резали ухо телефонные звонки, никто и ничто не торопило тебя.
Заглянуть к себе в душу и остаться там.
Босиком пробежаться по песку, нежась в лучах яркого солнца, окунуться в манящую, прохладную воду. И ни о чем не думать, лежать, уткнувшись лицом в обжигающий песок, подставив спину солнцу. Просто лежать… О, какая это роскошь!
Через, максимум, десять минут, я встала и пошла обратно к дому. Научиться ни о чем не думать труднее, чем научиться силой мысли двигать мебель.
Со стороны моря, ДОМА, собственно, не было, была дверь и смешная, прозрачная пустота за ней. Дверь в никуда, с невероятно уродливой кнопкой звонка.
Вот чего мне не хватает, так это умения создавать уют!
А, ведь, пора учиться.
Я посмотрела сквозь дверь, представив трехэтажный особняк, с террасой на втором этаже, облицованный белым камнем.
Воздух задрожал…
Вот он, мой дом!
Он стоял, в окружении экзотической зелени, упираясь задней стенкой в песчаный склон, поросший каким-то мелким кустарником. Рядом с домом поднималась крутая, белая, неширокая лестница, она вела на вершину склона, которая, в свою очередь, была огорожена белым, ажурным, невысоким заборчиком, копирующим перила лестницы.
Третий этаж возвышался над этим балконом. Я подумала, что там есть выход и нужно сделать бассейн.
Я начала обживаться.
Подойдя к дому, с удовольствием, отметила, что на двери нет кнопки звонка.
Открывая дверь, я уже знала, каким увижу дом изнутри. Большая комната, с множеством мягких диванов и кресел, всю противоположную входу, стену занимал огромный, подсвеченный изнутри, аквариум. Боковые стены комнаты стеклянные, через них льется яркий солнечный свет. Посредине круглый, открытый со всех сторон, камин-очаг, с каменным колпаком. Две винтовые стеклянные лестницы в правом и левом дальних углах.
Я, явно, тяготею к симметрии.
Нужно почитать об этом у психологов.
Улыбнулась.
По правой лестнице поднялась на второй этаж.
Здесь я обнаружила несколько спален c ванными и выход на террасу. Вид с террасы открывался просто сказочный. Когда смотришь на море сверху, создается иллюзия движения. Как будто ты летишь над этим, наполненным светом и динамикой, пространством.
На третьем этаже была кухня, столовая, кабинет, бильярдная, еще какие-то комнаты, и выход на вершину склона. И на этой вершине бассейн, конечно же. И вид не менее прекрасный.
Но я уже устала и захотела домой.
Домой.
Этот чудесный, только что созданный мною, дом, по сути, не был моим домом. Или я еще не привыкла.
Интересно, что же, все-таки, случилось с моей памятью.
И почему изначально, кроме моря и кушетки, ничего не было.
Я стояла, держась за поручень, смотрела на море и думала о том, что пора бы мне познакомиться с комиссией.
Пора услышать ответы на свои вопросы.
И решить вопрос с семьей. Мы должны жить здесь вместе. Одной мне ничего не нужно.
Представила, как обрадуется Натуся. Как начнет все переделывать под свой вкус. Даже обидится полушуткой, что я с ней не советовалась при создании дома. Как будет восторгаться всему Миша и говорить, что лучше он бы не придумал. Эти мысли согрели меня.
Но сил на встречу и объяснения с комиссией у меня не было. Мне нужно домой. Хотя бы на полчаса.
Наверное, я просто боялась и подсознательно откладывала этот разговор. Боялась, что моя семья это мираж, фантом, только плод моего воображения. Боялась, что мой мир, или остатки мира, рухнут навсегда.
Поэтому, я повернулась, и шагнула в квартиру на Земле.
Миша готовил обед.
Обожаю смотреть как он готовит…

5

Я сидела на жестком кожаном кресле. Передо мною были люди, от которых я ожидала услышать ответы на интересующие меня вопросы. Это были красивые, молодые, даже слишком молодые и слишком красивые, подумала я, для такой роли, люди. Они все стояли в непринужденных позах, лица их были расслаблены. По-моему они не относились ко мне всерьез. Их было двенадцать человек, я не считала, просто знала.
Я задавала вопросы. Они, не перебивая друг друга, отвечали.
Миша на Земле находится с отключенной функцией памяти, и включить ее никто не может до возвращения его в Шлюз. Это окончательно. Я не смогу пригласить его жить со мной вместе здесь и не смогу телепортировать его насильно. Он абсолютно неуправляем извне.
Натуся память не отключала и свободно передвигается с Земли в Шлюз и обратно. Больше времени проводит на Земле. Вряд ли она захочет поддерживать контакты в Шлюзе, хотя я могу попытаться поговорить с ней.
У мамы функция памяти отключена тоже, но ее можно телепортировать, она хорошо поддается внешнему воздействию. Только надо ли это делать. Это может ввести ее в стресс.
Отец, как и Натуся, память не отключал, почти постоянно находится в Шлюзе, редко посещая Землю, с ним можно наладить контакт, пожалуй, ему это будет даже интересно.
По поводу родства, не стоит обольщаться, все люди, конечно, братья, но семьи, как таковой, в природе не существует, это игра, придуманная для жизни на Земле. В Шлюзе каждый сам по себе, нет семейных, дружеских и любовных связей. Здесь нет ЭМОЦИЙ. Для эмоций существует Земля.
Мои эмоции - следствие сбоя в программе путешествий. Я, как бы, не рассталась со своим земным психологическим портретом. Это пройдет.
Мне стало жутко.
Почему произошел сбой, никто сейчас ответить не может, но над этим уже работают и мне будет предоставлен отчет. Мне рекомендуется престать посещать Землю и восстановить психологическое равновесие.
Я поежилась.
На этом, конечно, никто не настаивает, это только рекомендация.
Почему происходило искривление времени, тоже никто не знает, эта проблема, скорее всего, связана с первой. То есть, со сбоем программы.
По поводу названия мира мне тоже не ответили. Шлюз и Шлюз, никто не видит в названии ничего странного.
Я спросила о географии, истории, политике этого мира.
Мне ответили туманно:
- Ты путаешь понятия, притягивая за уши земное устройство мира. Здесь другой мир. Имеют значения только твои желания и мысли. Ничего другого нет.
Я захотела домой.
Встала и попрощалась.
Меня спросили, что я намерена делать.
Я ответила:
- Нужно подумать.
Напоследок, мне предложили пройти реабилитацию под наблюдением членов комиссии.
Я вежливо отказалась.
Наверное, мне нужно пройти реабилитацию в объятиях мужа, подумала я.
И шагнула на Землю.

Миша все еще жарил котлеты. Запах еды и аура его хорошего настроения разливалась по всей квартире. Я подошла и обняла его сзади.
- Я очень люблю тебя, - сказала с нежностью.
- Я люблю тебя, - ответил он.
Нужно жить дальше, нужно восстанавливать психологическое равновесие.
Подумав над ситуацией, я поняла, что расстраиваться не стоит. Есть мир, в котором есть все - семья, материнство, любовь. Все эти ЭМОЦИИ. Никто меня из него не гонит. И есть тихая пристань, куда я смогу приходить в минуты, когда нужно побыть одной. Еще есть способности к телепортации и умение силой мысли менять окружающую обстановку. Подытожив, я успокоилась. И только маленький червячок грыз меня. Мне НЕ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ОДНОЙ. Двойственность и даже раздвоение моей жизни не давало мне насладиться новыми возможностями. Я хотела ВМЕСТЕ.


Над морем собирались белые пушистые облака, похожие на взбитые сливки. На фоне ярко синего неба они казались совсем невесомыми. Я люблю такие облака. На них можно смотреть бесконечно.
Я лежала у самой кромки воды и собиралась с силами. Лениво набегающая волна убаюкивала равномерным шумом. Песок припекал, но шевелиться не хотелось.
Какая-то полная апатия нахлынула на меня. Невесомость…
-Наталочка!
Я вскочила.
У двери моего дома стоял мой отец. Я даже не знаю, как я поняла, что это он. На вид ему было не больше двадцати лет. Я пошла ему навстречу.
Он обнял меня, я пригласила его в дом.
Отец был спокойным, каким-то отстраненным, даже чужим. Это был абсолютно другой человек.
-Хорошо у тебя, - похвалил.
Мы сидели друг напротив друга. Разговор не клеился. Меня не покидало чувство нереальности происходящего. Ему не хватало эмоций.
- Мне сказали, у тебя что-то с памятью, ты не помнишь, что жила здесь раньше.
- Папа…
Я осеклась. Он посмотрел на меня с теплотой.
- Ты можешь меня так называть.
Но я уже не сумела.
Сидела, растерянно смотрела на него, и думала, что уже никогда не будет так как раньше. Он не погладит меня по волосам, хотя он, и так уже, давно этого не делал. Я не прижмусь к нему и не выплачу навзрыд свои проблемы, хотя я, так же, не делала этого сто лет. Но,
грусть от ушедшей близости наполнила меня так, как будто я, только что, потеряла близкого человека.
- Мне трудно говорить, я не понимаю, что со мной происходит. У меня масса вопросов, которые я даже не могу сформулировать. Наверное, мне просто нужно привыкнуть, разобраться самой в себе.
Я избегала называть его хоть как-то.
Он поднялся с дивана.
- Хорошо, приходи, когда захочешь поговорить со мной. Может быть, я смогу ответить на твои вопросы. По крайней мере, попытаюсь.
Я проводила его до двери. Подошла к окну. В море начался шторм. Ветер рывками дергал верхушки деревьев. Волны, вспениваясь, накатывали на песчаный пляж, становились все сильнее. Казалось, еще несколько минут и вода достанет порога. Вот уж, поистине, состояние моей души.
Неожиданно я вспомнила, что давно не была на работе. Это абсолютно не обеспокоило меня.
Не хочу.
Не вижу смысла.
Ни в чем не вижу смысла…
Залечь на дно, не выходить из своего маленького мирка, спрятаться от всех, от всего, смотреть на шторм…
У меня есть все. И нет ничего.
Пустота заполнила меня…
Меня начало знобить. Интересно, болеют ли люди в Шлюзе. Думаю, нет. Здесь все бессмертные, молодые, красивые и здоровые. Общество скучающих Печориных, ищущих приключений на несчастной Земле. Упивающихся придуманными горестями. Придумывающие немыслимые проблемы, горе, болезни, войны для собственного развлечения. И я одна из них. Насколько же мне было скучно, что я отправилась на Землю, отключив память? Что в Шлюзе, кроме жесткой, неудобной кушетки, не было НИЧЕГО? И чему я хотела научиться на Земле, что приобрести? Разве мог кто-то, кроме меня, ответить на эти вопросы?
Тяжелее всего на свете понять себя. И принять. И простить. И любить таким, какой ты есть. Не врать себе. Не оправдывать. Не кивать на обстоятельства. Только научившись понимать себя, человек может быть счастлив.
Я была в этот момент глубоко несчастна. Я не могла, не хотела быть такой как я была, особью женского пола без эмоций, без любви, без чувств. Куском льда, прозрачным фантомом, нацепившим на себя чужую, даже не чужую, а придуманную, несуществующую маску. Я не могла себя ТАКОЙ любить.

7

Два дня происходила ломка. В это время я не ела и не спала. На море бушевал шторм. Брызги долетали до второго этажа. Я сидела на террасе, закутавшись в плед, и смотрела на стихию. Смены дня и ночи не было. Все время были сумерки.
На третий день я захотела есть.
Поднялась на кухню. Ничего не стоило просто представить себе тарелку с едой. Но, почему-то, захотелось приготовить своими руками.
Руки, автоматически, выполняли несложную работу. Я двигалась от мойки к плите и обратно. И вдруг, поймала себя на мысли, мне совершенно все равно, что будет дальше. Мне тепло. Хочется спать. Спать…
Не знаю, сколько я проспала. Образы, являющиеся мне во сне, были расплывчатыми, какими-то родными, приводящими мою душу в равновесие. Я проснулась слабой, ели живой, но спокойной. Подошла к окну. Шторм закончился. На небе не было ни единого облачка. Глубокая, нежная синева. Умиротворение.
Я выздоровела.
Никакого решения я не приняла, просто переболела.
На Землю не хотелось.

Я оделась и вышла из дома. Побродив по берегу, решила встретиться с дочкой. Хуже, все равно уже не будет.
В следующее мгновение я оказалась перед дверью ее дома. Маленький, каменный замок прицепился к отвесной скале. Тяжелые облака были почти вровень с замком. Внизу только скалы. Я даже не удивилась. Вошла без стука. Позвала громко: «Натуся!»
Она вышла ко мне в вычурном старинном платье. С высокой прической. Выглядела старше своих лет. Сдержано кивнула. Показала рукой на кресло.
- Садись.
Я села.
-Я знала, что ты придешь.
Голос моей девочки звучал отчужденно. Меня это больше не ранило.
- Мне нужно поговорить с тобой.
- Я знаю.
- Скажи мне, почему наш мир называется Шлюзом?
Она удивленно посмотрела на меня.
- Я ожидала других вопросов.
- Других нет, - я улыбнулась.
Да. Я была спокойной.
- Как мне тебя называть? – спросила она, поморщившись.
- Как хочешь. Не все ли равно.
- Наташа, - начала она осторожно, - Шлюз, это всего лишь четыре буквы. Что тебя смущает?
- Ты знаешь, что такое шлюз?
- В земном понимании? Конечно, знаю.
- Но, понимаешь ли, здесь неуместно понятие «земное понимание». На Земле все названия придуманы нами, людьми с Шлюза, не так ли?
- Да.
- И, если мы сами назвали шлюз шлюзом, что это могло бы значить?
- Что?
- То, что этот мир промежуточный. Где-то существует мир, о котором мы не знаем. Мир откуда мы все родом. А этот мир – прослойка, шлюз между мирами.
Она задумалась.
- Все может быть, наверное.
- Скажи, откуда мы все взялись? Ты, я, все? Если здесь нет семьи, и никто никого не родил, то где берутся люди?
- Они не берутся, они есть. Всегда были. Никто не рождается, но и не умирает.
- Хорошо. Но КАК люди явились на свет?
- Они были ВСЕГДА.
Мы обе были спокойны. Я на минутку представила, как такой разговор проходил бы на земле. Натусины глазки горели бы, она бы выдвигала массу гипотез, быстро их доказывала. Здесь она была абсолютно спокойна. Ровный голос, незнакомая мне мимика.
Я неожиданно спросила:
- На земле мы вспомним этот разговор?
- Конечно. Если ты все помнишь, то будешь помнить и это.
Я заранее почувствовала неловкость от того, что мы обе будем помнить, что мы с Шлюза.
- И вы с дедушкой все знаете? Знали всегда? Как же вы общаетесь на Земле, зная, что вы абсолютно не родные?
- Мы родные. И с ним и с тобой. И с папой. Папа, кстати, тоже все помнит.
- И так портит свою и чужую жизнь? – я искренне удивилась.
- Наташа, это игра. Вспомни, как ты играешь в компьютерные игры. Это почти одно и то же. ВСЕ пришли на Землю поиграть. Все, даже те, кто этого не помнит. А не помнят они только потому, что им НЕИНТЕРЕСНО помнить.
Она улыбнулась.
- Видишь, у тебя, все-таки, нашлись и другие вопросы.
Я кивнула.
- Если все играют в жизнь, то играют и в любовь?
- Нет. Ну пойми, в жизнь все играют, а любовью наслаждаются. Всеми эмоциями наслаждаются. Именно за этим мы и приходим туда. Я очень люблю тебя на Земле. Я помню это. Но воспроизвести здесь не умею.
- Это страшно.
- Это обычно.
Я опять кивнула. Это обычно. Я привыкла за пару дней.
- Почему, тогда люди умирают?
- Им надоедает.
- Жить?
- Не жить, а жить ТАК, как они живут. Они меняют обстановку. Или просто отдыхают.
- Почему тогда умирают малыши, младенцы?
- Малыши, даже те, кому один час от роду, все шлюзовцы. Они сами принимают решение.
- Зачем тогда они приходят на Землю, на такой короткий срок?
- Я не знаю. Им виднее. Какая разница.
- И в следующий раз они выбирают другой сценарий?
- Да.
- И они совсем забывают тех, кого любили раньше?
- Не всегда. Но чаще всего. Просто забывают.
- И ты меня забудешь? И Миша?
- Я не знаю.
Я помолчала. Уже привыкая к новому своему положению, я, все-таки, не могла смириться с тем, что мой мир оказался таким зыбким. Хотя, и в земной жизни люди расходятся и забывают друг друга. Даже встретившись, они целуют друг дружку в щечку, но ничего не испытывают. Все имеет свое начало и свой конец. И только жизнь в Шлюзе бесконечна, чем собственно, и скучна.
Я встала и обняла Натусю на прощание. Она обняла меня в ответ.
- Не пропадай, приходи почаще.
- Не пропаду.

Сразу с порога я шагнула на Землю.
Миша лежал на диване и играл в компьютерную игрушку.

Метки:  

Без заголовка

Четверг, 18 Сентября 2008 г. 13:31 + в цитатник
Это цитата сообщения Мастер_Бо [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Оййй.. . я не могу.... один вопрос на засыпку.....

Поздравляем!!! Вы - Oлицетворение эгоизма
Вы считаете себя слишком важным для кувыркания под одеялом. Часто практикуете бизнес подход. Это про вас говорят: "Ему на всех насрать и нассать, в комфортном темпе ...".
Пройти тест

Молитва

Четверг, 18 Сентября 2008 г. 13:10 + в цитатник
Господи, дай мне сил ходить на работу.
Дай мне терпения ходить на работу.
Дай мне желания ходить на работу.
Дай мне здоровья ходить на работу.
Дай мне заинтересованности ходить на работу.
Дай мне мотивацию ходить на работу.




Можете продолжить...
Кончились идеи.

Без заголовка

Четверг, 18 Сентября 2008 г. 13:04 + в цитатник
Почему люди пишут дневники?
У них писательский зуд? Они хотят выговориться? Заменить дневником визит к психологу?
Сама придумала- "не пиши ничего, что бы ты не хотел, что бы кто-то прочитал"
Можно ли быть откровенным с дневником? С дневником не под семью печатями, десятью паролями и двадцатью замками, а с доступным всему миру?

Дневник Apyatka

Воскресенье, 31 Августа 2008 г. 16:08 + в цитатник
жизнь хороша


Поиск сообщений в Apyatka
Страницы: [1] Календарь