-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Anny_Yoot

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.11.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 3708



 Вы в моём дневе, а значит в моей жизни, голове, душе. Не обижайте меня - я ранимая!

Это начальный вариант моей семейки, ещё должен появиться папа, парень, скромнось, сердечко, любовь, ну и ещё кто-нибудь, друзья например.

ПазИтИф, его много не бывает - destinys_girl, NacHT,

Сёстры - EmoHotel, BearBILLKA,  BeaUtifuL_KiD,  Toms_LoVE,  Подруга_Билла,  DeFfochkA_ToMa,  TOMILI_LOVE 

Братья - BILL_and_SeX,  Ficky_K 

Сестра близняшка - Lera_Ruban 

Плюшевый мишка, с которым я сплю - xXxBang-Bang-BooxXx

Дед _Trisha_1 

Подружка с ЛиРу chokolatka_01, Honey_For_STARS
ЧилавеГ XxX_Blah-blah_XxX 

Лу4ш@я  подру@ - Tokio_Hotel12 

Брат дедушки – rus98

Мамашка –  Вовец-огурец

ПодруФФа -Кристина Агилера – DarK_AngeL_483

Ангелы WhiteDragon-Fly,  BILL_Ohne_HerZ,  FaNaTo4Ka_Billka,  Alexa_Kauliz 

Что-то маленькое, злое и надоедливое – Мышь_полевая

Друг-вампир – ТёМнАя_КиСа

МОЗггг -  Anutka666 

Претенденты на место мужа - Baby_do_not_cry и Poxab

Двоюродная сестра Deutschland_TH,  Sweet_Like_a_Candy 

Душа MIRACLE-150

Личный  инопланетянин – Курои_Хито,

Маленькая умная дрянь-сестра - Blond_in_sould,

Хомячок kitty22121970, XxX_Bill_Kau_XxX 

Чёрный ангел - _ДжЕрАБуШка_Ира,

Деймон - xxxBill_foreverxxx 

Домашний любимец Black_Unicorn 

Тётя tobik

Дьявол Yours_devil 

Самый дорогой человечек - Freedom_of_Passion

Старшим брат, который хотел убить меня в детстве – Love_vs_hate,

Красота – фанатка_Тома_и_ТН,

Продюсер  Freiheit_89_bill 

Котёнок  Totgeliebt_in_Bill 

Совесть – Билль4инда,

Дядя The_Boy_1988 

Главный тамаДА-баянисТ  Angel_EmO_BoY 

Личный парикмахер и визажист –  ХхПринцесскоХх,

Бэла –   восьмое-чудо-света,

Мечта - XxX_Mad_Tommy_XxX 

Зайка – ЗлоБныЙ_ЗайКа_,

ВеЛиКаЯ ПиЛоЧкА ДлЯ НоГтЕй -  Я_крут_но_ниже_Билла
Том TomMm_KAULITzZz 

Билл Billyy_Kaulitz 

Переводчик -  LeKaa 

Личный консультант по магии - Очень_злая_ведьмочка

Домашнее животное, пока не известной породы - Kusse_Kaulitz 
Парень (радуйся, хотя бы в инете ты мой парень) - Freadom-of-Love,

Любимая сестрёнка, к тому же близняшка - BROKEN_DREAM_UND_TH

 

Места в списке распологались не по значимости (я всех люблю) а по тому как они появлялись. Пишите в коменты если хотите попасть сюда или редактировать своё положение:

http://www.liveinternet.ru/users/anny_yoot/post62162261/


 

 

 

 


Без заголовка

Среда, 28 Ноября 2007 г. 09:53 + в цитатник
Настроение сейчас - ООООБАААЛДЕЕЕННОЕ

АААААААААААААААААААААААААААААААА!!! Я снова в интернете!!! АААААААААААААААААААААААААААААААА!!! Не могу, орать хочется, прыгаю до потолка! Два дня вне сети – это жестоко, для меня просто пытка. Но всё, добралась! А то деньги кончились, забыла положить, погибала. Не представляю, как люди без нета живут, бедолаги. Но и в этой ситуации можно найти хорошие стороны, нет уроки я не начала делать, но пытаюсь уговорить меня на безлимит, а то столько денег уходит…

Самое обидное, кстати, то, что в день, когда деньги закончились, было 2 недели, как я зарегистрировалась, так что вот… Принимаю поздравления! И ещё одна хорошая новость – мою анкету, наконец, зарегистрировали!!! Так что всё просто ОБАЛДЕННО и никто не сможет испортить мне настроение, даже английский, который у меня в 8, ничто никто никогда… Я САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК! Завидуйте!


 (480x401, 74Kb)

Просто звездопад!

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 19:58 + в цитатник
Настроение сейчас - ОЧЕЕЕЕЕНЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Ещё одна звёздочка!!! Щас зазвездюсья!!!

Метки:  

Результат теста "Какое ты чувство? Для всех. (с картинками)"

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 19:05 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Какое ты чувство? Для всех. (с картинками)"

Ты - счастье.

Ты замечательный человек. Вот таких как ты очень мало. В каждом несчастье увидеть крошку счастья, может не каждый. Спасибо за то что ты есть. Но помни: "Величайшее несчастье — быть счастливым в прошлом".
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Стихотворение

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 18:18 + в цитатник
 (600x600, 19Kb)
Настроение сейчас - Если учесть что завтра в школу...

Не все парни козлы. Вот, например, В.Брюсов написал красивое стихотворение «Женщине», спасибо ему за это. Так что парни читайте и думайте, кого вы теряете!
Простите, чуточку подработаю его шедевр и изменю «женщина» на «девушка», поверьте, так звучит лучше…

Ты – девушка, ты книга между книг,
Ты – свёрнутый, запечатлённый свиток;
В его строках и дум и слов избыток,
В его листах безумен каждый миг.

Ты – девушка, ты - ведьмовский напиток!
Он жжёт огнём, едва в уста проник;
Он пьющий пламя подавляет крик
И славословит бешено средь пыток.

Ты – девушка, и этим ты права.
От века убрана короной звёздной,
Ты – в наших безднах образ божества!

Мы для тебя влечём ярем железный,
Тебе мы служим, тверди гор дробя,
И молимся от века – на тебя!

НОВЫЙ ГОД!!!

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 13:36 + в цитатник
В колонках играет - Last christmas
Настроение сейчас - Что сказать - Новый год скоро!!!

Блин, до меня сегодня дошло - скоро же Н О В Ы Й Г О Д !!! Обалдеть, пол часа сидела и скачивала новогодние картинки, теперь их у меня 184, прикольно правда! Если нужны, обращайтесь, я не жадная. :) Совсем забыла, сегодня же День Матери, поздравьте своих!

 (700x525, 50Kb)
 (700x525, 70Kb)

Метки:  

Звезда - оберег

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 12:56 + в цитатник
В колонках играет - Reamonn - Tonight
 (679x658, 52Kb)
Настроение сейчас - Так себе...

Вот такая татуировка у моего парня. Вообще-то это не просто так, этот символ очень древний. Еще в средневековье его использовали для защиты от вампиров и других демонов. Но мой то не совсем с головой дружит, он взял и изменил порядок символов так, что бы его защищали не светлые силы от тёмных, а наоборот. Если сказать ещё более точно, когда я с ним познакомилась, у него была просто звезда с глазом (оберег от сглаза), а потом он посмотрел мои записи по акультным наукам и попросил сделать так, что бы его хранителем стали вампиры. Я долго сопротивлялась, но что не сделаешь, когда любимый человек просит, тем более сама обожаю вампиров. У меня символов была просто куча: и призывание тёмных и светлых сил, обереги и тому подобная акультная ерунда, но он попросил переделать именно этот символ, потратила, наверное, неделю, что бы правильно подобрать все символы, а когда сделала, то была такой гордой! Если кто-то тоже интересуется, пишите, поболтаем, или выложу другие символы и ритуалы…

Метки:  

Результат теста "Как отреагируют на тебя парни изТН!!)))!??(Для девченок !!!Парни не проходите!!!)))"

Воскресенье, 25 Ноября 2007 г. 00:06 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Как отреагируют на тебя парни изТН!!)))!??(Для девченок !!!Парни не проходите!!!)))"

Да

Ты им всем очень понравишься!!Как бы они не подрались !!!
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Без заголовка

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 23:33 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel - By Your Side
5742c64de29c0fa8960ed1a63542e99f (150x151, 23Kb)
Настроение сейчас - ОБАЛДЕННОЕ!!!!!

У меня наконец то новая звёздочка!!! Прикольно, я очень этому рада, аж до потолка прыгала, когда увидела!

Метки:  

22,07,07

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 18:58 + в цитатник
 (480x480, 32Kb)
Настроение сейчас - Всё отлично!!!

Сидение дома одной всегда меня добивало, ненавижу быть одна. Единственная вещь, которая способна меня привести в чувства – горячая, ароматная ванна.
Плеск воды…
Горячая, она медленно набегала из крана, и уже через секунду избытком уходила через «контрольку» в никуда… вода пахла вишней и ванилью – острый и резкий запах приводил меня в чувство. Красноватый цвет пены для ванны делал её похожей на кровь, но мне сейчас об этом не думалось.
Я лежала, закрыв глаза, пытаясь остановить пляску мыслей… Вслушиваясь в звук воды…
Задавая воде вопросы…Вечер. Тишина. Я почему-то одна… Медленно окунаюсь головой… От горячей воды меня слегка мутит, и на секунду приходит мысль о том, что выныривать совсем не хочется. А потом я вспоминаю его. Его удивительные карие глаза, похожие на звёзды, его нежные губы, руки…
Это воспоминание и звук открывающийся двери тянет меня наверх, заставляет мои лёгкие вспомнить о дыхании…
Артём смотрит на меня удивлённо, оперевшись на край ванны.
Нарываюсь на его взгляд, хватая ртом воздух. У него странный вид: испуганный и усталый.
- Ты чего? Ты совсем с ума сошла? - его губы дрожат, в глазах непонимание.
- Неа… Тём, тебя стучать не учили? – делаю ему больно, причём сознательно. Он рывком поднимает меня из ванны и прижимает к себе.
- Ты напугала меня. Я услышал звук воды, зашёл, а ты …
Я привстала из ванной, а он нежно обнял меня, прижимая к себе со всей силой. Его футболка намокает и идёт бурыми пятнами. Это меня испугало: и я сорвала её к чёрту, обнажая его смугловатую грудь, на которую с моих мокрых волос стекали потоки красной воды… Мне так не хотелось, чтобы он отпускал меня…
- Не бойся…
- Не могу.. . Я боюсь потерять тебя
- Я тебя тоже, Тём… Как тогда…
Молча, он раздевается, и укладывается рядом со мной в красную воду.
Моя рука замирает на его груди, улавливая ладонью гулкое сердцебиение.
На мгновение он уходит под воду с головой.
Неужели ему тоже не хочется выныривать?
Мне становится не по себе при мысли об этом.
Как только его лицо появляется над водой, я целую его беззащитно-мокрые губы…
Он отвечает так, будто я и есть воздух…
Голова кружится от горячей воды и его поцелуя…
Переплетаясь руками и ногами, задыхаясь от избытка чувств и недостатка воздуха, насыщенного паром и ароматом вишни и ванили, мы как в первый раз смотрели друг другу в глаза.
Испуг у нас был общий: один на двоих.
- Я люблю тебя, Тём… Я так тебя люблю, что не хочу вникать во все эти бредни. Пока ты сможешь смотреть мне в глаза так, как сейчас, я буду рядом. Я сильная. Если надо - я могу быть сильной за нас двоих.
- Если ты о Ксане. Ксана… чтоб она сдохла, дура… Ты прекрасно знаешь, как Я люблю тебя. Я не хочу, слышишь, не хочу, чтобы тебе пришлось быть сильной и за меня тоже… просто будь моей.. .И я всё сам смогу… Просто.. тебе слишком со многим придётся смириться, милая…
- К чёрту… я не хочу думать об этом сейчас.
- Знаешь… я тоже.
Высунув из воды ногу, он закрыл кран.
Прижавшись к нему, я закрыла глаза, чувствуя, как всё во мне медленно возвращается к жизни…
В ванной повисла влажная тишина, нарушаемая только дыханием…
Вдох - выдох – плеск – поцелуй - плеск – выдох – вдох…
Жизненный цикл нашего нового хрупкого счастья.
Просто быть вместе.
Просто молчать, касаясь друг друга губами…
Люблю тебя. Чёрт, как же сильно, как больно я люблю тебя, Артём Киримов…
Хлопнула дверь, блин у Тимура тоже есть ключи от моей квартиры, как я могла об этом забыть. Судя по голосам это были Тим и Юля …
«Братишка…» - прошептал Артём, не открывая глаз.
Я же просто прижалась губами к его плечу, чтобы понять, что же он чувствует и о чём думает…
- Есть кто дома? – голос Тима звучал резко и как-то незнакомо.
- Для тебя НЕТ! – Тёма, ну зачем же так орать, брат тебя всё равно услышит, а у меня просто голова взрывается…
- А вот вы где. Можно к вам, - наглое лицо Тима, заглядывающее в ванну, быстро покрылось водой и пеной, которыми мы его щедро одарили, - понятно, что нет. Братик, обращаюсь к тебе, потому что на Детку смотреть не могу, давайте быстрей, а то нам, в отличие от вас скучно.
- Я что такая страшная, что ты на меня смотреть не можешь? – Тим уже вошёл в ванную и сел на край, туда же где сидел Тёма минут 20 назад.
- Детка, не пойми не правильно, но блондинка в ванной… единственное о чём я сейчас жалею, это то, что рядом с тобой не я, а мой младший братишка, который, к тому же ещё не просёк ситуацию и не воспользовался ей. Может выкинуть его от сюда, ты как думаешь?
- Это я сейчас тебя выкину от сюда! – я знала, что означает этот тон Тёмы, если Тим не выйдет из ванной сам, то он вылетит от туда, как реактивная ракета, сшибая всё на своём пути, - Ты не понял, вон!!!
- Ладно. Не буду мешать, - он открыл дверь, но остановился. Поток свежего воздуха разбавил приторный аромат, царивший в ванной, - хотя… если я его хорошо знаю, то нечему здесь мешать, он не я, - в него тут же полетело всё, что было под рукой у его брата, но Тим очень мастерски увернулся и хлопнул дверью.
- Как он меня достал. Прости, что пришлось это выслушать, когда вылезем, если брат будет в зоне досигания моего кулака, он получит им по его наглой роже.
- А вот и не получит, - я придвинулась к Тёме и обняла.
- Почему это? – на его лице появилась улыбка, с одной стороны непонимания, с другой, сарказма, с третьей, он уже понимал почему…
- Потому что. Ты же знаешь, как я отношусь к вашим постоянным дракам… что мне сделать, что бы ты его простил?
- Дай придумаю… - какое хитрое стало у него выражение лица в этот момент, - Тим, иди сюда!
- Я что собака, пошёл вон, ко мне. Определитесь, блин. Ты всё же решил поменяться ролями?
- Нет. А на счёт собаки… Тузик, вали ка ты домой.
- За Тузика можно и получить. И домой я не пойду. Одно дело оставить вас одних в ванной, другое в квартире.
- Если не свалишь, то честное слово, как только Анютка уедет, ты будешь приводить домой девчонок с такой же периодичностью как я.
- Братик ты решил тоже удариться во все тяжкие, - но посмотрев на лицо Артёма он видимо понял, что тот не шутит, - ладно мы уходим, но… пожалуйста, братишка, понежнее с Деткой, я ещё не потерял надежду, - с этими словами он вышел, таким образом избежав удара шампунем по голове.
Услышав звук закрывающийся двери, Тёма повернулся ко мне и, поцеловав, прошептал на ушко:
- Что ты там говорила о том, что тебе нужно сделать, что бы я простил брата?
- Я, не помню…
- А я отлично. Причём я уже придумал что… - наглая и самоуверенная улыбка, которая сводила меня с ума.
И я вновь не думала ни о чем, кроме парня в моих объятиях… но на этот раз это было не легкомысленное бездумье, а умиротворение, полное какой-то странной невысказанной нежности, никогда прежде это не было так: спокойно, медленно, наслаждаясь каждым мгновением.

25.07.07

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 18:56 + в цитатник
В колонках играет - Quadro
 (575x408, 89Kb)
Настроение сейчас - Без коментариев

«Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю, Люблю!!!
И мне плевать, кто что думает! Иногда просто хочется говорить эти три волшебных слова и слышать их в ответ. Какая эта магия, какое наслаждение!»
- О чём задумалась, милая?
- Детка … ЗАДУМАЛАСЬ, ещё скажи, что у неё мозги есть! Ну, ты братишка сказанул, я щас от смеха лопну!
- Тим, мозги у меня есть!
- Если бы они у тебя были, ты бы меня выбрала, а не его.
- Нет, брательник, у неё мозги есть, поэтому она со МНОЙ! – Тёма подошёл ко мне, присел на корточки, что бы удобнее было, обнял и поцеловал.
- О о о о о, ну избавьте меня от своих телячьих нежностей, тошно аж. Детка, пошли погуляем ВДВОЁМ, покажу что такое страсть!
- Прям на улице?
- А чё, я могу.
- Тёмачка, зайка, любимый, золотце я так хочу на это посмотреть, можно прогуляться с Тимом.
- Так, я не сказал, что бы ты смотрела, я имел в виду что бы ты участвовала.
Звонок в дверь, громкий, режущий, не своевременный.
- Ребят сидите, это, наверное, Юлька.
- Нет, только не это, она мне уже все мозги затрахала, - заныл Тим, закрыв голову руками.
- А мне казалось это ты её, или я не прав.
- Ну было пару раз, но я ведь сразу предупреждаю, что мне кроме секса ничего не надо, а она…
- Так Тим, во-первых, эта не та Юля, а во-вторых, ты об этом говоришь уже после того как переспишь с девушкой,- на его лице медленно появлялась ядовитая ухмылка.
- Привет, отлично выглядишь приятель. Как с Тохой дела, он ещё не понял, что ты парень в юбке?
- Я тебя тоже рада видеть, Тим. В этой квартире принято открывать дверь если в неё звонят, - выпалила на одном дыхании Юля, стоявшая на пороге комнаты.
Я к ней тут же подошла и поцеловала.
- Вот так всегда. Почему если девчонки целуются при встречи, значит подруги, а если парни, то геи? - на лице Тимура виднелось непонимание, обида и удивление.
- Тимурчик, если ты так хочешь, можешь целовать, сколько влезет, я не против. Кстати, скоро остальные подтянуться, они остались внизу, курят.
- А кто ещё идёт с нами?
- Тём, там все наши: Тоха, Андрей и Анька, Костик и Кристи, Жорик и Стэсси, Макс и Катя, Алекс и Оля, ну ещё один Алекс с каким-то новым парнем, я его не знаю. Так что собирайтесь и пошли.
- А ты у нас посол доброй воли ООН.
- Да, Тим. Помогаю таким обездоленным, как ты. Природа то обидела, мозги забыла в голову положить.
- Чё всех сегодня на мозги тянет? Они у меня есть, иначе чем бы я думал?
- Не знаю, не знаю. По-моему в те редкие мгновения, когда ты ДУМАЕШЬ, ты это делаешь отнюдь не мозгами.
- Молодец, подруга! Красиво, хоть кто-то его на место ставит, - я заливалась смехом, а Тим стоял, не понимая, и смотрел на нас как на трёх идиотов, которые уже чуть ли не лежали на полу от смеха.
- Ладно, я на вас в клубе отрыгаюсь. А с тебя, блондиночка, ещё массаж со вчерашнего дня остался, - теперь на лице Тимура появилась улыбка, а с моего она медленно сползла, - ну что, пошли! - Проходя мимо меня, он взял меня за руку и потащил за собой, а уже стоя в дверях, тихонько поцеловал в щёку и шепнул, - ты обещала, так держи своё обещание, сегодня, после клуба, если буду один, а если нет, то с утра.
- Когда ты был один?!
- Позавчера, пока ты не составила мне компанию.
В клубе всё как всегда: музыка, коктейли, Артём… А что ещё нужно для полного счастья… да, забыла, что бы Тим перестал так на меня смотреть, а то чувствую себя куском мяса.
- Привет! Братишка, ну как так можно, посмотри на это ангельское личико, почему на нём такая откровенная скука?
- До твоего появления всё было нормально, так что вали от сюда, к тому же вон та девушка, по-моему, тебя ждёт.
- Я из-за этого и пришёл. Детка, сегодня не получится, так что давай, как договаривались, на завтра перенесём…
- О чём это вы договаривались?
- Тебе не понять, мелкий! Подрастёшь, объясню, о чём можно договариваться с девушкой…
- Не переживай Тём, я ему массаж обещала.
- Какая же ты вредная, не даёшь родного братишку позлить, последней радости лишаешь.
- Твоя последняя радость стоит и ждёт тебя.
- Типун тебе на язык, придурок. Я надеюсь, что она не последняя за сегодняшний вечер, а то вчера за понедельник не отыгрался.
- Тим, в этом городе ещё есть девушка, с которой ты не спал?
- Да. Как минимум две: ты и Юлька, но я не теряю надежду, что скоро останется одна, и поверь, Юлька мне даром не нужна, - его рука ненавязчиво легла на моё колено, а рука Артёма, так же ненавязчиво треснула его по голове.
- Хорошо понял, и моя любимая фраза…
- «Я скрываюсь, как сказало бы солнце», - закончили мы с Артёмом, - пока, скучать не будем, обещаем!
Он ушёл, а мы растворились друг в друге, в нашей любви, нежности, в нашем маленьком мире…
Как добрались до дома, точно не помню, всё словно во сне: объятья, поцелуи… Дома всё только продолжилось. Нетерпеливая дрожь его пальцев, тёмный огонь его глаз и сдвоенный, совершенно непереносимый огонь наших губ поглощало наше «люблю» и «хочу». Мы уже научились понимать друг друга без слов – по малейшему движению истосковавшихся друг по другу душ…По горячке сливающихся в одном порыве тел.

23,07,07-24,07,07

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 18:53 + в цитатник
В колонках играет - Sue - Boyfriend
 (604x453, 70Kb)
Настроение сейчас - Jabutyyjt

Вечер медленно переходил в ночь. Солнце садилось где-то за горизонтом, оставляя лишь тонкую, красную ленту, красиво отражающеюся в воде. Весь день прошёл как-то нелепо, быстро, бессмысленно, обыкновенно. Мы с Артёмом цеплялись друг в друга, таскались друг за другом с абсолютно затравленным выражением глаз, целовались на каждом шагу, будто пытаясь друг другу что-то доказать, держались за руки, будто школьники, предоставленные сами себе. Мы всегда будто жили в своём мире, не замечая никого и ничего. Мир этот был хрупким, как тишина этого вечера: в этой магической скорлупе обоюдной влюблённости мы прятали свои проблемы, первой из которых была невозможность всегда быть вместе. На смену очень острым ощущениям пришло расслабленное чувство нереальности происходящего. Вернувшись домой, мы сразу пошли спать, потому что оба были очень потрёпанны и измождены. Спустя какое-то время пришёл и Тим, он был пьян, просто мертвецки.
- Ну привет, братишка! Не делай такое лицо, ненавижу это. О, привет Детка! Почему ты здесь, моя комната соседняя, пошли.
- Отвали от нас придурок, мы спать хотим. А ещё одно такое высказывание, и точно я тебе бошку откручу, всё равно в ней мозгов нет.
- Да пошёл ты!!! Ангел, блин, хренов. Барби пошли со мной, а то меня щас точно от его приторности стошнит.
- Зато ты у нас весь такой из себя плохой.
- Понятно, как всегда я левый. Ухожу.
Тим вышел, через минуту в ванной зашумела вода.
Артём повернулся ко мне, провёл по волосам рукой, поцеловал.
- Прости его, просто он пьян.
- А перед ним не хочешь извиниться?
- За что?
- Он твой брат.
- А, ну да. Прости придурок, за то, что я твой брат. Так что ли? Плевать, я, что из-за этого, должен его терпеть.
- Тим, хотя бы не пытается быть хорошим. Да он бывает сволочью, но он этого не скрывает, а ты… действительно тошно.
- Так иди к нему, он так этого долго добивался. А когда он тебя продинамит, как остальных, приходи, поговорим.
- Да пошёл ты!
- Второй раз за последние две минуты – просто рекорд, - злая, до этого момента не знакомая мне улыбка, появилась на его лице.
Я вскочила из постели и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. Отдышавшись и собрав всю волю в кулак, я открыла комнату Тима. Господи, как можно жить в таком бардаке, хотя у Артёма ещё хуже, когда он куда-нибудь собирается, а что порой твориться в моей комнате… у Тимура ещё относительный порядок, если не считать футболки на люстре – всё более менее. Я встала на цыпочки и сняла её. В этот момент в комнату зашёл её хозяин, в одном полотенце; хорошо что там было темно и он не видел, как я покраснела.
- Так, значит, ты приняла моё предложение?! – тоже улыбка, но какая-то другая, такая, какой может улыбаться только Тим, за которую можно простить всё…
- Не совсем, просто ты прав: Артём бывает через чур приторным.
- Ааааа, так ты пришла из-за того, что вы опять поругались. Сколько раз повторять, я не оружие, что бы мстить брату. Хотя… чёрт, когда я успел стать таким принципиальным, - Тим подошёл ко мне и обнял.
- Да пошли вы оба! Братья, блин, акробатья… я и на тебя щас обижусь.
- Что я тебе такого сказал-то? Ну-ну, ну не дуйся хотя бы на меня…
- Дуются рыбки, они из-за этого как шарики становятся, Тим… А я обижаюсь.
- Я знаю, как сделать так, что бы ты забыла обо всех обидах, - Тим притянул меня ещё ближе, потом нежно поцеловал в шею и провёл короткую чёрточку языком около ключицы.
- Тим…
- Матом крыть будешь? Слушай… у меня столько девушек было: нежных, ласковых, на всё готовых… Мне этого было мало. А теперь что? У меня девушка, хотя нет, даже не у меня, а у моего брата, которая только и делает, что дерётся со мной. Я люблю играть в подчинение, но обычно подчиняются мне. Иначе я устаю…
Он смотрел прямо и открыто, без ухмылки и без позы. На миг мне стало страшно, что он действительно устал: так напряжено было его лицо. Потом он закурил: в бликах зажигалки его черты стали мягче.
- Ну не смотри на меня так… Фак, я себя уродом чувствую…Ну выпил... Ну что такого?! Что за детсад, ей Богу…
- Я не об этом. Тим, ты мне очень дорог, но как друг. Мне казалось, мы разобрались с этим, – я вырвала сигарету из его пальцев и с силой ткнула в пепельницу.
Он повернулся, ненавязчиво обнимая меня за пояс, но я сбросила его руку. Тим рассмеялся.
- Детка… Ну зачем ты так?
- Ты мне только друг…
- Это ложь… - в его голосе слышалась обида. – Котёнок, кого ты хочешь обмануть? Я чувствую, как ты дрожишь под моими ладонями. Я знаю, что эта дрожь означает. Я совсем тебе не друг.
- Пусть так… и что?
- Зачем ты опять причиняешь боль себе и мне?
- Я хочу, чтобы ты понял… - договорить я не успела.
Его лицо зависло в сантиметре от моего, наши губы почти соприкасались…
- Милая, ты тоже пойми кое-что... – прервавшись на поцелуй, он проявил жёсткую настойчивость, которой мне так не хватало. Его губы были требовательными, я почувствовала, как моя уверенность в собственных аргументах тает прозрачным обмылком. – Я хочу тебя, хочу…
- Тим, я его люблю.
- Хорошо. В таком случае, ты не могла бы отвернуться, а то мне переодеться надо.
- А… да… конечно… сейчас.
- Ну не красней же ты так.
Когда мы легли, я ненавязчиво обняла его и легла ему на грудь. Он аккуратно поглаживал меня по голове, а мне было так хорошо и спокойно с ним…
- Знаешь, а ты первая девчонка, которая вот так на мне лежит, - Тим посмотрел на меня и ухмыльнулся.
- В каком смысле?
- Всё очень просто. Обычно девушки засыпали в такой позе, уже после того как мы переспим. А с тобой всё не по-человечески.
- Ну хоть в чём-то я у тебя первая.
- Ты первая, к кому я так привязался, может, даже влюбился.
- Не начинай, пожалуйста. Мне так хорошо с тобой, спокойно.
- И это тоже ты мне первая говоришь, - когда он это говорил, я решила подвинуться, потому что осознавала, что медленно сползаю вниз, - эй, Детка, не ёрзай так плииииз, а то точно уснуть не смогу.
- Мне не удобно.
- Знаешь, мне тоже, но я же терплю.
Я резким движением села на кровать.
- Детка, я не в том смысле. Ложись обратно, а то мне как-то не по себе.
- Тебе же не удобно.
- Когда ты на мне извиваешься, как змея, да, а когда лежишь, очень даже, - опять его наглый взгляд и улыбка, если бы я сейчас стояла, колени точно бы подкосились, но за место этого, я просто засмеялась, - ты точно ненормальная. Обычно у девчонок башню сносит, когда я так делаю, а ты начинаешь смеяться, что за чёрт.
- Может, просто поболтаем, а то спать совсем не хочется, - я попыталась посмотреть в его глаза, но они просто резали своей открытостью, наглостью, прямотой. Под его взглядом я всегда чувствовала себя шоколадкой, которая плавится под лучами солнца, этим солнцем был Тим.
- Ты серьёзно хочешь ПОГОВОРИТЬ? – а ухмыляется он так же как его брат, - Есть масса более интересных дел.
- Ich will wirklich nur reden.
- Ой, ну вот только давай без этой немецкой фигни, мне с ней Артём уже все мозги про… а, да, забыл, я ж не матерюсь, прополоскал. Ты же знаешь как я ненавижу Токов. Особенно этого, как его, Тома. Не делай такое лицо, как будто в первый раз об этом слышишь, если моему братцу эти четыре придурка нравятся, его дело, у меня сто причин их не любить. Тома, как минимум за то, что он на меня похож, не смотри так, я на год старше чем он, значит это он на меня похож, к тому же он хреново играет на гитаре… а, да, забыл, ещё мне не нравится то, что некоторые девчонки спали со мной из-за нашей схожести, хотя нет, за это ему респект от меня, но всё же обидно.
- Для начала, ничто не даёт тебе права так говорить о парнях. А если ты про песню «Reden», то там чуть другие слова, там поётся «Wir wollten nur reden, Und jetzt liegst du hier, Und ich lieg daneben, Reden – reden», но это так для общего развития. Во-вторых, ребята молодцы, сколького добились в сбоём возрасте, в-третьих, Том очень даже хорошо играет на гитаре, прям как я на нервах…
- Нет, в этом он от тебя на таком же расстоянии, как Германия от России.
-… а девчонки… сам таких выбирал.
- Ладно, ладно, я уже давно понял, что с фанатами спорить бесполезно.
- Эй, я не фанатка, просто очень обидно, что какой то придурок щас лежит здесь и говорит здесь всякую хрень, а они столько вкалывают, обидно, честно обидно.
- У тебя красивая спина, когда ты так сидишь, правда лучше было бы, если ты снимешь сорочку, а то она пол вида скрывает, - он аккуратно привстал, обнял меня за пояс и поцеловал в плечо. Я тихонько щелкнула его по голове пальцами, - ай, и так башня болит, а ещё ты со щелбанами. Расслабься и получай удовольствие, - он начал ложиться и потянул меня за собой, мы опять лежали обнявшись.
- Спасибо.
- За что, я ведь ещё ничего не сделал?
- Вот за это и спасибо.
- Это потому что я пьян и плохо соображаю, но даже это не меняет того, что я хочу тебя. Ааах, если не братишка в соседней комнате, я б не стал сейчас вот так лежать и ничего не делать, - опять его улыбка, опять прощаю всё, и то, что он действительно считает меня своей игрушкой, и то, что специально пытается обидеть, и то, что его рука сейчас не там где надо, - ну, Детка, не смотри же на меня так. Кому-кому, а вот тебе точно нравится моя наглость, поэтому руку не уберу, мне нравится.
- А я ничего не говорила.
- Но подумала, я знаю, в твоих глазах всё написано. Я ведь будущий психолог, хотя походу мне скоро самому он понадобиться.
- Нее, психолог тебе уже не поможет, тебе психиатр нужен.
- Походу, ты права. Со мной что-то не то, на мне лежит девушка, которую я уже пару недель хочу трахнуть, а я ничего не делаю, - я с силой ударила его по груди, - осторожно, больно же.
- Нет, Тимочка, больно тебе было, когда я тебя тогда коленом приложила, я сейчас так, можно сказать приятно, - на его лице появилось такое затравленное выражение, видимо вспомнил, как тогда альтом весь день говорил.
- Не напоминай, это было жестоко с твоей стороны, даже для такого подонка как я.
- А ты не такой уж и подонок, как думаешь, - я осторожно привстала и поцеловала его в уголок губ.
- Как-то ты разучилась целоваться, брату, что ли пожаловаться, - он схватил меня в охапку, притянул к себе и поцеловал, долго, страстно…
- Эй, стой, это уже не по правилам, - выпалила я, когда смогла освободиться.
- Что не по правилам, по-моему правила нашей с тобой игры запрещают только секс, а остальное можно. Кстати, давно хотел спросить, оральный секс тоже нельзя, - по пощёчине, которую я ему влепила, он, наверное, понял, что да.
- А ещё, если ты забыл, было правило, что никто из нас не расскажет ничего Артёму, а то он не поймёт.
- Точно, мой братишка жуткий ревнивец. Я между прочим не понял кое-что, так что там с… эй, эй, больно, я про поцелуи, можно - объятие, поцелуй, ещё один, и ещё… Тим когда же ты начнешь дожидаться ответа. Мы опять легли, в этот раз я устроилась удобнее, - Котёнок, не зажимайся же ты так, если бы я хотел тебя… с тобой переспать, так вежливее будет, хотя смысл не меняет, но ты не так сильно бьёшь. Так о чём я, а да, я бы тебя особо не спрашивал. Что за кукольное лицо, обожаю блондинок, такие глупенькие, я о том, что ты сама особо не против, а если ты об Артёме беспокоишься, так он тебя так любит, что всё простит, а тем более меня…
- Знаешь, никогда не смогу предать, - я тихонько провела по его голове рукой, такое непривычное чувство, у Тёмы то гладкие волосы, а у Тима дреды…
- Прикольно, обожаю, когда мне голову массажируют.
- А мне казалось, что ты не любишь, когда тебя по голове трогают.
- Казалось, сделай так ещё раз, мне нравится, - каким же масленым он может быть, когда ему от тебя что-то нужно.
- Тогда ложись мне на живот, так удобнее.
- Ну, смотри, сама предложила, - я легла на спину, а он улёгся на меня, - Детка, ты мастер. Понимаю, почему Артём тебя так любит, у тебя руки, как у ангела. Ладно, давай обратно ко мне. Только пообещай, что завтра сделаешь мне массаж.
- Хорошо.
- Я уже в предвкушение, тем более, завтра мне хреново должно будет быть, переборщил я сегодня с выпивкой…
- Я тебе пиво приготовлю, сразу лучше станет. Давай спать, очень хочется.
- Ладно, засыпай, я пока не хочу.
Я заснула под его нежными руками, но почему-то хотелось прохлады его брата.

Утро. Какое жестокое слово, особенно когда оно начинается с грозного взгляда Артёма.
- Как спалось, Анют? Понадеемся хорошо, как минимум Тиму понравилось, это видно по его довольному виду.
Я повернулась на другой бок и увидела, мирно спящего Тима, он слегка приобнял меня за талию и чему-то ехидно улыбался.
- Не кричи так, Тём, он ещё спит.
- Утомился, бедолажка. Ну как, правду говорят, что мы с ним разные? - он говорил, просто как жалил, но в его глазах виднелись только детская обида и непонимание, но никакого яда.
Я тихонько встала, взяла его за руку и потянула в коридор. Как только мы вышли из комнаты, я привстала на носочки, обняла его за шею и как только могла нежно, поцеловала его, вложив в этот поцелуй всё то, что мучило меня всю ночь.
- Глупенький. Люблю-то я тебя.
- А я тебя. Не делай больше так, я пол ночи заснуть не мог, без тебя, без твоих рук, глаз, чёрт возьми, из-за того, что ты была с ним.
- Так о чём ты хотел поговорить?
- Ни о чём, когда ты рядом не могу ни думать, ни говорить.
- И не надо.
Всё вернулось на круги своя. Но когда проснулся Тим… мы были на кухне, я заранее положила пиво в холодильник, хоть он особо и не страдал от похмелья никогда, но вдруг.
- Привет всем. Пиво есть, - в него тут же полетела банка, - спасибо, Детка. Мне сегодня такооой сон приснился, типа ты со мной спала.
- Это был не сон, - я еле смех сдержала, увидев его лицо.
- Тёма, братик, не бей, она сама пришла, и у нас НИЧЕГО НЕ БЫЛО, честное слово. Если было бы, я с удовольствием получил, но я ничего не помню, поэтому не трогай меня, у меня и так башка болит.
- Не парься братишка, не трону.
- Ааа, всё понятно, начинаю вспоминать… так что там с массажем, или это уже было во сне.
- Потом Тим, мы уже уходим. Приходи в себя, потом поговорим… и массаж тоже потом
После завтрака мы с Тёмой пошли прогуляться в парк. Мерно текущая вода, пара искусственных порогов, на которых маленький ручей превращался в подобие водопада. Цветы, бабочки, птички, деревья и куча таких же влюблённых парочек как мы. Никогда не думала, что может быть так приятно говорить три слова и слышать их в ответ: « Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ», это так просто и так сложно, но так приятно. Мы подошли к одной из свободных скамеек, я села, а Артём продолжал стоять, с каким-то задумчивым видом.
- О чём задумался, Зай?
- А, что? Понимаешь, я думал всю ночь как ты мне дорога. Анют, не уезжай, останься, я не смогу без тебя.
- Не могу, если бы могла, то осталась бы.
- Останься. Переведёшься в новую школу, для тебя это не впервой. Жить будешь со мной. Какие проблемы, через пару годиков женимся, и тебя точно никто не сможет отобрать у меня.
- Нет. Ладно ещё со школой, но как последнее, с проживанием объяснить родителям, с ума сошёл?
- Вот именно сошёл, как только тебя в первый раз увидел. А родители, родители здесь ведь ни при чём, ты просто не хочешь.
- Хочу, очень хочу, ты даже не представляешь как. Но не могу, - скольких же сил мне стоили эти слова.
- Тогда, обними меня и пообещай, что будешь любить, любить даже там.
- Буду, ты ведь это и так знаешь…- я встала на скамейку, что бы доставать до него, но не рассчитала, теперь я была на несколько сантиметров выше чем он.
И опять эта, только мне понятная магия: Изгиб его тёмной брови…
Безумная красот его глаз… Мягкая чувственность губ… В расстёгнутом вороте его тонкой рубашки видно узкий треугольник его смуглой груди…На шее бешено бьётся венка… Родной… Любимый… Мой… Только мой… Тёмка… Как же я тебя ЛЮБЛЮ… и мне не стыдно об этом даже кричать… Его руки, обнявшие меня… Тонкие пальцы, забравшиеся под мой топ… Тёплое облачко дыхания на моей щеке… Острые чувства, как в тот самый первый вечер, когда его глаза были так похожи на звёзды….Подняв лицо, я увидела его тёплый взгляд: его глаза и сейчас были такими...
- Поцелуй меня…
Вкус его губ, запах его тела… С ума сойти… И похоже я уже сошла…
- Постеснялись бы, люди ведь ходят, - буркнула какая-то бабка проходившая мимо.
- А я её люблю, и здесь стесняться ничего, - оторвавшись от меня выкрикнул ей вдогонку Артём, с видом триумфатора.
- Стыдоба та какая, - не унималась бабулька, такие как она, обычно сидят около подъездов, на лавочках и перемывают всем косточки.
- Пошли-ка отсюда, а то она не успокоится, пока не выведет меня, а потом ещё и скажет, что я хам, - с этими словами, он подхватил меня с этой скамейки, взял на руки понёс к пруду.
- Да отпусти же меня наконец, я высоты боюсь.
- А я тебя потерять, поэтому не отпущу.
- Ну, хотя бы опусти, - меня почему-то жутко смешило его выражение лица, и я не смогла сдержать смех.
- Что такого смешного я сказал?
- Ничего, просто я тебя очень люблю. Так ты меня опустишь?
-А, да. Так, моё любопытство берёт верх над всем, так что ты с моим братом всю ночь делала? Я час, наверное, ваши голоса слышал.
- Раз слышал голоса, значит, наверное, … разговаривали.
- И только? Я то своего братца знаю, он бы не упустил случай.
- Зато ты правил не знаешь…
- Так, каких ещё правил? Что я пропустил?
- Не могу рассказать, нельзя. Скажу только одно, мы с Тимом договорились, что никогда не сделаем тебе больно. А правила я тебе потом рассажу, числа так 29, как раз в это время истекает срок нашей игры.
- Игры? Ничего не понимаю, а игрушка случайно не я? Что вообще происходит?
- 29 расскажу, а пока, - я попыталась его поцеловать, но он просто приподнял голову, а я элементарно не дотянулась.
- Нет, я ничего не понимаю, что за глупые игры? Какого чёрта? Что происходит? Объясни мне, я запутался.
- Я тебя ЛЮБЛЮ! Что-нибудь ещё нужно объяснять. Я твоя, только твоя, вся…
- Ладно, верю, - теперь он сам начал меня целовать…

21,07,07

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 18:21 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel - on the edge
Настроение сейчас - Прикольное

Тоже не самый счастливый день, но что я могу сделать, если всё всегда так… мы всегда сорились, потом мирились, опять ссора, опять примирение и так по кругу, за это я его и люблю…

21,07,07
«Блин, я даже не понимаю, почему мы поссорились в этот раз. Ведь всё было так хорошо. Зачем он напомнил мне про Ксану,… зачем я поцеловала Тима на его глазах. С каких пор мы с ним превратились в таких,… как Тим и Ксана. Когда я успела стать стервой, а он таким же кабелём, как его брат…» - думала я, сидя на диване, после очередной ссоры с Артёмом. В этот момент он вошёл в комнату и плюхнулся в кресло напротив меня. От его улыбки мне стало не по себе.
- Ну что, зай… Рассказывай. Зачем было это маленькое представление? Меня дожать хотела? Впечатлён твоей решительностью, но… - он прищурился, заставив моё сердечко подпрыгнуть, - ты слишком наивная, милая, доверчивая, а главное совсем не умеешь врать. Блондинка… Блондиночка моя… Моя ведь?
Я краснела и бледнела. Моя рука, по привычке, судорожно шарила по поверхности дивана, но ничего не было. НЕ БЫЛО!!! А Тёма продолжал…
- Зай… Не утруждай себя, подушек и другой ерунды, которой ты можешь в меня бросить, нет.
- Артём…
- Я уже 18 лет, как Артём. Анечка…Анюточка… Злючка моя страстная…
- Ты злишь меня специально? Да?
- А ты меня?
- Я тебя терпеть не могу….
Он расхохотался. Потом пристально посмотрел на меня.
- Ну да, конечно. Ночью, крошка моя, ты была гораздо сговорчивее. Скажи мне это ещё раз, мне любопытно смотреть, как твои сладкие губки говорят мне такую откровенную неправду…
- Я тебя ненавижу, осёл! – я была готова расплакаться: он не держал меня за руки, как Тимур, но под его карим взглядом я чувствовала себя совершенно беспомощной.
- Ну конечно, конечно… Именно поэтому ты провела со мной нескучную ночку, а потом ещё и ещё одну. Ладненько, что-то я затрепался тут с тобой.
Он встал и пошёл домой. Я проследила его взглядом. Остановившись, он послал мне воздушный поцелуй.
- Детка, ты ведь не хуже меня знаешь, что я тебе дорог. Об этом ясно написано у тебя в глазах.
Я пробежала по коридору к лестнице, и вцепилась в его футболку.
- Ах ты… - он смеялся, я не знала, как высказать то, что чувствовала сейчас. Поэтому просто била его кулаками в грудь.
Но усилий не рассчитала. Он не перестал улыбаться, когда покачнулся на верхней ступеньке лестницы. Артём падал как в плохом фильме с дешёвыми спецэффектами: медленно, ужасно, страшно… Пока он катился, я чувствовала злорадство. Увидев его распростёртое внизу тело, я вздрогнула. Испугалась. Ужаснулась. Сбежала вниз. Присев около него, я сняла с него кепку, у которой безжизненно повис сломанный козырёк.
- Тём… Тём… - жалобно звала я, но он был бледен и неподвижен.
Чувство холода поднялось во мне пугающей волной. «Что же я наделала…» Мне не просто хотелось плакать. Мне хотелось умереть. Я смотрела на лежащего Тёму сквозь слёзы. Весь мир казался мне дрожащим, переливающимся и… пустым. «Почему?!» - только этот вопрос волновал меня сейчас. Нет, я не представляла себя без него – одну.
- Нет, - прошептала я, - нет, нет…
Его ресницы дрогнули. Я с радостью обняла его плечи.
- Тёмочка, Тём, ты живой… Я так … я… я счастлива. Я не хотела…
Он открыл глаза. Выражение его лица было абсолютно офигевшим.
- Я что, с лестницы упал?!
- Да, - я нежно коснулась губами его щеки.
Вдохнула его тёплый запах… Почувствовала нежное тепло его кожи… Ощутила на себе магию его близости… Он сел, не пытаясь освободиться из объятий. Наоборот, он сгрёб меня в охапку, притянув к себе. - Тём, ты умеешь быть нежным? - спросила я, хотя мне нравилась эта его грубость. Он криво усмехнулся.
- Умею, и ты знаешь это не хуже меня, моя маленькая врушка.
- Почему это я врушка? – я прижалась к его груди, слушая ровный стук его сердца.
- Потому что я не упал. Это ты меня столкнула, - сказав это, он обжёг меня горячими губами.
Поцелуй получился жарким. Поцелуй получился злым… Я это почувствовала. Мы как два скорпиона в одной банке не давали друг другу спокойной жизни. Но сейчас мне очень хотелось его нежности.
Потому что он был жив, и меня это очень радовало.
- Прости меня… - я уткнулась лицом в его грудь.
- Да ладно тебе. Представляю, какой ты кайф словила, когда я летел.
- Дурак, - я провела ладонью по его плечу, пытаясь уловить в нём ответный отклик,- ты что, Киримов, головой ударился?
- Сама поняла, что сморозила? – он поднял мой подбородок и ещё раз впился в мои податливые губы. – Ещё как ударился. Наверное шишка будет.
- Дай поцелую – не будет, - я прижалась губами к его лбу.
Лоб был горячим. Весь он был горячим.
- Помоги мне подняться, - попросил он. Я протянула ему руку.
- Ты цел? Ты ничего не сломал?
- О… нет, кажется, нет. Всё, что тебя интересует, всё на месте и в целости-сохранности, куколка моя.
- Не называй меня так.
- Почему же? Ты…
- Я не кукла, - я попыталась отойти, но он крепко держал меня за руку.
- А я этого и не говорил. Почему ты так воспринимаешь мои слова?
- А что… - я покраснела, опустив глаза. Тёма усмехнулся.
- Да ничего. Ты просто подумай о том, что если тебе приятно любить во мне романтичную сволочь, мне ничего другого не остаётся, как быть таким. Это вполне логично. Тебе нравится, что я пытаюсь обидеть тебя, а потом лезу к тебе с поцелуями. Тебе нравится злить меня, и ещё больше - когда твои уловки на меня не действуют. Признайся, сегодня ты перегнула палку. Так может, хватит уже?
- Хватит, наверное… Не знаю.
- Ну так… - он вновь прижал меня к себе, заставив задрожать.
Я понимала, что из этих рук я не смогу вырваться. И даже не захочу вырываться. Он осторожно провёл рукой по моей спине, чувствуя лёгкую дрожь под пальцами. Ласково поцеловал в шею, провёл языком по щеке, обжог поцелуем, таким страстным, но нежным…
- Позволь мне быть нежным, и я таким обязательно буду. Не заставляй меня воевать с тобой. Расслабься, не думай о том, что меньше месяца назад ты была …
Его голос звучал как волшебная музыка, в то время как его руки… О нет. Только не это… Его руки вознамерились свести меня с ума.
- Нет…
- Да.
- Нет.
- Да, Ань, да… и ты не хуже меня знаешь, и не меньше меня этого хочешь.
- Врезать бы тебе…
- Думаешь, меня остановит? Скажи это ещё раз, у тебя так эротично голос дрожит… - он улыбался, играя пирсингом в языке. – Ваву, перестань. Ты же знаешь, чем это закончится. Расслабься и получи удовольствие. Ты же меня любишь?
- Я тебя ненавижу…
- Любишь…
- Ненавижу!
- О Боже, как мне надоело слушать твои бредни, сладкая моя… Любишь, Зай, любишь… - Его губы замерли в миллиметре от моих, отчего я вообще оцепенела, боясь даже дышать. – Лю…- касание,- бишь…- касание. Я почувствовала, как теряю остатки самообладания.
Он подхватил меня на руки и понёс вверх по лестнице. Я сдалась. Я расслабилась и получала удовольствие, стараясь не думать ни о чём, кроме того, как сильно я его люблю, ненавижу, люблю ненавидеть, ненавижу любить…

 (573x452, 82Kb)

Новые дневы

Суббота, 24 Ноября 2007 г. 18:16 + в цитатник
В колонках играет - Аврил Лавинь
Настроение сейчас - Прикольное

Привет! Я тут ещё пять дневников переписала, в смысле эти дневники у меня в столе лежат, но в рукописном виде, а когда появляется время, я беру их и переношу в комп. Они, конечно, чуть-чуть изменяются, я убираю от туда все свои примечания (такие как в первом дневе) и не самые интересные и цензурные моменты… а дневы Артёма и Тимура я не трогаю, ну почти не трогаю. Так что если кому-то нравилось, продолжаю:

 (294x257, 24Kb)

Без заголовка

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:26 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
 (426x480, 44Kb)
Настроение сейчас - Очень!!!

Больше пока выложить не могу. Дневники хоть и есть (21,07,07-30,07,07), но они пока не отредактированны, как только сделаю - выложу. кстати, ещё дневники с того как я съездила в Москву, если интересно, то напишу...

20.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:20 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
 (533x400, 50Kb)
Настроение сейчас - Оч даже

Ранее утро. Мне казалось, что я замерзаю ещё больше, глядя на мглу, колышущуюся за окном. Артём спал. Будить его не хотелось – слишком он любил поспать, слишком мало ему спалось в последнее время. Я смотрела, как его смуглая худая рука обнимает подушку, как мерно поднимается его грудь, и моё сердце сжималось от нежности, от жалости, от острого чувства вины перед ним. За нарочитость моей независимости от него.
За его наигранную весёлость с того самого вечера, когда мы впервые по-настоящему были близки к разрыву. За то, что я на мгновение показала ему свою силу, свою способность жить без него.
«Я не умру, Тём… Нет. Будет больно, но и это пройдёт», - прошептала я, чудовищно боясь, что он услышит меня.
Но он не слышал. Он улыбался во сне. Мой ангел… Унизанная кольцами кисть метнулась по тёмному шёлку простыни, будто в поисках чего-то. Накрыв его пальцы своими, я почувствовала, те крепки ниточки, связавшие нас. Нас…
А кто мы, в сущности? Мы люди из одного мира. В свои девятнадцать он уже устал. Устал вертеться, как белка в колесе, устал врать самому себе, устал изображать романтика, сволочь, всё то что ему приписывали другие, чего от него они ждали. Ему очень давно не давали быть капризным ребёнком. Он пытался быть мужчиной, но по-прежнему оставался мальчиком, не знающим слова «нет». Он тянулся на цыпочках, показывая мне себя с лучшей стороны, но он ужасно устал притворяться. Спи, любимый. Спи… Так кто мы? Пара влюбленных друг в друга идиотов?
А много ли мы знаем друг о друге? Я думаю, хотя нет – я точно знаю что НЕТ, мы не знаем и не хотим знать друг друга, нам хорошо в НАШЕМ придуманном мире. Он взял меня своим взглядом, а я … Наверное, тем, что не была похожа ни на него, ни на его бывших девушек.
Каждый из нас видел перед собой образ. А я ещё и старалась этому образу соответствовать.
«В сущности, я мало чем отличаюсь от Тима – могу побыть сволочью порядочной…»
«Иногда я могу быть просто невыносимым…»
«Никогда больше не шути со мной так…»
Милый… Тимур никогда не скрывал, что он та ещё скотина. Это вполне в его стиле, ему за это многое прощается. А вот ты… За твоим притворством скрывается не только вселенская усталость, нет. Ты пресытился всем, и теперь тебе хочется, чтобы тебя любили таким. Любили по-настоящему – без «если», без «потому что», без того что ты как ОН. Любили всегда, а не тогда, когда за всё уже уплачено. Чтобы тебя берегли и жалели. Чтобы тебя не отдавали и удерживали. Чтобы это была ОНА, которая даже не знала кто такие Tokio Hotel, которая полюбила бы тебя, а не Билла в тебе... Которая будет дорога тебе самому, которую ты реально сможешь потерять. И которую не сможешь вернуть ничем.
Скажи мне, на что ты рассчитывал, когда пришёл ко мне? И удался ли твой расчёт? Судя по тому, с каким остервенением ты вцепился в меня там. Тёма... Золотой мальчик...
Мой любимый мальчик... Ты не хочешь, но не можешь не замечать мой характер. То, что у меня есть своя жизнь, пугает тебя. Ты не можешь не думать о том, что я от тебя уеду - и это тебя бесит. Ты же понимаешь в глубине души, что тебе не удержать меня, если тонкая нить между нами оборвётся? Ну так не дай ей порваться, умоляю тебя...
Его пальцы были тёплыми, а дыхание ровным. Осторожно убрав руку, я встала, чтобы уйти. Чтобы не видеть его. Чтобы не влюбляться в него ещё больше, не дать полной силы своему желанию постоянно касаться его, смотреть в его лицо, целовать его сонные губы... Чтобы не разбудить его, иначе вечер плавно перейдёт в секс, так и не дав мне возможности поговорить с ним, чтобы выяснить...
Да что тут выяснять... Мне и так всё предельно ясно. Я влюблена в него. Ангела-эгоиста, красивую сволочь, нежную тварь… Я пропала. Потому что, кажется, это взаимно...

Не зажигая света, я прошла на кухню, через несколько минут за мной зашёл Тёма.
Узкие джинсы, ремень с бляхой в виде черепа и цепи. Только он может так спать улечься. В цепочках…
Глаза ещё сонные, но губы уже надутые… Он подошёл так близко, что я чувствовала его тепло. Подняв голову, я посмотрела прямо ему в глаза. В его умопомрачительные карие глаза…
Кухня, как и остальная квартира при свете выглядела странно.
- Тём… подари мне это.
Удивление сделало его взгляд просто завораживающим.
- Мою цепочку? Эту?!
- А что? Их у тебя тысяча... А я хочу именно эту. Сейчас. Отдашь?
Он тихонько рассмеялся.
- Без проблем… Ваву, ты меня удивляешь.
- Это хорошо или плохо? - я подошла почти вплотную, едва не касаясь его грудью.
- Не знаю… Но мне нравится. - Он расстегнул цепочку и протянул его мне. – Бери, она твоя. Кстати… Мне нужно поговорить с тобой. Это важно.
Поговорить? Я сжалась. Нет, я не хочу сейчас разговаривать… Я легонько коснулась его щеки.
- Застегнёшь? – приложив цепочку с крестом к своей шее, я доверчиво отбросила волосы, склонив голову на бок. Он улыбнулся.
- А как же… - прикосновение его рук слегка спутало ход моих мыслей.
Щелчок.
- Черт…
- Что случилось?
- Укололся… - На его пальце блестела капелька крови. Прежде, чем он что-либо сделал, я взяла его ладонь в руки. - Ты….
Я нежно коснулась губами его кровоточащего пальца. Это прикосновение - нежное, чуть влажное, тёплое, наполненное заботой о нём - заставило его вздрогнуть. Нет, Тёма… Мы не будем разговаривать. Не сейчас.
- Ань…
- Что, сладкий мой?
- Это вечерний воздух на тебя так влияет?
- Неа… Это ты. Влияешь.
- Ээээмммм…
Отпустив его руку, я взяла его за ремень джинсов и притянула к себе.
Привстав на цыпочки, я коснулась губами его брови, а потом закрыла ладонью его глаза.
- Эни… - только и выдохнул он. Этот вздох я поймала губами, не дав ему сказать ещё что-нибудь, остановить меня, прекратить моё лёгкое помешательство.
Меня понесло… Поцелуй. Ещё один. Его ресницы касаются моей ладони как бабочки, попавшие в сачок. Отпускаю их. Взгляд у него совершенно дикий.
О, Тём…
Что же ты со мной делаешь…
Целуя каждый сантиметр его горячей, вздрагивающей под моими прикосновениями груди, уворачиваясь от его рук, которые пытались удержать меня, я мучительно (для нас обоих) медленно спускалась вниз. Дурацкая пряжка ремня в виде черепа легко поддалась…
Круглая пуговица.
Вжик.
Вздох Билла.
- Мммм… Милая, я… я… хотел… поболтать с тобой…
Поцелуй в живот заставил его потерять нить разговора.
Посмотреть на него снизу вверх было жестоко.
В ТАКОМ контакте наши глаза не были ещё никогда.
Мой Билл….
Мой…
- О… нет... О… да…
Это всё, что он смог сказать мне этим вечером.
Дальше говорить ему не хотелось.
Впрочем, мне тоже.
Нам и без того было чем заняться в спальне Тома, заваленной его футболками…
Вечер плавно перетёк в секс, а ночь… Ночь только начиналась.
О чём говорить? Что выяснять?
Мы – парочка до безумия влюблённых друг в друга идиотов…

19.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:18 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
Настроение сейчас - Хорошее

Это мой дневник. За день до этого я чуть-чуть с Тимом поругалась.

19,07,07
Выйдя ночью, я наткнулась на Тима. Он сидел на диване и курил, будто ждал моего прихода. Обернувшись, он улыбнулся мне. Мрачно так улыбнулся… В моей душе что-то ёкнуло. Захотелось обнять его, прижать к себе и просто успокоить. Потому что он нервничал. Он дёргался. Он молча сам себя изводил. Это было так похоже на Тёму…
- Привет, - тихонько прошептал он, – посидишь со мной?
Отказать ему не представлялось возможным. Я присела рядом с ним. Тим ненавязчиво обнял меня.
- Тимчик… Ну что с тобой?
- Мне кажется, я виноват перед тобой. Я пытался позвонить, а ты трубку не брала…
- Я такая. Просто, я думала, что виновата перед тобой.
- Я что, дикий? Почему нельзя просто набрать меня и сказать: «Тимур, ты просто ошибка природы, если ты будешь себя так вести, я тебя убью…», и дальше в твоём стиле?! Просто… Чёрт, я не знаю, как сказать тебе… Мне не хватало этой твоей возни, битья и Бог знает чего ещё… Не хватало. Очень. Ты же понимаешь меня? Ты слышишь меня теперь, когда Артём с тобой? – он повернул ко мне искажённое болью лицо. Полумрак скрадывал обычно пугающее меня близнецовое сходство. Я легонько коснулась губами его горящей щеки.
- Я всегда слышу тебя, Тим. И ты знаешь об этом.
- Знаю… Иногда мне кажется, что я чувствую тебя лучше, чем Артём. Не поправляй меня, я знаю, что ты не согласишься со мной. Не бойся положиться на меня. Я совсем не хочу отнимать тебя у него. – Тим сжал мои пальцы до боли.
Я вскрикнула.
- Прости, - он тут же поднёс мою руку к лицу и поцеловал. – Помоги мне. Мне нужно знать правду, мне нужен один разговор, всего один…
- Ты хочешь, чтобы я поговорила с тобой? Когда?
Тим непонимающе уставился на меня.
- Чего это вдруг?
- Не понимаешь? Тим, Тимачка, ты мой очень хороший друг, я для тебя всё сделаю, но только не перегни палку. Ты для меня сейчас, только друг.
- Но это не так, - Тим лукаво подмигнул мне, заставив поёжиться, - … я не сомневаюсь. Ты не считаешь меня ПРОСТО ДРУГОМ. Но об этом давай завтра поговорим, с утра, в кафе, пока Артём не проснулся. Мой романтичный донельзя приторный братишка ещё и ужасный ревнивец…
Развернувшись ко мне, он подался вперёд. От неожиданности я вжалась в подлокотник. Тим рассмеялся, обхватывая меня за талию.
- Но у него ведь нет повода для беспокойства, - взяв его за подбородок, я заглянула в глаза Тима. Освободившись одним упругим движением, он зарылся лицом в мои волосы.
- Есть. Не знаю… Иногда мне кажется, что есть. Обними меня, мне холодно.
И что ему сказать на это? Я послушно обняла его спину.
- Когда-то ты просил меня перестать. Теперь я прошу тебя о том же, Тим…
- Детка…
- Не надо, Тим…
- Я тебя хочу…
Без ножа резал, и знал об этом… Жестокий парень Тимур, который вечно сам не знает, чего хочет, прямо как я… Двое из ларца…
- Я не бросаю тебя, просто не надо… вот так не надо.
- Как? Господи, да не только в сексе дело…
- Ну это очень старая песня, Тим. Давай не будем…
Мучительная пауза, во время которой каждый из нас собирается с силами. Он вдыхает запах моих волос… Я запоминаю его тепло…
- Давай. Ты выбрала его, так иди к нему. Иди…
Этот дрожащий голос, эти руки, которые по-прежнему держали меня.
- Тогда отпусти меня…
Он резко встал, отступая к противоположной стороне комнаты, убирая руки за спину опираясь на стену.
- Всё…
Нет. Не всё. Я чувствую твой взгляд. Я чувствую твою дрожь, Тим. Это сожаление. Это одиночество. Ты … ты не веришь мне. Ты во мне сомневаешься… Я поднялась и выпрямилась, глядя в его глаза. Тим не отводил взгляда. Он не хмурил брови, он молчал. Но его губы кривила снисходительная улыбка. Он знал. Он видел мои метания.
Стоп. Стоп! Стоп… Мне нельзя оставаться здесь. Это нечестно. Это неправильно.
Я делаю шаг. Ещё один, ещё, - будто заново учусь ходить. Я ухожу… Я иду…
- Эй…
Не оборачиваться… Но это выше моих сил. Я вижу Тима, стоящего в той же позе, с обнаженным торсом… Он улыбается. Он щурит глаза…Он касается языком одной из двух серёжек в губе. Нет… Три шага? Да нахрен эти три шага… Я почти не дышу, я не знаю, что и зачем я делаю. Я закрываю глаза… Я могла бы вернуться, впиться пальцами в его плечи, прижаться губами к его наглым губам. Этот поцелуй был бы долгим, выжигающим напрочь и душу, и совесть. Он был бы максимально «взрослым», откровенным и недвусмысленным. Мы вложили бы в него всё, что, так или иначе, то и дело тянет нас друг к другу – ту искру, которую заметил между нами даже Тёма. Я знала, что Тим ответил бы на этот поцелуй. Я знала, что он ждал от меня этого. Я знала, что он хотел этого. Более того, я знала, что ему это было необходимо сейчас – ещё одна маленькая звёздочка на фюзеляж его истребителя в момент, когда он чувствовал острое одиночество.
Это было бы так естественно и так… нечестно. Нет, Тим. Нет. Ты – не мой, и я - не твоя.
Прижав пальцы к губам, я легонько дунула на отпечаток. Я улыбнулась, найдя в себе силы. Я повернулась к нему спиной, не оставляя шансов затянуть меня в искрящуюся сеть его обаяния. Нет. Не мой… Не твоя. Закрыв за собой дверь комнаты Артёма, я судорожно схватила ртом воздух… Прохлада, наполненная ночной тишиной, лунным светом и тонким, родным запахом Его присутствия. Тёма спал. Мой Тёма…
Скользнув под одеяло, я осторожно положила руку ему на грудь. Не открывая глаз, он притянул меня к себе. В этом обыкновенном жесте было столько ненарочитой нежности, столько тепла… Его лицо, лежащее на подушке, было таким умиротворённым, таким родным… Мне не хотелось его будить, но мне хотелось слышать его голос. Легонько касаюсь его губ. Он открывает глаза…
- Любимая…
Он никогда раньше не называл меня так.
Целую его ещё раз. Он улыбается. Счастье захлёстывает меня широкой солнечной волной, делая ночь белой… Мой Тёмка. Тёплый, сонный… любимый… Бесконечно любимый.
- Как ты?
- Ничего… рад, что ты рядом. Уже утро?
- Нет. Ещё ночь.
- Ночь? – он перевернулся, оказавшись надо мной, - ночь…
Его губы… мягкие, но настойчивые. Его руки, горячие и сильные…
- Тёма… Мне нужно уйти домой.
- Прямо сейчас? - он улыбается, но я уворачиваюсь от поцелуя.
- Нет. Завтра.
- Это будет завтра. Вот завтра и поговорим.
И он прав. Потому что когда он так близко, когда его пальцы забираются под мою майку, когда его губы вот так касаются моих, я не могу говорить. И тем более я не могу думать о том, чтобы расстаться с ним хотя бы на мгновение. Я не пыталась скрывать удовольствие, которое проступало на моём лице. Мне хотелось большего, чем просто поцелуи. Он знал об этом. Он хотел того же. Он соскучился. Наши руки сплетали так, будто мы боялись отпустить друг друга. Едва отпрянув от его губ, мои шептали: «Я твоя, Тёмачка… Только твоя»
- Моя… любимая…
- Твоя… любимый.
Ну вот и всё. Обмен словами первостепенной важности состоялся. Между нами не осталось ничего недосказанного. Между нами не было ничего, только горячая кожа наших тесно сплетённых тел. Мне казалось, что этой сладкой минуты я ждала целую вечность…

Уже утром Тёма орал. Орал как бешеный.
- Как?! Почему я узнаю об этом вот так?! Почему я просыпаюсь, тебя нет рядом, а потом ты приходишь с моим братом, мило о чём-то с ним болтая и хихикая.
Его крик наверняка слышал Тим. Его крик дразнил мои нервы. Его крик рвал мне душу…
- Тёма…
- Не хочу слышать ничего!!!
- Не кричи, голос сорвёшь … - я смотрела на него в полной растерянности. Он улыбнулся. На бледном лице глаза горели просто лихорадочным блеском.
- Ничего, не только у тебя глотка лужёная. Он рывком поднялся с постели, на которой сидел, и вышел на середину комнаты.
Он проорал это, отвернувшись к стене. Встав, я подошла к нему и обняла за плечи. Он попытался освободиться, но я не собиралась отпускать его.
- Тём…
- У меня голова болит… Честно. Я не прикалываюсь.
Ну что я могла с ним поделать. Я взяла его лицо в свои ладони. Он горел. Бледный, злой и… дико любимый.
- Ты успокойся, успокойся. Я не оставлю тебя. Нет… Я не могу Тём. Когда ты такой. Ты.. Ты ещё никогда не орал на меня, кстати говоря, - я обиженно надула губы, увлекая его обратно, к кровати. – Иди, ляг. А на счет Тима не парся, мы просто ходили в кафе, позавтракали. Что мы можем сделать, если ты такой соня.
- Просто… Я ещё не так орать умею, - он перехватил меня за запястья и прижал к стене.
Прежде, чем он поцеловал меня, я сказала:
- Но тебе придётся отпустить. Я свободный человек, а выбрала я тебя, причём очень давно, ну на что ты так обиделся. Я ведь просто погуляла с твоим братом.
- А мне необходимо видеть тебя, чувствовать тебя рядом со мной… - он сильнее сжал пальцы, будто специально причиняя мне боль. Подавшись вперёд, я прижалась к нему грудью.
- Тём, ты делаешь мне больно…
- А ты – мне, - он приблизил лицо на расстояние дыхания, и тут же отпрянул.
Я мучительно вздрогнула… На мои попытки освободиться он только рассмеялся, сжимая пальцы ещё сильнее. Его лицо было близко, но в выражении этого лица застыла лёгкая, почти детская жестокость. Я посмотрела в его глаза, вложив в этот взгляд максимум эмоций. Он не выдержал. Поцелуй. Ещё один.
- Прости, милый. Я… хочу, но не могу. Тим мне дорог, как ДРУГ, а у тебя просто крыша поехала…
- Только не говори, что мне нужно лечиться… Ты же знаешь, что нет не решаемых проблем. В конце-концов, не пори горячку! Прежде чем нестись туда, просто предупреди меня.
Мои руки побелели, потому что хватку Тёма так и не ослабил.
- Тём… Ты не понимаешь?
- Не понимаю… - он резко разжал пальцы. Посмотрев мне в глаза с совершенно незнакомым мне выражением обиды, он отошел к окну. – Честно, не понимаю. Почему ты так поступаешь?
Мне казалось, что он прав.
- Ну хорошо. Хорошо. Ты прав. Ты всегда прав. Только не смотри на меня так… И не ори больше. – Я подошла к нему, и, взяв за руку, коснулась его ладонью своей щеки. Вторая ладонь Тёмы непринуждённо легла мне на талию, заставив меня сделать ещё один шаг ему навстречу.
- Прости…
Ангел мой.
- У тебя глаза больные, милый… - я положила голову ему на грудь, просто вдыхая его запах, просто позволяя себе не думать о своих проблемах. А что, если он прав? Как я без него теперь? Нет, Тим – друг, Тёма – жизнь, я умру без него… Без его рук. Без его голоса.
- Да башка болит… Побудь со мной. Просто вот так: обнявшись, когда ты так близко. Когда ты моя… Давай помолчим, я устал. Дай мне прочувствовать твоё присутствие.
Он прижал меня к себе с такой силой, будто прощался со мной.
- Тём… Я люблю тебя. Я только ТВОЯ…
- Ещё бы.
Я рассмеялась, хотя мне неудержимо хотелось заплакать. Сцепив пальцы у него за спиной, я просто прижалась губами к его ключице. Проверенное средство заставить Тёму сладко вздрогнуть и замереть. Он вздрогнул и замер…

18.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:15 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
 (700x525, 105Kb)
Настроение сейчас - Оч даже

Мы сидели в клубе, приехали мы туда на одной машине. Вечер уже переходил в ночь, а мы так и сидели там, ничего не менялось. Все сидели в чилл-ауте, что-то обсуждали. Тимур шутил, а Артём сидел очень грустный и усталый. Почему-то его не веселило даже моё присутствие, а на все мои шутки реагировал крайне негативно. Я конечно понимала и то что он ещё всё обижался на меня за вчерашнее, и то что он просто устал и с самого начала не хотел ехать сюда. Но даже это не объясняло его крайней взвинченности.
- Анют, поехали домой, мне надоело сидеть здесь. Тим, Юль собирайтесь, поехали.
- Иди на фиг братишка, мне и здесь не плохо. Чего я дома не видел.
-Тим, я не могу оставаться здесь. Если тебе не в лом торчать в клубе… То милости прошу. Держать не стану! Но добираться, потом сам будешь, не смей звонить мне и говорить «братишка приезжай за мной» – Артём метался по чилл-ауту – Ты как хочешь, а я иду домой. Мне нужно, ты понимаешь?!
- Мелкий, ты достал… Почему всё должно быть так, как хочешь ты? Я может статься, хочу повеселиться, девчонок подцепить, прости Детка…
- Ты?! Клоун…
- Артём, ты договоришься. Я не посмотрю, что ты с Деткой.
- Слушай, сейчас ты договоришься… - Артём шипел от ярости.
- Ой, ну конечно. Не зли меня, мелкий. Ты мне дорог, но не настолько, чтобы терпеть тебя остаток вечности. Не мельтеши. Хочешь свалить - считай, что разрешение старшего брата ты получил.
- Ты… - я в последний момент поймала его за рукав, но он резко освободился, не оглянувшись. Это меня немного задело, но я предпочла заняться вывернутым ногтем и не вмешиваться в разборки. Юля тоже молча обнимала плечо Тима, который и не пытался прореагировать на злость любимого братика. Артём подошёл к Тиму почти нос к носу. Уголок его рта нервно прыгал. – Неужели трудно сделать то, о чём тебя просят?!
- Полегче, брательник… Мне не трудно. Просто я не вижу смысла рвать когти так скоро. Если тебе так неймётся – ты можешь быть свободен. Зачем тебе я?! Чем я вам с Барби помочь смогу, если только…
Их взгляды перекрестились, как мечи. Тим смеялся, видя, как Артём злится.
- Эй, да ты сейчас лопнешь… хотя мне лучше будет.
- Придурок. Я тебе щас точно врежу…
- Мужик… Ну давай, валяй, врежь, - в голосе Тима играла опасная степень бравады.
Пахло дракой…
- Ещё раз назовёшь меня мелким… - Артём судорожно полез за телефоном, не сводя глаз с улыбающегося брата. Тим фыркнул, поправив козырёк.
- То что будет? А, мелкий?
Артём вылетел из чилл-аута с максимальной возможной скоростью.
Тим пристально посмотрел на меня.
- Не советую тебе спорить с ним сейчас, Детка…
- А ты не думал о том, что вместе с ним поеду, а не останусь здесь тебя развлекать? - я откровенно возмутилась.
- Ну.. как знаешь. Хотя я был бы не против. Он сейчас вообще не настроен на понимание. После твоего шикарного жеста вчера. Он ещё припомнит тебе это.
- А ты мне ничего не припомнишь, радость моя? – зло спросила я.
Мне не понравилась его улыбка.
Совсем не понравилась.
- Припомню. И твой борзый тон сегодня – тоже.
Его смех звучал не так выразительно, потому что он получил тычка от Юли.
- Катился бы ты вместе с братом. Клоун…– тихо сказала она.
Я поняла, что пора убираться.
Запах драки в воздухе становился просто невыносимым.
Когда я догнала Артёма, он сидел на подоконнике. Телефон лежал рядом.
- Ты как?
- Паршиво.
- Что так?
- Курить хочу…
Вытащив пачку сигарет из сумки, я бросила их ему. Прикурив, он посмотрел на меня сквозь дым.
- Ты едешь со мной? - В его голосе было что-то очень похожее на угрозу.
- Да…
Он слез с подоконника. Я чувствовала его приближение, по-прежнему не глядя на него. Подойдя совсем близко, он погладил меня по волосам.
Нежность была скомканной… Не такой, как всегда. Его тонкие пальцы скользнули глубже, сжимаясь в кулак. Захват получился крепким. Повернув к себе моё лицо, он склонил голову на бок. Улыбнулся.
- Никогда больше не играй так со мной, окей?
Сказав это, он поцеловал меня...
- Прости, я не хотела, – он позволил мне обнять себя.
Его сердце скакало, как бешеное…
- Да ладно… Вы как сговорились все издеваться надо мной.
Потом мы всё-таки поехали домой одни, без Тима и Юльки, как они добирались до дома я не знаю.
Через пол часа мы были дома. Я жутко злилась на Артёма за то, что мы не подождали ребят. Как только мы вошли в комнату, я схватила подушку и бросила в него:
- Зай, ты чего. Нам ведь никто не будет мешать… - он подошёл ко мне и прижал к себе. На его лице появилась наглая и самоуверенная улыбка, ненавижу когда он так делает.
- Артём - шлепок - я - шлепок - не хочу - шлепок - тебя видеть!
Серия ударов подушкой.
Он смеялся, хотя на самом деле ему было не до смеха. У него уже была слегка разбита губа и оцарапана щека. Я методично отбивала любую попытку прикоснуться ко мне. А он все ещё надеялся прорваться через мою мягкую, но уверенную оборону. Ему хотелось моих губ, моего тепла… Но мои глаза были холодны.
Почувствовав мою противоречивость, он старался всё сильнее и сильнее, она раззадоривала его ещё больше.
- А я хочу видеть тебя. И не только видеть.
- Хотеть не вредно.
- Ой, только не надо опять меня бить и посылать так далеко.
- Я пошлю тебя подальше, так далеко, что ты… Ты просто своими мозгами не поймёшь, где это!!! – я действительно злилась и от души лупила его по чём ни попадя. Потом я приложила его коленкой в пах. Выдохнув, Артём согнулся пополам и был «добит» подушкой. Я радостно прыгала возле него, а он просто стонал, скрючившись поперёк дивана.
- Слушай, когда ты сдашься наконец, эта штука просто не будет работать. Ты этого добиваешься? – спросил он, глядя на меня снизу вверх, слегка прикрывая голову согнутым локтем. Я уставилась на него с выражением крайнего удивления на лице.
- Я? Сдамся?! Не на ту ты нарвался, Киримов! Катись ты куда подальше, чинить свою… штуку, - я сама рассмеялась.
- Уж не к стоматологу ли? – ухмыльнулся он.
- Ну это уж тебе виднее, - давясь смехом ответила я. – Хотя… вроде как, зубы у тебя в другом месте.
- Странно, что ты помнишь об этом. Потому что вмазала так, что и зубы болят, - Артём тоже рассмеялся пытаясь отползти к углу дивана. Я переступила через него.
- Судя по тому, как ты радуешься, тебе приятно. А если приятно, то можно повторить.
Шлепок.
Шлепок.
Приглушённые ругательства.
- Чего ты там сказал про мою бабушку? – я орудовала подушкой, как берсеркер секирой.
- Эй, полегче!!! Я сказал, что пошёл я отсюда к чёртовой бабушке…
- Да? Странно слышать от тебя такие здравые рассуждения… - я отступила на шаг. Тёма приподнялся…
Шаткое равновесие нарушилось. Проклиная всё на свете, я медленно заваливалась на Артёма.
Он поймал меня в раскрытые объятия и сжал так крепко, что треснуть я его могла разве что лбом. Поняв мои намерения, он просто поймал меня на губы.
Холодная серёжка на контрасте с горячкой губ…
Его нежность против моей злости.
Всё смешалось в мучительно сладкий коктейль из чувств и эмоций.
- Ну… ну не кусайся ты… Что, даже пообщаться с тобой нормально не дашь? Он покрывал поцелуями и поцелуйчиками моё лицо, чувствуя, что я вот-вот сама набросится на него… по моему дыханию… по моим глазам… по возбуждённо-сбивчивому стуку моего сердечка…
- Ненавижу тебя, ненавижу… - я посмотрела прямо в его улыбающиеся глаза.
- Знаю… А я тебя люблю. Поцелуй меня – и я отстану от тебя.
- НЕТ! – вырвалось у меня. Тёма коснулся виском моей щеки.
- Так ты не хочешь, чтобы я отстал?
- Нет, я… - я сходила с ума, путая слова.
- Значит, поцелуй. Да что там, я сам, - он снова и снова касался моих губ своими, раскрывая их, вынуждая отвечать себе, принимать его нежность, которая вот-вот норовила стать страстью.
Подхватив меня, он уложил меня поудобнее, не давая мне не то что сказать что-нибудь – воздуха глотнуть. Почувствовав, как я отвечает ему, он прошептал:
-Ты же хочешь, чтобы я продолжал. Хочешь. Чтобы я был рядом. Чтобы я был нежным. Твоей нежной сволочью. Чтобы оставил на тебе из одежды только браслет и серьги… - он осторожно потянул за браслет, заставив меня вздрогнуть. – Я так и сделаю, потому что сам этого хочу. Я останусь… Я буду таким, как ты хочешь.
Я боялась и не хотела спорить.
Потому что видела в нём Того самого, которого так хотела полюбить…

17.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:12 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
Настроение сейчас - Хорошее

Сегодня я проснулась оттого, что мне пришла sms-ка от тёти Ирины. Там было написано, что она купила мне билеты на 30 июля, а не на 20, как предполагалось раньше. Содержание не сразу дошло до моего сонного сознания. Значит, мысли об отъезде уже не актуальны. Это радует… Я вспомнила о Юльке, которая осталась ночевать. Обняв колени, я положила сверху на них подбородок. Значит, у меня есть самое главное - время… Я посмотрела на свои пальцы: странно, что ногти все уцелели. Накрасить, что ли, чёрным лаком, как у Тёмы? Нееет, мне не пойдёт! Артём… Я обернулась. Он спал рядом, не проснувшись от телефонного звонка. Не зная ещё о том, что теперь мне не нужно уезжать так срочно. Судя по тому, что его брови сошлись у переносицы, сны ему снились не самые безмятежные. Тёмные волосы разметались по подушке широким ореолом с белыми проблесками, на шее бьётся венка – тонкая, сиреневая… Вот так, с закрытыми глазами, он казался мне действительно ангелом. Осторожно, стараясь не разбудить его - стояло раннее утро, - вытянулась рядом, подложив под щёку сомкнутые, как у спящего ребёнка, ладони. Как заворожённая, я смотрела, как поднимается-опускается его грудь – гладкая и загорелая, - как она вздрагивает в том месте, где бьётся сердце, и к которому мне так хотелось прижаться сейчас губами. Но я нарочно медлила, растягивая своё мучительное удовольствие… Я смотрела в его лицо: на левой скуле темнела ссадина, от вчерашней потасовки с Тимуром… Обычно слегка приоткрытые, сейчас его губы были плотно сжаты. Я просто слушала, как он дышит, смотрела, как тихий предутренний сон мягко баюкает его в своих тёплых объятиях….
Из-под сползшего одеяла виднелась татушка Тёмы. Он был ангелом, упавшем в мои ладони: тёмные волосы в белой пене простыней, карие глаза, скованные сном, нежные губы, чуть тронутые печатью молчания… Мой ангел спал, оставляя мне, возможность мечтать о нём и мучить себя саму горькой сладостью этой такой близкой, но и такой далёкой мечты… Он поёжился. Его ровное, идеальной формы предплечье покрылось мурашками. В комнате было свежо, и я тихонько укрыла его поплотнее. Повернувшись на бок, ко мне спиной, он проговорил в полусне:
-Иди ко мне… Обними меня. Мне так холодно…
Юркнув к нему под одеяло, я обняла его: крепко и нежно, страстно и ласково. Мне не хотелось его будить, но хотелось сказать многое. И я принялась громко думать, просто прижавшись губами к его плечу. «Я люблю тебя…, понимаешь? Вот так… это глупо и нелепо, я знаю. Так не бывает, чтобы сразу. Но с тобой всё иначе. Потому что ты – особенный. Я люблю тебя… Люблю…», повторяла я про себя, тая, как карамелька, в теплоте его тела. «Ты для меня – всё: небо, звёзды, воздух и этот вот утренний дождь…» Мои пальцы легонько гладили его грудь, лаская Артёма и причиняя боль мне. Не делать этого было сильнее меня… Он обернулся. Его веки были ещё сонно-тяжёлыми, но он решительно выпутался из моих объятий, вместо этого заключив меня в свои. Посмотрев на меня с минуту удивительно рассеянным взглядом сонного ребёнка, - огромные от полумрака комнаты зрачки, тёмные росчерки длинных ресниц, - он уткнулся лбом мне в ключицу, осторожно прижав меня к себе.
- Милая… - мои руки сомкнулись у него на спине, - ммм… Эни…
- Спи, солнце… Ещё так рано…
- Угу… - он поцеловал меня в шею, заставив мучительно вздрогнуть. – Ты уверена?
- Артём? – В его глазах танцевали золотистые искорки, а губы уже кривила улыбка коварного чертёнка. «Как же ты сейчас на Тима похож…» - подумалось мне. Заслонив его глаза ладонью, я засмеялась. – Не смотри на меня так… Иначе я ни в чём не уверена.
Он попытался убрать мою руку, взяв меня за запястье.
- Ой… - боль была резкой. Он сразу же приложил к губам мои пальцы.
- Прости.
- Ничего. Правда, ничего. – Обняв его за шею, я улыбнулась. Отстранившись, он по-прежнему смотрел настороженно. – да расслабься ты… Давай просто поваляемся вот так, раз спать не хочешь. К тому же… У меня есть новость.
- Я что, стану папой… так скоро? – Артем выглядел удивлённым и расстроенным – гримаса, застывшая на его лице была до того уморительной, что я не выдержала и расхохоталась. Откатившись на другой край кровати, я продолжала смеяться, наблюдая за тем, как выражение лёгкого ужаса на его лице сменилось сначала непониманием, а потом недоверием. – Эй… Ты погоди смеяться, что-то я ничего не понял.
- Ду… ду… - он пытался придвинуться ко мне, но я отмахивалась. – Дурак ты, Тёмка… Ой, не могу…
- Ты чего, смешинку проглотила?
- П-папа… - меня скрючило в очередном приступе хохота.
- А что?... – Он и сам уже улыбался: похоже, последние его опасения рассеялись. – Разве это так уж невозможно? Представь себе, как звучало бы: Анна Киримова….
Я лукаво смотрела на него, прикусив край подушки, чтобы не смеяться. Артём таки улёгся рядом, глядя мне в лицо.
Посмотрев в глаза друг другу, мы в один голос сказали: «Ужасно!»
- Ну так что за новость?
- Я пробуду с тобой до 30.
Его улыбка, казалось, наполнила комнату светом.
- Ты серьёзно?! Блин… Я счастлив! И ты будешь со мной всё это время?
Он легонько потёрся кончиком своего носа о мой.
- Конечно, котёнок.
- Неа.. котёнок – это ты. Я – котяра… - он ощерился, изображая шипение. В сочетании с его всклокоченной гривой это сделало его похожим на странную помесь льва и дикобраза. Прижавшись лбом к моему лбу, глядя мне прямо в глаза, он сказал, касаясь губами моих губ – Я так рад, что ты останешься!!!
- Я тоже рада, Тём… - с этого момента мы перешли на обмен мыслями, потому что губы были заняты. Руки Артёма уже забирались куда-то под мою сорочку, в комнате, наполненной нашим смехом и нашим дыханием, уже стало жарко от наших желаний…
Где-то раздался грохот. Мы остановились и переглянулись. Грохот повторился.
- Ээээ…. Тёмочка, я понимаю, что предложение поступает крайне не вовремя, но…
- Я понял, пойдём.
Кое-как одевшись, мы зашли в гостиную: сначала он, а потом я. Комната скорее напоминала поле боя: в воздухе летали перья, надорванная подушка валялась здесь же – Артём едва не споткнулся об неё. Книги, ещё какие-то мелкие предметы были в беспорядке раскиданы по полу. На диване белела смятая постель. Посреди всего этого хаоса стоял Тим. Судя по улыбке, которая так и цвела на его лице, ему происходящее казалось вполне логичным. Полуобернувшись в нашу сторону, он подмигнул.
- Приветики. Кажется, мы вас разбудили. Братишка, твоё разочарование заметно невооружённым глазом. Детка… оммм… как тебе в сорочке, я твой фанат навеки.
Но я пропустила мимо ушей это замысловатое приветствие. Потому что прямо напротив Тима стояла Юля. Одной рукой она прижимала к себе простыню, так как была совсем неодета (ну да, мы же вчера постелили ей здесь, на диване в гостиной), а другой – сжимала книгу. Тим сделал вид, что идёт к ней – тут же книга полетела в направлении его головы. Юлька же выбежала прочь из комнаты, залившись краской.
- Я вам говорил, что она меня любит ещё сильнее, чем Барби. Я ничего не понимаю, я ведь с ней уже даже спал, но за пожелание доброго утра я схлопотал по голове подушкой, - в доказательство своих слов он поддел ногой валяющуюся на полу подушку и пнул её. Влипнув в стену аккурат рядом с Артёмом, она обдала его маленьким снегопадом из белых пёрышек. – Брат… Чудо в перьях… - Тима согнуло пополам от хохота.
- Ну ты и придурок, - нервно бросил Тёма и с гордым видом пошёл в ванную, походя толкнув брата плечом.
- Зато ты иногда бываешь таким занудой, что просто придушить тебя хочется!
- Доброе утро, Тим.
Мне совершенно не хотелось нарваться на комплимент. Он посмотрел на меня оценивающе: сверху вниз, потом снизу вверх… Потерев переносицу, он улыбнулся.
- Угу. Есть предложение. Пока мой братец в ванной примеряет свои ошейники и всячески приводит себя в порядок, мы с тобой поболтаем. О своём, о женском, о чемпионате мира по футболу. Так как?
Мне не хотелось давать ему повод вновь меня одурачить, но любопытство взяло верх. К тому же, я отчётливо помнила его рвение вчера. Да и вообще, в последнее время он вёл себя самым примерным образом, за исключением некоторых намёков и недвусмысленных взглядов.
- Окей.
- Пойдём.
Мы сидели на кухне и пили сок. Перед этим я наблюдала, как Тимур делает апельсиновый фреш: цепко держа длинными пальцами половинку апельсина, жёстким движением проворачивает её по резьбе соковыжималки. Он перехватил мой взгляд и улыбнулся.
- Тебе нравятся мои руки?
- Мужские руки – моя слабость. Хотя чаще всего, говорят, девушки обращают внимание на ягодицы… - уклончиво ответила я. Тим хмыкнул, наливая сок в стаканы.
- Ну, этого нет ни у меня, ни у моего брата…
- Зато у вас обоих просто идеальные руки. Я бы на твоём месте не носила толстовки и свитера. Такое сокровище нужно почаще выставлять на всеобщее обозрение.
Ничего не говоря, он положил передо мной салфетку, на которую поставил стакан с фрешем.
- Ну да… Блейзеры в облипончик, маечки с цветными принтами… Потом я волосы покрашу в чёрный цвет, да? Ну уж нет. Жаль, ты никогда не видела Артёма с отросшими корнями.
- Ты спросил - я ответила.
- Не совсем так. Я задал тебе вопрос, на который ты просто могла ответить: «да». Мне было бы чертовски приятно это услышать.
В принципе, он был прав. Поднеся стакан к губам, я посмотрела на Тима. Он улыбался. А потом легонько коснулся языком внутренней стороны своего пирсинга. Серёжка шевельнулась, блеснув. Меня торкнуло. Чёрт… Ну зачем?
- Нравится? Знаю, что нравится…
- Слушай, Тим, ты в детстве часто хотел попробовать что-то из тарелки младшего брата?
- Регулярно. А ещё мы дрались из-за игрушек. И из-за девчонок. Тебя ведь это на самом деле интересует? Детка, я тебя умоляю… ну называй вещи своими именами. Это мой брат большой фанат подпустить туману, нагнать сравнений и говорить загадками. Вы с ним из одного мешка вытрушенные, блин…
- Ты, помнится, о чём-то поговорить хотел?
- Ах да, точно! О Юльке.
- А что, она вполне в твоём вкусе – сложена хорошо, всё при ней, и вроде вы уже спали. Что произошло, что она легла в другой комнате, вы что поссорились?
- Да погоди ты сочинять, ты меня совсем не знаешь, между прочим. То, что у вас с моим братцем происходит в койке…
- Тим, прекрати, иначе…
- Что иначе? Ну встань, ну дай мне по лицу – не ты первая, не ты последняя, кто это сделает, - говоря это, он сам вскочил. – То, что у вас там что-то с Артёмом не говорит даже о том, что ты его знаешь. И уж тем более, ты не знаешь меня!
Подойдя к нему, я взяла его за руку. Он упёрся в меня взглядом: жёстким, раскалённым от злости.
- Ну чего ты орёшь? Чего ты такой резкий? Тим… я никак в толк не возьму, чего ты добиваешься? - Его рука дрожала в моей напуганным зверьком. Он вцепился в мои пальцы мёртвой хваткой, будто боясь, что я передумаю и отдёрну ладонь. Вместо этого, я легонько поцеловала его в лоб. – Неужели ты до сих пор не понял, что я не собираюсь забирать твоего брата? И что я тем более не хочу причинять ему боль. Сколько можно его защищать?
- Я дурею… А тебе разве неясно, что ты мне нравишься?
- Да всё мне ясно. Ты мне тоже нравишься. И что из этого?
Тимур смотрел на меня диким взглядом. Кажется, наступил его черёд удивляться.
- Не понял?
- Знаешь, я не умею сидеть на двух стульях. Поэтому стараюсь выбрать. В вашем случае я выбрала твоего брата. И если ты постоянно будешь напоминать мне о том, что ты мне нравишься, проблемы будут у всех троих.
С тяжёлым вздохом Тим упёрся головой в моё плечо.
- Чёрт… Это я называю попадалово. Давно я не влипал так основательно…
- Ну… не надо так.
- Ты… Ты только не оставляй меня, окей? Мне сложно быть всё время в конфликте.
- Я не оставлю тебя, обещаю. Только и ты обещай…
- Всё, что хочешь, детка, - он легонько прихватил меня за талию.
- Не называй меня детка. Я уже начинаю забывать, как меня зовут. И ещё одно, обещай разуть глаза. Вокруг тебя множество девчонок, достойных твоего внимания.
- Да я в курсе. Иногда просто конкретики хочется. Дуры эти уже поднадоели. Меня сложно чем-то удивить, хотя мне только восемнадцать. Я могу злиться, хамить, завидовать, но я не хочу ничего плохого ни тебе, ни Артёму. Артём так Артём.
- Пойми, у меня был сложный выбор.
- А если я скажу, что люблю тебя? – он посмотрел мне в глаза своим фирменным взглядом: прямым, острым, раздевающим…
Ненавижу говорить то, что сказала…
- Я не поверю. Так не бывает.
- Что-то подсказывает мне, что Артёму ты так не говоришь…
- Потому что в его взгляде есть то, чего нет в твоём.
- И что же?
- Нежность, Тимур. В твоих глазах я вижу только решительность и секс.
- Мы действительно разные.
Погладив его по длинной узкой спине (о чёрт, они даже на ощупь были так одинаковы!!!), я отступила на шаг.
- Чёт мы заболтались. Что у тебя с Юлей то? С чего вдруг она лупила тебя подушкой?
Тим уселся на стул, положив ногу на ногу. Его губы улыбались, глаза же оставались даже слишком серьёзными.
- Я зашёл в гостиную посмотреть, всё ли у неё в порядке, ладно не только посмотреть. Мне было с ней не плохо я и подумал, может она согласится повторить. Ну, значит, подошёл я ближе, чтобы разобрать, что к чему. А она для начала свалилась с дивана, а потом и вовсе заявила, что если я ещё раз так сделаю, то следующей моей остановкой будет стоматология. Причём тут остановка? И вообще, - он отпил сока и поморщился, - не понимаю я вас. К примеру, я чувствую, что нам с тобой было бы хорошо вместе, но ты почему-то выбираешь моего младшего брата-романтика. Она сначала спит со мной без зазрения совести, а потом ведёт себя, как безумная….
- Тебя это разочаровало? – я ухватилась за эту историю, как утопающий за соломинку. Тим склонил голову набок. Покусал ноготь. Улыбнулся.
- Нет. Прикольно получилось, на самом деле. Она забавная. К тому же, она симпатичная. И похоже, что я ей нравлюсь.
- Это важно. Да ты, вообще мало кому не нравишься…
- Короче говоря, тут ещё долго разбираться надо.
- Вот и займись. Сейчас времени у тебя валом.
Когда мы вернулись в гостиную, Юлька беседовала с Артёмом. Тот радостно кивал. Мы с Тимом переглянулись. Увидев нас, она покраснела и испуганно-зачаровано покосилась на Тимура. Тот только подмигнул, подсаживаясь. Тёма смотрел на меня снизу вверх, от чего его глаза казались совсем чёрными. «Что?» - спросила я одними губами.
- Кажется, нас прервали. Пойдём. Я поспал бы ещё часок-другой…
Едва за нами закрылась дверь его комнаты, он прижал меня к стене, прекратив мою попытку возмутиться поцелуем. Даже слишком горячим.
Обхватив его за плечи, я просто терялась в чувствах, эмоциях, в запахе его кожи…
- Не знаю, о чём вы там говорили с Тимом…. Я не ревную, нет. Я очень ревную.
- Зря. Сейчас я зацелую все твои сомнения. Хочешь?
- Хочу…
Утро только началось. Но оно казалось мне ночью… В его глазах светилась та самая нежность, которая свела меня с ума. Чудо в перьях... Это же ангел. В его волосах белело одинокое пёрышко.

17.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:10 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
Настроение сейчас - Оч даже

Здесь всё более радужно, поэтому сначала дневник Артёма, а потом мой. (хотя события моего дневника шли раньше, чем у Артёма, но я люблю всё путать).

17,07,07
Как приятно утром проснуться и увидеть рядом своего родного любимого человека…какое это счастье…как приятно понимать, что этот самый человек принадлежит только тебе, тебе одному…Я осторожно поднялся с кровати, оделся и подошел к окну. Я распахнул его, как обычно, и, к собственной радости, заметил, что сегодня будет солнечный теплый день… Это второй раз за день, когда я просыпался, но не мог решить, какой из двух раз был лучше… Я подумал, что день можно будет провести его на пляже…Солнце, своими длинными лучами проникло в комнату и осветило все внутри. Аня проснулась. Она, накрывшись простыней, тихо проскользнула в ванную, думая, что я не вижу… Я не удержался от смеха… Какой же она была непосредственной и милой…как ребёнок… Она вышла из ванной в и я рассмеялся еще больше. Она одела какую-то кукольную одежду, завязала две косички, перевязав их розовыми ленточками, а макияж и вовсе был как у большой куклы Барби. О, она была неподражаема…
- И ты собираешься в таком виде идти на пляж? – спросил я, еле сдерживая смех.
- А что? По-моему, не плохо. А ты сам смотрелся в зеркало? - расхохоталась она.
Мы посмеялись друг над другом, взяли необходимые вещи и, спустившись на лифте, вышли на улицу. Голубое небо смотрело на нас, а солнце ласкало своими теплыми лучами. Мы наконец дошли до пляжа. Слышался тихий прибой. Песок не обжигал ноги, он еще не успел отойти после вчерашнего дождя…Стаи птиц кружили над побережьем. Я раскладывал наши вещи, пока Куколка переодевалась. Она одела свой розовый купальник и парео с бабочками. После неё я стал переодеваться, она сказала, что это было бессмысленно, ведь я все равно не буду плавать… Но через какое-то время она схватила меня за руку и поволокла к воде. Чёрт, почему я не люблю воду? Я сопротивлялся, но Эни упорно тащила меня к воде. Она закинула меня в нее и нырнула, она была похожа на русалку – вот кто чувствовал себя в воде, как дома. Мы с ней плавали не очень долго, во-первых, всё таки я не люблю плавать, а во-вторых, вода была прохладная.
Мы провели на пляже целый день до самого вечера. Небо было все усыпано звездами…яркими и светящимися…Но они больше не укоряли меня, они таяли перед моим величием… Да, я величественен и силен, когда люблю, когда рядом Она…Я смотрел на них, как будто чувствуя, что скоро присоединюсь к ним, что скоро не смогу оторвать своих глаз от неба…Небо поможет…небо спасет…На небе спрятано тысячи жизней, когда-нибудь я тоже буду там…когда-нибудь мы улетим на небо вместе с Анютой, как две птицы…И вдруг я увидел падающую звезду…
- Загадывай желание, Эни…- нежно прошептал я ей на ухо. Я закрыл глаза и проговорил про себя: Земля, прошу, никогда не разлучай меня с ней…никогда не оставляй меня одного…Небо, прошу, прими нас вместе…прими нас, как принимаешь новых звезд…мы будем постоянно освещать этот мир свои холодными лучами и молиться за чужие души…вместе… Анютка пристально посмотрела на меня. Я знал, что она загадала тоже самое, что и я… Она положила свою голову мне на плечо…Как романтично сидеть на пляже с любимым человеком и просто мечтать, мечтать о других мирах, мечтать о снежно белых ангелах, которые летают у нас над головой, мечтать о крыльях у себя за спиной, о полете, о полете над всем миром…мечтать о сверкающих синих и желтых звездах, которые всегда освещают нам путь, даже когда невозможно идти, даже когда нет обратной дороги, даже когда надежды нет…У меня в голове появилась отличная идея…Я достал листок и ручку и начал писать…Я вообще очень люблю писать; только Ане, Тимуру и листку бумаги я могу рассказать все то, что я чувствую и о чем думаю, в данный момент…Я написал стихотворение…
Это равноценно вечному…вечные ценности, вечная любовь и вечная жизнь…к сожалению, такого не бывает…Но я и не хочу жить вечно…Я- человек, я не могу жить везде, где захочу…Почему я не могу жить на небе? Почему у меня нет крыльев…Нет, они есть, я чувствую их за своей спиной…Они то черные, то белые, но на самом деле они прозрачны…Они появятся лишь в самый нужный момент…лишь когда я действительно буду в них нуждаться. Я готов на все, чтобы быть счастливым…Я готов бежать сквозь дожди, по краю пропасти, до конца мира…пока не буду счастлив…я готов на все, чтобы Анютка была счастлива…Я готов подарить ей свои крылья, лишь бы она летела, лишь бы она жила! Не важно разобьюсь ли я, главное, чтобы она вдыхала каждый порыв ветра, чтобы видела каждый восход солнца, чтобы смотрела на звезды каждую ночь,…даже если меня не будет рядом…Бесконечный круг, бесконечные мысли захватили мой разум…я понял, я знал, я чувствовал скорую разлуку…я так не хотел этого,…но вся моя жизнь, все ее кадры…все повторялось,…а я стою в центре и не могу сдвинуться с места. Но мы рождены для того, чтобы управлять своей жизнью,…чтобы менять ее события, в тайне от нашей судьбы…
Куколка прочитала стих,…Я увидел прозрачную одинокую и холодную слезинку, упавшую на мой лист. Капелька размазала слово «не» и получилось вот что: Разбились о камни, но потерялись…Это что? Опять странное совпадение? Судьба? Меня словно преследуют ее знаки…Я испуганно посмотрел на неё.
– Теперь у стихотворения совершенно другой смысл…- сказала она. Я вырвал у Эни свой листок и порвал его…Да, я не хотел верить, не хотел терять…поэтому и порвал лист. – Пора домой, Зай…- медленно проговорил я. И мы потихоньку встали и побрели с пляжа. Яркая луна освещала нам путь…Оставалось совсем немного до полнолуния…Желтые блики от луны отражались в её глазах …таких теплых, таких солнечных, ярких…когда-то, но не сейчас… глаза Эни будто заледенели, потеряли всю свою былую красоту, все свои зеркальные и зеленовато-янтарные блики, эти глаза всегда улыбались, но не сейчас…не сейчас…Улицы города, казалось, были совершенно пустынны…Я нес все вещи сам, не отдал ей ни одной сумки…Тишина, приятная ночная тишина…Лишь слышно порхание ночных бабочек, они перебирают своими крылышками все сильнее, сильнее, громче и громче… Я вспомнил ту первую бабочку, с которой всё началось… Вдруг она остановилась. Я последовал её примеру. Эни улыбнулась и обняла меня. Я поставил сумки на асфальт и прижал её к себе… Не знаю почему, но сейчас она казалась мне маленьким, беззащитным котёнком, которого так хотелось согреть, прижав к себе, поцеловать и никогда не отпускать. Я так и сделал. Медленно обняв Эни, я приподнял её подбородок и поцеловал. Она, в ответ на мой поцелуй, приподнялась на носочки и, обхватив меня за шею, притянула к себе. Положив одну руку ей на спину, второй я придерживал её подбородок, когда стало не хватать воздуха, я просто взял её на руки и закружил. Затем поцелуй, ещё один и ещё, ещё… Жаркие объятья, почти полное отключение сознания, только желание, что бы она была моей…
- Нет. Стой. Так нельзя. Мы же на улице…
- Плевать. Если кому-то интересно – пусть смотрят, мне не жалко.
- Может, дойдём до дома…
- Зачем?
- Я тебя не узнаю. Что сделал с тобой Тимур, ты становишься его копией?
- Не знаю. Просто я тебя люблю. И мне наплевать на всех кроме тебя. А Тим, Тим просто мой хороший друг, а твой брат.
- Ладно, пошли домой, но только, чур, ко мне. А то этот друг, брат и товарищ, наверное, нас уже заждался.
Мы пошли дальше бродить по ночному городу. Темнота поглощала всё, кроме нашей любви…

15.07.07-16.07.07

Среда, 21 Ноября 2007 г. 20:09 + в цитатник
В колонках играет - Tokio Hotel
 (408x480, 26Kb)
Настроение сейчас - Хорошее

Эти два дня Артём описал в одном дневнике, от комментариев я воздержусь – больно вспоминать.
15,07,07 – 16,07,07
Я не помню, как я очутился на своей кровати …я теперь вообще стараюсь не вспоминать случай, произошедший со мной в ванной…Я лежал в постели, только открыл глаза и почувствовал теплое дыхание Ани над собой. Она, прислонившись к моей щеке, обняв меня, заснула. Я не стал будить её, ведь она так старалась помочь мне, так хотела, чтобы я поскорее поправился…Я попытался пошевелиться. Это удалось мне не сразу и с большим трудом, за которым последовали болезненные ощущения в руке…Я неожиданно для самого себя застонал…Она, видимо услышав мой голос и почувствовав движение, проснулась и посмотрела на меня. В её взгляде выражалась моя боль, я видел свое мрачное бледное, почти белое лицо в её прекрасных глазах…
- Тёма, - вдруг неожиданно заговорила она, - обещай мне, что никогда не будешь больше делать этого, обещай…Обещай мне, даже если я умру первой, обещай, что будешь жить, Тёма, родной, обещай мне, ради меня…прошу тебя…обещай… - её слова поразили …Я всматривался в её выражение лица и пытался разгадать каждую её мысль, каждое движение…мне было как-то холодно и больно на душе, как будто внутри что-то раньше жившее и процветавшее во мне, теперь сломалось…Я отвернулся, проговорив про себя, что обещаю…Хотя сам не представлял себе жизни без неё…Я все наврал ей…я не смогу сдержать обещание…Аня поняла это по моим глазам…- Артём, я очень прошу тебя, даже если я умру, ты должен жить, ты заслуживаешь жизни, ты, ты, обязан жить…ты самое нежное, красивое, чистое, любящее существо на свете, ты достоин этой жизни, в отличие от меня…
- Эни…-еле-еле с хрипотцой в голосе пробурчал я. Я понял, что ей тоже плохо…Теперь я уверен, уверен полностью, мы одно целое…мы вместе страдаем, радуемся и вместе должны умереть, эта наша судьба, наша общая…Мысли о смерти не уходили у меня из головы, я боролся с ними, но они все же побеждали…Страх потери моей любимой, страх, что я больше никогда её не увижу пугал меня. Я не спал всю ночь, старался забыться и наконец под утро задремал…
Я проснулся в обед. Её рядом не было. Я чувствовал такую легкость и свободу в тот момент, как птица, дотронувшаяся крылом до звезды…Мне было тепло и уютно, я не хотел никуда идти, но все же попробовал сдвинуться с места. Рука почти перестала болеть, но весь бинт был в засохшей бурой крови…вдруг я услышал шаги в коридоре, шаги Ани. Она спокойно подошла ко мне, посмотрела в мои глаза, ярко отражавшие солнечные блики и присев на мою кровать, достала мою больную худую и неподвижную руку из-под одеяла. Она нежно провела по ней, так нежно, что я не почувствовал боли…Эни принялась разбинтовывать мою бурую от крови руку. Я издал неприятный тихий крик, когда она попыталась оторвать бинт от запекшейся крови. То, что скрывалось под куском ткани поразило меня…это был огромный красный шрам, тянувшийся от запястья до локтя. Порез был глубокий, с рваными краями…Анюта, ничуть не испугавшись, продезинфицировала рану и начала осторожно и медленно заматывать ее чистым бинтом. Когда она закончила, я поднялся и крепко обнял её…я все же сказал ей, что буду хранить его обещание… Она была не в духе…она явно злился на что-то. Наверно на меня, на мою детскую глупость. Я эгоист. Я думал, что моя смерть не принесет никому разочарования, что я никому не нужен. Я ошибался. Я все время наступаю на одни и те же грабли. Я не могу разговаривать с ней, мне стыдно теперь смотреть Ане в глаза. Что я наделал…
Аня вышла из комнаты и захлопнула за собой дверь…Больше я её в этот день не видел…Только вечером она зашла ко мне…Я так ждал её, я так хотел поговорить с ней, я так опять хотел прижаться к ней, хотел поцеловать её дурманящие губы, хотел сказать ей все, но нет, она лишь злостно посмотрела на меня, взяла свои вещи, которые она оставила и, хлопнув дверью, вышла…Что случилось? Что случилось с моей девочкой? Неужели мы идем по кругу? Неужели я опять отдаляюсь от неё? Нет…я этого не переживу…Я все же хотел узнать, что не так с ней и решил наследующий день проследить за Эни…
Встал я довольно рано, собрался, оделся в новую одежду, надел черные очки, посмотрелся в зеркало и рассмеялся…Зачем эти детские игры? Подумал я… зачем я слежу за свой девушкой? Но все-таки что-то с ней не так твердо заключил я. Дойдя до её дома, я дождался, когда она выйдет. Она оглянулась назад, как будто что-то подозревая. Я направился за ней. Держаться я старался достаточно на далеком расстоянии. Она прошла вверх по улице, потом повернула налево, затем вышла на главную площадь, потом переулками и дворами она неосознанно вела меня к набережной. Вдруг передо мной появилась больница, та самая больница в которой позавчера был я, где сейчас ТИМУР. Но зачем она идёт туда, неужели она простила его, но не может простить меня. Я же спас Аню, он же чуть не изнасиловал её, или просто мне так показалось, может она сама этого хотела… Нет. Она говорила, что любит… она не могла… не могла. Я не переживу…
Через некоторое время из больницы вышел Тимур. Он остановился в одном маленьком кафе, заказал себе что-то. Я разместился неподалеку, где хорошо было видно местоположение моего брата…И вдруг я вздрогнул от неожиданности поворота событий…Легонько отбивая каблуками по ровному асфальту, с развевающимися на ветру светлыми, как солнечный день волосами к Тиму направлялась милая девушка, это была Аня. Она подсела к нему за столик и стала говорить с ним о чём-то… О, Боже…неужели он и она…, подумал я, и отчаянно накрыл рукой лицо… Что я чувствовал в этот момент? Досаду, боль, обиду, предательство, измену…я был вне себя от ярости…мое сердце колотилось все сильнее и сильнее…Мой самый любимый, самый дорогой мне человек, которого я люблю больше всей своей жизни…он предал меня…Доказательством предательства моего брата и моей девушки стал нежный и длительный. Она могла так целовать только меня, меня, только меня…я не могу видеть это…я не хочу верить в предательство…она говорила, что любит меня, и я отдался ей весь…и что получил взамен? Нет, нет,…это не она виновата, это он, Тим украла его у меня, как всегда, он заворожил мою единственную любовь… Я видел, как они медленно идут по набережной, держась за руки и целуясь в губы, в те самые горячие опьяняющие губы, которые сводят меня с ума… Эни шла грациозной походкой и крепко сжимала моего брата за руку, а он держал ее за талию, все это выглядело более, чем романтично…Я не мог этого терпеть, но и закончить расследования не захотел…Парочка направлялась к большому белому зданию, это был отель…О, нет, это уже не предательство! Это измена! Тим и Аня зашли в гостиницу…Я все понял…Антон был прав, я был лишь ничтожной марионеткой в руках Эни, но ведь я знаю, что она не такая…она клялась мне, говорила, что мы всегда будем вместе, что мы словно две половинки одного целого…я совершенно отчаялся…ком стоял в горле…Я зашел в кафе напротив отеля и стал выжидать. Прошло несколько часов, я совершенно вымотался, к тому же стал чувствовать острую боль в руке. На крыльце отеля показалась до боли знакомая фигура моего брата, довольно вытягивающего сигарету из пачки и закуривающего…Он курил только в самые волнительные моменты своей жизни, или после секса, за ним вышла Аня. Потом они расстались и пошли в разные стороны, неужели вчера было то же самое…
Она что-то подозревала, я чувствовал это…День потихоньку угасал. Я последовал за Аней обратно к её дому. На улице стало меньше людей, все куда-то исчезли и мне пришлось держаться на большом расстоянии…Как только мы дошли до спуска на пляж, она уверенно развернулась на каблуках и остановилась посередине дороги, нервно распиливая меня своими блестящим глазами. Я испугался и решил пройти мимо. Но она очень хитрая…Она знала мои больные места, слабые участки, она умела причинить мне боль… Эни резко и грубо схватила меня за правую руку…Я судорожно и громко вскрикнув, опустился на колени, сжимая свою глубокую рану…
- Тёма, любимый…Зачем ты целый день следил за мной? Ты боялся, что я брошу тебя, оставлю, когда ты больше всего нуждаешься в помощи? - С досадой проговорила она, садясь на колени рядом со мной.
– Ты сказала, что мы будем вместе, всегда, вечно, как птицы, свободно парящие в небе…ты обещала мне…ты говорила, что любишь меня, ты так нежно целовала меня…о…как я хочу опять вернуть то время… - в порыве злости крикнул я. Рука Ани быстро закрыла мне рот, я не договорил. Прикосновение этой руки…лишь одно прикосновение, почему оно не могло вернуть мне прежнюю ласковую Эни…Эта теплая , почти горячая рука, недавно сжимала в себе чужую руку, прикасалась к чужому телу…она отдалилась от меня…я закрыл глаза не в силах терпеть режущий и пилящий меня взгляд. Каким же я был дураком…мой родной брат увел у меня ту единственную, он не любит её той любовью, которой люблю её я, она будет с ним несчастна…Она упала ко мне на плечо на плечо…Это жест был воспринят мной, как знак того, что она просит прощения, хотя я не желал того. Лицо её было так близко, так красиво, но в то же время так теперь недосягаемо и пусто для меня, как оболочка хрустальной светящейся звезды…Она все-таки взяла меня за руку и повела на тихий и уже пустынный пляж…Мы сели на песок и наши лица обдало свежим океанским ветерком. Я закрыл глаза, пытаясь спрятаться от высоких и смотрящих прямо на меня звезд на черном небе, но вдруг почувствовал дыхание на своей щеке…я не понимал ничего…как будто существовало две разных Эни, одна провоцировала меня, пытала, заставляла быть с ней всегда, не думая ни о чем, а другая постоянно сжигала все мосты, ломала все мечты и желания…Я предался новому порыву своих чувств…Я жил секундой, я всегда так жил…постоянно…По-прежнему волнующие горячие и пухлые губы коснулись моих, казалось она забыла все свои прежние слова и так же как и я предалась моменту…Я не мог себя больше удерживать, в голову ударило, нет…не в голову по голове, мой брат обманул меня…
- Артём послушай меня, - сказала она еле слышно, задыхаясь от слёз и волнения. Неужели она сейчас скажет, что больше не будет со мной, что больше не любит меня, что хочет быть с Тимуром… Нет! Нет! Нет! – когда я пришла в больницу, Тимур спросил меня, почему ты не зашёл, в тот момент я поняла, что ты следил за мной. Я очень сильно на тебя обиделась, как ты мог мне не доверять? Я же говорила тебе, что я тебя люблю, что кроме тебя мне никто не нужен…
- Но это не мешало тебе целовать моего брата, спать с ним!
- Что?! Если ты это о кафе, то это было тебе на зло. Я сердилась на тебя. Артём, у Тимура сотрясение мозга, которого, как я думала, у него нет. Он твой брат, а ты даже не разу не спросил как он.
- Зато ты о нём слишком заботишься. Он наверно рад?! – проговорил я с обидой и злостью.
- Всё что ты видел – спектакль. Я попросила Тима мне подыграть. Хотела посмотреть
- На сколько меня хватит…
- Нет. Хватит ли у тебя ума подойти и спросить, что происходит. Но нет. Даже когда мы ушли в гостиницу, ты просто сидел в кафе. Почему ты так мне не доверяешь?
- Я не доверяю ему. Ты же его целовала.
- Нет. Я просто приближалась к нему, у тебя была неудобная позиция, ты был сзади и ни чего не видел… Я люблю только тебя. Вы с Тимуром слишком разные. Если я полюбила тебя, то я не смогу полюбить его.
Я посмотрел в её глаза, они не могли врать. Она смотрела на меня нежным любящим взглядом. «Но почему ты не сказала мне, что ходила к нему в больницу?» подумал я.
-Я боялась ты не поймешь, если я скажу, что ходила к Тиму в больницу. Я боялась тебя потерять. Мне было больно быть с тобой. Я чувствовала себя виноватой во всём: и в том, что с Тимуром, и в том, что с тобой.
Наступал вечер. Солнце коснулось края воды. Она чувствовала, что сейчас что-то произойдет. Я чуть нагнулся к ней и нежно прошептал:
- Пошли, я покажу тебе одно прекрасное место. Не бойся, тебе понравится!
Я взял Аню за руку. Я не находил в себе сил сопротивляться этим глазам. В них была какая-то зовущая мольба. Она полностью мне доверилась, хотя сама не осознавала этого. И вот мы уже шли. Она не знает, куда я ее веду, но и не находит сил сопротивляться. «Как же я её люблю!..» Солнце уже наполовину скрылось. Было ощущение, что оно не хочет покидать двух одиноких людей, которые спешат…, так думал я в этот момент. Я всегда чувствовал себя одиноким. Особенно в последнее время. Мы уверенно шли к тому самому месту. И как мне раньше не приходило в голову? Именно там… именно с ней… Как же мы медленно идём! Я немного прибавил шагу. Эни почти бежала. Она оглянулась. Пляж был давно покинут всеми, мы шли здесь последними и только чайки нарушали его пустынное спокойствие. Вдруг перед нами возникло нечто большое и темное. Аня подняла голову и увидела высокое заброшенное здание, бывшую смотровую башню, сделанную в виде средневекового замка:
- Поднимемся?.
- Конечно, - она любила высоту, её голос прозвучал как всегда чарующе.
И вот мы вышли на крышу. Оба одновременно посмотрели на солнце. Еще чуть-чуть и оно полностью утонет. Мы ждали этого момента. И вот солнце полностью погрузилось в воду. На воде остались лишь легкие рыжеватые отблески. Появилась первая звезда. Луна еще не взошла. Небо угрожало стать абсолютно черным. Хотя нет… на небе ни облачка. Нам будут светить звезды. Взойдет луна. Два человека стояли почти на краю крыши и смотрели друг на друга. Я тонул в её взгляде. Эти зелёные с золотом глаза… Они сводили меня с ума. Я не мог пошевелиться, стоял как завороженный и смотрел, наслаждалась этими глазами.
Нет еще рано. Я должен еще подождать. Взойдет луна. Будет светлее. Я вдруг начал бояться темноты. «Это наверно я боюсь упасть с крыши, оступиться в темноте…. Нет полный бред…, просто будет романтичней, если взойдет луна». А она не могла понять, чего же я жду. Но вдруг я резко подошел к ней, обнял, прижал к себе. Опять эти глаза. На этот раз в них было хищное выражение, но сколько в них было нежности. Я почувствовал прикосновение её нежных губ. Она вздрогнула. Я на секунду замер, еле касаясь её, потом нежно раскрыл ее губы своим языком. Пирсинг, наверное, кольнул ее. Она не могла больше сдерживаться и страстно впилась в меня. «Вот это уже больше похоже на предыдущие разы». Я начал спускать руки ниже талии. Вот закончился ее топ, спина покрыта мурашками. Джинсовая юбка. Я прижал ее к себе, руку вдруг свело от боли, но, о Боже, какая это приятная боль. Она начала расстегивать мою черную рубашку. Скинула её на пол. Ветер подхватил её и унес куда-то, но нас это не волновало. Я снял с нее топ. Куда я его дел, я не видел. Я вообще мало, что видел за её, казавшимися особенно светлыми, в лучах только что взошедшей луны, волосами, которые накрыли моё лицо. Я взял ее на руки, губы не отрывал не на секунду. Положил на какую-то постройку на крыше, расстегнул юбку, резким движением сдернул с неё. Она не сопротивлялась…
Может правду говорят: «Ничего не бывает просто так». Мне было так больно, когда я видел её с Тимом, что осознал, как я её люблю. Я знал это и раньше, но только тогда понял, что могу её потерять. Эни 2 дня дали мне очень много, я начал ценить всё то, что мне дано…


Поиск сообщений в Anny_Yoot
Страницы: 7 6 5 4 3 [2] 1 Календарь