-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Alik90

 -Подписка по e-mail

 

Виновнику смертельного ДТП помогла диаспора http://lyds.ru

Четверг, 13 Июля 2017 г. 12:08 + в цитатник

>>
Одна из крупнейших за последние годы аварий в столичном регионе произошла днем 13 июля 2013 года под Подольском. Рейсовый автобус марки «ЛиАЗ», следовавший по маршруту 1033 и перевозивший около 60 пассажиров, двигался из Подольска в поселок Жохово. Рядом с селом Ознобишино из-за поворота вылетел «КамАЗ», везший более 10 тонн щебня. За рулем «КамАЗа» находился Артюнян. Водитель грузовика неожиданно потерял управление. На полном ходу неконтролируемая машина опрокинулась на бок и протаранила правую боковую часть ехавшего по трассе автобуса.

Водитель автобуса не ожидал столкновения и даже не попытался уйти от приближающегося «КамАЗа». Удар грузовика оказался настолько сильным, что автобус фактически разорвало пополам.

В результате аварии на месте погибли 14 человек, в том числе один ребенок. Позже в больнице умерли еще четыре пассажира автобуса.

Пострадали около 50 человек, как минимум 30 из них оказались в больницах. Водитель «КамАЗа», на тот момент 45-летний Грачья Арутюнян, сначала считался погибшим, но через несколько часов после аварии стало известно, что он выжил.

В ходе расследования резонансного ДТП выяснилось, что

Арутюнян — ветеран войны в Нагорном Карабахе, и машина ему нужна была для временных заработков: сын водителя скончался в Армении, на могилу нужны были деньги.

Арутюнян является жителем Еревана и имеет 8 классов образования. На его содержании находились инвалид-отец и жена, которые также проживают в Ереване. Сам владелец «КамАЗа», давний друг водителя Арутюняна Мовсес Маилян рассказывал в интервью, что грузовик был недавно куплен для личных нужд за $25 тыс. — машина потребовалась для вывоза мусора и строительных работ. Появившиеся в СМИ сведения о том, что машина якобы была собрана из частей трех других автомобилей, Мовсесян не подтвердил. При этом по документам автомобиль принадлежит еще одному уроженцу Армении, гражданину России Гарику Григорьянцу.

Выяснилось также, что грузовик не обслуживался надлежащим образом, что привело к неисправной работе тормозной системы. По мнению следствия, Арутюнян не мог не знать об этом.

В итоге, согласно оглашенному прокурором обвинительному заключению, водителя «КамАЗа» обвинили в том, что «заведомо зная, что неисправна тормозная система, из-за чего безопасная эксплуатация транспортного средства невозможна», он нарушил правила дорожного движения на перекрестке.

По мнению гособвинения, подсудимый «не проверил и не обеспечил техническое состояние транспортного средства», перегрузил автомобиль щебнем, масса которого «превышала допустимую нагрузку на колесные оси транспортного средства», а при выезде с второстепенной дороги нарушил несколько пунктов ПДД. Так, Арутюнян не уступил дорогу имеющему приоритет транспорту и выехал на полосу встречного движения, где его грузовик столкнулся с автобусом. Кроме того, при проверке документов после ДТП Арутюнян предъявил сотруднику столичного ГИБДД патент, который по результатам экспертизы оказался поддельным. Таким образом, по мнению следствия, Арутюнян не имел права работать на территории РФ.

Во время суда едва говорящий по-русски Арутюнян признал свою вину по основному обвинению в «нарушении лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц» (ч. 5 ст. 264 УК РФ). Однако не согласился с предъявленным ему обвинением в «использовании заведомо подложного документа» (по ч. 3 ст. 327).

В своем последнем слове Артюнян, который и ранее неоднократно просил прощения у пострадавших и родных погибших, в очередной раз сказал, что искренне раскаивается. «Я искренне раскаиваюсь в случившемся и приношу свои соболезнования родственникам погибших и пострадавшим, — заявил он. — Если бы я смог вернуться в тот день, то сделал бы все, что угодно, чтобы избежать столкновения. Я знаю, что в любом случае не смог бы загладить свою вину, так как знаю, что такое потерять близкого человека. Я чувствую большую боль и сочувствие».

Свое заявление Арутюнян сделал через переводчика: мужчина плохо владеет русским языком.

Потерпевшие в заключительном слове обратились к судье с просьбой дать правовую оценку действиям работодателя, нанявшего Арутюняна. Следствие проверяло как его, так и фактического владельца грузовика, но решило не привлекать их к уголовной ответственности. В итоге, несмотря на полное раскаяние, Артюняна приговорили почти к максимальному наказанию — шести годам и девяти месяцам в колонии общего режима.

После громкой аварии российские власти немедленно ужесточили контроль над транспортными компаниями. Помимо вала проверок самым ощутимым результатом стал запрет на профессиональною деятельность в России водителям, которые не имеют водительских прав российского образца. Это ужесточение многократно откладывалось, но все-таки заработало с 1 июня 2017 года. Исключениями стали только водители из Белоруссии, которые могут пользоваться своими национальными документами.