-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Лёля_Виноградова

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 3) Города-призраки Записная_КНИГА novate

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.06.2003
Записей: 1054
Комментариев: 653
Написано: 2237


это шедевр

Вторник, 02 Августа 2016 г. 04:01 + в цитатник
как книгу на одном дыхании прочитала.



Без заголовка

Пятница, 11 Марта 2016 г. 20:21 + в цитатник



Нам кажется что наша жизнь комедия, а на самом деле она трагедия

Четверг, 10 Марта 2016 г. 06:01 + в цитатник



интервью Маршала Жукова

Среда, 09 Марта 2016 г. 09:35 + в цитатник



еще один арестованный ребенок

Вторник, 08 Марта 2016 г. 08:33 + в цитатник

Mh-TSRgnGxE_ (700x474, 137Kb)

Дело об утопленном колесе

Вторник, 08 Марта 2016 г. 08:22 + в цитатник
Простого деревенского пацана Гришу Путилова «черный ворон» увез ночью в скорбном 1938-м. Дяденьки из НКВД предпочитали работать в темноте. Поэтому никто не видел отчаянных слез Гришиной мамы, остолбеневшей посреди бедной избы. Никто не мог и не смел оценить всю нелепость ситуации, ведь новоиспеченному «врагу народа» в ту пору едва сравнялось четырнадцать.

Грише было одиннадцать лет, когда в 1935 году умер отец. В семье было пятеро детей, шестого мать носила под сердцем. Сестренка родилась, когда отца уже не было. Среди жителей деревни Усановка эта семья ничем не выделялась. Путиловы, как и все, трудились в колхозе, бедствовали и голодали. Гриша тоже работал - развозил воду. О политике по малолетству представление имел весьма смутное. Все началось с простой детской шалости. Возле деревенской кузницы лежали свезенные в ремонт телеги. Гришка вместе с дружком Федькой Борисовым катал по траве давно отвалившееся колесо, которое по закону подлости выскользнуло из ребячьих рук и скатилось в реку. Мимо проезжал деревенский участковый. «Пошто портите колхозное имущество?» - возмутился он. Гришку с Федькой отвезли в район, в участок... Там побранили да отпустили, и все скоро забылось.
Mh-TSRgnGxE (604x376, 35Kb)
О друзьях-«вредителях» вспомнили зимой. Их арестовали 24 января 1938 года. Так Гриша оказался в тюрьме городка Кунгур, где в течение восьми месяцев ломал голову над тем, в чем он повинен перед родной советской властью. В бумаге, предъявленной мальчишке в августе 1938-го, значилось, что он осужден сроком на пять лет по грозной политической статье 58-7,11 «за нанесение вреда колхозному строю путем выведения из строя народного имущества и организацию групповых незаконных сборищ». До шестнадцати лет Гриша отбывал срок в детской трудовой колонии. По сравнению с голодом и нищетой в деревне жизнь в заключении показалась мальчишке сносной, потому что у малолеток-колонистов, в отличие от их свободных сверстников, был гарантированный паек. Потом Гришу Путилова направили в лагерь в Архангельск, где неподалеку возводился очередной объект коммунистической стройки - город Молотовск. Григорий Павлович и по сей день помнит барак с двойными нарами из «кругляка» (маленьких жестких палочек). На такой сомнительной постели, где одеялом служила телогрейка, а подушкой собственная шапка, после бесконечно долгого трудового дня вытягивали изможденные тела бесправные зэки. В каждом бараке их было по сто человек. По утрам коченели от холода, но все же вставали и шли «делать норму», чтобы получить черпак баланды, где «крупинка за крупинкой бегает с дубинкой». Как-то раз случилась в лагере эпидемия брюшного тифа, и люди стали умирать каждый день.

- По утрам разносили хлебный паек, - вспоминает Григорий Павлович. - Если кто-то замечал, что сосед по нарам мертв, то старался об этом помалкивать. Ну, спит человек себе и спит. Получит зэк кусочек хлеба за усопшего соседа и только потом сообщает о его смерти. Постепенно привык деревенский парнишка к кошмарному лагерному бытию, огляделся и подумал: «Люди-то какие вокруг - сплошь порядочные да культурные. Значит, ничего страшного, что и меня посадили. Наверное, вся страна сейчас в лагере сидит». На полном серьезе Гриша так рассуждал.

В сорок первом политзаключенного Путилова из Архангельска перевели в Ухту. Слухи в лагере распространялись быстро. Сказывали, что в Ухте в седьмом бараке четырнадцатого лагпункта сидел академик Королев. Но в сорок первом ученого увезли в Москву. Его талант мог еще понадобиться воюющей стране.

- Заключенные были хуже скотины, - рассказывает Григорий Павлович. - Охранники назначались обязательно из уголовников, политическим не доверяли. Утром давалась команда: «Подъем без последнего». Последнего пристреливали. На моих глазах не раз убивали охранники тех, кто отстал от строя или немного отошел в сторону. Об убитых никто не спрашивал. Могил зимой не копали. Весной, когда сходил снег, трупы плыли по реке, словно сплавляемый лес. Григорий Павлович считает, что родился в рубашке. Не однажды смерть, обдав его ледяным дыханием, проходила совсем рядом. Особенно страшным был 1943 год. Ослабевших от голода заключенных направили на лесоповал. Норма выработки была немыслимой - каждый должен был заготовить пять кубометров дров. За это полагался хлебный паек в 700 граммов и котелок жидкой баланды. Но мало было счастливчиков, которые добивались такой выработки. Гришу Путилова спас изолятор, в котором он оказался за невыполнение нормы. А в изоляторе - о счастье! - давали столько же хлеба, сколько и тем, кто надрывался на лесоповале. Позже Григорий узнал, что из тридцати восьми человек, которых перевели вместе с ним из одного лагпункта в другой, в живых осталось лишь шестеро...

Из изолятора парня направили в «командировку» вместе с изыскательской геологической партией, сформированной из тех же политзаключенных. Они делали разбивку перед прокладкой дороги от базы Каменка до пятого лагпункта. От лютых морозов руки сводило так, что трудно было удержать рейку и теодолит. А от слабости и голода даже говорить было тяжело. Их было шестеро - молодых, замордованных, невинно осужденных. Однажды на базе Каменка случилась кража - скорее всего, это было дело рук уголовников. Обвинили политзаключенных. В наказание ночью всех шестерых вывели на мороз и оставили до утра. Утром на работу смогли выйти лишь четверо. Два окоченевших тела остались лежать на снегу.

Как-то раз в 1943-м Гришу увидел начальник лагеря и сказал: «Да ты ведь, парень, вроде освободиться должен». А парень уже и дни считать перестал... Все эти годы письма домой писать не разрешали, и семья ничего о нем не знала. Освободили без права выезда и направили работать на нефтяную шахту. Тогда уж Григорий и письмо матери отписал. Нефть нужна была для войны, и шахтерам давали бронь. И вновь судьба свела Гришу с неординарной личностью. Механиком шахты был политзаключенный Жасминов. Известный химик отсидел к тому времени на зоне с десяток лет. Загранкомандировки ученого сыграли с ним злую шутку. Обвиненный в шпионаже, он был арестован в день своей свадьбы. Жасминов рассказывал шахтерам, как однажды уже из лагеря его увезли в Москву. Надеялся, что его дело начнут пересматривать. Но был дан приказ - составить проект взрыва храма Христа Спасителя. После взрыва храма, который автор проекта не видел, Жасминов вновь был водворен в острог.

В родную деревню Григорий смог вернуться только в 1946 году. Тогда же вернулся с фронта старший брат, убежденный комсомолец.

- Ничего, - утешал брат, - начнешь жизнь сначала, все еще узнают тебя...

Год спустя Григорий женился на девчонке из своей деревни. Клеймо «врага народа» преследовало Григория Путилова долгие годы, несмотря на то что на работе он буквально выкладывался и, будучи бригадиром тракторной бригады, участвовал в сельхозвыставках. Но чуть какая неполадка в технике, являлся начальник КГБ, все проверял и заявлял: «Ты, Путилов, о своем прошлом не забывай!»

В Тольятти Григорий Павлович перебрался, уже будучи на пенсии. Живет в частном секторе, на судьбу не сетует, считает, что везло ему в жизни на хороших людей. Здоровье, правда, пошаливает. Сказались годы, проведенные в лагере, и то, что однажды, когда работал на шахте, двое суток пролежал под завалом. Из всей смены живым откопали одного его. Опять же - в рубашке рожден.

Реабилитировали в 1989 году, ездил хлопотать в Пермь. Следователь КГБ, к великому удивлению, вынес толстенное дело, разросшееся вокруг ненароком утопленного колеса. Из этого дела Григорий Павлович узнал, что вплоть до 1964 года был на заметке. А дружки, с которыми не раз выпивал, следили за ним и о каждом шаге докладывали куда следует. Однако Григорий Павлович не держит зла на этих мужиков, считает, что хороших людей на свете больше. Вернее, было больше. Их-то он достаточно повидал там, в лагере.

http://bessmertnybarak.ru/Putilov_Grigoriy_Pavlovich/

Источник: Дело об утопленном колесе : зап. О. Тарасовой // Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы

Место хранения дела: Пермский государственный архив новейшей истории ф.643/2 оп.1 д.26867 л.1

ах, эта Флоренция!

Вторник, 08 Марта 2016 г. 07:40 + в цитатник



упивается продолжительными аплодисментами

Понедельник, 07 Марта 2016 г. 05:19 + в цитатник



прадеда моего Петра Виноградова сгнобил в лагереях.
арестовали в 1930 году.
не вернулся.

у меня нет слов

Понедельник, 07 Марта 2016 г. 04:47 + в цитатник

ждем

Воскресенье, 06 Марта 2016 г. 07:10 + в цитатник



музон отличный

Пятница, 04 Марта 2016 г. 16:47 + в цитатник



тяжелый разговор

Пятница, 04 Марта 2016 г. 06:08 + в цитатник
Стенограмма встречи родных 26 оставшихся под землёй горняков шахты «Северная» с Дворковичем и владельцем «Северстали» Алексеем Мордашовым, которая состоялась после третьего взрыва, когда спасательная операция была официально прекращена — 28 февраля.

Аудиозапись корреспонденту Medialeaks передал бывший шахтёр Аркадий, присутствовавший на встрече.


Присутствующие в зале задают первые вопросы решительно, почти крича. Больше всего их интересует, почему в зале нет ни одного начальника непосредственно с шахты. Запись начинается с того, что родным шахтёров представляют вице-премьера Аркадия Дворковича. Судя по всему, им не очень интересно слушать официальную речь от человека, который не имеет прямого отношения к шахте.

ДВОРКОВИЧ: Постараюсь погромче, слышно так? Хорошо.

— Имя-отчество повторите пожалуйста, — раздаётся женский голос.

ДВОРКОВИЧ: Аркадий Владимирович Дворкович.

— А где директор шахты, замдиректора по технике безопасности? — спрашивает женский голос.

ДВОРКОВИЧ: Сейчас представятся коллеги тоже. Я скажу буквально два слова, если можно. Мы приехали…

— Мы уже слушали это всё, — перебивает его женский голос.

ДВОРКОВИЧ: Буквально два слова, если можно. Мы только что с коллегами вернулись из больницы, где находятся коллеги ваших близких, которые выжили. Мы с ними поговорили, они чувствуют себя неплохо и, конечно, при этом говорят, что… действительно безумно тяжело. Да, они рады, что они живы, но им тяжело, что они живы, а их друзья погибли. Особенно меня, конечно, поразил спасатель, коллега ваш, зовут Спартак. Он после вчерашнего взрыва выжил, все в отделении спасатели погибли, с которыми он спустился в шахту. Он двоих вытащил коллег-горняков, сам остался жив, но у него перелом, сотрясение. Знаете, многие отговаривали меня сюда приходить и вообще приезжать сюда, потому что это безумно тяжело. Действительно тяжело. Но тем не менее я и мои коллеги в республике решили, что нужно вместе с вами это горе разделить и сделать всё, чтобы это не повторилось. Это очень сложно, природа — штука непредсказуемая.

— Вы сказали, природа? — перебивает женский голос.

Слышно ещё несколько голосов, переспрашивающих:

— Природа?!

— Не природа!

ДВОРКОВИЧ: Знаете, у каждого из вас своя правда, и я…

Читать далее

Гордиев узел Сирии

Суббота, 20 Февраля 2016 г. 02:03 + в цитатник
перепост
http://shaked-il.livejournal.com
На небольшом пяточке на севере Сирии сложилась патовая ситуация, затрагивающая важнейшие интересы сразу нескольких крупных стран , состоящих в разных блоках, и грозящая перерости в третью мировую войну. Не меньше.

Курды, единственная мощная сухопутная сила, успешно противостоящая всем, кто встает у нее на пути, уже не скрывают своих планов пробития стратегического для себя коридора к Средиземному морю. Что противоречит планам абсолютно всех других игроков на этом театре - от турок и Ирана до ИГ и РФ.

Ситуация на фронтах выглядит сейчас примерно так:
115723_1000 (700x284, 263Kb)
желтые - курды, зеленые - отряды сирийской оппозиции, темно-серые - ИГ, красные - войска Асада

Слоеному пирогу на сирийско-турецкой границе приходит конец. Ее переход под полный контроль курдов создает целый ряд нерешаемых или тяжелейших проблем как тактического так и геостратегического характера. Для большего удобства их стоит перечислить по странам-игрокам:

Читать далее

удивительно

Понедельник, 15 Февраля 2016 г. 07:27 + в цитатник
читая Кафку, у меня перед глазами были именно эти образы.


1.
176 (689x700, 586Kb)

2.
prague-roofs-under-snow-jaromir-stretti-zamponi-1882-1959 (500x458, 286Kb)

3.
stretti-zamponi-jaromir-1882-1-woman-with-baskets-3564504 (373x500, 129Kb)

4.
stretti-zamponi-jaromir-1882-1-prague-castle-and-letter-3565202 (500x460, 196Kb)

5.
stretti_zamponi_jaromir-hradДЌany_in_autumn~OM87d300~10462_20120527_aukce-2-2012_252 (279x300, 88Kb)

6.
01 (438x468, 231Kb)

7.
02 (480x465, 194Kb)
художник Stretti - Zamponi Jaromír

ниче у неe бантик на голове

Воскресенье, 14 Февраля 2016 г. 08:47 + в цитатник









вальсы

Воскресенье, 14 Февраля 2016 г. 07:10 + в цитатник






ну вот почему не популяризируют такие прекрасные вальсы? русские особенно хороши.

всем спасибо и будьте здоровы

Среда, 27 Января 2016 г. 08:40 + в цитатник



Без заголовка

Среда, 27 Января 2016 г. 08:23 + в цитатник
Прослушать запись Скачать файл

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.

Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной —
непременно —

В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведем без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне все — равны,
мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —

Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.

Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина…

Цветаева, 3 мая 1934 года

Без заголовка

Вторник, 26 Января 2016 г. 05:29 + в цитатник
вот пекла на днях блины, а такие вижу впервые.



это, наверное, божественно!

Без заголовка

Понедельник, 25 Января 2016 г. 21:25 + в цитатник
зарисовки


1.
DSC_0014 (700x463, 446Kb)

2.
DSC_0015 (700x463, 514Kb)

3.
DSC_0016 (700x463, 476Kb)
Читать далее

Kevin Abosch

Понедельник, 25 Января 2016 г. 17:09 + в цитатник
Фотографировал, фотографировал сeбе портреты.


1.
1 (461x461, 120Kb)

2.
2 (700x700, 435Kb)

3.
3 (700x700, 663Kb)

4.
4 (300x300, 64Kb)
A потом раз и фото с картофелем продал за миллион.
u_potato345_abosch_web800 (1) (700x700, 43Kb)

Без заголовка

Воскресенье, 24 Января 2016 г. 21:46 + в цитатник
смотрю сейчас политический сериал "карточный домик". очень познавательно.
и некоторые в Белом доме говорят: " „карточный домик" ближе к правде, чем хотелось бы».
house-of-cards (700x393, 26Kb)

www.interviewrussia.ru:
В одном из эпизодов первого сезона «Карточного домика» Фрэнк Андервуд рассказал о своем любимом месте в Вашингтоне — сомнительного вида закусочной, где одетый в сальный фартук повар по имени Фрэдди готовит самые вкусные свиные ребрышки на свете. В новом сезоне Фрэнк Андервуд снова возвращается туда, заказывает ребрышки, а затем спрашивает Фрэдди, что изменилось, потому что ребрышки стали еще лучше, чем были. Фрэдди признается, что сменил мясника. Новый мясник, в отличие от старого, работает по-грязному: забивает свиней медленно, минут по десять, пока те визжат так, что лопаются барабанные перепонки. Это незаконно, но делает мясо вкуснее.

Примерно так в целом и обстоят дела во втором сезоне «Карточного домика», только мясник — это занявший пост вице-президента Фрэнк Андервуд, а свиньи — его коллеги из Капитолия. И еще — президент. Чтобы по закону занять кресло в Овальном кабинете, не дожидаясь следующих президентских выборов, Андервуду придется вынудить его уйти в отставку. Ну или, извините, спихнуть под поезд.

Глупый Graham Phillips в гостях у симпатичных людей в Луганске

Вторник, 19 Января 2016 г. 09:04 + в цитатник



Без заголовка

Вторник, 19 Января 2016 г. 05:45 + в цитатник
В России вышла в печать книга "58-я: неизъятое" – о людях, прошедших сталинский ГУЛАГ.
Книга об узниках и работниках ГУЛАГа, и последние не раскаиваются в содеянном.
58_articulo_no_sacado (502x700, 66Kb)
10_ (472x481, 109Kb)


1.
3 (410x636, 171Kb)
Смотреть далее

Неделя с Дорофеевым

Вторник, 19 Января 2016 г. 05:16 + в цитатник




Поиск сообщений в Лёля_Виноградова
Страницы: [10] 9 8 ..
.. 1 Календарь