-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в маленькая_осень

 -неизвестно

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.10.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 3202

30/03/07 - танец со свечами... 20/06/07

Без заголовка

Понедельник, 17 Октября 2005 г. 20:28 + в цитатник
"Смерть- невидимая часть жизни, а не её противоположность..."

Самый близкий человек или то,что раньше было Солнцем

Понедельник, 17 Октября 2005 г. 17:10 + в цитатник
самое первое...я находилось под безумным впечатлением после смерти одного очень близкого мне человека...

Он сидел на полуразвалившемся диване и смотрел на толстый слой пыли, который покрывал то и дело мигающую лампу. Сейчас. Сейчас он встанет и вытрет его.
С тех пор, как он остался один, их и без того убогая квартира превратилась в настоящую свалку – книги, газеты и какие-то листочки лежали вперемешку с чашками из-под кофе, пультом от телевизора, который давным-давно ничего не показывает, пачками из-под сигарет, журналами и всякой ерундой. Учебники и тетради бесполезной грудой лежали в углу. Он так и не окончил десятый класс. Может быть, когда-нибудь, когда жизнь наладится, кто знает, когда это будет, они опять ему пригодятся.
Он почти сумел справиться с шоком, после того, как мать умерла после трехмесячной комы. Сестра не смогла. Его маленькая тринадцатилетняя се-стренка сейчас находилась в лечебнице, рядом с настоящими психами. Он был там вчера. Около спокойных, тупо смотрящих в одну точку, и буйно по-мешанных пациентов, его сестра казалась чем-то лишним, совершенно слу-чайно попавшим туда. Когда он вошел в палату, она со всех ног кинулась к нему. Ее маленькое, так сильно похудевшее тельце прижалось к нему. Она дрожала, в палате было невыносимо холодно. Она умоляла забрать ее оттуда, плакала и говорила, что сможет жить дома, что здесь ей не место, но он знал – вернись она дома, где все напоминает о матери, она опять вернется в тот, свой мир, из которого ее с большим трудом удалось вытащить. Все те три месяца, что мать провела в больнице, они жили вдвоем. Они часто говорили о том, что их ждет в будущем, и он знал, что его сестра верила, непоколебимо верила, что скоро мама придет в себя и у них все будет, как раньше. Он и представить себе не мог, что творилось в душе маленькой, всегда такой солнечной девчушки после того, как все то, во что она так верила, рассыпалось на кусочки. День за днем они приходили в больницу – он с самого утра, а девочка после обеда – она продолжала ходить в школу – они сидели там, рядом с ее кроватью и ждали, что вот, может быть, сейчас она откроет глаза и все будет хорошо. Сердце кровью обливалось, когда он смотрел, как его сестренка сжимала своими тонкими бледными пальцами не менее бледную руку матери и уговаривала ее проснуться: «Мама, - по ее щекам катились слезы, - мамочка! Пожалуйста, не оставляй нас, пожалуйста, вернись, мы не сможем одни, пожалуйста, мамочка!». Слова прерывались судорожными рыданиями. А он смотрел и не понимал, как вот, казалось бы, за одну недолгую минуту, все так круто изменилось. Пьяный водитель выскочил из-за поворота, никто не успел ничего понять. И все.
Как тяжело было говорить сестре о смерти матери. «Прости, солнышко, мы теперь должны надеяться только на себя!». Она смотрела на него, в ее глазах плескались ужас, боль и попытка не поверить в его слова. «Нет! – она кричала, плакала и умоляла его сказать, что это неправда, - Нет, пожалуйста, это не так! Скажи мне, что это не так!». А что он мог сказать?
И вот, он сидит один на диване и думает о том, что же делать. Он устроился на временную работу. Денег хватало только на то, чтобы купить поесть и покурить. Раньше он не курил, а теперь почему-то стал. Наверное, он пытался забыть, и сигаретный дым ненадолго уводил из действительности. Итак, денег не было, сил уже тоже. Как же он будет кормить сестру? Его размышления прервал телефонный звонок.
- Алло? – он сам удивлялся, каким безразличным и пустым стал его голос.
- Алло. Это я. – сестра.
- Откуда ты звонишь? – он резко сел. Не хватало еще, чтобы она сбежала из больницы.
- Из отделения. Мне дали позвонить. Они просят, чтобы ты приехал. Не знаю зачем.
- Когда? – он судорожно пытался вспомнить, куда положил ключи. – Это срочно?
- Нет. Завтра.
- А что случилось?
- Не знаю, но я надеюсь, что они хотят меня отпустить. Пожалуйста, приезжай как можно раньше, если это так, то забери меня отсюда!
- Ладно, солнышко, я приеду утром. Спи, ладно?
- Ладно, пока.
Она повесила трубку. Первым его порывом было тут же позвонить туда, чтобы опять услышать ее голос, сказать ей… да неважно что, главное услышать ее голос, такой живой, теплый. Как он по ней скучает! Он посмотрел на часы. До утра было еще долго. Он опять задумался. Что же ждет его завтра? Вот уже четыре месяца сестра находится в больнице, но даже поначалу, когда она ни с кем не хотела говорить, почти не ела и не спала, даже тогда, его ни разу не просили приехать.
Он не спал уже очень давно. Он просто боялся засыпать, он боялся, что ему опять приснится больница, их мать, опутанная проводами, лежащая на совсем плоской подушке. Она всегда была очень бледной. Тихо пищал аппарат для измерения пульса. Ее красивое, такое спокойное и ласковое лицо как-то не вязалось со всем, что ее окружало здесь. Ей куда больше подходила та милая домашняя картина, которую можно было застать, войдя к ним в дом пару месяцев назад. Тогда все было хорошо. Сестренка сидела и мирно шур-шала карандашом по бумаге, он читал какую-то книгу, раздавался звонок в дверь – пришла мать. Девочка отбрасывала карандаш и бежала в маленькую тесную прихожую. «Мамочка, - даже из соседней комнаты он чувствовал, что они обе улыбаются, – мама, ты пришла! Я рада! Ты мне поможешь с алгеброй?». Он смеялся. Гордая сестричка ни за что не попросит помощи у брата, ласково называвшего ее мелкотней. «Нет, детка, попроси брата». С кислым выражением лица из прихожей появлялась сестра. «Поможешь?»… ему казалось, что так будет всегда… Незаметно, погрузившись в свои мысли, он уснул.
Утром, наскоро засунув в карман ключи от дома и яблоко для сестры, он пошел в больницу. Солнечное утро совершенно не соответствовало его душевному состоянию. От всей души он надеялся, что ничего страшного не случилось.
Прохладный больничный вестибюль встретил его тишиной – было слишком рано, хотя и в обычное время посетителей было не так много. Молоденькая сестра отвела его в кабинет врача.
- Садитесь, пожалуйста! – сухонький старик, в очках с толстыми линзами, на врача-психотерапевта не очень похож.
- Спасибо, я постою!
- Как хотите. Хочу поговорить с вами о вашей сестре. Мне кажется, ее пора забрать отсюда.
- О Боже!
- Что такое? Обычно, когда я сообщаю такое, все радуются.
- Вы не понимаете. Ладно, я заберу ее.
- Дело в том, что я не предлагаю вам забрать ее домой. Я хочу сказать, вы должны отвести ее в другую больницу.
- Зачем? У вас, что, нет мест?
- В нашей помощи она больше не нуждается. Но ей нужна профессиональная помощь врача другой специализации. У нее рак.
- Что???
- Ну да, рак. Мы долго не могли понять, почему она так стремительно худеет, а вчерашний анализ крови показал раковые клетки в области легких. Болезнь уже основательно запущена. Две-три недели и вам придется с ней попрощаться.
Как он мог так спокойно об этом говорить? Лицо врача не выражало ниче-го, как будто он говорил о прогнозе погоды на следующую неделю. Господи, за что же это?!
- Вы можете забрать ее прямо сейчас.
Он медленно, как будто в тумане вышел из кабинета и пошел по направ-лению к палате. В мозгу тупо звучало это ужасное слово: «Рак». Он навсегда запомнит его. Оно будет преследовать его всю оставшуюся жизнь. А много ли еще осталось, он не знал.
- Я заберу тебя отсюда.
Она опять улыбалась. Это была уже не та солнечная и счастливая улыбка, но все ее лицо снова озарилось. Она плакала, обнимала его, говорила что-то про дом, про то, как они будут жить, а он не мог сказать ей этого ужасного слова. Он не мог. Она была для него дороже всех на свете, и он не мог смириться с мыслью, что скоро ее потеряет. Две-три недели. Это же так мало. Он хотел сказать ей все, что любит ее, что сделает все, что в его силах, лишь бы продлить ее жизнь хоть ненадолго, хоть на день. Он хотел сказать ей все-все, что он так долго держал в себе, но не мог.
- Солнышко, мы поедем не домой.
- Как? Почему?
- Врач сказал, что ты должна лечь в другую больницу на пару недель.
- Зачем? Я больше уже не хочу! Я в порядке! Правда. Забери меня домой!
Он молчал. А что он мог сказать? «Прости, солнышко, у тебя рак!»?
- Они должны убедиться, что ты полностью готова к возвращению домой.
Он больше не мог говорить ей ужасную правду. Он слишком долго смотрел на ее слезы, которые появлялись всякий раз, когда он говорил ей правду. На этот раз, когда он обязан был сказать, когда правда касалась ее жизни, он промолчал. Он дал ей яблоко и все дорогу до уже другой больницы она вертела его в руках.
Через два дня он пошел навестить ее. Она сидела на кровати и что-то увлеченно рисовала. Он остановился и смотрел на нее через застекленную дверь. Она не выглядела больной, если не считать мертвенной бледности и болезненной худобы. Он смотрел на ее лицо, такое знакомое и такое близкое, на ее тонкие руки, которыми она обнимала его, когда он приходил в психиатрическую лечебницу, он смотрел на ее худенькое тельце, в детстве она часто приходила к нему ночью и, забравшись по одеяла, прижималась сильно-сильно, а он сквозь сон чувствовал ее тепло и знал, что ей просто приснился страшный сон. От кошмаров он мог ее защитить, обняв покрепче и прошептав на ухо: «Это просто сон!», но как защитить ее от страшной болезни, нависшей над ней, как бы ему хотелось сейчас обнять ее и сказать: «Не бойся, солнышко, это просто сон!». Он не мог.
С трудом открыв тяжелую дверь, он вошел в палату. Она посмотрела на него невидящими глазами.
- У меня рак, да?
Сердце словно остановилось.
- Прости, солнышко, я не мог сказать. Откуда ты знаешь?
- Я прочитала на истории болезни у сестры.
- Я не знаю, что сказать, но поверь, я сделаю все, чтобы продлить твою жизнь. Я не отпущу тебя без борьбы.
С каждым днем ей становилось все хуже и хуже. Она перестала есть, почти ни с кем не разговаривала. Он не знал, как помочь ей, как приободрить. Впервые в жизнь он остро почувствовал эту смерть, нависшую на их жизнью. «Она не может умереть, – твердил он себе день за днем, - Она сильная, она не может просто умереть!» И тут же понимал, что это неизбежно.
Через несколько дней, шесть или семь, он точно не знал, придя в палату, он увидел, что она лежит на подушке, вся в проводах и трубочках, а вокруг нее стоит огромная толпа врачей. Он тут же вспомнил мать. Нет, ему не пережить еще одной потери.
- Вы можете попрощаться. – врачи ушли.
Он подошел к кровати и сжал ее тонкие холодные пальцы своей ладонью.
- Вот и все. – было видно, что слова даются ей с трудом.
- Прости меня, ладно, я должен был заметить все раньше.
- Ты не виноват. – ее слова звучали тише шепота ветра.
Она, морщась от боли, достала из-под одеяло яблоко. Оно выглядело красным и праздничным, он с трудом сдерживал слезы. Она слабо улыбнулась.
- Я люблю тебя, солнышко.
Она мягко вложила яблоко в его руку.
- Я тоже тебя люблю…
И все.
dog_by_Gares.jpg (640x480, 215Kb)

Без заголовка

Понедельник, 17 Октября 2005 г. 09:38 + в цитатник
покатаемся по городу...

Без заголовка

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 23:46 + в цитатник
В колонках играет - линда-так кричали птицы

а небо сегодня фиолетовое....

сегодня задумалась на тему легкости предметов....было бы здорово набрать пригоршню пыли...не песка,а именно пыли....

Ты просыпаешься ночью,будто кто-то позвал,
И не осталось никого из тех, кого ты ждал.
Ты убегаешь от себя,тебя оставят одного,
И для чего нужна жизнь,если в ней никого?
Ты остаешься один,один во всем мире,
И это вовсе не то,что быть один в квартире.
Ты не думаешь о будущем,ты знаешь,его нет,
Ты один в этом мире, никого больше.
Серая жизнь и серый пустырь,
Серый асфальт и серая пыль.
Мир не идеален, он тоже устал,
И ты уже давно верить в жизнь перестал.
Все говорят,ты свободен,сам себе господин,
Но ты остро понимаешь, что ты просто один.
Может быть героин или выстрел в упор,
И снова тот бесконечный в глубине сердца спор.
Ты не знаешь ничего, ты не знаешь цвета неба,
Ты не помнишь,не веришь,ты совсем нигде не был.
Убегаешь,продаешь,в жизни нет ничего.
Кто ты?Зачем?Почему?Для чего?
Солнца больше нет и ты чувствуешь страх,
Подсознаньем чувствуешь - что-то не так.
Ты вдали видишь свет, а в душе ничего,
Скоро будет конец,в конце всегда тяжело.
Теплый ветер в окно,а в руке пистолет,
Когда-то любил жизнь,теперь жизни нет.
Он бросает пистолет,идет мимо витрин,
Он даже не одинок,он просто один...

Стоит ли жить?

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 23:00 + в цитатник
прежде всего,я хочу уверить,что не являюсь наркоманкой,не пыталась поканчить жизнь сумоубиством, мое я еще более или менее при мне....просто я так все это вижу...прошу прочитать и прокомментировать - это правда очень важно!!!


СТОИТ ЛИ ЖИТЬ?

Зачем мы живем? Зачем светит солнце? Зачем в шорохе листвы она каждый раз слышит одни и те же слова? Зачем так долго тянется бесконечность? Почему все ее видят?
Эти и многие другие вопросы она задавала себе каждый день. Ведь она умерла, ее больше нет! Тогда почему все упорно не хотят ее отпускать? Они разговаривают с ней, задают вопросы и смотрят в глаза. Что они там видят?
Забавно, она столько раз хотела расстаться с жизнью, а ее каждый раз с поразительной настойчивостью вырывали из спокойных объятий смерти. Зачем они спасали жизнь, которая не нужна даже ей самой? Ее никто не любил, и она никому не была нужна. Мать отказалась от родительских прав. Черт, да какая же она после этого мать?! А отец…отец, наверное, умер. Да, точно, он умер. Кадры из прошлого вертелись перед глазами, но она никак не могла сосредоточиться ни на одном. Вдруг…стоп! Могила…она прищурилась, силясь разглядеть имя. Да, это ее отец. Получается, он умер давно…судя по году смерти, целых пять лет назад.
Черт побери, ей всего четырнадцать лет, а она уже успела потерять семью, друзей, восемь раз попытаться свести счеты с жизнью, попробовать все чудеса химических технологий и…и потерять себя!
Смешно…каждый раз, когда она пыталась совершить самоубийство, она не чувствовала страха, она чувствовала только огромное облегчение. Страх просыпался потом, после очередного откачивания. Страх перед этими солнечными днями, не приносящими радости, перед этими листьями за окном, шепчущими одни и те же слова, перед людьми, у которых нет прошлого. Она шла к своему самому любимому месту в этом большом, пыльном городе. Она шла к автовокзалу. Там было всегда холодно, ну, или она просто привыкла так думать. После того, как она побывала там последний раз, ни разу больше она не пыталась свести счеты с жизнью. Именно там, в этом обычном, обшарпанном месте она поверила в жизнь и в завтрашний день.
Она вернулась домой, пять лет назад, и узнала, что отец умер. Тогда она начала курить. Жила она с сестрой, которой до нее не было никакого дела. Жизнь могла бы показаться простой, если бы не бесконечные вопросы, на которые она не могла найти ответы.
Она давно и очень сильно болела, и некому было ее вылечить. Она заболела на этом самом вокзале. Болезнь ее была неизлечима, но она была единственным, что держало ее здесь. Забавно…когда она первый раз, на холодной, пустой улице проглотила маленькую розовую таблетку, она ощутила странную легкость. Она удивлялась и спрашивала у всех…А потом был вокзал. Она уже почти не пила и не кололась, но продолжала курить. Она даже не хотела бросать. Она пряталась в дыму от самой себя.
Ей нравился вкус густого серого дыма, попадавшего в горло. Он спасал ее от той болезни, но так как болезнь была неизлечима, она естественно все равно умерла.
Странные звери – люди. Они ничего не замечают. Они не слышат ветра, не видят цвета неба, не замечают пыли, которая покрывает их дома и они все равно вполне этим довольны. Как бы ни было тяжело это признавать, но она – тоже человек и тоже не все видит. Но, кажется, только у нее есть время и смелость оглянуться вокруг.
В глаза бросилась палатка с фруктами и прямо в середине витрины лежало круглое большое яблоко. Она отвернулась. Оно было красное, прямо как кровь, которая текла по ее рукам после быстрого движения лезвия. Тогда она первый раз задумалась о хрупкости жизни.
На макушку упала капля дождя. Она подняла голову, и взгляд ее уперся в часы. Минутная стрелка стояла на одиннадцати, а часовая почти закрыла восьмерку. Что-то промелькнуло в сознании, что-то связанное с этим временем. Черт, что же это такое, она ничего не помнит.
А вот интересно, если бы ее не было, что-нибудь в мире изменилось бы? Конечно, не во всем мире, а в жизни людей, с которыми она была знакома.
Мама была бы счастлива. Она никогда ее не любила. Эта женщина никогда ее не любила. Эта женщина, которая родила ее и до шести лет учила быть сильной и бороться с неприятностями, эта женщина, которая целовала ее маленькие руки перед сном, эта женщина просто сбежала от нее. Она сказала, что лучше бы у нее была только одна дочь. Если бы она умерла для всех, ее мать вздохнула с облегчением, ведь больше некому было бы напоминать о прошлом.
Отец…он, наверное, все-таки умер бы. Кстати, а почему он умер Чертовы таблетки! Из-за них с каждым часом появляется все больше вопросов! Она нахмурилась, пытаясь сосредоточиться. Так почему же он умер? Черт!
Сестра жила бы как раньше, только ругнулась бы на расходы за похороны.
А остальные…они бы даже не заметили…
Взгляд упал на мокрую, продрогшую собаку, сидящую у входа в вокзал – внутрь ее не пускали.
Когда-то и у нее была собачка. Когда же это было? Кажется, лет пять или шесть назад. Почему же она ничего не помнит? Все из-за этих чертовых таблеток. Но она же уже почти их не пьет, почему же ее память вся в тумане? Сколько же вопросов! И ни на один нет ответа.
Неожиданно память прояснилась. Она резко вспомнила темный лес. Там она искала собаку. Вот она идет в полной темноте, за ноги цепляются какие-то ветки, а она – восьмилетняя девочка ищет свою собачку, а потом…поздно! Память опять ушла под плотный серый туман. Она тихонько выругалась и закурила. Чертовы таблетки! Почему память упорно прячет самое важное? Она помнит, причем отлично, то, что хотела бы навсегда забыть!
Свою первую сигарету, свой первый шприц и в то же время последний, свой первый поцелуй и свой самый последний – все это она помнит очень хорошо. Кстати, последний поцелуй был на этом самом вокзале. Хотя…она точно не помнила. Интересно, она его любила? Ну вот, очередной вопрос без ответа.
Она хорошо помнит свою первую сигарету. Это было одновременно с первым поцелуем. Солнечный день, маленькая лесная полянка, они сидели рядом на бревне, ей тогда было десять, она закурила и тут же закашлялась, а он засмеялся и поцеловал ее. А кто же это был? Она нахмурилась. Темные глаза, светлые волосы… она вспомнила черты, но не узнавала его. Кто же это? Ладно, не важно, все равно вспоминать бесполезно.
Она вдруг неожиданно вспомнила, как наглоталась снотворного. Это незабываемое ощущение. Сначала ей даже не хотелось спать, она просто сидела на подоконнике и пила воду. Она думала обо всех, с кем, как ей казалось, она уже больше не увидится. Вдруг она услышала звон – это из ослабевших рук выпал стеклянный стакан. Она как будто смотрела на себя со стороны. Вот взгляд стал более спокойный, глаза закрылись, и наступила темнота. Как тогда было хорошо…Когда она открыла глаза, первый, кого она увидела, был усатый врач. Он улыбнулся и сказал, что все будет хорошо. Черта с два!!! Тогда она ощутила страх. Животный страх перед будущим.
Вокзал…она с удовольствием затянулась и зажмурилась. Здесь ей было хорошо и уютно, но самое смешное было то, что она не помнила почему. Но одно она знала точно – что бы здесь ни произошло, это, несомненно, было что-то очень хорошее. Возможно, именно здесь она нашла свою бесконечность. Она нашла чужую мечту, лежащую в луже, подняла ее, улыбнулась и превратила в свою бесконечность.
Она тряхнула головой. Странные мысли стали приходить ей в голову в последнее время. Иногда ей нравилось просто следить за течением мыслей. Она размышляла о чем-нибудь и все ждала – к чему же это, в конце концов, приведет.
Маленький солнечный зайчик запрыгал у нее на коленке, потом спрыгнул вниз и, попав в глубокую лужу, разбился на тысячи мелких искринок. Лужа была бездонна, а на дне у нее было небо. Она посмотрела на солнце, неожиданно выглянувшее из-за туч, и улыбнулась одуванчику.
Сколько она уже стоит? Долго, очень долго. Наверное, в одуванчике скоплены чьи-то мечты, а может именно в нем лежит солнце. Ведь оно не в небе, небо бездонно.
Она устала. Неожиданно и как-то…вдруг! Она прищурилась…что на этот раз? Но нет, там не было ничего, только серый пустой туман, сквозь который пробивались маленькие искорки солнечных одуванчиков.
Бесконечность…сколько же это? Интересно, бывает вечная любовь? Почему мечты такие легкие? И почему кирпич не может разбить солнечный зайчик?
Она – маленькая спутница солнца, но в душе идет дождь. Она – странница, идущая через туман по хрупкой бесконечности. Она – разбитый солнечный зайчик, ищущий глаза, в которых можно поселиться. Но вместе с этим она – обладательница долгого жизненного пути, который, давно начался и нескоро закончится. Она не позволит. Она уяснила себе кое-что настолько простое, что никто об этом не задумывается. Она поняла, что всегда есть выбор. Всегда есть два пути и никто не знает, по какому она пойдет.
Странный пустой асфальт… Она подумала, что не хватает дождя. Она шла через мост и смотрела в воду. Она была грязной и немного прозрачной. В ней отражалось небо. Она неожиданно вспомнила пустую темную гладь моря, в которой она хотела похоронить себя. Тогда было очень больно. Ей казалось, что ее легкие сейчас лопнут. Обошлось. Как всегда.
Что же это за жизнь, если жить и ничего не помнить? Зато она может четко всем сказать, что уж она-то прошлым не живет. Ха! Да она просто ни хрена не помнит!!
Странно, что у нее так мало времени на то, чтобы куда-нибудь успеть, а она не торопиться. Ей хотелось рисовать. Рисовать свои мечты и его глаза. Вспоминать свои мысли и его слова. А еще ей очень хотелось курить. Наверное, это болезнь давала о себе знать. Даже после смерти она не остановила ее в покое.
Она была спокойна – все равно ее когда-нибудь найдут. Найдут в огромном мире, заполненном чужой печалью, найдут и покажут, что есть еще одна бесконечность. Не такая пустая, как ее.
Серая пыль попала ей в глаза. Пыль была мягкая, но глаза все равно начали слезиться. Теперь туман соленых слез окутал целый мир. Ей было не привыкать. Она всегда жила в тумане. Она шла и шепотом разговаривала с солнцем. Наверное, многие думали, что она сумасшедшая, а ей было хорошо. Ну, если не считать боли от порезанной ноги и страшной болезни, живущей внутри нее. Странно, она умерла, а болезнь продолжала жить.
Нога ступила на влажную холодную плитку набережной. Кровь смешалась с водой. Ветер дул с прежней силой. Он был то теплый, то холодный и это было приятно. Маленькое серое перышко упало на воду около ее ног и, покачнувшись, поплыло прочь. Оно такое легкое и нежное, как солнечный зайчик, но, тем не менее, оно гораздо тяжелее. Теперь ничто не омрачало ее спокойствия – нога тихо покачивалась на мягких волнах реки, а болезнь…она словно свернулась в калачик и перестала существовать. Память, правда, по-прежнему была где-то там, но это почти ее не волновало.
Солнце медленно высушило ее мокрые от слез щеки. Всю жизнь она шла по длинному скользкому шоссе бесконечности, спотыкаясь об мечты и обходя желания. Но вот вышло солнце и высушило слезы. Она посмотрела прямо в глаза солнечному зайчику и, стряхнув с ресниц капли прошлогоднего дождя, засмеялась в лицо туману ее снов. Черт, ну и ситуация получается. Она же не сумасшедшая, тогда что же ее так развеселило? Наверное, то, что она впервые в жизни нашла ответ…на вопрос, которого у нее не было. А ответ был «да!». Она снова засмеялась, и солнечные зайчики заиграли на ровных зубах. Она почти почувствовала их вкус. Они были теплые, мягкие и немного пушистые. Как же ей было хорошо…впервые за долгое время! Ей было хорошо. Нога почти не болела, даже болезнь куда-то отступила. Ей больше нечего было желать: мягкая вода под ногами, теплое солнце над головой и маленькие одуванчики за спиной. Это был ее маленький мир, который она придумала сама, пройдя сквозь свою бесконечность. Но ей было пора возвращаться назад…в реальность.
Теплый легкий ветерок сменился холодным ветром; она поежилась и нехотя отошла от воды. Мокрые ступни оставляли следы на сухом сером асфальте. Когда-нибудь, именно по этим следам, она вернется сюда, в этот мир, в котором ей хорошо. Она уже почти поймала солнечного зайчика в мягкие сети бесконечности. Она его скоро опять найдет. Интересно, а у других есть бесконечность? Интересно, а они вообще знают, что это такое? А они знают, что такое солнечные зайчики, что такое пыль, что такое сигаретный дым? Кстати, давненько она не курила…Огонек появился с третьей попытки, а сигарета упорно не хотела прикуриваться. Она тихо выругалась и достала другую. Дым попал в горло впервые за долгое время, наверное, уже часа за три-четыре. Вот оно – удовольствие! Наверное, все во времени, во времени все дело. Все всегда упирается в вопрос времени.
Люди живут, не замечая ни времени, ни солнца во время дождя, ни одуванчиков, живущих в ее глазах и которые останутся там навсегда. Все слова и размышления упираются во время. Она думала об этом мире причудливых форм. Никто никогда не задумывался о том. Как выглядит солнечный зайчик, а вот она точно знала. Они маленькие, размером примерно с ладонь, светлые, как одуванчики, и пушистые, как настоящие зверьки. Никто никогда о них не задумывался, люди не замечают их пушистости, у народа нет времени наблюдать. А вот она знает про них все. Она подняла глаза и увидела небо, его уже окутывали сумерки, и на ее босые ноги медленно легла тень. Ступням стало холодно. Асфальт быстро перестал быть теплым и приятным. Исчезли зайчики и утонули во тьме одуванчики. Впервые в жизни она увидела, как на пыльный уставший город легла ночь. Она никогда не обращала внимания на воздух, окружающий ее. А теперь она увидела, что он прозрачный. Пелена соленого тумана легко соскользнула с ее глаз и, проскользнув по руке, легко прошла сквозь кожу и присоединилась к клубку болезни, живущей внутри нее. Она опять закурила и села на каменные перила набережной. Они были теплые. Наверное, здесь когда-то сидел солнечный зайчик, запутавшийся в сетях бесконечности, которые она неосторожно выпустила из рук. Сигаретный дым являл в неподвижном темном воздухе причудливые фигурки. Ей они очень нравились, она видела их впервые…
Неожиданно, сигарета выпала из рук. Внутренности скрутило, как будто в животе быстро завращали раскаленным железным прутом. Болезнь почему-то очнулась именно сейчас.
Она всегда искала глубину. В людях, в жизни, в чужих глазах. И всегда боялась ее отсутствия. Черт, кто бы знал, как страшно видеть обыкновенные глаза. Идти по улице и увидеть обыкновенные глаза…брр…кошмар!
О Боже, как же больно! Странно, но боль отрезвила мысли и разбудила память. Это ее очень сильно испугало. Зачем ей память, если вся жизнь проходила мимо? Она еще ничего не сделала в этом мире, она только наблюдает. Может быть, когда-нибудь она поделится с людьми своими наблюдениями и, может быть, кому-нибудь этим поможет. Но это будет потом…
Кто же ее предал? Кто отдал ее на растерзание этой боли? Мать? Нет, хотя она могла бы. Отец? Нет, идиотка, он же умер. Сестра? Нет, она не стала бы тратить на нее время. А больше никого нет!
Ладно, неважно. Зато она является счастливой обладательницей самой чудесной в мире сказки. Сказки с неожиданным началом и странным, несуществующим концом. Спасибо, судьбе за это. Хотя…она же не верит в судьбу…
Над спокойной гладью воды пролетела какая-то птица. Свобода и бесконечность – это одно и то же? Конечно, нет. Бесконечность – это то, что она нашла, а свобода – это то, что она имела всегда, никогда не ценила. А зря…
Ей было безумно обидно, очень обидно за тех хороших и добрых людей, которые не могут видеть того, что видит она. А ведь хотелось с кем-нибудь поделиться, взять кого-нибудь за руку и показать ему и небо, настоящее небо, а не голубое пятно уличных художников, и солнце, похожее на подсолнух, и солнечных зайчиков, маленьких и пушистых, и все, все, все. Иначе скоро будет поздно. Скоро она вырастет, перестанет быть ребенком и перестанет все это замечать. Но кто же согласится пойти за ребенком, позволить ребенку провести тебя по жизни? Так, наверное, она и останется одна, а ведь так хочется поделиться…
Беззвучный крик сжал ее горло. Острая, жгучая боль сковала весь организм. Наверное, надо сходить к врачу…
Неожиданно, она развернулась и, превозмогая боль, побежала по набережной. Глаза застилала бессмысленная пелена. Вдруг она споткнулась и ладони коснулись воды. В другой раз она пошла бы на вокзал, но теперь она прощается с прошлым и не пойдет туда. Теплый ветер коснулся ее щеки и в последний раз мелькнули искорки солнечных одуванчиков…Ну так что, стоило ли жить?
Небо.jpg (300x400, 51Kb)

Без заголовка

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 20:21 + в цитатник
вдохновленная положительным приемом моего прошлого произведения,я решила написать еще кое-что...старая вещь....
кстати,вопрос на засыпку - ничего из произведий известных авторов не напоминает?

Дождь
или
Девушка, которая умела улыбаться

Она шла по дождю. Она любила ходить вот так, как никто кроме нее не умеет – когда капля дождя падает на землю, она разбивается на несколько маленьких брызг, если успеешь наступить на эти брызги, то получится, что ты идешь по дождю. Вдруг, ее нога попала в лужу. В этом, казалось бы, маленьком городке было много больших луж. Она любила ходить по лужам босиком. Ей нравилось ощущение полной свободы. Еще бы, она жила в городе, где ее никто не знал, а она никого не боялась; она ходила босиком по лужам и ловила брызги фонтана, она лежала на мягкой траве, она могла делать все, что ей хочется, ни у кого не спрашивая разрешения. Она ни с кем не разговаривала, ее никто не спрашивал сколько времени, как у нее дела или как ее зовут, но даже если бы и спросил, она не смогла бы ответить ни на один из этих вопросов. Для нее не существовало времени, она не знала как у нее дела и не помнила как ее зовут. Просто она хотела жить и знала, что свободна. Она никого не любила и ее никто не любил, ее просто не замечали.

Среда
«Интересно, - думала она, лежа на траве посреди парка, - как это, ходить на работу, приходить каждый день домой и готовить себе еду?». У нее не было дома. Опять пошел дождь. Она открыла глаза. Прямо посередине парка сидела мокрая кошка. Девушка улыбнулась. «Вот оно счастье, - решила она, - когда ты делаешь то, что хочешь делать, не обращая внимания на то, что вокруг.». Она решила пойти к фонтану. Фонтан встретил ее своим обычным мелодичным журчанием. Девушка легла на бортик и опустила руку в воду. Мягкие струйки воды бежали между ее пальцами. Она перевернулась на спину. Прямо на лицо ей падали капли мелкого дождя. «Люблю дождь, - решила она, - нет, не люблю! Я просто знаю, что это такое, а что такое любовь я еще не поняла.».

Четверг
- Девушка!
Она обернулась. Сначала она даже не поняла, что этот мужчина зовет именно ее.
- Сколько времени? – спросил запыхавшийся мужчина. «Наверное он долго за мной шел, - лениво подумала она, - интересно, зачем?»
- Девушка. – мужчина («Да нет, какой же он мужчина? Он еще совсем мо-лодой») заглянул ей в лицо.
- Я не знаю. – твердо ответила она и, развернувшись пошла дальше.
- О чем вы думаете?
Она остановилась. Никто никогда не задавал ей таких вопросов.
- Вы писатель, да? – неожиданно для самой себя спросила она.
- Нет, - покачал он головой, - я художник! Но порой, - он внимательно по-смотрел на ее босые ноги, - мне бы хотелось быть писателем! Я даже не знаю, почему.
Она улыбнулась. Ей понравился этот парень. Он был похож на нее, он о чем-то думал, а о чем, не знал сам.
- Я нарисую вас - сказал он, смешно прищурив левый глаз, - мне нравится ваша улыбка.
- Чем же? – засмеялась она.
- Она светлая! Вы похожи на дождь. – и он ушел.

Пятница
- Как тебя зовут? – он неожиданно перешел на «ты».
- Не знаю! – она пожала плечами и улыбнулась. – А тебя?
- Мартин. – оглянулся на фонтан. – Ты здесь часто бываешь?
- Каждый день, - она встала со скамейки, на которой сидела, и подошла к дереву, - я люблю жизнь.
- Ты что, живешь на улице? – задал он довольно некорректный вопрос, подходя ней.
- Нет, - она посмотрела на него: неужели похоже? «Хотя было бы здорово!», - я снимаю квартиру.
- Можно я буду звать тебя Николь?
- Хорошо, - она пожала плечами.
Пошел дождь.

Суббота
Она кашлянула. Потом открыла глаза.
На улице было солнечно. Она пошла в парк. «Николь. Интересное имя, - она снова кашлянула, - я теперь Николь? Нет, - она помотала головой, - я по-прежнему не знаю, как меня зовут. Николь – это не я, он сам придумал ее себе!».
Фонтан бил как и раньше, но уже не так свободно. Казалось, что на него надели какой-то стеклянный колпак, которого не видно сразу. Она решила уйти оттуда.
«Интересно, какой сейчас месяц?» Она решила спросить у кого-нибудь.
- Простите, - подошла к молодой девушке, которая сидела на скамейке и листала журнал, - какой сейчас… - она снова закашлялась, - какой сейчас месяц?
- Октябрь, - не отрывая глаз от журнала, ответила девушка, - а что? – она подняла голову.
- Просто я не знала. Можно еще вопрос?
- Валяй, - лениво откинулась на спинку скамейки та, - только живее, учти, я спешу.
- Зачем вы это читаете? – она указала на журнал. – Что есть там, чего нет здесь?
- Там есть все! – девушка захлопнула журнал и вскочила со скамейки. – Там есть чувства, там есть жизнь! Сумасшедшая! – она быстро направилась прочь.
«Жизнь! – усмехнулась она. – Там нет жизни, там нет ничего!». Когда-то давно она читала такие журналы, но они ее никогда не интересовали.

Воскресенье
- Неужели смысл жизни – это те журналы, которые многие держат в ру-ках? – она задала этот вопрос, сама не зная зачем.
- Не двигайся, ладно? – Мартин выглянул из-за мольберта.
- Нет, - она вскочила на ноги, - я хочу знать, что ты об этом думаешь.
Мартин отложил карандаш и посмотрел на нее.
- Нет, - медленно сказал он, - я так не считаю.
Она нехотя опустилась на место. Он снова взял в руки карандаш и начал возить им по бумаге. Она уже начала сомневаться, что он похож на нее. Он как будто не знал никаких эмоций.
- Мартин. – шепотом позвала она.
- Что? – отозвался он шепотом и выглянул из-за холста.
- Покажи рисунок.
Он развернул мольберт. Она увидела на нем себя. Нет, точнее, не себя, а свой идеал.
- Я совсем не такая!
Да, от девушки на мольберте исходил внутренний свет, но это была не она. Такие же губы, глаза и щеки, но в портрете не было жизни.
- Нет, такая! – ответил Мартин и, отойдя на пару шагов, посмотрел на картину. – Такая же улыбка!
Она прищурилась и опять посмотрела на портрет. Да, он прав, улыбка жила своей собственной жизнью, независимо от лица.
- Знаешь, что мне в тебе нравиться? – он посмотрел ей прямо в глаза.
- Нет, - она провела пальцем по бумаге: жесткая, - что?
- Ты умеешь улыбаться, как никто другой!

Понедельник
Она кашляла и не могла остановиться. Перед глазами пролетала вся жизнь. Ее детство, которое она провела с мамой, потом седьмой класс сельской школы, когда мама умерла; потом похороны, много людей, которые желали ей набраться сил; потом она семь лет жила с сестрой, потом умерла и она; она всю жизнь была одна, она не знала, что такое любовь, не знала, вернее не помнила, что такое семья. Она тяжело дышала. На то, чтобы встать с кровати не было никаких сил. Неужели вот так и умирать? Больше всего на свете ей хотелось жить, она как маленький росток всегда тянулась вверх, к жизни. Она не хотела так быстро с ней прощаться. Собрав остатки сил, она титаническим усилием заставила себя встать с кровати. Последнее, что она слышала, был стук коготков: на железный подоконник вспрыгнула кошка…

Среда
Маленькую могилку уже занесло листьями. Мартин стоял и смотрел на крошечную фотографию на скромном кресте. Дул сильный ветер. «Прощай, - подумал он, - прощай все то светлое, что было с тобой связано. Прощай ма-ленькое существо, чья босая нога уже никогда не ступит на поверхность этой огромной планеты. О чем же ты все-таки думала?» Он развернулся, надел на голову шляпу и медленно зашагал по дороге кладбища. Один раз он повер-нулся, остановился на секунду и снова пошел прочь. «Прощай, девушка, которая умела улыбаться!». Пошел дождь…

Без заголовка

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 11:45 + в цитатник
То, ради чего стоит быть в этом мире
Через боль переступая - это Жизнь и Свобода,
То, что дано каждому из нас,
У каждого есть свой шанс - это Жизнь и Свобода
То, что важнее любых слов, любых понятий и суждений -
Это Жизнь и Свобода,
То, что придаёт нам силу творить и любить
Это Жизнь и Свобода.
(многоточие)

Хочу поведать миру всего лишь пару слов,
Которые, как я считаю, дороже наркоснов,
Которые имеют смысл, которые волнуют кровь,
А если кто не понял, то жизнь, свобода, правда и любовь!
(маленькая осень)

Без заголовка

Воскресенье, 16 Октября 2005 г. 11:24 + в цитатник
ОЖИДАНИЕ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ
Она закурила. Опять. Уже четвертую за эти пятнадцать минут. Она ждала. Безнадежно, не зная зачем, она ждала уже около двух часов. Вокруг горели огни, а она стояла в тени. Автобусы приезжали и уезжали, люди встречались и прощались, а она все ждала. Кого? Зачем? Она не знала.
К ней подошел какой-то парень и попросил закурить. Она молча протянула пачку. Он взял сигарету и ушел. Она осталась. Как бы ей хотелось тоже вот так взять и уйти, но она не могла, она ждала. Она молча курила и вспоминала тот телефонный разговор.
- Я буду ждать.
- Я приеду.
И все.
Она не знала, помнит ли он ее, хочет ли он ее видеть. Все было непонятно. Но она продолжала ждать.
Подъехал автобус. Она молча смотрела на то, как из него выходят люди, ищут кого-то глазами, а потом находят. Она еще никого не нашла. Но она обещала ждать. Может она зря стоит, может зря ждет, может она должна развернуться и уйти домой. Нет, она слишком долго ждала, чтобы просто сбежать.
Она устала и очень замерзла. Ветер нещадно обдувал ее влажные от слез щеки. Челка намокла от мокрого снега, падающего сверху, а она даже не могла зайти в здание вокзала, она просто не хотела. Ветер не утихал. Пальцы, державшие сигарету уже окоченели, но она упорно делала затяжку за затяжкой, пытаясь спрятаться в этом облаке дыма. От кого? Наверное, от самой себя.
Казалось, что прошло уже очень много времени, но когда она посмотрела на вокзальные часы, оказалось, что всего минут пять.
Уже ничего не хотелось, ни спать, ни есть, ни плакать, ни вообще жить, в мозгу тупо звучала только одна фраза: «Все равно дождусь!». А снег все падал.
Она выбросила сигарету. За эти, казалось бы, совсем недолгие два с половиной часа произошло очень много… Нет, автобусы по-прежнему приезжали и уезжали, но кто бы знал, как много она поняла за это время. Да, она была одна, да, она еще не дождалась, да, все не так просто, как кажется, но главное – будет день, будет солнце, однажды растает снег и она снова улыбнется… Она снова будет верить, смеяться, снова полюбит, а пока… она просто ждала.
Она достала еще одну сигарету. После щелчка появилось пламя. Она прикурила и, прислонившись к холодной кирпичной стене, глубоко затянулась. В плеере давно сели батарейки, ведь она стояла уже довольно долго. Теперь она слушала только тихое урчание работающего мотора. Рядом с ней стоял автобус.
К ней подошел мужчина.
- Огоньку не будет?
- Пожалуйста.
- Спасибо, вы давно уже ждете?
- Давно.
- Мы там с друзьями греемся, не хотите выпить с нами?
- Водка?
- Что?
- Вы мне предлагаете водку?
- Ну да.
- Нет, спасибо, я не пью водку.
- Не пьете, ну и правильно! Кого вы ждете? Друга?
- Друга.
- Пообещайте мне кое-что.
- Ладно. Что?
- Будьте счастливой, хорошо?
- Хорошо.
И все. Он ушел. А она осталась стоять и думать об этом обещании. Да! Она будет счастливой, она все сделает для этого, даже если придется ждать всю жизнь.
Мимо пробежала собака, шли какие-то люди, которые, придя домой, будут смотреть телевизор и пить кофе. А ей некуда было идти. Ее никто не ждал, кроме кошки. Пожалуй, ради кошки она вернется домой, откуда три часа назад убежала.
Для чего нужна жизнь, если некого ждать, для чего нужна музыка, если ее никто не услышит, для чего нужна любовь, если ее некому отдать? Ей часто говорили, что она свободна, может делать все, что захочет. Но именно сейчас она остро ощутила, что она просто одна. Даже не одинока, а просто одна. Для чего она верила в жизнь, для чего ждала любви, если она приносит только холод и пустоту?
Она опять закурила. Когда в руке была сигарета, она почему-то чувствовала себя надежнее. Она была молода, ждала от жизни чего-то, чего, наверное, никому не понять, любила дождь, который очищал мысли и заглушал боль одиночества и ненавидела свой день рожденья. Да, ее никогда не понимали до конца, ну, разве что два человека, но она верила, что когда-нибудь будет тот день, когда выйдет солнце, она жила этой верой.
Ей не нужно было ничего, ни уважения одноклассников, ни хороших отметок, поставленных за то, что она ведет себя лучше других, ей хотелось лишь свободы и немного понимания, а еще, она очень хотела дождаться. Это не зависимость, не страсть, не сумасшествие, просто она была влюблена.
К ней подошел тот же мужчина, предлагавший ей выпить.
- Все ждете?
- Жду.
- Не плачьте.
- Не плачу. Не буду. Я буду счастливой, как и обещала.
- Я знаю, я вижу это в ваших глазах. В душе вы настоящий борец и в глазах горит искорка этой борьбы. Поверьте, вы дождетесь.
И он ушел. Совсем. Зачем он подходил? Она не знала, но по щекам неожиданно потекли слезы. Не было судорожных всхлипываний и рыданий, разрывающих горло, просто по щекам текли слезы. Из нее выливалась вся боль, накопившаяся за долгое время. Она смотрела на подъехавший автобус и просто тихо плакала. Теперь она точно знала, что, что бы ни случилось, он никогда не забудет эту девушку, которая верила в завтрашний день, любила дождь и одуванчики, и в чьих глазах никогда не затухал уголек борьбы.
А она… что ж, она будет любить, верить и ждать. И когда-нибудь обязательно дождется…

Без заголовка

Суббота, 15 Октября 2005 г. 15:04 + в цитатник
все,я больше не играю в игры,я больше не ношу маску,я больше не буду притворяться...
"Как это долго длилось, как я чего-то боялся... Как будто века, всего года два... И все сильнее и сильнее это подкатывало и в конце-концов не отпускало. Я изменился.Вот увидите, мне легко, как когда-то давно, как тогда, когда я был так свободен и мне было так свободно, не было рамок. Я вернулся.
Мне легко и светло на душе, хотя бы эти мгновенья, я хочу их запомнить."

я сейчас за окном вижу холодную осень.а в зеркале свои грустные глаза....но впервые за много месяцев - это честные глаза,которые не хочется ни прятать,ни опускать...это глаза,в которых плещется жизнь и вера в завтрашний день..и пусть они до сих пор покрасневшие,но зато в них видна моя душа,это уже не те веселые глаза,которые город видел раньше,но это мои глаза,такие,какие они есть,такие,какими они будут....

я найду солнечный зайчик в сером тумане и заполню им свою бесконечность....и может однажды этот зайчик поселится у меня в глазах...и может однажды,я снова честно улыбнусь навстречу ветру,и может однажды,я снова скажу "я счастлива!"

главное верить и не сдаваться,так ведь?

спасибо,что помог мне увидеть путь и может однажды ты поможешь мне найти мою улыбку...люблю тебя
Андрей.jpg (450x300, 27Kb)

Без заголовка

Суббота, 15 Октября 2005 г. 13:30 + в цитатник
Вот одна из тех историй,о которых люди спорят
И не день,не два,а много лет.
Началась она так просто,не с ответов,а с вопросов
До сих пор на них ответов нет.
Почему стремятся к свету все растения на свете?
Отчего к морям спушит река?
Как мы в этот мир приходим?в чем секрет простых мелодий?
Нам хотелось знать наверняка!

припев:
Замыкая круг,ты назад посмотришь вдруг,
Там увидишь в окнах свет,сияющий нам вслед.
Пусть идут дожди,прошлых бед от них не жди...
Камни пройденных дорог сумел пробить росток!

Открывались в утро двери и тянулись ввысь деревья,
Обещал прогноз то снег,то зной,
Но в садах рожденных песней ветер легок был и весел
И в дорогу звал нас за собой.

припев.

Если солнце на ладони,если сердце в звуках тонет,
Ты потерян для обычных дней,
Для тебя смеется полночь, и звезда спешит на помощь,
Возвращая в дом к тебе друзей
Свой мотив у каждой птицы,свой мотив у каждой песни,
Свой мотив у неба и земли,
Пусть стирает время люца,нас простая мысль утешит,
Мы услышать музыку смогли...

припев.


я сейчас собой представляю милую домашнюю картину:мягкий свободный свитер,черные лосины,распущенные волосы,сижу около батареи на пледе и читаю книжку.....вот только глаза заплаканные и синяки под глазами уже не синие,а просто черные,и хочется выть от боли,и голос сел,и на ладоних шрамы от ногтей,и губы покусаны,потому что нет сил уже кричать...

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 22:43 + в цитатник
Ворона,ворона,ищет пути,
А у девушки птицы все впереди...
Черная птица ищет мечту,
А я,как ворона,куда-то лечу...
Кто-то смеется,кому-то плевать,
Ворона не может как люди прождать...
Смех,камни и палки - ее не убить...
Ведь даже ворона умеет любить...
Ветер и пыль зовут за собой
И снова ворона летит за мечтой....

Он говорит,что видел смерть и что сам ею был,он говорит,что до сих пор ничего не забыл....в его пальцах навсегда будет нервная дрожь,он говорит и тихо плачет как сентябрьский дождь...

За стеной,за стеной,за стеклянной стеной.
Не разбить,не кричать,оставаться одной.
Царапать ногтями и думать о нем,
Резаться в кровь об осколки,и днем,
И ночью,и вечером,губы кусать,
Биться об стену,пытаться сломать.
Бежать,засыпать,до конца не уснуть,
Думать о прошлом,пытаться вернуть,
Плавит,сжигать стеклянные стены.
Веревка и мыло,и шрамы на венах.
Не знать слова "стоп!",не сдаваться никак,
И в крике,и в мыслях не слабость,а страх.
Любить очень сильно и жизни разломы,
Плакать о нем - и...стена из бетона.
Бетонную стену не просто сломать,
Но как же обидно одной умирать...
Не спать и желать навек убежать,
Но дальше упорно стену ломать...

я хочу сказать,что порой,чем больше вспоминаешь,тем сложнее вернуться к реальности...

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 21:43 + в цитатник
не заменяет воздуха любовь,
когда дыханья в легких не хватает,
не сращивает кость,не очищает кровь,
но без любви порою умирают...

в надеждах тайных не пребуду,
признаньем страстным не томлю,
но знаю точно,не забуду,
и никогда не разлюблю...

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 20:38 + в цитатник
ходить по городу,искать
кого-то,где-то,снова ждать...

одиночество ищет пути в сердце,как вирус или болезнь поражает все клетки организма...хотя...непонятно,ты в одиночестве или оно в тебе....

хочу целоваться под дождем

тумана все больше

Последняя песня,прощальные свечи,
Ну кто же придумал,что время все лечит?!
Я согу все простить и вина не твоя,
Но я точно запомню,запомню тебя...
автор:маленькая осень

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 19:36 + в цитатник
я нашла два позитива...пусть и не глобальных,но все же нашла...
1.дождь,который смоет собой все...
2.среди серого тумана бесконечного ряда дней выделяется ярким пятном моя рыжая собака

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 18:39 + в цитатник
держитесь за руки...не потеряйте друг друга в бесконечном водовороте дней и листьев....

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 18:36 + в цитатник
вот так я появляюсь в городе
wondering____by_karlson.jpg (300x450, 31Kb)

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 18:32 + в цитатник
В колонках играет - Масква - седьмой этаж

мелочь в кармане,мелочи в целом...

ощущение - пустота
желание - зарыться в собственную память
почему не исполню желание - сломаюсь совсем
слова,которые крутятся в голове - "хочешь?приеду!"
перед глазами - туман
внутри - сплошная дымка

я хочу просто любить и быть любимой,а не бесконечно благо
дарить за то,что было!!!

весь мир серый:листья,небо,воздух,земля,дома,глаза людей...

перчатки пришлось снять....шарфом пришлось закутаться по самые глаза,чтобы никто не видел,как слезы медленно пропитывают серую ткань...

главная цель - найти позитив!!

Без заголовка

Пятница, 14 Октября 2005 г. 11:50 + в цитатник
Все мелодии спеты,стихи все написаны,
Жаль,что мы не умеем обмениваться мыслями...

мне седня точно что-то снилось....впервые за 1,5 месяца...

не забуду!!!!никогда

любовь

Пятница, 14 Октября 2005 г. 11:41 + в цитатник
В колонках играет - Земфира-Прогулка

химические реакции?единение душ?две половинки одного целого?кто знает...

любовь это как будто ты кружишься,кружишься,все быстрее и быстрее...но если вовремя не спохватиться,не уцепиться за что-то взглядом,можно потерять равновесие и не заметить, что ты уже падаешь...

на улице наверное холодно...и уже не хочется улыбаться,глядя в окно...и уже не хочется мечтать об оранжевом счастье...хочется впасть в спячку и спать так долго-долго...до первых почек на яблоне...

и конечно меньше всего хочется вставать,одеваться и идти учиться,делать вид,что ты прилежная ученица и сделала уроки!!!

Я держу тебя за руку и все расплывается,
Успокой меня заново,мне ужасно нравится,
Как ты выглядишь в этой нелепой шапочке....
Предлагаю не прятать и уж точно не прятаться,
Если верить киношникам,мы загружены в матрицу,
Фонари зажигаются,я держу тебя за руку....

Я держу тебя за руку,чтобы вновь не похитили,
В переулках скрываются на волгах вредители.
Телефонные будки,в них согреемся может быть...
Это грутная сага никогда не закончится,
Мне не надо,не надо,ты мое одиночество,
Я не драматизирую,я держу тебя за руку...

эти маленькие губы...эти маленькие руки...это атомные игры...это атомные муки...на руках своих иглою...приговор себе ты пишешь...не издевайся над собою...И ТОГДА ТЫ УВИДИШЬ

Без заголовка

Четверг, 13 Октября 2005 г. 23:24 + в цитатник
Поцарапанный проказный
Кареглазый кот играет
Шариком из янтаря
Он играет и играет позабыв про всё на свете
Позабыв, что шерсть свалялась
Что не страсть уже а старость
Что ничто ему не светит -
Лишь глаза его горят...


Поиск сообщений в маленькая_осень
Страницы: 23 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь