-Фотоальбом

Фотоальбом закрыт всем, кроме хозяина дневника.

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в murashov_m

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.06.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 17938

О фильме "On the waterfront"

Дневник

Понедельник, 03 Октября 2016 г. 11:14 + в цитатник
За год до Rebel without a cause вышла на экраны картина, за чьей зрелищностью и ненаигрынным драматизмом проглядывают причины бессмысленности назревающего бунтарства. Эстетически близкая к нуару, но несущая уже некоторые черты витающей в воздухе Nouvelle vaugue картина Казана — жёсткий и хлёсткий ответ критикам, обвинявшим режиссёра в сотрудничестве с американскими властями в эпоху "охоты на ведьм". Пожалуй, более безжалостной оплеухи марксизму я в мировом кинематографе, да и искусстве вообще не знаю. Что же это за "передовой класс", "класс-гегемон", который позволяет верёвки из себя вить, подставляя выю под любой ошейник? Портовые грузчики выведены в картине алчным, бессовестным, молчаливым и не вызывающим никакого сожаления стадом. Лишь тот, кто смог каким-то образом вырваться из пролетарской среды, как, например, Эди Дойл в своём институте благородных девиц, сохраняют человеческое достоинство и честь. Работяги помыкаемы — гениальный ход сценаристов и Казана — не толстосумами-капиталистами, а профсоюзом, который напоминает скорее логово мафиози, чем он по сути и является. Профсоюзные боссы решают кто, разумеется за откат, выходит сегодня на работы. Добровольного гайдаевского принципа "песчаный карьер — два человека!" тут не существует. Позолотившие профсоюзному боссу, блестяще сыгранному Ли Джей Коббом, одним из присяжных в 12 angry men, ручку труженики получают специальный жетончик, с которым и минуют утром проходную порта. Остальные разбредаются несолоно хлебавши по переулкам. Терри Маллой, бывший боксёр, попавшийся на подставных поединках, стал мальчиком на побегушках погрязшего в грязных делишках и не гнушающегося откровенной мокрухи Джонни Френдли, профсоюзного босса, чьё имя блестяще обыгрывает кажущееся благолепие в отношениях между трудящимися и их представителями в рабочем движении. Казан, кстати, очень грамотно направил свои стрелы именно по основе коммунистической идеологии — работягам и профсоюзам, не проронив ни слова о самой компартии. Острота высказывания от этого только возросла.
Чем же примечателен сюжет фильма? Как и The third man "В порту" начинается с таинственного убийства. Решившегося обратиться в полицию грузчика грязно убирают не без помощи Маллоя, столкнув с крыши, которая в картине Казана играет ту же роль, что планетарий в "Бунтаре без причины" — то есть символизирует небеса, вечный покой, уголок чистоты и ненасилия. Эти же ценности олицетворяет и отец Берри — крайне забавный персонаж в духе комедий классицизма. Этакий фонвизинский Стародум, читающий мораль и усовещающий живущих по принципу D.and D., "к̶о̶г̶д̶а̶ ̶я̶ ̶е̶м̶ я глух и нем" работяг. Впрочем, Христос во весь экран — важная доминанта американского кино начиная с "Рождения нации".
Казан переосмысливает свой остракизм в среде левых интеллектуалов США, поэтому в его картине один за другим отважившихся на сотрудничество с властями, с полицией настигает жестокая расправа: кого с крыши столкнут, на кого совершенно случайно ящик с вискарём упадёт. А куртка грузчика, как и куртка бунтаря в "Rebel without a cause", переходит с плеча на плечо, дойдя, наконец, до Терри Маллоя, в котором вроде бы зашевелилось, благодаря нежному чувству к Эдди Дойл, нечто человеческое. Зритель смекнул — Терри следующий. И тут без всякого всё нам объясняющего попа нам становится ясно, что раскаявшийся грешник Богу важнее, чем сотня праведников. Начинается борьба, успех в которой Маллоя — вещь хоть и искусственная, дань законам жанра, требующим хеппи-энда, но огромной символической силы.
Одна из самых глубоких и безвременных сцен картины — сцена в машине между Маллоем и его братом. Этот суетливо переданный отступнику братом пистолет, так и не нашедший, по удивительному и точному решению сценаристов, применения по назначению. Маллой в сердцах запустил им, как камнем, в фотографию Джонни Френдли. Мы пойдём другим путём! Проповедь преподобного Берри сопровождает фильм Казана как эпиграфы из Евангелия главы романа. Следует крайне лаконичный, буквально формальный суд — да, правду почти никогда не сопровождают фанфары и мельтешение конфетти в воздухе. Символическая сила борьбы — не класс трудящихся, но личность своей волей способна бросить вызов тёмным силам, а козырь её — способность потерять в этой борьбе всё ей дорогое: даже раёк на крыше малой-помощник на голубятне после суда разгромил, повинуясь низменному стадному инстинкту. Пришедшему на следующее утра на распределение нарядов в порту Маллой получает плевки, а вместо него на работу берут полуспившегося бродягу. Разворошившему улей зла приходится несладко. По законам жанра, Терри и Джонни сходятся в рукопашную, проиграв по очкам которую (всё-таки Маллой бывший боксёр, ещё не переваливший за 30), профсоюзный босс натравливает на своего соперника банду громил. Однако, христологическая фигура не может не воскреснуть. Величаво раскрываются ворота в рай сладчайшего труда, куда и отправляются стада очищенных от грехопадения жертвой Маллоя работяг. ̶В̶ ̶б̶е̶л̶о̶м̶ ̶в̶е̶н̶ч̶и̶к̶е̶ ̶и̶з̶ ̶р̶о̶з̶ В синяках и кровоподтёках, впереди шествует Терри Маллой. Вот так бывшие последними, стали первыми. Всё-таки чудо искусства в том, что даже когда мы знаем, что нами манипулируют, мы пребываем в состоянии опьяняющего восторга.
Вернёмся к тому, о чём было сказано в самом начале: чтобы не оказаться, подобно Старку, лишним человеком, необходимо в буквальном смысле идти "на фронт", идти на край. В обеспеченных кварталах двухэтажной Америки сила Старка обречена обратиться против него самого. Эта роль среды, пожалуй, единственная уступка марксизму безжалостной по отношению к рабочему классу картины Казана.
Waterfront (517x400, 21Kb)
Читать далее...
Рубрики:  Кино

Метки:  

 Страницы: [1]