-Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Повседневная жизнь
Повседневная жизнь
22:24 21.02.2009
Фотографий: 13
Посмотреть все фотографии серии Ясная Поляна
Ясная Поляна
08:07 10.10.2008
Фотографий: 8
Посмотреть все фотографии серии тунис
тунис
21:46 15.08.2008
Фотографий: 11

 -Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в murashov_m

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.06.2005
Записей: 2963
Комментариев: 11133
Написано: 19035

О фильме "Die Ehe der Maria Braun"

Дневник

Среда, 10 Августа 2016 г. 23:13 + в цитатник
Подкупающее у Фасбиндера — банальное и смехотворное часть авторского метода, ибо и жизни они неотъемлемая часть. Поэтому при каждой обезоруживающе жизненной сцене не знаешь куда деть глаза. В Die Ehe der Maria Braun этот приём достигает водевильности, не теряя однако своей художественной силы. Другое: неусыпный диалог со зрителем. Угадает ли метафору? Вспомнит ли слова, произнесённые пять минут ранее? Фасбиндер зрителя не голубит, а берёт за грудки. В "Замужестве" с особенной яростью.
Вся картина уместилась между скобок двух взрывов: первый — в ЗАГСе, где Мария успевает зарегистрировать брак с Херманном, прибывшим на побывку с фронта и в квартире — то ли самоубийство, то ли несчастный случай. Всё тут аллегория. Конечно, фашизм и самоубийство и несчастный, очень несчастный случай. Между этих двух ключевых сцен — история женщины, ждущей мужа с войны, но это не то возвращение по домам - по своим да чужим, как пел Высоцкий, а бесславное доползание раздавленных поражением и пленом надломленных в большинстве своём людей. В страну, где даже почтенные матроны бросаются аки свирепые звери на нечаянно оброненные победителями сигареты. Первая треть фильма, до убийства Билла — живописное полотно краха. Единственный оставшийся в доме мужчинка — старик-сосед, давно забывший предназначение свистульки. Голод, холод (книги хорошо горят, но слишком быстро — ими не согреешься), разруха, сотрясённое в своих основах общество. Рассказанное далее — сложнейшая в деталях, но ясная в целом метафора развития послевоенной ФРГ — от растоптанной зоны до "экономического чуда". Фасбиндер, как всякий чуткий художник, не поучая показал тем не менее, что "чудо" это замешано на фашизме, из изничтожения всех как бы сейчас сказали скреп другого и не могло выйти. Фашизм — сильнейший вирус, погибающий видимо лишь с организмом. Операция длиною в 6 военных лет лишь загнала болезнь вовнутрь. Что же случилось? Американский солдат Билл, с которым Мария Браун (не только фамилия жены и спутницы фюрера, но ещё и "коричневый" по-немецки) крутила роман и от которого даже понесла, стал источником сытных продуктов и дармовых сигарет, а также неплохим репетитором английского языка. Но вся любовь продлилась только до возвращения блудного мужа. И вот уже Мария убивает чернокожего Билла бутылкой. Чёрт, её честь это точно верность. При всей чудовищности случившегося и не поднимается язык упрекнуть её в этой верность — многажды воспета эта пенелопова верность. Всё это вернись Херманн на пару постельных сцен между Биллом и Марией раньше. Вот тут — водевильность. Огромный, сутулый, неуклюжий афроамериканец — смотрел он на миловидную белокурую официантку в баре для своих как Али на госпожу Куровски в "Страх есть душу", и вот уже он обмяк от удара со спины и пал замертво.
Страна как-то устраивает свою жизнь, устраивают и люди. Херманн берёт вину на себя и садится в тюрьму (мячик вины, которым в побеждённой Германии принято играть в "собачку"). И Мария начинает карьеру. Американские солдаты ей боле не указ — смотрите как лихо отшивает она приставучего кавалера в вагоне первого класса. Вообще наглый щебет Марии идёт с начала фильма, но с середины он начинает нарастать, смешиваясь с не и без того жуткой звуковой кулисой — отбойные молотки, шлягеры, шум, гам, гвалт. Мария охмуряет богатого промышленника, тот за её спиной выбивает себе у Херманна два года счастья с нею. Богатые промышленники уже не раз служили трамплином для успеха, вовремя сплетя лапти. К этому времени Мария развилась в некоего бесчувственного и вместе с тем ранимого монстра, расчётливого дельца. Её успех — это успех страны. Маленькая, но собственная спустя столько лет послевоенной тесноты квартирка, радиоприёмник, неожиданно привалило и наследство промышленника. Тут бы и зажить, наконец, лет на тысячу, но снова взрыв, чад и дым. И крах, как в начале фильма. Конечно, можно рассматривать участь Марии как частный случай могучего исторического закона, а можно — как крах окружённого миром ловушек и иллюзий индивидуума наподобие Люсьена Рюбемпре. Оба прочтения легитимны. В любом случае одна, но пламенная страсть — будь то любовь к родине или мужу обнажает какую-то очень чувствительную сторону личности, ведя, в конечном итоге, носителя этой страсти к зияющим пропастям гибели, воронкам бытия. Упрёк и насмешка Фасбиндера — кому вы клянётесь в верности? Кончится срамом. Так и кончилось. Крайне пессимистичный взгляд на традицию. И это тоже удивительно. Для такого-то традиционно снятого фильма.
Braun (700x420, 60Kb)
Читать далее...
Рубрики:  Кино

Метки:  

 Страницы: [1]