-Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Повседневная жизнь
Повседневная жизнь
22:24 21.02.2009
Фотографий: 13
Посмотреть все фотографии серии Ясная Поляна
Ясная Поляна
08:07 10.10.2008
Фотографий: 8
Посмотреть все фотографии серии тунис
тунис
21:46 15.08.2008
Фотографий: 11

 -Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в murashov_m

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.06.2005
Записей: 3013
Комментариев: 11512
Написано: 19508

Carmen, Semperoper Dresden, 18.06.2017

Дневник

Понедельник, 19 Июня 2017 г. 18:37 + в цитатник
Вчера совершенно спонтанно решил сгонять на Carmen, убедившись предварительно, что билетов в кассе навалом и попасть по студаку не составит большого труда. В итоге, отстояв довольно сурьёзную очередюгу, состоявшую в основном из нарядных и без умолку щебечущих барышень, я попал на постановку Акселя Кёлера, которую в своё время пропустил (премьера в 2013 году), поскольку уезжал пожить во Франции. Году в 11, кажется, я уже видел в Земпере оперу par exellence, однако тогда поленился написать отчёт. А жаль. Сейчас мог бы сравнить. Впрочем, насколько я помню предыдущая Carmen мало чем отличалась от пришедшей ей на смену. Оперу эту в нормальной постановке мне не довелось видеть на сцене. В ГАБТе над шедевром Бизе поиздевался в своё время Паунтни — такова уж судьба сего опуса. «Кармен» стала клише, а от клише бегут. При этом здравый смысл и художественная ценность при этом побеге пристреливаются... при попытке к бегству! Когда я слышу в контексте оперных постановок «давайте-ка уйдём от клише!» я уже знаю, что меня морально готовят к дегустации дефекационных масс — под соусом логореи очередного новомодного гения режоперы, который ̶р̶а̶с̶щ̶е̶п̶и̶л̶ ̶а̶т̶о̶м̶ открыл потайной смысл и реактуализировал занафталиненный опус минувших столетий. Сдул, так сказать, пыль веков.
Вот и Кёлер не стал заморачиваться: убежал от клише туда, где обязательно голая задница и такие же в сущности клише, только ещё страшнее. Ну было уже всё это: военная база, спецназовцы с автоматами, стилизованное под танец соитие, разношёрстный хор, состоящий из клошаров, рэпаков и путан. Правда вчера отчётливо у Кёлера проявилась весьма навязчивая кинематографичность — не на дзеффиреллиевском уровне, разумеется, но жалкие потуги просматривались. Особенно страстно режиссёр расписал мордобой. Челюсти показно хрустели за моё моё, когда контрабандисты устроили махач. Начало второго акта можно даже было бы назвать удачным, если бы не совсем уж безвкусная сцена с Эскамильо, где он сорвал бюстгальтер с одной из подвернувшихся проституток и начал размахивать им, как мулетой.
Конечно, совсем прямо безрадостным зрелищем вчерашнюю режиссуру я бы не окрестил. Всё-таки несколько удачных шуточек на весь спектакль с грехом налопопам наскреблось, но в целом преобладало разочарование.
Впрочем, некая китчевость постановки перекликалась с некоторыми кусками самой массовой и современной оперы всех времён и народов. Так что в который раз поймал себя на мысли, что немало в Carmen попсового, музыкально-вторичного, без чего, однако, ей бы вряд ли удалось стать настолько популярной, целым музыкальным феноменом. Все эти фрагменты, в такт которым хочется раскачивать ногой... Что ж, и шарманщик Верди порой не гнушался испытанными музыкальными ходами, не изобретая никаких велосипедов.
Джампаоло Бизанти, стоявший вчера за пультом, предложил размашистую трактовку как раз этих хитовых фрагментов. Не считаясь с потерями в собранности, он гнал оркестр что есть силы, а в лирические моменты, когда хотелось прочувственности, все акценты будто стирались. Так например в Арии с цветком замечательные басы, будто, стук сердца, взволнованного Хозе, были едва слышны. Обе сцены с Микаэлой, которые, будь они безупречно интерпретированы, образуют сильный лирический противовес кафешантанной части Carmen, прозвучали столь же блёкло и бесхребетно.
И вот вроде бы относительно звёздный по дрезденским меркам состав, а дурацкая постановка и посредственное исполнение наложили на всё свой отпечаток тоски. Настолько, что я даже подумывал слинять с третьего действия — неслыханное для меня дело!
Главное, и тут уж приходится писать банальность, это сама Кармен. Если она тянет, то даже дрянная постановка живёт, чему примером служит та московская Кармен, которую пела Крастева. Мало того, что она была и есть красавица, о которой Мериме и Бизе могли бы только мечтать, так ещё её пробирающее до костного мозга меццо воцаряло себя в центре всего вечера — как вокруг солнца вращались вокруг него все остальные голоса и декорации. Clementine Margaine (Клемантин Маргэн) вроде бы тоже вполне себе миловидная барышня, но не Камен ни разу. Скорее учительница начальных классов, таков её аспект, как говорят французы. Голос не такой объёмный как у Нади Крастевой, но при этом вроде бы приятный тембр, уверенные верха, но, чёрт... какая-то проблема с интонацией. Временами просто фальшиво начинала петь начало каждой музыкальной фразы. Это жутко резало по ушам. Уж не знаю откуда взялась у достаточно востребованной певицы такая вот интонационная проблема, но вчерашний вечер сей недостаток немного, что называется, подмочил.
Под стать Кармен был и Хозе, исполнявшийся корейским тенором Yonghoon Lee (Йонгхун Ли). Где только не поёт, а, опять же, кто виноват и что делать? Середина у певца просто невнятная, piano петь не в состоянии, переходя на какой-то декламационный шёпот, зато умеет включать голосище что твоя иерихонская труба, от которого на форте начинает закладывать уши. Эстетичным такое пение не назовёшь. Где кантиленность? Свойственный вообще французской музыке стиль? Ли проорал партию Хозе — временами это было даже, кстати, и звучало уместно, но слишком часто совершенно некстати. Голос его можно назвать феноменальным в плане громкости, но к искусству пения это имеет довольно отдалённое отношение.
Моцартовская певица Женя Кюмайер (приятное лирическое сопрано), певшая Микаэлу и уже знакомый мне солист ансамбля Мартин-Ян Нийхоф звёзд с неба не хватали, но партии свои спели на достаточном для важности момента уровне. Микаэла с её скучным жизненным проектом, конечно, одна из интереснейших оперных героинь. Уже в дуэте в первом акте вот это постоянное ощущение, что обретён покой в тонике, точнее каждое изменение в гармонии будто предполагает окончательную остановку. От которой Хозе, разумеется, и убежал. А в заключительной арии предсказуемая каденция и мелодия пастушьего рожка. Всё о том же, об идиотизме деревенской жизни, как сказал бы Маркс.
Есть всё же свойство таких неубиваемых вещей, что несмотря ни на что финал выстреливает и отчётливо понимаешь, что не зря пришёл в театр и не зря не ушёл в антракте. В финале режоперные изыски уже не так бросались в глаза, не задушишь не убьёшь естественную драматургию этой великой сцены. В такой момент даже рёв Йонгхун Ли пришёлся ко двору.
О, этот выбор — трястись два часа в автобусе, возвращаться затемно, чтобы идти в Deutsche Oper Berlin, либо заглядывать на вечерок по соседству вот с такими, прямо скажем, смешанными впечатлениями.
20170618_224111_Richtone(HDR)[1] (700x525, 121Kb)
Рубрики:  Оперно-музыкальные рецензии

Метки:  

О фильме "Сarmen" (1983)

Дневник

Воскресенье, 20 Марта 2016 г. 00:26 + в цитатник
Если бы нужно было в нескольких словах растолковать фильм режиссёра Карлоса Сауры "Кармен", то я бы написал так — этот фильм о силе мифа. О том, что миф — это не чёрный силуэт бегущего древнего грека на картинке в толстой книге про "богов", а воронки, водовороты на поверхности жизни. В принципе не так уж далеко от бердяевской трактовки мифа как нечто бывшего когда-то и сохранённого коллективной памятью человечества. Смею добавить — не только бывшего, но и настоящего и происходящего каждую секунду. В противном случае, если бы миф был локализован лишь в прошлом, то интерес к нему бы давно угас. Он был бы разжалован до сказки, до анекдота, даже до слуха.
Миф о Кармен ходил в сказках, в красивых сказках с налётом экзотики, непристойности - grande passion pathétique — никак не меньше! У Мериме большей популярностью пользовался у публики кровожадный экшн "Маттео Фальконе", а не "Кармен". Опера же Бизе, признанная ныне абсолютнейшим оперным хитом, была принята холодно — сейчас в это сложно поверить, но такова была судьба почти всех оперных шедевров — от "Милосердия Тита" Моцарта, которую императрица назвала "немецким свинством" до пуччиниевской "Тоски", которую в прессе окрестили музыкой для кафе. С "Кармен" же вышла настоящая беда — в то время, когда во французской опере ещё царили драконы, черти, змеи, вывести на сцену настоящую страсть было преступным с точки зрения обывательских вкусов. Однако к концу века оперу "распробовали". Возможно благодаря охватившему fin de siècle поветрию — интерес к femme fatale. Двадцатое же столетие породило настоящий культ "Кармен", который вылился в миф о Кармен. Появление фильма Сауры — симптом этого превращения. Ведь именно когда появляются различные трактовки одного и того же мотива можно говорить о появлении мифа. Точнее о его фиксации. Часто пишут, что Сауры обращается в фильме не столько к опере Бизе, сколько к новелле Мериме. Впрочем мне представляется, что он обращается напрямую к мифу беря оба знаковых произведения его, этот миф, подхватывающих за источники. Это фильм-расследование. Фильм-реконструкция. Поиск бывшего в настоящем. Действие врача, изучающего настоящего больного по сведениями о болезни из пожелтевших фолиантов. Когда-то с кем-то было! Да, было. И будет.
Влияние Бизе сильно не только в звуковой дорожке, которую опера "Кармен" по праву делит с обжигающим фламенко, конкурируя, крича об иных эстетических нормах, порой переплетаясь, но и в синтетическом характере самого фильма — как опера смешивает пение, музыку, зачастую танец, изобразительное искусство и актёрскую игру, так и в фильме наравне сосуществуют танец, пение, музыка, актёрская игра, изобразительное искусство. Пишу не по порядку, потому что и фильм создаёт ощущение, что эти элементы чуда смешаны совершенно иначе, чем в классической опере. Как гениально легко подхватывает Пако де Лусия тему Сегидильи для своей чудотворной гитары! Когда-то Бизе взял мелодии у народа (да, тот самый тяжеловесный афоризм Глинки), и вот они вернулись обратно с лёгкой руки другого гения! Музыка Бизе звучит в ключевых моментах фильма, как бы напоминая нам, взращенным в парадигме классической культуры основные вехи развития карменовского мифа. Для наглядности как это нередко бывает в кино. Фламенко же более точное сопровождение мифа, ибо намного ближе воссоздаёт его истоки, чем причёсанная на манер "большой оперы" музыка Бизе. Геракла можно одеть в грека эпохи борьбы за независимость 1820-х годов, но всё же древнегреческой тарелке ему комфортнее.
Танец не просто восхитителен, но и обезоруживающе снят. В нём есть что-то первобытное, животное, и в тоже время робкое, чувственно-ранимое. Вовсе не кажется, что танцуют натасканные роботы, заводные человечки. Эта хрупкость — хрупкость творящего. Антонио — человек творящий. И зритель следует за ним по всем этапам его крестного пути. Эта одна из возможных трактовок фильма, выносящий за скобки даже сам миф о Кармен. И тогда фильм о растворении художника творца в своём творении, до полного забвения всего: себя, друзей, под конец и самого творения, когда оно уже он и они неразделимы.
Ключевые повороты мифа... Мы распознаём их, когда Антонио репетирует свою "Кармен". В тоже время это достаточно простое объяснение — путь для простачков, рекомендуемые правила для тех, кто играет впервые. На самом деле действие, проживание мифа разворачивается вне репетиций Антонио. Вот он пришёл выбирать танцовщицу на главную роль, и мы видим в отплясывающих девушках и женщинах как раз тех работниц табачной фабрики и чувствуем, что вот-вот появится Кармен. И она появляется. Цветок она ему не бросает. Цветок — романтическая цацка, которую можно опустить. Вообще, деталь как таковая для мифа не важна. Какая разница чем подпоясался Геракл прежде, чем отправиться освобождать Прометея? Поэтому какие-то мелочи можно даже поменять местами. И если у Бизе в тюрьму попадает Дон Хосе, то у Сауры как раз муж Кармен.
Ещё одна характерная черта фильма — он учит нас, что против силы мифа мы бессильны. Антонио в начале действия явлен нам чуть ли не демиургом мифа. Он знает лучше Кармен как ей быть собой. Эти знания оказываются бесполезными, потому что попадая в воронку мифа, человек вырваться из неё больше не может. Саура пытается учить нас распознавать миф в жизни, отделяя его от повседневного шума. Ссора Кармен и Кристины, в ходе которой доходит до поножовщины — реальна или сыграна? Зрителя сначала охватывает ужас — она действительно полоснула её ножом! Потом закрадываются сомнения. Нет, всё часть спектакля. Сцена игры в карты, кончающаяся поединком такая же загадка. Финальное убийство почти полностью перекочевало в разряд реального, но где же тогда кровь после трёх размашистых ударов ножом? Кармен умирает как на сцене. И мы остаёмся в неведении сколько в этом коктейле реальности, а сколько игры. Впрочем, вопрос этот бессмысленен, ибо сам фильм — постановка, игра, бывшее только для вида. Стереофреска вечно живого мифа о Кармен.
Carmen 016 (400x240, 28Kb)

Великое кино - серия заметок о 120-ти классических фильмах:

Abschied von gestern (Прощание со вчерашним днём. Реж. Александр Клуге, ФРГ 1966)
À bout de soufle (На последнем дыхании. Реж. Ж-Л.Годар, Франция 1960)
8½ (Восемь с половиной. Реж. Ф. Феллини, Италия 1963))
Ai no corrida "L'empire des sens" (Империя чувств. Реж.Н. Осима, Япония-Франция 1976)
Un chien andalou (Андалузский пёс. Реж. Л. Бунюэль, Франция 1929)
El angel exterminador (Ангел-истребитель. Реж. Л. Бунюэль, Мексика 1962)
Angst essen Seele auf (Страх съедает душу. Реж. Р. В. Фассбиндер, Германия 1974)
Apocalypse now (Апокалипсис сегодня. Реж. Ф. Ф. Коппола, США 1979)
L'ascenseur pour l'echafaud (Лифт на эшафот. Реж. Л. Маль, Франция 1958)
The apartement (Квартира. Реж. Б. Уайлдер, США 1960)
The big sleep (Глубокий сон. Реж. Г. Хоукс, США 1946)
The birds (Птицы. Реж. А. Хичкок, США 1963)
Berlin. Die Sinfonie der Großstadt (Берлин - Симфония большого города. Реж. В. Руттман, Германия 1927)
The birth of a nation (Рождение нации. Реж. Д. У. Гриффит, США 1915)
Blade runner (Бегущий по лезвию. Реж. Р. Скотт, США 1982)
Der blaue Engel (Голубой ангел. Реж. Д. фон Штернберг, Германия 1930)
Blue velvet (Синий бархат. Реж. Д. Линч, США 1986)
Die Blechtrommel (Жестяной барабан. Реж. Ф. Шлёндорф, Германия, Франция, Польша, Югославия 1976)
Броненосец "Потёмкин" Реж. С. Эйзенштейн, СССР 1925
Bonnie and Clyde (Бонни и Клайд. Реж. Артур Пенн, США 1967)
Breaking the waves (Рассекая волны. Реж. Л. фон Триер, Дания 1996)
Blow up (Фотоувеличение. Реж. М. Антониони, Италия, Великобритания, США 1966)
Das Cabinet des Dr. Caligari (Кабинет доктора Калигари. Реж. Р. Вине, Германия 1920)
Casablanca (Касабланка. Реж. М. Кёртис, США 1942)
Carmen (Кармен. Реж. К. Саура, Испания 1983)
(Продолжение следует...)
Рубрики:  Кино

Метки:  

 Страницы: [1]