-Фотоальбом

Фотоальбом закрыт всем, кроме хозяина дневника.

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в murashov_m

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.06.2005
Записей:
Комментариев:
Написано: 19657

О фильме "Clockwork orange"

Дневник

Пятница, 08 Апреля 2016 г. 11:43 + в цитатник
В истории вряд ли найдётся более радикальное антипросвещенческое высказывание, чем "Заводной апельсин". Высказывание требующее определиться. Не позволяющее занять промежуточную позицию. Радикальность поставленного в фильме выбора ставит всякого, кто соберётся хоть и бегло проанализировать картину перед сложным выбором — ограничиваться или нет сугубо технической стороной, не вдаваясь при этом в сущностный разбор, неминуемо ведущий на тонкий и скользкий лёд полемики о главном в человеке — и беда, если в этой полемике вы на разных с автором сторонах. В первом случае можно ограничиться воспеванием кинематографического новаторства A clockwork orange, абсолютной надвременностью того видения будущего, которое в фильме нарисовано. И действительно — изменив малое, подчас лишь детали и избегнув ловушки чересчур деятельной фантазии многих киноинженеров ромбовидных летающих трамваев из папье-маше Кубрик создал убедительную среду. Каждое вмешательство его в образ будущего оправдано и весомо, толкает зрителя к размышлению, вносит свои краски в общий колорит. Динамичный и смелый монтаж, иронично использованные для контраста со сценами садистского насилия классические фрагменты увертюр Россини к "Сороке-воровке" и "Вильгельму Теллю", а также "Шахерезады" Римского-Корсакова — всё это производит впечатление даже на современного зрителя — что уж говорить про первых зрителей фильма. Одним словом, бодрый, безбашенный, 'панковский' фильм про fuck the system на излёте такого же бодрого и безбашенного десятилетия. Но фильм очень опасный. Конечно, уже "Собачье сердце" несло в себе зерно опасности. Однако булгаковская повесть разоблачает радикальное, а посему уродливое вырождение просвещенческого проекта — советский большевизм и не ставит под сомнение Просвещение как таковое. Наоборот, в лице профессора Преображенского и доктора Борменталя Булгаков создал одни из самых на тот момент симпатичных его очеловеченных образов. Разумеется, со скидкой на условия, в которых они существовали, но кто мог быть альтернативой? Стоявшие за нансеновскими паспортами в очереди в Париже графья и бароны или Дан и Чхеидзе, никак не могшие решить в какой момент русская революция свернула с верного левого пути? Образы симпатичные, повторюсь, но Булгаков, а вслед за ним и ещё в себе Бортко показывают им жёлтую карточку с серьёзным красным оттенком, как бы говоря: "Осторожно! Именно ваш позитивизм, ваше представление о воспитании чрез просвещение привели к ЧК, которая есть высшая форма идей Милюкова и - о, боже, Толстого. Как и якобинский террор был детищем невинных умствований Вольтера и Дидро." Умеренность! Человечность! Лишь ткнув профессора и его ученика в первородный грех Просвещения*, авторы возвращают его к этим уже присутствующим в нём благодетелям открыто воспетым в книге/фильме. В силе же апологии зла "Собачье сердце" сильно уступает "Апельсину". Тумаки, которые доктор "выписывает" "говорящей собачке", конечно, тоже ненавязчиво намекают, что добро должно быть с кулаками и никакого толстовства, если оно хочет утвердиться. За всем тем тумаки "выписываются" за закрытыми дверями, а теснимый профессор выходит из положения с помощью deus ex machina, то бишь звонка крупной большевистской шишке. Фильм Кубрика идёт в апологии зла так далеко, что подходит к кромке фашизма. Падает ли он в его пропасть или нет я судить не берусь, но сама игра очень опасна и фильм я бы не рекомендовал смотреть людям с лабильной психикой. Хотя надо отдать должное режиссёру — он снял потрясающе убедительную оду злу, эпиграфом к которой могли бы служить слова Гамлета обращенные к матери: чтоб добрым быть я должен быть жесток. В первой трети фильма, до задержания Алекса со зрителем проделывают тоже, что позже испытает на себе в больнице сам Алекс — ему прокручивают одну за другой омерзительные сцены насилия, до отвращения, до рвоты, до необоримого желания закрыть глаза и остаться один на один с упоительным Россини. Этакая прививка от зла. Теперь-то мы на стороне добра, теперь всё all right. А происходящее дальше можно назвать экспериментом над зрителем. Вызвав в нём отторжение насилия, Кубрик доказывает последующими частями фильма его необходимость. После "лечения" Алекс — инвалид. Он нежизнеспособен. Противоречия общества, старые счёты, вечная фашистская борьба за место под солнцем делают невозможным его выживание. Любой бродяга того и гляди прикончит его, самоубийство — единственный выход. Создавая апологию зла в мире (дуалистичность всего сущего — свет-тьма, жизнь-смерть) Кубрик сильно рискнул качнуть чашу весов, склонённых Просвещением к торжеству добра уже в другую сторону — на сей раз в пользу зла. Соблазнительность зла, один из камней преткновения "достоевщины", у Кубрика служит возможно той же цели — утвердить теснимую философией всевозможных детерминизмов свободу воли, но граница между правом творить зло и правом творить зло весьма зыбка. Интересный парадокс — концепция "свободной воли" в целом* христианская, однако сам фильм можно трактовать и как антихристианский. (Еще одна ступенька к фашизму). И в подтверждение этих слов я бы привёл не только пример откровенно карикатурно (даже карикатурнее, чем у Толстого в "Воскресение") показанной проповеди в тюрьме и образ тюремного священника-скрытого гомосексуалиста, заставлявшего Алекса бездумно заучивать пассажи из Писания, но и издевательские отсылки к словам Христа в Нагорной проповеди о "подставлении щеки" во время представления, кстати, так напомнившей презентацию Шарикова, научному и политическому бомонду. К слову, о политике: не зря ярко выведена в фильме министерская возня, выпады оппозиции против утвердившего новый метод правительства. Фильм наглядно иллюстрирует возможность тоталитаризма в одной отдельной взятой стране, даже при условии формального сохранения демократических процедур. Ухо востро, сторонники Трампа! Впрочем политики делят вину за "просветительские" опыты над человеком с интеллигенцией. Символично при этом, что "терапия", которой подвергнут Алекс заключается в просмотре фильмов. Это он, крушивший совсем недавно произведения искусства и попиравший поверженные книжные полки, попал в лапы инженеров человеческих душ. Кубрик отлично проиллюстрировал имеющий право на то, чтобы его задали вопрос: Толстой, Достоевский и несть им числа учили нас добру весь XVIII и XIX век напролёт. Почему же появились Гитлер и Сталин? Ради всего святого, сохраните священное право западного человека на поражение. И тут мы снова на опасной границе справа.
После обратной "операции" Алекс вновь переживает свои садистско-сексуальные фантазии. Он излечился. Сегодня учёные приходят к выводу, что возможность проживания таких фантазий в виртуальном или воображаемом пространстве в целом благотворно сказываются на человеке, позволяя ему выпустить пар. В фильме же создана чёткая связь между воображаемым и реальным насилием. Алекс-Клим Чугункин скорее всего неминуемо огреет кого-нибудь по гулливеру и снова сядет. Поэтому-то я и выделил жирным курсивом слово "возможно" чуть выше. Не стал ли фильм Кубрика гимном вовсе не свободе, а закрепощению воли просто в другой форме — не просвещенческого "осуждения" человека на добро, а примитивно-фашистского утверждения в природой заложенном зле? Вы как хотите, а тьмы низких истин мне дороже нас возвышающий обман Просвещения.

* Надо сказать, что в своём алармистском по отношению к Просвещению произведении Булгаков во многом следует проторенным Мэри Шелли и её "Франкенштейном" путём, что ничуть не умаляет его писательских заслуг.
** В целом, потому что выносит за скобки учение о предопределении в протестантизме.
clockworkorange2 (490x292, 47Kb)

Великое кино - серия заметок о 120-ти классических фильмах:

Abschied von gestern (Прощание со вчерашним днём. Реж. Александр Клуге, ФРГ 1966)
À bout de soufle (На последнем дыхании. Реж. Ж-Л.Годар, Франция 1960)
8½ (Восемь с половиной. Реж. Ф. Феллини, Италия 1963)
Ai no corrida "L'empire des sens" (Империя чувств. Реж.Н. Осима, Япония-Франция 1976)
Un chien andalou (Андалузский пёс. Реж. Л. Бунюэль, Франция 1929)
El angel exterminador (Ангел-истребитель. Реж. Л. Бунюэль, Мексика 1962)
Angst essen Seele auf (Страх съедает душу. Реж. Р. В. Фассбиндер, Германия 1974)
Apocalypse now (Апокалипсис сегодня. Реж. Ф. Ф. Коппола, США 1979)
L'ascenseur pour l'echafaud (Лифт на эшафот. Реж. Л. Маль, Франция 1958)
The apartement (Квартира. Реж. Б. Уайлдер, США 1960)
The big sleep (Глубокий сон. Реж. Г. Хоукс, США 1946)
The birds (Птицы. Реж. А. Хичкок, США 1963)
Berlin. Die Sinfonie der Großstadt (Берлин - Симфония большого города. Реж. В. Руттман, Германия 1927)
The birth of a nation (Рождение нации. Реж. Д. У. Гриффит, США 1915)
Blade runner (Бегущий по лезвию. Реж. Р. Скотт, США 1982)
Der blaue Engel (Голубой ангел. Реж. Д. фон Штернберг, Германия 1930)
Blue velvet (Синий бархат. Реж. Д. Линч, США 1986)
Die Blechtrommel (Жестяной барабан. Реж. Ф. Шлёндорф, Германия, Франция, Польша, Югославия 1976)
Броненосец "Потёмкин" Реж. С. Эйзенштейн, СССР 1925
Bonnie and Clyde (Бонни и Клайд. Реж. Артур Пенн, США 1967)
Breaking the waves (Рассекая волны. Реж. Л. фон Триер, Дания 1996)
Blow up (Фотоувеличение. Реж. М. Антониони, Италия, Великобритания, США 1966)
Das Cabinet des Dr. Caligari (Кабинет доктора Калигари. Реж. Р. Вине, Германия 1920)
Casablanca (Касабланка. Реж. М. Кёртис, США 1942)
Carmen (Кармен. Реж. К. Саура, Испания 1983)
C'era una volta il West (Однажды на Диком Западе. Реж. С. Леоне, Италия,США 1968)
A Clockwork Orange (Заводной апельсин. Реж. С. Кубрик, Великобритания,США 1971)
(Продолжение следует...)
Рубрики:  Кино

Метки:  

 Страницы: [1]