-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Комарик_в_квадрате

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.04.2004
Записей: 2907
Комментариев: 15209
Написано: 21525

Комментарии (0)

Сергей Волков

Дневник

Четверг, 06 Марта 2008 г. 00:29 + в цитатник
На выходные я уезжаю в Посад и оставляю вам удивительное чтение. Это глава из книги Сергея Волкова "Александрия". Он писал эту книгу в 1941 году, осенью, в Загорске - писал для своих учеников, главным образом для Саши Дурнова, любимого ученика и друга, который в это время был на фронте. Волков предполагал, что скоро погибнет - как только бои дойдут до Загорска - и тогда Саша сможет хотя бы прочитать его записи - если, конечно, они чудом сохранятся. Но Загорск так и не стал театром военных действий, Сергей Волков, хоть и голодал и нуждался, но выжил - а Саша Дурнов был убит в 1943 году на Украине.
Рукопись книги долгое время хранилась у одного из учеников и друзей Волкова, после оказалась у ГВА - и он перепечатал её сперва на машинке, а потом и набрал на компьютере. На занятиях Свитка он иногда читал главы из этой книги - и я вспомнила их недавно, попросила почитать книгу. Почитала - и поняла, что её надо напечатать.
Сами посмотрите:
10. МОЁ НАСЛЕДИЕ
Когда я узнавал о смерти таких людей как Брюсов, Блок, Турьев, наш академический профессор Воронцов и им подобных, у меня всегда являлось горькое чувство: куда деваются все их знания, способности, таланты?
То, что ими написано, осталось и сделалось наследством каждого, кто только захочет и сумеет всё достойно воспринять. А их мысли, идеи, чувства и переживания, те озарения творческого экстаза и провидения разума? А груды накопленных годами сведений? А великолепное знание многих языков и научных дисциплин?.. — Всё исчезает, истаивает, как дым, как воск от жара огня.
Вот почему надо писать, надо творить! Как бы несовершенны ни были твои творения, они — твой дар миру, твой вклад в сокровищницу человечества, которой причастен каждый, сумевший стать достойным её, человек. Наша обязанность, раз нам дарован Музой лёгкий дар видеть, особенным образом познавать и запечатлевать в ощутимых формах миги недолгих озарений, наша священная обязанность — не зарывать таланта в землю, не хранить, подобно Скупому рыцарю, всё это под непроницаемыми сводами нашего «я», оставляя всё лишь в области переживаний, а переносить в сферу общечеловеческой жизни, запечатлевая словом своё общечеловеческое дело. Поэтому глубоко правдиво и благородно звучит завет Брюсова «Юному поэту»:
«Но ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов»!
Когда я думаю сейчас, в обстановке военной грозы, среди всех связанных с нею тягостей и лишений, о своей возможной смерти — от пули, от бомбы, от голода или холода — всё равно, — меня тревожит и мучит одно: как жаль, что пропадут все мои знания, способность тонко и остро чувствовать всяческую и во всём красоту, способность постигать глубочайшие откровения человеческого гения и, наконец, огромные запасы памяти, в которых сохраняются (и, часто, в каком изумительном порядке!) тысячи фактов, лиц, событий, идей! Они исчезнут, как лёгкий туман утром, после восхода солнца… А из всего этого я использовал в своих писаниях едва сотую часть! И как жаль мне сейчас потерянных в своё время часов и дней, когда я, вместо того, чтобы писать, писать и писать, — занимался пустяками…
Как хотелось бы мне, мой родной друг, собрать всё это, как некую влагу в сосуд, тщательно запечатать и передать тебе и другим моим друзьям! Пусть эта тетрадь и всё остальное, написанное мной, останутся моим заветным наследством, которое я с любовью, с моей исключительно нежной и преданной любовью одинокого человека, оставляю тебе и другим моим друзьям, которым я хотел бы передать всё лучшее, что есть во мне и у меня. И если эти писания дойдут до вас, мои родные и любимые друзья, до вас, которые были счастливой отрадой мне на моём трудном жизненном пути, которые своей отзывчивостью, пониманием, любовью и всяческой добротой помогали мне жить, дышать и творить за последнее десятилетие моей жизни, — я буду счастлив и благодарен безмерно Судьбе.
Я думаю о тебе, мой милый Саша; о тебе, мой единственный Валентин; о тебе, мой чуткий Евгений; о тебе, мой добрый Георгий; о тебе, мой ласковый, далёкий страдалец Николай! Вы постоянно были возле меня, не покидали меня в минуты трудностей, разделяли мои радости, погружались в мир моей мечты и мысли и раскрывали мне свой мир стремлений и порывов, видели мою силу и мою слабость и любили во мне и поэта, и учителя, и человека. Если мне суждено умереть в скором времени, то в душе своей я унесу ваши имена, образы, всю вашу доброту и искренность, любовь и преданность. Полный благодарности вам всем, я заключу вас в нетленные тайники души, чтобы с вами, с памятью о вас двинуться в неведомый путь, который, может быть, мне здесь уже намечен.
Говоря с тобой, милый мой Александр, я невольно стал говорить со всеми, кого люблю и кого ежечасно помню всем сердцем. Вы — мои ученики, мои дети, мои друзья, мои братья и спутники по земному странствию. Вам желаю сейчас и всегда счастья и отрадной жизни, с полнотою всех телесных и духовных радостей, дарованных свыше человеку. Вам я завещаю больше всего на свете любить любовь, любовь к миру, к человеку и к человечеству в целом. Меньше зол, меньше ненависти! Это только унижает человека и губит, разоряет цветущий мир человеческого строительства, темнит и уродует извечно прекрасный мир природы. Больше любви, прощения, сочувствия, понимания! И если этим вы будете руководствоваться в жизни, то в конце концов почувствуете и поймёте, что я прав. Вам завещаю я все свои творения, основной идеей которых является любовь к миру и человеку. Я любовно и внимательно запечатлевал все движения своей души, которые тянулись к прекрасному, в чём бы они его ни видели — в природе ли, или в человеческой душе, или во всём том, что создано руками человека. И если в моих стихах запечатлелись отблески той великой и желанной Красоты, что должна спасти мир, а в моих мемуарах-размышлениях — крупицы извечной мудрости в доступном человеческому уму постижении, то я счастлив, что это передаю вам в дополнение к тем беседам, что вёл с вами неоднократно.

Если же погибнет всё, написанное мною, то благодетельная Память не раз скажет вам обо мне и о моём, обо всём том, чем я жил, мыслил, страдал и наслаждался. В тихом раздумьи вечернего часа, когда гаснет розовато-золотая заря, а на её фоне вырисовывается наша любимая дивная Лавра (пусть погибну я, но да сохранит её судьба в наши грозные и тяжкие дни!), в молчании летней ночи, когда звонче поют и говорят все ручьи, сильнее пахнут цветы и травы, напоённые солнечным дыханием дня, на небе несказанно раскинулись трепетные звёзды; в громе и молнии проносящейся грозы, в серебристом безмолвии наших русских равнин зимою, в переливном сверкании и напеве летних лесов, наконец, в ветрах, проносящихся из неведомых в неведомые страны, гоняющих стаи облаков по синему весеннему небу и указывающие путь в дали, те дивные дали, окутанные синеватою дымкой романтической мечты, символизирующие иные, лучшие миры, о которых неустанно грезила моя одинокая душа, — во всём этом, когда вы, друзья дорогие, захотите меня вспомнить, явлюсь вам я, который всё это безмерно любил и воспел в своих стихах с той силой, на которую был способен.
Когда же вы будете подходить к миру искусства и океану познания, то тоже неизбежно вспомните меня, некогда вашего Вергилия, который бесстрашно шёл с вами не только по плитам ада и среди испытаний чистилища, но дерзал, превозмогая свой прообраз в «Божественной комедии», вступать бестрепетной стопою и в дивный рай.
Так, даже если Судьба погубит всё, созданное мною, что тленно, как и всё сущее в мире, нетленный облик поэта, учителя и безгранично любящего друга останется с вами в ваших душах до скончания вашего века. Когда же и пред вами откроются врата вечности, то я хочу, верю и знаю, что мы встретимся снова и навсегда в обителях беззакатного света.
25 ноября 1941 года.
Я болен.
Но я весь полон мыслью
о близких духом людях.
Рубрики:  пришло в голову

Метки:  

 Страницы: [1]