-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Комарик_в_квадрате

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.04.2004
Записей: 2927
Комментариев: 15343
Написано: 21687


Галина Кипренко.

Воскресенье, 01 Мая 2005 г. 22:44 + в цитатник
***

Осторожно движутся недели,
словно мимо тяжелобольного.
Дотянуть бы до конца апреля,
как от букваря до выпускного.

В ожерелье мартовских проталин
город наш особенно цыганист:
перелетен, околовокзален, -
лапотник и голодранец...

Здесь по ложке капают недели
до надежды, радости и чуда...
Я не буду ждать конца апреля,
я не буду...


Я ведь и забыла совсем написать. Галя-то 18 апреля родила Ольгу Сергееевну. Ольга Сергеевна Ахсахалян лежит и на всё глазеет. И почти совсем не плачет.
Я эту даму не видела ещё. Но посмотрю обязательно. Шутка ли - целого младенца в честь меня назвали:)
Рубрики:  хорошее стихотворение

Мы поедем.

Суббота, 30 Апреля 2005 г. 12:02 + в цитатник
Вот мы собираемса и едем ко мне домой, в Посад. Потому что ночью Пасха и крестный ход. Будем с мырём синюю ночную Лавру смотреть.

Владимир Сосин

Суббота, 30 Апреля 2005 г. 11:32 + в цитатник
ДИРИЖЕР ЗАКАТА
Полно грустить, вспоминая утраты.
Хватит растить неуемные ссоры.
Лучше уйти в дирижеры заката.
Да, решено: ухожу в дирижеры.
Выйдя к реке, как выходят на сцену,
выйдя на ветреный берег излуки,
встану во фраке
и руки воздену –
и полетят самоцветные звуки.
Властным, стремительным взмахам покорны,
вспыхнут на западе с резвостью
вскриков
радостных
красные ноты валторны,
звонко-пурпурные возгласы скрипок.
Грянут фанфары. Ударят литавры…
Вновь встрепенется за скрипкою скрипка…
И сокровенное скерцо гитары
будет искриться, искриться, искриться…
Благословенно вовеки слиянье -
в общем порыве - творца и творенья.
Счастье единства руки и звучанья.
Счастье единства души и горенья.
Властным стремительным жестам покорны,
мчатся и мечутся с резвостью
вскриков
радостных
жаркие ноты валторны,
желто-пурпурные возгласы скрипок.
Есть в этой музыке страстное что-то,
странное что-то – за гранью познанья:
легкость паденья, победа полета,
бред озаренья, восторг расставанья…
Длится звучание полчаса, час ли?
Вот уж иссякло небесное слово…
Звуки погасли, погасли, погасли…
Звуки погасли… Но вспыхнули снова.
Ярко. Прощально. Огнем небывалым…
Ночь проброжу в исступленье, в томленье…
Господи, завтра скорее б настало.
Завтра – закат, у меня – выступленье.
Рубрики:  хорошее стихотворение



Процитировано 1 раз

Голова моя...

Пятница, 29 Апреля 2005 г. 00:01 + в цитатник
Сестра выкрасила меня в синий. Я достала из-под вороха пальто и курток прошлогодний чёрный кожаный плащ. Вышло на удивление готично.
Немедленно поняла, что такой быть не хочу. Тем более что и самим волосам это не понравилось.Долго и обстоятельно мыла голову в ванной.

Мы стали жить лучше!

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:27 + в цитатник
Я еду домой на электричке. Вдоль железнодорожного полотна все поля разделены на прямоугольники. Они, правда, так же, как и остальная земля, заросли травой, но границы их легко угадываются. У нас в Посаде, по дороге на дачу, тоже много таких участочков. Большинство из них - в низинках, там, где постоянно стоит вода и растёт острая болотная трава. Я знаю, что это - картофельные участки. В начале девяностых там всё лето колупались люди с лопатами, с тяпками, с мотыгами. Картошку сажали везде: вдоль "железки", где трава и камни покрыты чёрной и рыжей копотью, вдоль оживлённых шоссейных дорог, где земля - сплошной свинец и прочие гадости. У нас тоже был такой участок. Вернее, два. Оба, конечно, у дороги. На одном солнце сушило всю картошку и она никогда не вырастала крупнее небольшой сливы. На другом было так сыро, что выроешь ямку ткнуть клубень - а туда вода набегает... Пару лет подряд мы собирали с этих участков меньше картошки, чем весной закопали туда. Пару раз воры выкопали половину участка, а где выкопать не успели - просто повыдёргивали из земли кустики. А теперь мы вовсе не сажаем картошку. Удобнее, да и, кажется, дешевле купить, как понадобится, пару килограмм на рынке. И ведь не мы одни забросили тяпки и лопаты. Зарастают картофельные участки. Ну, в ближайшем Подмосковье, по крайней мере. Вероятно, мы и вправду стали чуточку богаче.
Несколько лет назад в Посаде в краеведческом музее выставлялись акварели и карандашные рисунки художника Дервиза. 27 год. Один из этюдов называется "На дежурстве на картофельном поле". Датирован самым началом мая. Выходит, что тогда от воров нужно было охранять только-только посаженную картошку.

Газон и Ельцин.

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:26 + в цитатник
В городе во дворе у меня было побольше друзей. Ну, хотя бы сестра. И Зап-Зап. И Маша Карсонова из Москвы, которая приезжала на лето к дедушке с бабушкой, а теперь совсем потерялась. Это с ней мы муравьёв убивали. Бабушку у неё звали Панна. С Машей мы переписывались через трубу. Во дворе стояла труба, на которую вешали бельё для просушки. Две палки, а на них сверху труба. Конструкция буквой П. В верхнюю горизонтальную трубу мы засовывали письмо. Про трубу я как-нть потом расскажу.
Воот. Так вот, в городе я занималась тем, что подравнивала "газон". Безопасной бритвой. Находила на улице бритву типа "Нева" и аккуратно подрезала ей травку. Причём когда моя сестра стала спрашивать, зачем это я делаю, я объяснила, что Ельцин приедет смотреть наш газон. И Зап-Зап я это объяснила. И они поверили. И самое смешное, что и я поверила. И с тех пор мы подрезали газон вместе.
А ещё мы очень не любили одну девочку Вику. Я не любила её за то, что её зовут Викой, а сестра не любила вот за что. Как-то сестра вынесла погулять хомячка. Рассказала, что он ест листья одуванчика, но только без дырок. Всем хотелось его потрогать, но сестра не разрешала. Тогда Вика разозлилась и сказала сестре, что во всех одуванчиках во дворе, в каждом листочке одуванчика, проковыряет дырку. Сестра опечалилась и с тех пор Вику не любила.

Дом.

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:26 + в цитатник
Дача Зап-Зап была на соседней улице. Там было много ребят, а на нашей только я и Серёжка. Я иногда приходила к Зап-Зап - было страшно интересно. Например, мы всей толпой играли в прятки. Прятаться можно было в районе четырёх или пяти улиц - невиданное пространство. Мы с Зап-Зап как-то убежали далеко-далеко, спрятались в кустах. Сидели и молчали, а тут кто-то зашевелился в траве. Зап-Зап с умным видом заявила, что это выхухоль ползёт. Оказалось, простой ёжик. Потом мы залезли на берёзу, высоко-высоко, и смотрели вдаль, на картофельные поля.
Мы с сестрой позднеосенние, наши дни рождения приходились на дождливую холодную пору. Только Настя родилась в тёплом и солнечном конце сентября. Только Насте отмечали день рождения на даче.
Нас сперва долго не пускали в сад. Настины родители придумывали там множество тайников, куда раскладывались жачки, конфеты, брелки, маленькие игрушки. Потом калитка отворялась, мы толпой забегали и принимались за поиски. Что найдёшь - то твоё. Когда все тайники раскрывались, обычно начиналась вселенская печаль, потому что хотелось ещё искать, ворошить палые листья, заглядывать за доски, ползать под скамейками, вглядываться в глубину кустов... Тогда родители опять выгоняли нас всех и прятали конфеты, оставшиеся от чая. Простые карамельки, которые полчаса назад никто за столом и видеть не хотел. Я помню, что радовались мы просто ужасно. Такое же мы устраивали потом и на наши дни рождения, но разве так же интересно искать что-нибудь в комнате?
У Зап-Зап  огромный старинный дом. Весь второй этаж - двух Настиных бабушек. В комнатах старинные чёрные шкафы, внутри которых фарфоровые статуэтки оленей и медвежат и "Родная речь", где шишкинская "Рожь". Мне вспоминалось стихотворение:
Когда ещё была "Родная речь"
учебником, где Шишкин на обложке,
и в классе по утрам топили печь...
За шкафом, в пыльном футляре - прадедушкина скрипка. В доме чердак. На чердаке, если покопаться в пыли, рассыпанные бирюльки, пыльная манишка, велосипедное колесо, железные крючки и замочки, осколки лица фарфоровой куклы (Зап-Зап вздыхает: вот бы найти от неё глаз! Или она находила?). В углу, под досками, мы нашли тряпочную неуклюжую лошадку, сшитую каким-то стародавним ребёнком. Глазки выведены синим.
Из найденных вещей мы устроили музей. Разложили на досках экспонаты, написали таблички. С трудом затащили взрослых на экскурсию. Настина бабушка, помнится, узнала свою лошадку - это она её сшила.
Накопавшись в пыли, мы с Зап-Зап сидели на распахнутом настежь чердачном окошке. На пыльных стёклах можно было рисовать пальцем. В окошко видна была берёза, заслонявшая почти весь двор, грядки с клубникой, сад и маленький пруд. На чердаке было душно, от нагревшейся за день крыши пахло тёплой пылью...
Дом-то сгорел месяц назад. И берёзы. И скрипка. И "Родная речь"...

тупильные дела.

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:25 + в цитатник
Самым тупильным делом моего детства был Дом. Дом я строила лет пять, это уж точно. На даче была рябина, а под рябиной небольшая кучка песка, который привозили мне с Песошки, с карьера недалеко от дачи. Песок на ночь накрывался белым эмалированным тазом. Сперва я построила дом в этом песке. Потом - из четырёх кирпичей - рядом, уже двухэтажный. В нём поселился зелёный пластиковый робот, которого я звала Джан. Имени этого я почему-то ужасно стыдилась, и когда приходили друзья, Джан немедленно переименовывался в Джона. Ещё в Доме жил другой робот, такой же, как Джан, только красный, и у него всё время выпадали и терялись руки. Его звали Однорукий. Был жёлтый мышонок в синих штанах - Микки. Был жёлтый пёсик - Пиф. Была ещё белая собака, имени которой я не помню. Когда приходила Зап-Зап, в доме поселялся жёлтый Медведь с огромной головой. Медведь был идиотом и все над ним издевались. Медведь говорил собаке "собачея", а ему за это обещали дать "кирпичея". были и ещё персонажи. Вообще, в Доме жила толпа игрушек, но это были вроде как просто жители, я ими не играла, просто Джан о них всё время заботился. У него ещё было двое детей, Леговских человечков. Один из детей был ужасно бородат и без глаза - он был пиратом.
Дом часто переезжал из одного конца огорода в другой. Как-то мы с дедушкой сколотили скамейку и она стала основанием для нового Дома - огромного. На первом этаже был гараж, где помещались подъёмный кран и грузовичок "Батыр", а на втором жил народ. Была печка, кладовка, комната с кроватями. Крыша была крыта не чем-нибудь, а шифером. На ночь, когда я уходила домой в город, Дом закрывался досками.
Я старательно делала запасы на зиму, собирая под кустами крыжовник и смородину. Косила и сушила сено. Длинной палкой сбивала с крыши мох и выкладывала из него ковры.
В детстве у меня был друг Серёжка. Серёжка, кажется, на четыре года меня младше. Серёжка приходил ко мне каждый день и играл за Микки. Как-то у нас с ним очень здорово получалось. У себя дома он тоже построил Дом. Меня, правда, к нему не пускали. Серёжка был младше, а вырос раньше. И мы в Дом перестали играть, а играли в футбол.
На даче у нас была речка и Зап-Зап почему-то звала её Стухнюхлой.
Я строила Дом и разговаривала сама с собой. Совершенно не помню о чём. Так долго и исступлённо, что язык пересыхал. А в машине я всегда пела. И тоже не понимала, что. Мне просто хотелось петь, хотелось этого ритма... Иногда взрослые слушали это моё пение и смеялись. Бывало, очнёшься от своих мыслей, а вокруг все ржут... самое обидное, что ты-то не помнишь, о чём пела, понятия не имеешь. Становилось страшно обидно. Я пела где угодно, на даче, в ванной... Но они всё чаще и чаще смеялись, а я всё больше и больше смущалась. Теперь я совсем не пою, разве что в тамбуре электрички...
Вот странно, когда мы познакомились с Ка, я совершенно забыла, что стесняюсь петь, что пою плохо. Я пела всегда.

вот что происходит.

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:24 + в цитатник
Утром у метро спят собаки. На чёрных боках прилипли жёлтые чешуйки от тополей. Весна. У нас в Посаде во дворе огромный тополь. Каждую весну мы с сестрой аккуратно собирали клейкие чешуйки в баночку- чтобы они ни к кому не прилипали  и одежду никому не запачкали.
А ещё мы в детстве изобрели организацию "ОчРодГор". Я, сестра и Настька Зап-зап. "ОчРодГор" - значит "Очистители Родного Города". Сидели как-то на лавочке и изобрели. И немедленно решили очищать. Собрали вокруг заплёванной лавочки все пивные пробки и стёкла. А потом решили посадить на заброшенной клумбе цветы. Пошли к моей бабушке, позвонили и когда она открыла дверь, хором выпалили: Организация "ОчРодГор"! Дайте нам, пожалуйста, тяпку!" Бабушка тяпку не дала и инициатива сама собой заглохла.

мы. рь.

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:23 + в цитатник
Вчера купила в букинистическом и в очередной раз перечитала "Мы". На этот раз исключительно про музыку и математику. Вечером расспрашивала мыря про квадратный корень из -1. А Синьку в универе - про музыку. Она рассказала про тему, как она там развивается и всё такое...

Про Пастернака

Четверг, 28 Апреля 2005 г. 18:23 + в цитатник
Мне всё время хотелось написать настоящее сочинение. Особенно в 11 классе. Литература была, само собой, моим любимым предметом. Каждый раз, когда нам задавали сочинение, я радовалась - темы почти всегда были интересные и писать можно было много. Тем более, что всякое свободомыслие приветствовалось. Для написания сочинения отводилась неделя. И конечно же, всю эту неделю я занималась чем угодно, только не сочинением.  В последнюю ночь (с утра сдавать) часов в  12 я раскрывала тетрадку и понимала, что ужасно хочу спать. Наскоро писала четыре-пять страниц стандартной дребедени и ложилась часа в три баиньки. Ну да, литератор, сам МГУшник-журналист-вечерник, ставил пятёрку. Потому что на общем фоне это и вправду была пятёрка. Ну да, иногда он грустно говорил: "Ольга, ну ведь вы можете писать хорошо...". Ну да, мне было стыдно. И я клялась себе, что следующее моё сочинение будет настоящим. А потом опять наставала последняя ночь... Давыдовна, с которой мы думали напополам, тоже хотела написать-таки хорошее, но она порой вообще не сдавала сочинение в срок.
В мае, перед самыми экзаменами, нам задали последнее сочинение. О Пастернаке. Я уже не помню точных тем, но был анализ одного из стихотворений Юрия Живаго, было о Пастернаке и других поэтах и ещё сравнение Пастернака не помню с кем. Тут-то я и решила, что наконец-то напишу. Заниматься анализом мне не хотелось, а хотелось написать о самом Пастернаке, о Марбурге, о Цветаевой...
Но вышла вот какая ерунда. На носу были выпускные экзамены. Народ в моём классе был не литературный. У всех были какие угодно дела, только не написание сочинения по Пастернаку. Читать "Живаго" им было некогда. Потихонечку ко мне стали подходить одноклашки и спрашивать, что писать.  Всем им почему-то хотелось именно анализ стихотворения. Какого - им было всё равно. И я начала по порядку. Помню, как сидела на физкультуре в тренажёрке и самозабвенно диктовала что-то про "Гамлета", сперва про первую строфу, потом про вторую... Словом, стихотворений Живаго хватило как раз на всех нуждающихся. Вышло ужасно смешно.
А у меня неожиданно настала последняя ночь. Только спать я не пошла. Помню, как до самого утра сидела на полу в ванной и писала про "я буду видеть тебя во сне, и ты ничего не будешь об этом знать", про сирень, про август...

...

Среда, 27 Апреля 2005 г. 23:31 + в цитатник
Подумалось: а если я умру,
Об этом как узнают на Ли.ру?
За всею похоронной кутерьмой -
цветы, поминки, морги и вообче...
Никто не взглянет на почтовый ящик мой,
никто не поприветствует ПЧ....
Никто не скажет: Нынче умерла...
И мой дневник замрёт на бла-бла-бла,
написанном при жизни.
только те,
которые друзья мне, спору нет,
"куда пропала?" - выстучат в посте -
"Чего, вам отрубили Интернет?"
заметив, что меня не видно тут,
подумают: в оффлайне.
подождут.
неделю, месяц. скажут: так и быть.
и вовсе перестанут заходить.

Лишь модератор дрогнувшей рукой
напишет: со святыми упокой.
Рубрики:  написалось...

О жизни.

Среда, 27 Апреля 2005 г. 23:31 + в цитатник
Будильник у меня на 7:45. Это на чуточку пораньше, чем надо. Но зато как хорошо: просыпаешься утром, смотришь - а тут мырь сопит. И так он хорошо сопит, что никуда вставать и бежать не хочется. Хочется ещё чуточку поспать рядом с таким хорошим. И как раз на эту чуточку, минут на десять раньше, чем надо, меня будильник и разбудил. Так что можно эти самые десять минут ещё доспать.
А сегодня я спала-спала, а мырь мне приснился. Просыпаюсь - и в самом деле, мырь. Хорошо.
Утром мне всегда на работу, а мырю не всегда. Если нам вместе, то мы даже завтракаем. Бутерброды мажем. Кофе с молоком пьём. Мырь всегда кофе пьёт. А я ещё в начале этого года кофе страшно не любила. А потом приехала Ка, мы с ней пили-пили кофе, я и привыкла. А когда я одна на работу, я обязательно просыпаю и завтракать мне некогда. Тогда на Серпуховской я покупаю булку. Большущую. С маком.
Я сижу на работе, а мырь дома спит. Или тоже сидит на работе.
А после работы вот как получается. Если мырь не работает, то он часам к пяти обязательно приедет на Серпуховскую и меня с работы заберёт. Мы тогда пойдём на трамвайках кататься. Или на автобусах до Красной площади. Или в пельменную пойдём. На Павелецкой. Или на Новокузнецкой. Или ещё что-нибудь придумаем. Или просто домой поедем на метро. Или уж зайдём-таки на какой-нибудь семинар в университет.
А елси мырь работает, то я в пять часов уйду с работы и поеду на Пражскую. Если много времени - то на трамвайке. Если мало - на метро. Приеду - будем в Интернете сидеть и кофе пить. А мырь будет объявлять про то, что "водитель автомашины бла-бла-бла срочно подойдите к своей машине!"
А по вечерам мы к сестре ходим. Там сестра, Мишка и кошка. Сестра человеков кукольных делает, Мишка некромантов убивает, а кошка ходит, мяукает и всех лапой трогает.
А по ночам мы наливку черносливовую пьём, кино глядим, трубку курим и свечки зажигаем. И бывает у нас Арефьева, очень изредка Фролова, и обязательно какой-нибудь Бах.

ещё ...

Понедельник, 25 Апреля 2005 г. 17:34 + в цитатник
На свете нет такой тоски
как если кончились носки.

Ты бодр и свеж. Ты полон сил.
Ты встал, готовый к бою.
И сам архангел Гавриил
Беседует с тобою.

И чутко ловит естество
Божественные звуки...
Но нет носков - ни одного...
и опустились руки...

И ты расстроен: вот-те на!
Ужасная досада!
И не дознаться, чья вина,
Кому по шее надо...
Рубрики:  написалось...



Процитировано 1 раз

...

Понедельник, 25 Апреля 2005 г. 17:33 + в цитатник
В бутылке наливка, козявки в носу.
Позвольте, и я ерунду понесу.
Вы, верно, устали. На улице ночь.
А мне-то чего? Мне не трудно помочь.
В бору земляника, песок на тропе,
Во многих автобусах - А эС Ка Пе.
В машине с цистерной - бензин или квас...
Вот видите, прямо почти как у вас.
Я сяду на лавку, я гляну в окно.
Вы верно, устали. А мне все равно.
Подумайте только, как долго вы шли.
Вы смотрите грустно. Вы в белой пыли.
В пыли города. А поляны - в росе.
И даже стихи - ерунда. Но не все.
Вы можете спать. На земле или В ней...
Собак кормят мясом, травою - коней...
Зелёные птицы в ветвях не видны,
А птицы-синицы желтее луны.
...А я - не тревожтесь. Я ночь проведу,
Приятно и славно неся ерунду.
Рубрики:  написалось...



Процитировано 1 раз

вот что...

Понедельник, 25 Апреля 2005 г. 17:32 + в цитатник
Вот, оборжали моё единственное платье, редиски. Сказали, что из занавески как будто. Ничего не понимают, ага.
Был вчера вечер памяти Владимира Николаевича. Судя по программе, собирались три часа плакать. Как ни странно, не стали, и устроили действительно праздник воспоминаний. Читали, пели. О какой-то тётеньке, с пафосом: "Она была богиней, она нарядилась в простынь..."
О стихах никто не говорит. Если что-нибудь прочитать, то либо скажут, что понравилось, либо (и это чаще всего), промолчат. Толку от этого никакого и старшно хочется действительно об этом поговорить. Чтобы кто-нибудь рассказал, как он пишет, что при этом думалось и почему именно так.
Ещё меня смущает, что многие люди, которые знают меня "вживую" и которые читают этот дневник, при встрече обязательно что-нибудь отсюда да прокомментируют. Мне тогда как-то даже стыдно становится. Давайте не будем говорить об этом?

поэты.плохие.

Понедельник, 25 Апреля 2005 г. 17:32 + в цитатник
Как в начале 90-х вдруг появились толпы внезапно разбогатевших - новых русских, о безвкусице которых немедленно начали ходить анекдоты, так теперь появилось страшное количество людей, неожиданно ставших поэтами.
Все они и прежде пописывали стишки: ко дню рождения родственников и сотрудников, к новому году и к восьмому марту. Они и прежде считались поэтами - но в узком семейном кругу. Они чаще всего инженеры - интеллигенция. Они считают себя начитанными - но на полках у них стоят только "Унесённые ветром" с многочисленными продолжениями.
Раньше путь в прессу им, был, понятно, закрыт. С появлением домашних компьютеров, а также газет и типографий, где можно за денежку напечатать что угодно, они проснулись. Они напечатали свои сборники и стали поэтами. И, более того, они регулярно посещают литературные объединения.
Только приходят они туда не стихи читать. И даже не слушать. Приходят посплетничать, причём на высокохудожественные темы: кто у кого строчку стянул, кто что новое написал и как это новое гениально (если это н аписали они сами) или, наоборот, убого (если написали не они). Они просто и открыто гордятся своей принадлежностьюю к столь элитной части общества - поэтам. Они рассказывают, кого из более-менее известных они видели, с кем спали на одном диване, кто из них хорошо отозвался об их стихах. Они читают стихи по очереди, но ни один не слушает другого. Друг о друге они отзываются с восхищением, но на самом деле никогда даже и не слышали своего соседа. Критиковать их нельзя. Они не читали не Пастернака, ни Блока, ни даже Есенина, но всегда охотно рассуждают о них. Их большинство, и поговорить с ними совершенно не о чем.

Сашка сказал.

Воскресенье, 24 Апреля 2005 г. 20:53 + в цитатник
"Я - знаешь, кто? Я пара обуви, которая стоит на витрине. Все меряют, а никто не берёт. Берут те, что в коробках, новенькие."
Рубрики:  из записной книжки



Процитировано 1 раз

Вчера.

Воскресенье, 24 Апреля 2005 г. 20:52 + в цитатник
Приехала в Посад с самого утра. Как-то за полчаса сидения дома поняла,что делать мне тут совершенно нечего. Взяла рюкзак, пошла гулять. Только мама попросила зайти в сарай и отнести старые рамы. Рамы были тяжёлые и пыльные, но зато в сарае я нашла связку макулатуры, а в ней мой старый дневник за 2001 год.
Решила пойти куда-нибудь его читать. Придумала в Макдональдс - там кофе привычней и недорого.
Только по дороге решила зайти в Красный куб, благо он рядом с домом. Зашла, и точно - стоит там моя жёлтая лампа. Точно такая же. Только на 27 денег дороже. Пока стояла и думала, купить-не купить (собственных денег у меня не осталось, а занятое у мыря тратить на всякое такое - совестно) пришла Нинка Постовская, бывшая одноклашка. Заявила, что у меня рот разинут и я как была дура, так и осталась. Я почему-то ей страшно обрадовалась. Она, значит, покупала подарок для мамы своего мол.чела.
Ходили с ней по посадским магазинам. Я читала Glamour, найденный у Пыстывсы в сумочке. Умереть можно... Беседовали о девицах и мол.челах, ибо мне было интересно, что об этом думают люди, особенно об этом не задумывающиеся. Дошли с ней до Лавры и расстались. На прощание она сочувственно и безнадёжно спросила, есть ли у меня сейчас парень. Ой, надо же... а как зовут? Ах, да, мне кто-то рассказывал...
Попрощалась с Пыстывсы и пошла в Лавру. Замёрзла. А в Лавре, оказывается, открыли что-то типа столовки для паломников. Этакий подвал в крепостной стене под вывеской "Монастырская трапеза". Кирпичные стены, тяжёлые стулья и люди, точно из начала прошлого века - кашляющие седобородые старики с посохами, необъятные бабы под серыми тулупами, со множеством котомок, тоненькие девушки в тёмных платочках, скромные тётеньки, попивающие чай из своих - не монастырских серых, а красных в белый горошек - кружек... и когда садятся за твой стол,то просят разрешения, приговаривая "Спаси вас Господи", и перед тем как начать есть, долго и обстоятельно крестятся. Тепло и шумно. И для мусора не урна, а большущая деревянная бочка у входа.
Выпила чаю и пошла по Лавре ходить. Только утром, неожиданно забогатев (опять же, благодаря мырю), купила два мотка чёрно-белой Академии. Так, думаю, поснимаю в Лавре, пожалуй. Тем более что ходят люди с вербами и вообще хорошо... Решила купить разрешение, чтобы снимать не из-под полы, как обычно, а по-человечески. Подошла к дядьке охраннику, а он меня так пропустил. Ходила и снимала, пока пальцы не заледенели. И на завтра ещё осталось. Видела прихожанку с вербой и гвоздикой. Синее пальто, белые сапожки, красный цветок.
Вечером приходил Сашка-букашка. Сашка был грустен. Первый раз, пожалуй, за все шесть лет нашего знакомства, грустен так, что рассказал причину своей грусти. Говорили об армии, больной голове, любви, Лукьяненко, Моцарте, Пастернаке, археологии, тупости журналистов, об Аджимушкае, наконец.
Сочувственно: "А ты, Ромашка, никогда не вырастешь. Быт тебя никогда не заест." Часа через два, уходя, прибавил, что "Маленькая собачка - до старости щенок".
Вечер прошёл креативно. Сашка самозабвенно устанавливал в моём компе четвёртый Silent Hill и ругался на какие-то кривые драйвера, которые ему мешают устанавливать, а я сидела в родном туалете с облачками и чайками и читала собственный дневник за 2001 год. Ничего удивительного там не вычитала. Разве что на первой же странице - а это было начало января - я была озабочена тем, как достать билеты на дискотеку. А в середине марта похвасталась, что купила помаду. Первую и последнюю, вероятно.

Вот что есть на Стихи.ру Больше не паримся..

Пятница, 22 Апреля 2005 г. 23:16 + в цитатник
Помощник поэта

Подбор рифмы | Сочинение стихов

Введите две первых строки нового четверостишья
(они не обязательно должны рифмоваться друг с другом):

Гул затих. Я вышел на подмостки
прислонясь к дверному косяку

Выберите третью строку:
далее варианты.
Выберите четвертую строку:
далее ещё варианты.

Выбранный вариант:
Гул затих. я вышел на подмостки
Прислонясь к дверному косяку
Если платишь - условия жестки;
Или не сломать себе руку.


Поиск сообщений в Комарик_в_квадрате
Страницы: 144 ... 16 15 [14] 13 12 ..
.. 1 Календарь