-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в МощьХаоса

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

жужане

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) visual_garbage

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 18.02.2004
Записей: 193
Комментариев: 919
Написано: 3164


мне уже 25 (с) Николай Басков

Четверг, 20 Октября 2005 г. 14:39 + в цитатник

научный соратник

Понедельник, 17 Октября 2005 г. 10:36 + в цитатник
В последнее время к о мне пишут без исключения практически одни только профессора. К чему бы это?

Gentleman,

May I ask you for the favour of being so kind as to send me a copy of your article published in the INTERNATIONAL JOURNAL FOR THE SEMIOTICS OF LAW?
Once I was a committee member of it but left since my friend Jackson has left, so for the time being I am not a subscriber. I would also be happy to get any paper relating to the subjects involved and am ready to send you papers of mine in exchange. Providing you favourable answer please be kind enough to indicate me your mailing address as well.

Mine is Prof. Csaba VARGA, Director, Institute for Legal Philosophy, Pazmany Peter Catholic University, H¯1428 BUDAPEST 8, POBox 6, Hungary. Sincerely yours, CsVarga.


http://www.thomasinternational.org/projects/step/csabavarga_bop.htm

кобордизмъ

Вторник, 11 Октября 2005 г. 13:55 + в цитатник

Общая теория государства и права

Вторник, 11 Октября 2005 г. 10:49 + в цитатник
Вотъ замечательный образчик теоретической юриспруденции

ТелоБезОрганов ([info]telo) wrote,
@ 2005-10-06 01:22:00

Вера обнаруживает логическую несвязанность некоторых законов, а я думаю, как оно может быть иначе.. и дочитываю параллельно кирпидон по Современной Немецкой Юридической Философии. Вот Xанс Альберт - вдохновитель критического рационализма, позаимствованного как видно из философии науки, по всем признакам из философии Карл Поппера. Система законов, как и научная система, прогрессирует (так сказать) не на дедуктивных умозаключениях от само собою разумеющихся интуиций, не на индуктивных выводах на материале наглядных перцепций; не предполагает эта система под собою никакого рационального фундамента и не регулируется универсально методически, а поддерживает себя чисто спекулятивно посредством бесконечной рациональной аргументации, «туда-сюда» конструктивистских толкований и «шиворот-навыворот» деконструктивистской что ли критики. Надо понимать, что законы сами ничего не предписывают, они внутренне не нормативны, так как ничего особенного не значат или значат всё, что угодно. Предписывает власть. Власть преподносит субъектам некий счёт на момент догматического прекращения дискуссий или в результате численного перевеса мнений на момент установленного регламентом времени или еще чего – счёт как в фигурном катании, за артистичность, или за упорство. Содержание законов не может вселять благоговейный трепет, но может всегда только удивлять, как только удивляют нормального человека байки Барона Мюнхгаузена. Поэтому эта самая прикольная «Трилемма Мюнхгаузена», в оптике которой Альберт рассматривает законодательные процессы. Все без исключения высказывания можно проблематизировать вопросом «почему?» Можно поинтересоваться о цели, о поводе или основании всякого суждения, утверждения. Ясно, что базисом проблематизированного таким образом утверждения окажется другое утверждение или серия утверждений, позволяющих дедукции. Эту серию можно разобрать по частям и каждую из них в свою очередь проблематизировать. Этот процесс проблематизации будет продолжаться до тех пор пока мы не забредём в один из трёх тупиков, которые в тексте однако называются «возможностями» и для профессиональных юристов они представляются именно возможностями, воистину безграничными. Юристы никогда в этом смысле не останутся без работы. Бесконечная регрессия – первая такая возможность. Тупик, ведущий не иначе как в самую вечность: никакого вам предпоследнего «почему?» и последнего «дапотомучто!». Второй тупик, который скорее выглядит кругом - замкнутая justification с доказательственными утверждениями, торчащими тут же в постулатах. И наконец догматическая герметизация, или короткое замыкание в цепи доказательства, случающееся в результате подключения к законодательным процессам разного рода доктрин и интересов – религиозных, политических и так далее. Итак, о логической несвязанности некоторых законов... Проблема наверное как раз всегда в их догматической связанности. Иначе они как нормативная данность и не возможны...

(Post a new comment)

[info]vadimus
2005-10-06 06:05 am UTC (link)
невнятно излагаешь

почему юристы должны остаться без работы, откуда призывается этот аргумент? или ты руководствуешься идеалом бесконфликтного, тотально нормалиризированного общества?

кажется, у тебя есть некоторая изначальная идея относительно того, что есть закон, или, скажем, каковы его свойства -- как если бы закон был трансценденцией

ты эту идею отбрось, это нелепая идея, как и вообще всякая интенциональность

(Reply to this) (Thread)

[info]telo
2005-10-06 06:17 am UTC (link)
вернее так:
> невнятно излагаешь

видать ты катц-бутербродами объелся - мозги засалил. ты хочешь сказать, что возможны логически связанные законы? конечно возможны, но при условии, что они догматически закорочены самой логикой.

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]vadimus
2005-10-06 06:30 am UTC (link)
я хочу сказать, что законов нет, скорее всего

по крайней мере их нет, как единых сущностей -- или, скажем так, я не могу себе их таковыми представить

даже в рамках юридического дискурса закон делится как минимум на два основных пласта -- норма и её исполнение

ты, мне кажется, начинаешь с неразличения этой разности

далее же поднимаемые тобой вопросы никак не могут относится специфичеески к области юриспруденции -- или я не увидел ничего, что было бы специфичным именно для этой области -- а именно проблему разрыва нормы и исполнения

ты, кажется, говоришь о выработке законов, если я правильно понял то, что ты говоришь. но я всё равно не понимаю, о каком уровне закона ты говоришь -- нормативном или исполнительном?

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]telo
2005-10-06 08:40 am UTC (link)
> два основных пласта -- норма и её исполнение

не шути так.. исполнение меня вообще не волнует (здесь по крайней мере). и вообще это глупо указывать на различия на этом уровне.
меня занимают процессы, предшествующие моменту нормализации утверждений. эти процессы либо бесконечны, либо циркулятивны и выход из них один - посредством волевого и просто догматического решения. наивно полагать, что закон может обосновать самого себя и нормализоваться логически. впрочем, именно эту наивную идею логического самообоснования, эту невозможную перспективу связанности, долговременно арендует юриспруденция и в ней процветает.. именно по прочине её бесконечной невозможности.

(Reply to this) (Parent)

[info]vadimus
2005-10-06 06:44 am UTC (link)
ах ты гнусный палимпсестный деррида!

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]telo
2005-10-06 08:44 am UTC (link)
каво ты на хуй послал, пизда ты эдакая

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]vadimus
2005-10-06 13:16 pm UTC (link)
ты же переписывал текст пока я его комментировал, Жак!

(Reply to this) (Parent)

[info]telo
2005-10-06 08:51 am UTC (link)
и вообще.. книга твоя - дрянь несусветная. надо будет собраться прозвонить всем директорам книжных магазинов и подкинуть им идею выкинуть оставшиеся копии на улицу, попрыскать на них керосином, сжечь, в пепле вывалить отравленных дустом пиявок и послать продукт в америку на бутербоды в ресторан кац.

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]komdiv
2005-10-06 18:39 pm UTC (link)
ty vidimo nixuya ne smyslish' v mexanizmax raskrytki molodyx avtorov. Vadik posle etogo podnimetsya na nedosyagaemyu vysoty i nam ego bydet ne dostat'.

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]telo
2005-10-07 01:46 am UTC (link)
мы его как тыблоки будем палками сшибать.

(Reply to this) (Parent)

[info]prosto_vitjok
2005-10-06 13:06 pm UTC (link)
http://www.livejournal.com/users/prosto_vitjok/19131.html

(Reply to this) (Thread)

(Anonymous)
2005-10-07 08:08 am UTC (link)
Пошли на хуй все. В пизду. Блядь.
...Oхуеть можно.
Ебать - колотить.

(Reply to this) (Parent) (Thread)

[info]prosto_vitjok
2005-10-09 15:19 pm UTC (link)
Ну уж если ты вдруг аноним, то члентеврот, сука.

(Reply to this) (Parent)

Umberto Eco: Il secondo diario minimo.— Milano, © Bompiani, 1992.

Понедельник, 10 Октября 2005 г. 22:03 + в цитатник
В колонках играет - Лель - Муси-Pussy (Я просто тебя съем Cannibal Corpse mix).mp3Не ведаю, ці бачыў ты калі, чытачу, порнафільм. Я не маю на ўвазе фільм з эратычнымі элементамі, нават з такімі, якія шмат у каго будзяць пратэст, напрыклад «Апошняе танга ў Парыжы», а сапраўдныя парнаграфічныя фільмы, то бок фільмы, адзіная мэта якіх ад пачатку і да канца — выклікаць узбуджэнне, паказваць разнастайныя спосабы порак на любы выбар і любы колер, і дзе ўсё астатняе не грае ніякай ролі. Вердыкт, ці ёсць фільм чыста парнаграфічным, ці ў ім маецца таксама нейкая мастацкая вартасць, нярэдка прыходзіцца выносіць судам. Я далёкі ад думкі, што мастацкая вартасць адпушчае ўсе грахі. Не раз бывала, што праўдзівыя мастацкія творы аказваліся больш небяспечнымі для веры, звычаяў і грамадскай думкі, чым нізкапробныя падробкі. Пры гэтым я мяркую, што дарослыя людзі маюць права на сведамае азнаямленне з парнаграфічнымі творамі, прынамсі тады, калі ім недаступнае што лепшае. Аднак тое, што часам суды вырашаюць, ці быў такі й такі фільм створаны для выказвання пэўнай эстэтычнай канцэпцыі ці эстэтычных ідэалаў (нават з выкарыстаннем у гэтай мэце паказу сцэнаў, што супярэчаць традыцыйна прынятым нормам маралі), ці то адзінай ягонай мэтай было абуджэнне інстынктаў, якія мы зазвычай называем нізкімі — факт, і суддзям трэба мець нейкія крытэрыі. Дык жа, па–мойму, вызначыць, парнаграфічны гэта фільм ці непарнаграфічны, можна паводле крытэрыю перапынкаў у дзеянні. Дзея шэдэўральных «Чырвоных ценяў» разгортваецца (апроч пачатку, кароткіх уставак і канцу) у сценах дыліжансу. «Прыгода» Мікелянджэля Антаньёні з аднога суцэльнага перапынку ў дзеянні, уласна, і складаецца: людзі соваюцца туды–сюды, прыходзяць, нешта кажуць, прападаюць і адшукваюцца, але ўвесь час нічога не дзеецца. Аднак гэты фільм і мае сваім заданнем паказаць, што нічога не дзеецца. Так, так, гэта можа падабацца нам ці не, але менавіта гэта ён нам і хоча паказаць. Тады як парнаграфічны фільм, калі толькі ён хоча быць вартым цаны квітка, відэакасеты ці дыску, мусіць дэманстраваць нам полавыя акты між мужчынамі й жанчынамі, мужчынамі й мужчынамі, жанчынамі й жанчынамі, жанчынамі й коньмі ці сабакамі (хачу, дарэчы, звярнуць увагу грамадскасці, што няма фільмаў, у якіх бы мужчыны былі з кабыламі ці сучкамі; чаму б гэта?) З актамі ўсё ясна, але між актамі ёсць яшчэ й паўзы. Калі ў парнафільме Рамэо хоча згвалціць Джульету, то ён сядае ў машыну на плошчы Свабоды і едзе да яе на хату на вуліцу Перамогі, прычым мы вымушаны назіраць за тым, як ён едзе, усю дарогу, не мінаючы ніводнага светлафору. У парнаграфічных фільмах людзі сядаюць у машыны, адольваюць шмат кіламетраў, і мы за ўсім гэтым назіраем; героі губляюць таксама процьму часу на засяленне ў гатэль, і мы бачым, як яны, замест таго, каб адразу трапіць у пакой, ад першага да апошняга паверху ўзнімаюцца ліфтам; дзяўчаты там падоўгу сядзяць у бары, высмоктваючы літры рознакаляровых напояў, або ў чаканні Рамэо хвілінамі перакладаюць з месца на месца кашулечкі й каруначкі, і толькі пасля высвятляецца, што яны прыкладаюць усе гэтыя намаганні, каб дачакацца зусім не Рамэо, а Сафо. Як гэта ні банальна й ні прыкра, але ж перш чым перайсці да здаровага кахання, персанажам прыходзіцца хоць у найменшай ступені, але сутыкнуцца з праблемамі камунікацыі. Прычыны такіх прамаруджванняў ясныя як божы дзень. Стварыць фільм, у якім Рамэо цягам паўтары гадзінаў гвалціў бы Джульету ракам, бокам і з падскокам, немагчыма. Фізічна немагчыма для акцёраў і фінансава — для прад’юсэра. Дый глядач не вытрымаў бы псіхічна, бо ён, на жаль, звыклы да звыклага жыцця. А якраз–такі граць звыклае жыццё — найцяжэйшае для любога акцёра. Усялякія збачэнні, злачынствы, гвалт, тартуры — увабразіць усё гэта нашмат лягчэй. Таму ў порнафільме мусіць таксама быць паказаны звычайны бег жыцця — і гэтая справа першай важнасці, бо парушэнне звычайнасці затым узбуджае зацікаўленасць гледачоў — зацікаўленне ў пэўным сэнсе гэтага слова. Менавіта таму, калі Рамэо трэба заехаць аўтобусам з А у Б, мы стаем сведкамі таго, як ён ускоквае на падножку ў А і едзе ў Б. Некаторых гледачоў гэта раздражняе, ім бы хацелася паболей «гарачанькага». Яны памыляюцца, аднак: паўтары гадзіны гарачых сцэнаў не вытрываў бы ніхто. Перапынкі мусова мець. А цяпер яшчэ раз ад пачатку. Ты глядзіш фільм. Калі героі прысвячаюць пераадоленню адлегласці між А і Б больш часу, чым табе хацелася б, значыць ты глядзіш парнаграфічны фільм.

Без заголовка

Понедельник, 10 Октября 2005 г. 15:09 + в цитатник
из показаний Иссей Сагава, в прошлом студента филологии Sorbonne Университета, сегодня известного ресторанного критика, а также художника, писателя и актёра. Вот здесь фрагмент видео интервью с ним, в котором он рассказывает о своих интимных отношениях с университетской подругой Рении Хартвельт. С ней Сагава познакомился на лекции. Рении читала доклад по Дада в литературе и Иссей «was unable to take [his] eyes off her». She's the most beautiful woman I've ever seen. Tall, blonde, with pure white skin, she astonishes me with her grace. I invite her to my home for a Japanese dinner. She accepts the invitation. After the meal I ask her to read my favorite German Expressionist poem. As she reads I can't keep my eyes off her. I arrange for her to read the poem for me once more. I tell her I want to record the poem on tape. She smiles. Her yellow sleeveless top shows off her beautiful white arms. I can smell her body. I turn on the recorder. She starts to read. She speaks in perfect German. I reach for the rifle hidden beside the chest of drawers. I stand slowly and aim the riffle at the back of her head. I cannot stop myself. There is a loud sound and her body falls from the chair onto the floor. It is like she is watching me. I see her cheeks, her eyes, her nose and mouth, the blood pouring from her head. I try to talk to her, but she no longer answers. It is very quiet here. There is only the silence of death. I start to take off her clothes. It is hard to take the clothes off a dead body. Finally it is done. Her beautiful white body is before me. I've waited so long for this day and now it is here. I take a photograph of her white corpse with its deep wounds. I have sex with her body. When I hug her she lets out a breath. I'm frightened, she seems alive. I kiss her and tell her I love her. Then I drag her body to the bathroom. Then I turn on the tape of her reading the German poem and eat. There is not enough taste. I use some salt and some mustard and it is delicious... Finally she is in my stomach. Finally she is mine. It is the best dinner I've ever had... I am using her underwear as a napkin. They still smell of her body. Afterwards I sleep with her. Next morning she is still here. She doesn't smell bad. Finally, I cut off her private parts. When I touch the pubic hair it has a very bad smell. I bite her clit, but it won't come off, it just stretches. So I throw it in the frying pan and pop it in my mouth. I chew very carefully and swallow it. It is so sweet. I turn the body over and open her buttocks, revealing her anus. I scoop it out with my knife and try to put it in my mouth. It smells too much. I put it in the frying pan and throw it in my mouth. It still smells. I spit it out. It's been twenty-four hours now. Some huge flies hover and buzz in the bathroom. I try to chase them away, but they come back. They swarm on her face. They seem to tell me that I've lost her forever. It is no longer her. Where is she? She's gone far away. I use a hatchet. I strike several times. It's hard work. I strike her thigh. Her body jumps up. If she could feel, it would have hurt. Then I cut off her arms. It is even harder than the thigh. I use the electric knife again. It makes a shrill sound, like the sound of her shrill voice. It works this time. Her hand still wears a ring and a bracelet. When I see her long fingers I am driven by another impulse. I use her hand to masturbate. Her long fingers excite me. She has a small nose and a sweet lower lip. When she was alive I wanted to bite them. It's so easy to bite off her nose. As I chew the cartilage I can hear the noise. I use a knife to cut off more of the cartilage and put it in my mouth. It really doesn't taste very good. I scoop out her lower lip with my knife and put it in my mouth. It has hard skin. I decide to eat it later when I can fry it. So I put it in the refrigerator. When I'm finished I try to bite her finger. I can't. I'm disappointed. I want her tongue. I can't open her lower jaw, but I can reach in between her teeth. Finally it comes out. I cut it off and put it in my mouth. It's hard to chew. I see my face in the mirror. Her tongue entwines with my tongue. I try to close my mouth, but her tongue slips out. Finally, I cut the skin off the tongue and taste the meat. I try to eat her eyes. It's hard for me to stab into them, though it is the easiest part of her face. I can see tears coming from them. It frightens me. Her eyes are all that is left of her face. It is nearly a skull. Then I stab into the stomach. The internal organs appear. I find a gray bag at the end of the tubes. It must be the bladder. There is a strong smell as soon as I pick it up. I thrust my hand into her body cavity. There is another bag. It must be her womb. If she had lived she would have had a baby in this womb. The thought depresses me for a moment. She still wears her necklace. I try to use the electric knife, but it doesn't work very well. It just makes its shrill sound. With the head gone her body is now only flesh. I put the head in a plastic bag. I am finished. It is midnight. I call a taxi. I am back home. I turn the TV and open the refrigerator. I put the dishes on the glass table. I recognize each piece of meat. This is a part of her hip and this is a part of her thigh. I fry them on the stove. I set the table. There is mustard, salt, pepper and sauce. I put her underwear beside the dish. I sniff it and look at a nude woman in a magazine. I try to remember which part of her is in my mouth, but it is difficult to connect the meat with a body. It just seems like a piece of meat. Статьи: История 1 | История 2 (.docs) Релевантная информация: Видео: "Спальня"/"The Bedroom" (1992г.) Режиссёр: Хисаясу Сато В ролях: Иссей Сагава ... Жанр: Авангард, эротика. [скачать ревю] [.doc] "Yawarakai hada" (1998) "Spanking Love" (1995) Книги: Sagawa, Issei: In the Fog. Tokyo: Hanashi No Tokusyu, 1983. Sagawa, Issei: Shonen A Sagawa, Issei: Manga Sagawa-san self-illustrated, published by Okura Shuppan

дотычитъ Аркадиуша

Понедельник, 03 Октября 2005 г. 23:32 + в цитатник


Лыстъ до его пана милости Аркадиуша Борисова сына на Борычеве Борысевскому, герба "Hippocentaurus"   "Hippopotamus".

Што перво сего до тебе писати есьмо казали, ажъбы еси на приеханье нашо у дерпта Тарту Юрьевского на Гыпокрысовский гурт  м(е)с(е)ца ноябра девятогонадцать дня в середу стацею готовати казал, а мели есьмо выехати з Дублина  у во второк м(е)с(е)ца ноябра осьмънадцатого дня, ино ижъ з некоторих причин и потребъ припалых том выездъ твой далеи двема днями помкнули есьмо и вжо выедемъ, дасть дей Ебистос, у четвергъ м(е)с(е)ца ноябра двадцатого дня и будемъ у дерпта Тарту Юрьевского ноябра двадцать çç[90v(73v)] первого дня у пятницу, ты бы на том день хурты и инъшие стацеи водлугъ реистру до тебе посланого и водле первшого листу и росказанья нашого готовати велелъ. Писан у Талине Ебифлянтском, лет(а) (его) нарож(енья) 2005, м(е)с(е)ца окт(ебра) 4 дня.

саббахъ

Понедельник, 03 Октября 2005 г. 23:28 + в цитатник
ين كتاب بسيار كوتاه كه تقديم به شما ميگردد، مروري است بر افكار و انديشه هاي حسن صباح كه خداوند الموت ناميده مي شد . الموت منطقه اي است كوهستاني در جنوب غربي درياي مازنداران. اين منطقه قبلا" از موقعيت آب
و هوايي خاص و جنگل هاي انبوهي برخوردار بوده و مخصوصا" در كاشت و برداشت گياهان خاص طبي شهرتي عظيم داشته بطوريكه داروهاي گياهي (و حتي شيميايي ) بسياري از مناطق ايران را تهيه و تامين مي كرده است. Вотъ такъ!

Всех mu'minin поздравляю с наступающим избранным месяцем.
С другой стороны, всех ma'aminim поздравляю с днём коронации Царя нашего небесного.

Без заголовка

Четверг, 29 Сентября 2005 г. 14:21 + в цитатник

rss_philitrius  Объявление на антикварном аукцион:
Продам фото казни Зои Касмидемьянской-повешение фашистами (оригинал), жду предложений


умственное возмущение

Понедельник, 26 Сентября 2005 г. 10:02 + в цитатник

via macleginn


В конце XIX века английская писательница Мария Корелли написала роман «Варавва» — историю про раскаявшегося грешника на понятно какой сюжет. В 1991 году книга была переведена и издана на русском, и один ее экземпляр попал в город Красногоровка Донецкой области, где его немедленно переписали, но не абы как, а с умом, то есть с улучшениями. До самых крутых улучшений я пока сравнение текстов не довел, но вот первые три абзаца обеих версий — они уже дают кое о чем представление. Орфография и пунктуация, разумеется, соблюдены.




     









Часть первая



Глава I





Догорал длинный, знойный южный день.


Тяжелая жара была невыносима. Земляные полы тюрьмы источали ядовитое зловоние, отравлявшее небольшое количество проникавшего с воли воздуха. Царил глубокий мрак. Только тонкий светящийся лучик — скромный посланник пышущего жаром солнца — пробивался в одну из камер через небольшое отверстие вверху. Но свет раздражал узника, и он с проклятиями отворачивался, закрывал лицо скованными руками, кусая губы в бессильной злобе, пока рот не наполнялся кровью.


И хотя арестант часто впадал в такую ярость и смотрел на солнечный луч, мечом резавший плотный тюремный мрак, как на заклятого врага, светящийся столбик был не бесполезен узнику: по нему он судил о времени. Когда луч появлялся — начинался день, исчезал — и ночь вступала в свои права.



Часть 1ая









Длинный знойный Сирийский день приближался к концу. Тяжелая жара была почти не выносимая. Ядовитое зловоние выделялось от сырых земляных полов еврейской тюрьмы, оставляя то малое количество воздуха, которое там было внизу в самых низких отделениях предназначенных для самых тяжких преступников, тонкая струя света настойчиво проникала в глубокую тьму. Это было самое слабое отражение великолепного внешнего блеска восточного неба, но и оно раздражало глаза одинокого узника, на которого оно падало, заставляя его отвернуться с диким проклятием и стоном...


Корчась назад, насколько ему позволили цепи, он закрыл лица своими сковаными руками, укрываясь от света кусая губы в безпомощной злобе, пока рот его не наполнился горечью собственной крови.


Он часто подвергался такой безсильной ярости и умственно возмущался и воевал против того яркого луча, который словно мечем резал не проглядную мглу. Он смотрел на этот луч, как на заклятого врага на вечный источник муки. Он по нем судил о времени: когда луч появлялся, он знал, что это день, когда исчезал, — наступала ночь.

Без заголовка

Суббота, 24 Сентября 2005 г. 22:00 + в цитатник
А вотъ образецъ новорусского штiля:


В.Дончик


ЮНАЯ ПАРТИЗАНКА




Злой мартовский ветер мел жесткую снежную крупу. На центральной улице
городского поселка Корма выстроилась колонна танков, выкрашенных в
бело-зеленый цвет. Фашисты время от времени разогревали моторы, часовые
зябко поеживались от крепчавшего на ночь мороза. А снег все сыпал и сыпал,
заметая тропинки, с утра протоптанные горожанами.
Никто не обращал внимания на девчонку в стареньком пальтишке,
пробиравшуюся завьюженными переулками. Вот она прошмыгнула возле рокотавших
на холостых оборотах бронированных чудовищ. Часовой окликнул, но девочка
мгновенно скрылась за углом полицейского участка. Там, где она проходила,
оставался листок из ученической тетрадки, прикрепленный к забору или стене
дома мякишем хлеба. На нем в правом углу - красная звездочка, а ниже -
текст, написанный печатными буквами: "От Советского Информбюро..." Одна
такая листовка оказалась даже на лобовой броне танка. Утром гитлеровцы и
полицейские подозрительно присматривались к каждому прохожему. Но через
три-четыре дня листовки появились снова. Из них жители узнали о разгроме
гитлеровцев под Москвой. А спустя некоторое время кормянцы узнали, что на
дороге Корма - Гомель подорвались на минах несколько автомашин с орудиями,
направлявшихся на фронт, вся колонна была обстреляна партизанами.
Как-то, пробегая по улице, Инна Прибытченко встретила свою
одноклассницу Валю Артемьеву.
- Слыхала, в городе появились листовки с красной звездочкой? - спросила
Инна.
- Еще не то будет, - сказала Валя и, расстегнув пальто, показала
подруге пионерский галстук. Инна ахнула, испуганно осмотрелась по сторонам.
- И ты не боишься, Валька?
- Ничуточки. Вот скоро соберемся, Инка, всем восьмым нашим классом,
такое завернем...
- Так это твоя работа - листовки? - с восхищением поглядела на подругу
Инна.
Валя только усмехнулась.
- Приходи ко мне как-нибудь, поговорим. Сейчас некогда. Ждут братишка и
сестренка, а мамы дома нет.
Но Инне не довелось больше увидеться с подружкой.
... В окошко тихо постучали. Лидия Александровна оторвалась от швейной
машинки, прильнула к морозному стеклу. Оглянулась - на нее настороженно
смотрела дочка.
- Валюша, открой... Товарищ Веренич...
Глухо звякнул дверной крючок, в комнату вошел Адам Демьянович,
партизанский вожак, член подпольного райкома партии.
- Раздевайтесь, грейтесь, - предложила Лидия Александровна. - Я вас
чаем угощу. Ну, как там у вас за Сожем?
- Трудно, Александровна. Холодно. С продуктами туго, одежда у хлопцев
поизносилась, медикаментов нет. Спасибо тебе шлют партизаны за соль и
бельишко. А тебе, дочка, - ласково сказал Адам Демьянович Вале, - тоже
спасибо за ценные сведения о немцах. Мы их тогда на дороге здорово
потрепали.
- Она, Адам Демьянович, листовки недавно расклеила. Так полицейские
рыскали по всему поселку, во многих домах все вверх дном перевернули.
- Это хорошо, дочка, что не боишься. Только будь осторожна.
Лидия Александровна разлила чай в кружки, достала несколько таблеток
сахарина. Валя намеревалась что-то спросить у Веренича, но не решалась. Он
сам выручил. Пытливо заглянув ей в глаза, спросил:
- Ну, какие у тебя секреты? Выкладывай.
- Дядя Адам, а что, если надежных ребят из нашего класса привлечь к
распространению листовок, сбору оружия, патронов?
- Надо подумать, Валя. В следующий раз договоримся, как быть дальше.
- А как ваш квартирант поживает? - обратился Веренич к Лидии
Александровне.
- Ой, не нравится он мне, Адам Демьянович. Инженером работает у них.
Тихий вроде, а глазами, как буравчиками, сверлит. Часто куда-то исчезает.
Боюсь за дочку. Она его ненавидит. Он тоже чувствует к ней неприязнь.
Наверное, сам сдался в плен, хотя и говорил как-то, что контуженого
подобрали санитары.
- С ним держи ухо востро, Александровна, - посоветовал Адам Демьянович.
В дверь резко постучали. За окном метнулась тень.
- Полиция, - побелела Лидия Александровна.
Раздалось несколько выстрелов. Партизанский командир успел намертво
уложить трех полицейских. Но сам был ранен в голову. Связанного Веренича
бросили в сани. Лидия Александровна хотела положить его голову себе на
колени, но ее согнали с саней и, толкая в спину прикладами, погнали в
полицию.
Утром отвезли в тюрьму и детей.
Адам Демьянович, не приходя в сознание, скончался по дороге.
Фашисты зверски истязали мать на глазах у дочери, но они молчали. Через
неделю Лидию Александровну повесили.
Ведя на казнь патриотку, гитлеровцы нацепили ей на шею табличку: "За
связь с партизанами".
Гитлеровцы принялись за Валю.
На столе лежал истыканный ножом пионерский галстук Вали, рядом - листок
с красной звездочкой.
- Мы знаем, что ты расклеивала эти листовки, носила пионерский галстук,
помогала партизанам. Но мы тебя освободим, если скажешь, где находятся
партизаны, - требовал гитлеровец.
Валя молчала, с ненавистью и презрением глядя на своих мучителей.
Ее избили и снова бросили в камеру.
Утром Валю вывели на тюремный двор, поставили лицом к стенке. Но
отважная пионерка повернулась к своим палачам. Ее глаза улыбались зимнему
солнцу, синеве неба.

Без заголовка

Пятница, 23 Сентября 2005 г. 18:47 + в цитатник
Платонiкусъ мнѣ другъ, но плагиатъ дороже.

rss_platonicus
О правилахъ повЬденiя
У них нет Закона. У нихъ нѣтъ своего языка, одни только краденыя слова, которыя онѣ перенимаютъ у другихъ, когда подслушиваютъ, и подсматриваютъ, и подстерегаютъ, сидя на деревьяхъ. Ихъ обычаи - не наши обычаи. Онѣ живутъ безъ вожака. Онѣ ни о чемъ не помнятъ. Онѣ болтаютъ и хвастаютъ, будто онѣ великiй народъ и задумали великiя дѣла въ джунгляхъ, но вотъ упадетъ орехъ, и онѣ уже смѣются и все позабыли. Никто въ джунгляхъ не водится съ ними. Мы не пьемъ тамъ, гдѣ пьютъ обезьяны, не ходимъ туда, куда ходятъ обезьяны, не охотимся тамъ, гдѣ онѣ охотятся, не умираемъ тамъ, гдѣ онѣ умираютъ.

Развѣ ты слышалъ отъ меня хоть слово о Бандаръ-логахъ?

Mirabile futurum

Пятница, 23 Сентября 2005 г. 11:35 + в цитатник

Audio vocem de mirabili futuro,
Matutinam vocem, rore humidam.
Audio vocem, et pericula ventura
Turbant mentem, sicut puero cuidam.


R.: Mirabile futurum, ne esto mihi durum,
Ne esto mihi durum, ne esto durum.
Origine ex pura ad optimum futurum,
Ad optimum futurum iam nunc egressus sum.


Audio vocem de mirabili futuro,
Illa vocat me in loca divina.
Audio vocem semper interrogaturam:
Quid iam fecerim pro die crastina?


R.


Iuro me futurum bonum atque castum
Nec amicum relicturum miserum.
Audio vocem et festino hoc vocatu
Via aspera ad illud futurum.


R.


Без заголовка

Среда, 21 Сентября 2005 г. 13:26 + в цитатник

via nomen_nescio>java -cp plagiat.jar -my.config


Какъ извѣстно, Пушкинъ как-то в концѣ  жiзни пошутилъ: "Нѣ  идутъ ко мне рiфмы, всѣ  о ѣде думаю. Паллада - шоколада, Мiнервы - консервы, Пегасу - квасу..." Это было неслыханно, соѣдинѣние нѣсоѣдинимого. Но убивать сiмволы высокого штиля  гирониѣй, снижѣнѣемъ, расправляться с кумiрами своей уности Пушкин началъ ещё в "Онѣгине":

Его с разрознѣнной "Мальвiной"
Он уступилъ за три с полтiной...

Ахъ! "Мальвiна" в шести томах, сочинѣние m-lle Коттень, автора "Малѣк-Адѣля" - рiфмуѣ тся с "полтiной"! "Порой дождлiвою намедни я, завернувъ на скотный дворъ..." Ѳи!


просодiя и прозопопiя

Среда, 21 Сентября 2005 г. 11:02 + в цитатник

Удачный, на мой взглядъ, образѣц  исландскаго аллiтѣрирующаго стiха 


Анакрузисъ, однако:


line with metrical markup


 


Без заголовка

Среда, 21 Сентября 2005 г. 10:31 + в цитатник
6. Демонъ
Комментаторы искали прототипы "злобнаго генія" среди знакомцевъ Пушкина (кажется, больше всего голосовъ получила кандидатура А.Раевскаго). Между тѣмъ, самъ Пушкинъ возражалъ противъ такого пониманія, и стихотвореніе безспорно выигрываетъ, если понять Демона какъ внутренній голосъ, какъ бѣса-искусителя. Нѣтъ ничего страннаго въ томъ, что у восторженнаго юноши можетъ быть пріятель-циникъ, и антитеза первой половины (очарованность) второй (голосъ разувѣренія) при такомъ пониманіи рѣзко ослабѣваетъ. Напротивъ, если голосъ демона звучитъ внутри того же человѣка, которому возвышенныя чувства ... такъ сильно волновали кровь, - стройность антитезы возстанавливается, а стихотвореніе заостряется въ психологически очень точный эмоціональный парадоксъ.
Композиція выдержана очень четко: первыя двѣ строфы какъ будто спеціально рубрицированы (I - впечатлѣнья, II - возвышенныя чувства). Въ третьей строфѣ свобода, слава, любовь и искусство обобщаются въ надежды, а взоры дѣвъ, шумъ дубровы и пѣнье соловья - въ наслажденія; волненіе крови появляется для того, чтобы въ слѣдующей строфѣ контрастомъ прозвучалъ хладный ядъ, и тутъ же является - пока еще непонятный читателю - злобный геній, о которомъ повѣствуетъ вторая половина стихотворенія. Она построена (въ соотвѣтствіи съ темой) на отрицаніяхъ: возвышенныя чувства и вдохновенныя искусства  Онъ звалъ прекрасное мечтою, Онъ вдохновенье презиралъ; Свобода, слава и любовь  Не вѣрилъ онъ любви, свободѣ; Всѣ впечатлѣнья бытія ( ничего во всей природѣ. Среди этихъ отрицаній звучитъ, однако, и мотивъ, отсутствующій въ первой части: Неистощимой клеветою Онъ провидѣнье искушалъ, который вводитъ не заявленную прямо религіозную тему.

7. Простишь ли мнѣ ревнивыя мечты...
Любовная элегія съ развернутымъ психологическимъ анализомъ - характерный жанръ поэзіи пушкинской поры. Стихотвореніе начинается съ темы вины (ст.1-2), но далѣе эта тема исчезаетъ совершенно, зато тема ревности каталогизируется по пунктамъ (ст.3-28), причемъ эти упреки постепенно удлиняются: 2+4+6+6+8 стиховъ. Концовка - оправданіе и мольба - звучитъ напряженіемъ голоса: послѣ цѣпочки четверостишій и двустишій единственный разъ появляется пятистишіе ("Но я любимъ... - мученія мои"), причемъ разсѣченное тематическимъ перебоемъ - его послѣдняя строка связана не съ предыдущей темой ("тебѣ смѣшна моя ревность"), а съ послѣдующей ("не мучь же меня").
На это накладывается смѣна лицъ (М.Л.Гаспаровъ, указ. соч., с.375): въ началѣ - "ты", затѣмъ - "я въ тебѣ" ("не видишь ты, когда... терзаюсь я"), затѣмъ - быстрое чередованіе ("хочу бѣжать - ты не смотришь - красавица другая - спокойна ты - укоръ меня мертвитъ..."), потомъ появляется "онъ" (и вызываетъ лихорадочно-учащенные вопросы). Послѣ рѣзкой отбивки ("Но я любимъ!..") постепенно отрывистыя восклицанія переходятъ въ плавныя сложноподчиненныя предложенія, и это - концовка.
Ревнивыя мечты = подозрѣнія. Слово "мечта" выступаетъ здѣсь какъ полный синонимъ французскаго rêve, которое означаетъ всякую не вполнѣ произвольную дѣятельность сознанія (то, что православная аскетика называетъ "помыслы"): невольныя мысли, воображаемыя картины и т.п.
Полуодѣта - конечно, это значитъ "одѣта по-домашнему", а не "полураздѣта" (какъ это хочется понять современному человѣку).


8. Все кончено: межъ нами связи нѣтъ...

Черновой набросокъ элегіи. Въ переводѣ, однако, стихотвореніе выглядитъ болѣе цѣльнымъ (холостой стихъ въ концѣ остается - но Пушкинъ часто игралъ съ умышленной незавершенностью текста - ср. далѣе комм. къ стих. "Зима! Что дѣлать намъ..." и "Отвѣтъ анониму").
Обнявъ твои колѣни - Скорѣе античный жестъ просителя, нежели личное признаніе.

рѣчение

Вторник, 20 Сентября 2005 г. 19:12 + в цитатник
На тот свѣтъ идтiтъ - не мудями трястiть (народная интѣрпрѣтацiя послѣднихъ словъ Павла I).Как говорiтъ r_l, чѣго и вам жѣлаем.

земли жилецъ усталый

Вторник, 20 Сентября 2005 г. 10:13 + в цитатник

via platonicus


Пушкинъ-4,5
4.Завидую тебѣ, питомецъ моря смѣлый…
Стихотвореніе обращено къ лицейскому товарищу Пушкина - Ѳ. Матюшкину, избравшему карьеру флотскаго офицера (онъ впослѣдствіи дослужился до адмирала).
Первая половина стихотворенія ведетъ тему "ты" (обращеніе, ст.1-2; твоя тяга къ морю, ст.3-5), вторая движется отъ "мы" (ст.6-8) къ "я" (ст.9-10).
Посѣдѣлый - гипербола (отъ "старый морякъ" въ смыслѣ "опытный").
Земли жилецъ усталый = "уставшій жить на сушѣ".

5.Надеждой сладостной младенчески дыша…
Черновой набросокъ.
Въ основѣ стихотворенія - парадоксъ: надежда на безсмертіе - прекрасна, но если ее принять, здѣшняя жизнь теряетъ цѣну; земная жизнь печальна и безобразна, но если рѣшить, что она - единственная, то она становится милой.
По поводу этого парадокса у Пушкина ср.: "Для "язычника"... послѣ смерти - ничего... Это рождаетъ искусство. Этотъ взглядъ, еще не потерянный въ потустороннихъ пространствахъ, еще не пораженный дальнозоркостью, не можетъ не видѣть въ нашемъ мірѣ, съ любовью и отчетливостью, всѣхъ тѣхъ мелочей, которыхъ "не пойметъ и не замѣтитъ" бѣглый взглядъ новаго художника... Разъ душа послѣ этой жизни ... будетъ въ чемъ-то растворяться, мучиться и блаженствовать... - то самый "масштабъ" этого чувства не по силамъ человѣку. Не хватаетъ дыханія. Но нельзя ужъ и отказаться отъ него, и все кажется пустымъ и суетнымъ... Пушкинъ по духу поэтъ не новоевропейскiй. ... Какими судьбами случилось то, что грекъ родился въ далекой, хмурой и убогой Россіи - невѣдомо, но самое явленіе несомнѣнно". (Г.Адамовичъ, "Литературныя бесѣды", СПб, 1998: т. I, с. 48-49, т. II, с. 209-210).
Тема разувѣренія разрушаетъ плавность александрійскаго стиха. Риторически вывѣренное теченіе рѣчи по его полустишіямъ прерывается отбивкой посреди дистиха, за которымъ слѣдуетъ вереница отрывистыхъ восклицаній. Въ концовкѣ теологическій парадоксъ заостренъ въ эмоціональный оксюморонъ: "на жизнь гляжу печаленъ", но "долго жить хочу".
Предразсужденіе - Предразсудокъ какъ Абсолютное зло - общее мѣсто идеологіи Просвѣщенія (изъ которой пушкинское разувѣреніе и исходитъ).
Ничтожество - небытіе.


факт

Понедельник, 19 Сентября 2005 г. 10:09 + в цитатник

не все кто читают меня, читают Карла Маркса.


зато меня читает порождение больного мозга Хасана Аль-Сабаха - монструозное создание, сиречь бафометного вида козел Фрэнк
















Козел Фрэнк о твоем ЖуЖу (albanian edition)
Имя / Username .

Почитав, Фрэнк сказал:
Эта пять! Жжошь сцуко!
Проверенных: 47252
















Козел Фрэнк о твоем ЛаЖу (ismaelite edition)
Имя / Username .

Почитав, Фрэнк сказал:
Прекольный юзерпик!
Проверенных: 47263


Без заголовка

Пятница, 16 Сентября 2005 г. 10:48 + в цитатник

Мир жизни это сфера непосредственных самоочевидностей.(Эдмунд Гуссерль)


См. некоторые самоочевидности


IL.1.1   μῆνιν ἄειδε θεὰ [1Πηληϊάδεω Ἀχιλῆος1]
IL.1.1   SING, goddess, the anger of Peleus' son Achilleus


IL.1.2   οὐλομένην, μυρί' Ἀχαιοῖς [2ἄλγε' [3ἔθηκε,2]
IL.1.2   and its devastation, which put pains thousandfold upon the Achaians,


IL.1.3   πολλὰς δ'3] ἰφθίμους ψυχὰς [4Ἄϊδι προΐαψεν4]
IL.1.3   hurled in their multitudes to the house of Hades strong souls


IL.1.4   ἡρώων, αὐτοὺς δὲ ἑλώρια τεῦχε κύνεσσιν
IL.1.4   of heroes, but gave their bodies to be the delicate feasting


IL.1.5   οἰωνοῖσί τε [5πᾶσι, [6[7Διὸς5] δ' ἐτελείετο7] βουλή,6]
IL.1.5   of dogs, of all birds, and the will of Zeus was accomplished


IL.1.6   ἐξ οὗ δὴ τὰ πρῶτα διαστήτην ἐρίσαντε
IL.1.6   since that time when first there stood in division of conflict


IL.1.7   Ἀτρεΐδης τε [8ἄναξ ἀνδρῶν8] [9καὶ [10δῖος Ἀχιλλεύς.9]10]
IL.1.7   Atreus' son the lord of men and brilliant Achilleus.



Поиск сообщений в МощьХаоса
Страницы: 10 [9] 8 7 ..
.. 1 Календарь