-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в МощьХаоса

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

жужане

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) visual_garbage

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 18.02.2004
Записей: 193
Комментариев: 919
Написано: 3164


ого

Пятница, 20 Мая 2005 г. 17:59 + в цитатник

этакая смесь киберпанка и эзотерики


http://rosd.org.ru/Ro/SD_Femina_Ferrae.html


урок пунктуации

Пятница, 20 Мая 2005 г. 16:04 + в цитатник

расставьте знаки пунктуации согласно "Словарю пунктуации великоросского янзыка" Отжжигова 


"придется вместо отдыха на диване корячиться неизвестно где."


готичнo!

Пятница, 20 Мая 2005 г. 10:39 + в цитатник

В сентябре 1944 г. пошел в школу. Был слишком стеснительным, робким, застенчивым, был объектом насмешек и не мог защищаться. Учителя удивлялись моей беспомощности: если у меня не было ручки или чернил, я сидел и плакал. Из-за врожденной близорукости я плохо видел написанное на доске и боялся спросить. Очков тогда вообще не было, к тому же я боялся клички Очкарик, стал их носить только в 30 лет, когда женился... Слезы обиды душили меня всю жизнь. ...Старался учиться хорошо. В 1952 г., в девятом классе, являлся редактором школьной газеты, агитатором, политинформатором, членом школьного комитета комсомола. ...Я видел, как играли мои сверстники. Ребята щупали девушек. Но я мечтал о высокой любви, как в кино и книгах. Если ко мне подсаживалась девушка, я стеснялся, не знал, как вести себя, робел, дрожал, старался подняться и уйти со скамейки... Я видел один выход: проявить себя в науках, в труде и ждать высокой любви”.


еще немного из "Робинзона Крузо".

Среда, 18 Мая 2005 г. 14:08 + в цитатник

Турнье жжот!!!


"Прошло около года, прежде чем Робинзон заметил перемены в растительности розовой ложбины, привнесенные его любовью к ней. Сперва он даже не обратил внимания на исчезновение трав и злаков в тех местах, куда он изливал семя. Но потом его интерес привлекло новое растение — такого он ранее не видел нигде на острове. Широкие зубчатые листья располагались плотным пучком на очень коротком стебле почти у самой земли; меж ними распускались красивые белые цветы с копьевидными лепестками и пряным ароматом, они давали огромные коричневые ягоды, почти целиком выступавшие из своих чашечек.
       Робинзон с любопытством осмотрел эти растения и занялся другими делами, но однажды ему пришло на ум, что они регулярно появляются именно в тех местах, куда попадает его семя, и прорастают через несколько недель. С той поры мысли его постоянно обращались к этой загадке. Он оросил семенем землю возле пещеры. Тщетно. По всей видимости, только розовая ложбина способствовала появлению невиданных растений. Их необычность мешала Робинзону сорвать хоть один лист, рассечь стебель или попробовать ягоду, как он, несомненно, поступил бы при иных обстоятельствах. Он уже совсем было решился оставить бесплодные раздумья, как вдруг один стих из Песни песней, читанный им прежде тысячу раз, принес ему разгадку тайны. «Мандрагоры уже пустили благовоние», — пела юная возлюбленная. Возможно ли?! Неужто Сперанца исполнила библейское предсказание?! Робинзону приходилось слышать рассказы о чудесных свойствах этого растения семейства пасленовых, появляющегося у подножия виселиц — там, где казненные изливали последние капли своего семени, — и, следовательно, рождающегося от союза человека и земли. Он тотчас же ринулся в розовую ложбину, опустился на колени перед одним из кустиков и, разрыхлив руками землю, бережно обнажил корешок. Да, истинно так: его любовное слияние со Сперанцею не осталось бесплодным — белый, мясистый, причудливо изогнутый корешок поразительно напоминал по форме тельце маленькой девочки. Робинзон трепетал от умиленного волнения, вновь прикрывая корешок землей и сгребая песок вокруг стебля, как кутают одеяльцем ребенка в колыбели. Закончив, он удалился на цыпочках, стараясь не раздавить соседние мандрагоры.
       Отныне, с благословения Библии, Робинзон сочетался со Сперанцею еще более глубокой и крепкой связью. Сперанца обрела для него человеческий облик, и теперь он мог называть ее своею супругой с еще более полным правом, нежели права Губернатора и властелина острова. Он, конечно, понимал, что этот тесный союз означает для него следующий шаг к забвению собственной человеческой сути, но во всей полноте уразумел это лишь в то утро, когда, проснувшись, обнаружил удивительное явление: его борода, отросшая за ночь, пустила корни в земле."



"...То же происходит и с желанием. Желание — бурный поток, который природа и общество заточили в тесные берега, в желоб, ведущий к вечной мельнице, к неоста-новимой машине, дабы подчинить вожделение цели, от которой ему, в силу собственных свойств, нет исцеления, — а именно к продолжению рода.


       Я лишен своего желоба, своей мельницы, своей машины. За те годы, что рушились во мне все социальные устои, исчезали и те мифы и убеждения, которые позволяют желанию обрести плоть в двойном смысле этого слова, то есть и самому принять определенную форму, и излиться на женскую плоть. Так вот: мало сказать, что желание мое больше не направлено на продолжение рода. Оно даже не знает на кого ему обратиться! Довольно долго память моя еще питалась воспоминаниями, позволяющими тешить воображение призраками сколь желанными, столь же и бесплотными. Нынче с этим покончено. Память моя иссякла, высохла, как пустой стручок. Я произношу: женщина, груди, ноги, ляжки, распахнутые навстречу моему желанию. И — ничего. Магия этих слов умерла для меня. Это просто звуки, flatus vocis [82]. Но означает ли сей факт, что желание мое также умерло, не найдя себе объекта? Да нет, никоим образом! Я постоянно ощущаю этот бьющий внутри меня фонтан жизни, только вот он пропадает втуне. Вместо того, чтобы послушно направить свою энергию в постель, заранее приготовленную обществом, он брызжет во все стороны, он взмывает к звездам, словно ощупью отыскивая тот единственно верный путь, на котором он сконцентрируется и устремит свою силу к избранному объекту."


 


"


Вот почему Робинзон со страстным интересом наблюдал брачные нравы окружающих его животных. От коз и стервятников — да и от прочих млекопитающих и птиц — его с самого начала отвращало зрелище их любовных слияний, являвших, как он считал, мерзкую карикатуру на человеческие отношения. Но зато как интересно было наблюдать за насекомыми! Он знал, что некоторые из них, привлеченные сладким запахом цветочного нектара, забираются в мужские цветы и невольно переносят на своем теле их пыльцу на пестики женских, тем самым оплодотворяя их. Совершенство этого способа оплодотворения, за которым Робинзон следил, разглядывая в лупу Aristoloche syphon [83], преисполнило его истинным восторгом. Едва лишь насекомое углубляется в этот прелестный сердцевидный цветок, как венчик, словно по сигналу, смыкается над ним, и вот оно на мгновение оказывается пленником самой пьянящей, самой женственной из темниц. Крошечное мохнатое существо яростно рвется наружу и, ворочаясь в цветке, все облепляется пыльцой. Тут же, по новой неслышной команде, лепестки раздвигаются и выпускают его на свободу; припудренный шмель взмывает в воздух, чтобы спустя миг угодить в другой, столь же ароматный плен, бессознательно и прилежно верша свою службу цветочных любовей.


       Это осеменение на расстоянии — уловка двух растений-супругов, безжалостно разлученных природою, — выглядело, по мнению Робинзона, весьма волнующим и утонченным; временами ему грезилась какая-нибудь фантастическая птица, что, приняв семя Губернатора Сперанцы, долетела бы до Йорка и там оплодотворила его сирую жену. Но, поразмыслив, он пришел к выводу, что эта последняя, столь давно не получая от него никаких известий, наверняка уже сочла себя вдовой, а может быть, даже устала горевать и вторично вышла замуж.


       И грезы его приняли иное направление. Он заинтересовался маневрами шмеля-наездника, который упорно кружил над определенным видом орхидеи — Ophrys bombyliflora, не проявляя при том ни малейшего намерения проникнуть в нее, чтобы собрать нектар. Робинзон провел над орхидеей долгие часы с лупой в руке, пытаясь разгадать секрет поведения насекомого. Для начала он обнаружил, что цветок своим


строением удивительно напоминал брюшко самки шмеля, а сердцевина в точности воспроизводила форму ее полового отверстия и вдобавок источала специфический дразнящий запах — он-то, вероятно, и притягивал влюбленного, который не совращал, но обольщал цветок и лишь потом вершил любовное действо, привычное для его собственного вида. Шмель приступался к орхидее в такой позиции, чтобы пыльца из двух семенных коробочек прилипла к его надглазью, снабженному также двумя клейкими бугорками, после чего, вполне ублаготворенный любовью и увенчанный парой пыльцевых рожков, продолжал сновать от мужского цветка к женскому, обеспечивая их будущее и при том воображая, будто трудится на благо собственного потомства. Подобный шедевр хитроумия и находчивости заставлял сильно усомниться в серьезности намерений Создателя. И в самом деле: кто же задумал природу именно такою — бесконечно мудрый и величественный Создатель или причудливо-капризный Демиург, которого Лукавый подзуживал к самым безумным комбинациям? Окончательно позабыв о благопристойности, Робинзон вообразил, будто и некоторые деревья на острове смогут использовать его — как орхидеи используют шмеля — для переноса своей пыльцы. И тотчас же его воображение заработало вовсю: ветви деревьев приняли женские формы, их сладострастно изогнутые тела, казалось, готовы были принять человека в свои объятия..."


 


"


Робинзон уснул. Когда он вновь открыл глаза и перевернулся на спину, солнце уже садилось. Ветерок пронесся над травами, шепнув им что-то утешительное. Три сосны, ласково склоняясь друг к дружке, сплетали и расплетали свои ветви. Робинзон почувствовал, как его облегченная душа взмыла вверх, к тяжелой армаде облаков, с величественной неспешностью проплывавших по небосклону. Необъятный покой снизошел на него. И в этот миг его вдруг коснулось предвестие грядущей перемены: нечто новое — в атмосфере ли, в дыхании ли растений и скал — говорило о ней. Робинзон очутился на другом острове, на том, что лишь однажды промелькнул перед его взором и с тех пор таился неведомо где. Он как никогда ясно ощутил, что лежит не на острове, а на теле кого-то, имеющего форму острова. Ни разу еще он так живо не чувствовал этого — даже когда бродил босиком по прибрежному песку, такому теплому и мягкому. Почти осязаемая плотская близость острова согревала, волновала его. Эта земля, принявшая человека в свои объятия, была нагой. И тогда Робинзон тоже обнажился. Раскинув руки, конвульсивно содрогаясь, он страстно обнимал это огромное каменное тело, обожженное жарким солнцем, источающее пряный аромат в посвежевшем вечернем воздухе. Зарывшись лицом в траву до самых корней, он вбирал жадным ртом теплое дыхание перегноя. И земля откликнулась на зов человека, она дохнула ему в лицо острыми запахами прелых трав и нарождающихся ростков. О, как тесно и как мудро сплелись на этой примитивной стадии жизнь и смерть! Детородный орган взрыл почву, как лемех, и, движимый пронзительной жалостью ко всему живому, излил в нее семя. Странный посев, посев по образу и подобию великого отшельника Тихого океана! Ныне покоится здесь, в ничтожестве, тот, кто познал землю, и чудится ему, жалкому лягушонку, боязливо прильнувшему к оболочке земного шара, будто он вращается вместе с ним в головокружительных безднах космоса... Наконец Робинзон, слегка оглушенный, поднялся на ноги, и ветер овеял его, а три сосны дружно и приветливо залепетали слова утешения, к которым присоединился отдаленный веселый ропот тропического леса, буйной зеленой стеной окаймлявшего горизонт.


       Робинзон стоял в мягкой впадине луга, изрезанного мелкими овражками; и пригорки, и рытвины поросли травой розоватого цвета и цилиндрического — точно у волос — сечения. «Ложбинка, — прошептал он, — розовая ложбинка...» Это слово — ложбинка — вызывало в его памяти другое, близкое по звучанию; оно обогащало то, первое, целым сонмом новых значений, только вот он никак не мог вспомнить его. Тщетны были попытки вырвать это слово из забытья, которое упорно не отпускало его. Ложбинка... ложбинка... И вдруг он увидел женскую спину, чуть пухловатую, но с величественной осанкой. Выступы лопаток мягко вздымали гладкую кожу. Ниже этих красивых выпуклостей тело сужалось, переходя в тонкую, изящную, четко очерченную талию с продольной ложбинкой, покрытой светлым пушком, расходящимся по линиям мускулов. БЛОНДИНКА! Это звонкое слово внезапным колокольным гулом отдалось у Робинзона в голове, и он вспомнил, явственно вспомнил, как его пальцы некогда и впрямь поглаживали бледные волоски, расслабившись в этой узкой мягкой впадинке, где таится до поры энергия любовного спазма и источник отдохновения, где находится точка приятных ощущений у зверей и центр тяжести у человеческого существа. Блондинка... Робинзон возвращался к себе в Резиденцию, и в ушах его набатным звоном гудело это давно забытое слово."


 


 


Мишель Турнье "Пятница или Тихоокеанский лимб"

Вторник, 17 Мая 2005 г. 19:01 + в цитатник

всем поколоникам шизонелинейного мышления рекомендую к прочтению книги Мишеля Турнье (читается примерно так же как "Робинзон Крузо" написанный рукой Льва Толстого в сорокопелевинском переложении).         


"Дневник. Андоар — это был я. Старый самец, одинокий и гордый, со своей бородою патриарха и шерстью, воняющей блудом; горный фавн, упрямо впечатавший в камень все свои четыре тонких и крепких ноги, — это был я. Пятница проникся к нему необъяснимой симпатией, и между ними завязалась жестокая игра. «Я заставить Андоар летать и петь», — с таинственным видом твердил арауканец. Но каким только испытаниям не подверг он голову старого козла, дабы превратить ее в инструмент ветра!
       Эолова арфа. Живущий исключительно настоящим моментом, категорически отвергающий терпеливый, последовательный труд, Пятница с безошибочной интуицией нашел единственный музыкальный инструмент, который идеально отвечал его природе. Ибо эолова арфа — не просто инструмент стихий, заставляющий петь все ветры разом. Это еще и единственный инструмент, чья музыка, вместо того чтобы распространяться во времени, вся, целиком вписывается в один миг. Можно сколько угодно увеличивать число струн и настраивать их на те или иные ноты — все равно музыка ее будет мгновенной симфонией, которая прозвучит одновременно, от первой до последней ноты, стоит лишь ветру коснуться инструмента.
...........................................................
        Дневник. Я гляжу, как он со смехом убегает от захлестывающих его волн, и мне приходит на ум одно позабытое слово: пленительность. Пленительность Пятницы. Не могу точно объяснить все оттенки этого довольно изысканного существительного, но именно оно упорно приходит на ум, когда я вижу атласную упругую кожу Пятницы, его танцующие, чуть замедленные морским прибоем движения, отмеченные естественной, беззаботной грацией.
       И это лишь одна нить из запутанного клубка понятий, относящихся к Пятнице, над разгадкой которых я бьюсь в последнее время. Вторая нить — этимология самого слова «пятница» — Vendredi, что означает «день Венеры». Добавлю, что для христиан пятница — еще и день смерти Христа. Рождение Венеры, смерть Христа... Невольно чувствую в этом совпадении — вполне вероятно, случайном — важный смысл, пока для меня непостижимый и пугающий того набожного пуританина, какой жил во мне когда-то.
       Третью нить дало мне воспоминание о последних человеческих словах, услышанных за миг до крушения «Виргинии». Слова эти, в некотором роде духовное напутствие перед тем, как человечество отдало меня на волю стихий, должны были бы огненными буквами запечатлеться в моей памяти. Увы, от них остались лишь невнятные, жалкие обрывки! Я выслушивал, как помнится, предсказания, которые капитан Питер ван Дейсел читал — или притворялся, будто читает, — по картам. Так вот, имя Венеры несколько раз прозвучало в его речах, столь шокирующих молодого человека моего склада. Не объявил ли он, что, сделавшись отшельником в пещере, я буду изгнан оттуда с приходом Венеры? И не предсказал ли, что существо, вышедшее из волн морских, превратится в лучника, посылающего свои стрелы к солнцу? Но это еще не самое главное. Я смутно припоминаю карту с двумя детьми-близнецами, невинными, держащимися за руки перед стеною — символом Солнечного города. Ван Дейсел объяснил этот образ кольцеобразной сексуальностью, замкнутой на самое себя, и упомянул о змее, кусающей собственный хвост.
       Но если говорить о моей сексуальности, я твердо уверен в том, что Пятница ни разу не возбудил во мне противоестественных желаний. Во-первых, он появился слишком поздно: сексуальность моя уже стала первозданной и обращена была к Сперанце. А главное, Венера вышла из волн и ступила на мои берега не для того, чтобы соблазнить меня, но для того, чтобы силой обратить к отцу своему, Урану [123]. Ее целью было не вернуть меня к любви человеческой, но, оставив в первозданном состоянии, привлечь к иной стихии природы. И ныне цель эта достигнута. В моих любовных отношениях со Сперанцей было еще слишком много человеческого. Иначе говоря, я оплодотворял эту землю, как оплодотворял бы супругу. Пятница же произвел во мне коренной переворот. Та жгучая судорога сладострастия, что пронизывает чресла любовника, превратилась для меня нынче в сладостный, пьянящий душу восторг, коим упиваюсь я все то время, что Бог-Солнце омывает мое тело своими лучами. Это не потеря семенной субстанции, ввергающая животное в печаль post coitum [124], — совсем напротив. Любострастие под эгидой Урана дарует жизненную энергию, которая вдохновляет меня весь день и целую ночь. Если задаться целью выразить человеческим языком суть этого солнечного соития, то вернее всего было бы назвать меня супругою неба. Но сей антропоморфизм противоречил бы самому себе. На самом деле мы с Пятницей достигли той высшей стадии, где различие полов утратило свое значение: Пятницу можно уподобить Венере, тогда как я, выражаясь человеческим языком, готов к оплодотворению Высшим Светилом."


"    Остров, простиравшийся у них под ногами, наполовину тонул в тумане, но на востоке в сером небе уже начинала разгораться заря. Ялик и пирога покачивались в поднимающихся волнах прилива. На севере крохотная белая точка стремительно летела к горизонту.
       Робинзон простер руку, указывая на нее.
       — Гляди хорошенько, — сказал он. — Тебе, может быть, никогда больше не суждено увидеть это: корабль в водах Сперанцы.
       Мало-помалу точка исчезала из виду. И наконец морская даль поглотила ее. Вот в этот-то миг солнце и выпустило первые свои золотые стрелы. Застрекотала цикада. Чайка описала круг в небе и камнем упала вниз на зеркало воды. Разбив его и тут же вынырнув на поверхность, она широкими взмахами крыльев подняла себя в воздух; серебристая рыбка трепыхалась у нее в клюве. В одно мгновение небо сделалось лазурным. Цветы, клонившие к западу плотно сомкнутые венчики, разом широко распахнулись и обратили лепестки навстречу солнцу. Дружный хор птиц и насекомых огласил тишину. Робинзон совсем забыл о мальчике. Выпрямившись во весь рост, он с почти болезненной радостью предавался солнечному экстазу. Сияние солнца очищало тело и душу от смертоносной скверны вчерашнего дня и ночи. Огненный меч рассекал грудь, пронизывал все его существо. Сперанца сбрасывала с себя пелену тумана — чистая, нетронутая, девственная. Да и могло ли быть иначе? Ведь эта долгая мука, этот мрачный кошмар никогда не существовали в действительности. Вечность, вновь завладевшая Робинзоном, стерла из его памяти тот пагубный и ничтожный отрезок времени. Неодолимый восторг наполнил душу, насытил ее до предела. Грудь выпятилась, как бронзовый щит. Ноги попирали утес, словно две массивные несокрушимые колонны. Ослепительный свет облек тело броней неуязвимой молодости, охватил лицо непроницаемой медной маской, на которой алмазами сверкали глаза. И наконец Бог-Светило разметал по небосклону всю свою огненную гриву под всплески медных кимвалов [141] и ликующие вопли труб. Золотистые отсветы легли на волосы мальчика.
       — Как зовут тебя? — спросил Робинзон.
       — Яан Нельяпаев. Я родился в Эстонии, — пояснил тот, словно извиняясь за свое трудное имя.
       — Отныне, — сказал ему Робинзон, — ты будешь зваться Четверг. Это день Юпитера, бога Неба. А еще это детский выходной [142]."
...........................................................

Вложение: 2900477.txt


о денотатах и рождении писдъюка из античной трагедии

Вторник, 17 Мая 2005 г. 15:31 + в цитатник

.... Я приведу еще один пример, тоже классический. Есть предложение: "Джорж Буш - это американский президент", и второе предложение: "Peace duke *(читается писдъюк, сигнифицирует князь мира) не является нынешним американским президентом". По законам логики одно из этих предложений обязательно должно быть истинным, а другое ложным, поскольку Буш и теперешний американский президент - это одно и то же лицо. Но если перевести эти предложения в косвенный контекст, то здесь появится некто x, который считает, что Буш является американским президентом, а пиздюк - нет. То есть эти маленькие сегментики, придаточные предложения, могут являться одновременно истинными. Он просто не знает, что  и пиздъюк и Буш- это одно и то же, но парадокс состоит в том, что не знать чего-то можно только тогда, когда язык предоставляет такую возможность. И вот как раз эта возможность референтно непрозрачного контекста, возможность два имени одного и того же предмета принимать за два разных предмета и ведет в конечном счете к возникновению контоминации.



Русский лес

Четверг, 12 Мая 2005 г. 17:51 + в цитатник

О русскiй лѣс! Какъ  много в этом звуке для сердца русскаго слiлось, как много в нем отозвалось!


Русский лес - 1


Đóññêèé ëåñ - 2


Ğóññêèé ëåñ - 3 


Ğóññêèé ëåñ - 4


Ğóññêèé ëåñ - 5


никто не забыт, ничто не забыто

Четверг, 12 Мая 2005 г. 17:20 + в цитатник

концептуальная контаминация:


ПУХОВ (разворачивает газету) Ну, что, почитать?



Все кивают.


ПУХОВ (читает) "Особенности прерванного каданса в мажоре и миноре". Прерванный каданс в мажоре и миноре значительно различается по своему характеру звучания. В мажоре каданс звучит значительно мягче благодаря подмене мажорной тоники минорной медиантой. Если М помещается на сильной доле такта, то выявляется ее переменная тоническая функция и происходит как бы легкое, мимолетное отклонение в параллельную тональность, которое воспринимается как своеобразный модуляционно-функциональный оборот в данной тональности. При М на слабой доле такта ее тоникальность и модуляционность прерванного каданса нейтрализуется. При растяжении или повторении М укрепляется ее переменная тоническая функция и возникает более определенный, но все же мягкий модуляционный сап. В миноре дело обстоит иначе. Во-первых, здесь происходит более энергичная подмена минорной тоники мажорной медиантой. Во-вторых, М оказывается не тоникой, а субдоминантой параллельной тональности, что также придает кадансу больше энергии движения. В-третьих, между тональностями доминанты и медианты большая разница в ключевых костях, что делает данную последовательность более неожиданной, а вследствие этого и более липкой.


РУБИНШТЕЙН (с энтузиазмом) А вот это верно, братцы! Этих гадов надо, как вошей беременных - раз! раз! раз! Ебаных этих...


ВОЛОБУЕВ Жир накопим, тогда и все пойдет.


СОКОЛОВ Погоди, дай срок... а морозом... морозом не так вот...


ВОЛОБУЕВ Пойду поссу... или нет... плесни-ка еще...


ПУХОВ И мне.


РУБИНШТЕЙН Давай... (наливает им чай).


ПУХОВ Во... во!


ВОЛОБУЕВ Чай пить - не дрова рубить...


ДЕНИСОВ Эй, старшой, дай махорочки.


СОКОЛОВ Возьми в вещмешке.



Денисов лезет в вещмешок.


ВОЛОБУЕВ А вы тогда зря это... зря хуево говорили о бабах. Бабы - это ведь то, что радует.


СОКОЛОВ Ну... правильно... только бабы иногда и по-плохому как-то.


ВОЛОБУЕВ Что по-плохому?


СОКОЛОВ Ну, херово, не в жилу... разная хуйня попрет и все.


ВОЛОБУЕВ Ну, хуйня - не хуйня, а что ж. Бабы знаешь как...


РУБИНШТЕЙН А я вот еще не ебался.


ВОЛОБУЕВ Во, бля! Ну, молодец.


СОКОЛОВ Все впереди, Зяма.


РУБИНШТЕЙН Главное - по любви надо. А то просто только ебари. А я не ебарь.


СОКОЛОВ Я тоже не ебарь.


ВОЛОБУЕВ А я - ебарь.


ДЕНИСОВ Ну, какая разница... (закуривает) Надо главное - жить широко.


РУБИНШТЕЙН Да. Это верно. Были бы... не было б войны вот.


СОКОЛОВ Война не навсегда. Немцы нами поперхнутся, как жиром. Как жир в горле встанет и пиздец. И чаем уж не запить!



Все смеются.


диалог

Пятница, 06 Мая 2005 г. 10:02 + в цитатник
В колонках играет - Michael Jackson-A Very Rare Project-The Unholy Screams of Sodomizied Children.mp3

А: Ваше имя и фамилия?


B: Лимон


A: Что-что?


B: Лимон. Выжатый Лимон


бальзам для души

Вторник, 03 Мая 2005 г. 13:38 + в цитатник

С 27 марта по воскресеньям в 20.15 на канале "3+" демонстрируется новое реалити-шоу "Бунтарка-помещица".

15 участников под руководством помещицы Салтычихи посетят имение Теплый Стан, где их будут ждать нечеловеческие истязания. Выигрыш в этом реалити-шоу — беспрецедентен! Победитель получит наследственный дворянский титул, а также все движимое и недвижимое имущество Дарьи Николаевны Салтыковы.


Владения Салтыковой создают материальную базу услуг и развлечений: от BSDM,  female dominatrix и strapon до bondage, brutal rape и violence. 


Но Салтычиха знаменита и своими экстремальными увлечениями. В XVIII веке зверски убила около сотни своих крепостных. Серийные убийцы женского пола - явление уникальное. Возможно, именно из-за этого императрица Екатерина II постановила впредь именовать "сие чудовище мущиною".


Удастся ли Салтычихе найти хорошего преемника на своем посту?Кто из них окажется достойным? Канал 3+ приглашает отправиться в это грандиозное путешествие в страну невообразимых мучений, чтобы узнать, кто же станет наследником хорошего человека?


"Бунтарка-помещица" — первое реалити-шоу американского производства на канале "3+". Реалити-шоу уже давно идут на канале и пользуются большим успехом у зрителей.


"I am searching, - quite simply - for the best! " - Darya Nikolaevna Saltykova



лубовная проза и поэзия быта

Понедельник, 18 Апреля 2005 г. 10:16 + в цитатник

Встретив в лице комментаторов предыдущего поста скрытое недоумение, решил произвести в Systran двойной перевод с китайского на английский и затем с англицкого на русский. Как всегда в результате потери информации в ходе перевода, получился пвсевдо-сорокинский текст на пиджине.


Всем читать до конца! 


ДРЕВНЕКИТАЙСКАЯ повесть о любви братца Батокса и сестрицы Семинальной Жидкости

на ночь глядя читаю китайские женские любовные романы:)

Пятница, 08 Апреля 2005 г. 16:15 + в цитатник
「没错!一定要!」我一边回答,一边把她的阴唇拨开,把我的舌头伸进她体内深处,我 到吉姆精液的味道,於是我开始兴奋。

爱琳开始说道:「我是在四个月之前认识吉姆的,有一次我去买东西碰到了他,他请我喝酒,他告诉我他已经结婚了,他的老婆和他的邻居发生婚外情,他承认他来找我是为了报复,但是他不知道该怎麽做,此时我已经被这个男人所吸引了,我告诉他,我会支持他,他自我是不是认真的,我再一次向他保证,接着他问我我们可以去哪里?我要他跟我走,於是我们来到这里,做了一个小时的爱。」

「他的床上功夫很棒?」我问道

「他是最棒的,」爱琳继续道:「从那时开始,吉姆每个礼拜会来两叁次,今天早上他打电话说要过来。」

「他什麽时候到的?」我问道

「十点的时候吧,他要我在他来之前准备好。」

「你有特地准备吗?」

「有!他到得很快,而且他一来我们就性交。」

「你有吃他的精液吗?」我问道

「你知道我不会吐出来的,是的,我吃了,没有办法,他射了很多而且又浓,有些精液还射到我的脸上和下巴,他还用手指把我脸上的精液刮乾净放进我的口中。」

「他十点到,七点离开,中间还发生了什麽事?」

「当他射精之後,我还一直玩着他的肉棒,我一直亲它吸它,直到它又再次硬得可以干我,接着我们又性交,然後我又再一次把他吸硬,再性交了几次,後来我们都累得睡着了,一直睡到五点,直到吉姆像你现在一样舔我的下体时,我才又醒来。」

「他舔得如何?」我问道

「没有你好,他没有像你这样舔我的核蒂,他虽然也舔我,但是没有你舔得这麽好。」

「你一定又和他搞了一次,因为这个床还是湿的。」

「是的,原先我们只是互相口交,他原本都一直是射精在我嘴里,但是这一次我要他射在我的阴户中,我吸他的阴茎舔他的睾丸,当我快舔到他的屁眼时,他显得相当喜欢的样子。」

「当他舔你的时候,你有高潮吗?」

「当时没有,他舔我的时候,我很少有高潮,但是我曾经被他舔得来过两次高潮。」

「然後呢?」

吉姆让我趴下,从後面干我,他喜欢这样,因为他说这个姿势可以插得比较深。」

「他这样射精之後呢?」

「不!还没,後来我们换了姿势,我坐在他身上,上下移动我的臀部,後来又换成他在我上面,用力地干我,在他插入的时候,我可以感觉到他的睾丸碰到我的屁股,当我高潮时,我也感觉到他射精了,当你来的时候,我似乎还感觉到他的精液顺着我的大腿流下来,你 到他精液了吗?」

「不,没有,」我回答:「我想我已经把你舔乾净了。」

「我要吃你的肉棒。」爱琳说道

我躺了下来,爱琳伏在我的两腿之间,我们看着彼此,她缓缓地把我的阴茎含入口中,我原本一直都是在爱琳的口中射精,今天我告诉她,我要在她的嘴前射精,我要看到我射进她嘴里的样子。

当我要射精时,爱琳在我的龟头前张开嘴,我看着我的龟头喷出一股白色浓浓的液体射进她的口中,只有几滴喷在她得口外,爱琳把我的阴户含进口中,用尽全力把我的阴茎吸乾

комментарии

Среда, 06 Апреля 2005 г. 15:22 + в цитатник

[info]shamansky


Комментарии известных личностей к креативу А.С. Пушкина "Евгений Онегин".

Наталья Пушкина:
Первая нах! Ща почетайу...

Наталья Пушкина:
Затронуло до глубины души. Сашенька, обязательно пешы ещщо!

Лермонтов:
Пушкен жжот!

Дантес:
кг/ам Афтар, убей себя!

Кюхельбекер:
Жжошь, Санёк! Взаправду жжошь!

Turgenev:
Ya seichas v Baden-badene, poetomu pishu translitom. Kreativ ponravilsya. Peshi escho!

Гоголь:
Афтар - аццкий сотона! Крео пиздат.

Чехов:
Местами прошибало слезу, местами смеялсо, и все чиновники поглядывали на меня с явным недовольством. Думал уволят нахуй.

Л.Н. Толстой:
Прекольно, но мало...

Салтыков-Щедрин:
Неплохо, правда сказки у афтора намного лучше получаюца, да и повеселее.

Достоевский:
Щедрин, не песди! Ты со своими сказками совсем ёбнулся. Афтар реально отжог, просто это абсолютно другой жанр.


Булгаков:


Ахуеть, я плакалЪ....


Есенин:
Про распиздяя. Понравелось...


Горький:


Миня улыбнуло!

В.И. Ленин:
Толстой всё сказал

Набоков:
Не раскрыта тема ебли!

Бунин:
Согласен с Набоковым

Маяковский:
Жму руку, товарищ! Как говорят буржуи: "Респект!"

Чуковский:
Неасилил

Людмила Гурченко:
Ничо так, гламурненько!

Юрий Куклачёв:
У ката уши дленнее беспесды

Н.С. Хрущев:
Бля, да ты охуел столько песать! Чуть глаза не сломал!

Н.С. Хрущев:
Сцуко, предыдущий камент не туда запостил. Это было к "Войне и миру" Толстого. гыыыы... А у Пушкина ничо так, жызненно...


В.Жириновский:


Зачот, одназначно!



В.В. Путин:
Буду краток (с) готичьно!


заметки на краях жж

Среда, 06 Апреля 2005 г. 13:52 + в цитатник
На мой взгляд, этот отрывок из работы А.Кроекера,удачно иллюстрирует концепцию разрыва связи внутри соссюровской диады означаемое-означающее. В плоскости телесного дискурса, линия разрыва проходит по оси соотношения органов тела к концептуальному представлении о теле как о целостной анатомической системе. Кроекер выворачивает известную делезовскую модель "тела-без-органов" наизнанку, в результате чего появляется конструкт - органы без тела -которые участвуют в хаотическом броуновском движении материи, ре-комбинируясь в случайные сочетания означаемых без означающего. ОРГАНЫ ЖИВУТ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНЬЮ, будучи органами без тела, автономно кочуют между континентами. В приведенном отрывке описывается дигитальный язык (с неизбежной путаницей понятий lingua и lingus)


2



Сцены



рекомбинируемого тела



Болтающийся Язык



Какова дальнейшая судьба инвиртуального бытования языке? Это уже не тот старый добрый



чувственный язычок, притаившийся в полости рта, это-



новый улучшенный дигитальный язык. Номадический язык, готовый в скором времени покинуть



темную полость ротовых секретов, чтобы наконец представть в дневном свете.



Подобно Spasm, новой компьютерной программе артикуляции языка тела



для NEXT, в которой дигитальный язык экстерриоризирован из своего эволюционного локуса



в анатомии тела, язык ампутируется



изо рта. В нашем случае, язычок мог бы щекотать ротовое небо со всеми сопровождающими носовыми звуками



, но потом



он эмигрирует из полости рта, путешествуя вниз по груди, касаясь



пальцев ног, игриво затрагивая либидиальный отросток говорящего пениса. Это не тот



сюрреалистический пенис, в котором объекты теряют свои исконные знаки-референты,



и кружаться в бесконечном знаковом калейдоскопе, это - есть означаемое языка



который потерял свою речевую функцию. Spasm - это сюрреализм,




прописанный в плоть.



С той лишь разницей, что дигитальный язык окончательно



ожил, позаимстовав звуки у различных телесных рефрентов.




23



Язык натыкается на грудь с приглушенным криком; он копирует



гиперреальный пенис на мутированые звуки секса без выделения половых секреций;



он становится звуком ладони, звуком колен, анальным звуком. Того языка



, что участвовал в процессе дыхания, движения губ и челюстей,уже нет, а есть только



дигитальный язык во вселенной флуактирующих губ, болтливых глаз,



кричащих волос, сопящих гениталий, ноющих ступней.



Дигитальный язык членит тело.Действуя в соответсии с



с логикой пространственных ассоциаций, он меняет звук в зависимости от своего



положения на поверхностях тела. Здесь, текст тела



слизывается и потребляется в пищу номадическим языком: в ход идет все




рука, вены, потроха, суставы. Забудьте о локализированом звуке - представьте себе



речевые спазмы насильственной диссоциации; это не контекстуализированный шум



но флуактирующий язык,который может ьыть бесконечно реконфигурирован



в зависимости от своего географического положения в симулякре



тела.
Дигитальный язык предназначен для номадического звука в эпоху



флуктуирущего тела. Но может быть, язык - это нечто иное.




Возможно, что Spasm отсылает не к дигитальному языку, но к



рекомбинируемому языку. Этот алгоритмическия язык явился в роли



генопотрошителя- полу-ген/полу-код: он маркирует собой точку



в котрой реконфигурированый язык смешивается с холодной плотью



рекмобинированого тела, и начинает говорить. Возможно Spasm имеет



более широкое антропологическое значение: эволюционный скачок



в тени компьютерной программы, которая начинает



материализовать звуки нашего тела. То что мы слышим



в Spasm, нечто иное, а именно, первые смутные звуки нас в роли



андроидов. Все это ведет не столько к видению будущего, сколько к



уже ностальгическому видению Телематической Историии, которую человечество



ужо прожило.



Спазм - это ностальгия по искажению.


рефлексии в туалете

Среда, 06 Апреля 2005 г. 13:51 + в цитатник


آن‌چه من از نوشتار تو (با وجود ايجاز و اختصار فراوان آن)‌ استنباط می‌کنم اين است که هم‌جنس گرايی يا هومواروتيسم را مؤلفه‌ای از مؤلفه‌های مدرنيته می‌شماری چنان که اسامی گروهی از بزرگان فلسفه معاصر را در تأييد مدعای ضمنی خود در نوشته‌ی خود آورده‌ای. به اعتقاد من،‌ ضرورتاً‌ ملازمتی ميان مدرن بودن و باور داشتن به هومواروتيسم وجود ندارد. نمی‌توان مدعی شد که چنين باوری از عناصر لازم و ضروری مدرن بودن است. در ماجرای مدرنيته،‌ يکی از مسايلی که چندان محل توجه بحث‌های تو قرار نمی‌گيرد، مسأله‌ی توسعه و نهادهای جامعه‌ی مدنی است. ارکان سازنده‌ی مدرنيته نهادهای جامعه‌ی مدنی، کثرت‌گرايی، توسعه‌يافتگی، تحصيل،‌ بهداشت و مؤلفه‌هايی از اين قبيل است که جای شرح آن‌ها اين‌جا نيست. اما عدم وجود باور به چنين ماجرايی مطلقاً خدشه‌ای به گوهر مدرنيته و مدرن بودن وارد نمی‌کند. همجنس‌گرايی چنان که خود نيز می‌دانی حکايتی نو نيست و شايد تاريخ‌اش به درازای عمر بشر باشد. درست است که روزگار مدرن ميزان تحمل و رواداری آدميان را در برابر اين پديده افزايش داده است. اما،‌ آشکار شدن و بر آفتاب نهادن گرايش جنسی[stepping out of the closet]، محصول انديشه‌ای مدرن نیست،‌ هر چند تحمل آن را شايد بتوان نتيجه تفکری نوين دانست. در درجه‌ی نخست، آن‌ها که خود همجنس‌گرا هستند، ضرورتاً مدرن نيستند چنان که افراد دگر‌جنس‌گرا هم لزوماً مدرن نمی‌توانند بود. يعنی عقلاً و منطقاً نمی‌توان شرطی لازم و کافی ميان اين گرايش و مدرن بودن بر قرار کرد. اگر جز اين باور داری، به روشنی و دقت سلسله‌ی استدلال‌های‌ات را ارايه کن تا شايد اگر من خطا می‌کنم از اشتباه بيرون بيايم.

من باور دارم که آن‌چه از ويتگنشتاين يا فوکو، چنان شخصيت‌ علمی و فلسفی‌ای پديده آورده است، گرايش جنسی آنان نبوده است. و يا بر عکس انديشمندی يا مدرن بودن آن‌ها باعث نشده است که گرايش جنسی خود را آشکار کنند و علناً از آن دفاع کنند. گرايش جنسی افراد ذوق شخصی آنان است که من نمی‌پسندم. به طريق اولی، عقايد و آرای يک فيلسوف را بر حسب گرايش جنسی‌اش نمی‌سنجم، مگر اين‌که موضوع مورد بحث پيوندی وثيق با موضوع داشته باشد. نوشتار کوتاه تو، تنها باعث پديد آمدن ابهام بيشتر و مغلق‌تر شدن ماجرا می‌شود. خوب است بدون هيچ‌ واهمه‌ای، به روشنی و دقت، استدلال‌های خود (يا ديگران) را در اين زمينه طرح کنی تا فضای بحث گشوده شود.

با مهر و دوستی

записки на краях жж

Среда, 06 Апреля 2005 г. 13:47 + в цитатник

В постмодернистской современности вопрос о "границах интерпретации", как назвал свою книгу (1990) Умберто Эко, имеет первостепенную актуальность. Эко описывает тенденцию, определяемую как патологический синдром "одержимости скрытым смыслом". Ныне этот синдром - эпидемическое явление. Так что и в этом отношении обсуждаемая книга - факт современный, может быть, даже со знаком "ультра". Здесь в ходу такие термины, как "подтекст" и чтение "на метафизическом уровне". Подтекст - под текстом и, значит, не дан непосредственно; чтобы его добыть, "раскопать" - как в показательном нашем примере, - нужна теоретическая или идеологическая презумпция, определенным образом направленная.



У герметических текстов отсутсвуют границы интерпретации, а следовательно отсутствует четко фиксированный смысл, так как они содержат в себе множество вложенных смыслов:  синкретизм значений— лишь одна из особенностей герметических текстов, служивших философским обоснованием сначала для гностиков, а потом для мыслителей Ренессанса. Другая — и центральная — идея герметизма заключалась в том, что грубый материальный мир представляет собой отражение идеального духовного мира. Человеческий микрокосм есть отображение божественного макрокосма, и, познавая природу, а вместе с ней божественный замысел относительно самого себя, человек способен высвободить свою космическую энергию, вновь найти потерянный рай. Это была поистине революционная концепция духовной сущности познания, сам процесс которого трактовался не только как возможность открыть новые грани науки, но и как прорыв в высшие области религиозного опыта. Герметизму не чужда была идея получения этого опыта через внешнее откровение или пророчество, но еще более важен для него был опыт самопознания, обретения внутреннего взора, способности «смотреть глазами ума». «Если ты сможешь взглянуть глазами ума, то он [Бог] явится тебе… и потому ты сможешь созерцать образ Божий и даже взять его в свои руки», — гласит Corpus Hermeticum.



Возвращение этой концепции, доминировавшей вплоть до XVII века, но изгнанной из просвещенных умов последователями Картезия, — возможно, одно из главных достижений популярной культуры XX века. Умберто Эко впрямую обвинил постмодернистские концепции критики в том, что они являются «должниками герметической традиции». «Герметическая традиция дает себя знать всюду, где считается, что текст — это всего лишь пикник, на который автор приносит слова, а читатели — смысл»


записки на краях жж. ч

Среда, 06 Апреля 2005 г. 13:46 + в цитатник
Широкие возможности дифференциации с помощью хаоса очевиден при обращению к феномену порнографии - феномену, который искуственно разделяет означаемое и означающее, комбинируя их посредством монтажа заново в пречудливые конструкты Новой Сексуальности и Желания, разрывая укоренившиеся представления о соотношении гендера и пола. Приведу пример из давно забытой статьи кинокритика о прнографическом кино: "Сцены эякуляции -значимое звено в нарративной структуре и монтаже (пресловутый cumshot) порнофильмов, так как они знаменуют собой истинность сексуального акта — будучи доказательством — и они включены в нарративную структуру, которая исключительно основана на повторении. Иригарей утверждает, что повторение - фундаментальный механизм репрезентации в порнофильмах - не согласуется с характером женской сексуальности, которая, как она утвержает,развивается во временном континууме, где каждае новое переживание переживается как бы заново. В то время, как мужчины, в основном, структурируют сесксуальность как сцену, их сцену, и бесконечно повторяют ее. Вот что пишет Иригарей о функции эякуляции в порнофильмах: "Отвращение, о котором говорят женщины после просмотра таких сцен, не кажется мне спонтаной реакцией. Тем не менее, на самом деле, мужчины используют эякуляцию/сперму как инструмент доминирования, устанавливая некое подобие соперничество с женской секрецией - молоком." Иригарей утверждает, что те мужчины, у которых проблемы в отношении их спермы, не зная как 'позиционировать себя' в отношении к ней, часто воспринмают эакуляцию как потерю их 'жизненой субстанции,' сжижение их внутренной твердости, так как выброс сопорвождаеться или предшедствует детумесценции (упадку эрекции). Тот факт, что семя оставляет следы оргазма, фиксируя его, для многих мужчин означает запрет мастурбации. Она (Иригарей) предпологает,что острое беспокойство, которое испытывают мужчины испытывают по поводу того, что их семя может стать непродуктивным -процируется в виде страха на женщин , вынуждая женщин чувствовать себя неудовлетворенными,если семя лишено своего означаемого - символа плодовитости - если оно было лишено своей конечной цели -ввода в женское тело или если оно неверно растрачено в извращенном половом акте. Но Иригарей утверждает, что это проблема не свойственна женской природе - это лишь механизм приписывания женщинам аттрибутов мужского желания; женщины, как она утверждает, необъязанны иметь детей. Это мужчины нуждаются в производстве детей,потому что сами не способны их родить и должны доказать себе способность стать отцом. Их культура основана на отцовско-сыновьих отношениях, которые сами по себе гарантириуют продолжение Имени, собственности, экономического и символического капитала. По этой причине, порнофильмы полезны; он позволяет нам следить за проъекциями этих понятий на экране, анализировать их на расстоянии, так как мы не фигурируем больше в роли самих себя. Основная проблема подобной точки зрения, наряду с карикатурным изображением гендерных различий, и установки некой исконной женственности, которая должна оставаться недоступной для мужской страсти и ее повторяния в порнофильмах, состоит в выборе частей нашей сексуальности. Но какая часть сексуальности остатется без репрезентации, без означающей практики? Не является ли подобное исключение женщин из перевресии повторения по просту иным видом пуризма — (пуризм, который отражает не только голоса женщин в "Speakout", но также возрожнеие феминизма 19 века) — согласно которому женщина, будучи непорочной, переживает все заново как в первый раз? Критерии, которыми мы пользовались при анализе фильма, не должны быть иного порядка, чем те, которые мы испоьзуем при анализе политики. Наряду с особо выделяемыми сценами, как то эякуляция, как фильм порождает и конструирует определенные сексуальные практики, маргинализируют их? Как удовольствие от акта созерцания артикулируется с помощью идиоматических образов полового акта? Увеличивает ли это удовольствие созерцания?"

обсосиум

Понедельник, 04 Апреля 2005 г. 21:13 + в цитатник

********** пишет:


Слушай, а что за гандон у тебя на аватаре?


:)


обсервация

Понедельник, 04 Апреля 2005 г. 20:23 + в цитатник
В колонках играет - Brejn Dedd - Born Ugly 1989

в последнее время больше всего ломит мне виски удручающий факт тотального отсутствия идей. Жизнь современного обывателя - коим и является ваш прискорбный слуга - похоже на крысиную гонку в безудержном колесе сансары потребления, смазанного сладким сальцем вожделеного финансового успеха. Вот он бежит вперед за лакомым куском прибыльного кредита - но подобно  быстроногому  Ахилессу, который не может догнать черпеху, по мере приближения к финансовой маржине, колесо начинает крутиться все быстрей и быстрей. Термодинамическое колесо бесконечных финансовых транзакций свершает свой полный цикл - и, - alas! regnavit! - несчастная жертва общества тотального потребления выпадает из скользского колеса Фортуны и гражданского оборота, так и не сумев понять, что двигалась не она, а неумолимое колесо системы, которая она приводила в движение.


... раздражает отсутствие идей. С тоской в сердце всматриваюсь в контуры скрывщихся за горизонт событий людей, готовых отдать жизнь за идею.Под тяжестью невидимых финансовых  цепей бессильно опускаю руки, не способные сжаться  в кулаки, и пытаюсь заскрипеть остатками зубов, съеденных под корень кариесом демократии. Проклятие! В отличие от пролетариев, у меня нет даже булыжника, чтобы в кого-нибудь кинуть


сонЪ в руку

Понедельник, 04 Апреля 2005 г. 16:39 + в цитатник
Тохнияз КУЧУКОВ 
     
     Вчера в два часа ночи оперативники комитета по борьбе с наркобизнесом и наркоманией ГУВД Алматы успешно завершили операцию по ликвидации международного канала поставки анальных анестетиков в Казахстан
     
     - Сегодня в Казахстане проводится общереспубликанская отработка "Достык", в которой задействованы службы КНБ по борьбе с незаконным оборотом анальных анестетиков, пограничная служба, таможня, МВД, - говорит начальник комитета полковник Станислав Ридный. - Основная задача - выявление и пресечение каналов поставки анальных анестетиков из Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана в Казахстан.


Поиск сообщений в МощьХаоса
Страницы: 10 ... 8 7 [6] 5 4 ..
.. 1 Календарь