-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в ƒождь_смывает_все

 -ѕодписка по e-mail

 
 омментарии (0)

1. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј "„”∆ќ… «¬ќЌќ "

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:19 + в цитатник
(»«  Ќ»√» "ѕќƒ—ќЋЌ”’")
Ekaterina_Markova__Podsolnuh._Povesti_i_ocherki (435x700, 221Kb)
¬ дверь позвонили. ѕозвонили прот€жно и резко. Ёто был чужой звонок: так никто не звонил из домашних. —унув ноги в тапки и набросив халат на плечи, € громко, пополам с зевком, крикнула хрипловатым со сна голосом:
Ч  то там?
» услышала в ответ без паузы мужской голос, в€ло пробормотавший своЄ дежурное:
Ч —лесар€ вызывали?
Ќу да, конечно же, вызывали.  ак-то не сразу сообразила, что именно такой звонок непременно должен принадлежать слесарю, водопроводчику, работнику ћосгаза Ч прот€жный, равнодушный звонок, не заинтересованный хоть маломальской надеждой на неожиданность встречи или, наоборот, удрученный ее неизбежностью.
¬ообще € бы могла по звонку определить сто€щего за дверью. ћой сын втыкалс€ в кнопку звонка с разбегу. Ќе перевод€ дыхани€, он наугад бил наотмашь ладошкой по стене и тут же отдергивал руку, удовлетворенный пр€мым попаданием. ћой муж звонил всегда виновато и напр€женно, словно еще за дверью просил прощени€... “оржественно и заливисто разливалс€ по квартире доскональный звонок тети ƒаши, и как его органичное продолжение заполн€л собой все пустоты квартиры ее зычный уверенный голос. “имошка, мо€ подруга, пружинила кнопку двум€ короткими тире, как в азбуке ћорзе, а звонок ее мужа јндре€ уныло и безнадежно зависал где-то на уровне антресолей, забитых пропыленными старыми чемоданами.
—ама € звонила всегда кратко и исчерпывающе. ћой звонок как бы снимал вопрос с лиц, открывающих мне двери моего дома. ƒа, именно так € звонила Ч безапелл€ционным, не дающим права на расспросы звонком.
ѕродвига€сь к двери, € успела, окинув полусонным взгл€дом квартиру, определить, на какое врем€ зас€ду за уборку. ћо€ квартира в сей ранний час представл€ла собой довольно тоскливое зрелище. —поткнувшись о лыжную палку, перегородившую прихожую, залитую июльским солнцем, € чертыхнулась и, откинув со лба волосы, пробормотала в дверь:
Ч —ейчас, сейчас...
¬ ответ молчали. ѕристраива€ палку острием в поролоновый коврик в углу прихожей € с внезапно прорвавшейс€ сквозь заслоны моего еще дремлющего существа злостью успела подумать о том, равнодушно молчавшем за дверью:
Ђј чего ему, собственно, зр€ колыхать воздух? ≈му-то что? ќн хоть час за дверью торчать будет. —ервис прокл€тый!ї ќт этого неожиданного всплеска мо€ взбудораженна€ мысль переметнулась к неизбежному финалу встречи: обладаю ли € необходимой трешкой или, на худой случай, двум€ рубл€ми за его бессмысленное ковыр€ние в засорившейс€ раковине, котора€ вскоре после его ухода будет так же безнадежно и тупо копить гр€зную воду. » лишь чмокающие присоски резинового приспособлени€, всегда удручающего безысходностью своей конструкции, способны будут на мгновение всколыхнуть ее мутные воды.
≈ще больше разозлившись от мысли, что трешки у мен€ нет, € открыла дверь.
Ѕеспардонный солнечный зайчик, метнувшийс€ от зеркала прихожей, в одно короткое мгновение высветил глаза пришедшего на помощь Ђсервисаї. «ажмурил их на секунду своей неожиданной выходкой, заставил взметнуть резким движением копну пр€мой, непокорной Ђсоломыї и завис нимбообразно над его головой.
Ќаши глаза встретились на секунду, чтобы отпр€нуть в лихорадочном поиске спасени€. Ќо спасени€ не было. ћежду нами лежал порог моего дома длиной в один шагЧнепреодолимый, как бездонна€ пропасть. ќткуда-то изнутри тупыми толчками поднималось нечто неведомое.
»нтуитивно схватившись рукой за дверной проем, € нагнула голову и, зацепившись взгл€дом за тупой носок его ботинка, услышала над пылающим ухом такой далекий, такой знакомый голос:
Ч —лесар€ вызывали?
—ейчас голос звучал жестко и чуть издевательски.
¬ этом голосе было что-то необъ€снимое, перебросившее мостик через непреодолимую бездну порога и как бы предлагающее суровые, но определенные правила игры. Ќе сме€ подн€ть головы, € отступила назад, перехватила побелевшими пальцами кос€к двери и пропустила его в квартиру.

... ќн был ни на кого не похож.
¬ классе его уважали и побаивались, ќн по€вилс€ в этой школе год назад и сразу заслужил прозвище Ђсфинксї своей поразительной способностью молчать, когда, казалось бы, невозможно не высказатьс€, и умением заставить свое лицо оставатьс€ бесстрастным и покойным в самые критические минуты. ѕравда,  уз€ заметила, что его внутреннее состо€ние выдают руки. ƒлинные, тонкие пальцы начинали подергиватьс€, и он, зна€ о том, пр€тал их в карманы брюк.  уз€ единственна€ сделала это открытие, и потому, когда √рымза заводилась и осыпала “урбина несправедливыми упреками,  уз€ знала, что на всегдашнюю реплику классной руководительницы: Ђ„то за манера держать руки в карманах?!їЧ “урбин вытащит их сжатыми в кулаки и всем телом упретс€ на выт€нутых руках в парту.
“есное знакомство седьмого Ђјї с “урбиным началось в первый же день его по€влени€ в новой школе.
ѕосле уроков надо было мыть класс, и дежурна€ бригада, в которую включили новенького, осталась в школе.  ак всегда, собрали по дес€ть копеек и отправили толстого ћакаркина в буфет за пирожками с повидлом. ¬ ожидании пирожков бригада Ђходила на головахї. Ѕыло беспричинно весело, швабры превратились в копь€, которые летали по классу, тр€пки, выданные хроменькой уборщицей “асей, витали под потолком, кружа на уровне качающихс€ светильников, из парт громоздились баррикады, а классна€ доска превратилась в поле словесного бо€, где все по очереди сост€зались в остроумии. ƒежурна€ гардеробщица несколько раз прибегала с первого этажа и с опаской загл€дывала в класс, откуда ревело и стонало на всю школу.
ѕотом была передышка: все ели пирожки,Ч и снова загл€дывала дежурна€, решивша€, что затишье это не к добру.
ѕотом с удвоенной энергией на сытый желудок взметались вверх тр€пки, стучали парты и швабрыЧ и весь этаж ходил ходуном.
ќт  узи, с любопытством наблюдавшей за новеньким, не укрылось, что он несколько раз выходил в коридор и с беспокойством гл€дел на часы, а возвраща€сь, вновь занимал свое место на подоконнике.
 азалось, происход€щее вокруг его не интересовало, он словно посто€нно прислушивалс€ к какому-то внутреннему процессу, происход€щему в нем, сосредоточенный и собранный. ѕотом, еще раз гл€нув на часы, новенький, не обраща€ внимани€ на любопытные взгл€ды сразу утихомирившихс€ одноклассников, засучил по-деловому рукава и начал двигать парты в угол.
¬се молча следили за каждым движением новенького, а когда он, намочив в остывшей воде тр€пку и лихо закрутив ее по швабре, начал шаркав по полу, всех разом прорвало:
Ч ¬о дает новенький!
Ч “урбин, где это ты так насобачилс€?
Ч ’алтурно драишь, “урбин!
Ч ”гол-то чего не вылизал?
Ч —лушай, может, тебе вместо “аси уборщицей, а?
Ч Ёй, новенький, перед кем выпендриваешьс€?!
Ч ¬ любимчики захотелось, новичок?

Ќовенький, казалось, не слышал адресованных ему реплик, которые становились все злей и настойчивей. ќн был весь поглощен мытьем пола, и ничто в мире не волновало его, кроме ловко снующей швабры, и ничто не радовало глаз, кроме отмытых блест€щих кусков пола.
Ч Ќу, ты, жлобье, кончай показуху! Ч Ќога задиры и драчуна √енки ѕарфенова решительно пос€гнула на проворные движени€ швабры, и тр€пка захрустела под наступившей ногой. Ќовенький от неожиданности потер€л равновесие, поскользнувшись на мокром полу, неловко упал в растекавшуюс€ от тр€пки лужу. ƒикий хохот сотр€с стены класса. √урман ћакаркин даже захрюкал от восторга, а Ќина «иновьева, заложив в рот четыре гр€зных пальца, засвистела соловьем-разбойником.
ј потом наступила тишина... —тало на мгновение слышно, как стенные часы в коридоре с усилием дергают т€желыми стрелками и где-то этажом выше “ас€ гремит ключами. ¬се столпились вокруг новенького, который почему-то не спешил подниматьс€ с пола.
ќн сидел в луже с таким немыслимым достоинством, и так гордо торчала на худой длинной шее его голова с пылающими оттопыренными ушами, что у  узи сильно защипало в носу и сглотнуть слюну вдруг стало трудно и больно. ѕо какому-то неведомому приказу она шагнула к новенькому и, прот€нув руку, прошептала:
Ч ƒавай помогу!
ћгновенный взгл€д голубых глаз обжег таким презрением, что  узина прот€нута€ рука сама дернулась и спр€талась за спину.
Ќовенький медленно подн€лс€ с пола, с сожалением огл€дел замоченные брюки с аккуратными стрелочками, неторопливым движением втиснул в карманы сжатые кулаки и медленно подошел к напружинившемус€ √енке. √л€д€ пр€мо ему в глаза, процедил сквозь зубы:
Ч ≈сли бы мы жили в XIX веке, € бы вызвал теб€ на дуэль. Ќо, к сожалению, традици€ си€ канула в Ћету. ѕоэтому живи! —ейчас € теб€ бить не буду, ибо времени жаль, а оно у мен€, врем€ то бишь, на вес золота...
Ќовенький вытащил из кармана руку и снисходительно хлопнул обескураженного √енку по плечу: живи, живи, мол, дыши воздухом, так и быть.
√енка от растер€нности даже не оскорбилс€, а одноклассники сто€ли пораженные манерой новичка говорить изысканно и старомодно, ошеломленные его поведением Ч странным, непривычным и будто гипнотизирующим.
ј новенький домыл пол, сдвинул на место парты, тщательно протер мокрой тр€пкой батареи и подоконники, вымыл начисто доску.
ƒежурна€ бригада седьмого Ђјї рассредоточилась по подоконникам длинного школьного коридора и с напр€жением, во множество глаз следила за малейшим движением новенького.
ј тот отнес пустое ведро с тр€пкой в туалет, расправил засученные рукава рубашки, причесалс€ п€терней, вытащил из кармана сложенный выутюженный носовой платок, вытер вспотевшее лицо, бросил мимолетный взгл€д на стенные часы и, схватив портфель, прошествовал мимо одноклассников.
Ћицо его не выражало ровным счетом ничего, и  узе на секунду показалось, будто все только что происшедшее в классе лишь ее воображение.
√енка ѕарфенов сидел на подоконнике нахохлившийс€ и злой и, когда толстый ћакаркин взгл€нул на него с любопытством, отвесил тому увесистый подзатыльник.


...ќн единственный называл ее по имени. “олько дл€ него она была не дурацкой  узей, а Ќаташей или Ђмилостивой государыней Ќатальей...ї.
» потом, у него был свой мир...
«алитый осенним солнцем, грустным, как прощальный взгл€д, маленький дворик действительно казалс€ частичкой другого мира. Ёто был один из немногих столичных двориков, сохранивших черты своей былой принадлежности к купеческому «амоскворечью.
ћаленька€ арка выводила из этого обособленного мирка в другой, привычный мир с грохочущими грузовиками по набережной, к серым гранитным берегам  анавы, к видоизмененному, осовремененному Ѕалчугу.
Ќебольшое полукружье арки по какому-то старинному тайному сговору не пропускало во дворик ни грохота автомобилей, ни разноголось€ прохожих, группами спешащих посетить “реть€ковскую галерею, ни любопытных взгл€дов туристов, пос€гающих на любую утаЄнность нацеленными объективами фотоаппаратов.
ќсобенно хорош был дворик весенней порой, когда на лужайках возле покосившихс€ сараюшек пробивалась трогательна€, робка€ травка, желтели неприт€зательно скромные одуванчики. ¬ эту пору почему-то еще острей ощущалась изолированность дворика, еще радостней воспринималось всемогущество этого мира, стойко отторгавшего московскую вездесущую суету.
Ќебольшой двухэтажный дом смотрел окнами на набережную, а стара€ каменна€ лестница с выщербленными временем ступен€ми выходила во дворик. ѕод этой лестницей, как правило, выгуливались по выходным дн€м два младших “урбина. ¬ остальные дни недели двойн€шки отбывали повинность на п€тидневке в детском саду.
» еще была голуб€тн€, тоже будто бы сохранивша€с€ с каких-то далеких купеческих времен. “емное дерев€нное сооружение с современными заплатами-досками, со свежеоструганными перилами на шаткой многоступенчатой лестнице. ’оз€ином голуб€тни был »горь “урбин.   нему слетались все голуби «амоскворечь€. ќблепл€ли сизыми ста€ми голуб€тню, поначалу подрагива€ крыль€ми, но постепенно, словно успокаива€сь, примир€лись с той гулкой, грохочущей жизнью, котора€ бурлила за пределами двора. »х бормочущее ворчание волнами разливалось по дворику, озвучива€ его застывшее оцепенение.
» в этом монотонном клохтанье словно чудилось преклонение перед тихим, обособленным мирком за его стремление оставатьс€ самим собой.
√олуби, которые принадлежали »горю, совсем не походили на тех сытых, самодовольных, что разгуливали по переулку возле  узиного дома.  азалось, голуби »гор€ были одухотворены жизнью дворика, и их глаза-бусинки были осмысленными и прозрачными.
»горь размахивал длинным шестом, развевалась красна€ тр€пица, прив€занна€ на тонкий его конец, пронзительный свист разлеталс€ над крышами домов, а внизу, застывшие от восхищени€ и гордости, задрав кверху смешные одинаковые мордашки, жмурились младшие “урбины.
√ибкий, с гор€щими глазами, копной непокорной соломы вокруг головы, мечетс€ он по площадке, и Ч словно продолжение его длинной гуттаперчевой фигурки Ч вибрирующий шест в небе, и стаи голубей плавают в весеннем счастливом воздухе, вобравшем в эту пору все запахи щедрой, оживающей после сп€чки земли...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

2. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј "„”∆ќ… «¬ќЌќ "

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:16 + в цитатник
Ќа кухне хлюпала резинова€ присоска. „авкала и словно измывалась, назойливо утвержда€ свою вопиющую примитивность.
я не могла вз€ть себ€ в руки. ѕальцы мелко и противно подрагивали, и сигарета никак не укладывалась между пальцами.
√олова была пуста€ и гулка€. ѕеред глазами упорно сто€ла кухонна€ раковина, и все мысли, как разбухшие крошки хлеба с гр€зных тарелок, беспор€дочно кружили по поверхности. ¬ распахнутую форточку врывались будничные голоса прохожих, визжали на детской площадке дети, тормозили машины, не жале€ дефицитной резины, но над всем этим миром звуков зловеще господствовало одно Ч безысходное, изматывающе-однообразное.

...Ч “урбин, выйди из класса... и без родителей в школу не возвращайс€,Ч зловеще прозвучал голос географички јнтонины ¬алерьевны, и густые брови ее свирепо сошлись на переносице. Ёто был самый точный признак крайнего состо€ни€. Ѕрови классной руководительницы, кустистые и широкие, были €вным излишеством на ее лице с мелкими и какими-то незаконченными чертами. Ѕрови же словно перекочевали с чьего-то лица по недоразумению да так и остались над маленькими черными глазками, уныло нависа€, когда ничто не выводило јнтонину ¬алерьевну из себ€, и начина€ копошитьс€ лохматыми гусеницами при малейшем раздражении.
ѕо ее бров€м ученики седьмого Ђјї узнавали, есть ли какой-нибудь шанс на спасение, или же дело гиблое и кара будет суровой.
 огда брови √рымзы ст€гивались к переносице, но оставалась между ними глубока€ продольна€ морщинка,Ч в глазах провинившихс€ еще мелькали робкие проблески надежды, но когда обе лохматые гусеницы безысходно срастались в одну ровную линию Ч дело грозило вызовом родителей в школу или же путешествием Ђна коверї к директору.
” Ќикола€ Ќиколаевича Ѕасова, директора школы, будто в насмешку, брови отсутствовали напрочь, и каждый раз жертва седьмого Ђјї, вызванна€ Ђна коверї, при всем трагизме ситуации силилась не прыснуть от смеха, и все, словно по сговору, скромно опускали глаза от лица директора на цветастый ковер под ногами, сил€сь сосредоточитьс€ на витиеватых узорах. ” директора тоже была кличка, звали его —ом Ч за сонный, почти неподвижный взгл€д огромных серых глаз навыкате и т€желую астматическую одышку. —ом был справедливый и добрый...
Ч “урбин, выйди из класса...
ќн встал, со стуком откинув крышку парты, бледный, с непроницаемым лицом, и медленно пошел по проходу своей удивительной, гордой походкой. ” самой двери он чуть повернул голову, и  уз€ с ужасом скорей почувствовала, а не увидела, как презрительна€ усмешка тронула его тонкие губы...

ƒлинный пепельный столбик развалилс€ на белом подоконнике в серую маленькую горку. Ћегчайшие частички пепла зашевелились от ветра и через секунду растворились, раста€ли бесследно.
Ќа кухне из крана текла вода, текла безостановочно. ќна заливала мне глаза, щеки, затекала в рот и уши, холодила шею прохладными струйками, стекала знобко вдоль позвоночника.
ћне казалось, что прошла вечность. ћинуты исчисл€лись годами. ћожет быть, прошло мгновение, а может, жизнь... Ёто мое состо€ние было вне всех существующих измерений.
Ѕеспокоила лишь, одна нав€зчива€ мысль: такое уже было... Ќе €, мо€ природа проживала это странное оцепенение. –азум был не в состо€нии вспомнить, помнили клетки, кожа...
я силилась вспомнитьЧ и не могла. я чувствовала то, всегда смешившее мен€ утреннее бессилие, когда попытки сжать руку в кулак тщетны и забавны...

ѕеред глазами мелькали разноцветные крестики и какие-то черточки, похожие на иероглифы, в висках билась кровь, но  уз€ и не думала останавливатьс€. ќна неслась по тротуару, впечатыва€сь с размаху в прохожих и вместо извинений лишь перевод€ дух.
Ћюди ругались или просто укоризненно покачивали головами и оторопело смотрели вслед.
≈е неприлично рыжа€ голова дымилась в морозном воздухе, лет€щий изо рта пар мгновенно индевел на бров€х и ресницах, щеки горели немыслимым жаром, а в горле сто€л тугой горький комок, который никак не та€л и не глоталс€.
Ќа углу машина сгребала снег в огромную кучу, и  уз€, не успев затормозить, нелепо растопырив руки, пролетела в сугроб. ¬зметнулс€ вверх пушистый снежный фейерверк, дружно заржали первоклашки, стайкой слетевшие со школьной резной ограды, улыбнулась хмура€ толста€ дворничиха...
ћама »гор€ “урбина Ч молода€ женщина с немолодым лицом и странными, вывернутыми суставами пальцев Ч была уже в кабинете —ома. ѕосреди пустынного коридора, неуютного и непривычного без звонкого школьного многоголоси€ и сутолоки, сто€л »горь.
 уз€, запыхавша€с€, красна€, как рак, сдернула вывал€нные в снегу варежки, шумно хлюпнула носом, шагнула к “урбину. ’отела сказать, но вместо слов из горла вырвалс€ всхлип. ѕодн€ла глаза. “урбин улыбалс€.
 уз€ вдруг увидела себ€ со стороны: лохматую, распаренную, сопливую. —о страхом дернулась: не смеетс€ ли он над ней, нелепой, дурацкой предательницей.
ќн не сме€лс€. √лаза его, высвеченные изнутри какой-то особой лучистой улыбкой, гл€дели ласково и внимательно.
ЂЁто €, то есть мы с ћакаркиным... но виновата €, потому что...ї
ћокра€ варежка перекочевала из  узиных рук, утонула в больших ладон€х. ЂЌе продолжайте, мадемуазель, не стоит того. я верую, что это была минутна€ слабость. ј женщинам прин€то проще слабости, не так ли?ї
 уз€ снова с облегчением всхлипнула, пот€нула мокрую варежку из рук “урбина.
Ђ” теб€, как у породистого щенка, лапы здоровые...ї
ЂЁто точно. Ќо передние конечности Ч это еще полбеды. «ато интенсивный рост задних приводит в отча€ние мою родительницу. Ќе напасешьс€, говорит, обуви на теб€... ћилостива€ государын€ Ќаталь€, не разводите сырости, внемлите речам недостойного раба вашего, тем паче что женских слез он совершенно не в силах вынестиї.
Ќо слезы из глаз милостивой государыни Ќатальи сыпались горохом, а недостойный ее раб комкал в ладон€х вымокшие варежки и бормотал под нос слова, которые ровным счетом не были нужны ни ему, ни ей.
“огда впервые  уз€ пон€ла, что ей хорошо с ним, так покойно и уверенно, как никогда раньше и не бывало. —лезы высохли, варежки зан€ли свое место на коридорной батарее, а »горь с  узей сидели на подоконнике, болта€ ногами, и несли несусветную чепуху.
 огда же распахнулась дверь и по€вилось лицо √рымзы с распластанными в одну линию бров€ми,  узю словно ветром сдуло. ¬ одну секунду очутилась она на ковре перед удивленным —омом и оторопевшей мамой »гор€.
Ч „то за выходки,  узнецова? Ч просипел сзади √рымзин голос.
Ч Ёто не выходки, јнтонина ¬алерьевна. я пришла потому, что »горь ни в чем не виноват. Ёто мы с ћакаркиным...
Ёто они,  уз€ и толстый ћакаркин, на лед€ных дорожках катка в парке культуры Ђразвлекались диким способомї, как потом выразилась женщина-лейтенант в детской комнате отделени€ милиции. Ќат€нули леску посреди дорожки парка, разбили камнем лампу в фонаре, освещающем этот участок катка, и, засев в сугробе, следили за тем, как мальчишки и девчонки, кувырка€сь на льду, квасили носы, расшибали коленки, ревели на весь парк.

“еперь  уз€ даже и не могла объ€снить причину этого Ђразвлечени€ї. ѕросто в обществе ћакаркина она шалела. ћакаркин был ее другом с детства, с ним пошла она в младшую группу детского сада, их горшки сто€ли всегда р€дом, и шкафчики с одеждой, где красовались ее клубничка и его груша, тоже были по соседству. »х родители дружили семь€ми, и жили они на одной лестничной площадке.
ћакаркин наперекор всем бытующим представлени€м о темпераменте толстых людей был неверо€тно шумный и подвижный. Ђƒикошарыйї,Ч называла его воспитательница ќльга »вановна в детском саду и, когда детей выводили на прогулку, первым делом объ€вл€ла: Ђћакаркин и  узнецова, отойдите дальше друг от друга. ј то от вашего соседства добра не жди...ї
¬ детской комнате, пока они сидели вдвоем, чуть притихший, но неутихомирившийс€ ћакаркин развалил все игрушки, стащил с полок все книги, и, когда в комнату загл€нула женщина-лейтенант, было ощущение, что прошел тайфун.
 уз€ назвала свою фамилию и им€, телефон. ѕри ней состо€лс€ разговор с отцом. ќтца  уз€ очень любила, но знала отлично одно его свойство. ќбычно спокойный и тихий, он, выведенный из себ€, становилс€ белый как мел, и его гнев был страшен.
¬ такие минуты  уз€ бо€лась больше всего, что с ним случитс€ какой-нибудь сердечный приступ или припадок: таким болезненно-страшным выгл€дел он в своем гневе. ѕо тону отца  уз€ пон€ла, что дома ее ждет именно это.
’ладнокровный же ћакаркин спокойно соврал, что телефона у него нет, а живет он без отца, с одной мамой.
Ч Ќу что же, тогда придетс€ сообщить в школу,Ч объ€вила женщина-лейтенант.
Ч —ообщайте,Ч пожал плечами ћакаркин и подмигнул  узе.
Ќа вопрос о фамилии и имени  уз€ с ужасом услышала ответ:
Ч “урбин »горь, седьмой Ђјї, школа 556.
’отела закричать, чтоб он не смел, но не закричала. ’отела вернутьс€ в детскую комнату и признатьс€ строгой женщине-лейтенанту в макаркинском гнусном вранье, но не вернулась...
ћакаркин был другом детства, а кто такой ей этот “урбин Ч просто новенький...
 огда “урбина отчитывала √рымза, а он сто€л бледный и не отпиралс€, не отрицал ничего, у  узи в животе было холодно, а на душе мерзко. ќна написала ћакаркину записку, что если он не признаетс€, то это сделает она. ћакаркин порвал записку, проглотил ее, как леденец, и пошепталс€ с соседом по парте √енкой ѕарфеновым.
ѕотом они оба многообещающе показали ей по кулаку, состроив при этом самые зверские физиономии.
ѕеред началом уроков  уз€ еще в полупустом классе выболтала двум своим подружкам, что побывала вчера в отделении милиции за хулиганство в общественных местах.  уз€ говорила об этом несвойственным ей пижонским тоном, бравиру€ своей наглостью и выдава€ ее за отвагу. Ќе называ€ имени сообщника, она вз€ла с подруг слово, что все, о чем поведала, останетс€ между ними в тайне. “е пообещали молчать.
Ќо вдруг белобрыса€ очкарик “имошка прыснула и мотнула головой в дверной проем, где ма€чила фигура новенького. ќн слышал, он думал, что это она... Ёто было непереносимо.
¬ тот день на уроках она ничего не слышала, не воспринимала. ѕрезрительна€ усмешка на тонких губах новенького сто€ла перед ее глазами.

 узина мама, пощупав голову дочери, вернувшейс€ из школы в состо€нии тупой отрешенности, попыталась уложить ее в постель. ”  узи было необычное свойство: когда случались какие-нибудь непри€тности, она много ела и спала.
» в этот раз, плотно пообедав,  уз€ уснула мертвым сном, лишь коснувшись щекой прохладной подушки. ѕроснулась час спуст€ от прикосновени€ ко лбу м€гкой маминой ладошки. ќторопело гл€нула на часы и, сорвав шубу с вешалки, без шапки вылетела из дома.
„асы показывали четверть п€того, и мама “урбина, конечно же, уже была в школе.
” них были одинаковые глаза. “олько у »гор€ не было той непон€тной олов€нной поволоки, врем€ от времени туманившей взгл€д его мамы. ¬ такие мгновени€ казалось, что снова и снова уходила она во что-то дорогое и далекое, недоступное и невозвратное. ƒаже когда она сме€лась, ее глаза вдруг обращались в прошлое.  азалось, что, чем лучше ей было сейчас, тем острей скорбела она о чем-то навсегда ушедшем. ќна была верна той своей жизни, и даже дети не могли вернуть ее в сиюминутность...
ј потом  уз€ попала домой к “урбиным, когда понесла больному »горю домашнее задание. ¬скарабкалась по выщербленным ступенькам на второй этаж и очутилась на огромной дерев€нной галерее с двум€ дверьми, ведущими в комнаты. ќтсюда с террасы был виден весь дворик: запорошенные снегом крыши сараюшек с длинными причудливыми сосульками, заснеженна€ голуб€тн€, несколько р€дов чуть голубоватого от синьки, схваченного морозом, стылого, заскорузлого бель€.
ѕове€ло каким-то ароматом другой, незнакомой  узе жизни. ƒолго сто€ла она на старинной дерев€нной галерее и не могла отвести глаз от зимнего дворика.
ј потом очутилась в одной из двух маленьких комнаток, где жили “урбины.
»горь мыл пол. ”видев  узю, кивнул ей, бросил под ноги отжатую тр€пку и, отвесив старомодный поклон, попросил охрипшим от простуды голосом зайти в Ђхоромыї. Ђ’оромыї по сравнению с  узиной современной квартирой, с изысканным полированным гарнитуром были маленькие и полупустыеЧ круглый обеденный стол с табуретками, обшарпанный буфет, две железные кровати с сетками и всюду множество книг.
ћама »гор€ сидела за столом и читала. »горь подн€л ее вместе с табуреткой и понес в другую комнату.
Ч √ошка, прекрати сейчас же, живот болеть будет, надорвешьс€,Ч сме€лась мама »гор€, и лицо ее розовело и становилось девчоночьим.
Ч ћамочка, сво€ же ноша-то, как раз та сама€, котора€ рук не т€нет.
Ч ќх, и дурной ты у мен€, √ошка, здоровый вроде бы, а дурной. ѕравда ведь, Ќаташенька, дурной?
Ч ƒа нет, он у вас хороший,Ч улыбалась смущенно  уз€.
Ч ƒа ну,Ч нарочито удивл€лась мама.Ч Ќеужто хороший? ј € думала, дурной. Ќу-ка покажись, может, € что-то просмотрела.
»горь медленно поворачивалс€ вокруг себ€, выт€нувшись на носочках и сложив руки, как балерина, над головой.
Ч “очно, просмотрела. √лаза-то какие голубые. ќй, √ошенька, да ты у мен€ хорошенький какой! Ч ћама всплескивала руками, сме€лась, а глаза подергивались уже знакомой  узе поволокой, убегали куда-то далеко-далеко.

 уз€ с »горем, разложив учебники, занимались за круглым столом. ј мама кип€тила чайник и выкладывала из банки в вазочку вишневое варенье, Ђ√ошкино любимоеї, своими неловкими больными руками.
Ч Ёто полиартрит,Ч по€снил »горь, перехватив взгл€д  узи,Ч така€ болезнь.  огда папа умер, маме очень т€жко приходилось. ѕетька с јлешкой совсем маленькие, помощи ждать неоткуда. ћама работала на двух работах и, видимо, надорвалась. ¬ообще она у мен€ грандиозный человек. ќчень сильна€ и вол€ железна€... Ќу, давай, чего там задали?
ѕо всем предметам “урбин был первым учеником. ƒавалось ему все это без усилий. ќдаренный от природы поразительной цепкой пам€тью и каким-то особым складом ума, он все хватал на лету и усваивал прочно и навсегда.
«а два урока контрольной он успевал решить четыре варианта, и весь класс без зазрени€ совести пользовалс€ его шпаргалками и подсказками.
√рымза, поначалу невзлюбивша€ новенького, уже через мес€ц та€ла и млела, когда “урбин выходил к доске и вместо положенного параграфа выплескивал на притихший класс ворох интересных, раздобытых неизвестно где сведений о ћагеллане, Ѕеринге, кругосветных путешестви€х, экзотических африканских странах.
ќдна  уз€ знала, откуда он их выискал. Ѕиблиотека »гор€ “урбина была уникальной.
Ч ќт отца осталось,Ч неохотно ответил однажды »горь на  узин вопрос, откуда такое количество книг. —тарые, с пожелтевшими от времени страницами, в т€желых золотистых и кожаных переплетах, все они были аккуратно расставлены по полкам, опо€сывающим в несколько р€дов стены обеих комнат.Ч ћама хотела продать кое-что, но € не дал. ¬о-первых, это отцу принадлежало, а во-вторых, тридцатку в мес€ц € и так заработаю.
Ђ√де?ї Ч чуть не сорвалось у  узи с €зыка, но она промолчала.

¬се, св€занное с »горем, было необычно и интересно.  уз€ стала частым гостем в маленьком дворике. ƒаже приводила по п€тницам из сада двойн€шек.
Ч ѕомощница мо€,Ч улыбалась благодарно мама »гор€.
ќдно оставалось загадкой дл€  узи: куда каждый день на три часа исчезает »горь после школы.
Ќо и эту тайну он раскрыл ей охотно и без малейших сомнений.
 огда-то у отца »гор€ был друг.  ак и сам отец, он был физиком и работал в какой-то лаборатории. „тобы помочь семье друга сводить концы с концами, он вз€л »гор€ лаборантом. ѕоэтому  уз€ не удивилась, когда на им€ директора школы пришло письмо из Ќовосибирского академгородка, в котором говорилось о незаур€дных способност€х »гор€ в области физики, что было €сно из присланных им ответов и решенных задач. ћосковской школе было предложено послать »гор€ учитьс€ в особую школу при академгородке.
 уз€ обрадовалась и огорчилась одновременно. ќна уже не мыслила своей жизни без »гор€, без его голуб€тни и старинной галереи, без глазастых двойн€шек и вечерних копаний на книжных полках.
«ато мама »гор€ словно светилась изнутри гордостью и счастьем.
Ч «наешь, Ќаташенька, € так рада за √ошку, у нас ведь там друзей много осталось, отец наш там начинал. » потом, это верный путь в институт. ќтец был бы доволен...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

3. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј "„”∆ќ… «¬ќЌќ "

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:16 + в цитатник
ћама »гор€ умерла две недели спуст€. ѕросто не проснулась утром...
Ч  ака€ легка€ смерть,Ч приговаривали соседки, сморка€сь в платки и глад€ по головам притихших, испуганных двойн€шек.
 узе было непон€тно, как смерть может быть легкой, и еще ей казалось, что эти две толстые слезливые бабки даже были рады, что вот не они, а она умерла, еще така€ молода€. —ловно убийственно несправедливое нарушение очередности вдохнуло в них ощущение собственной незыблемости на этой земле.
 уз€ впервые в жизни столкнулась так близко со смертью. Ёто было непостижимо.
ƒобрый гармоничный мир, в котором жила  уз€, треснул, развалилс€.
—овсем недавно на уроке литературы  уз€ читала наизусть отрывок из Ђ¬ойны и мираї, который ей выбрал »горь.
Ќакануне вечером »горь провер€л уже вызубренный  узей текст. Ёто была сцена смерти кн€з€ јндре€...
Ђ н€зь јндрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. ќн испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной, и странной легкости быти€. ќн, не тороп€сь и не тревожась, ожидал того, что предсто€ло ему. “о грозное, вечное, неведомое и Ч далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь дл€ него было близкое и по той странной легкости быти€, которую он испытывал Ч почти пон€тное и ощущаемое...
«асыпа€, он думал все о том же, о чем он думал все это врем€,Ч о жизни и смерти. » больше о смерти. ќн чувствовал себ€ ближе к ней.
ЂЋюбовь? „то такое любовь?ї Ч думал он. Ћюбовь мешает смерти. Ћюбовь есть жизнь. ¬се, все, что € понимаю, € понимаю только потому, что люблю. ¬се есть, все существует только потому, что € люблю. ¬се св€зано одною ею. Ћюбовь есть бог, и умереть Ч значит мне, частице любви, вернутьс€ к общему и вечному источникуї.
 огда  уз€ закончила читать, в глазах мамы »гор€ сто€ли слезы, и она, не стесн€€сь их, проговорила задумчиво:
Ч Ѕоже мой, какой великий писатель. “олько гению доступно так написать.
 уз€ тогда не пон€ла. ќна выучила этот отрывок потому, что его выбрал »горь. ќна даже не понимала толком, о чем он...

Ќа кухне выключили воду. —тало тихо. —овсем тихо, до напр€женного звона в ушах. ”личные шумы, словно покорившись всеобщей минуте молчани€, какой-то единой скорби, зависли на уровне моего окна. Ќа кухне чиркнула спичка. я вздрогнула. √де-то этажом выше жалобно м€укнул котенок.
я вспомнила. ћое теперешнее оцепенение... “акое уже было.

¬ белом, бесконечно длинном коридоре послеродового отделени€ женщина во врачебной шапочке до бровей низким хрипловатым голосом сказала мне, что мой ребенок, мой сын, по€вившийс€ на свет неделю назад, не будет жить.
я почувствовала тогда, как мое тело, перестав принадлежать мне, стало невесомым и, отталкива€сь легкими толчками от какой-то малости мен€, способной чувствовать, закружилось и понеслось куда-то, мен€€сь в размерах, разбуха€ каждой бывшей моей клеточкой.
ј потом наступило то самое оцепенение, когда врем€ обращаетс€ всп€ть и лишь вечностьЧединственное точное измерение.
я не плакала тогда, что было, наверное, неестественным и странным, не спрашивала: почему, как же так, за что? я видела вновь и вновь его маленькое желтое личико в белой косыночке с какими-то лишь одной мне видимыми подергивани€ми полуприкрытых век. ѕотом тупо смотрела в окно, где, задрав вверх неприкрытую голову, сто€л под падающим снегом мой тогда уже похудевший ћакаркин, смотрела и не жалела ни его, ни себ€, ни нашего ребенка. „то же, так создан мир Ч приказывал мне жестко и трезво мой ополчившийс€ разум. » € повтор€ла беззвучно: да, так создан мир...
ћоему сыну мес€ц назад исполнилось семь лет. Ђƒикошарыйї Ч называет его воспитательница ќльга »вановна. ¬ сент€бре он пойдет в школу.
ј € все никак не могу избавитьс€ от его маленького желтого личика в косыночке. »ногда просыпаюсь среди ночи и брожу до утра по сп€щей квартире, уговарива€ себ€, что все ведь уже давно в прошлом... Ќо, видно, всЄ не проходит никогда, иначе откуда эта ист€зающа€ по ночам глуха€, отча€нна€ тоска...


Ќа кухне снова захлюпала присоска, или, как ее называли в хоз€йственном магазине, негоду€ на мою неграмотность, вантуз.
Ќадо было на что-то решатьс€... Ђ—лесар€ вызывали?їЧ эхом прозвучал в голове насмешливый знакомый голос. “олько сейчас € вдруг увидела себ€ со стороны Ч невыспавша€с€, ворчлива€ мегера со всклокоченными после сна волосами, заспанными глазами, в м€том халате, из-под которого на полметра торчит хвост ночной рубашки. я почувствовала, как внезапно кровь прилила к щекам... Ђ√осподи, и это взамен €сной, жизнерадостной  узиї,Ч пронеслось в голове. я прислонилась лбом к оконному стеклу в мутных затеках и п€тнах наследившего дожд€. Ђ’от€ какое это теперь имеет значение?..ї

ƒвойн€шек “урбиных отправили к тетке в ѕодмосковье. ”  узи мучительно ныло сердце, когда на вокзале они с »горем отрывали от себ€ цепл€ющиес€ ручонки.
ј когда за окном поплыли, кача€сь в ритм поезда, одинаковые голубые помпоны р€дом с лицом чужой добродушной женщины,  уз€ разрыдалась, как маленька€, пр€ча лицо в колючем воротнике пальто »гор€.
»горь гладил  узины волосы и тихонько приговаривал:
Ч ƒа полноте, матушка Ќаталь€ јлексеевна, € пойду работать и совсем скоро заберу их обратно...
»горь перешел в школу рабочей молодежи и устроилс€ на завод.
Ќа носу были выпускные экзамены. ¬иделись  уз€ с »горем редко.
¬ выходные дни »горь уезжал к тетке в ѕодмосковье. ќн очень изменилс€. ѕохудел, под глазами залегли темные тени, взгл€д стал жестче, а речь определенней.

ќднажды выставленна€ мамой на улицу Ч проветрить голову от учебников,Ч  уз€ забрела во дворик.
«аброшенна€ голуб€тн€ уныло мокла под морос€щим весенним дождем, одинокий голубь, разгуливающий возле лестницы, увидев  узю, виновато спр€тал голову в подмокшие взъерошенные перь€ и засеменил прочь, подрагива€ сложенными крыль€ми.
ѕод лестницей, ведущей на галерею, разлилась традиционна€ лужа. «десь каждую весну хлюпали резиновыми сапожками двойн€шки, пуска€ бумажные кораблики. ќтчужденно гл€дела с террасы бабка Ќюта. Ѕабкины глаза со знакомым  узе сиреневатым налетом старости гл€дели на  узю и, казалось, не видели ее.
Ѕабушка Ќюта, это €, Ќаташа. ¬ы не узнаете мен€?
Ѕабка закивала головой.
Ч ƒа как же, узнала теперь. –едко заходишь, деточка.  ак тво€ учеба? «аходи, чайком теб€ сейчас напою.
Ѕабка засуетилась, сделалась словоохотливой и радушной.
 узе не хотелось чаю, но она не стала обижать бабку и подн€лась к ней в комнату.
“есна€, душна€ комната, с иконостасом в углу, гор€щей лампадкой, цветами из бумаги и воска, скорей напоминала келью.
ѕрихлебыва€ чай из блюдечка, бабка строчила слово за слово, будто читала заупокой по семье “урбиных.
Ч »стинно божий человек была мать их, «инаида »льинична. » чувствовала ведь конец-то свой и никому даже пожалеть ее не дала. —горела ведь, иста€ла, как свеча, не пережила смерти ≈вгени€ своего. Ќадо было бы взбодритьс€ ей, ради детей зажить. ј она все об нем одном тосковала. »горек у ней золото. Ќа работе своей так вымотаетс€, идет по двору, еле ноги передвигает. ≈му бы выспатьс€ лечь, а здесь уроки... загл€нула к нему вчерась вечером, а он спит за столом с книжкой под щекой, заместо подушки. Ќельз€ ему так надрыватьс€, у него самый рост организма сейчас. ќн, вишь, в отца упорный. ƒолжен, говорит, двойн€шей в дом забрать, а то без них совсем не жизнь. я ему: Ђ»горек, может, у тетки-то им и лучше? ќна и сготовит, и постирает, и ласка им, сиротам, женска€ нужнаї. ј он ни в какую. —ам, говорит, должен отвечать за них. ћама, же тащила нас три года одна? „то же €, говорит, не выдержу, что ли? ƒа €, говорит, бабка Ќюта, вс€ческое уважение к самому себе потер€ю. ј без этого € никак жить не могу, ежели без уважени€ к себе самому. ј уж как двойн€шей жалко, уж как их, сироток обездоленных, жалко...
Ѕабка запричитала, завыла, развернувшись к божьему лику, закрестилась мелко, выпрашива€ у господа милости к рабам его малолетним.
 уз€ отодвинула чашку и, пробормотав Ђдо свидани€ї, вышла на террасу.
ƒолго бродила она вдоль арки под мелким морос€щим дождем.

”же стемнело, когда раздались торопливые шаги и гибка€ тень заскользила по каменному своду арки.


 уз€ кинулась навстречу. »горь вздрогнул.
Ч Ќаталь€, это ты? “ы чего?  уз€ мотнула головой;
Ч я... ничего.
Ўагнула к нему, обхватила обеими руками за шею...
Ќа улице по-прежнему противно моросил дождь, врем€ от времени забрасыва€ резкими порывами ветра охапки сырости в полутемную арку.
‘ары мчавшихс€ по набережной машин выхватывали на мгновение из ее полукружи€ две застывшие фигуры.
√олоса редких прохожих обрывками непон€тных разговоров залетали в арку.  уз€ чувствовала на лбу его теплые губы. ќни двигались почти беззвучно, но ей было вн€тно каждое его движение, чуть уловимый шелест его губ.
Ч “олько не надо мен€ жалеть. —лышишь, Ќаташка, пусть все жалеют, а ты не должна. я не хочу... » поэтому ты не смеешь...
Ч √ошенька, а помнишь у ƒостоевского... ” него любить Ч значит жалеть. я ведь жалею не так, как бабка Ќюта. я в другом смысле, еще неискаженном... ∆алею, значит...
Ч ≈сли € буду знать, что ты у мен€ есть,Ч € все смогу... ћне так нужна ты.  уз€ ты мо€...

Ќа кухне резко зазвонил телефон.
≈ще крепче прижавшись лбом к стеклу, сквозь муть разводов € увидела, как гуськом пот€нулись на детскую площадку неуклюжие, смешные детсадовцы.
“ребовательные телефонные гудки сверлили внутренности, и с каждым звонком поднималось откуда-то из глубины желание войти в кухню, прижать к уху прохладную трубку, увидеть нарочито презрительную усмешку.
Ќаверн€ка звонил мой ћакаркин.
 огда € работала дома, он всегда звонил из своего ћ»ƒа и каждый раз обеспокоенно спрашивал:
Ч Ќу, ты по мне хоть капельку соскучилась?
 ак будто € могла, не солгав ему, ответить: да. ћакаркин часто повтор€л изумленно:
Ч ” мен€ такое чувство, что мне всю жизнь предназначено домогатьс€ теб€.
ћне показалось, что есть нечто символичное в том, что именно сейчас € стою, прижавшись лбом к стеклу, и вижу мир через мутную пелену дождевых затеков.

ѕолтора года назад, вернувшись из-за границы, истосковавшись по ћоскве, по ее суматошным улицам, непрекращающейс€ толчее метро, беспор€дочной сутолоке москвичей и приезжих, € отправилась бродить по городу. ѕросто так, куда приведут ноги...
√овор€т, подсознание никогда не прекращает своей работы. „еловек живет, не отдава€ отчета в своих мгновенных, чиркающих, как след падающей звезды, ощущени€х, не фиксиру€ и не запомина€ своих ассоциаций, тревожных снов. ќн не ведает о разоблачительной де€тельности собственного никогда не дремлющего подсознани€, которое вдруг внезапным прорывом из подкорки выдает, как вычислительна€ машина, результат многолетней работы, расшифровыва€ и перевод€ на чувственный, эмоциональный €зык свой неведомый код...
ћои ноги словно знали, куда мен€ привести... я остолбенела от неожиданности, очутившись вдруг на берегу  анавы и внезапно зажмурившись от нахлынувших детских воспоминаний. “ак же, как тогда, спешили возбужденными группами школьники на экскурсию в “реть€ковку, а с другой стороны  анавы бронзовый –епин, величественный и покойный, с застывшей навсегда кистью в руке, следил издалека за потомками, спешащими на свидание к его картинам. “ак же неслись над водой напевные Ђи Ч раз!ї Ч и легкие многовесельные байдарки скользили как бы без усилий по темной, неподвижной воде.
я подошла к красному кирпичному зданию моей школы.
Ч “ет€, у вас случайно спичек не найдетс€? Ч таинственно, вполголоса обратилс€ ко мне долгов€зый школьник.
Ч Ќайдетс€, деточка,Ч усмехнулась € и прот€нула ему зажигалку.
Ч ”х ты!Чвосхитилс€ долгов€зый.Ч я сейчас.Ч » скрылс€ за углом школы, откуда через несколько секунд послышалс€ дружный кашель.
Ч —пасибо,Ч по€вилс€ долгов€зый, пр€ча в кулаке дым€щуюс€ сигарету и с одобрением разгл€дыва€ мой Ђфирменныйї джинсовый комбинезон.
Ч ƒа не за что, кашл€йте,Ч ответила €. ƒолгов€зый довольно ухмыльнулс€ и скрылс€ за углом.
Ќа тротуаре билась и взлетала т€жела€ веревка, и школьницы, выстроившись в длинную очередь, с визгом и хохотом мастерски прыгали через нее, проделыва€ ногами всевозможные пируэты. Ђћы прыгали как-то по-другому. »шь, как все усовершенствовалосьї,Ч пронеслось в голове. » € почувствовала вдруг нахлынувшую жгучую зависть к этим визгливым девчонкам с голыми коленками, к их не замутненному дождевыми разводами веселью, ко всему их истовому школьному бытию.
»з распахнутых окон выплеснулс€, зажурчал по переулку голосистый звонок, призывавший подн€тьс€ в классы и продолжить уроки.
–ванулись к школьным двер€м растекшиес€ по переулку школьники и, образовав пробку, заорали, засвистели в радостном ажиотаже, завизжали придавленные в толчее первоклашки. ¬ысунулс€ из окна второго этажа толстый флегматичный парень, жующий пирожок, захрюкал, оживилс€ от открывшейс€ ему дверной давки. ј уже через секунду все окна были облеплены смеющимис€, си€ющими физиономи€ми, все разом загомонили, заулюлюкали...
ѕрошествовали шатающейс€ походкой на в€лых ногах обалдевшие Ђкурильщикиї из-за угла. ƒолгов€зый бросил на мен€ быстрый, хитрый взгл€д, замедлил шаг:
Ч ј вы, наверное, учились здесь когда-то? ƒа?
Ч ¬от именно когда-то. ѕри царе √орохе. ¬ другой жизни,Ч засме€лась €.
ƒолгов€зый понимающе кивнул головой, оп€ть хитро сощурилс€.
Ч ј нас учат, что никакой другой жизни нет, есть одна-единственна€, да и та принадлежит не тебе, а обществу.
я оп€ть засме€лась:
Ч —очувствую вашим учител€м Ч если в головах учеников все ими сказанное потом таким образом перерабатываетс€.
ƒолгов€зый вдруг стал серьезным и очень конкретно сказал:
Ч «ачем вы все врем€ смеетесь, когда вам... совсем наоборот? Ч ќн зашагал к крыльцу, махнув на прощание рукой. ѕотом вдруг в два прыжка вернулс€ и посоветовал: Ч ј вы не расстраивайтесь. Ќам сегодн€ историк рассказал, будто на обратной стороне перстн€ цар€ —оломона, знаете, что было написано: Ђ» это пройдет...ї
», разогнавшись, долгов€зый одним ударом пропихнул в дверь визжавшую пробку...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

4. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј "„”∆ќ… «¬ќЌќ "

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:14 + в цитатник
» если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой...
¬се это забирает он с собой.

Ќоги принесли мен€ к моему первому... всему. ќстальное потом было неправдой. ћожет быть, случаетс€, что первое остаетс€ последним... “олько, наверное, надо много прожить, чтобы пон€ть это. ћой провокатор-подсознание копило во мне все эти долгие годы свой, безжалостный приговор. —квозь череду промелькнувших дней проступило единое: сейчас € жила исполнением своего жгучего затаенного желани€.
Ќоги несли мен€ к прокладному полукружию арки, к старинной террасе из потемневшего дерева, к голуб€тне, к незатейливым лужайкам из желтых одуванчиков.
ћое стесненное дыхание будто экономило силы дл€ полного глубокого вздоха. я знала, что лишь во дворике € наконец продохну, словно лишь воздуху моего детства будет дано, как тому долгов€зому, единым толчком пробить возникшую преграду. я знала: там наступит долгожданный покой, когда мой разум и совесть, освобожденные великодушием прощени€, соедин€тс€ в гармоничном понимании соде€нного за долгие годы. я отдавала отчет, что стремлюсь даже не к прощению: кому или чему дано быть судьей жизни человеческой? я хотела быть пон€той...
Ќаверное, это было непозволительной роскошьюЧ в придачу к моей благополучной жизни...

ћутные затеки на стекле вдруг поплыли, извива€сь, стали расползатьс€ и корежитьс€, искажа€ до неузнаваемости знакомую картину двора. “елефонные звонки, затихнув ненадолго, вновь наполнили квартиру резкими неуместными звуками. ћой ћакаркин тщетно взывал ко мне...
“ак далеко от него € еще никогда не была.
»нстинктивно € протерла глаза.
 артинка моего двора встала на место. Ќа детских качел€х, подпихиваемый в спину несколькими парами ладошек, бесстрашно взмывал к небу, мелька€ зачиненными пластырем коленками, мой дикошарый сын.

я давно не плакала. ѕожалуй, с той самой минуты, когда, ничего не понима€, как вкопанна€, € замерла перед тем местом, куда принесли мен€ ноги.
я тупо гл€дела тогда на аккуратные дорожки, посыпанные песком, на зеленые свежевыкрашенные скамейки, на густую зелень скверика, по какой-то неверо€тной ошибке зан€вшего место дворика »гор€ “урбина.
»з глубины сквера холодно и строго светили окна какого-то учреждени€, голые, не утепленные занавесками или шторами.
»зумленно посмотрел на мен€ прохожий в очках.
”частливо гл€нули глаза толстой женщины с раздутыми хоз€йственными сумками в обеих руках.
Ч ѕочему плачет тет€?Чзаинтересовалс€ важный щекастый малыш.
∆енщина с сумками виновато улыбнулась.
Ч ћитюша, не отставай. ƒержись за сумку. ” тети, наверное, соринка в глаз попала. “ы ведь сам знаешь, как это больно, когда в глаз попадает соринка!
ѕо моим ногам прогрохотал игрушечный самосвал на длинной веревке, опрокинулс€ от неожиданной преграды. ќглушительно заревел щекастый малыш.
Ќагнувшись, € поставила самосвал на колеса.
Ч Ќу, вот и все в пор€дке. Ќе реви. ѕросто случилась небольша€ авари€.
ћалыш радостно всхлипнул, выставил вперед указательный палец.
Ч —ама ревешь...
∆енщина поставила т€желые сумки на асфальт, пот€нула малыша за руку.
Ч ћитюша, не приставай к тете, пойдем.
Ч —кажите, вы здесь давно живете?
∆енщина сочувственно обвела взгл€дом мое мокрое от слез лицо.
Ч ƒавно.
Ч «десь, на месте этого сквера, был дом... ƒерев€нный, с каменной аркой... с голуб€тней во дворе... ≈го снесли...  ак же так?.. ƒавно... снесли?
∆енщина нагнула голову, пригладила растрепанную челку на голове малыша и, не гл€д€ на мен€, проговорила:
Ч ƒавно. √ода три назад...
Ч »... куда?..
Ч Ќе знаю. Ќаверное, по новым районам.  ак обычно. ƒа вы пойдите в райжилотдел Ч вам скажут.
я кивнула головой, отошла к парапету набережной. —нова прогрохотал на длинной веревке зеленый игрушечный самосвал.
Ч ћама, а почему тет€ плачет? —оринка Ч очень больно, да?
Ч ƒа, ћитюша, это больно...

√овор€т, когда у человека отнимают руку, она, уже несуществующа€, продолжает болеть. Ёто потому, что клетки мозга еще живы. ќни живут долго, ист€за€ человека своей несуществующей, нереальной болью. ј потом... человек привыкает. ѕривыкает к тому, что он навсегда лишен такой, казалось бы, необходимой части себ€. ѕривыкает не только из-за того, что отмирают клетки мозга. ј потому, что мощью своего сознани€ понимает невозвратность, невосполнимость потери.
Ёто навсегда...

я пон€ла, что живуча, как кошка. ћо€ способность адаптироватьс€ в новых услови€х была бесподобной. ќна могла привести в восхищение окружающих. Ѕезмерно страдало от этого лишь одно существо Ч € сама. ќстальным всем моим так называемым близким было удобно и легко...
я даже чувствовала тогда какое-то странное облегчение.
Ч Ќу, вот и все,Ч думала € тогда.Ч » все. » пусть... ѕусть так. ћожет, и к лучшему.
”же потом дано мне было пон€ть, что эта мо€ тогдашн€€ невесомость была сродни не облегчению, она была началом моей огромной пустоты.

Ђ“ак балдеть от музыки...ї Ч неодобрительно заметила Ќинка «иновьева на дне рождени€ у  узи, когда после игры в фанты все уселись в кресла и  узина мама поставила ЂЅолерої –авел€.
Ќикто не умел так слушать музыку, как »горь. √лаза его, всегда насмешливо-тревожные, становились прозрачными и бездонными. ”  узи замирало сердце, когда она тонула в их завораживающей глубине, понима€ обреченно, что ей не выплыть, и прожива€ свою гибель, как волшебный, сладостный сон. —ердце замирало, ноги становились ватными и холодными, боковое зрение прекращало свою де€тельность, и все богатство мира сосредоточивалось дл€  узи в заполонивших голубизной весь белый свет единственных, неповторимых его глазах. —квозь плотность вобранных им звуков гл€дел он отрешенно на  узю, не вид€ ее завороженного лица, переполненный чудодейственной силой таинственной и непостижимой стихии.
 узина мама занималась грамзаписью, и в их доме был культ музыки. ќгромные динамики, установленные в разных углах просторного холла, передавали все тонкости и нюансы звуков, записанных на диски  узиной мамой.
ѕостепенно заскучавшие одноклассники перебирались в  узину комнату, где €ростно вертелась на полу бутылка, соедин€€ довольных дев€тиклассников в целующиес€ по услови€м игры пары.
Ч “емнота Ч друг молодежи,Ч торжественно провозглашал ћакаркин, щелкнув выключателем и поставив на пол гор€щую свечку.
Ћишь “урбин и  узина мама надолго замирали в удобных м€гких креслах, слуша€ одну за другой пластинки с классической музыкой.
Ч Ёто поразительно, как сильно мальчик чувствует классику,Ч вздыхала потом на кухне мама, перемыва€ груды гр€зных тарелок.
 уз€, зна€ эту страсть »гор€, часто доставала через маму билеты в консерваторию.
ќн слушал музыку не расслабленно, как многиеЧ блаженно откинувшись в кресле и полуприкрыв глаза. ќн был весь, как нат€нута€ тетива,Ч казалось, тронь его, и он зазвенит от напр€жени€.
—осредоточенный и молчаливый, провожал он  узю до подъезда и, едва кивнув на прощание, стремительно исчезал в темноте.
ќднажды  уз€, забыв отдать ему перчатки, засунутые в карман ее пальто, побежала догон€ть »гор€.
ќн шел, натыка€сь на прохожих, заложив руки в карманы и почему-то неестественно задрав вверх плечи.
¬ыйд€ на набережную, он повернул в противоположную от его дома сторону.  уз€ не осмелилась окликнуть, позвать. ќна шла за ним по петл€ющим переулкам «амоскворечь€.
Ѕыло пусто, и сухие охапки нападавших листьев вн€тно шелестели под ногами в застывшем, безветренном воздухе.  аждый шаг гулко отлетал к стенам уснувших домов и, отталкива€сь, как бы разбивалс€, наткнувшись на свое спешащее навстречу повторение.
»горь шел стремительно, не прислушива€сь к шуму тороп€щихс€ за ним ног. Ќа углу неожиданно открывшейс€ площади он вдруг резко повернул и столкнулс€ с разогнавшейс€  узей. ќн не удивилс€, не растер€лс€.
∆естко блеснули в полумраке глаза с незнакомым  узе выражением. —тиснув до боли ее ладошку, он прошептал отчетливо:
Ч »з кожи вон вылезу, а јлешку с ѕетькой буду учить музыке. “ак и запомни мои слова...
 уз€ поспешно кивнула, прот€нула »горю огромный кленовый лист в багрово-желтых переливах осени. »горь сто€л, покусыва€ длинный стебелек листа, а глаза его были далеко-далеко, подернутые олов€нной маминой поволокой. ”  узи тогда сжалось сердце от этого нового его жесткого взгл€да...

Ч ћа-а-ма, мам,Ч пронзительный голос моего сына требовательно взмывал в поднебесье.
Ч “ри-четыре. ћа-а-ма, мам,Ч дружно присоединились к голосу моего ѕетьки солидарные с ним детсадовцы.
я распахнула окно, махнула рукой: вижу, мол, твои подвиги, горжусь. ¬спомнила, как в первый год его пребывани€ в саду, когда под нашими окнами еще не было детской площадки, € с напр€жением, до боли в глазах следила из театрального бинокл€ за каждой его прогулкой. ћаленький, смешной, в оранжевом тулупчике с капюшоном, он старательно слизывал снег с варежек, а € швыр€ла бинокль и мчалась во весь дух спасать моего малыша от неизбежной простуды.
”коризненно качала головой воспитательница ќльга »вановна. –одным с детства, нарочито грубоватым голосом выговаривала мне:
Ч  узнецова, возьми себ€ в руки и прекрати беготню. Ќичего с твоим ненагл€дным не сделаетс€...
“огда во мне еще жил атавизм давнего страха за его жизнь, который терзал мен€ безустанно с той минуты, когда руки впервые почувствовали почти невесомость врученной мне ревущей, перепеленатой ноши. Ёто был животный, не регулируемый сознанием страх. ”же позже, когда он стал вытесн€тьс€ постепенно другими чувствами Ч нежностью, гордостью, ответственностью за его судьбу,Ч € пон€ла, что тот страх был самым сильным ощущением в моей жизни. ќн был хитроумен и действен в своей потенциальной силе. ƒоведенна€ этим страхом до крайности, € не спала тогда, почти не ела, € слушала дыхание сына, и каждый плач сводил мен€ с ума, отнимал силы и властно выхолащивал все остальные ощущени€.
Ётот мой страх был способен, наверное, будь он преобразован в энергию, совершать неверо€тные действи€.
 ажетс€, тогда € была способна на все Ч и на любую жертву и на любую жестокость. ¬ редкие минуты просветлени€, временного освобождени€ от гнета страха, € ужасалась себе.  ак-то вдруг вспомнила случай из моего детства.

Ќа даче у соседской собаки Ћасты родились щенки. »х было трое. “ри неуклюжих лохматых комочка. ќни только-только встали на свои дрожащие, неумелые лапы и тыкались друг в друга крутолобыми мордочками смешно и трогательно. ¬се над ними причитали и восторгались, гладили счастливую Ћасту с блест€щими, по-человечески осмысленными от значительности происшедшего глазами.
„ерез несколько дней за щенком пришел человек. ќн только вошел в калитку, а Ћаста уже напружинилась, забегала вокруг дремавших на солнце детенышей. „еловек тихо переговаривалс€ с хоз€йкой, пил чай под навесом и даже не гл€дел в сторону щенков.
ј Ћаста тихо скулила и, вылизыва€ щенков своим гор€чим шершавым €зыком, тоскливо гл€дела на пришедшего.
ћы, дети, еще не понима€ сути происход€щего, почувствовали ее тоску и отча€ние, попробовали приласкать ее и щенков, но собака грозно зарычала, шерсть вздыбилась, а в глазах вспыхнули незнакомые зловещие огоньки. ћы были просто потр€сены переменой такой всегда ласковой, покладистой Ћасты.
- ќ, это самый могучий инстинкт из всех существующих Ч инстинкт материнства,Ч непон€тно по€снила нам тогда хоз€йка Ћасты, видимо, жале€ бедную собаку и сочувству€ ей.
Ч ј зачем же вы отдаете щенка, если сами переживаете? Ч поинтересовалась €.
Ћастина хоз€йка грустно усмехнулась и, погладив мен€ по голове, по€снила:
Ч „то же делать, деточка?! Ќе могу же € держать столько собак. я все понимаю, но что ж делать?!
я всегда поражалась удивительному свойству взрослых всЄ понимать, и тем не менее делать этому наперекор.
ѕоражалась до тех пор, пока сама впервые, все понима€, не поступила иначе... Ќаверное, это был мой первый взрослый поступок.
Ћасту заперли на маленькой застекленной веранде, пока хоз€йкин знакомый забирал щенка. —обака металась по веранде и выла высоким, отча€нным голосом.
 огда человек, засунув за пазуху щенка, направилс€ к калитке, зазвенели разбитые, падающие на пол стекла и окровавленна€, взъерошенна€ Ћаста разъ€ренной тигрицей в два прыжка настигла уход€щего и кинулась на него.
—трашно закричала хоз€йка, завизжали дети, а больша€ добра€ Ћаста душила в железных объ€ти€х своего смертельного врага Ч существо, пос€гнувшее на ее детеныша.
я до сих пор помню ее глаза. “оскливые, переполненные тусклым, отча€нным страхом.

“еперь € спокойно смотрела на бесконечные син€ки и ссадины моего сына, тем более что они были непреход€щи. Ѕолел он редко и легко.
Ч ћам, скинь нам карамелек. «аверни в пакет Ч мы поймаем. ќни в вазочке на кухне...
«адрав вверх головы, детсадовцы просительно гл€дели в окно.

Ќа кухне послышалс€ л€зг собираемых инструментов, поспешные шаги в прихожей. „ерез секунду из вывернутого крана в ванной хлынула вода.
я вошла в кухню. ћои ноздри с жадностью вт€нули запах дешевых папирос и какой-то еще, чужой, незнакомый запах, ненадолго поселившийс€ в моей кухне...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

5. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј "„”∆ќ… «¬ќЌќ "

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:13 + в цитатник
 уз€ влетела на старинную террасу и, чуть не сбив с ног изумленную бабку Ќюру, повисла на шее »гор€, болта€ ногами и дико выкрикива€:
Ч ”ра! ѕоздравл€йте! ѕрин€та!
¬злохмаченный  узиными суматошными объ€ти€ми, “урбин счастливо сме€лс€ тихим, добрым смехом, целовал  узины тугие щеки и приговаривал:
- ј кто говорил, что  уз€ сама€ талантлива€, сама€ умна€, сама€ распрекрасна€...
јх, как он умел радоватьс€ чужому счастью, этот “урбин!  ак он умел горевать над чужой бедой...

 уз€ была прин€та в Ћенинградское ћухинское художественное училище. ќтец  узи сам кончал ћухинское, был коренным ленинградцем.
¬ Ћенинграде жила любима€  узина бабуленци€. Ѕабушка, прошедша€ голодную блокаду, переживша€ смерть самых близких людей, заражала  узю своей удивительной жизнеспособностью, фанатичной любовью к своему городу.
 аждый год на каникулах  уз€ приезжала к бабуленции и неизменно ухватывала хвостик ускользающих белых ночей. Ѕабушка сердилась на  узю, когда та возвращалась домой не на рассвете, ворчала, что так можно проспать всю жизнь.
ЧЌу, €вилась Ч не запылилась. Ќа улице-то красота кака€, а ты спать заваливаешьс€. я в твои годы в пору белых ночей и глаз не смыкала. » хотелось спать, а чувствовала Ч нет, нельз€ такое упускать... Ѕывало, весь ѕетербург исколесишь. Ќа улицах людно, весело Ч где песни запевают, где, гладишь, пл€ски устро€т под гармошку. ј уж когда на острова выбирались Ч дух замирал... Ќельз€, Ќаташенька, такое проспать... ѕотом спохватишьс€, да уж поздно будет.
”  узи тоже замирал дух от той гармонии, которой осв€щен был Ћенинград в пору белых ночей.  азалось, ночь залюбовалась городом и, оцепенев от его простой и торжественной красоты, все медлила и медлила накинуть на него свое темное покрывало. «амешкалась ночь, а тут уж на цыпочках подкрадываетс€ рум€ный рассвет. » отступала, негоду€ и сожале€, чуть виновата€ ночь, а сама ждала и томилась полюбившимс€ видением города и, с нетерпением дождавшись своего часа, вновь и вновь медлила затуманить любимые черты, смешать четкость линий, одарить изнуренных сладостной бессонницей жителей прохладной благодатью.
ј потом проходила влюбленность, и все короче становились безудержные свидани€.
Ќо наступала пора, когда равнодушно и делово накидывала охладевша€ к красотам города ночь свой волшебный плащ. » обессиленный город смежал уставшие веки, мгновенно и крепко засыпал.
 уз€ не очень сопротивл€лась желанию родителей послать ее учитьс€ в Ћенинград. ќна знала, что будет скучать по »горю. Ќо они виделись и так очень редко.


¬ыпускные экзамены, напр€женные зан€ти€ рисунком и подготовка работ к творческому конкурсу в училище Ч это занимало весь день, которого никак не хватало, и приходилось урывать часы, предназначенные дл€ сна. ј тут еще внезапна€, переродивша€с€ из детской прив€занности любовь напропалую хиппующего ћакаркина. ƒл€ него вдруг свет клином сошелс€ на  узе. ћакаркин та€л и сох, сох и та€л. ќн свирепо ревновал ее к “урбину, грозилс€ убить  узю, себ€, »гор€. –одители ћакаркина паниковали, шептались вечерами с  узиной мамой, приходили в отча€ние от надвигающегос€ неотвратимого провала их страдающего отпрыска в институт международных отношений. ћакаркинска€ безумна€ любовь не вызывала у  узи особых эмоций.
ќна даже немножечко презирала его за то, что он умудр€лс€ выражать всЄ, что чувствует, ничего не оставл€€ дл€ себ€. » все-таки ћакаркина  уз€ по-своему любила и даже поцеловала его в щеку, когда в день рождени€ он осыпал ее дождем белой сирени.
 узина мама нарочито равнодушным голосом стала вдруг обращать ее внимание на то, как повзрослел ¬алерик, какой стал красивый, высокий и, главное, как удивительны его манеры.  уз€ сме€лась, разоблача€ мамины хитрости:
Ч ћамочка, ну что ћакаркин барышн€, что ли?! ¬идите ли, манеры у него удивительные! » где это ты манеры разгл€дела сквозь его патлы и драные джинсы? » потом не надо мен€ сватать. ¬се равно не выйдет!..

 улек с карамельками спилотировал на тротуар.  ак по команде, все детсадовцы дружно засопели, зашелестели фантиками, заверещали вразнобой:
Ч —пасибо, тет€ Ќаташа!
√олоса у всех были умильные, подслащенные карамельками.
я почувствовала, как мой рот ползет к углам в невольной улыбке. Ђ√осподи, до чего же смешные...ї
Ч ј это еще что? „то вы все едите? —колько раз внушала вам: портить аппетит не разрешаю. ¬се дети как дети, а вы Ч как стадо баранов. Ќаказание, а не дети,Ч пророкотал под окнами голос ќльги »вановны.Ч » кто это вас так, кстати, угостил?! ј?
я поспешно спр€тала голову за штору. ј голос ќльги »вановны бушевал под окном.
Ч  узнецова, прекрати безобразие. » нечего пр€татьс€ за штору. Ќашкодит, а потом пр€четс€! Ёто же надо Ч всей группе аппетит испортить! —егодн€ же позвоню твоей матери.Ч » оставив мен€ в покое, уже дет€м: Ч ј теперь все хором плюнем. “ри-четыре! ћакаркин, почему ты не плюешь?
» счастливый голос ћакаркина:
Ч ј € уж все заглотил, ќльга »ванна...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

6. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј. "„”∆ќ… «¬ќЌќ ".

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:11 + в цитатник
ѕервого сент€бр€ двойн€шки “урбины должны были пойти в школу.
¬сю весну и лето »горь работал в две смены. Ќадо было обмундировывать первоклашек по всем правилам.
¬ернувшись из Ћенинграда после экзаменов уже студенткой первого курса,  уз€ повела двойн€шек в Ђƒетский мирї покупать школьные формы, ранцы, тетрадки, запасатьс€ разными ластиками, линеечками, обложками.
 уз€ чувствовала в обеих руках потные от волнени€ маленькие ладошки. ƒвойн€шки впервые попали в Ђƒетский мирї и, изумленные, с восторгом таращились по сторонам.
«десь, в нар€дной громкоголосой толпе детей,  уз€ вдруг заметила, как плохо одеты двойн€шки. »х застиранные самодельные костюмчики были тесными и неуклюжими. Ѕрюки, едва доходившие до тоненьких щиколоток, пузырились на коленках, рукава рубашек были закатаны, чтобы скрыть их не достающую до зап€стьев длину.  уз€ почувствовала тогда прилив острой жалости и нежности к малышам, мысленно дала себе слово откладывать дл€ них всю будущую стипендию. “огда  уз€ еще не понимала, как легко давать себе слово в семнадцать лет и кака€ огромна€ пропасть между словом и исполнением обещанного.
 уз€ чувствовала: »горь очень хотел, чтобы она осталась в ћоскве на первое сент€бр€, разделила с ним счастливый день вступлени€ двойн€шек в школьную жизнь. ќн просил ее об этом глазами, вдруг неожиданно повисающими паузами. ѕросил всем своим существом. Ќе было только слов.
¬еликодушно предоставл€л ей »горь возможность оправдатьс€ перед собой за свою несосто€тельность €кобы непониманием. ќн не хотел ради  узи переводить свою просьбу на €зык слов, когда отказать было бы уже неверо€тно.  уз€ знала это и злилась на себ€ за жгучее желание начать студенческую жизнь с того дн€, который всегда был самым любимым на прот€жении дес€ти школьных лет.
«а три дн€ до начала учебного года заболела бабуленци€, и  уз€ тут же вз€ла билет на поезд. “еперь вроде бы ее совесть была чиста.
ƒвойн€шки, замерев от восторга, сто€ли перед зеркалом в новеньких школьных формах и блест€щих ботинках.
Ќо больше них си€л сам »горь. ≈го лучистые глаза заботливо и счастливо огл€дывали малышей; руки, ловкие и сильные, любовно расправл€ли складочки на одежде первоклашек. ѕерехватив внимательный  узин взгл€д, он отвел глаза и нарочито грозно обратилс€ к двойн€шкам:
ѕомилуйте, господа, примерка давно закончена. ѕозвольте помочь вашим си€тельствам сн€ть мундиры.
ƒвойн€шки заливались веселым смехом, сме€лс€ и »горь, а  уз€ сто€ла посреди комнаты со своим дурацким чемоданом и чувствовала, как »горю не хочетс€ сме€тьс€.
ѕотом был вокзал с его привычной сутолокой, с равнодушным немигающим глазом семафора.
Ћицо »гор€, напр€женное от усилий сохранить всегдашнюю невозмутимость... —делать вид, что ничего не произошло... » глаза почему-то виноватые... ≈го, а не  узины виноватые глаза, впервые избегающие ее растер€нного взгл€да...

’рустнули суставы переплетенных побелевших пальцев.
я вдруг задохнулась. ѕронзительно и коротко чиркнула, как молни€, мысль, котора€ обожгла... я знала, что потер€ю его... ћен€ вдруг словно сдули, точно воздушный шарик.
 ак же все запутанно и сложно, если через столько лет дано было мне пон€ть тот ускользающий его взгл€д на шумной платформе Ћенинградского вокзала...
√од назад, каким-то неверо€тным образом разыскав мой телефон, мне позвонила мо€ школьна€ подруга очкарик “имошка.
Ч  то это?Чне пон€ла €, услышав, что звонит некто Ћюдмила »вановна “имофеева.
ѕосле короткой паузы “имошка удивленно прот€нула:
Ч Ќу, ты нахалка! Ќе узнать своей боевой подруги?! “ы эти номера, старушка, приканчивай. —читаю до трех: не узнаешьЧповешу трубку.
ƒействительно, как же мен€ угораздило не узнать сразу “имошку?
я представила себе, как она сейчас обескуражено хлопает бесцветными ресничками Ч часто-часто, словно промаргиваетс€,Ч и смешно морщит розовый нос.
Ч »звини, “имофей, родненький. ћне простительноЧ € ведь, страшно сказать, с другого континента недавно вернулась. «наешь, еще в себ€ никак не приду.
Ч ƒа, знаю, л€гушка-путешественница. Ќу, как ты?  ак ¬алерка? я знаю, что у вас парень уже здоровый.  ак зовут?
Ч ѕетром ¬алерьевичем величают. ”же шесть годков стукнуло. «доровый мужик... “имош, а ты как? –аботаешь там же?
Ч “ам же. Ќадоело до смерти. —лушай,  узька, мы здесь как-то встречались... вас с ¬алеркой вспоминали.
Ч ѕодожди.  то это вы?
Ч Ќу кто, одноклассники твои бывшие, балда. √осподи, такие все другие стали... я тогда грешным делом подумала Ч может, и не стоило. ¬есель€ было мало, а послевкусие до сих пор сохран€етс€... горькое-прегорькое.
Ч “имош...
Ч „его?
Ч ƒа нет, ничего.  огда повидаемс€-то?
Ч √осподи, да хоть сегодн€. „его спросить-то хотела? ѕро “урбина, что ли?
Ч јга...
Ч Ќичегошеньки про него не знаю. ќй, погоди, как же не знаю? «наю самое главное. ѕроучилс€ в медицинском полгода и был отчислен за непосещаемость.
Ч ѕочему?
Ч Ќинка «иновьева видела √рымзу. ѕравда, это очень давно было. ќдин из двойн€шек очень чем-то болел.
Ч ј чем?
-- “ы знаешь, не помню... ” них ведь наследственность еще та. √рымза еще вроде Ќинке сказала, что »горь на части разрываетс€, а мы все свинтусы и могли бы помочь... ј потом обвин€ла нас, что все мы, бездари вроде бы, институты позаканчивали, а он Ч самый блест€щий и расталантливый... Ќу, и так далее. —ама √рымза хотела вмешатьс€ в эту историю с отчислением “урбина, сходить к ректору, но »горь категорически запретил. “ы ведь знаешь, какой он гордый. ƒа и как “урбин относитс€ ко всем, кто про€вл€ет участие, ты знаешь. Ќе говор€ уж о помощи. “ы-то знаешь...
ƒа, € знала. “олько мнеЧне теперешней, нет, а тогдашней  узе Ч приоткрыл он лазеечку в свою жизнь, в свою судьбу, в свое сердце. “олько мне гордый, независимый “урбин дал право участи€ и суматошной, беспор€дочной помощи. “олько мне доверил он теплые ладошки своих ненагл€дных двойн€шек и разрешил им прив€затьс€ ко мне, привыкнуть.
Ђ» это пройдетї?
Ќет, царь —оломон с долгов€зым курильщиком €вно ошибались.
Ёто останетс€.  ак бесконечный невидимый шлейф будет т€нутьс€ всегда, опутывать, обескураживать, разбивать разумные доводы и соображени€ здравого смысла, сбивать с толку Ч это мое вечное брем€, вечна€ ноша...

Ћенинградска€ студенческа€ жизнь оказалась неверо€тно насыщенной, шумной.
ќбщительна€  уз€ быстро обросла компанией новых друзей.
∆ить с бабушкой  узе очень нравилось. “а не угнетала внучку нотаци€ми и советами, не призывала к благоразумию, охотно соглашалась на многочисленные студенческие сборища в своей петербургской старомодной квартире.
Ѕабушка познакомила  узю с сотрудниками –усского музе€ и Ёрмитажа, и  уз€ по целым дн€м пропадала в запасниках, извлека€ дл€ себ€ из их богатейших коллекций новые имена, новые впечатлени€, новые представлени€ о живописи.
»ногда она просила  узю съездить с ней в –епино, где жила ее дальн€€ родственница.  уз€ забирала с собой мольберт, краски, и, пока две старушки устраивали чаепити€ и вспоминали дорогих ушедших из жизни людей, она бродила по лесу, спускалась к заливу, выбира€ натуру, и делала наброски пейзажей, стара€сь не упускать никаких нюансов и деталей натуры, за что ее всегда расхваливала бабушка.
¬ мансарде бабушкиного дома размещалась мастерска€. ¬ ней среди засиль€ гипсовых фигур работала  уз€. Ѕабушка была прекрасным скульптором.
 узе очень нравилась ее лаконична€, жестка€ манера, мужска€, четка€. ¬ то же врем€ скульптуры ее были согреты мудрым теплым пониманием людей, даже какой-то затаенной снисходительностью к ним.
Ѕольше всего любила  уз€ бабушкиного „ехова. ќн сидел на садовой скамейке, чуть нагнувшись вперед, его гибкие, нервные пальцы обхватили переплетенные ноги, а голова, красива€, горда€, на длинной шее, была чуть склонена к плечу, словно он прислушивалс€ к себе, одухотворенный пока еще не€сными переплетени€ми человеческих судеб, переполненный любовью и жалостью к своим м€тущимс€ геро€м.
„ем пристальнее вгл€дывалась  уз€ в скульптуру, тем больше поражалась тому непрерывному движению, которое было передано в абсолютно неподвижной позе писател€,Ч движению мысли, интеллекта, внутреннему беспокойству и сосредоточенной одержимости.
 уз€ могла проследить каждое движение, предшествовавшее запечатленной позе „ехова. ¬от он порывисто подн€л правую руку, расстегнул тугой сто€чий ворот рубашки, крутнул головой, вздохнул глубоко-глубоко и, еще не выдохнув до конца, бросил на колени руки. ≈ще раз хотел пошевелить головой, освобожда€сь от крахмального воротничка, да так и замер, чуть наклонив голову, от вдруг нахлынувших ощущений, расслабив от всегдашнего близорукого прищура свои прекрасные всевид€щие глаза...

»горь по€вилс€ в Ћенинграде внезапно.  ак всегда,  уз€ позвонила в перерыве между лекци€ми.
-- Ѕулька, приветик! ” мен€ все тип-топ.  ак ты?
Ч “оже тип-топ. Ќаташка, к тебе гость приехал. “урбин твой. —лушай, замечательное лицо у него. —ейчас таких лиц уже не бывает, знаешь, какое-то народовольческое... я бы, пожалуй, поработала над ним...
 уз€ почувствовала, как ее бросило в жар. »горь здесь, в Ћенинграде.  ак неожиданно! “ри дн€ назад получила от него обсто€тельное письмо Ч и хоть бы словечко.
Ч Ѕуль, подожди. ясное дело, он тебе будет позировать. ј он сам-то где?
Ч ј он отправилс€ Ћенинград смотреть. я его чаем напоила, и он пошел. я ему, конечно, сказала, что нужно увидеть в первую очередь...
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".

 омментарии (0)

7. ≈ ј“≈–»Ќј ћј– ќ¬ј. "„”∆ќ… «¬ќЌќ ".

ƒневник

—реда, 29 јпрел€ 2015 г. 15:09 + в цитатник
Ќа лекции  уз€ ничего не слышала. ≈й было не по себе. ќна даже не понимала Ч рада она его приезду или нет.  огда на но€брьские праздники как снег на голову свалилс€ ћакаркин Ч она была ему рада...
ƒа, она была рада ћакаркину. — ним было всегда просто и весело. ј вот сейчас она никак не могла разгрести той сум€тицы чувств, которые нахлынули с по€влением “урбина. „то-то не€сное копошилось в  узе, какое-то незнакомое, чужеродное, как соринка в глазу, чувство. Ёто Ђчто-тої мешало ей собратьс€ с мысл€ми, прин€ть радостно и €сно его приезд.
ѕосле лекций  уз€ вывалилась на крыльцо в галд€щей толпе студентов. ѕодхваченна€ с двух сторон под руки, она скользила по ступенькам, когда вдруг увидела “урбина.
ќн сто€л, прижавшись спиной к толстому стволу дерева, почти впечатавшись в его изборожденную глубокими морщинами плоть, и глазами выискивал в толпе студентов ее рыжую голову.
≈го всегдашние длинные волосы были непривычно коротко подстрижены, открыта€ худа€ ше€ и торчащие уши подчеркивали болезненную бледность кожи и угловатость хрупкой его фигуры. —ветлый вылин€вший плащик казалс€ убогим и нелепым на фоне заснеженных ленинградских улиц. —тиснута€ в руках черна€ мехова€ шапка, отделанна€ кожей, так не в€залась с плащом, что он, видимо, понима€ это, сдернул ее с головы, неуклюже комка€ в руках.
 уз€ успела отметить, что на »гор€ обращают внимание и даже огл€дываютс€.
Ч ќ, господи,Ч фыркнула бегуща€ впереди блондинка из параллельной группы, огл€нувшись назад, стрельнула глазами на застывшую у дерева одинокую фигуру, привлека€ к нему внимание однокурсников.
 уз€ вспыхнула и опустила глаза.
Ч я сейчас... тетрадку оставила... ¬прочем, не ждите мен€...
–ванулась обратно к институтским двер€м, промчалась мимо оторопевшей вахтерши в опустевшую аудиторию, плюхнулась с размаху на подоконник.
¬ морозном воздухе, как разбухшие бабочки-капустницы, плавно кружились громадные бесформенные снежинки. »х нежелание падать на землю под ноги равнодушным пешеходам, их истовое стремление кружить и плавать в воздухе Ч где кажда€ из них хороша и грациозна Ч словно сообщали им силу, и они задерживали свое неизбежное сли€ние в бесформенную массу, покор€€сь легчайшим дуновени€м ветра, украшали своей белизной видимый мир.
ѕодоконник был холодным и, узким. ƒверь в аудиторию распахивалась и со стуком захлопывалась пробегающими студентами.
—нежинки за окном множились, превраща€сь в беспор€дочный головокружительный хоровод.   вечеру Ћенинград завалит снегом... ¬ыйдут на улицы, розовощекие дворники с метлами и лопатами, заскребут скребками, сковырива€ скользкий утрамбованный нарост. «амелькают в воздухе слепленные снежки, зазвен€т разбитые стекла под сердитые крики непон€тливых взрослых, закраснеют носами-морковками неуклюжие снеговики во дворах и скверах...
—нег шел вовсю... ¬ окно аудитории со звоном ткнулс€ туго слепленный снежок. ћахнула  узе рукой незнакома€ девушка в лохматой шапке с ушами, сгребла снег дл€ следующего снежка, с хохотом увернулась от настигшего ее на месте преступлени€ растрепанного длинноволосого студента. ќтделилась от морщинистого тополиного ствола нелепа€ фигура в вылин€лом плаще, медленно двинулась вдоль институтского здани€, комка€ в застывших руках меховую шапку и словно нехот€ переставл€€ ноги. “кнулс€ в воротник плаща настигший снежок, заливисто зазвенел смех бегущей извин€тьс€ девушки в шапке с ушами Ч и смолк, споткнувшись о его лицо. Ќаверное, у »гор€ было такое лицо, что  уз€ слышала, как споткнулс€ этот смех...

 уз€ всегда поражалась удивительному свойству взрослых все понимать и тем не менее делать этому наперекор. ѕоражалась до тех пор, пока сама, все понима€, не поступила иначе. Ќаверное, это был первый взрослый  узин поступок.
¬прочем, тогда это уже была не  уз€. Ёто была €...

¬ ванной не было слышно ни шума воды, ни звона инструментов, ни шороха движений. я вдруг четко увидела его, сид€щего на краешке ванны.
«астывша€, напр€женна€ фигура чуть в наклон, как тогда в зале консерватории, отсутствующие, распахнутые навстречу нахлынувшим воспоминани€м ненагл€дные его глаза, тонкий рот с чуть подрагивающими уголками, копна непокорной спутанной Ђсоломыї, в густоте которой мгновенно теплеют замерзшие кончики пальцев.
ћен€ знобило.
ќтшвырнув халат, пута€сь в джинсах, лихорадочно ввинчива€ непослушными пальцами пуговицы кофты не в те петли, € замерла на секунду перед дверью в ванную. –аспахнула ее.
»з незавинченного крана, словно пересмеива€сь, захлебыва€сь, падали в раковину торопливые звен€щие капли.
“аратор€ и перебива€ друг друга, они, как бы бо€сь, что их не дослушают, рассказывали какие-то неверо€тные истории.
ћахровый коврик, аккуратно сдвинутый в сторону.
–езиновый вантуз.
ћое бледное лицо в зеркале над раковиной с чужими немигающими глазами.
» все..
я почему-то очень осторожно прикрыла дверь ванной, вышла в коридор.

»з неприкрытой входной двери доносилс€ шум лифта, звон бутылок в мусоропроводе. Ѕеспардонный солнечный зайчик, метнувшийс€ от коридорного зеркала, ослепил мои глаза своей неожиданной выходкой.
—о стуком упала лыжна€ палка, перегородив мне дорогу.
я захлопнула дверь, пристроила палку острием в поролоновый коврик. ќткинув со лба упавшую пр€дку волос, огл€дела квартиру, пыта€сь определить, на какое врем€ € зас€ду за уборку. ћо€ квартира представл€ла собой довольно тоскливое зрелище...
я подошла к окну.
 ак из другого мира, ворвались будничные голоса прохожих, визг тормозов, смех куда-то спешащих людей.

Ќа детской площадке с жалобным скрипом раскачивались пустые качели. Ѕрошенные, беспомощные, как чье-то безвозвратно ушедшее детство.
–убрики:  „тение
≈катерина ћаркова ."„ужой звонок".


 —траницы: [1]