-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ФИЛИНТЕЛЛЕКТ

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 3) Live_Memory Лиру_Вильнюс Camelot_Club
Читатель сообществ (Всего в списке: 3) О_Самом_Интересном Школа_славянской_магии WiseAdvice

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.03.2015
Записей:
Комментариев:
Написано: 1928

Комментарии (0)

Чехов. Грустное рождественское письмо Ваньки Жукова на деревню к дедушке

Воскресенье, 10 Декабря 2017 г. 06:54 + в цитатник
Это цитата сообщения кол-лексус [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Чехов. Ванька Жуков. Письмо на деревню дедушке к рождеству. "Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру..."

2969_marka_monako_2009_god_anton_pavlovich_chekhov_18601904_russkiy_pisatel_negashenaya (177x139, 20Kb)Ванька Жуков. Письмо на деревню дедушке, которое мог бы написать Жуков, узнав об объявлении наших правителей невиноватыми в допинге спортсменов в Сочи, о развале экономики и войнах, о пропаже нормального здравоохранения, о 12 миллионах людей живущих ниже черты бедности, о войнах и злобе, и о 20 миллионах человек, живущих ниже минимального прожиточного уровня, и о том, что Антона Павловича Чехова нынешний никчемный правитель как-то привязывает к своей очередной президентской кампании. Но Ваня еще ребенок, брошенный в жестокую школу жизни, он плохо обучен, ему тяжело и хочется бежать отсюда, из грубой хамской Москвы, сломя голову....

slide_2 (254x272, 31Kb)
Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный три месяца тому назад в ученье к сапожнику Аляхину, в ночь под рождество не ложился спать. Дождавшись, когда хозяева и подмастерья ушли к заутрене, он достал из хозяйского шкафа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на двери и окна, покосился на темный образ, по обе стороны которого тянулись полки с колодками, и прерывисто вздохнул. Бумага лежала на скамье, а сам он стоял перед скамьей на коленях.

"Милый дедушка, Константин Макарыч! - писал он. - И пишу тебе письмо. Поздравляю вас с рождеством и желаю тебе всего от господа бога. Нету у меня ни отца, ни маменьки, только ты у меня один остался".

Ванька перевел глаза на темное окно, в котором мелькало отражение его свечки, и живо вообразил себе своего деда Константина Макарыча, служащего ночным сторожем у господ Живаревых. Это маленький, тощенький, но необыкновенно юркий и подвижной старикашка, лет шестидесяти пяти, с вечно смеющимся лицом и пьяными глазами. Днем он спит в людской кухне или балагурит с кухарками, ночью же, окутанный в просторный тулуп, ходит вокруг усадьбы и стучит в свою колотушку. За ним, опустив головы, шагают старая Каштанка и кобелек Вьюн, прозванный так за свой черный цвет и тело, длинное, как у ласки. Этот Вьюн необыкновенно почтителен и ласков, одинаково умильно смотрит как на своих, так и на чужих, но кредитом не пользуется. Под его почтительностью и смирением скрывается самое иезуитское ехидство. Никто лучше его не умеет вовремя подкрасться и цапнуть за ногу, забраться в ледник или украсть у мужика курицу. Ему уж не раз отбивали задние ноги, раза два его вешали, каждую неделю пороли до полусмерти, но он всегда оживал.

Теперь, наверно, дед стоит у ворот, щурит глаза на ярко-красные окна деревенской церкви и, притопывая валенками, балагурит с дворней. Колотушка его подвязана к поясу. Он всплескивает руками, пожимается от холода и, старчески хихикая, щиплет то горничную, то кухарку.
- Табачку нешто нам понюхать? - говорит он, подставляя бабам свою табакерку.
Бабы нюхают и чихают. Дед приходит в неописанный восторг, заливается веселым смехом и кричит:
- Отдирай, примерзло!
Дают понюхать табаку и собакам. Каштанка чихает, крутит мордой и, обиженная, отходит в сторону. Вьюн же из почтительности не чихает и вертит хвостом. А погода великолепная. Воздух тих, прозрачен и свеж. Ночь темна, но видно всю деревню с ее белыми крышами и струйками дыма, идущими из труб, деревья, посеребренные инеем, сугробы. Все небо усыпано весело мигающими звездами, и Млечный Путь вырисовывается так ясно, как будто его перед праздником помыли и потерли снегом...
Ванька вздохнул, умакнул перо и продолжал писать:

"А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают. А спать мне велят в сенях, а когда ребятенок ихний плачет, я вовсе не сплю, а качаю люльку. Милый дедушка, сделай божецкую милость, возьми меня отсюда домой, на деревню, нету никакой моей возможности... Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру..."
Ванька покривил рот, потер своим черным кулаком глаза и всхлипнул. "Я буду тебе табак тереть, - продолжал он, - богу молиться, а если что, то секи меня как Сидорову козу. А ежели думаешь, у должности мне нету, то я Христа ради попрошусь к приказчику сапоги чистить али заместо Федьки в подпаски пойду. Дедушка милый, нету никакой возможности, просто смерть одна. Хотел было пешком на деревню бежать, да сапогов нету, морозу боюсь. А когда вырасту большой, то за это самое буду тебя кормить и в обиду никому не дам, а помрешь, стану за упокой души молить, все равно как за мамку Пелагею.

А Москва город большой. Дома всё господские и лошадей много, а овец нету и собаки не злые. Со звездой тут ребята не ходят и на клирос петь никого не пущают, а раз я видал в одной лавке на окне крючки продаются прямо с леской и на всякую рыбу, очень стоющие, даже такой есть один крючок, что пудового сома удержит. И видал которые лавки, где ружья всякие на манер бариновых, так что небось рублей сто кажное... А в мясных лавках и тетерева, и рябцы, и зайцы, а в котором месте их стреляют, про-то сидельцы не сказывают.

Милый дедушка, а когда у господ будет елка с гостинцами, возьми мне золоченый орех и в зеленый сундучок спрячь. Попроси у барышни Ольги Игнатьевны, скажи, для Ваньки". Ванька судорожно вздохнул и опять уставился на окно. Он вспомнил, что за елкой для господ всегда ходил в лес дед и брал с собою внука. Веселое было время! И дед крякал, и мороз крякал, а глядя на них, и Ванька крякал. Бывало, прежде чем вырубить елку, дед выкуривает трубку, долго нюхает табак, посмеивается над озябшим Ванюшкой... Молодые елки, окутанные инеем, стоят неподвижно и ждут, которой из них помирать? Откуда ни возьмись по сугробам летит стрелой заяц... Дед не может, чтоб не крикнуть:
- Держи, держи... держи! Ах, куцый дьявол!
Срубленную елку дед тащил в господский дом, а там принимались убирать ее... Больше всех хлопотала барышня Ольга Игнатьевна, любимица Ваньки. Когда еще была жива Ванькина мать Пелагея и служила у господ в горничных, Ольга Игнатьевна кормила Ваньку леденцами и от нечего делать выучила его читать, писать, считать до ста и даже танцевать кадриль. Когда же Пелагея умерла, сироту Ваньку спровадили в людскую кухню к деду, а из кухни в Москву к сапожнику Аляхину...

"Приезжай, милый дедушка, - продолжал Ванька, - Христом-богом тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня, сироту несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, все плачу. А намедни хозяин колодкой по голове ударил, так что упал и насилу очухался. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой... А еще кланяюсь Алене, кривому Егорке и кучеру, а гармонию мою никому не отдавай. Остаюсь твой внук Иван Жуков, милый дедушка, приезжай".

Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне за копейку... Подумав немного, он умакнул перо и написал адрес:

bem_rasskaz_chekhova_vanka_obshch_sv_evgenii (232x374, 45Kb)

На деревню дедушке.

Потом почесался, подумал и прибавил: "Константину Макарычу". Довольный тем, что ему не помешали писать, он надел шапку и, не набрасывая на себя шубейки, прямо в рубахе выбежал на улицу...
Сидельцы из мясной лавки, которых он расспрашивал накануне, сказали ему, что письма опускаются в почтовые ящики, а из ящиков развозятся по всей земле на почтовых тройках с пьяными ямщиками и звонкими колокольцами. Ванька добежал до первого почтового ящика и сунул драгоценное письмо в щель...

Убаюканный сладкими надеждами, он час спустя крепко спал... Ему снилась печка. На печи сидит дед, свесив босые ноги, и читает письмо кухаркам... Около печи ходит Вьюн и вертит хвостом...

1886

Серия сообщений "Художники слова":
Часть 1 - Фольклор Канады. Кремация McGee
Часть 2 - Дверь в стене, манящая в несбывшееся
...
Часть 22 - Скоро Рождество....Дары волхвов уже готовятся.
Часть 23 - Маленькие прелести жизни
Часть 24 - Чехов. Грустное рождественское письмо Ваньки Жукова на деревню к дедушке
Часть 25 - ...а скрипка пела, немножко нервно....
Часть 26 - Красное и Черное. Сорель мечтал покорить Париж так же, как у нас ребята рвутся в Москву
Часть 27 - Айзек Азимов. Рождественская сказка-быль о девочке и ее друге Роботе

Рубрики:  Марки СССР/Национальная гордость

Метки:  
Комментарии (0)

Отзвуки каторг Забайкалья и Сахалина. Русский фольклор.Чехов на острове Отверженных

Дневник

Суббота, 15 Июля 2017 г. 18:55 + в цитатник
Я часто задавался вопросом почему у меня в памяти (а я послевоенных лет рождения) осталось так много грустных песен о Байкале, ямщиках, жандармах и острогах. А сейчас меня осенило - у меня же отец и мать сталинские сидельцы, а тех лагерях люди пели песни отнюдь не из кинофильмов Волга-Волга "Легко на сердце от песни веселой...", а те, что остались в памяти народной именно из сибирских да сахалинских острогов

Сильна память народная о жутких временах, о Путинских еще не то петь будут, уронил Россию крепко, тут не киркоровские песни запоешь .... Перед нами русский фольклор, о котором почему-то мало говорится, к нему сегодня присоединяются творения Высоцкого, Окуджавы, Городницкого, и его нужно беречь

"Славное море - священный Байкал, славный корабль - омулевая бочка.
Эй, баргузин, пошевеливай вал, молодцу плыть недалечко.

Долго я звонкие цепи носил, долго бродил я в горах Акатуя.
Старый товарищ бежать пособил, ожил я, волю почуя.

Шилка и Нерчинск не страшны теперь, горная стража меня не поймала.
В дебрях не тронул прожорливый зверь, пуля стрелка миновала.

Шел я и в ночь, и средь белого дня, близ городов озираяся зорко,
Хлебом кормили крестьянки меня, парни снабжали махоркой.

Славное море - священный Байкал, славный мой парус — кафтан дыроватый.
Эй, баргузин, пошевеливай вал, слышатся бури раскаты.

Славное море - священный Байкал, славный корабль - омулевая бочка.
Эй, баргузин, пошевеливай вал, молодцу плыть недалечко."
https://www.youtube.com/watch?v=xrenuYBSYDQ
Виктор Еремеев. Год назад
Сколько слушаю эту песню, новый текст слышу впервые. Когда на душе скверно от настоящего , слушаю русские песни и растворяюсь в них. Это магнит, который притягивает с невероятной силой. Дает возможность выстоять в этой круговерти.
Нина Михайлова 3 года назад. Эта песня мне напоминает детство, её пел мой отец!
Радости жизни 3 года назад. Моя бабушка раньше пела эту песню. Но больше всего мне нравится как поёт подобные песни Жанна Бичевская. Спасибо за песню. Нельзя их забывать, в них Душа нашего народа.
olga v8 месяцев назад Благодарю! Это была любимая песня моего покойного дедушки Николая. Родом мы из Сибири
KAKTUS0808 3 года назад Tą pieśń śpiewał mój śp.Ojciec . , lecz tych słów nie znałem . Jednak ta pieśń zesłańców jest piękna i wzruszająca .Wielkie dzięki dla wykonawcy!!!
Vyacheslav Stadia 2 месяца назад. Заметьте, каторжные мотивы до сих пор живы видимо на столько воля и неволя есть пробный камень в Русском сознании
Viel-GLOTOFF Robert 3 года назад Quel réalisme dans cette vidéo:félicitation à celui qui l'a créée, elle donne des frissons en la regardant. Laissons notre imagination faire le reste. A tous ceux qui aiment la Sibérie et le Baïkal.
Поляки в Азии (700x266, 85Kb)
Поляки в Азии. Навсегда

https://ok.ru/chitaistor/topic/64402226192537
В июне 2015 года Управлением ФСИН России по Забайкальскому краю организован пресс-тур по местам Нерчинской каторги. В туре приняли участие представители Управления Минюста России по Забайкальскому краю, краевой библиотеки им. А.С. Пушкина, средств массовой информации. Основными целями акции были – поиски остатков каторжных тюрем, их фотографирование и формирование общественного мнения по их сохранению и возможной эксплуатации.
Отправить в Сибирь на вечную каторгу… Такова была альтернатива смертной казни в 18 - начале 19 века. За самые тяжкие преступления, в том числе преступления против государства по велению императора Петра Великого стали отправлять на Нерчинские рудники. Присоединение Забайкалья к России, открытие на его территории залежей серебра отечественного переориентировало использование смертников не на галерах (каторгах), а на горном производстве. Вечная каторга означала, что и потомство каторжан будет навечно приписано к горным заводам.
1342788_original (700x180, 69Kb)
Первым пунктом по пути следования был п. Акатуй – место расположения Акатуйской каторжной тюрьмы. Тюрьма была открыта при руднике в 1832 году, В ней были камеры для «самых тяжких преступников». Каторжан приковывали к тачкам, надевали на руки «лису» — железную полосу в полтора пуда весом.
Первыми политическими заключенными Акатуя были участники польского восстания 1830 года. Здесь отбывали каторгу с 1841 по 1845 годы декабрист М. С. Лунин, с 1890 по 1895 - революционер-народоволец П. Ф. Якубович и многие другие революционеры. Особую известность тюрьма получила после 1911 года, когда была преобразована в женскую. В это время в ней содержались Спиридонова М.А., Фиалка Р.М., Каплан Ф.Е., Школьник М.М. и др.
Следуя из Александровского Завода в Кадаю, мы подъезжали к церкви села Доно.Первое упоминание о селе датируется 1745 годом – открытие Донинского Никольского прииска. Известно также, что в 1809 году, после отбывания каторги сюда было сослано 20 уральских казаков-староверов, бывших участников Пугачевского восстания. И сегодня село украшает единственная сохранившаяся в крае старообрядческая Свято-Никольская церковь - памятник деревянного зодчества середины 19 века. Потомки казаков–старообрядцев сохраняют свою веру и традиции - церковь действует и поныне.
original (1) (700x213, 74Kb)
До 1828 года в Горном Зерентуе содержались лишь уголовные преступники. Первыми политическими каторжанами явились декабристы Сухинов, Соловьев, Быстрицкий и Мозалевский. Кроме декабристов в Горном Зерентуе содержались польские повстанцы, солдаты Семеновского полка, а начиная с 1890-х годов, сюда стали партиями приводить участников рабочего движения, а затем — первой русской революции. Были здесь и матросы с восставших военных судов «Потемкин» и «Очаков». Особенно плотно населенной оказалась тюрьма в 1906— 1917 годах, когда в ней содержалось до тысячи политических заключенных, а рассчитана она была на 400 человек.
В Советские времена здание тюрьмы было передано школе. Но с постройкой новой школы 10 лет назад – здание перестало эксплуатироваться. Экспонаты школьного музея, ранее расположенного в здании уже два года хранятся в ящиках. Несмотря на охрану здания администрацией школы, в нем уже разобраны полы в ряде помещений. Здание ветшает и отсутствие должной охраны делает его пожароопасным. Необходимо срочное решение вопроса о передаче его тем, кто сможет его эксплуатировать и содержать – иначе оно может быть утрачено.
Польские заключенные (после 1863г) (700x247, 70Kb)
В 1890 году Антон Павлович Чехов, уже известный писатель, предпринял путешествие через всю страну на остров Сахалин - к месту содержания каторжан и ссыльных. Итогом этой поездки стали две книги - «Из Сибири» и «Остров Сахалин», которые потрясли всю читающую Россию.
Cахалин – остров на Дальнем Востоке России. Холодный и угрюмый, с лютыми зимами. Здесь неделями завывает пурга, наметая сугробы выше домов. Слякотное, короткое лето. Вокруг острова северное холодное море, над островом низкое серое небо и густые туманы. Как любой уголок планеты, остров Сахалин имеет свою историю. Печальную и страшную историю сахалинской каторги. Превращение острова Сахалин в каторжную тюрьму началось в 60-е годы XIX века. Основным его преимуществом царское правительство считало — изолированное островное положение. «Кругом вода, в середине беда», «Кругом море – посередине горе» — так отзывались о каторжном острове. Первоначально здесь планировалось создать политическую каторгу и на остров Сахалин стали отправлять большие партии противников самодержавия
53346 (330x613, 94Kb)
Генерал-губернатору Сахалина были предоставлены особые полномочия, поэтому на острове царил полный произвол начальства. Чтобы подробнее познакомиться с жизнью заключённых Чехов лично посетил все тюрьмы и поговорил с каторжанами. Весь ужас положения каторжан Чехов А. П. увидел своими глазами. Все тюрьмы делились на кандальные и исправительные. На каторжном острове ссыльный последовательно проходил четыре ступени: каторжный, поселенец, крестьянин из ссыльных, вольного состояния. Ссыльным, отбывшим свой срок в каторжной тюрьме, тюремная администрация выделяла участки, на которых они должны были выстроить дом и обзавестись хозяйством. Вновь прибывшие заключенные первые годы были в разряде «испытуемых», они были закованы в кандалы и выполняли самые тяжелые работы. Невозможно было без содрогания смотреть на узников, закованных в кандалы, ведь вес кандалов достигал до 3 кг. Они причиняли заключённому невыносимые страдания. Их снимали только на время работ. За малейшую провинность для каторжан применялись карцер и порка розгами. Самых опасных преступников приковывали цепями к тачкам. 3 кг кандалов, тяжелая цепь, прикованная к тележке, куда бы не шел заключенный, тележку он тащил за собой. Даже во время сна цепь не снималась, тележка с цепью стояла рядом, под нарами. Цепь не снималась с преступника долгие месяцы, а иногда и годы. Такая пытка могла сломить любого.
В таких диких условиях ожесточались как заключённые, так и надзиратели. Жестокость надзирателей переходила все границы, для раскрытия преступлений подозреваемых пытали. В том числе пытали и членов их семей, включая детей. Приговорённых к смертной казни на острове Сахалин обычно вешали. Чехов отмечал, что даже у самых матерых преступников перед казнью случались неконтролируемые приступы страха. Некоторые перед казнью плачут и молятся. Бывало, что осужденные сходили с ума от страха. У отдельных преступников перед казнью происходило непроизвольное мочеиспускание.
Царское правительство планировало с помощью бесплатной рабочей силы развивать угольную промышленность и сельское хозяйство острова Сахалин. Каторжане должны были добывать для страны уголь и приносить казне доход.

Условия на рудниках были нечеловеческие. Особенно знамениты были Дуйские копи. В забой спускалось до 400 человек и каждый заключенный должен был выработать положенную норму. Учитывая тяжесть работ в забое – не всем это удавалось. В узких, сырых, темных коридорах приходилось передвигаться ползком или согнувшись, из инструментов были только топор да кирка, при этом нужно было выполнить норму добычи, иначе последует наказание: сырой, холодный карцер или порка розгами. Экзекуции проводились ежедневно, свист розг, стоны и крики наказуемых были явлением привычным и даже, в какой-то мере, развлечением для остальных заключенных. Палачи были мастера своего дела и, если был негласный приказ, могли за несколько минут засечь провинившегося насмерть.
Думаю, что положение в российской (уже путинской) пенитинциарной системе обществу совершенно неизвестно, скорее всего оно лишь несколько изменилось со сталинских времен и ждет своего Чехова, для того чтобы показать его жестокость и отвратительность, и Навального, на себе почувствовавшего несправедливость системы и необходимость ее переустройства
skr_01022010194918 (700x225, 75Kb)

Серия сообщений "Художники слова":
Часть 1 - Фольклор Канады. Кремация McGee
Часть 2 - Дверь в стене, манящая в несбывшееся
...
Часть 14 - Жванецкий. Письма в театр
Часть 15 - Képes Krónika - венгерская средневековая иллюстрированная хроника
Часть 16 - Отзвуки каторг Забайкалья и Сахалина. Русский фольклор.Чехов на острове Отверженных
Часть 17 - Аляска, 50й штат США. Клондайк и Джек Лондон с Белым Клыком
Часть 18 - ....и тут Вашингтон Ирвинг вспомнил о Хеллоуине...
...
Часть 25 - ...а скрипка пела, немножко нервно....
Часть 26 - Красное и Черное. Сорель мечтал покорить Париж так же, как у нас ребята рвутся в Москву
Часть 27 - Айзек Азимов. Рождественская сказка-быль о девочке и ее друге Роботе


Метки:  
Комментарии (0)

Чехов и Гоголь на Новодевичьем

Дневник

Четверг, 05 Ноября 2015 г. 11:53 + в цитатник
Николай Васильевич Гоголь (393x700, 190Kb) Антон Павлович Чехов (393x700, 188Kb)
Под впечатлением того как мы искали могилы Чехова и Гоголя на Новодевичьем - долго и упорно, но потом нашли
51.1.1.53 Антон Павлович Чехов
51.1.1.53 Антон Павлович Чехов (186x256, 32Kb)
Могилы Чехова и Гоголя на Новодевичьем почти рядом, на красном участке недалеко от входа справа. Могилы скромные, без помпезности памятников генералам и академикам, заполонившим кладбище и делающих его в чем-то даже неустроенным и страшноватым, особенно к вечеру
Рубрики:  Марки СССР/Национальная гордость

Метки:  

 Страницы: [1]