-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Lion_Lev

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 3) Говорим_пишем_спорим ПОЛИТИКА Германия
Читатель сообществ (Всего в списке: 2) Искусство_войны Любители_Путешествий

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.10.2014
Записей: 747
Комментариев: 0
Написано: 787

Военно-политическая стратегия России: точка зрения американского журналиста

Понедельник, 04 Сентября 2017 г. 14:21 + в цитатник
http://inosmi.ru/politic/20170830/240082916.html

L.L. Статья представляет интерес, прежде всего, с точки зрения понимания насколько люди, занимающиеся формированием общественного мнения в США одержимы русофобией, которая и является одной из основных причин осложнения современной военно-политической обстановки. При этом, детально описывая средства военно-политической стратегии, автор в антироссийской запальчивости забывает о том, что они характерны для работы спецслужб всех без исключения развитых государств мира... Основная проблема сейчас заключается в том, что на глобальном уровне, устами ведущих мировых политиков утверждается одно, а на деле творится вопиющее безобразие, лишь формально (в лучшем случае) учитывающее принимаемые на самом верху решения... Кроме того, на основе правдивой информации путём подтасовки фактов автор делает абсолютно ложные, соответствующие его миропониманию выводы, которые, кстати, подчас наивны...
-------------------------
Wired Magazine, США
30.08.2017
* Российский "инструментарий по подрыву американской демократии"

Убитая в Москве собака. Убитый в Лондоне диссидент. Кремлевское Агентство интернет-исследований, управляемое твиттер-троллями. Сетевые атаки и распространяющиеся по Украине вирусы-вымогатели. Сообщения из вашингтонских бюро Sputnik и Russia Today. Шпионы, скрывающиеся в самом сердце Уолл-Стрит. Утечка рецепта сливочного ризотто от Джона Подеста. И сфальсифицированная суть разжигающей ненависть антисемитской литературы столетней давности.

На первый взгляд связь между этими разнородными явлениями не особо ясна. Разумеется, можно установить, что все они связаны с Россией. Но существует ли здесь какой-либо алгоритм? Окончательный ответ, как говорят эксперты по России в правительстве США и за его пределами, безусловно, — да. По сути все они являются частью схемы органов разведки, известной как «активные меры» и представляющей собой внушительный набор средств и стратегий российских военных и спецслужб для воздействия на дела других государств.

На фоне активизации расследования российского вмешательства в выборы 2016 года — и возможное участие в данной деятельности штаба предвыборной кампании Трампа — систематические усилия режима Путина по подрыву и дестабилизации демократических государств стали предметом пристального внимания на Западе. Согласно интервью с более чем десятком американских и европейских сотрудников разведки и дипломатов, «активные меры» России бросают установившемуся на Западе порядку наиболее серьезный вызов со времен падения Берлинской стены. Консенсус: Владимир Путин, будучи экономически и демографически слабым игроком на собственном поле, стремится дестабилизировать международные финансовые организации, партнерства и западные демократии, поддерживающие мир на протяжении последних 70 лет.

Скоординированные и многогранные усилия России в ходе выборов 2016 года — от утечки данных из Национального комитета демократической партии и электронной почты Джона Подесты до встречи российского юриста с Дональдом Трампом-младшим, имеющей все признаки разведывательной миссии — охватили, по всей вероятности, все крупные российские спецслужбы: Службу внешней разведки (СВР), а также Федеральную службу безопасности (ФСБ, наследницу КГБ) и Главное разведывательное управление (ГРУ). Последние две организации проникли на серверы Национального комитета демократической партии независимо друг от друга.

Понимание того, насколько обширны и скоординированы операции России против Запада, является первым шагом в борьбе с растущей агрессией Путина — и к ее поражению, — особенно с учетом того, что вмешательство в выборы 2016 года были лишь отправной точкой. «Случившееся призывает нас к бдительности и требует противостоять опасности, которая угрожает самой сущности нашей демократической политической системы, — заявил весной 2017 года бывший директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер. — Я надеюсь, что американский народ осознает серьезность этой угрозы и необходимость коллективно противостоять ей, прежде чем она еще больше разрушит структуру нашей демократии».

Действительно, лидеры западных разведслужб всю весну предупреждали о том, что ожидают использования Россией подобных трюков в ходе немецких парламентских выборов осенью 2017 года, промежуточных выборов в Конгресс США 2018-го и президентской гонки 2020-го. «Россию не сдерживает ни законность, ни этика — как и в случае с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), как и в случае с Китаем, — говорит Крис Доннелли, директор британского Института государственного управления. — Они пытаются изменить правила игры, которые, как им известно, мы установили в свою пользу».

Схема «активных мер» России, по данным общественных и частных экспертов, восходит корнями к царской России и началу существования СССР. На протяжении многих десятилетий ее оттачивали и задействовали для продвижения российских интересов внутри страны и за рубежом — за ней давно уже стоит последовательное геополитическое мировоззрение, реализуемое различными способами, и уникальная аналитическая философия, идущая вразрез с подходом западных спецслужб.

Но довольно прокашливаться. Разберем все подробно, хорошо?

Военно-политическая стратегия

Когда Дональд Трамп стал баллотироваться в президенты, он почти наверняка никогда не слышал о Валерии Герасимове. Но видение российским генералом войны в 21 веке почти наверняка поможет дать характеристику администрации Трампа в учебниках истории. Герасимов, проведший более 40 лет в советской и российской армиях, — сложная фигура мировой геополитики: он находится под действием международных санкций за роль в незаконной аннексии Крыма и дестабилизирующей войне на востоке Украины, однако благодаря своей должности стал визави председателя Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерала Джозефа Данфорда в марте 2017 года на переговорах по Сирии.

Через несколько месяцев после вступления в должность в качестве начальника российского Генштаба Герасимов изложил свое видение стиля ведения войны в 21-м веке. Он стер границу между состоянием войны и мира и прибег к помощи новейших технологий, дабы предоставить российской армии возможность откреститься от всего. «В 21-м веке… войны уже не объявляются, а начавшись, идут не по привычному нам шаблону», — пояснил он в российском еженедельнике «Военно-промышленный курьер» в феврале 2013 года. Затем он обозначил скоординированный и многосторонний подход к методам и способам ведения войны, которые опираются на «асимметричные» средства с целью создания «постоянно действующего фронта на всей территории противостоящего государства».

Другими словами, времена изменились. «Акцент используемых методов противоборства смещается в сторону повсеместного применения политических, экономических, информационных, гуманитарных и других невоенных мер, реализуемых при помощи протестного потенциала населения», — написал он, подчеркнув, что данные инструменты дополнятся «военными средствами скрытого характера», такими как силы специального назначения. И только на завершающем этапе конфликта будут задействованы военнослужащие, как правило, «под видом миротворческой деятельности и урегулирования кризисов».

Определенная Герасимовым концепция современного конфликта — ныне закрепленная в пункте 15(а) официальной военной доктрины Российской Федерации, утвержденной в декабре 2014 года — является, пожалуй, наиболее четким актуальным объяснением столь слаженной доктрины, что ее могли бы признать даже Ленин и Сталин. И это почти та же поэтапная схема, которую Россия использовала для аннексии Крыма и дестабилизации ситуации в восточной Украине. «Российская концепция конфликта не делает различий между гибридной и классической войной — это просто война», — говорит эксперт Атлантического совета Бен Ниммо, занимающийся изучением случаев российского вмешательства.

Корни таких «активных мер» глубоки и являются ключом к пониманию того ракурса, с которого российские лидеры рассматривают мировые дела вот уже на протяжение века. «Оглядываясь на СССР, они создают понимание того, что мир абсолютно враждебен по отношению к ним, — говорит Доннелли. — Они находятся в состоянии постоянного конфликта с капиталистическим миром. Они с самого начала разрабатывали военную доктрину: упорядоченные принципы мышления, весьма дисциплинированный подход и четкую терминологию».

По словам Ниммо, первой поддающейся идентификации операцией с использованием «активных мер» стала, пожалуй, публикация в 1903 году «Протоколов сионских мудрецов» — сфабрикованной антисемитской брошюры, распространявшейся полицией царской России и описывавшей еврейский заговор с целью мирового господства. Его целью было предоставление повода для еврейских погромов в России. С тех пор на протяжении десятилетий арсенал «активных мер» расширялся и развивался по мере появления новых технологий и противоборствующих сторон, но суть усилий осталась прежней. «В некотором смысле все это очень старомодно», —говорит Роберт Ханниган, до недавнего времени возглавлявший Центр правительственной связи (британский эквивалент Агентства национальной безопасности).

«Это тот же сценарий, который они использовали в эпоху холодной войны», — говорит член Исследовательского института внешней политики Клинт Уоттс. По его мнению, в ходе выборов 2016 года Россия «просто использовала цифровые фронты вместо аналоговых. Они ничего не сделали с точки зрения стратегической доктрины. Ее было гораздо легче выполнить в современном киберпространстве и социальных сетях, чем, например, когда-либо в 1980-х».

Почему бы и нет? В той же степени, сколь далека политика США от темных времен холодной войны — по крайней мере, была до недавнего времени, — в российском руководстве по-прежнему преобладают те, кто начинал свою карьеру на должностях, контролировавшихся тяжеловесами Коммунистической партии. Путин и сам начинал сотрудником КГБ, да и практически все его главные советники имеют закалку времен холодной войны: Герасимову слегка за 60, главному советнику Путина по внешнеполитическим вопросам Юрию Ушакову, предшественнику Сергея Кисляка на посту посла в США, в марте исполнилось 70, а обладающему большим стажем министру иностранных дел Сергей Лаврову — 67. Главы трех основных спецслужб уже разменяли седьмой десяток, являясь выпускниками престижных разведывательных и военных академий СССР. «Прочитать чужие мысли невозможно, но судя по моему собственному опыту и ощущениям, с которыми я как раз хорошо знаком, мы выросли в Советском Союзе, видя в Америке врага», — заявил Андрей Козырев, занимавший пост министра иностранных дел России в 1990-е годы.

Путин пришел к власти — и удержался на вершине — в жестокие и неспокойные для России времена — период, укрепивший тот образ мышления, в котором Запад представляется неизменным, постоянным соперником в области геополитики, а не партнером во имя мира. Такой подход привел к возникновению у него и членов его правительства принципиально иного мировоззрения. «Западные политики, особенно в Европе, подходят к решению проблем с точки зрения мирного времени, — говорит Доннелли. — Они процветали на фоне невысокой скорости изменений и в рамках стабильной, основанной на правилах системы. Путин — полная тому противоположность».

Хотя мероприятия в отношении выборов 2016 года застали многих из нас врасплох — в течение последних месяцев чиновники Белого дома и сотрудники разведки поясняли, что среагировали не сразу поскольку не могли допустить и мысли о том, что России хватит самоуверенности посягнуть на основополагающие принципы демократических выборов, — российские лидеры воспринимают это не иначе как последнюю главу в затянувшейся теневой битве.

Действительно, все операции — начиная с тех, что были использованы Россией в войне с Грузией в 2008 году, и заканчивая теми, что использовались для воздействия на референдум по вопросу выхода Великобритании из ЕС и выборы в США 2016 года — осуществляются с одной-единственной целью: подорвать западные демократии и ослабить многосторонние альянсы, которые Россия считает противопоставленными своему будущему, от НАТО до Евросоюза (не говоря уже о международных инстанциях — таких как интернет, — созданных без особого участия со стороны России).

Профессор кафедры политологии Стэнфордского университета Майкл Макфол, служивший послом США в Москве во время второго срока Барака Обамы, говорит, что в той же степени, в которой Обама пытался достичь того, что называл «взаимовыгодной ситуацией», Путин воспринимает мир как игру с нулевым результатом. А с учетом текущей экономической и демографической слабости России, легче развалить Запад, нежели попытаться развивать свою страну изнутри. «Долгосрочной целью является разрушение демократии, — говорит Уоттс. — И наличие такого количества внутренних противоречий и грызни среди представителей законодательного органа, что политика просто исчезает — именно в этой точке и находятся в данный момент Соединенные Штаты».

Средства

Так из чего же состоит вышеозначенный арсенал хитростей?

На самом широком уровне современные российские «активные меры» можно разбить как минимум на восемь различных типов, начиная с традиционной дипломатии и заканчивая тайными убийствами. Каждый инструмент по-своему важен, но именно сочетание Россией усилий делает их столь эффективными на международном уровне. Помимо прочего, они способны к самовосстановлению, поскольку в России разведывательный аппарат, бизнес-сообщество, ОПГ и сети мультимедийного распространения сливаются в единое целое, стирая грань между инициативами государственного и частного секторов и создавая одно аморфное контролируемое государством предприятие для продвижения личных целей Владимира Путина и его союзников.

Принимая во внимание тот факт, что многие усилия Кремля охватывают одновременно два или более вышеозначенных инструмента — и почти все они очевидны в продолжающемся расследовании предполагаемых связей Трампа с Россией, — сотрудники западных органов разведки подразделяют «активные меры» России на следующие тактические приемы:

Дезинформация

Дезинформация — собирательное понятие так называемых операций информационного влияния, направленных на осложнение политической ситуации. Она может включать как публичные, финансируемые государством средства массовой информации — наподобие российских новостных каналов Russia Today и «Спутник», открывших недавно радиостанцию в Вашингтоне, — а также менее фанатично настроенные новостные сайты и растущее в последние годы количество Твиттер-троллей и ботов в социальных сетях.

Однако в той же степени, в которой Твиттер-тролли контролируют заголовки, задавая курс онлайн беседам и провоцируя массовый энтузиазм в разговорах вокруг прокремлевских хэштегов, они являются не более чем острием скоординированного и увесистого копья российского идейного посыла. «Боты и тролли важны, но они охватывают не более 10% всех задействованных средств. Их используют с целью привлечения внимания аудитории и психологической травли, — говорит один европейский чиновник, пожелавший остаться неназванным, поскольку не был уполномочен говорить о российской угрозе публично. — В дезинформационной экосистеме намного больше поводов для беспокойства, чем мы имеем на данный момент».

Примером тому служит великое множество высокооплачиваемых лоббистов Вашингтона в России. Пиар-агентство Ketchum представляло страну на протяжение девяти лет, вплоть до 2015 года, и получило, согласно разглашенным сведениям, более 60 миллионов долларов. Громких публичных побед было мало, а ключевым моментом стала статья Владимира Путина в New York Times от 11 сентября 2013 года, в которой российский лидер раскритиковал американскую исключительность.

За рамками данных пиар-усилий, включающих регулярно проскакивающие в Washington Post заголовки а-ля «Россия не по газетам», Кремль, как представляется, финансирует также ряд менее заметных новостных агентств по всему миру, многие из которых ориентированы на определенную аудиторию, к примеру, читатели финансовых новостей. «Их аудитория намного существеннее, чем вы думаете. Они действительно неплохо разбираются в вопросах социальных сетей, — говорит европейский чиновник, упоминая некий опрос, выявивший тысячи связанных с Россией каналов передачи данных в десятках стран мира. — Мы не знаем, сколько среди них каналов распространения дезинформации. Они охватывают весь спектр от конспирологических до менее сомнительных. Это сродни ковровой бомбардировке, только информационной, с целью поражения как можно большего количества задействованных средств».

В 2015 году New York Times во всех деталях зафиксировала несчетное количество информационных вбросов со стороны одной из таких групп, санкт-петербургского «Агентства интернет-исследований», известного как «фабрика троллей».

Сфера влияния подобного рода усилий охватывает все рычаги российской власти. Некий европейский научный сотрудник рассказал о своей встрече с русским православным священником в небольшом городке Чехии, и тот умело воспроизвел распространяемые посредством кремлевской пропаганды идеи и добавил, что регулярно получал церковные бюллетени, отражавшие «всю правду о России». Как отмечает научный работник, «обращаясь к немногочисленным жителям атеистической — по большей части — страны, священник был все еще „подключен" к источнику последних новостей Кремля».

дебаты (700x428, 70Kb)
* Люди смотрят трансляцию дебатов между Дональдом Трампом и Хиллари Клинтон
----------------------------------------------
Конечно, не все эти усилия оказываются успешными — «Спутник» закрыл многие из своих сайтов на скандинавских языках вследствие их непопулярности в англоязычных странах, — но их совокупное воздействие может оказаться весьма эффективным и внести неразбериху во все многообразие политических аспектов. Согласно сообщению, в котором рассматривается влияние российских усилий по распространению дезинформации в Центральной Европе, «хоть Россия и не преуспела в своих агитационно-пропагандистских усилиях в регионе, ей удалось внушить людям, что они сбиты с толку, разочарованы и полны отрицательных эмоций по отношению к собственным ценностям и государственным институтам власти». В докладе делается вывод о том, что «цель российской пропаганды не обязательно ограничивается убеждением людей в правильности русского взгляда на мир или трактовки событий — она направлена на уничтожение и подрыв доверия к западным СМИ».

Иногда в своей информационной деятельности Россия обретает союзников, вольно или невольно. Наиболее показательным за последние 18 месяцев примером был, несомненно, Дональд Трамп. Всякий раз, когда он ставит хештег #FAKENEWS к правдивым, по сути, историям, то содействует подрыву доверия к свободной и независимой прессе. Уоттс говорит об этом следующее: «Члены команды Трампа не только готовы обсуждать с русскими то, как обыграть все это, но и дословно повторяют выдвигаемые Кремлем темы типа „Клинтон неразумна". Она не продержится». «Клинтон нечиста на руку. „Клинтон использует личную электронную почту для передачи секретных данных". Русские насаждали эти идеи задолго до того, как Трамп стал реальным кандидатом на пост президента. А в последние два месяца посыл был следующим: „выборы — фальшивка, результаты голосования подтасованы, с Сандерсом поступили несправедливо". Кремль начал, а Трамп повторил».

На цифровом поле

Наибольшую очевидность размывание границ между операциями спецслужб и организованными преступными группировками приобретает, пожалуй, в киберпространстве, где, по словам западных представителей правоохранительных органов, наблюдается устойчивый рост гибридных операций, связанных как с организованной преступностью, так и с российскими чиновниками. Во время вторжения на Украину в 2014 году ФБР наблюдало за тем, как Евгений Богачев, обвиняемый в создании ботнета GameOver Zeus — сложной схемы финансового мошенничества, с помощью которой злоумышленникам удалось похитить более 100 миллионов долларов со счетов в американских банках, — использовал сеть зараженных вредоносными программами компьютеров для получения секретной информации об Украине, Грузии, Турции и других оппонентах России. А весной этого года за взлом почти миллиарда аккаунтов Yahoo власти США передали суду четырех человек, двое из которых оказались сотрудниками российских спецслужб, а двое других — известными российскими киберпреступниками.

Да и само правительство привлекает команды опытных хакеров. По данным американских следователей, взлом серверов Национального комитета демократической партии был, по всей видимости, осуществлен двумя независимыми группами лиц — из ГРУ и ФСБ, — причем ни одна не знала о намерениях другой порыться в файлах демократической партии. Затем похищенные данные «отмыли» посредством сайтов, специализирующихся на утечках информации, таких как WikiLeaks и DCLeaks, причем последняя, по словам исследователей проблем безопасности в киберпространстве, использовалась ГРУ. Их воздействие на выборы 2016 года было существенным, включая многомесячное переписывание заголовков и ввод избирателей в заблуждение относительно наличия компрометирующих документов о связи с Россией Хиллари Клинтон во время ее пребывания на посту госсекретаря США. Да и сам Трамп в течение последнего месяца своей избирательной кампании упоминал WikiLeaks и электронные письма не менее 164 раз, а в один прекрасный момент написал «Боже, какую же свинью ей подложили WikiLeaks, правда?»

Однако деятельность России в киберпространстве не ограничивается финансовыми махинациями и информационными операциями. Россия неоднократно разворачивала кибердеятельность в таких странах, как Эстония и Украина, о чем рассказывал в одной из статей журналист WIRED Энди Гринберг. Избрание в качестве мишеней жизненно важных объектов инфраструктуры, в частности, электросетей, и масштабная дестабилизация сектора интернет-торговли и услуг посредством DDoS-атак (которые наполняют компьютерные сети фальшивым веб-трафиком) лишь немногим не дотягивает до открытого военного противостояния, позволяя России продвигать свои геополитические интересы, не переступая порог угрозы реальных мер военного реагирования.

Помимо атак на национальные государства, мишенями данных киберопераций являются также отдельные критики режима. Прошлым летом всемирное антидопинговое агентство сообщило, что хакеры — предположительно связанные с российским правительством — получили доступ к личной информации и адресу Юлии Степановой, бегуньи на дистанцию 800 метров, которая была одним из ключевых информаторов о применении допинга российскими легкоатлетами. Данное сообщение вынудило Степанову, на тот момент уже перебравшуюся из соображений безопасности в США, искать для себя новое, безопасное место.

Энергоресурсы

Россия располагает крупнейшими в мире запасами природного газа и занимает седьмое место по количеству разведанных запасов нефти, в результате чего уже давно рассматривает зависимость Европы от углеводородов (примерно треть всей европейской нефти поступает из российских трубопроводов, а природного газа — и того больше) как потенциально геополитический инструмент, особенно с учетом тесной связи своих энергетических гигантов, таких как государственные компании «Роснефть» и «Газпром», с ближайшим окружением Путина.

С 2006 года Россия неоднократно вела политические игры с экспортом своего газа, и всякий раз — с целью наказать Украину. Зимой 2009 года в ходе газового конфликта с Украиной Россия резко сократила объем поступающего в страну природного газа, что повлекло за собой парализацию других ее восточно-европейских соседей, таких как Болгария, Греция, Македония и Хорватия. Данный шаг немедленно вызвал волну кризисов, экономика застопорилась, а запасов горючего для отопления посреди внезапного похолодания стало катастрофически не хватать.

Однако тактика использования нефти и газа в качестве оружия увенчалась успехом лишь частично. Во-первых, Россия уж очень сильно зависит от твердой валюты, обеспечиваемой продажами нефти и газа за рубеж, а устойчиво низкая стоимости нефти оказывает отрицательное воздействие на российскую экономику. Между тем, рост добычи сланцевой нефти, сжиженного природного газа и возобновляемых источников энергии наподобие ветровой и солнечной предоставляет европейским странам возможность диверсификации и использования более широкого набора вариантов отопления домов и поддержания экономик.

В то же время, однако, Россия и Европа работают над проектом строительства газопровода «Северный поток-2», который пройдет в обход Восточной Европы и доставит российский газ прямиком в Германию, увеличив зависимость последней от российского экспорта, несмотря на то, что та обеспечивает России потенциальную возможность прекращения подачи горючего на Украину без ущерба для ее соседей.

Финансы

Давние связи между российским предпринимательством и еще более мрачными сферами разведки и преступной деятельности привели к тому, что Россия может спокойно разбрасываться деньгами для продвижения своих интересов и добиваться помощи за рубежом.

По данным американских и европейских спецслужб, Россия регулярно перечисляет средства маргинальным политическим партиям по всей Европе, способным распространять прокремлевскую риторику, совсем как во времена холодной войны. США в той деятельности тоже участвовали: в ходе президентской кампании 1968 года многоопытный советский посол Анатолий Добрынин предложил финансовую помощь сопернику Ричарда Никсона, кандидату Демократической партии Хьюберту Хамфри — и всё это лишь для того, чтобы эту помощь решительно отвергли.

Не все кандидаты — и представители бизнес-элиты — столь же быстро отказались от российских денег. «Деньги — это оружие для покупки оружия, —говорит Доннелли. — Сколько британцев берут с российских компаний „гонорары за консультационные услуги"? Насколько серьезна способность Великобритании реагировать на геополитическую агрессию России, в отношении которой на многое закрывают глаза благодаря тем сотням миллионов, что отмывались — то есть инвестировались — в Лондоне? Ответ: довольно серьезна».

Во многом подобные связи между российскими чиновниками, олигархами и коммерческими предприятиями затрудняют разделение бизнеса, политики и шпионажа. Согласно озвученным на слушаниях в Сенате 27 июля показаниям руководителя инвестиционного фонда, а ныне антикоррупционного активиста Билла Браудера, Путин заключил сделку с российскими олигархами, позволившую им разграблять экономику страны в обмен на выплаты «благодарности». «С тех пор Путин стал главным олигархом России и богатейшим человеком в мире», — заявил Браудер. Согласно недавним разоблачениям в результате утечки так называемых «Панамских документов», ближайший друг детства Путина и известный виолончелист Сергей Ролдугин получил от российских олигархов и российского государства средства в размере двух миллиардов долларов.

Когда в 2013 году российская Служба внешней разведки пыталась завербовать Картера Пейджа, советника кампании Трампа по вопросам внешней политики, это было отчасти обусловлено желанием Пейджа вести дела с «Газпромом». Один из офицеров СВР, которого тайно прослушивало ФБР, говорил о Пейдже следующее: «Уцепился за этот „Газпром". Думает, что если у них будет какой-то проект, он сможет подняться. Может быть. Я не знаю, но он, по-моему, действительно хочет разбогатеть. Пока его энтузиазм работает на меня. Я тоже много чего наобещал ему: что у меня связи в Торговом представительстве, что могу помочь с контрактом [смеется]. Так и буду кормить его обещаниями».

Доннелли считает, что если бы сам Дональд Трамп когда-либо стал мишенью российских спецслужб в контексте своих бизнес-контактов в России, то уж точно не в результате некоего предвидения. «Шесть лет назад россияне не воспринимали Трампа в качестве вероятного президента, — говорит Доннелли. — Мишенью станет каждый богатый и влиятельный человек, намеревающийся нанести визит в Москву».

Жестокость

Не стоит забывать о так называемом «Мокром деле» — избиениях и убийствах, целями которых долгое время были критики режима и потенциальные угрозы наподобие революционера-марксиста Льва Троцкого, убитого в 1940 году в Мехико. Но их цель заключается не в ликвидации зарубежной критики, а лишь в устрашении русской диаспоры.

На протяжении последних нескольких десятилетий десятки российских чиновников и критиков Путина умерли при подозрительных обстоятельствах. Зачастую подобного рода убийства совершались бесцеремонно, в качестве предупреждения о том, что публичную критику долго терпеть никто не будет. В 2006 году бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко был отравлен радиоактивным полонием в Лондоне — особенно бросающийся в глаза способ убийства. Буквально за месяц до смерти Литвиненко, в день рождения Путина была застрелена дотошная московская журналистка Анна Политковская. Совсем недавно напротив Кремля застрелили лидера оппозиции Бориса Немцова. А весной этого года Алексей Навальный, еще один кандидат от оппозиции, получил химический ожог глаза вследствие нападения на улице. Другой политический деятель, Владимир Кара-Мурза, дававший показания в Конгрессе США весной этого года, заявил, что его пытались отравить дважды, и оба раза он впадал в кому.

Одним из любимых приемов российских спецслужб России являются «подозрительные самоубийства», подобно случившейся в декабря 2007 года смерти банкира Олега Жуковского, который выступал против попыток Кремля взять под контроль возглавляемое им финансовое учреждение. По данным властей, Жуковский прикрепил к груди предсмертную записку, привязал себя к стулу, надел на голову мешок, и покончил с собой, бросившись в бассейн.

Еще совсем недавно следователи и спецслужбы отметили ряд подозрительных смертей, связанных с избирательной кампанией 2016 года, включая бывшего сотрудника КГБ, который был, по всей вероятности, осведомителем Кристофера Стила, автора пресловутого «досье» на Трампа относительно возможных связей последнего с Россией. «Идите по следу погибших россиян, — заявил Уоттс во время прошедших в Сенате США весной этого года слушаний по вопросу вмешательства России в ход выборов. — За последние три месяца погибло еще больше связанных с этим расследованием россиян. Умирают даже в западных странах».

Российские «мокрые дела» затрагивают не одних только людей: американские дипломаты пришли в ужас, когда в ходе обострившейся травли американских чиновников в Москве после возвращения Путина в президентское кресло в 2012 году, русские разведчики ворвались в дом атташе по вопросам обороны при посольстве США и убили его собаку.

Компромат

Пока спецслужбы всего мира продолжают использовать шантаж и эмоциональное давление, Россия давно уже преуспела в использовании компромата — дискредитирующей информации финансового, сексуального или медицинского характера, которая может сподвигнуть критиков на тайное сотрудничество или заставить их замолчать.

Полотно истории российской политики усыпано случаями демонстрации компрометирующих записей интимного характера, одна из которых, подлинная или нет, привела к увольнению прокурора, который вел расследование деятельности членов правительство Бориса Ельцина. В августе 2009 года американский дипломат по имени Кайл Хэтчер оказался в центре скандала из-за фальшивого, по словам посольства США, секс-видео, на котором кадры с Хэтчером чередуются со сценами интимной близости какой-то другой пары. «Совершенно очевидно, что данное видео представляет собой монтаж множества различных роликов, некоторые из которых явно подделаны», — заявил тогда ABC News посол Джон Байерли, добавив, что одной из причин произошедшего могли стать связи Хэтчера с правозащитными организациями. «Некоторым, по-видимому, не нравится характер его работы, и они хотели бы дискредитировать его в глазах деловых партнеров».

Приезжих журналистов, дипломатов и влиятельных фигур призывают остерегаться «приманок» — людей, которые пытаются вас соблазнить и незнакомцев, чьи предложения звучат слишком заманчиво. Доннелли утверждает, что наблюдал за тем, как множество людей становились жертвами таких приемов, и почти все из них приводили к схожим негативным последствиям, как, например, в случае с топ-менеджером филиала американского банка в Москве, ставшего объектом атаки за шантаж и вынужденного в конце концов покинуть страну. «Из России он выбрался, но проблему это не решает, — говорит Доннелли. — Теперь есть человек, которого россияне могут шантажировать в Лондоне и на которого можно надавить для выполнения определенных действий».

Шпионаж

Россия извлекает особую выгоду из открытости западных демократий к проведению передовых шпионских операций, существенно опираясь на сотрудников консульства ООН в Нью-Йорке в целях сокрытия офицеров разведки под личиной дипломатов. Но Россия за эти годы также преуспела в маскировке агентов «под неофициальным прикрытием» внутри американского общества.

В 2010 году после многолетнего расследования, известного как операция «Истории о призраках », ФБР арестовало 10 «спящих» агентов СВР, которые в течение многих лет жили под «глубоким прикрытием», занимая казалось бы не связанные с политикой должности на восточном побережье. Тот случай, вдохновивший авторов телесериала FX «Американцы», возбудил сильнейший общественный интерес отчасти потому, что среди арестованных была огненно-рыжая девушка Анна Чапман, попавшая впоследствии на первые полосы таблоидов.

В начале 2015 года ФБР арестовало Евгения Бурякова, еще одного агента «под неофициальным прикрытием», работавшего в нью-йоркском офисе российского инвестиционного банка ВЭБ. Буряков провел больше года в федеральной тюрьме, а затем был выслан из страны — он был первым за последние 40 лет российским разведчиком, попавшим в американскую тюрьму.

Другие случаи продемонстрировали глубину и широту российских разведывательных операций на территории США. В 2012 году ФБР арестовало в Техасе 11 человек по обвинению в членстве в так называемой «российской военной закупочной сети,» занимавшейся незаконным вывозом высокотехнологичных ресурсов из США. В 2015 году один из них, бизнесмен Александр Фишенко, признал себя виновным в содействии 10-летним усилиям по провозу в Россию незаконных технологий стоимостью более 50 миллионов долларов посредством своей компании в Хьюстоне, Arc Electronics. «Arc получала от российских организаций перечни закупаемых технологий и занималась приобретением соответствующих деталей,» засвидетельствовал агент ФБР Кросби Хоупт.

Однако не всех шпионов удается поймать и выслать — многие работают под пристальным наблюдением ФБР, которое отвечает за внутригосударственные усилия контрразведки. ФБР поддерживает работоспособность пунктов наблюдения за входами и выходами российских представительств по всей стране. Соседи долго шутили по поводу подозрительно пустующих домов рядом с посольством в Вашингтоне и огромным жилым комплексом в Бронксе, где живет большинство российских сотрудников ООН — нежилые на первый взгляд дома с опущенными жалюзи и кучами скапливающихся писем и газет.

Предполагаемые российские разведчики в посольстве Вашингтона закреплены за двумя командами агентов ФБР из Вашингтонского филиала, которые отвечают как за мониторинг деятельности разведчиков, так и за создание условий для их возможной вербовки в качестве шпионов или двойных агентов.

Иногда подобного рода наблюдения проливают свет на любопытные и тревожные разведывательные операции: весной 2017 года журналист Politico Али Уоткинс рассказал об обеспокоенности американских чиновников тем, что чрезмерное количество командировок российских дипломатов внутри страны оказались хитростью с целью составления карты оптоволоконных интернет-кабелей. По словам осведомителя Уоткинса, «оказалось, что эти ребята ездят по Канзасу кругами. Довольно решительные меры».

Дипломатия

Путем старомодной дипломатии, радушных приемов и либеральных денежных сумм правительство Путина обеспечило себе самых разных западных политических союзников, начиная с лидера националистов Великобритании Найджела Фаража и заканчивая Майклом Флинном, бывшим советником Трампа по национальной безопасности. Пока большая часть внимания была сосредоточена на стимулировании Кремлем ультраправых националистических движений в Европе, Россия могла с тем же успехом привлечь на свою сторону какого-нибудь леворадикального политика, как в случае с кандидатом от Партии зеленых на выборах 2016 года Джилл Стайн, сидевшей за одним столом с Флинном и Владимиром Путиным во время торжественного ужина в декабря 2015 года. (Флинну за его присутствие заплатили более 40 тысяч долларов.) «То, за что вы ратуете не так важно, как то, против чего. Если вы настроены против Европы или глобализации, их не волнует, коммунист вы или фашист», — пояснил европейский чиновник.

«Их цель заключается в существенной перестройке территорий СССР, а для этого нужно избавиться от двух вещей: НАТО и Евросоюза, — говорит Уоттс. — Достичь этого они попытаются путем расширения аудиторий, а затем и количества выборных должностных лиц в каждой из стран, преследующих ту же цель на внешнеполитическом уровне».

Одно время сопредседателем Американо-российского совета Конгресса США был бывший агент ФБР Майкл Гримм, которого обвиняли в 20 эпизодах мошенничества, мошенничества с использованием электронных средств сообщения и уклонения от уплаты налогов. Он признал себя виновным лишь в одном преступлении, покинул Конгресс и был приговорен к восьми месяцам в федеральной тюрьме.

Звезда киноэкрана Стивен Сигал развил с Путиным тесные отношения, основанные отчасти на их общей любви к боевым искусствам, и незадолго до прошлогодних выборов российское правительство объявило о присвоении ему гражданства РФ. Посольство и правительство России также связали себя странными отношениями с маргинальными сепаратистскими движениями в Техасе и Калифорнии и снискали расположения таких консервативных групп, как Совет по исследованию семьи.

сигал (700x428, 49Kb)
Президент РФ Владимир Путин и американский актер во время встречи в Кремле

Чтобы завоевать больше друзей, Россия ежегодно обеспечивает влиятельных американцев комплексным путевкам на Валдайское озеро для участия в учрежденном в эпоху Путина международном дискуссионном клубе «Валдай». Вышеозначенная ежегодная конференция представляет собой попытку России создать конкурента ориентированному на Запад Всемирному экономическому форуму в Давосе и завершается широкомасштабной встречей с участием самого Путина. Но зарождающийся престиж последнего пошел ко дну после вторжения в Крым, и теперь участие в дискуссионном клубе принимают в основном путинские подхалимы и апологеты.

Методы работы разведки

По данным западных спецслужб, эффективность схемы «активных мер» обусловлена отчасти тем, что тактические приемы ориентированы не только на стратегические цели Путина, но и на уникальные методы работы российской разведки, которые в корне отличаются от западных. Операции с участием тайных агентов весьма характерны для русских: их осуществляет сектор «С» Службы внешней разведки, ответственный за «нетрадиционный» или «незаконный» шпионаж, к которому американские спецслужбы — борющиеся с постоянно меняющимися политическими ставленниками — прибегают редко.

И пока технологическое мастерство американских и европейских спецслужб неизбежно вело к их чрезмерной зависимости от «радиотехнической разведки» — перехвата звонков и писем, — российские разведчики отдавали предпочтение в основном человеческим источникам информации и хорошо подготовленным шпионам. Подобный подход объясняется отчасти тем, что россияне — члены традиционно закрытого общества, где средства массовой информации являются продолжением государства, а дезориентирующая пропаганда процветает — испытывают недоверие к превалирующим на Западе «общедоступным» новостям и информации.

В рамках дела Бурякова ФБР использовало агента под прикрытием для установки прослушивающих устройств в здании нью-йоркской резидентуры СВР, в результате чего получило доступ к многочасовым разговорам из самого сердца российской разведывательные базы на территории США. Слежка предоставила редкую возможность ознакомиться с методами работы российской разведки. Даже курировавшего операцию специального агента ФБР — им была Мария Риччи, студентка Колумбийского университета, ставшая охотницей за российскими шпионами в США — возмутила документально подтвержденная жестокость. «[Они] жестоки по отношению к людям: выжимают их как лимон, а кожуру выбрасывают, — рассказала мне Риччи прошлым летом. — Речь идет не просто о краже секретной информации, а о краже вас самих. Вы попадаете в картотеку для повторного привлечения на случай, если им снова потребуются ваши услуги».

Риччи, имевшая центральное значение как в рамках операций с участием тайных агентов, так и в деле Бурякова, рассказала мне, что ФБР часто видит, как американцы становятся используемыми втемную агентами и передают сотрудникам русской разведки полезную информацию, не подозревая, с кем имеют дело. «Когда русские приходят к вам, они не говорят «Привет, я — офицер разведки, — сказала она. — Они говорят „Привет, друг, было бы неплохо получить такую-то информацию"».

Но из записанных разговоров ясно, что для российских разведчиков дружеские отношения были не более чем коммерческими операциями. Из записей слышно, что один из офицеров СВР говорит следующее: «Как еще работать с иностранцами? Вы обещаете услугу за услугу. Вы забираете у него документы и просите отвалить. Но чтобы его не расстраивать, я отведу его в ресторан и сделаю дорогой подарок. Ему нужно только подписаться. Метод работает идеально».

Весной этого года данное наблюдение было поддержано бывшим директором ЦРУ Джоном Бреннаном на слушаниях в Конгрессе, где он объяснял, насколько манипулятивными и изощренными могут быть методы российской разведки. «Я знаю, что пытаются сделать россияне, — сказал Бреннан Сенату в мае. — Они пытаются подкупить и заставить отдельных граждан, в том числе американских, действовать от их имени, будь то сознательно или неосознанно».

Затем он высказал пугающее общее наблюдение о том, что видел, неопределенно указав на одно из возможных объяснений периодических контактов кампании Трампа с русскими. «Зачастую люди, следующие по предательскому пути, не подозревают об этом, пока не становится поздно», — заявил Бреннан. Эта тонкая, долгосрочная философия является одной из причин, по которой профессионалы разведки считают, что встреча между российским юристом и лидером кампании Трампа в Трамп Тауэр обладает всеми признаками тайной операции. Разведывательные структуры всего мира редко открыто позиционируют себя как спецслужбы, полагаясь вместо этого на так называемые «предохранители», благодаря которым можно будет обеспечить прикрытие, если что-то пойдет не так.

Встреча в Трамп Тауэр имеет все признаки так называемой «проверки на вшивость» — прозвучало неоднозначное предложение российской помощи с целью выяснения того, доложат ли о встрече ФБР, кто будет участвовать и какую реакцию вызовет российское разбирательство. Станут ли члены кампании Трампа высказывать недовольство и отвергать помощь России или решат умолчать о ней? По словам давнего сотрудника ЦРУ, тот факт, что встреча имела место — и что кампания Трампа умолчала об этом, — стала, возможно, тем самым «зеленым светом, которого Россия ждала, чтобы начать более интенсивную фазу интервенции в выборы США».

В последние годы Россия играла в эту изощренную игру особенно хорошо, несмотря на такие громкие провалы, как арест тайных агентов. Ее успехи обусловлены знанием того, как эффективно использовать все трещины и системные недостатки западных демократий. Как сказал мне Роберт Ханниган: «Россияне всегда использовали открытость демократии против нас».

Теперь, спустя год, в течение которого было принято решение о выходе Великобритании из ЕС и избрание Трампа — не без помощи пропагандистской машины Кремля, — западная демократия действительно находится под угрозой. «Путин думает, что добивается успеха, — говорит Доннелли. — Он наблюдает кризис демократии в западных странах. А наши граждане наблюдают развитие политических элит, не реагирующих на их потребности. Проблема действительно есть. Мир движется в темпе перемен периода войны, а сталкиваемся мы с ними при лидерах, правилах и политике мирного времени».

По словам европейского чиновника, со своей стороны он глубоко переживает по поводу последовавшей за выборами 2016 года полемики, направленной на «исправление» американской демократии — как будто более качественное гражданское образование или новостная грамотность могут стать панацеей для препятствования реализации глобальных амбиций Путина. Такой подход, по его словам, представляет собой не более чем «возложение вины на жертву».

«Мы хотим быть демократиями, хотим иметь свои слабости. Нам нужно бороться с агрессором. Очень жаль, что спор сместился в сторону тезиса „подправим демократию, и все будет хорошо". Нет, не будет. Они просто сменят направление — если не срабатывает один инструмент, будет задействован другой, — отметил чиновник. — Проблема заключается в агрессии, а не в нашей демократии».
----------------------------
АВТОР:
Гарретт Графф — американский журналист, бывший редактор журнала Politico, главный редактор журнала Washingtonian в Вашингтоне, округ Колумбия, и преподаватель Джорджтаунского университета. Является автором книг The First Campaign и The Threat Matrix: The FBI at War in the Age of Global Terror, вышедшей в марте 2011 года.

Оригинал публикации
Опубликовано 13/08/2017
Рубрики:  ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Исторический
ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Технический и оперативно-стратегический
ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Информационный
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАПРАВЛЕНИЯ/Глобальное
ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Экономический и финансовый
ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Криминальный
ФАКТОРЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ/Международно-договорной, дипломатический
ТЕОРИЯ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ
Метки: