-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ингерманланд

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.10.2014
Записей:
Комментариев:
Написано: 2

Комментарии (0)

Морские словари

Дневник

Четверг, 16 Октября 2014 г. 07:28 + в цитатник

Соколов Ал. "Несколько слов о морском словаре", Морской сборник 1848 г.

  Первый морской словарь у нас был составлен —нельзя не подивиться! —еще при Петре, и выправлен собственною Его рукою. Так по крайней мере говорит Митрополит Евгений, в своем словаре Светских Писателей, прибавляя, что рукопись хранится в библиотеке С. П. Б. Академии Наук. Переходя отсюда к царствованию Екатерины II, видим, что в Ея время были сделаны многие, в этом роде, опыты: Курганов приложил словарь к «Морской науке» 1774 года, и к Бугеровому «Сочинению о навигации»; Кушелев, к его «Воен­ному мореплавателю» 1788 года; Шишков, в 1795 году, составил «Треязычный морской словарь,» и тогда же принялся за составление Полного морского словаря, окончил свой труд в 1830 году, и поручил его из­дать Морскому Ученому Комитету: Покойный президент этого комитета, Л. И. Голенищев-Кутузов, пополнив словарь Шишкова, и разделив его на пять отделений, издал три из них: «по Кораблестроению,» «по Артил­лерии» и «по Наукам, до мореплавания относящимся»; остались неизданными «по Вооружению и Кораблевожде­нию». Не много позже, принялся за составление морского словаря А. Я. Глотов, —словаря на десяти кажется язы­ках, с объяснениями значений. Труд Глотова, дове­денный до половины, остался в рукописи, и хранится у его наследников. — В новейшее время, издан англий­ско-французско-русский словарь Бутакова, да в раз­ных частях Зап. Гидр. Департамента, помещены со­брания местных морских слов, употребляемых на Белом, Каспийском и Охотском морях.

Продолжение статьи

Отзыв на статью "Несколько слов о морском словаре", Морской сборник 1848 г.

Прочитав 9-й номер «Сборника», мы сознаемся, что нам особенно понравились «несколько слов о морском словаре» — статья г. Соколова. Она затронула нас, так сказать, за-живое. Идея—составить морской Рус­ский словарь, в роде карманной справочной книжки, в котором бы обо всем можно было найти краткое, но ясное напоминовение — есть уже, сама по себе, прекрасная идея! Моряку, как всесветному путешественнику, много надобно знать и того, что не входит в круг его нау­ки, но что, однако ж, может навести его иногда на какое — нибудь новое, полезное открытие или улучшение. И кто из нас моряков, не чувствовал иногда—хотя бессознательно—недостатка в морской, чисто-практиче­ской энциклопедии, в которой были бы объяснены, по возможности, все предметы, встречающиеся на обшир­ном поприще наших действий? Конечно, нельзя требовать, чтобы каждая статья в словаре, была обработа­на с такою же полнотою, какую встречаем в большей части статей Военного Энциклопедического Лек­сикона: труд этот был бы слишком велик на первый случай, хотя мы вполне уверены, что он возможен, потому что ни за материалами, ни за сотрудниками у нас дело не станет. Но мы совершенно удовольствуемся всяким началом по этому полезному предме­ту; готовы одобрить всякий план, и братски простить все недостатки и промахи, почти неизбежные в таком оригинальном и чисто-фактическом создании. Заранее приносим искреннюю благодарность нашу, как г-ну Соколову с товарищи, так и в особенности тем ли­цам, под верховным руководством которых совер­шится этот прекрасный и полезный труд. Желательно, однако ж, чтобы, при краткости статей в словаре, под каждою из них были указаны такие сочинения, из которых, в случае надобности, можно было бы вычитать все желаемые подробности. Польза от этого была бы весьма велика: она облегчила бы, между про­чим, труд всякому, кто вздумал бы разрабатывать подробно тот или другой предмет, и мы даже увере­ны, что тогда нашлось бы больше охотников к подобным трудам.

Продолжение статьи

"Ещё объяснение некоторых морских слов", Морской сборник 1848 г.

Внимание, которым удостоили многие из наших мо­ряков статейку, напечатанную в 10-й книжке Сборни­ка —о буквальном значении некоторых морских тер­минов, позволяет нам сказать еще несколько слов о том же предмете. Не распространяясь уже о пользе и занимательности подобного словоприискания (в этом, ка­жется, некто не сомневается) представляем на этот раз еще несколько образчиков в том же роде, но разделяя их на три отделения: 1) Слова коренные (мы берем только голландские1) технические, т. е. такие, корни которых надобно отыскивать в других языках,
вероятно в наречиях готских и пр. 2) Слова, введенные в морскую технику из общежитного быта, и наконец 3) Слова сложные.

Мы не имеем в виду обременить листки Сборника полным собранием какого бы то ни было рода технических слов, как материалом для будущего Словаря, а представляем одни образчики; потому выбираем только некоторые, по нашему мнению, более замечательные слова.

В заключение скажем, что все это только одна сторона предложенного г. Соколовым Словаря, сторона самая не существенная, указанная им только мимоходом. Но как много есть еще других предметов, долженствующих войти в Словарь!

Продолжение статьи

Соколов Ал. - "Французские морские словари", Морской сборник 1849 г.

Обилие морских словарей во Франции изумительно, особенно для нас, не имеющих ни одного морского словаря. Уже в 1702 году, Французы имели Dictionnaire de marine, contenant les termes de la navigation et de l’architecture navale, par Aubin (в 4 д. 776.) — И это не первый у них морской словарь. Автор его го­ворит, в предисловии, что «уже довольно хороших Французских словарей, собственно морских терминов» — и указывает на Гиллета, в III томе его Arts de l’homme d’epee, на Дероша иОзанана,—находя их, ра­зумеется, не совсем удовлетворительными. В 1758 году, издан Dictionnaire historique, theorelique et pratique de marine, par Saverien (в 12 д. т. 1 - 434 и т. 2 - 386.) — В 1777 го­ду, впервые издан знаменитый словарь Лескалье—Vосаbulaire des termes de marine Anglais et Francais, par Lescalier (в б. 4, XXXII и 965—издания VI года Республики); в 1783—86 г., три тома отделения «Мореходство» в Encyclopedie methodique (в 4 д. VIII, т. 1 - 712т. 2 - 784т. 3 - 883 и атлас рисунков); в 1792—Dictionnaire de la marine francaise, par Ch. Romme (в 8 д., XII, 627); в 1820—Dictionnaire de marine, par Willaumez (в 8 д., 410); в 1841—Dictionnaire universel et raisonne de la marine, par de Montferrier (в б. 8., 680); наконец, в 1848—Dictionnaire de marine a voiles et a vapeur, par Mm. de Bonnefoux et Paris (в 6. 8., 736 и 775.)— И это только те словари — впрочем самые знаменитые — которые мы имеем в руках; и то не все: мы пропу­стили некоторые из менее замечательных, на пр.: Де Борда—последнее издание 1800 года, Боннефу 1834 г., и несколько безымянных; также пропустили все лекси­коны собственно, всеполиглоты, и все частные по морским наукам словари; не упоминали притом и о многих изданиях некоторых из вышеисчисленных словарей. Полная библиография этого рода литературы заняла бы много страниц в нашей статье.

Продолжение статьи

Соколов Ал. - "Glossaire Nautique, Жаля", Морской сборник 1850

Г. Жаль, один из историографов французского флота (дру­гой историограф Герен), начальное воспитание получил в Брестской морской школе; однако ж, вопреки страстного же­лания служить на море, по каким-то обстоятельствам, дол­жен был отказаться от этой «единственно-благородной и прекрасной» службы, и посвятил себя литературным тру­дам. Между тем, еще в школ (в 1811 году), его силь­но занимала история морского искусства — ни кем и доныне не рассказанная порядочно — и он тогда еще убедился, чи­тая старинные книги, что без предварительного объяснения всех морских слов, старых и новых, своих и чужезем­ных, невозможно узнать этой истории: многие старинные сло­ва оставались совершенно необъяснимыми. «Сперва надо изу­чить язык, потом корабль (историю корабля), и потом уже писать историю», заключил он. Неоднократно возвращаясь к своим любимым занятиям — истории морского искусства — с 1827 года он занялся ими исключительно, и в 1831, по приглашению тогдашнего морского министра, адмирала Риньи, принял на себя звание морского историка. Изложив план предположенных трудов, он получил средства сделать пу­тешествие по Италии, и в течение пяти месяцев 1834—1835 г., осмотрел библиотеки и архивы Тулона, Генуи, Милана, Венеции, Флоренции, Неаполя и Рима, и по возвращении, с 1836 года, начал издавать брошюрами свои чрезвычайно любопытные исследования; в 1840 г. появились два огромные то­ма этих исследований, под названием «Archeologie nаѵаlе.» — Потом он сделал еще поездку в Италию и Грецию, и ме­жду тем занимался главнейшим из предположенных им трудов — всеобщим историческим морским словарем, ко­торый теперь вышел (начат печатанием 15 марта 1848 г., кончен 25 мая 1850 г.), под заглавием: «Glossaire nautique, repertoire polyglotte de termes de marine anciens et modernes», в 4 д. листа мелкой печати, в два столбца, в 1591 стр., со множеством политипажных рисунков, заключающий в себе 25,310 слов, более нежели на тридцати языках, древ­них и новых, европейских и восточных. Теперь Жалю около пятидесяти лет. Из предположенного, ему остается совершить еще самое главное —«Всеобщую историю мореход­ства.» — «Суждено ли нам совершить это? Достанет ли сил? Болезнь или смерть не остановят ли нас? — Будем надеять­ся....» говорит он, и, между тем, жалуется на недоверчи­вость к нему правительства и морской публики, на недоста­ток средств, на зависть — повторяя эти жалобы даже в тек­сте (см. статью Navire, р. 1049) — и мы с грустью видим, что при таких обстоятельствах и при таком настроении ду­ха, не только настоящий труд, по признанию самого автора, явился не столь совершенным, каким он желал сделать его, но что и для будущих трудов его, остается мало надежд....

Продолжение статьи

Крашенников С. - "Многоязычные морские словари", Морской сборник 1848 г.

Моряки чаще и более других находятся в сношениях с иностранцами. Посещая берега разных государств, морепла­ватель должен знать разные языки, или, по крайней мере, объясняться на них столько, чтобы удовлетворить необходи­мым своим потребностям. Лоцман есть первое лицо, с которым приходится объясняться моряку, подходя к ино­странному порту. Иногда, еще ранее лоцмана, встречаешь ры­баков, и если это в туманную погоду, то такая встреча мо­жет быть очень полезна, умея переговорить. Потом ка­рантинные чиновники, брантвахта, гавенмейстеры и портовые, таможня; далее полиция и почта, иногда медик и священник, и всегда—рабочие люди и продавцы. Все эти власти и учрежде­ния находятся в портах благоустроенных, где мореплава­тель обеспечен в сношениях своих агентом или консу­лом; но там, где сих последних нет, или вообще где мореплаватель предоставлен более самому себе, особенно в та­ких случаях, когда ненадежно положиться на переводчика или фактора, — словарь является хорошим пособием моряку.

Если капитану некогда справляться с словарем самому, то исполнит это может кто либо другой на судне. А при исправле­ниях и других работах, при производстве суда или следствия, также при разборе счетов, часто приходится знать термины, которые еще боле необходимы при разведывании о фарватере, ведущем к порту, как и о самом порте. Все это гово­рится только обереговых сношениях моряка; а при встрече его в мор с собратами по отважному ремеслу, когда через переговоры может он поверить свое место, опросить о виденном, передать какое либо известие, просить о пособии и в других подобных случаях — до введения универсальных морских сигналов — с пользою будут служить морские полиглоты. Теперь вновь вышло их два: французский, соч. Жаля, и немецкий, соч. Бобрика; при этом намерены мы перечислить известнейшие сочинения этого рода. (Вот они, в хронологическом порядке их печатания:

Продолжение статьи

"Пояснение некоторых морских слов", Морской сборник 1852 г.

Дело состави­телей словарей не состоит в придумывании и навязывании новых слов для всеобщего употребления; они должны только подслушивать их в народе, собирать и давать каждому вер­ное и точное определение. Слова изобретаются или принимают­ся из чужих языков случайно, по необходимости, и вырабатываются писателями. Неудачно перенятые и придуманные — существуют не долго. Так, слова стимбот и локомотив не могли понравиться большинству нашей публики и не ранее полу­чили право гражданства в нашей литературе и вошли в словари, как после замены их словами; пароход и паровоз.

В нашем морском языке есть еще много неопределенного, невыясненного — да и немудрено: язык наш не образовался, как у других морских народов, постепенно, сообразно с требованиями времени и усовершенствованиями, но явился вдруг; в чуждой для нас форме, вместе с целым флотом, за­ведение которого совершилось так быстро, что не было почти промежутка времени от основания первого стапеля до одер­жания первой виктории.

При этой поспешности в основании флота, многое переняли мы от иностранцев безотчетно, ошибочно; и многого даже вовсе не переняли, вероятно потому, что это не перенятое или не согласовалось с духом наших первых моряков и не совершенным еще устройством нашего флота, или же не соответствовало условиям наших морей и берегов. Многие тон­кости морских иностранных языков, были нашим морякам тогда непонятны: да и не до того им было, чтобы заниматься этим… В последствии, морской язык наш много усо­вершенствовался, и в настоящее время имеет весьма до­статочную полноту, обусловливаемую разумеется кругом дей­ствий нашего флота, и под пером писателя умного—прост, выразителем игрив и приятен.

Но так-как всякий язык имеет свои особенности (галицизмы, англицизмы, и пр.), зависящие иногда от местных условий, особенного административного устройства, нравов и обычаев, то очевидно, что в каждом из них неизбежно должны встречаться такие слова и выражения, которым пря­мо соответствующих нет ни в том, ни в другом язы­ке. После этого не удивительно, что в переводах с иностранного языка часто попадаются весьма не удачно прибранные названия и выражения.

Как напр. перевести слова: фр. ras de maree, анг. tide gate; фр. mascaret, mascaret, или barre de flot, анг. eddy tide; фp. la chasse; фр. carteur, англ, captor; фр. canon-niere-brig, англ, gun-brig; фр. chasse-maree; фp. banc de yuart; фр. convoi, англ,convoy; англ, tear and wear; и пр. и пр? Объясним эти слова.

Продолжение статьи

Соколов Ал. - "Собрание местных, старинных и малоизвестных русских морских слов"  Морской сборник 1854 г.

Слово о морском словаре (Морск. Сб. 1848 г. т. I), бро­шенное нами на добрую землю, вспаханную усердными пахаря­ми, с Божией помощью, дает обильные всходы. Еще преж­де нас, в 1844 году, во II ч. Записок Гидрографического Департамента, было помещено, трудами М. Ф. Рейнеке, Соб­рание особенных, местных, Беломорских слов; потом, в III ч. тех-же Записок, напечатано нами, подобное соб­рание Каспийских; в IV ч., собрание слов Восточного океана, П. Ф. Кузмищева, и небольшое дополнение к Бело­морским, Г. Савельева; в VI ч., новое и замечательное дополнение к Беломорским, того-же П. Ф. Кузмищева; в VII ч., наши: Речные и Байкальские, и небольшие допол­нения к Беломорским и Каспийским; в VIII ч., наши-ж,Старинные, Русские и иностранные; наконец в X ч., А. В. Фрейганга, Общие-Русские, выбранные из Областного словаря, изданного Императорской Академией Наук в 1852 году.

Между тем, в Морском Сборнике, печатались: в том же I томе: Отзыв на нашу статью о Словаре, с объяснениями происхождения некоторых, в настоящее время упот­ребляемых у нас на море иностранных слов, и продолже­ния тех-же объяснений; обе статьи, подписанные, часто­ встречающимися в Морском Сборнике буквами А. А. А.; во II т. разобраны нами, все Французские морские словари; в VIII т., Нечто о морском языке у Итальянцев, Мор­ской язык у Французов и Пояснение некоторых морских слов,—все три статьи подписанные буквами А. В.; наконец в IX в X т., Указания на ближайшие корни некоторых не объясненных морских слов, А. В.

Продолжение статьи

Мельницкий В. - По поводу статьи А. П. Соколова: «Собрание русских, местных морских слов», Морской сборник 1854 г.

Все любящие науку русского слова и морского дела конеч­но признательны А. П. Соколову за высказанную им (в 1-м т. Мор. Сбор. 1848) мысль о русском морском словаре, и за сделанное уже им собрание нескольких сот русских, местных, старинных и малоизвестных морских слов, вошедших и не вошедших в состав общего и областного академических словарей. Еще в 1852 году, стран­ствуя по нашей Миссисипи, по матушке-Волге, и часто слыша там характерические и понятные, почти для каждого Русского, названия различных предметов, относящихся до лоции и су­доходства Волги, мы убедились в возможности осуществить мысль г. Соколова (конечно не скоро) и упомянули об этом в записках наших о Волге (Современ. 1853).

Многие бурлацкие слова, метко определяющие свойства различных мелей и других предметов гидрографии, вместе с названиями различных частей судна и его вооружения, могут, со временем, заменить соответствующие им иноземные слова нашей морской терминологии, введенные в наш морской язык при Петр Великом. Великий Петр, создавая морские силы в государстве, до Него не имевшем их, не мог помышлять о разработке русской морской терминологии в то время, когда нужно было и строить флот и побеждать неприятеля. Поэтому весьма естественно, что Он заимствовал у иностранцев готовое и дело, и слово. Но теперь, развитие нашего морского и речного судоходства дает возможность, с помощью нау­ки и времени, мало-по-малу, заменить английские и голланд­ские термины,—тарабарскую грамоту для простого русского человека,—словами своими, понятными для русских матросов, которые, на основании Высочайше утвержденных правил о на­боре рекрут во флот, будут из тех прибрежных гу­берний, в которых слова эти употребляются.

Продолжение статьи

Указания на ближайшие корни некоторых еще не объясненных морских слов.

В записках Гидрографического Департамента Морского Министерства помещаемы были (в томах II, III, IV, VI, VIII и X), собираемые редакцией от всюду, русские морские слова и старинные слова—русские и иностранные, составляющие важный лексикографический материал и доказывающие бо­гатство местного языка приморских и поречных наших жителей.

Первый же вызов к приступу для составления—общими силами—полного русского морского словаря, был помещен в 1848 году в М. Сб. (Т. I, стр. 357), под заглавием: Несколько слов о морском словаре. По взгляду на пред­мет, по содержанию статьи и по изложенным в ней услови­ям для осуществления подобной работы, обещающей многосто­роннюю пользу—видно, что автор сам давно уже трудится для будущего словаря и очень много подготовил для него. И статья его не осталась гласом вопиющего в пустыне—она напротив породила семь статей филологического содержания, помещенных в М. Сб. в томах I, стр: 411460 и 463 и VIII, стр: 139155243 и 489.

Желая содействовать этому общеполезному предприятию посильными нашими трудами, мы решились представить несколько указаний на ближайшие корни некоторых, еще не объясненных морских слов—не русских, с показанием, где придется, буквального их значения. Не переведенные иностранные слова суть коренные непереводимые. Если иностранные слова, перешедшие в наш язык были более или менее ис­кажаемы, то тажа участь встретила и наши слова попавшие в чужие края, как напр: наш Паузок (по Рейфу от корня узкий) назван Немцами: Р а u s е n, sind in Archangel gewisse Pramen oder Fahrzeugeи пр. (Рединг), а фран­цузами Panse, nom d’une embarcation en usage a Arch­angel (Боннефу и Пари).

Ч. 1, Ч 2_1, Ч. 2_2, Ч. 3, Ч. 4


Метки:  

 Страницы: [1]