-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Хворостенко

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.08.2014
Записей: 222
Комментариев: 94
Написано: 465


СОПОСТАВЛЕНИЕ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИНТУИТИВНОГО

Вторник, 27 Января 2015 г. 05:56 + в цитатник
Французский математик А.Пуанкаре в начале ХХ века на основе длительных наблюдений за собственной творческой работой высказал предположение, что интуиция интеллектуально выше сознания. Справедливость этого предположения сомнительна из-за животного происхождения интуиции человека. Она в готовом виде досталась людям от их бессознательных предков и с тех пор нисколько не изменилась. Пятьдесят тысяч лет назад наши предки имели совсем современный вид (только одевались по-другому), обладали той же, что и мы, головой, той же интуицией, но были бессловесными и бессознательными животными. После появления речи и сознания человечество за весьма короткое время достигло современного цивилизованного уровня. Есть все основания считать, что превосходство сознания над интуицией экспериментально доказано всем ходом истории.

Это порой порождает иллюзию, будто научный прогресс основан на последовательности силлогизмов. Так, презиравший свой народ П.Я.Чаадаев (1837) убеждённо писал:"...нам, русским, недостаёт некоторой последовательности в уме, и мы не владеем силлогизмом Запада... , ум наш так составлен, что понятия у нас не истекают необходимым образом одно из другого, а возникают поодиночке, внезапно". Ему справедливо возражал западный математик А.Пуанкаре (1905):"Посредством интуиции изобретают, а посредством логики доказывают". Свои знаменитые теоремы он изобретал при посредстве тех "внезапных" озарений, к которым пренебрежительно относился Чаадаев. Силлогизмы помогают нам превращать интуитивные открытия в коллективные научные знания.

В середине ХХ века стало модным говорить:”Грандиозные масштабы научных исследований превратили науку в отрасль коллективного творчества”. Это неверный тезис. Творчество – прерогатива интуиции, а интуиция является сугубо индивидуальным феноменом. Она не может быть коллективной. Р.Декарт ещё в 1637 г. отмечал, что "гораздо вероятнее, чтобы истину нашёл один человек, чем целый народ". Коллективно люди создают новые исследовательские устройства (электронные и туннельные микроскопы, коллайдеры, томографы), коллективно ведут с их помощью наблюдения за реальной природой, но истинную науку (теоретические модели разных проявлений природы, математические уравнения, принципы, законы) создают талантливые одиночки при посредстве своей интуиции. Коллективное мышление способно выстроить накопленные знания в стройную систему, в логистику. Это не наука, а инструментарий инженера. “Я, напротив, вижу в логистике только помеху для изобретателя” (А.Пуанкаре, 1902).

П.Хиггс в 1964 г. предложил механизм спонтанного нарушения симметрии и обеспечил большие коллективы физиков нетворческой рутинной работой на многие десятилетия. Но интуиция вполне могла подсказать ему тогда идею нелокального взаимодействия массивных частиц. В этом случае в ЦЕРНе не бозон Хиггса искали бы, а уточняли величину коэффициента нелокальности Хиггса

Рубрики:  интуиция

Метки:  

СОПОСТАВЛЕНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОГО И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Понедельник, 26 Января 2015 г. 06:32 + в цитатник

Психолог А.Н.Лук (1977) безуспешно пытался доказать, будто гипотеза о рождении новых идей в ненаблюдаемой интуиции по существу “бегство от подлинно научного исследования”. Он исходил из широко распространённого тезиса, что новые исследования должны основываться исключительно на логических построениях. Логик-позитивист К.Поппер (1960), напротив, оставил для логики только функцию испытания новых идей, поиска опровергающих доводов. Он плохо понимал целостный механизм творческой работы интуиции, поэтому сводил научную работу к смелым предположениям и к их перманентным опровержениям. Поппер был гуманитарий, философ. Естественники и математики в самонаблюдениях отмечают целенаправленный творческий поиск, бессознательно осуществляемый в интуиции, ведущий к новым точкам зрения, руководящим идеям, на основе которых можно ввести новые общие понятия, найти новые принципы и методы для построения теории. Чаще всего интуитивное “озарение” подсказывает математику идею наилучшего математического вывода, а не просто смелую новую идею. В бессознательной сфере каким-то способом осуществляется отбраковка неудачных идей. Какое-то участие в этом может принимать непрерывный поток вероятностных данных, приносимых в натуральную память волнами будущего.

Столь же целенаправленно осуществляется управление движениями тела. Отрицаемое Луком бессознательное мышление сродни "мышлению" тела, перепрыгивающего через препятствие.

5704248_prijok (515x700, 202Kb)

Это "мышление" существует в каждом человеке параллельно сознанию, обеспечивает его жизнедеятельность. Известный советский исследователь движений человека Н.А.Бернштейн (1957) неточно называл его "смысловым цепным действием". Интуиция учёного работает по-другому.

Математик Д.Пойа убедительно показал, что если пассивно ожидать, пока интуиция подскажет решение новой задачи, то можно вообще не дождаться “озарения”. Правда, он, по примеру Лейбница, представлял себе интуицию наподобие сита, наполненного огромным количеством исходных данных, перебрать которые невозможно. По его мнению размышления словно трясут сито и сквозь него сыпятся различные данные. В тот момент, когда нужные проходят мимо настороженного внимания учёного, его мозг "подхватывает" те из них, которые кажутся относящимися к делу. Сознание должно, мол, время от времени пытаться решить задачу, чтобы "трясти" сито.

Этот метод поиска новых знаний, хотя и применяется многими учёными, ближе к методу "проб и ошибок", чем к интуиции. Истинная интуиция талантливого учёного "видит" сразу всё содержимое сита Лейбница и Пойа  и неведомым целостным образом находит наилучшее решение. Причём, наблюдения подсказывали Пойа, что механизм работы творческой интуиции совсем не похож на просеивание сквозь сито:"...во многих случаях у решающего может быть определённое ощущение перспективности своей догадки. Лаже совсем наивные люди могут испытывать сильнейшие ощущения по поводу своих догадок; ...мы отмечаем в мышлении решающего существование ещё одной разновидности ощущения: предвидения". Механизм этого предвидения (предчувствия), обеспечивающий поразительную удачливость интуиции, описан в размышлении "Интуитивные предчувствия" (14.02.15).

Самым непонятным в интуиции учёного является большой интервал времени между постановкой задачи и её решением. А.Пуанкаре неоправданно полагал, что в интуиции бессознательно осуществляется быстрый перебор всех возможных вариантов решения. Нет, она работает целостно, и метод проб и ошибок ей не свойственнен. Время затрачивается на что-то иное. Самый большой интервал времени, который мне лично удалось зафиксировать, - это две недели с 05.09.08 по 20.09.08, в течение которых она самостоятельно (без дополнительной “подзарядки подкорки”) вырабатывала идею необходимости введения более совершенного описания релятивистских движений вещественных тел.

 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЕ “УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ”

Воскресенье, 25 Января 2015 г. 05:41 + в цитатник

Гельмгольц, ввёвший в науку понятие “бессознательные умозаключения”, сразу же оговорил, что это условный термин. Бессознательное восприятие мира животными и человеком является целостным процессом, а не последовательным анализом отдельных элементов, их свойств и взаимосвязей. Общепризнанный первооткрыватель проблемы неопределённости в рамках современной экономической теории Ф.Найт (1921) безосновательно утверждал следующее:"Несомненно, существует определённая аналогия между подсознательной "интуицией" и логическим размышлением, т.к. цель в обоих случаях заключается в предвидении будущего..., в обоих случаях должны иметь место некоторые операции анализа и синтеза". Цель у сознательного мышления и интуиции одна, а методы совсем разные. Целостную обработку данных, осуществляемую интуицией, никак нельзя назвать анализом (расчленением) и синтезом (воссоединением). Советский психолог В.Н.Пушкин с коллегами провели всесторонние экспериментальные исследования творческого (эвристического) мышления людей и пришли к выводу, что основным моментом в таком мышлении становится не выбор из вариантов, а формирование того или иного варианта. Бесперспективные варианты даже не возникают в сознании, бессознательно отбраковываются интуицией.

Американские биологи Б.Хейнрихт и Т.Багнаяр почти 20 лет в изощрённых экспериментах изучали интеллект ворон. Птицы у них выполняли сложнейшие задания с первой попытки, но перед этим иногда несколько минут изучали ситуацию, с которой никогда ранее не сталкивались. Исследователи пришли к неверному выводу, будто ворона способна логически мыслить и “прокручивает” в мыслях все возможные варианты своих действий, чтобы выбрать наилучший

Нет в целостном интуитивном восприятии вороны вариантов. Даже когда на основе данных волн будущего ворона бессознательно "выбирает" наилучшее для себя будущее, выбор осуществляется не из счётного количества вариантов, а из континуума, т.е. является не выбором, а настройкой. Специалисты по инженерной психологии управления самолётами пришли к выводу, что лётчик никогда не долетел бы до места назначения, если бы постоянно задумывался, что ему делать в следующий момент. Логический причинно-следственный подход, неизбежно основанный на упрощенных моделях, применяется только сознанием человека в неспешных размышлениях, например, в этом дневнике. В повседневной жизни он не используется ни животными, ни человеком. Чтобы убедиться в этом достаточно понаблюдать за собственной бессознательной деятельностью.

Психолог и мастер шахмат Б.М.Блюменфельд писал (1948):”Наглядная идея в процессе мышления обычно “всплывает” как бы автоматически”. Он отмечал, что иногда видел сразу всю серию ходов, объединённых общей идеей, без предварительного рассчитывания их последовательности. Повидимому так же проявляет себя интуиция при поиске решения научных проблем и интуиция вороны при решении искусственных задач психологов.

 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

НЕПРИМЕНИМОСТЬ МАТЕМАТИКИ К ЦЕЛОСТНОМУ, БЕЗРАЗДЕЛЬНОМУ

Суббота, 24 Января 2015 г. 06:20 + в цитатник

Известный американский биолог Г.Уотерман (1965) убеждённо заявил:"Без математики вряд ли можно приступить даже к предварительному анализу объектов, содержащих более двух или трёх переменных. А ведь внутренние переменные организмов вместе с существенными переменными среды исчисляются сотнями и тысячами. Выбрать среди них те, которые подлежат изучению, и определить минимальное их число, достаточное для объяснения поведения системы, - вот главная задача биолога

Советский же психолог Н.А.Бернштейн относился к этому по-другому:”Теперь стало очевидным, что на путях математизации биологических наук речь должна идти не о каком-то приживлении или подсадке математики к биологии извне... , а о выращивании новых биологических глав математики изнутри, из самого существа тех вопросов, которые ставятся перед науками о жизнедеятельности”. Такой подход, явно более прогрессивный, чем вещественно-рациональный подход Уотермана, тем не менее тоже недостаточно корректен, т.к. исходит из недоказанного постулата о том, будто математика обеспечивает высшую форму познания во всех отраслях знания.

А.Эйнштейн в течение трёх десятилетий вдохновлялся “энергией заблуждения”, основанной на его уверенности в рациональном единстве мира, о его внутреннем совершенстве. Ему казалось естественным разгадывать как кроссворд красивую “единую теорию поля”, которую он считал центральной проблемой физики. До него столь же безуспешно идеями всеобщей гармонии вдохновлялись Кеплер, Декарт, Спиноза. В основе подобных убеждений лежит ни на чём не основанное, но широко распространённое мнение, что “объективный мир, представляя бесконечное разнообразие форм и процессов, вместе с тем един, имеет в основе одни и те же законы, сущность” (А.К.Сухотин, 1965).

Другую, тоже крайнюю, точку зрения выразил Дж.Хорган в книге "Конец науки"(1996). Он взял десятки интервью у выдающихся учёных, среди которых были физики (Ф.Дайсон, М.Гелл-Манн, С.Хоукинг), биологи (С.Д.Гулд, Дж.Экклз, С.Миллер), историки науки (Т.Кун, К.Поппер, П.Фейерабенд) и другие знаменитости. Из слов этих учёных, если Хорган понял их правильно, получается, что все они разделяют общую точку зрения на перспективы науки, выраженную подзаголовком книги:"Взгляд на ограниченность знания на закате Века науки".

Основанием для веры в неминуемую гибель науки служит, если следовать их логике, раздробленность науки. Если оптимистическая вера Эйнштейна и Сухотина основана на незнании о безраздельности целостного материального мира, то пессимистическая вера собеседников Хоргана основана на неучёте особенностей рационального мышления людей, вынуждающего их не только расчленять науку на физику, химию, биологию, но и в каждой из отраслей знаний расчленять соответствующую часть материального мира на элементы, свойства, связи.

На самом деле мир не един, а один. Мы никогда не узнаем, какие “законы” положены (кем?) в его основу, но уже сейчас ясно, что то, что мы называем мир, - это нечто целостное и безраздельное. За три тысячелетия научного его изучения в мире не удалось выделить ни одного явно выраженного “элемента”, представляющего собой отдельную сущность, чётко выделяющуюся от остального мира независимо от представлений и убеждений людей. Не найдено также ни одного объективно существующего “закона природы”.

Материальный мир существует независимо от нашего сознания и, непознаваемо для нашего рационального мышления, функционирует по своим внутренним целостным “закономерностям”. Люди же в разных условиях разными способами наблюдают проекции его проявлений на свои органы чувств и на свои мысли. Именно эти проекции и их модели называются “вещами”, “формами”, “процессами”. Выделяя и анализируя их, пользуются двумя видами познания – целостным континуальным и дискретным логико-математическим. Ни один из них не является высшим или низшим. Дискретный способ познания основан на разбиении всего наблюдаемого на отдельные "предметы", "явления", "свойства", "законы", на абстрагировании, на пренебрежении большинством свойств исследуемых объектов и большинством связей между ними в угоду субъективно понятым “наиболее существенным”. Только эта форма познания поддаётся математизации, т.к. каждый скалярный математический символ – это всего лишь одно свойство какого-либо предмета (явления). Редукционизм математического метода исследований применим далеко не везде.

В своё время Галилей высказал идею:”Измерить всё, что измеримо, и сделать измеримым всё, что таковым не является”. Тогда ещё не было известно о безвозвратных потерях, возникающих при искусственном разбиении целостной сущности на отдельные измеримые параметры. Целостное нужно познавать целостно. Такое знание, имеющее характер “всё обо всём”, казалось бы предпочтительнее дискретного знания. По крайней мере так считают многие мыслители Востока. На самом же деле целостное познание лишено возможности выявления частных закономерностей проявлений природы, а единый закон, описывающий природу с учётом бесчисленных континуальных взаимосвязей, если и существует, то он явно непознаваем рациональным человеческим мышлением. Главный же недостаток целостного знания - его индивидуальность, невозможность рассказать о нём другим людям.

Физические законы, в которых большинством “малосущественных” связей и свойств пренебрегают, целостное мышление неспособно выявлять из-за неумения чем бы то ни было пренебрегать. Человек неосознанно в своей творческой деятельности довольно гармонично пользуется комбинацией обоих видов мышления. В биологии и социологии в явном виде используется конгломерат количественных и качественных исследований, помогающих учёным создавать продуктивную систему знаний, при отсутствии полного понимания самых основ жизни.

А.Эйнштейн излишне самонадеянно утверждал:”Самое непонятное в мире, что он понятен”. Понятным мир никогда не станет, особенно мир живой материи – биосфера. Э.Мах (1906) видел предел наших познавательных возможностей в быстром возрастании сложности вычислений:”... элементы большей частью бывают связанными между собой группами. С ростом числа элементов число комбинаций, подлежащих испытанию на опыте, возрастает настолько быстро, что систематическое разрешение задачи становится всё труднее и в конце концов практически невыполнимым”. За прошедшие со времён Маха годы стало ясно, что нет никаких принципиальных пределов роста вычислительных возможностей изобретаемых человеком вещественных устройств. Тем не менее Мах был прав – целостная природа в её реальной сути для человека навсегда останется непознанной. Он никогда не узнает, как она устроена “на самом деле”, так как не сможет осуществить не искажающую её декомпозицию. Выявлено много частных проявлений природы (например живая клетка, с которой начинается жизнь каждого из нас), которые без ущерба для полноты и точности описания не могут быть разбиты на “элементы”, “связи”, “реакции”. Целостное невозможно изучать методом последовательных приближений, как это предполагалось сторонниками “абсолютных и относительных истин”.

Ближе к пониманию неразложимости целого на части были идеологи гештальт психологии, но они часто формулировали это положение неудачно:"целое больше суммы частей". Дело ведь не в том, что при соединении нескольких элементов возникают новые системные свойства. Целостность - это не одно из свойств материального мира, а глобальная категория, принципиально нерасчленяемая.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

ВЗАИМОПОМОЩЬ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИНТУИТИВНОГО (окончание)

Пятница, 23 Января 2015 г. 06:01 + в цитатник

У интуиции другая, чем у логического мышления, трудность: когда видишь всё сразу, то не можешь выделить необходимые для решения задачи элементы и связи. Интуиция творческого человека работает в “соавторстве” с его логическим мышлением. Но возможно, что она тоже не умеет непрерывно наблюдать работу сознания, а получает от него какие-то спорадические “озарения”. В натуральную память человека, на данных которой основана работа интуиции, поступают все ощущения человека, в том числе и ощущения мыслей.

Животная по своему происхождению и по характеру работы интуиция человека воспринимает его словесные мысли по-своему, если вообще воспринимает. Наглядным образом моя интуиция продемонстрировала свои особенности при решении одной важной проблемы, которую я даже не планировал решать. В течение многих месяцев 2008 г. я вёл эпистолярную (по бумажной почте) дискуссию с очень интересным антирелятивистом. В августе мы по его инициативе начали обсуждать проблемы, связанные с понятиями пространства и времени. В сентябре в моей голове появилась совершенно новая мысль, обстоятельства и время появления которой удалось точно зафиксировать.

Утром 05.09.08 г. я печатал на механической пишущей машинке очередное письмо антирелятивисту, в котором на примере космических мюонов пытался рассказать ему об особенностях представлений о пространстве и времени в релятивистской физике. По предыдущим дискуссиям я знал, что он верит в объективное существование времени в материальной приоде, поэтому старался эту веру поколебать.

В рукописи письма, написанного дома накануне вечером, я описывал в популярном виде эффекты кажущегося “замедления внутренних часов” мюона и кажущегося “сплющивания атмосферы” Земли, которые следуют из преобразований Лоренца, но реально в мюоне и в атмосфере не происходят. Печатая бездумно заранее подготовленный текст письма, я вдруг неожиданно напечатал отсутствовавшую в рукописи фразу:”Ответ релятивистской физики очень неудовлетворителен, но это единственный ответ, в котором концы с концами сходятся”. До сих пор не могу понять, как эта фраза в моём мозгу возникла. Сам я тогда (05.09.08) отнюдь не считал хоть в чём-то неудовлетворительным способ трактовки релятивистской физикой феномена мюона. Тем не менее, чтобы не загрязнять уже напечатанное письмо зачёркиваниями (в механической пишущей машинке нет операции "вырезать"),

5704248_mehanika (700x525, 230Kb)

я оставил в нём эту, фактически не мою, фразу в качестве вежливого реверанса позиции оппонента. Дальнейшие события показали, что эти слова интуиция взяла из моего будущего.

В течение двух недель после отправки письма по почте я два или три раза перечитывал дома его копию, а чаще просто размышлял по дороге с работы о том, как антирелятивист его воспримет и как мне реагировать на его возможное возмущение. Ни разу за это время у меня не появилось мыслей, что ответ теории относительности на вопрос антирелятивиста действительно может оказаться в чём-то ущербным.

В субботу 20.09.08 я целый день тяжело работал на садовом участке и ни разу не вспомнил ни отправленного письма, ни антирелятивиста, ни физики. Завершив работу, мы с женой шли по лесу к остановке электрички, и я думал лишь о том, что скоро удастся целый час сидеть в уютной электричке и ничего не делать. Вдруг в 16:50 без всяких видимых внешних и внутренних поводов в голове возникла чёткая мысль:”Релятивистская физика даёт неудовлетворительный ответ потому, что модель, состоящая из двух факторов – пространства и времени – недостаточно адекватна задаче однозначного описания движения вещественных тел с релятивистскими скоростями”. Я совершенно точно помню, что аналогия с иллюзией превращения квадрата в прямоугольник при наблюдении его со стороны в трёхмерном пространстве мне вспомнилась только в электричке, когда я стал логически осмысливать подсказанную интуицией идею.

То состояние моего мозга, которое было перед появлением "озарения", в психофизиологии хорошо известно и экспериментально изучается с использованием электроэнцефалограмм и томографии головного мозга людей во время их умственной деятельности. Такие исследования проводит, например, австрийский психолог А.Финк. Перед появлением неожиданной идеи у исследуемого фиксируется распространение альфа-ритма с частотой 10 - 12 Гц, которые бывают у человека в расслабленном состояниии, полудрёме. Видимо, в этом состоянии новая идея, найденная интуицией, легче всего может "осенить" сознание. Таким, скорее всего, было появление идеи таблицы Д.И.Менделеева в "просоночном" состоянии.

Как расширение существующей пространственно-временной модели путём введения волн прошлого и будущего позволяет непротиворечиво описывать квантовую нелокальность без сверхсветовой скорости распространения взаимодействия "спутанных" частиц, так и более общая, неизвестная пока, модель позволит не только непротиворечиво и однозначно описывать сверхбыстрые (по своим часам) путешествия, но и, возможно, откроет пути к поиску совершенно новых видов перемещения вещественных тел.

Р.Декарт в “Правилах для руководства ума” (1701) писал:”Для человека нет иных путей к достоверному познанию истины, кроме отчётливой интуиции и необходимой дедукции”. Причём, несмотря на свойственное тому времени обожествление интуиции, Декарт корректно акцентировал внимание на её континуальности, в отличие от дедуктивной дискретной логики. Впоследствии многие учёные обращали внимание, что интуитивное и сознательное выступают не только как две грани человеческого мышления, но и взаимно проникают одно в другое

Не поддающийся логическому анализу гармоничный тандем двух видов мышления человека порой порождает агрессивное неприятие у тех учёных, которые не знают о творческом бесплодии логического мышления. С другой стороны, религиозному обожествлению рационального мышления до сих пор противостоит столь же мистическое отношение к интуиции. Так, А.Бергсон (1859 – 1941) трактовал её как инструмент прямого контакта с вещами и с сущностью жизни. Такая позиция, простительная во времена Декарта, требует от современных учёных хотя бы экспериментальных подтверждений. Многочисленные последователи Бергсона пока не справились с этой задачей, и вряд ли это возможно. Никакой мистики в интуиции нет. Просто это другой, чем сознательное мышление, способ обработки имеющихся в распоряжении человека данных.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

ВЗАИМОПОМОЩЬ РАЦИОНАЛЬНОГО И ИНТУИТИВНОГО

Четверг, 22 Января 2015 г. 05:30 + в цитатник

Логический и творческий виды мышления – это два различных процесса. Первый основан на словесном построении “в уме” идеализированных моделей наблюдаемого мира и на их анализе при посредстве строгих законов логики или житейских выводов “здравого смысла”. Если модель известна, то этот вид мышления не порождает новой информации, которой может стать лишь новая модель. Новые модели и новые методы их анализа вырабатывает творческое мыщление. Французский математик А.Пуанкаре (1908) необоснованно предполагал, что творческая интуиция учёного способна многократно быстрее, чем его сознательное мышление, перебирать возможные варианты решения научной задачи и самостоятельно выбирать из них наилучшее.

Моль А.(1962) и Буарель Р.(1966), вообще, пытались найти инвариант творческого процесса, равно присутствующий, по их мнению, в разные исторические эпохи за теми логическими схемами полученных результатов, которые в окончательном виде фиксированы в произведениях творцов науки и техники. Моль называл этот инвариант "инфралогикой", Буарель - "динамологикой".

 

Ближе к истине был английский кибернетик Маккей (1959), когда ставил вопрос о создании так и не созданных до сих пор “сверхлогических” ЭВМ. В отличие от Пуанкаре, он понимал, что процесс выработки нового решения напоминает “перепрыгивание через пропасть”. Во время этого метафорического перерыва непрерывности и осуществляется прорыв интуиции в поток сознания. Сама работа интуиции не оставляет никаких следов в сознании человека. Решение творческой задачи (“озарение”) неожиданно возникает в голове как бы “из ничего”. Этот миг часто сопровождается чувством радости, т.к. интуиция откуда-то знает, что найденная ею идея решения задачи является удачной. Всё это происходит в ненаблюдаемой и вряд ли познаваемой сфере бессознательного. Процесс сознательного мышления, напротив, можно наблюдать “внутренним взором”, запоминать последовательность своих мыслей и осуществлять логический анализ самого процесса мышления.

Макс Планк рассказывал в Нобелевской лекции:"После нескольких недель самой напряжённой работы в моей жизни тьма, в которой я барахтался, озарилась молнией и передо мной открылись неожиданные перспективы". Это и подобные высказывания творцов неверно трактовал М.А. Рорбах (1959): "личность способна творчески мыслить лишь тогда, когда она готова к диалогу с глобальными факторами, в которые она погружена. Вне этого диалога не может быть творческого акта." Из рассказа Планка ясно видно, что главным в его открытии было не то, что он "барахтался во тьме", а интуитивное озарение. "Диалог с факторами" в терминологии Рорбаха ("барахтанье во тьме" по-Планку) нужны лишь для того, чтобы бессознательная интуиция поняла, что человек ищет.

 

Наглядной иллюстрацией совместной работы рационального мышления и интуиции являются записи в рабочем дневнике Д.Дальтона с 3 по 19 сентября 1803 г., когда он открыл химическую атомистику. В начале этого периода его осенило:"мне пришло в голову, что я ни разу не учитывал влияние различия в величинах частиц" ( он представлял себе частицы вещества окружёнными атмосферой из теплорода). В подобных неожиданных "озарениях" основное достоинство интуиции, способной подключить к рассмотрению то, что рациональное мышление отбрасывало как "несущественное". В последовавшей за этим двухнедельной работой рационального мышления интуиция несколько раз помогала Дальтону: подсказала ввести новые понятия относительного атомного веса и числа атомов в сложной частице химического соединения.

С какой стати природа, если она создавала два приблизительно одинаковых по алгоритмам, как считают многие, вида мышления, стала бы придавать им столь различные внешние проявления? И каким образом эти мышления оказываются способными одновременно интересоваться разными вещами? Изобретатель бинокулярного микроскопа С.Венгам долго тщетно искал форму призмы, которая бы делила пучок света на два пучка. Хорошая техническая идея неожиданно осенила его во время чтения детективного романа. Никакой подсказки в романе не было.Этому кажущемуся парадоксу может быть только одно объяснение – рассматриваемые два вида мышления функционируют в разных функциональных системах и по совершенно разным алгоритмам. Скорее всего, алгоритм творческого интуитивного мышления чужероден нашему словесно-логическому мышлению, а функциональная система, его реализующая, ненаблюдаема сознанием человека. Интуитивное мышление и алгоритмом-то нельзя назвать. Ему явно не требуется цепочка силлогизмов и другая последовательность действий или перебор вариантов. Правильно Маккей назвал этот вид мышления “прыжком через пропасть”.

 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

КТО ОБЛАДАЕТ ХОРОШЕЙ ИНТУИЦИЕЙ

Среда, 21 Января 2015 г. 12:52 + в цитатник

В анализе творческого мышления часто излишний акцент ставится на чувственном восприятии. А.В.Брушлинский (1970) писал:”Независимо от того, как воспринимать фантазию, она, так сказать, по определению может быть в лучшем случае одной из сторон чувственного познания”. Чувственное познание – это познание бессознательного животного, которое принципиально лишено способности фантазировать. Животное просто “интерпретирует действием” текущие чувственные данные с учётом соответствующих воспоминаний натуральной памяти. А фантастические образы конструируются в сознании человека из воспоминаний декларативной памяти

Парадокс интуиции учёного состоит в том, что она явно основывается на целостных данных его натуральной памяти, памяти говорящего животного, а “подсказки” делает пусть и не математические, но вполне рациональные. Невозможно себе представить тот “поток сознания”, который привёл В.А.Фока к удивительной идее вставить в уравнения Максвелла “член, фиксирующий калибровку”, если по общепринятой калибровке Лоренца он тождественно равен нулю. Ход мыслей Фока явно прерывался интуитивными перепрыгиваниями через логику и “здравый смысл”. Творческое мышление основано на целостном анализе, осуществляемом бессознательной интуицией, однако этот анализ совсем не обязательно включает в себя животное чувственное восприятие действительности. Талантливые руководители и учёные каким-то им самим неведомым образом умеют использовать этот механизм для целостного поиска решений абстрактных рациональных задач без разбиения их на подзадачи.

Раздельное изучение с помощью тестов Роршаха, ТАТ и других проективных тестов своеобразия личности учёных, проведение экспериментов с целью выяснения различия в реакциях у более творческих и менее творческих работников (Стайн), систематическое наблюдение за поведением в научном коллективе (Бруннер) и другие методы исследований показали неприемлемость расчленения творческого потенциала учёного на отдельные способности и умения.

У математиков интуиция встречается в самых разных формах. У одного она имеет “формульный” характер, отличается способностью чувствовать внутреннюю логику математического выражения ещё до рационального его анализа. Другой математик обладает способностью к целостному восприятию совокупности абстрактных понятий и идей. Ж.Фурье во многих выводах полагался на свою мощную интуицию и мало смущался недостаточной обоснованностью полученных результатов. А.Пуанкаре, который внёс в математику совершенно новый вид интуиции – топологический, писал в 1905 г.:”Математиками родятся, а не становятся, и, по-видимому, родятся геометрами (интуитивистами) или родятся аналитиками (логиками). Аналитики не способны представлять в пространстве, геометры скоро утомились бы и запутались в длинных вычислениях”.

М.А. Блох (1920), опираясь на анализ работ различных авторов относительно природы и факторов развития творческих способностей, пришёл к выводу об отсутствии заметной зависимости гениальности от врождённых биологических факторов. Не обнаружилась, также, роль влияния среды, в том числе и обучения в школе.

 

В практической психологии никому не удалось разработать достаточно эффективные приёмы совершенствования творческой интуиции, т.к. механизмы её функционирования ненаблюдаемы и не поддаются рациональному анализу даже по методу “чёрного ящика”. Наблюдения за интеллектуальной деятельностью различных людей показывают, что личности с особой склонностью к творческим “озарениям” обычно обладают довольно средним уровнем умственного развития. Немногие научные концепции внесли такую сумятицу в понимание мышления человека, как американский коэффициент IQ. Порочна сама идея количественно оценивать многосторонние свойства интеллекта с помощью одномерной линейной шкалы. Не обнаружено никакой корреляции между высоким значением IQ и способностью человека интуитивно находить решения новых научных задач. П.С. Эренфест, преемник Г.Лоренца на кафедре теоретической физики Лейденского университета, был невысокого мнения о людях с ясным, т.е. логическим складом ума, поскольку такие люди не способны выдвинуть подлинно новые идеи.

 

Тестологи стали искать тесты для выявления оригинальности интеллекта. Д. Маккиннон, Ф. Беррон и др. изучали оригинальность реакции испытуемых на бесформенное пятно. Другие тестологи основное внимание уделяли воображению испытуемых, для чего разрабатывали так называемые проективные тесты. Все подобные направления в тестологии оказались безуспешными, поскольку никакие психологиеские тесты не могут выявить творческие способности учёного. Ещё А. Пуанкаре обращал внимание, что появление в его голове интуитивного "озарения" обычно сопровождалось сильной эмоцией радости от факта важного открытия. В тестах такая сила эмоций невозможна, поэтому никакие тесты не стимулируют научную интуицию.

Более адекватные исследования творческих способностей мыслителей были осуществлены в 1925 г. во время Московского Международного шахматного турнира. Выяснилось, что воображение, память, комбинационные способности выдающихся шахматистов мирового уровня не выходили за пределы того, что принималось за норму.

Лучшей интуицией часто обладают те люди, у которых хорошо развито так называемое “образное мышление”. Вряд ли такие люди находят в образах свои “озарения”. Скорее всего, здесь дело в другом. Интуитивные решения формируются на тахионной материи в волновом голографическом виде, не требующем какой-то дополнительной образности. Однако передать такое целостное решение в рациональное сознание легче в образном виде, что используют в своей деятельности творцы с доминантным правым полушарием головного мозга. Человек же, начисто лишённый “образного мышления” (например, я), не воспринимает большинство подсказок своей интуиции. Лишь редкие конкретные “озарения”, доступные к восприятию словесным мышлением, попадают в сознание левополушарных мыслителей.

Весьма большим тормозом в использовании человеком своей интуиции является его вера во что-либо, не обязательно в бога. Один из создателей философского прагматизма Ч.Пирс (1878) настаивал, что единственная функция мышления состоит в переходе от сомнения к вере. Он имел в виду, что любое человеческое знание основано на вере в его истинность. Именно эта вера мешает большинству людей открывать новое силой своей мысли. Причём, склонность к вере – исключительная прерогатива сознания. Животная психика и, соответственно, интуиция человека никакой вере не подвластны. В обыденной жизни самая распространённая вера – это вера в то, что “этого не может быть, потому что этого не может быть никогда”. Лишь очень немногие не подвластны ей и с доверием относятся к революционным идеям своей интуиции.

 
 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

РОЛЬ ИНТУИЦИИ В НАУКЕ

Вторник, 20 Января 2015 г. 06:20 + в цитатник

Специалисты по теории изобретательства часто не различают творческую интуицию и метод “подглядывания” идей у природы и техники, а психологизирующие кибернетики не отличают интуицию от логического мышления. Так, Д.А.Поспелов (1989) убеждён, что интуиция (он называет её правосторонним мышлением) осуществляет не целостную обработку данных, а последовательно продуцирует какие-то “ассоциативные умозаключения”. В подобных представлениях не учитываются реальные свойства интуиции, способной одновременно охватить весь объём необходимых данных, в том числе тех, которые станут ясны только в будущем. Редукционистская трактовка интуиции бессильна объяснить, какая “ассоциация” возникла в голове А.Пуанкаре, когда он о математике вообще не думал, отдыхал, как вдруг у него возникла замечательная идея доказательства теоремы, над которой он безуспешно бился много месяцев.

Широко рспространено мнение, что практически все великие изобретения и открытия сделаны по счастливой случайности. Как яркий пример этого часто приводят знаменитое яблоко, якобы упавшее на голову Ньютону. Между тем, эту легенду придумала его племянница госпожа де Кондуит. Теория притяжения "небесных" тел имеет античное происхождение (III в. до н.э.), а Кеплер задолго до Ньютона (в 1596 г.) пришёл к выводу, что планеты движутся вокруг Солнца и Луна - вокруг Земли, под действием силы притяжения. Он лишь неверно описывал зависимость этой силы от расстояния. Гениальную интуицию проявил не Ньютон, а Гук, который в 1680 г. сообщил в письме Ньютону, что он пришёл к выводу о зависимости силы притяжения тел обратно пропорциональной квадрату расстояния. Непостоянство характера и недостаточное знание математики не позволили Гуку осуществить то, что через несколько лет сделал Ньютон, - доложить Королевскому обществу теорию всемирного тяготения. Аналогично, интуиция подсказала Галилею руководящие идеи, содержание которых нельзя было обосновать опытным путём, - идею движения по инерции и идею относительности движения. Только интуиция учёного способна совершить подобный "прыжок через пропасть" - вопреки наблюдаемым и общепринятым представлениям выдвинуть идею о возможности движения без двигателя.

Сейчас, когда получена непротиворечивая теория продольных электромагнитных волн (см. [1] - Н.П.Хворостенко. Продольные электромагнитные волны. Изв. вузов, серия Физика, № 3, 1992   https://yadi.sk/i/TlStL9WQeAe6Z ), некоторые особенности работы интуиции можно понять, проследив историю вклада академика В.А.Фока (1898 – 1974) в решение этой проблемы. Он обладал поразительными эрудицией и интуицией (редкое сочетание!) и в ХХ веке был единственным физиком, получившим выдающиеся новые теоретические результаты в электродинамике, а одновременно он был единственным электродинамиком, внёсшим большой вклад в развитие теоретической физики.

Квантовую электродинамику разрабатывали люди, хорошо знавшие квантовую механику, но плохо – классическую электродинамику. Они проквантовали лишь два из четырёх уравнений Максвелла. Остальные уравнения были ими заменены математическим утверждением (калибровкой Лоренца), которое в переводе на русский язык звучит так:”Мы считаем, что в природе существуют лишь поперечные электромагнитные волны”. Поначалу в математическом аппарате канонического квантования возникли непреодолимые трудности из-за отсутствия в классическом варианте уравнений Максвелла производных по времени от скалярного потенциала электрического поля.

Выход из тупика нашёл В.А.Фок, который совместно с Б.Подольским в 1932 г. предложил добавить в уравнения Максвелла так называемый “член, фиксирующий калибровку”. Впоследствии в [1] было показано, что этот член описывает реально существующую в нулевых колебаниях вакуума скалярную напряжённость электрического поля Eо, порождаемую материей с мнимой массой покоя – тахионной материей. Рациональным мышлением невозможно понять, как интуиция Фока "догадалась" подсказать ему вставить в уравнения Максвелла член, считающийся тождественно равным нулю, и оперировать с ним как с ненулевым. Когда в 1992 году этот член в том же виде появился в статье [1], он был дедуктивно выведен из уравнений Максвелла и Дирака. Так и осталось неясным, как за 60 лет до этого безграмотная в математике интуиция подсказала Фоку то же самое.

 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

НЕРЕАЛИЗУЕМОСТЬ ИНТУИЦИИ НА ЭВМ (окончание)

Понедельник, 19 Января 2015 г. 05:31 + в цитатник

На заре создания электронной вычислительной техники, когда разработчики захлёбывались от избытка “энергии заблуждения”, Тьюринг сформулировал некий редукционистский критерий “разумности” ЭВМ. В 2006-м году кто-то вспомнил этот критерий и с восторгом выяснил, что ЭВМ смогут достичь названного Тьюрингом уровня в 2010-м году. Журналисты, воспитанные безмозглой голливудской кино продукцией, всполошились:”Значит через 4 года ЭВМ станут умнее нас и смогут нас поработить?”. Другие футурологи, не дожидаясь наступления 2010-го года, основываясь на так называемом "законе Мура" и на нелепом представлении, будто ЭВМ станет "разумной", когда количество содержащихся в ней логических элементов сравняется с количеством нейронов в головном мозге человека, отодвинули этот срок до 2020-го года.

Ни математик Тьюринг, ни футурологи, ни, тем более, современные журналисты не знают, что любые, сколь угодно совершенные и фантастические по быстродействию и памяти ЭВМ неизбежно обречены функционировать только декомпозиционно, без целостного восприятия, интуиции и “озарений”. А осуществить декомпозицию самостоятельно они принципиально не способны. Это навсегда закрепляет за ними роль тупого бессознательного инструмента в руках умного человека. Искусственный интеллект никогда невозможно будет построить без интеллекта естественного. Программа, демонстрирующая "разумность" ЭВМ по критерию Тьюринга, в 2014 г. однажды дала положительный результат, но даже журналисты не придали этому никакого значения.

Мечты современных идеологов так называемых “нанотехнологий” о создании вещественной “псевдоживой материи, обладающей способностью к самопостроению и саморегуляции”, обречены навсегда остаться нереализуемыми маниловскими мечтами, Не обладая целостной натуральной памятью, вещественные устройства не способны реализовать тот неведомый симултанный процесс, на котором основана интуиция высокоорганизованных животных и человека. Было исследовано интуитивное поведение пешеходов, переходящих улицу перед быстро движущимся автомобилем. Все мы знаем из личного опыта, что, в отличие от ЭВМ, в таких случаях не делаем в уме сложных вычислений скорости движения автомобиля и расстояния до него. Тем не менее, многочисленные специальные наблюдения за пешеходами показали, что в основном они правильно определяют безопасное расстояние до автомобиля, когда решаются перейти улицу.

Психологи, изучающие работу пилота самолёта, обращали внимание, что он практически никогда не фиксирует внимание на цифровых показаниях отдельных приборов, а целостно оценивает общий вид приборной доски и реагирует на него своими действиями . Ни один вещественный “автопилот” никогда не будет способен к такому восприятию действительности.

Наглядной иллюстрацией недостижимого в вещественных ЭВМ симултанного характера припоминания в натуральной памяти является феномен, наблюдаемый при прочтении незнакомого слова. Грамотный человек в течение своей жизни узнаёт в среднем 50 тысяч различных слов. Тем не менее, встретив незнакомое слово, он практически мгновенно и безошибочно определяет, что ранее оно ему никогда не встречалось, Никто при этом не сканирует последовательно весь свой словарный запас, а видит его сразу весь, когда сопоставляет с ним увиденное новое слово. Быстродействие будущих ЭВМ, без сомнения, будет возрастать практически беспредельно, но они навсегда обречены сканировать (пусть частично и параллельно) все содержащиеся в их памяти данные, безнадёжно теряя при этом присущую реальному материальному миру континуальную многосвязность всего со всем.

В последнее время высказываются надежды, что недостатки цифровых ЭВМ удастся преодолеть в гипотетических квантовых вычислителях. Надежды эти совершенно ни на чём не основаны, т.к. квантовые волновые функции – это просто одна из аналоговых характеристик вещественных частиц. По этой причине в квантовых ЭВМ, если они действительно будут созданы, избавиться от недостатков вещественных устройств не удастся. Целостный волновой принцип работы при посредстве такой технологии недостижим. Для этого нужно отказаться в устройствах памяти и обработки данных от использования вещественных источников полей, что возможно лишь в тахионных технологиях

В 2009-м году странная помесь научной безграмотности администраторов с их желанием любой ценой увеличить финансирование научных институтов привела к организационному оформлению в России нового направления исследований, названного нано-био-инфо-когнитивными технологиями (НБИК). Один из авторов этой идеи член-корреспондент РАН М.Ковальчук так описывает особенности своего детища:"Речь идёт о скрещивании нано-, био-, информационных и когнитивных технологий. Здесь сами нанотехнологии - это способы создания "под заказ" любых неорганических материалов. Далее, привлекая сюда биотехнологии, мы получаем гибридный материал. После чего к тандему "нано-био" надо подключить информационные технологии, превратить гибрид в интеллектуальную систему. И наконец, последний шаг: в дело входят когнитивные науки, изучающие сознание, познание, мышление". Недавно к этому добавили никому не известные "социогуманитарные технологии" (НБИКС).

Весьма характерно, что в состав когнитивных наук он не включил интуицию. Но безграмотность изобретателей нового направления этим не ограничивается. Они не знают, во-первых, что гипотетический гибридный материал обязательно должен быть живым, чтобы выполнять те функции, о которых они мечтают. Во-вторых, изобретатели не учитывают, что познавательная обработка данных осуществима лишь на основе целостных процессов.

Пока же российские мечтатели пошли по экстенсивному пути. Создали при РНЦ "Курчатовский институт" специальный Центр конвергентных НБИКС наук и технологий. Сосредоточили в нём синхротронный и нейтронный источники излучения, а также самые современные приборы для исследований в областях физики, химии, биологии, материаловедения, мощные компьютеры. Набирают творческий коллектив, состоящий из специалистов по самым разным естественным наукам, философии, социологии, лингвистике, антропологии и т.п. М.Ковальчук мотивирует свою идею так:"...синергетический эффект мы можем получить, только объединив усилия".

Это напоминает действия средневековых алхимиков, насыпавших в колбу множество случайно выбранных разнородных компонент и нагревавших колбу с помешиванием в надежде получить "философский камень". Результат деятельности Центра НБИКС будет тот же, что и у алхимиков, только с неизмеримо бОльшими затратами.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

НЕРЕАЛИЗУЕМОСТЬ ИНТУИЦИИ НА ЭВМ

Воскресенье, 18 Января 2015 г. 06:38 + в цитатник

Многие исследователи отмечали, что интуиция человека базируется на его жизненном опыте, но мало кто отдаёт себе отчёт, что это тот опыт, который накапливается в натуральной и процедурной памятях. Воспоминания декларативной памяти и накопленный там опыт только мешают работе интуиции. К.Черри сравнивал сковывающее действие декларативной памяти с действием судороги мышц на работу ноги. Эти же причины мешают реализовать интуицию на ЭВМ. Разработчики так называемых “эвристических” программ Ньюэлл, Шоу и Саймон сознавались:”Мы используем термин эвристический при определении любого принципа или устройства, которые вносят вклад в сокращение среднего числа проб и решений”.

 

Между тем, настоящая эвристика человека – интуиция – не пользуется методом проб и ошибок. Она не выбирает один из счётного количества вариантов решения проблемы, а предлагает сознанию эффективный путь к решению, как она подсказала Архимеду способ определения объёма короны ("Эврика!"). “Нам нужна способность, которая позволяла бы видеть цель издали, а эта способность есть интуиция” (А.Пуанкаре, 1905). В реализации этой способности человеческого творческого мышления помогает как целостность данных о прошлом опыте, хранящихся в натуральной памяти, так и антиципация, предвосхищение будущего на основе вероятностных данных, приносимых волнами будущего. Обычно исследователь не только заранее сознательно не знает решения задачи, но и не знает, решаема ли она. Поэтому, если сразу не удаётся найти решение, человек, в отличие от ЭВМ, не станет долго перебирать все возможные варианты. После нескольких безуспешных попыток он, обычно, вообще прекращает пробы, пока не придёт “озарение”.

 

 

Венгерский математик Д. Пойа (1956) в своих рекомендациях решающим творческие задачи не учитывал эту особенность человеческой психики:"...решающий не знает наперёд, какая именно деталь или какой именно аспект задачи приведёт его ближе к цели. Поэтому ему не остаётся ничего другого, как рассматривать множество аспектов или деталей". Он пренебрежительно относил интуицию к "смутным и неаргументированным ощущениям", не знал, что она воспринимает каждую задачу целостно, без расчленения на "детали" и "аспекты" и что интуиция обладает отсутствующим у рационального мышления предчувствием (см. запись от 14.02.15) правильности выбранного решения.

 

В.Н.Пушкин (1965) экспериментально показал, что даже в тех случаях, когда человек пытается перебирать возможные варианты решения задачи, он обычно не может этого делать, т.к. всё время мысленно формирует предпочтительную модель решения, которую заменяет новой лишь после того, как убедится в бесперспективности старой модели. В этом основное отличие человека от машины, бесстрастно решающей аналогичную задачу методом перебора вариантов.

 

В начале 1950-х гг. в Кембриджской психологической лаборатории обратили внимание, что ряд задач испытуемые решают быстрее и используют меньше действий, чем это предусматривалось теоретической схемой эксперимента. При этом выяснилось, что люди в таких случаях не отдавали себе отчёта в механизмах своих поисков нового решения. А.Эндрю (1962) отмечал, что человеческий мозг “удивительно легко комбинирует методы, соответствующие непрерывной среде, с обработкой логической информации... Лёгкость комбинирования этих двух форм мышления даёт нам ещё один пример гибкости мозга, которую трудно имитировать на машинах”.

 

Вера в возможность моделирования на ЭВМ мышления человека основана на вере в познаваемость так называемых "закономерностей" мышления. Так, академик В.М.Глушков бесспорно был прав, когда утверждал, что "любой участок умственной деятельности, после изучения закономерности, управляющей ею, может быть автоматизирован с помощью универсальной ЭВМ". Действительно, всё, что исчерпывающе может быть изучено, столь же исчерпывающе может быть смоделировано на ЭВМ. К сожалению, таких "участков мыслительной деятельности" у человека очень мало. Его творческое мышление основано на интуиции, которая целостна, безраздельна и не обладает закономерностями в человеческом смысле этого слова. Никакая рациональная модель мышления не сможет объяснить, почему Лавуазье увидел кислород там, где Пристли видел дефлогистированный воздух, а другие вообще ничего не видели. Интуиция помогает разуму эффективно разбивать наблюдаемую целостную действительность на части, а части - на набор их свойств. Рациональное мышление без интуиции невозможно.

 

В 1973 г. во многих университетах США наделало много шума выступление на дискуссии Г.Дрейфуса. Он подверг критике возможность создания искусственного интеллекта на том основании, что ЭВМ всегда будет лишена возможности непосредственного целостного восприятия окружающего мира. Оппоненты Дрейфуса требовали от него, чтобы он сформулировал правила целостного восприятия мира человеком. Поскольку это принципиально невозможно, дискуссия закончилась ничем. Специалисты по искусственному интеллекту остались при мнении, что многие проблемы, на которых сосредоточились Хьюбарт Дрейфус и его брат Стюарт, "уже решены, а достигнутые результаты воплощены в стандартных проектах интеллектуальных агентов" (С. Рассел, П. Норвич "Искусственный интеллект", 2006).

 

К сожалению, нынешнее молодое поколение специалистов по ИИ не дают себе труда вникать в аргументы братьев Дрейфус и все вновь высказываемые убедительные претензии к неспособности вещественных ЭВМ воспринимать и обрабатывать целостные данные бездумно отвергают на том основании, будто в ходе дискуссий с братьями Дрейфус они были опровергнуты. Поэтому значительная часть работ по искусственному интеллекту до сих пор направлена на поиски каких-либо алгоритмов, позволяющих реализовыать функцию “разумного” поведения. При этом никем не учитывается, что "разумное" становится разумным только совместно с интуицией.

 
 
 
 
 
 
 
Рубрики:  интуиция

Метки:  

РОЛЬ НАТУРАЛЬНОЙ ПАМЯТИ

Суббота, 17 Января 2015 г. 05:17 + в цитатник

Декларативная память человека напоминает компьютерную, где содержание файла не изменяется до тех пор, пока он не будет открыт и использован в обработке данных. Совсем по-другому функционирует натуральная память, на которой основана интуиция. Каждый новый след, поступая в эту память, полностью перестраивает всю её голографическую картину, все предыдущие следы. В своё время И.П.Павлов заметил:”Мы выработали известное количество условных рефлексов. При добавлении новых... сейчас же отзывается на состоянии прежних”. В натуральной памяти вообще нет отдельных следов воспоминаний (“энграмм”), а все записанные в ней данные воспринимаются животным и бессознательной психикой человека как единое целое. Именно на этом свойстве памяти основана эффективность интуиции.

 

Вряд ли люди когда-нибудь смогут в деталях понять, как работает их натуральная память и творческая интуиция. Этот целостный континуальный процесс слишком чужероден для последовательно-логического человеческого мышления. А пока нет даже гипотез, способных объяснить непомерно большую длительность интуитивного поиска нужного решения в научных исследованиях. Порой проходят месяцы и годы между постановкой задачи и внезапно возникшим “озарением”. В животной интуиции, реагирующей действиями на стимулы, либо никакой задержки не наблюдается, либо животное тратит относительно небольшое время на выработку так называемой “ага-реакции”.

5704248_agareakciya (700x523, 201Kb)

Человек с выключенным или занятым мыслями сознанием практически мгновенно интуитивно реагирует на неожиданно сменившуюся обстановку. Этот же эффект наблюдается в научной работе, когда текущее событие “навело человека на мысль”, подсказало парадоксальное решение задачи. В таких случаях говорят о жизненной подсказке по ассоциации. Однако чаще учёные отмечают беспричинное возникновение в голове “озарений” без всяких внешних или внутренних стимулов. В мемуарной литературе такие случаи описали Ч.Дарвин и А.Пуанкаре. Дж.Дж.Томсон пользовался другим методом: после безуспешных попыток решить трудную проблему он переключался на другие занятия, но периодически возвращался к основной проблеме. При одном из таких возвращений решение приходило “само собой”.

 

Наше мышление вряд ли когда-либо сможет проникнуть в суть того, что происходило в натуральной памяти учёного в течение длительного периода до возникновения “озарения”. Непонятно, также, как удаётся безграмотной в математике интуиции подсказывать идею доказательства сложной теоремы. Даже С.В.Шерешевский, обладавший феноменальной управляемой интуицией, не смог рассказать учёным, что в ней происходило во время многочисленных экспериментов. Тот факт, что в натуральной памяти происходит определённое "осмысление" запоминаемых данных, подтверждается результатами исследований запоминания данных во время естественного ночного сна. В пору наиболее активных исследований в середине ХХ века этого метода обучения было замечено, что "трудные" слова легче воспринимают и запоминают во сне те обучающиеся, которые лучше их понимают и осмысливают в бодрствующем состоянии. Незнание особенностей натуральной памяти и интуиции порождает таких искусственных уродцев, как "панорамное мышление", "латеральное мышление" и прочие попытки построить модель творческого мышления исключительно на декларативной памяти.

 

 

Известный венгерский математик Д. Пойа в книге "Математическое открытие" (1965), не зная о наличии у человека целостной натуральной памяти, предполагал, что математические открытия людей основаны на рациональном мышлении и на декларативной памяти. Поэтому он в своих рекомендациях разбивал процесс решения творческой задачи на отдельные процедуры - мобилизация, организация, распознание, воспоминание, пополнение, перегруппировка. В таких своих наблюдениях:"Рассматривая такую знакомую конфигурацию, мы обнаруживаем не замеченные до этого соотношения между элементами"; он не заметил, что это новое обнаружение основано на целостном восприятии интуиции и на целостной натуральной памяти, как это выявил В.Н. Пушкин (см. запись от 01.12.14).
Незнание целостных механизмов работы интуиции и натуральной памяти привело Пойа к предположению, что в решении творческих задач человек пользуется методом проб и ошибок:"Разлагая целое на составные части, а затем воссоединяя по-иному, мы заставляем эволюционировать наше понимание задачи." Конечно, есть люди, которые пытаются решать творческие задачи таким методом, но настоящие открытия в науке делали Галилей, Ньютон, Максвелл, Пуанкаре, которые прислушивались к своему "внутреннему голосу", к его "озарениям" и "предчувствиям"(14.02.15). Пойа не нашёл в своей модели творческого мышления места для интуитивных озарений, поэтому ограничился бессодержательной припиской:"В процессе решения задачи прозрение (или предвидение) является центром нашей деятельности. Если предвидение, прозрение приходит внезапно, подобно вспышке, мы называем его вдохновением или блестящей идеей".
  • Столь же неаргументированно и неверно описывал творческое вдохновение В.М. Бехтерев:"Вокруг доминанты концентрируется путём воспроизведения прошлого опыта весь запасный материал, так или иначе относящийся к раздражителю-проблеме... материал подвергается соответствующей обработке, анализируется и синтезируется..." В том-то и состоит отличие натуральной памяти и основанной на ней интуиции, что содержащиеся в памяти и вновь поступающие данные не анализируются и не синтезируются, а обрабатываются в целом.
    Как ни странно, ближе к реальности значительно более примитивный подход В.В. Савича в статье "Творчество с точки зрения физиолога" (1923), трактующий творчество как образование новых условных рефлексов с помощью ранее образованных связей, поскольку павловская теория условных рефлексов учитывает целостную обработку данных жизненного опыта.
  •  
     
     
    Рубрики:  интуиция

    Метки:  

    МЕХАНИЗМЫ И СВОЙСТВА ИНТУИЦИИ (окончание)

    Пятница, 16 Января 2015 г. 12:48 + в цитатник

    Русский мыслитель П.Д.Юркевич (1826-1874) образно сформулировал, что "в самой душе есть нечто за-душевное, есть какая-то существенность, которая никогда не исчерпывается явлениями мышления”. После очередных выборов президента РФ часто можно услышать такие диалоги:

     
    • Ты за кого голосовал?

    • За Жириновского.

    • Почему?

    • По качану!

    Голосовавший действительно не знает, почему он поставил галочку против этой фамилии. Здесь проявляет себя второй вид интуиции, вырабатывающий иррациональное решение, в котором гармонично учтены и неопределённо-личностное отношение к кандидату (“забавный дядька”), и интуитивное неприятие буржуазной выборной системы (“бред сивой кобылы”), и неудовольствие нынешней властью (“вот вам назло Жириновского!”).

     

    В.В.Розанов писал, что русское “не нравится” может стать основным аргументом, который невозможно преодолеть никакими рациональными доводами. Это тоже интуиция. В 1936 г. проявления этого варианта интуиции искусственно вызывал советский психолог А.М. Свядощ. В его экспериментах одна студентка, например, во время естественного ночного сна многогкратно прослушала лекцию по теории крутильных маятников, хотя раньше ничего не знала об этой теории. Она не знала, что восприняла текст лекции во время сна и недоумевала, откуда ей это известно.

     

    К юркевичевским за-душевным проявлениям психики человека относится и третий вид - высшее проявление интуиции, “озарения” творческих людей. Но психологи, как правило, ограничивают своё изучение мыслительной деятельности человека анализом одного лишь сознательного словесного мышления и понятие “интуиция” пытаются включить в логический анализ, основанный на информации декларативной памяти. Создатель классической теории индукции Ф.Бэкон (1620) верил в возможность разработки логики открытия нового знания. По его мнению, индуктивная логика должна сделать процесс отыскания научных истин независимым от остроты ума, подобно тому, как изобретение циркуля сделало черчение кругов независимым от твёрдости руки. Эту же мысль менее категорично высказал родоначальник философского прагматизма Ч.С.Пирс (1903):"Цель рассуждения состоит в том, чтобы, исходя из размышления над тем, что нам уже известно, выяснить то, что нам ещё не известно. Мы являемся, несомненно (?), логическими животными".

     

    Другие пытаются в описании творчества искусственно связать несовместимое - логику с догадкой. Они рассуждают так. В среднем обычный человек способен увязать в своём мышлении два-три фактора. Высказываются предположения, что способный человек учитывает при посредстве интуиции взаимосвязь четырёх факторов, а гениальный – даже пяти. Трактовка интуиции Вацуро фактически сводится к этому же дискретному варианту. Подобные подходы характерны для широко распространённой методологии неоправданного применения логического анализа в исследованиях целостной интуиции. Наиболее прямолинейно эта манера проявила себя в формулировке А.Бэном (1855) метода проб и ошибок:”испытывая и отвергая пробы до тех пор, пока, наконец, надлежащие элементы не попадут совместно в поле зрения и не займут свои места в удовлетворительной комбинации”.

    Известный психолог У.Джемс (1905) полагал, что "учёный, отыскивающий скрытый в данном явлении принцип или закон, предумышленно перебирает в уме все случаи, в которых можно найти аналогию с данным явлением". И современные психологи характеризуют результаты экспериментов с людьми (Е.И.Бойко, 1968) в категориях аппарата статистической обработки данных, якобы бессознательно осуществляемой человеком. Даже совсем загадочные "озарения" некоторые материалисты стараются описывать редукционистским языком. Так, Е.С.Жириков (1965) утверждал, что "представление об интуиции как мгновенном озарении может быть правильно понято лишь через призму перехода количества в качество. Количественные изменения суть не что иное, как обработка по определённым логическим правилам накапливаемого информационного материала".

     

    Отношения нового знания к предшествующему не укладываются в подобные рамки. Научные результаты не только могут логически не следовать из ранее достигнутого знания. но могут и вступать с ним в противоречие. Кроме того, логические модели работы интуиции совершенно не учитывают ни наблюдаемых на практике особенностей её функционирования, ни целостность используемых ею исходных данных. В.Н.Пушкин (1969) в многочисленных экспериментах показал, что при решени творческих задач интуитивные процессы не разлагаются на отдельные операции. Эффективность интуиции определяется тем, что накопленные в натуральной памяти данные не препарированы рациональным анализом, как это происходит при запоминании в декларативной памяти, не разбиты на отдельные факторы, явления, свойства, причины, следствия. Здесь весь наблюдаемый органами чувств мир воспринимается как единое явление, где всё связано со всем. Это позволяет талантливому человеку учитывать те факторы, о существовании которых не знала либо которыми пренебрегла логика, заведшая исследование в тупик.

    Аналогичным "озарением" появляется в сознании из натуральной памяти "лошадиная фамилия", которую человек безуспешно пытался вспомнить в течение многих дней.

     

    Интересно, что в психологии детского возраста целостное восприятие относят к недостаткам детей. По предложению Э.Клапереда (1911), заимствовавшего соответствующий термин у Ренана, целостное восприятие пренебрежительно называется “синкретизмом”. Правда, в начале ХХI века некоторые из психологов бросились в другую крайность и, наоборот, стали незаслуженно превозносить случаи явного синкретизма детей как проявления мифического высшего сознания(“дети индиго”).

    Роль интуиции в математическом творчестве весьма подробно исследовал самонаблюдениями французский математик А.Пуанкаре, обладавший поразительной способностью “видеть” мысленно огромные объёмы математических данных. Но и Пуанкаре не смог разрешить один своеобразный парадокс интуиции человека. С одной стороны, натуральная память в силу своего животного происхождения не способна запоминать смысловое содержание математических формул, с другой стороны, она безусловно является основным источником новых идей математиков, хотя никогда не подсказывает им решения новой задачи в математическом виде. Обычно в момент “озарения” в поток сознания неожиданно врезается общая идея будущего математического решения. “Появляется мысль в голове, - писал Г.Гельмгольц в 1896 году, - а откуда она – не знаешь сам”. А Данте описал возникновение в голове "озарения" более поэтично:

    И тут в мой разум грянул блеск с высот,

    Неся свершенье всех его усилий.

     

     

    Венгерский математик Д. Пойа в интересной книге "Математическое открытие" (1965) почему-то избегает слова "интуиция", но, как человек, многократно осенявшийся интуитивными "озарениями", весьма наглядно описывает свои впечатления:"... внезапное появление впечатляющей идеи иногда описывают как едва слышимую подсказку, которой мы обязаны своему внутреннему голосу... Вместе с появлением идеи элементы задачи начинают играть новую роль, приобретают новый смысл... Появление идеи подобно включению света в ранее затемнённой комнате." Именно так выглядит творческое "озарение" с точки зрения сознания.
     
    В самой интуиции всё происходит в обратном порядке.
    5704248_dvijeknie_vspyat (486x393, 24Kb)
    Со своим целостным восприятием она с самого начала видит задачу целостно, "просветлённо" и только потом находит "просветляющую" идею для сознания. Наблюдательный Пойа фактически заметил, что интуиция сначала находит решение задачи, а потом подсказывает сознанию идею её решения:"Полезная идея возникает одновременно с  у в е р е н н о с т ь ю  в том, что цель может быть достигнута... Эта уверенность выражается обычно такими восклицаниями:"Ну вот, теперь всё!", "Так вот в чём здесь фокус!"

    То, что мы своим последовательно-рациональным мышлением не можем осмыслить целостную интуицию, не означает какой-то её мистичности или случайности, как это показалось английскому поэту 17-го века С. Батлеру:

    "Все изобретенья обязаны рожденьем
    Не разуму людей, не тонким рассужденьям;
    Они дались тому, кто счастлив был:
    Он свет на них нечаянно пролил."

    В определённой степени с интуицией связана подготовительная структура, из которой в сознании появляется готовое предложение в процессе произнесения устной речи. Композиторы часто отмечали, что новая мелодия появляется в их сознании целиком, а не отдельными элементами. Мелодия и текстовое предложение – это одинаковые семантические структуры, поэтому есть основания предполагать, что подготовительная структура – это одна из составных частей творческой интуиции.

     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Рубрики:  интуиция

    Метки:  

    МЕХАНИЗМЫ И СВОЙСТВА ИНТУИЦИИ

    Четверг, 15 Января 2015 г. 06:10 + в цитатник

    Известный психолог начала ХХ века О.Зельц различал мышление продуктивное и репродуктивное. Продуктивное мышление функционально отличается от репродуктивного появлением нового идеального продукта - информации, знания, произведения искусства. По своим механизмам и происхождению мышление подразделяется на сознательное, появляющееся у здорового ребёнка в ходе его воспитания взрослыми людьми, и на бессознательную интуицию, доставшуюся в наследство от диких предков. Сознательное мышление дискретное и последовательное, а интуиция воспринимает мир целостно и стимулирует целостные реакции организма. Ф.Найт (1921) безосновательно утверждал:"Несомненно существует определённая аналогия между подсознательной интуицией и логическим размышлением..., в обоих случаях должны иметь место некоторые операции анализа и синтеза". Ему вторил Э.Вацуро (1948) в своих трактовках так называемых "ага-реакций" высших животных.

     

    Английский философ К.Поппер, напротив, трактовал историю научного познания как историю смелых предположений и их перманентных опровержений. В 1940 - 1950-х гг. именно концепцией "проб и ошибок - предположений и опровержений" Поппер стремился вытеснить методы индукции-интуиции. Его единомышленник Рейхенбах (1951) категорично утверждал, что "метод проб и ошибок есть единственный существующий инструмент познания". Даже разработанный специально для повышения эффективности творческого мышления так называемый метод "мозгового штурма" строится на предположении об антагонизме между творческим продуктом и действием оценочного аппарата сознания, между рождением идеи и её критическим восприятием.

     

    Между тем, большинство реакций животного даже на новые стимулы носит мгновенный, целостный и целенаправленный характер. По такому же целостному принципу работает и интуиция человека. Её можно определить, основываясь на введенном С.Л.Новосёловой представлении об ”интерпретации действием”. Интуиция высокоорганизованных животных и человека является бессознательным истолкованием действительности, которое осуществляет живой организм в процессе обработки сигналов, поступающих от рецепторов и по узнаванию активизирующихся в натуральной памяти. В какой-то неизвестной степени в этой обработке учитываются интуитивные предчувствия, основанные на вероятностных данных волн будущего вещества. В отличие от сознательного словесного истолкования, порождающего информацию, бессознательная интуитивная интерпретация представляет собой такое встраивание текущих данных рецепторов ощущений в ансамбль соответствующих данных, содержащихся в натуральной памяти, которое позволяет эффективно использовать весь предыдущий жизненный опыт в процессе выработки команд моторным мышцам для осуществления необходимых действий в ответ на стимулы внешнего и внутреннего миров. Ничего похожего на вацуровские “замыкания” дискретных условных рефлексов при этом, конечно же, не происходит.

     

    У людей наблюдаются три типа проявлений интуиции. Повседневно и повсечасно каждый из нас интуитивно открывает и закрывает двери квартиры, спускается на лифте, идёт на работу. Это животная интуиция, истолковывающая действиями знакомые жизненные обстоятельства. Но, в отличие от животных, человек обладает особым видом движений – мышлением - и иногда мышлением истолковывает то, что происходит вокруг и внутри собственного организма. Так работает сознание, принципиально не приспособленное к целостному осмысливанию.

     

    Что происходит, когда в работу интуиции вмешивается рациональное сознание, хорошо видно из недостатков метода аналогий, приёма “хекеш”, как его назвал доисторический талмудист Гиллель. Только человек со своим рациональным мышлением способен сконструировать такой “хекеш”, согласно которому нужно считать, что Т.Драйзер писал детективы, т.к. он был писателем, а писатель Э.По детективы писал. Это не интуиция, а обычная для ленивого человека попытка заменить мышление бездумным поиском аналогий в декларативной памяти. Интуиция же бессознательно пользуется данными натуральной памяти. Она не дискретные аналогии ищет, а удивительным образом активирует весь целостный массив воспоминаний, относящихся к текущему моменту.

     
     
     
     
     
     
     
    Рубрики:  интуиция

    Метки:  

    VI. ИНТУИЦИЯ

    Среда, 14 Января 2015 г. 05:44 + в цитатник

    5704248_intyiciya (471x700, 108Kb)

    Начиная со времён Платона под интуицией понимают особый вид непосредственного получения знаний, который не может быть обоснован ни эмпирически, ни логически. Произошло это понятие от латинского слова, буквально означающего “усмотрение”, “вИдение”. Декарт, Спиноза и Лейбниц не только признавали интуитивное познание как факт, но и считали его высшей формой познания. Декарт указывал, что в ряде случаев “надлежит отбросить узы силлогизмов, вполне довериться интуиции, как единственному оставшемуся у нас пути”. В незаконченном трактате “Правила для руководства ума” он утверждал, что интуиция “порождается одним лишь светом разума” и является исходным пунктом процесса рассуждения.
     
    Сам факт, что в человеке есть нечто неизвестное его сознательному “Я”, кажется таким таинственным, что одни авторы его непомерно превозносят, а другие решительно отрицают. Ч.Дарвин, большинство открытий которого были осуществлены интуитивным выявлением ранее неизвестных взаимосвязей между наблюдаемыми явлениями, незадолго перед смертью писал:”... я не могу питать особого доверия к так называемым интуициям человеческого разума, поскольку я убеждён, что он развивался из того же разума, каким обладают животные; а какую ценность имели бы их убеждения или интуиции?”. Советский психолог А.А.Ухтомский (1924) относился к уму животных с бОльшим уважением:”Интуицией мы называем ту быстро убегающую мысль в её естественном состоянии, которая пробегает ещё до слов... , эту интуитивную мысль, неизвестно откуда приходящую и куда-то уходящую, почти всегда мудрую “мудростью кошки”... Смысл же её не в логике, не в аргументации, а в той досознательной опытности, приметливости, которым наделило предание рода!”.
     
    Известный физик Макс Борн (1962) охарактеризовал физику как науку, "которая сознательно и всё более явственно отказывается от интуиции как источника знаний", а его современник на раннем этапе А.Пуанкаре, тоже внёсший в физику много новых знаний, был несколько иного мнения и ясно видел роль интуиции в творческой работе:”Логика и интуиция играют каждая свою необходимую роль. Обе они неизбежны. Логика, которая одна может дать достоверность, есть орудие доказательства; интуиция есть орудие изобретательства...Чистая логика всегда приводила бы нас только к тавтологии”.
     

    Г.С. Альтшуллер (1961) на основе анализа десятков тысяч изобретений и опроса тысячи изобретателей пытался разработать "алгоритм решения изобретательских задач", в котором рассматривал изобретения как устранение технического противоречия; хотя творческим открытием является именно выявление противоречия или новой, ранее неизвестной, возможности. Современники Розерфорда отмечали, что его дарование заключалось в сверхестественной интуиции физика и в чутье, как ставить очень простые опыты для получения нужных результатов.

    Проведенный Я.А. Пономарёвым (1957) экспериментальный анализ психологических моделей научного и технического творчества вскрыл несомненную и существенную роль неосознаваемых компонент мышления человека. Неосознаваемые компоненты мыслительной деятельности обнаружены и в исследованиях Пушкина (1965 - 67), Тихомирова (1965 - 67), Зинченко (1968).
     
    Исследователей всегда ставит в тупик невероятная скорость обработки данных, которую демонстрирует интуиция. Академику А.Н.Колмогорову (1963) показался парадоксальным следующий пример: слаломист, преодолевая горную дистанцию, в течение сорока секунд воспринимает и использует значительно больше данных, чем в то же время пропускает через своё сознание математик, решающий сложную задачу. Академик, не будучи психологом, не знал, что сравнивает качественно несравнимые процессы. Математическое, и вообще рациональное, мышление в принципе не способно обеспечить ту целостную обработку данных, которую показал слаломист. Этого до сих пор не понимают специалиы по так называемому "искусственному интеллекту" (ИИ). Недавно в Википедии они наивно написали, будто "адаптивные программы и алгоритмы ИИ, основаные на методах обучения автоматических систем, демонстрируют поведение, которое имитирует человеческую интуицию".
     

    Такие наивные представления привели к появлению в науке целого ошибочного направления, так называемой "когнитивной психологии", основанной на существовании, якобы, аналогии между преобразованиями данных в вычислительном устройстве и творческим мышлением человека. В соответствии с этой методологической ориентацией, в "когнитивной психологии" развивается подход к человеку как к иерархической системе по сбору, хранению и преобразованию информации.

     Один из идеологов когнитивистики У.Найссер (1967) писал:"Появление ЭВМ послужило давно необходимым подтверждением, что когнитивные процессы вполне реальны, что их можно исследовать";
    5704248_mishlenie_EVM (525x700, 145Kb)
    и в своей книге "Познание и реальность" сводил механизмы этого мышления к примитивным компьютерным операциям получения и манипуляции с символами, сохранения их в памяти, извлечения из памяти и т.п.
     
    Луи де Бройль, чьё научное творчество характеризовалось неожиданными поворотами мысли, нетрадиционными подходами, лучше понимал преимущества человека перед машиной:"...человеческий ум способен на такую деятельность, на которую машина не способна. Этой особой способности трудно дать точное название: в зависимости от обстоятелств её называют чувством, остроумием или интуицией". Р.Декарт, хотя не мог знать о целостном характере припоминания в натуральной памяти человека, из самонаблюдений знал, что для продуктивной работы научной интуиции требуется именно такой характер припоминания исходных данных. В своём трактате "Правила мышления" он рекомендовал так тренировать свою память, чтобы "созерцать своим мысленным взором всю картину сразу". Математик Ф.Клейн, после болезни (1882), связанной с сильным нервным переутомлением, уже никогда не мог столь же напряжённо разрабатывать новые математические проблемы, но он сохранил необыкновенную способность интуитивно угадывать и глубоко понимать самую суть той или иной теории и “в силу этого до самого последнего часа своей жизни для науки был неувядаемым источником идей синтетического характера” (Р.Курант).
     
    Сейчас, на рубеже тысячелетий, в определённых кругах мистиков и мистифицирующих психологов модно стало многие проявления интуиции человека, вплоть до бездумного управления велосипедом, относить к выдуманному ими "изменённому состоянию сознания". Порой этой моде поддаются и серьёзные мыслители:"Здесь нам хочется обратить внимание и ещё на одно обстоятельство - то глубинное состояние сознания, которое принято называть сейчас изменённым состоянием сознания, участвует в нашей повседневной жизни, принимая непосредственное участие в нашем речевом поведении. Нам представляется, что сам термин "ИСС" мало удачен, ибо речь должна идти не о каком-то особом, трудно достигаемом состоянии сознания, а только о другом входе в это сознание"(В.В.Налимов). По-другому своё неприятие бессознательной трактовки интуиции ранее сформулировал В.П. Полонский в книге "Сознание и творчество" (1934), который определял интуицию как бессознательный элемент сознания.
     
    Интуитивное управление своими движениями опытным велосипедистом и интуитивная обработка данных натуральной памяти талантливым учёным - это всё сфера бессознательного в психике человека. Её нельзя называть ни "ИСС" (бессознательное сознание), ни "другим входом в сознание". Сознание - это сознание, а бессознательное - это бессознательное. Редкие прорывы результатов бессознательной обработки данных в сознание человека в русском языке давно получили поэтическое наименование озарений, которое незачем заменять каким-то "другим входом" (озарения человека - это выход из его бессознательной сферы, а не вход в неё). У писателей и художников озарения называются вдохновением:"Вдохновение состоит в том, что вдруг открывается то, что можно сделать" (Л.Н.Толстой).
    Рубрики:  интуиция

    Метки:  

    ПОТОК СОЗНАНИЯ

    Вторник, 13 Января 2015 г. 04:38 + в цитатник
    Фрейдовские понятия “фокус сознания” и “периферия сознания” были его оторванными от реальной действительности выдумками. То, что происходит в сознании, более точно выражается введенным У.Джемсом (1890) понятием “поток сознания”. Это именно поток мыслей, иллюстрируемых и подкрепляемых вставками припоминаемых образов, окрашиваемый эмоциями и желаниями. Другое дело, что потоком сознания в значительной степени управляет доставшийся нам в наследство от бессознательных предков инстинкт внимания. Сознание, в основном, сосредоточивается на том, что в данный момент представляется человеку важным. Но поток мыслей не непрерывный. Он периодически прерывается, “соскакивает” на посторонние темы или в голове начинает "крутиться" одна и та же фраза. А иногда в ход мыслей неспровоцированно врезается интуитивное “озарение”, совершенно изменяющее весь ход мыслей.
     
    Изредка встречаются люди, научившиеся разбивать поток сознания на несколько независимых потоков, формируемых по методу, который в технике связи называется уплотнением во времени. Наполеон отдавал приказания одновременно нескольким родам войск, Махатма Ганди мог диктовать сразу нескольким секретаршам разные документы.
     
    У каждого человека поток сознания имеет свои индивидуальные формы, но стимул к существованию потока мыслей у всех один и тот же - врождённая эмоция скуки. Если человеку удаётся выключить эту неприятную эмоцию каким-либо интересным "развлечением", то сознание сосредоточивается на бездумном следовании за сюжетом "развлечения". У творческого человека основу потока сознания составляет мысленное решение научной проблемы либо художественное воображение.
     
    "РАЗДВОЕНИЕ СОЗНАНИЯ"
    В 17-м веке английский философ-материалист Д.Локк выдвинул гипотезу о “раздвоении сознания” человека. В те додарвинские времена он, несмотря на весь свой прогрессивный материализм, не мог догадаться, что человек является не только сознательным существом, но бессознательным животным со всеми присущими стайным особям инстинктами, мотивациями и эмоциями. К сожалению, дарвинская теория эволюции не смогла окончательно победить заблуждения типа локковских. До сих пор встречаются психологи, которые трактуют животные проявления человека как “второе сознание” или “периферию сознания”.
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    ДУША БЕЗ ТЕЛА МЕРТВА

    Понедельник, 12 Января 2015 г. 12:50 + в цитатник
    Известный кардиохирург Н.М.Амосов в пору своего увлечения кибернетикой в 1960-х годах соглашался продлить свою жизнь в “духовном” состоянии, под которым понимал дальнейшую деятельность своего мозга, изолированного от умершего организма и искусственно поддерживаемого в живом состоянии. Академик не учёл, что изолированный от рецепторов ощущений и от речевых мышц мозг не способен ни чувствовать, ни мыслить. Тот же эффект будет, если заспиртовать изолированный мозг.
     
    Достойно удивления, что мечту о жизни без тела высказал именно современный хирург, хорошо изучивший анатомию человека. В древнем мире отсутствие необходимых данных о строении человека мыслители заменяли здравыми рассуждениями. Например, Эпикур, ещё ничего не зная о работе лимбической системы головного мозга, справедливо писал:”... душа является главной причиной ощущений; но она бы их не имела, не будь она замкнута в остальном составе нашего тела. Когда разрушается весь наш состав, то душа рассеивается”. О религиозной вере в существование бессмертной души довольно разумно писал М.Монтень:"...бессмертие обещают нам только бог и религия; ни природа, ни разум не говорят нам об этом".
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    ОБРАЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ

    Воскресенье, 11 Января 2015 г. 07:06 + в цитатник
    5704248_obraznoe_mvshlenie (599x575, 83Kb)
    Человек не может мыслить образами. Рациональное мышление либо есть, и тогда оно обязательно пользуется абстрактным словесным языком, либо его нет. Некоторые специалисты по инженерной психологии полагают, что опытный оператор в нештатной ситуации находит решение образным мышлением: путём последовательного перебора и анализа различных оперативных образов, выявления образа показаний измерительных приборов, адекватного наблюдаемой ситуации. Здесь основу деятельности, её "стержень", составляет вербальное рациональное мышление, управляющее переключением в голове человека последовательности образов. Крупнейший французский лингвист Э.Бенвенист по этому поводу писал так:"Мы постигаем мысль уже оформленной языковыми рамками... Таким образом, стоит лишь без предвзятости проанализировать существующие факты, и вопрос о том, может ли мышление протекать без языка... оказывается лишённым смысла".
     
    Художники тоже не мыслят образами, а строят в своём воображении желаемые образы. При этом они могут словесно мыслить, а могут и не мыслить в зависимости от решаемых задач. На рубеже ХIХ и ХХ веков психологи многих стран активно исследовали специфику умозрительных образов, используемых человеком в мышлении. Из всех них один Э.Б.Титчнер нашёл в себе талант и смелость рассказать о том, что он видит “внутренним взором”, как бы не противоречили его наблюдения здравому смыслу. Он утверждал, что нецелостность мысленного образа – это не просто дело фрагментации, а это положительное качество, облегчающее словесное мышление.
     
    Сейчас в качестве такого варианта рационального мышления имеется в виду "умственная деятельность, в основе которой лежит оперирование наглядными графиками, пространственно-структурными схемами. Является разновидностью рационального постижения существенных связей и отношений вещей, и дополняет вербальное мышление"(Философский словарь).Фактически это не самостоятельное образное (визуальное) мышление, а просто одна из компонент сложной системы рационального мышления человека.
     
    В течение жизни всякий человек приобретает навыки использовать оптические образы для облегчения решения логических задач. Взрослый умеет, глянув на круглый циферблат механических часов, мгновенно определить, сколько будет времени через полчаса. Полководец, глядя на карту, определяет, куда нужно направить третий батальон.
     
    Люди с хорошей образной памятью могут использовать для этих целей воображаемые часы и воображаемую карту. Во всех подобных случаях люди не мыслят образами, а используют образы в словесном мышлении. В общем случае, решая различные жизненные задачи, человек пользуется и аудио образами, и воспоминаниями о своих тактильных и других ощущениях. Интуиция тоже участвует в мышлении человека в виде бессознательной компоненты, которая проявляет себя в сознательном мышлении только в моменты так называемых "озарений". Некоторые исследователи неоправданно называют образным мышлением именно интуитивную компоненту. Это совершенно неверно, т.к. интуиция не разделяет наблюдаемое и вспоминаемое ни на какие "образы", а неведомым способом обрабатывает всё целиком. И интуитивные "озарения" отнюдь не всегда образны. Мне, например, интуиция подсказывает идеи исключительно в словесной форме.
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    СТЕРЕОТИПНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ МЕШАЕТ ТВОРЧЕСТВУ

    Суббота, 10 Января 2015 г. 06:08 + в цитатник
    Во многих руководствах для учёных и изобретателей советуют “очищать” изучаемую проблему от всех второстепенных деталей и концентрировать внимание на самой сути задачи. В таких рекомендациях упускается из виду, что “понять суть” задачи и разобраться в том, какие факторы в ней существенны – это уже практически решённая задача. В том-то и беда сознательного человеческого мышления, что к любой новой задаче исследователь вначале подходит шаблонно, так, как он ранее решал подобные задачи. И только после многократных неудачных попыток человека вдруг осеняет “озарение” - он осознаёт, что неправильно понимал суть задачи и считал существенными совсем не те факторы. Кроме того, интуиция каким-то образом использует данные, получаемые из волн будущего и предварительно оценивает приемлемость различных вариантов. Наглядным примером "озарения" является решение известной задачи:"Построить 4 треугольника из 6-ти спичек". После многих безуспешных попыток построить треугольники на плоскости человека вдруг "осеняет" построить трёхмерную пирамиду.
     
    Фактически разумная будто бы рекомендация “очищать” проблему лишает изобретателя свободы творчества и заводит его в тупик бесперспективных шаблонных решений, которые часто обладают излишним упрямством. Даже если новые факты вступают в противоречие с общепринятыми убеждениями, как отмечал Дж.Агасси, “люди скорее исказят любой из наблюдаемых ими воочию фактов, чем признают, что придерживались ошибочных взглядов”. Преодолевать тиранию общепринятого способны лишь редкие “оригиналы”.
     
    К.Юнг, пытаясь изучать творческое мышление человека, использовал три метода: тестирование словесных ассоциаций, анализ сновидений и метод активного воображения. Хотя эти методы действительно позволяют оценивать степень нешаблонности мышления, они не дают возможности анализировать главное в творчестве человека - его интуицию, основанную не на словесных или образных ассоциациях, а на лабиринтной модели (М.Арбиб, 1976), согласно которой творческий человек как бы с птичьего полёта "видит" весь лабиринт континуального множества путей решения задачи, используя для оценки их эффективности вероятностные данные, поступающие в интуицию с волнами будущего.
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ

    Пятница, 09 Января 2015 г. 07:04 + в цитатник
    Многие люди, встречаясь с проблемами в областях, где они не являются профессионалами, рассчитывают на свой здравый смысл. С этим понятием в русском языке иногда связаны недоразумения. Более точно оно выражается в английском языке: common sense – общепринятый смысл. Здравомыслящий человек думает и поступает “как все”, в отличие от творческого чудака. Русское прилагательное “здравый” может сбивать с толку, и люди начинают необоснованно приписывать здравому смыслу какую-то особую (природную) мудрость. Между тем, если и есть она в здравом смысле, то лишь в той мере, в которой он содержит в себе коллективный опыт многих предыдущих поколений. В.В.Соловьёв (1883) остроумно отметил одну из черт русской трактовки здравого смысла:”Всякая ограниченная голова может не только довольствоваться, но и гордиться своей ограниченностью, украсив её названием здравого смысла”. В обычаях любого народа встречается не только “разум”, но и “недоразумения”, предрассудки, отсталые взгляды, что неизбежно сказывается на здравом смысле людей.
     
    А.А.Ухтомский утверждал, что “один из инстинктов человека, тоже слепой и по своему расчётливый и разумный, так называемый здравый смысл, давно намечает возможный выход из затруднений, в которых оказались мудрецы... Здравый смысл давно наловчился ловить мышь на приманку”. Ухтомский понимал, что здравый смысл подсказывает человеку решения, многократно проверенные в аналогичных ситуациях другими людьми. В новых, не испытывавшихся никем ситуациях, здравый смысл не только не поможет, но способен подсказать и в корне неверные решения. В таких ситуациях лучше доверять творческой интуиции - “внутреннему голосу”.
     
    Особенности здравого смысла хорошо понимал французский мыслитель де Кондильяк (1749):”Предмет здравого смысла встречается лишь в том, что легко и обычно, а дело умственного развития – постигать новые вещи”. И, наоборот, англоязычная точность определения здравого смысла не уберегает отдельных философов от его необоснованной подмены интуицией. Так, к концу 1700-х гг. философы школы "здравого смысла" (Т.Рид, Дж.Освальд и др.) утверждали, что в основе непреложной для здравого смысла истины лежит непосредственная интуитивная достоверность, заложенная в самой природе человека. Аналогично, у К.С.Пирсона (1905) здравый смысл – это истинная суть абстрактного знания и непосредственного ощущения реальности.
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    ВЕРА В АВТОРИТЕТЫ И “ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ НЕВЕЖЕСТВА”

    Четверг, 08 Января 2015 г. 06:56 + в цитатник
    Мышление человека в значительной степени зависит от его психического состояния, чаще всего определяющегося животными мотивациями и инстинктами. Один и тот же информационный продукт голодный раздражённый человек воспримет резко негативно (“Не пудри мне мозги!”), а в любознательном состоянии он его тщательно проанализирует и может дополнить своими собственными размышлениями и выводами. Г.Боуэр и Айзенк экспериментально выявили принцип “конгруэнтности настроения”: человек в хорошем настроении более эффективно воспринимает позитивную информацию, а находящийся в плохом настроении отдаёт предпочтение переработке негативной информации.
    5704248_kongryentnost_nastroeniya (700x525, 224Kb)
    Кроме того, на мышление человека и на его способности к восприятию новой информации кардинальное влияние оказывают сила его психики и темперамент, способность управлять своими животными эмоциями и накопленный за жизнь тезаурус, склонность к бездумной вере.
     
    Большинство людей с полным доверием относятся к информационным продуктам, созданным авторитетными организациями и учёными. Умберто Эко (1977) называл такое восприятие “научным смирением”. Это естественный результат человеческого воспитания: ребёнок вначале бездумно доверяет родителям, потом сверстникам, учителям, специалистам. Для обеспечения развития интеллекта природа предусмотрела появление в подростковом возрасте инстинкта ниспровержения былых авторитетов (“Что они понимают в современной жизни, эти родители?”) при замене их новыми. У меня по неведомым причинам этот инстинкт сохранился до сих пор и породил крайне негативистскую манеру мышления. Каждый новый информационный продукт, независимо от его происхождения, я заранее считаю недостойным внимания, неумным (“Что он понимает, этот автор?”). И только по мере ознакомления с содержанием продукта, после многочисленных безуспешных попыток опровергнуть содержащиеся в нём утверждения, я в большинстве случаев вынужден признать, что моё предубеждение было ошибочным, а автор был прав. Иногда эта манера позволяет найти новый подход к старой проблеме, но, к сожалению, значительно чаще я из-за неё многое теряю – не читаю того, что следовало бы прочесть и обдумать.
     
    Впрочем, любой человек тоже на основании накопившихся за жизнь предрассудков и предубеждений склонен исключать из рассматриваемых данных то, что считает “несущественным”, “лишним”, “неправильным”. Остальное укладывается в прокрустово ложе собственной парадигмы – накопившейся в душе системы представлений и моделей. Особой устойчивостью в этой парадигме обладают дилетантские представления. М.В.Ломоносов отмечал:”Самые лучшие доказательства иногда столько силы не имеют, чтобы упрямого преклонить на свою сторону, когда другое мнение в его уме вкоренилось”.
     
    Каждый человек обычно свободно владеет одной-двумя областями знаний и умений. Здесь он знает практически всё. Он ежедневно активно использует знания в своей работе, проверяет их на практике, обдумывает результаты и с интересом выслушивает контраргументы оппонентов. Остальные знания, методы (а их подавляющее большинство в душе каждого человека) он воспринял “на веру” либо с примитивной видимостью объяснения. Французский гуманист М.Монтень (1580) писал:”Люди ничему не верят так твёрдо, как тому, о чём они меньше всего знают”.
     
    Но и у знающих людей, у учёных, довольно часто встречается странный феномен – отторжение нового. Б.Барбер в статье “Сопротивление учёных научному открытию” (1961) приходит к выводу, что сопротивление новому является постоянно и повсеместно действующим фактором в науке. Известный науковед А.К.Сухотин (1978) подробно исследовал этот фактор и назвал “законом сохранения невежества”. Новое знание действует на научное сообщество наподобие чужеродного белка, вызывающего в иммунной системе реакцию несовместимости, отторжения. Это, к сожалению, в чрезмерной степени свойственно моей негативистской манере мышления.
     
    Всё, что выходит за рамки принятой в науке парадигмы, обычно подвергается вытеснению, замалчиванию, запрету. Парижская академия наук сумела отвергнуть противооспенную прививку Э.Дженнера, объявить утопией пароход Р.Фултона, специальным постановлением решила не принимать сообщений о “камнях, падающих с неба”, не признала эффективность громоотвода Б.Франклина. Но, если такой запрет не принимает форму бездумного отрицания, то он может, наоборот, способствовать научному прогрессу. Например, когда П. Дебай предложил Шредингеру прореферировать работу де Бройля на семинаре, тот возразил:"О такой чепухе я не хочу рассказывать". Но именно в процессе подготовки к докладу, сделать который всё же убедил Дебай, Шредингер пришёл к своему знаменитому уравнению.
    Рубрики:  мышление

    Метки:  

    Поиск сообщений в Хворостенко
    Страницы: 11 10 9 [8] 7 6 ..
    .. 1 Календарь