-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Мышечки

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

зачем.так ведь неинтересно. и еще одно мерзкое слово: политкорректность.социал интересуюсь жизнью.хотя не слишком серьезно к ней конец мира.бесконечность мира.что-то серьезное.пос так это патетику.да

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.08.2014
Записей:
Комментариев:
Написано: 5519

Не то страшно,что тебя,неподъёмного,куда-то тащат,упирайся-не упирайся. Страшно падать с заоблачной высоты вдребезги,надорвавши Самого Крепкого и слыша, что Он при этом кричит...

Нора, или непринятая жертва

Воскресенье, 17 Сентября 2017 г. 23:49 + в цитатник
Всё дальнейшее является невнятным бредом о людях давно ушедших и почти никому не известных.
Поэтому не думаю, что это будет интересно кому-то читать. Право слово, лучше не надо.Бред есть бред.
Это один из несостоявшихся сеансов с психотерапевтом, превращенный в сеанс аутопсихотерапии и не более того.
Кроме всего, это просто скучно.

Раскапывая залежи собственного детства ,вспоминая , а еще более догадываясь о каких-то намёках, оброненных замечаниях, мимолетных репликах ни о чем - и о чем -то, оставшемся загадкой,с переспрашиванием и не-ответом... постоянным не-ответом и отводом глаз...я постоянно натыкаюсь на одну и ту же фигуру. Очень красивую, надо сказать, фигуру, крайне женственных и привлекательных форм почти античных пропорций. Идеал для скульптора. И верно, существует доказательство: композиция из двух фигур, украшавших, а может быть, и по сей день украшающих мост через Реку как раз на станции метро**Днипро**с пятьдесят-дремучих годов, **наш ответ Чемберлену**, пардон, Вере Мухиной - монументальные Рабочий и Колхозница. Символ Города, ну скажем, один из многих. Всегда чувствовала потребность заглянуть в лицо вознесенной на постамент Колхознице- безуспешно. Так вот , для нее позировала студентка филфака Университета Нора Верховец. Не Элеонора. Именно Нора. Мать её была актрисой одного из городских театров , вот не знаю, Русской драмы или театра Франко, и пользовалась огромным успехом в пьесе Ибсена **Нора**. Что и предопределило...
Нору я помню с младенчества. Мы уезжали из Киева и приезжали опять, пока не приехали **совсем**, так , во всяком случае, казалось. Но пока нас не было, Нора продолжала быть: она ездила в короткие командировки по делам газеты **Культура и життя**, но по приезде неизменно заскакивала к моей бабушке на Пушкинскую выпить чаю, рассказать пару- тройку свежих анекдотов и еще более свежих сплетен, услышать от бабушки новости, ну и её анекдоты- они обе могли дать друг дружке фору по части сарказма и язвительности- и мчалась дальше, в редакцию , а затем -долго-долго,не менее часа в автобусе- домой. Домой...
Нора была всегда. Не надолго- на полчаса максимум- но почти каждый день она забегала покурить, набраться **боевого духа**, показать новую хипповую кофточку(** подруга разгребала старые шмотки и нашла вот это, смотри, оно сгнило, буквально сгнило, это нельзя носить, верно? ну и как оно вам?**), всю в дырах и болтающихся нитях. **Боже мой, Нора, немедленно сними!**- о, это вопль моей бабушки-эстетки, ни с чем не спутаешь.**Это мой стиль**, -отбивалась Нора, **стиль **зарУк**( выброшенный, отброшенный- ивритское слово, между прочим) **Нет**-упиралась бабушка, **это стиль **занэхАян!**( затрудняюсь перевести, хотя это скорее украинский)) Нора хохотала, показывая отличные белоснежные зубы, крепкие как у лошадки.Впрочем, она всегда хохотала, даже когда в глазах были слезы.**Я возьму на дорожку пару сигарет?**-** Бери всю пачку, тебе же до вечера!** -**Не надо,в редакции есть**- и исчезала. Они были полной противоположностью- Нора, классический тип **боевой подруги-пулеметчицы**. которая и выматерит легко и ненавязчиво, и материал в газету даст блестящий, отстучит на машинке без помарок , никакой правки- остроумно, метко, но и деликатно, без издевки- и не замолкая ни на секунду, будет веселить народ , так что слезы у всех от хохота-**Нора, уходи уже, нам тоже надо работать!**..Тяжелые пестро-русые, выгоравшие прядями волосы собирала в пучок и закалывала низко, вечно теряя шпильки - на ее высокой бронзовой шее это смотрелось изумительно.Невыразимых серо-грязно-коричневатых тонов не то старые гимнастерки,не то исподнии рубашки, Бог знает откуда она их брала- но чистые как воскресные кружева на воротничке -в 60-х и 70-х никто этого не носил, все это безумие началось гораздо позже...была бы мешковина- она надела бы мешковину... ей требовались вещи как маскхалат, как густой грим-чтоб никто не догадался...Сомневаюсь, чтобы кто-то мог похвастаться, что видел её лицо.Она безумно стеснялась снимать очки-огромные, в старомодной массивной роговой оправе,светло-коричневой как ее загорелая кожа,они были частью лица- и только так!..
А бабушка моя- старая дама **из бывших времен**,**мужчины должны дарить меха и драгоценности **( интересно, что ей- редкостной красавице во всех возрастах- никто ничего не дарил, не та эпоха-но планка не опускалась). Стать у нее была марлен-дитриховская: высокая по тем временам, довольно широкоплечая и узкобедрая, с плоским и подобранным там, где у других выпукло и мягко. Такая **американская **красота,ничего лишнего.Стареющая теннисистка , хотя в теннис после замужества не играла ни разу. Смуглая до бронзы, мне всегда казалось, что от бесконечных папирос- на сигареты перешла довольно поздно.Ходила всегда очень неспешно, позволяя рассмотреть себя, одевалась всегда очень продуманно, как никто и никогда- в шифоновые розовые платья , например, рукав чуть выше локтя,лиф с напуском, плиссированная юбка чуть ниже сухих костистых колен - и шляпа , огромная, соломенная, конечно,но и в голову не придет...Крупные кольца на жестких пальцах- изумруды? брильянты?- конечно, хохочет она басом...на ней самое дешевое стекло выглядело как драгоценность. Умела себя носить.
**Нора, как ты ходишь?**.Та аж останавливалась от изумления.**Как,как... как друг, товарищ и брат!** Бабушка с ужасом:**Какой друг? Чей брат?!Нора, ты женщина! Женщина- не друг! и тем более не брат!!!и уж точно не товарищ!!!!** - она переходила на рычание. Хрипота( сексуальная, как говорят сейчас- возможно) была то, что их роднило, только у бабушки это был бас после 50 лет непрерывного курения, а у Норы- пока еще-такой альт, довольно пронзительный . Как раз для анекдотов, идеально...Замечательно, что никогда,ни разу они не обижались друг на дружку. Дружба была ровная, искренняя, но не слишком сердечная, как бы - на те самые полчаса. Но ежедневно. **Что-то Норы не видно...** - мама, довольно ревниво, в ответ:**Как не видно? вчера дважды заходила!**- **Не видно**-сообщала бабушка, ложась с журналом на тахту.
Бабушка умерла в 73 году от банальной свинки- подозревали Бог знает что, а тем временем побитое недавним инфарктом сердце как-то не захотело ждать лабораторных анализов и сдалось.Ей не было и 70. Когда умерла Нора, я точно не знаю...связи нарушились, потерялись. Мой отъезд в одну страну, мамин- в другую...слышала, что после смерти родителей Нора с дочерью перебрались в Россию. Много чего было- потеря работы ( в 90-х неудивительно), потеря старых друзей, а новых взять неоткуда. Потеря почвы под ногами...Что было: был домашний незыблемый уклад. Бывшая актриса, а ныне полномочная мама и бабушка (соответственно, Норы и Ксении) вела домашнее хозяйство истово: завтрак -обед-ужин -по часам. Уборка и домашние дела на ней. Все домашние дела вне дома: покупки- привоз и принос, платежи, документы, любая беготня- на папе и дедушке, старом кинооператоре, готовом на любую подработку **в цеху**, небольшом суховатом, очень молчаливом человеке.Внучка Ксения, молчаливая рослая девочка, писавшая невероятно грустные и странные стихи. Нора в редакции и в командировках. А?..Да, он был. И даже жил в том же доме, под той же крышей. Но... вот тут и проходила линия разлома. Муж- красавец и умница- по какой-то загадочной причине возненавидел свою работу.Свой мир.Возможно, во всяком случае было на то похоже, и свою жену. И уж точно -совершенно не терпел тещу с тестем. Жизнь в доме превратилась в холодную войну .Муж жил в своей комнате с ключом в двери и занимался йогой.Как говаривала моя бабушка, превращал свое железное здоровье в стальное. Когда он говорил слово, это было слово -удар, слово- оскорбление. Он отстреливался.Единственное существо, которому позволялось его беспокоить, была дочь. Девочка росла не по годам взрослой и не по взрослости отчужденной. Но она росла, и ей нужно было много всего, как всякому ребенку. При неработающем отце и матери, не имеющей, как все журналисты ,твердой фиксированной зарплаты вся нагрузка, как водится, упала на стариков. Бабушка крутилась по дому на больных отечных ногах... дедушка, сам сердечник. взял на себя остальное. Старый киношник, прошедший с киноаппаратом всю войну, он держался до конца как солдат.
И настал день.
Больше - не смог.
После смерти деда выяснилось, что на нем всё держалось.Собственно, это было ясно и раньше. Сейчас это стало действительностью. Война любимого с любимыми, война беспощадная, безжалостная продолжалась. То , что дед ушел, ничего не изменило. Та же ненависть- для двоих- ровно в том же объёме и ровно в тех же выражениях-поджидала Бабушку. И Нору, конечно. Вечно виноватую, вечно не сумевшую,вечно маскирующую белозубой улыбкой и анекдотом немыслимую, невозможную боль. Для чего терпела? Я , уже сама побывавшая замужем, используя **фору**давнего знакомства и близких , почти родственных отношений, пыталась потихоньку доискаться. Спрашивать напрямую было невозможно, конечно.
Я поняла - не сразу, годы прошли-несколько вещей. Главная из них та, что жизнь в ненависти, в поле чьей-то ненависти- калечит. Чувство вины- трансформированное чувство долга- это убийца, подстерегающий нас всюду, даже во сне. Невозможность развязать узел -кажущаяся.Самое жесткое разрубание конфликта милосерднее. Желание за свой счет сделать другим **хорошо** не работает. Мы для самих себя- такие дешевые, в то время как наши дорогие- такие важные и существенные... мы так хотим путем молчания, самоиронии,бесконечного терпения и приятия сделать мертвое живым... но в серной кислоте выжить невозможно.Даже если это только брызги- остаются ожоги, увечья, едкая субстанция потихоньку добирается до костей и через небольшое время смотришь в зеркало - и себя не узнаешь. И уже нет сил, в духовном смысле - уже без рук- без ног. Всё, ты в ловушке, из которой не выбраться. Но если бы дело было только в тебе...Оказывается, что те, ради которых мы терпим, ради которых готовы отказаться от радости жизни- терпят не меньше...Та же ядовитая субстанция воздействует и на них.Мы никого не можем защитить **своим телом**.Подставляясь, мы подставляем всех. И в первую очередь детей. Родителей, как второй по слабости отряд- во вторую, но время это корректирует. **Всесожжения не благоволишь**, принесение жертвы не принимается. Бог войны не удовольствуется одной жертвой- ему нужны все. А Спасителю -Ему нужны не жертвы. Ему нужны спасенные.

Метки:  


Процитировано 1 раз

Перец, подорожник, чеснок!

Четверг, 14 Сентября 2017 г. 22:38 + в цитатник
Это цитата сообщения АниноН [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ТРИ ТРАВЫ, КОТОРЫЕ ЛЕЧАТ ПОЧТИ ВСЁ

ТРИ ТРАВЫ, КОТОРЫЕ ЛЕЧАТ ПОЧТИ ВСЁ

 

Сейчас я назову вам три травы, которые прекрасно лечат почти все острые заболевания. Есть такая область – гербология, т.е. травничество, которой официальная медицина, не занимается, поскольку это именно то, чем болезнь можно вылечить. Бабки это отлично знают и используют эти травы.

 

Три основные травы, а точнее растительных средства, о которых надо знать всем:

1. Красный острый перец (кайенский)

2. Подорожник

3. Чеснок

Уже слышен крик: «А-а-а! Это мы знаем! Нашел, чем удивить!» Разочарую: вы не знаете, вы лишь слышали звон и не пользуетесь, потому что не умеете. Объясняю, как и когда пользоваться.

Кайенский перец: лекарство номер один при всех острых состояниях

Три травы, которые прекрасно лечат почти все острые заболевания

Жаркость перца измеряется в условных единицах жара. Самый слабый перец – паприка – имеет жаркость «единица». Самый острый перец – Хабанеро – 300.000 единиц. Ощущаете разницу? На практике обычно употребляется кайенский перец, который имеет жаркость в 40.000 единиц.

Вы когда-нибудь бывали в Тайланде, где +35 в тени? Пробовали то, что ест местное население? Только именно еду для коренных жителей, а не то, что «адаптировано» для иностранцев? Если нет, то вы вряд ли можете представить себе, что такое действительно spicy…

Чай из красного перца «для сугреву» гораздо эффективнее и полезней, чем водка. Крепкий чай из красного перца – это лекарство номер один при всех острых состояниях и первое средство в аптечке взамен выброшенных лекарств.

Кто и как применяет красный перец?

Испокон веков – Мексика и вся Латинская Америка. Из него можно делать отличную концентрированную водочную настойку и, перелив, например, в пузырёк с пипеткой, носить в кармане для сердечных больных, применять вместо нитроглицерина. Хотя бы потому, что нитроглицерин – сильнейший яд. Употребляется такой перец и при всех видах шока, обморочных и коллаптоидных состояниях, при всех кровотечениях, особенно при кровотечениях из желудка. Парадокс? Да нет! Красный перец обладает удивительными свойствами, которых нет ни у одного лекарства – он расширяет сосуды, когда они сужены, и суживает когда они расширены, т.е. он делает именно то, что нужно организму.

Недостаточность кровообращения в нижних конечностях как была у артиста Михаила Кононова? Горячая вода в таз и щедро красный перец – сидите смотрите телевизор. Перцовыми ваннами еще 6000 лет назад лечились. Вы не поверите, как применяют перец индейцы в Америке. Они пьют его в жару, чтобы охладиться и в холод, чтобы согреться. Желудочно-кишечное кровотечение (знаете, когда у человека бледность и чёрный жидкий стул) или даже просто рвота алой кровью лечится так – чайная или столовая ложка красного острого перца на стакан горячей воды развести и выпить залпом. Любая рваная, размозженная, огнестрельная, рваная или кусаная рана лечится тоже очень просто – берётся красный острый сухой перец, просто засыпается с верхом в рану и перевязывается. И всё. Я бы не поверил, если бы сам не видел – даже не жжёт! И я уже писал, что сок свежего острого перца снимает любое высокое давление и приступы стенокардии.

«В медицинских институтах не изучают растения и их влияние на здоровье – нет такого предмета!»

Лечебные свойства острого красного перца неисчерпаемы. Перец – это, в полном смысле «нелекарство», хуже не будет. Как говорили в пору моей советской молодости, «вы не в церкви – вас не обманут». Так и здесь – это не медицина, природа вас не обманет. Врачей ни о чем не спрашивайте – без толку – они ничего не знают про растения. Любой человек, который лечит своё сердце боярышником, знает об этом больше любого врача. А откуда врач может знать? В медицинских институтах, что в России, что в США, не изучают вообще продукты питания и растения и их влияние на здоровье человека – нет такого предмета! И на курсах повышения квалификации такого курса нет. Они изучают только и только таблетки. Поэтому любой врач – российский, американский, «-нецкий», «-узский», всё равно – не знает о продуктах питания больше обыкновенного обывателя!

Поэтому нет ничего смешнее, чем слышать рекламные заявления, что по вопросам питания, дескать, надо обращаться к врачу! Зайдите в любую больницу – разве врачи там выглядят здоровее своих пациентов? Ну, если только врачу 25 лет. Он сам сосисками питается и кока-колой запивает. Каждый второй американский врач – жирный и больной. Вот если вы знаете знакомого, который читает ЗОЖ или что-то вроде этого, в общем, травами занимается, – вот лучше к нему и обращатесь. Могу вас уверить, что травы – не лекарства, от их передозировки, если вы специально не поставили своей целью обожраться дурманом в суицидальных целях, вы не умрёте. Максимум – вас или вырвет, или пропоносит.

Почему полиция применяет перцовый аэрозоль в глаза, не боясь, что их привлекут за ослепление?

Еще парадокс: перец небольшой жгучести – типа «паприки» – применяется в народной американской медицине для восстановления кровообращения в глазах. Я сам промываю глаза перцовой настойкой, поскольку когда долго сидишь за компьютером, то начинают болеть глаза. Никогда не задумывались над тем, почему полиция применяет перцовый аэрозоль в глаза, не боясь, что их привлекут за ослепление? Потому что сам по себе перец абсолютно безвреден – разница лишь в концентрации! Красный перец усиливает кровообращение в глазах. Попробуйте сами сделать настойку на дистиллированной воде и паприке, только очень-очень слабенькую – так чтобы немного пощипало и перестало. Только паприку надо покупать чистую, без примесей. Когда с глазами будет проблема – побежите за перцем как миленькие и согласитесь на любое пощипывание. Лекарств же – чтобы вернуть молодые глаза – нет, а красный перец есть, и стоит он… Короче говоря, врачи никак не могут на этом нажиться, а потому прямая дорога их не интересует.

«Главное правило исцеления: обеспечить то, что вы хотите вылечить, усиленным кровообращением»

Запомните главное правило исцеления: то, что вы хотите вылечить, вы должны любым способом – механическим, терапевтическим или еще каким – обеспечить усиленным кровообращением. Иными словами, лечит кровь, и только кровь. Все лечебные факторы находятся в крови. Ткань сама себя излечить не может – в «некрови» нет никаких лечебных агентов. Когда в организме есть какое-либо повреждение, туда должна прибыть кровь – вот почему, когда нет кровообращения, то возникают инфаркты, инсульты и прочие некрозы, а раны не заживают.

Так вот красный перец, применяемый как наружно, так и внутрь, – это самое мощное средство для усиления кровообращения. А свежий красный перец – это вообще атомная бомба в лечебных целях. Поэтому советую начать с сухого красного перца. Каждый больной должен самостоятельно учиться находить и применять методы по доставке растительных средств к больному месту. Здесь каждый понимает в меру своей интеллигентности, и тут уж я ничего поделать не могу. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». И это не шутка. Говорю вам словами вражеского лагеря профессиональных врачей: ваше здоровье никому, кроме вас, не нужно. Если вы сами не можете позаботиться о своём здоровье, то кому, сами посудите, до него есть дело, даже если вы за это платите?!

«Сок свежевыжатого острого перца снижает любое давление»

Красный перец лучше заваривать сушёным. Если пить перцовый чай в бане, то это помогает переносить более высокую температуру парилки. Я для бани готовлю перцовый чай, и меня никто в парилке не пересиживает. Перец – самое мощное сосудорасширяющее средство. Когда-то я пробовал давить сок из свежего перца, и пить его. После того как 10 лет тому назад я, старый гипертоник, очнулся на полу в ванной, в обмороке от высокого давления, которое я до этого не мог снять никакими самыми рекламируемыми препаратами против гипертонической болезни.

Вам всё ясно, гипертоники? Сок свежевыжатого острого перца снижает любое давление. И делает это настолько эффективно, что начинать следует с нескольких капель. Сок свежевыжатого острого перца (типа Халапено) убирает любой гипертонический криз, он может снизить давление даже у гардероба. А вот в термически обработанном виде острый перец такими гипотензивыми свойствами не обладает – потеряны все ферменты. Тоже самое и спиртовая вытяжка красного перца – уже денатурирована. Тем не менее, даже в кулинарно обработанном виде острый красный перец является относительно сильным сосудистым средством, которое, кроме всего прочего, как ершом чистит изнутри кровеносные сосуды.

В медицине гипертоническая болезнь числится «идиопатической», т.е. болезнью с неизвестной причиной. А раз неизвестны причины, то нет и лечения, хотя таблетки свои продают. Таким образом, чем снять гипертонический криз, я вам доложил. Только, пожалуйста, без возражений: типа, я всё равно буду есть таблетки, потому что на свежем перце могут быть микробы и глисты.

Это что касалось гипертонического криза. А хроническая гипертоническая болезнь излечивается сменой образа жизни, и вы лично, в первую очередь, должны сами вывести себя из того образа жизни, в котором вы её подхватили. Т.е. если вы работаете таксистом и у вас высокое давление, то забудьте о такси! Гипертония излечивается периодическими водными голоданиями, грамотным питанием и обильным потреблением красного перца, чеснока и имбиря. Причина гипертонической болезни – это выход сердечно-сосудистой системы из состояния сердечно-сосудистого резонанса, в котором она в норме находится. Резонанс – это из физики понятно, что такое. Выводят сердечно-сосудистую систему из состояния резонанса запредельное поведение человека и факторы внешней среды.

Я сказал о гипертонической болезни коротко, не правда ли? Но это не значит, что я в своё время не прочёл по ней толстенных монографий, в результате чего выбросил их в макулатуру и, как и известный персонаж, «пошёл другим путём», благодаря чему имею возможность вам сейчас всё это рассказывать.

Подорожник: уникальное средство от укусов змей и пчел

Три травы, которые прекрасно лечат почти все острые заболевания

О лечебной силе подорожника (лат. Plantago) знали уже в первом веке н. э. арабские, персидские, греческие и римские лекари. В России, чтобы вы знали, подорожник исконно применяется неправильно и не тогда, когда надо. Обычное применение подорожника в России – наложить целый лист на порез – это то, на что лучше насыпать красного перцу.

Главное применение подорожника – это укусы змей, пчёл, и острые гнойные септические воспаления, флегмоны, абсцессы, тот же панариций хотя бы. Ядовитый укус или гнойная флегмона, угроза заражения крови? Подорожник. Внимание! Ни один осёл в мире, кроме как на Руси, не прикладывает подорожник как он есть, целым листом. Для того чтобы подорожник оказал своё действие, его листья надо пропустить через миксер? или разбить молотком – чтобы сочился зеленый сок. И именно этой зеленой «кашей» обложить поврежденный участок тела. Кроме этого, надо есть подорожник сырым.

Кто так применяет подорожник? Испокон века – североамериканские индейцы. Смертельный укус гюрзы – когда отёк уже доходит до горла – проходит за полчаса. Гнойная флегмона, когда официальная медицина предлагает ампутацию руки, проходит за ночь. Укусы пчёл – проходят моментально. Единственная и немаловажная проблема заключается в том, что свежий подорожник имеется в наличии только летом. Поэтому этот потрясающий по эффективности антибиотик и антидот надо или засушивать с лета, или делать спиртовые вытяжки. И всегда иметь на всякий случай. Спиртовая вытяжка может храниться вечно. Делается она очень просто: берётся трехлитровая стеклянная банка и доверху набивается свежим промытым чистой водой подорожником. Затем до краёв заливается обычной водкой. Всё. Применяется когда надо.

С другой стороны, зимой змеи не кусают, но если кто-то, к примеру, тяпнул в деревне топором по ноге, и рана загнаивается и воспаляется, то салфетка смачивается спиртовой настойкой подорожника и засовывается в рану. Мало того, если кто-то оттяпал топором палец – засыпать красным перцем, приставить палец на место и обложить всё подорожником – заживёт всё как на собаке. Нога попала в колесо? Промыть проточной водой, засыпать месиво красным перцем, обложить подорожной массой обложить – всё будет как было до того.

Чеснок: универсальный антибиотик

Три травы, которые прекрасно лечат почти все острые заболевания

Универсальный антибиотик, испокон века применяемый у русских «индейцев» – синтетического такого до сих пор нет. Действует как на бактерии, так и на вирусы и грибки. Грибок на ноге? Натирать чесноком. Любые кожные инфекционные болезни натираются чесноком. Грипп? Простуда? – Чеснок. Воспаление лёгких? – Чеснок. Гнойная флегмона? Обложить подорожником и есть чеснок. Воспаление прямой кишки? Раздавливается чеснок и в прямую кишку. При любой гнойной инфицированной ране – давится в пульпу и засовывается в нее.

Ни одна простуда или воспаление лёгких, почек, даже менингит не устоят перед чесноком. Весь вопрос в дозировке. При острых инфекционных, вирусных заболеваниях и, тем более, воспалениях лёгких чеснок съедается в дозе одна головка на 10 кг веса в сутки. То есть детям, скажем, 3-4 головки, взрослым 6-10 головок в день. Лучше есть сырым, но если это очень круто, можно варить и есть и выпивать с этой чесночной водой. Сварили в воде 10 луковиц чеснока – и ешьте-пейте его целый день. Чеснок имеется в наличии круглый год. С этим проблем нет.

«Почему официальная медицина так не лечит, если все лечится так просто?»

Возникает извечный закономерный вопрос: почему тогда официальная медицина так не лечит, если всё лечится так просто? Дорогие мои, а как тогда с людей содрать деньги, если все эти изумительнейшим образом, как ни одно другое лекарство, действующие средства (а не какие-то химические препараты) продаются килограммами на любом рынке?! Цена вопроса – одна маленькая пачка аптечного лекарства стоит столько же, сколько ведро красного перца или чеснока. Подорожник вообще под ногами валяется везде по планете – с южного полюса до северного. Что с вас тогда врачам взять? Как на вас заработать? Медицина игнорирует, в частности, те же травы потому, что они практически бесплатны.

Если все люди возьмут на вооружение красный перец, зелёную подорожную массу и чеснок – людей спасётся немеряно, и, главное, детей! Я слежу за народной медициной – ни одному ребёнку, который прошёл курс лечения чесноком, никогда в жизни не понадобилось удаление миндалин. А по статистике (в силу особенностей анатомического прохождения ветви сонной артерии) на каждые 100 удалений миндалин, один ребёнок – верный труп от смертельного кровотечения.

А сколько людей можно спасти от укусов змей и заражения крови самым лучшим и непревзойдённым антидотом – подорожником? А сколько можно спасти от сердечно-сосудистых болезней красным перцем? А сколько можно спасти людей от пневмонии и других инфекций самым лучшим и непревзойденным природным антибиотиком – чесноком?

Хронический гастрит – это напоминание о том, что надо голодать и переходить на сыроедение

Имбирь и красный перец прекрасно идут в форме чая. Даже чеснок можно заваривать в форме чая. И, таким образом, сделать их частью повседневного рациона. В таком случае смысл прививок для, дескать, поднятия иммунитета, вообще отпадает. Хронический гастрит возникает оттого, что вы всю жизнь неправильно питаетесь и вместо того, чтобы полностью разрушать физиологию пищеварения «лекарствами», вам надо срочно поменять образ вашего питания, иначе он перейдёт в язву-рак – это стабильная, проторенная дорога.

Хронический гастрит – это Memento Mori, т.е. напоминание о том, что надо голодать и переходить на сыроедение срочно! А не начинать с того, чтобы при старом режиме питания потреблять в больших количествах чеснок и имбирь. Всегда в первую очередь надо сначала дать желудку и ЖКТ отдохнуть, а не нагружать их раздражителями. Начинать всегда надо с водного голодания, свежесоковой диеты, дать пищеварительной системе время на успокоение, а чеснок и имбирь от вас никуда не убегут.


Метки:  

потрясающе интересно! забытый композитор самых известных песен...

Суббота, 02 Сентября 2017 г. 05:28 + в цитатник

Метки:  

Спаржа!

Суббота, 02 Сентября 2017 г. 04:13 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

... Радикальное лечение рака столь простым и эффективным способом не выгодно...

 
 
 
 Есть одно непреложное моральное правило в медицинской науке и практике:  все разговоры о средствах против онкологических заболеваний (рака) следует вести крайне осторожно.  Уж очень много загадок до сих пор стоят перед медициной.  Их гораздо меньше, чем открытий, дающих надежду на удачи. Но бывают открытия забытые и не совсем понятые...
Читать далее...

Метки:  

Ох как время летит...как невыразимо приятно опять увидеть их)))

Пятница, 25 Августа 2017 г. 23:27 + в цитатник
Это цитата сообщения lansi [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Это было,было...

Из юности...Из кассетного магнитофончика "Весна" со страшными помехами,но "счастье колотило хвостом в бухте воображения"...).Программа была записана наживульку с телевизора...



Метки:  

Человек, воплотивший в жизнь свою мечту

Четверг, 24 Августа 2017 г. 21:37 + в цитатник
ruposters.ru/news/24-08-2017/russkij-general-otec-indejcev

Метки:  

Что еще знал великий Эйнштейн...

Четверг, 24 Августа 2017 г. 21:08 + в цитатник

Метки:  

Статья о всеми любимой писательнице Александре Бруштейн

Четверг, 24 Августа 2017 г. 20:59 + в цитатник

Метки:  

старая статья, но так приятно снова её перечитать!

Суббота, 19 Августа 2017 г. 00:17 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Откровения физика вернувшегося с того света

Откровения физика вернувшегося с того света

 

 

 

Ведущий конструктор ОКБ «Импульс» Владимир Ефремов умер внезапно. Зашелся в кашле, опустился на диван и затих. Родственники поначалу не поняли, что случилось ужасное. Подумали, что присел отдохнуть. Наталья первой вышла из оцепенения. Тронула брата за плечо:

 

— Володя, что с тобой?

Ефремов бессильно завалился на бок. Наталья попыталась нащупать пульс. Сердце не билось! Она стала делать искусственное дыхание, но брат не дышал.

Читать далее...

Метки:  

Отличная статья о Елене Боннэр

Среда, 16 Августа 2017 г. 18:10 + в цитатник

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

вот чего мы лишились в обмен на цивилизацию

Среда, 16 Августа 2017 г. 17:41 + в цитатник
Это цитата сообщения BARGUZIN [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Великолепные работы фотографа Грегори Колберта

 Великолепные работы фотографа Грегори Колберта Великолепные работы фотографа Грегори Колберта 

Грегори Колберт (Gregory Colbert) родился в Торонто (Канада) в 1960 году. В школе Грегори ничем примечательным не выделялся среди своих сверстников. Учителя будущей знаменитости особых талантов в нем разглядеть не смогли, да и он, в свою очередь, теплых воспоминаний о преподавателях в своей памяти не сохранил

Но судьба распорядилась иначе. В 1983 году будущий фотограф переезжает в Париж, где, не добившись успеха на литературном поприще, он становится режиссером. В послужном списке Грегори Колберта несколько документальных лент о проблемах современного общества. Фильм «On the Brink – An AIDS chronicle» («На грани: хроника СПИДа»), вышедший на канале «Discovery» в середине 1980х годов, номинировался на премию ACE в 1985 году.

Gregory Colbert увлекся и фотографией. В 1991 году в Швейцарии в музее Elysee состоялась его первая выставка, которая носила довольно интригующее название «TimeWaves» («Волны Времени»). Но выставка особого фурора не произвела, и поговаривают, что Колберт большую часть работ, представленных на ней, в последствии самолично уничтожил. Но все же труды Грегори Колберта не были напрасны: молодого фотографа заметили несколько состоятельных коллекционеров, которые позже стали оказывать Грегори финансовую помощь.
 

Фотовыставка "Пепел и снег" принесла этому фотографу множество званий и наград. В 2006 г. он участвовал в фотоконкурсе "Lucie Awards" и стал его лауреатом. А в 2007 г. фильм "Пепел и снег" был представлен на соискание особого приза на фестивале кинематографии в Венеции.


1.
 Великолепные работы фотографа Грегори Колберт

Читать далее...

Метки:  

Реабилитация по Бубновскому

Среда, 16 Августа 2017 г. 17:25 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Очень полезная статья!

 
Очень полезная статья!
 
 
 КОЗЫРНОЙ БУБНОВСКИЙ!
Почти такое же слово, как обозначенное в заголовке, только с буквой «ы» в конце и ударением на второй слог - козЫрный - мой приятель-физик употребляет для обозначения события чрезвычайного везения. Удачливыми в его понимании могут быть и предмет, и явление, и человек. И если подходить к миру с точки зрения физика, то к герою моего рассказа - доктору медицинских наук Сергею Бубновскому - вполне можно приложить указанный эпитет.
 
 
Читать далее...

Метки:  

Кто -нибудь слышал о Демихове?

Среда, 02 Августа 2017 г. 22:57 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

О венце творения- статья Анжея Платова

 



Когда в 1996г в Москву приехал легендарный Майкл Дебейки чтобы подстраховать наших врачей которые делали шунтирование сердца Ельцину он сказал журналистам что хотел бы поклониться Мастеру. Ни один из журналистов не знал этой фамилии, тогда Дебейки повторил
по слогам, пологая что его просто не понимают. Дебейки жалел что Мастер не врач, а биолог и не может продемонстрировать свою виртуозную технику операции на человеке.
Читать далее...

Метки:  

надо не забывать, откуда все началось.Хотя хочется забыть иногда...

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 04:27 + в цитатник
Это цитата сообщения олег_из_Киева [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В. Солоухин, "Читая Ленина" (с моим предисловием).

В 1988 году мне неожиданно «подвалила» денежная работёнка. Я как раз тогда уволился из одной солидной конторы, где меня при распределении жилья тупо выбросили из очереди, хотя я в ней был под третьим номером.

Не хвастаясь, скажу: с моей квалификацией и специальностью работу найти мне было проще простого. Но тут я обиделся: местком отдал в горсовет 30% площади построенного этой «солидной» конторой дома.

Пока я ещё работал, через знакомых мне и предложили эту доходную халтурку: в домашних условиях брошюровать книжечку В. Солоухина «Читая Ленина» - 42 странички вместе с обложками.

Работая в той конторе, буквально в последние дни перед увольнением пацаны за магарыч (12 рублей – за две литровые бутылки спирта "Royal") изготовили для меня механический станочек для обрезания торцов книг, он получился на славу и успешно прошел все испытания - я думал, что он мне будет нужен...

Но когда «работодатели» привезли прямо домой первую партию «товара», мне стало понятно, что я смогу прекрасно обойтись простейшим приспособлением из листа фанеры и четырёх гвоздей, забитых в него: два маленьких гвоздика для упора книжки и два - побольше - упирать в них линейку из бронестекла (нашлась и такая в моём домашнем хозяйстве). Пришлось, правда, опять «кланяться» своим пацанам (ещё две бутылки), чтобы они мне изготовили несколько штук обрезных ножей по типу обыкновенных сапожных (мой дед был сапожником в артели инвалидов после Войны).

И работа закипела: прямо домой привозят отпечатанные на ксероксе странички (а тогда, чтобы иметь свободный доступ к ксероксу, надо было как минимум дружить с КГБ...), первое время привозили и листы для обложек из бархатной бумаги. Моя задача сложить их по номерам страниц, пришпандорить к ним с помощью стэпплера обложку и аккуратно в размер обрезать, упаковав готовые книжечки по 10 штук. И ВСЁ!!!

За такую работу при хорошем её качестве мне обещали платить по 42 копейки за одну такую книжечку.

Вот тут я и начал трудиться "по-стахановски" - первые дни не больше 100 книжек в день (42 рубля, между прочим!)... Жена не только не помогала мне, но ещё и постоянно ныла: «Тебя посОдЮть - передачи носить не буду»! Дура, как будто я старался не для неё и детей... Пришлось «выписывать» из Киева родню (я тогда после Армии жил в Москве). Моя тётка-пенсионерка с радостью согласилась мне помогать: она закупала бумагу для обложек, гоняя по всей Москве, помогала складывать странички и упаковывать «готовую продукцию». Денежные и другие переговоры с «работодателями» вела тоже она. С ней мы дошли до рекорда - 550-600 книжек в день – больше я не мог просто физически – начинала неметь правая рука. Но и за день ЗАРАБОТАТЬ месячную зарплату не выходя из дома – согласитесь – очень даже не плохо! «Работодатели» через свою агентуру эту, «антисоветскую» тогда литературу, сбывали чаще всего в переходах на «Пушке» по троячке, и расходилась она у них моментально, как горячие пирожки…

Качество и скорость нашей работы «работодателей» просто удивляла, и они пришли предложить нам работать у них, уже в типографии, под которую они заняли старинные палаты по ул. Академика Зелинского. 

зел (700x367, 45Kb)

Сейчас он опять стал Староваганьковским переулком. Кто знает – поймет: абы-кому с бухты-барахты ТАКОЕ помещение в самом что ни на есть Центре Столицы СССР НИКТО бы НИКОГДА за просто так не дал БЫ! Вот и мы с тёткой очень засомневались: стОит ли нам связываться с этими проходимцами? ! Раза два мы у них в той типографии всё-таки побывали и увидели, что они уже ездЮтЬ не на разбитых «жигулях», а на новеньких «Мерседесах», а потому мы с ней и решили: «Не жЫлИ хорошо – и не…фига начинать»!

А тот ненужный мне самодельный обрезной станочек им я таки впарил, этим деятелям (да ещё и за доллЯры)!

С женой и с детьми проездом через Киев съездили всё-таки на море – детям очень понравилось!

 

Солоухин Владимир

Читая Ленина

Сколько раз в разных официальных кабинетах, у главного редактора журнала, скажем, у секретаря райкома, в облисполкоме, в застекленных шкафах я видел ровные, темно-бордовые темно-синие ряды книг, к которым и подходить близко не нужно, чтобы сразу отметить — Ленин. Знали уж собрания его сочинений, узнавали издалека по внешнему виду безошибочно, как, взглянув на тот же Мавзолей на Красной площади, никто не спутает его с каким-нибудь другим зданием. Держать собрание сочинений Ленина каждому большому начальнику (директору завода, генералу какому-нибудь) считается не то чтобы обязательно… но как-то солидно и внушительно: письменный стол с телефонами, а около боковой стены застекленный шкаф с томами Ленина. Много их стоит у разных людей, в разных кабинетах, но не многие Ленина читали. Если же кружки по изучению первоисточников, партучеба и семинары, то как-то так получается, то начинают все время с ранних работ: «Материализм и эмпириокритицизм», «Что делать», «Что такое друзья народа и как они воюют против соцал-демократов». Пока обучающиеся продерутся сквозь философские дебри этих работ, пока конспектируют, глядь, а семинарский год уже кончился, так что ни на одном семинаре, ни на одной партучебе никогда дело не доходит до поздних его томов, до того времени, когда кончается философия и начинается практическая деятельность.

Взглядывая на эти тома в кабинете кого-нибудь из своих достигших официальных высот друзей, я бывало ловил себя на мысли, что не читал Владимира Ильича и теперь уж, слава Богу, пожалуй, никто и никогда не сможет меня заставить прочитать эти книги.

То ли от этого «эмпириокритицизма» осталось, что напичканы эти тома сухой, схоластической, неудобовоспринимаемой материей, но помню, я всегда удивлялся, если видел человека, читающего Ленина. — А ты почитай, — скажет иной такой человек. — Ты почитай, знаешь, как интересно!

Но часто бывает, что маленький, незначительный эпизод вдруг заставит взглянуть на вещи по-новому, другими глазами, когда вдруг увидишь, чего не видел раньше, и станет интересным, даже жгуче интересным то, что казалось скучным.

Один читатель, пытаясь внушить мне в своем письме какую-то (не помню уж теперь) мысль о первых днях революции, написал: «А вы откройте Ленина, т. 36, пятое издание, стр. 269 и прочитайте, что там написано».

Нельзя сказать, чтобы я тотчас бросился открывать том, да и не было его у меня под руками, потому что дома я никогда Ленина не держал. Однако том и страница запомнились, и однажды на заседании редколлегии в одном журнале я оказался около шкафа с книгами. Пока говорились там умные речи и обсуждались планы, я вспомнил про наущение читателя и, потихоньку приоткрыв дверцу шкафа, достал нужный том. Наверное, еще подумали мои коллеги, что я собираюсь выступать с речью и хочу вооружиться необходимой цитатой, а я сразу, сразу на стр. 269. Строчки ведь указаны не были, так что мне пришлось прочитать всю страницу, и я сразу понял, о каких именно строчках шла речь в письме.

«Я перейду, наконец, к главным возражениям, которые со всех сторон сыпались на мою статью и речь. Попало здесь особенно лозунгу „Грабь награбленное“, — лозунгу, в котором, как я к нему ни присматриваюсь, я не могу найти что-нибудь неправильное… Если мы употребляем слова „экспроприация экспроприаторов“, то почему же нельзя обойтись без латинских слов?» (Аплодисменты).

Я и раньше слышал, будто существовал такой лозунг в первые же дни революции и что будто бы он принадлежал лично Владимиру Ильичу. Но тогда я думал, что он существовал по смыслу, по сути, а не в обнаженном словесном оформлении, и теперь, должен признаться, меня немного покоробила откровенная обнаженность этого лозунга. Прочитанные строки были взяты из заключительного слова по докладу «Об очередных задачах советской власти». Времени было еще много, заседание редколлегии еще только началось, я стал листать оказавшийся в моих руках том и очень скоро понял, что надо его внимательно прочитать.

Теперь я хочу сделать для возможного читателя моих записок извлечения из этого тома, как я делал извлечения, скажем, из Метерлинка или Тимирязева, когда писал о траве. Извлечения на свой вкус, разумеется. Другой, возможно, выписал бы другие места, другие мысли… Впрочем, нет, мысли не другие, ибо и те другие мысли были бы ленинскими. А известно, насколько единым, целостным и целеустремленным был Владимир Ильич в своих мыслях.

Почему именно из этого тома? Только ли потому, что он первым случайно оказался у меня в руках? Не только. Я, если и не прочитал от строки до строки, то просмотрел потом многие тома. Но очень уж интересный и острый период — с марта по июль 1918 года, то есть с пятого по десятый месяц управления Россией, столь неожиданно для них самих оказавшейся в руках большевиков. Нет, полной неожиданности, конечно не было. Теоретически они готовились к этой власти и к этому управлению. В статье «Сумеют ли большевики удержать власть», написанной еще до октябрьского переворота, были Владимиром Ильичем Лениным заранее предопределены многие действия и акции, которые в обозреваемый нами период стали осуществляться практически. Выпишем из той, еще предреволюционной, статьи главный ленинский тезис, главную мысль.

«Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность является в руках пролетарского государства, в руках полновластных советов самым могучим средством учета и контроля… Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины. Гильотина только запугивала, только сламывала активное сопротивление, нам этого мало.

Нам этого мало. Нам надо не только запугать капиталистов в том смысле, чтобы чувствовали всесилие пролетарского государства и забыли думать об активном сопротивлении ему. Нам надо сломать и пассивное, несомненно еще более опасное и вредное сопротивление. Нам надо не только сломать какое бы то ни было сопротивление. Нам надо заставить работать в новых организационных государственных рамках.

И мы имеем средство для этого… Это средство — хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность».

Значит, схема ясна. Сосредоточить в своих руках весь хлеб, все продукты (учет), a затем распределять эти продукты так, чтобы за хлебную карточку человек, оголодавший и униженный голодом, пошел бы работать на советскую власть и вообще делал все, что прикажут. Гениально и просто, как все у Ленина. Разница с последующей статьей «Очередные задачи советской власти» состоит в том, что в первом случае (до взятия власти, когда только еще мечталось) делался упор на то, что путем голода (путем учета и распределения) будут принуждать работать богатых, чье сопротивление якобы надо сломить, а во втором случае, когда власть уже была взята, зазвучали иные нотки.

«От трудовой повинности в применении к богатым власть должна будет перейти, а вернее одновременно должна будет поставить на очередь задачу применения соответствующих принципов к большинству трудящихся рабочих и крестьян».

Так что же осуществилось в стране: власть рабочих и крестьян или всеобщая трудовая повинность для рабочих и крестьян? А если это так, то чья же власть? Дальнейший абзац о трудовом народе в связи с трудовой повинностью для него поразил меня своим откровением.

«Для нас не представляется безусловной необходимости в том, чтобы регистрировать всех представителей трудового народа, чтобы уследить [!] за их запасами денежных знаков или за их потреблением, потому что все условия жизни обрекают громадное большинство этих разрядов населения на необходимость трудиться и на невозможность скопить какие бы то ни было запасы, кроме самых скудных. Поэтому задача восстановления трудовой повинности в этих областях превращается в задачу установления трудовой дисциплины».

Значит, действительно, с рабочими проще, чем с богатыми. У богатых сначала надо отнять запасы, а потом уж можно их морить голодом. У трудящихся же никаких запасов нет, отсиживаться им не с чем, надо идти трудиться, исполнять трудовую повинность, хотя и оприч души, потому что подчеркнутый насильственный характер будущего труда при советской власти рабочие почувствовали с первых дней. Признает это и Владимир Ильич.

«Целый ряд случаев полного упадка настроения и полного упадка всякой организованности был совершенно неизбежен. Требовать в этом отношении быстрого перехода или надеяться на то, что перемены в этом отношении можно достигнуть несколькими декретами, было бы столь же нелепо, как если бы призывами пытались придать бодрость духа и трудоспособность человеку, которого избили до полусмерти».

Неправда ли — откровенно! Значит, призывами трудоспособность не вернешь. А чем же?

«Для учета производительности и для соблюдения учета необходимо устроить промышленные суды».

Это уже что-то новое! Этого не знали, конечно, при проклятом царском режиме. Если бы при царе ввели вдруг на заводах промышленные суды, представляю себе, на каких фальцетах завопили бы об этом друзья пролетариата и все вообще революционеры. А как бы они завопили, если бы, ну, Столыпин, скажем, выступил со следующей тирадой… Но выступил с ней, увы, не Столыпин, а Ленин, когда власть находилась уже у него в руках. Читайте.

«Что же касается карательных мер за не соблюдение трудовой дисциплины, то они должны быть строже. Необходимо карать вплоть до тюремного заключения. Увольнение с завода также может применяться, но характер его совершенно изменяется. При капиталистическом строе увольнение было нарушением гражданской сделки. Теперь же при нарушении трудовой дисциплины, особенно при введении трудовой повинности, совершается уже уголовное преступление и за это должна быть наложена определенная кара».

Вот так. Там, где при царе-батюшке можно просто уволить (а сколько воплей, а то и забастовок было по этому поводу), теперь одного увольнения мало. Теперь — тюрьма. Что и наблюдали мы в исполнение ленинских заветов, особенно в предвоенные годы, когда за двадцатиминутное опоздание на работу люди уходили в лагеря и там гибли.

Но в стране вроде диктатура пролетариата. Как же сочетать, с одной стороны, его диктатуру, а с другой стороны, диктаторство над ним, причем уже не класса, не партии даже, но уже единой воли. А что речь шла о подчинении диктатору и единой воле, читаем недвусмысленные ленинские слова.

«Это подчинение может при идеальной сознательности и дисциплине участников общей работы напоминать больше мягкое руководство дирижера. Оно может принимать формы диктаторства, если нет идеальной дисциплинированности и сознательности. Так или иначе беспрекословное подчинение единой воле безусловно необходимо».

«Вся наша задача партии коммунистов встать во главе истомленной и устало ищущей выхода массы повести ее по верному пути, по пути трудовой дисциплины, по пути согласования задач митингования об условиях работы и задач беспрекословного повиновения воле советского руководителя, диктатора во время работы».

Ах, как хорошо: помитинговали, пошумели, проявили свою пролетарскую гегемонию, потешили душу — щелкает бич диктатора: по местам!

«Надо научиться соединять вместе бурный, бьющий весенним половодьем, выходящий из всех берегов митинговый демократизм масс с железной дисциплиной во время труда, с беспрекословным повиновением воле одного лица — советского руководителя».

Точнее про класс-гегемон, осуществляющий якобы в стране свою диктатуру, уже не скажешь. И вообще словечко «принудительное» является едва ли не самым любимым словечком вождя в тот период.

«Подчинение, и притом беспрекословное, единоличным распоряжениям советских руководителей, диктаторов, выбранных или назначенных, снабженных диктаторскими полномочиями…»

«Меры перехода к принудительным текущим счетам или принудительному держанию денег в банках…»

«Осуществление строжайшего и повседневного учета и контроля производства и распределения продуктов…»

«Наше опоздание с введением трудовой повинности показывает еще раз…»

«Принудительное объединение населения в потребительские общества…»

«Через продовольственные отделы советов, через органы снабжения при советах мы объединили бы население в единый пролетарски руководимый кооператив».

В деле принуждения пролетариата (хотя и строился вроде бы социализм) Владимир Ильич Ленин не брезговал обращаться к самым жестоким и драконовским достижениям капитализма.

«Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями. Учиться работать — эту задачу советская власть должна поставить в полном объеме. Последнее слово капитализма в этом отношении — система Тейлора… Осуществление социализма определяется именно нашими успехами в сочетании с советской властью и советской организацией управления с новейшим прогрессом капитализма».

И вообще, капитализм, оказывается, не такое уж страшное слово и понятие.

«Если бы могли в России через малое число времени осуществить государственный капитализм, это было бы победой».

«Что такое государственный капитализм при советской власти? В настоящее время осуществлять государственный капитализм — это значит проводить в жизнь тот учет и контроль, которые капиталистические классы проводили в жизнь».

«Государственный капитализм для нас спасени е… Государственный капитализм был бы для нас спасением. Тогда переход к полному социализму был бы легок, был бы в наших руках, потому что государственный капитализм есть нечто централизованное, подсчитанное, контролированное и общественное, а нам-то как раз этого и не хватает, потому что в России мы имеем массу мелкой буржуазии, которая сочувствует уничтожению крупной буржуазии всех стран, но не сочувствует учету, обобществлению и контролю».

«Только развитие государственного капитализма, только тщательная постановка дела учета и контроля, только строжайшая организация и трудовая дисциплина приведут нас к социализму. А без этого социализма нет.

К государственному крупному капитализму и к социализму ведет одна и та же дорога, ведет путь через одну и ту же промежуточную инстанцию, называемую „народный учет и контроль за производством и распределением продуктов“».

«Государственный монопольный капитализм — есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет».

Вот так раз! При такой постановке вопроса нет ничего удивительного, что сколько бы мы ни листали Ленина, сколько бы ни штудировали, нигде мы не можем вычитать: а собственно говоря, что же такое социализм, который собирались построить? «Социализм — это учет»? «Социализм без почты и телеграфа есть пустейшая фраза»? «Кто не работает, тот не ест»? «От каждого по способностям, каждому по труду»? Вот это все и есть пустейшие фразы. И если между государственным капитализмом и социализмом нет ни одной промежуточной ступени, то чем же все-таки отличается социализм от государственного капитализма? Неужели ничем? А если чем, то все-таки чем? Прямых ответов на этот вопрос у Ленина не встречаем.

Про себя же они понимали дело четко и просто. Осуществить полный учет и контроль над каждым граммом и над каждой штукой чего бы то ни было произведенного в стране. Все, что бы ни производилось в стране, держать в своих руках, а потом распределять по своему усмотрению. Благодаря такому контролю и распределению держать в подчинении и в трудовой повинности всех без исключения живущих в стране людей, все поголовно население. Чтобы оно подчинялось единой воле как один человек. Вот это и есть, по их мнению, социализм. То есть самая высшая и самая массовая форма рабства.

Но для того, чтобы миллионы людей оказались в материальной, имущественной, хлебной зависимости, надо их сначала лишить тех некоторых запасов, которые они, может быть, накопили и которые дадут им возможность чувствовать себя независимыми от пайка, от хлебной карточки, от зарплаты. Поэтому, взяв власть, с первых шагов большевики начали стремиться прибирать к рукам каждый рубль, каждую копейку, каждый грамм хлеба.

Крупную буржуазию, фабрикантов и банкиров удалось уничтожить легко. Да их и было немного, можно пересчитать, взять на учет и ограбить. А вот что делать с мелким собственником? Их же десятки миллионов. Мелкие собственники вызывали у Ленина большую ненависть, чем крупные капиталисты, и он об этом откровенно пишет и говорит. Ведь мелкие собственники — это все самодеятельное население России, самодеятельное и потому самостоятельное. А как раз и надо было лишить его самостоятельности, подчинить и превратить в механизм, послушный единой воле.

«Не видят мелкобуржуазной стихии как главного врага у нас».

Итак, главный враг социализма — это самодеятяльные и самостоятельные люди. Кто же они? Ответ Ленина недвусмыслен. «Большинство и громадное большинство земледельцев — мелкие товарные производители».

«Мелкие буржуи имеют запас деньжонок в несколько тысяч, накопленных „правдами“ и особенно „неправдами“…»

Не дают покоя деньжонки в чужих карманах. Ну, а «неправдами» — это, конечно, ввернуто для красного словца. Какими неправдами могло копить деньжонки «громадное большинство земледельцев»? И не мог же он сказать «все земледельцы», а имел-то в виду всех, ибо что же еще может означать выражение «громадное большинство». К людям, накопившим деньжонок, можно было бы отнести и различных там валял, златошвеек, кружевниц, шорников, овчинников, кожемяк, сапожников, воскобоев, столяров, плотников, краснодеревщиков, чеканщиков, извозчиков, иконописцев, офень, пильщиков, угольщиков, стеклодувов, кровельщиков, печников — короче говоря, все самодеятельное население России. И все это объяснялось общим названием мелкобуржуазная стихия. Словечко с окраской. Назови «земледелец» — и уже не то.

«Деньги — это свидетельство на получение общественного богатства и многомиллионный [!] слой мелких собственников крепко держит это свидетельство, прячет его от государства, ни в какой социализм и коммунизм не веря».

«Мелкий буржуа, хранящий тысченки, враг государственного капитализма, и эти тысченки он желает реализовать непременно для себя».

Вот ведь какие подлецы, какая темнота и несознательность! Вместо того, чтобы просто отдать денежки государству, прячут и норовят израсходовать на себя. Не выйдет, господа мелкие собственники! Отберем. Где силой, а где лишив товаров и посадив на сухой хлеб. Через торгсины, не мытьем, так катаньем, но отберем! работы???

Тут и встала перед большевиками главная, главнейшая задача сосредоточить в своих руках весь хлеб. Это главное средство воздействия, подавления и поощрения, а проще говоря — власти. Началась одна из самых кошмарных и кровавых страниц русской истории под названием продовольственная диктатура.

Для себя Владимир Ильич твердо знал, что он осуществляет хлебную монополию, то есть сосредотачивает весь хлеб, имеющийся в России, в своих руках. Но для общественного мнения был выкинут жупел, словечко, против которого невозможно, кажется, возразить, коротенькое словечко — голод.

Было сделано так, что два главных города, Петроград и Москву, посадили на голодный паек. Сто граммов хлеба в день. Дикие очереди за этими ста граммами. Ну, а раз голод, значит, надо объявить поход за хлебом, борьбу за хлеб, изьятие хлеба ради голодающих. Дело благородное и чистое как слеза.

Но голод в Москве и Петербурге был инспирирован. Именно в это время Лариса Рейснер, скажем, жила, занимая особняк с прислугой, принимая ванны из шампанского и устраивая званые вечера. Именно в эти годы Зиновьев, приехавший в дни революции из-за границы тощим как пес, разжирел и отъелся так, что его стали звать за глаза «ромовой бабой». Да и как могут голодать два города, если они не блокированы неприятелем, когда во всей остальной стране полно хлеба. Разреши, и тотчас же на всех базарах появятся горы хлеба и разных других продуктов. О том, что голода фактически нет, не раз в эти годы говорил и сам Ленин.

«Сейчас надвигается голод, но мы знаем, что хлеба вполне хватит и без Сибири, Кавказа, Украины. Хлеба имеется достаточное количество до нового урожая в губерниях, окружающих столицу, но он весь запрятан кулаками».

«Недалеко от Москвы, в губерниях, лежащих рядом: в Курской, Орловской, Тамбовской, мы имеем по расчетам осторожных специалистов еще теперь до 10 млн. пудов избытка хлеба».

Нет уж, Владимир Ильич, либо голод, либо избыток хлеба, что-нибудь одно. Большевики в это время очень боялись, как бы хлеб стихийно не проник или даже не хлынул в голодные столицы и не сорвал им задуманное мероприятие. Для этого были учреждены на железных дорогах заградительные отряды, которые следили, чтобы ни один мешок хлеба не проник ни в Москву, ни в Петроград.

Заставив рабочих и прочее население этих двух городов изрядно наголодаться, Ленин объявил поход за хлебом, который фактически был нужен не для того, чтобы накормить два города, а чтобы осуществить хлебную монополию.

«Необходим военный [!] поход против деревенской буржуазии, удерживающей излишки хлеба и срывающей монополию».

Проговорка вождя. Для чего нужен хлеб: накормить Москву с Петроградом или ради монополии? Выпускается декрет о продовольственной диктатуре.

«Вести и провести беспощадную, террористическую [!] борьбу и войну [!] против крестьянской и иной [?] буржуазии, удерживающей у себя излишки хлеба.

Точно определить, что владельцы хлеба, имеющие излишки хлеба и не вывозящие их на станции и в места сбора и ссыпки, объявляются врагами народа и подвергаются заключению в тюрьму на срок не ниже десяти лет, конфискации всего имущества и изгнанию навсегда из его общины».

«Военный комиссариат превратить в военно-продовольственный комиссариат.

Мобилизовать армию, выделив ее здоровые части, и призвать девятнадцатилетних для систематических военных действий [!] по завоеваванию, сбору и свозу хлеба.

Ввести расстрел за недисциплину.

Успех отрядов измерять успехами работы по добыче хлеба».

«Задачей борьбы с голодом является не только выколачивание [!] хлеба из хлебородных местностей, но ссыпка и сбор в государственные запасы всех до конца излишков хлеба, а равно и всяких продовольственных продуктов вообще. Не добившись этого, нельзя обеспечить решительно никаких социалистических преобразований».

Вот зачем понадобился российский хлебушек, а вовсе не для того чтобы ликвидировать голод в Москве и Петрограде. И сдается мне, что кроме главной задачи — сосредоточить в своих руках все продукты, чтобы управлять и властвовать, продовольственная диктатура имела и побочную цель.

Ведь советская власть только еще начинала действовать, и положение ее было весьма и весьма неустойчиво. Об этом свидетельствует сам Владимир Ильич. Судите сами. Вся мелкая буржуазия, как мы недавно читали, то есть все самостоятельное, самодеятельное население России против социализма. В речи перед группой передовых учителей Ленин сделал и другое откровенное заявление.

«Надо сказать, что главная масса интеллигенции старой России оказывается прямым противником советской власти, и нет сомнения, что нелегко будет преодолеть создаваемые этим трудности. Процесс брожения в широких учительских массах только еще начинается».

Но если мелкие собственники, интеллигенты и даже широкие массы учителей — все против, то кто же за?

«Мы можем рассчитывать только на сознательных рабочих. Остальная масса, буржуазия и мелкие хозяйства против нас», — признается Владимир Ильич на стр. 369 и десятью строками ниже уточняет:

«Мы знаем как невелики в России слои передовых и сознательных рабочих».

Предельная ясность. Захватившие власть опирались на явное меньшинство, на одураченных рабочих, которых называли сознательными. Но ведь и эта небольшая часть сознательных рабочих могла одуматься через месяц другой. Да кажется уже и одумывались. Вот воззвание Петроградского исполкома от 5 января 1918 года «Ко всему населению Петрограда»: «Враги народа, контрреволюционеры и саботажники распространяют слухи о том, что в день 5 января революционные рабочие [?] и солдаты расстреливали мирные демонстрации рабочих.

Делается это с одной целью: посеять смуту и тревогу в рядах трудовых масс, вызвать их на эксцессы и под шумок произвести те покушения на вождей революции, которыми они давно грозятся.

Уже установлено, что имели место провокационные выстрелы в рабочих, солдат и матросов, охранявших порядок в столице.

Исполнительным Комитетом Петроградского Совета Рабочих Солдатских Депутатов предпринято самое строгое расследование событий 5 января. Все виновные в пролитии крови рабочих и солдат, где таковые имеются, будут привлечены к ответственности».

Значит, были, были такие события.

Более четкие сведения находим у А. Солженицина:

«Расстреливали из пулеметов рабочие толпы на заводских дворах, которые требовали выбора независимых фабрично-заводских комитетов. Я напомню — это был март восемнадцатого года. Сейчас уже редко кто может восстановить в памяти: и подавление Петроградской забастовки рабочих в 1921 году и Колпинский расстрел двадцать первого года».>

«Нужен крестовый поход рабочих против дезорганизаторов и против укрывателей хлеба».

Значит, регулярной армии уже мало? Наряду с армией были брошены продотряды, составленные из рабочих Москвы и Петрограда. Не в том могло быть дело, что одной армии мало, а в том, чтобы вот именно столкнуть рабочих и крестьян. Это более вероятно. Надо представить себе все это, как приходят к рабочим агитаторы в кожанных куртках и внушают им, что голодают рабочие (и их семьи, детишки) исключительно по вине крестьян прячущих хлеб. Какой ненавистью разгораются сердца рабочих. С какой яростью идут они в продотряды, чтобы насильно отнимать хлеб (а там тоже детишки), и какую ненависть со стороны крестьян вызывали эти насильственные действия.

«Каждая фабрика дает по одному человеку на каждые двадцать пять рабочих: запись изъявивших желание поступить в продовольственную армию производится фабрично-заводским комитетом, который составляет поименный список мобилизованных в двух экземплярах…

Реквезиция хлеба у кулаков — не грабеж, а революционный долг перед рабоче-крестьянскими [?] массами, борющимися за социализм».

«Сознательным отрядам СНК будет оказывать самую широкую помощь как деньгами, так и оружием».

Измученные инспирированным голодом и науськанные на мужиков, рабочие действовали с озверением, вызывающим встречное озверение. Не отставали и проинструктированные соответствующим образом отряды красноармейцев, преимущественно латышских стрелков.

«Мы знаем, что хлеб есть даже в губерниях, окружающих центр. И этот хлеб нужно взять. Отряды красноармейцев уходят из центра с самыми лучшими стремлениями [?], но иногда, прибыв на места, они поддаются соблазну грабежа и пьянства».

Это отряды-то красноармейцев? Регулярные воинские части с комиссарами во главе? По-видимому, на пьянство надо было свалить те дикие зверства, которые совершали продотряды тогда в деревне. Дальше, не отказываясь от этого зверства и так и называя его своим именем, Владимир Ильич пытается оправдать его в глазах общественного мнения:

«В этом виновата четырехлетняя бойня, которая посадила людей в окопы и заставила их, озверев, избивать друг друга. Озверение это наблюдается во всех странах. [?] Пройдут годы пока люди перестанут быть зверями и примут человеческий образ».

Но жутью на меня повеяло даже не от этих слов об очевидных зверствах, которые нельзя было не признать даже вождю, а от одного ленинского пунктика из «Тезисов по текущему моменту». Это пунктик одиннадцатый.

«В случае, если признаки разложения отрядов будут угрожающе частые, возвращать, то есть сменять „заболевшие“ отряды через месяц на место, откуда они будут отправлены для отчета и „лечения“».

Понимаете ли вы, мой читатель, что не каждое русское сердце могло все же выдержать, глядя на бесчинства и кровавые зверства, которые прокатились тогда по деревням всей России. Видимо, некоторые люди в продотрядах проникались сочувствием к ограбленным и обрекаемым на голод крестьянам. Отряды, в которых заводились такие люди, и считались «заболевшими». И отправлялись откуда были посланы, «для отчета и лечения». Нетрудно догадаться о методах лечения и о лекарствах, которые их ждали.

Теперь остается сказать главное о продовольственной диктатуре а именно сказать о том, на кого она распространялась. Владимир Ильич все время апеллирует понятиями «кулаки», «деревенская буржуазия», но в одном месте он все же проговорился и таким образом поставил все точки над «i». Речь пойдет о русском крестьянине, которому никто никогда не отказывал ни в уме, ни в смекалке, ни в живости характера, ни в чувстве собственного достоинства. Это о нем говорил аристократ Пушкин: «Посмотрите на русских крестьян, разве они похожи на рабов?» Это о русской крестьянке говорит Некрасов: «Есть женщины в русских селеньях… Посмотрит — рублем подарит… Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Какие же слова нашел о русском крестьянине великий вождь всех трудящихся? Нам важно сейчас и это, но главным образом то, что Владимир Ильич откровенно наконец-то, единственный раз проговорился, против кого была направлена диктатура. Никаких кулаков, никакой деревенской буржуазии, все четко и ясно названо своим именем.???

«Легко сказать: хлебная монополия, но надо подумать о том, что все это значит. Это значит, что ни один пуд хлеба, который не надобен хозяйству крестьянина, не надобен для поддержания его семьи и скота, не надобен для посева, — что всякий лишний пуд хлеба должен отбираться в руки государства. Надо, чтобы каждый лишний пуд хлеба был найден и привезен. Откуда взять крестьянину сознание, которого сотни лет отупляли которого грабили, заколачивали до тупоумия помещики и капиталисты, не давая ему никогда наесться досыта, - откуда ему взять сознание того, что такое хлебная монополия; Откуда может взяться у десятков миллионов людей, которых до сих пор питало государство только угнетением, только насилием, только чиновничьим разбоем и грабежом, откуда взять понятие того, что такое рабоче-крестьянская власть, что хлеб, который является избыточным и не перешедшим в руки государства, если он остается в руках владельца, так тот, кто его удерживает, — разбойник, эксплуататор, виновник мучительного голода рабочих Питера и Москвы? Откуда ему знать, когда его до сих пор держали в невежестве, когда в деревне его дело было только продавать хлеб, откуда было ему взять это сознание?!

…Если вы будете называть трудовым крестьянином того, кто сотни пудов хлеба собрал своим трудом и даже без всякого наемного труда, а теперь видит, что может быть, что если он будет держать эти сотни пудов, то он может продать их не по шесть рублей, а дороже, такой крестьянин превращается в эксплуататора, хуже разбойника».

Вот теперь все по-ленински ясно. Все крестьяне, которые трудом вырастили хлеб и хотели его продавать, а не отдавать бесплатно, — все они разбойники. Не те разбойники, оказывается, кто с оружием в руках пришел в деревню отнимать хлеб, а те разбойники, кто не хочет его бесплатно отдать.

Но самое страшное во всей этой истории то, что продовольственная диктатура, как бы жестока и бесчеловечна она ни была, все же не являлась самоцелью, но являлась лишь изощренным средством к более обширным целям держать в руках весь хлеб и распределять его по своему усмотрению.

«Потому, что распределяя его, мы будем господствовать над всеми областями труда».

Точнее и короче, чем это сказал Ленин, сказать ничего нельзя.

И вот я думаю, ради чего, ради каких конечных целей, ради каких конечных звеньев, если размотать всю цепочку, это все делалось? Большевики завоевали Россию. Сошлемся опять на Ленина.

«Большевикам удалось сравнительно чрезвычайно легко решить задачу завоевания власти как в столице, так и в главных промышленных центрах России. Но в провинции, в отдаленных от центра местах советской власти пришлось выдержать сопротивление, принимавшее военные формы и только теперь, по истечении более чем четырех месяцев со времени октябрьской революции приходящие к концу. В настоящее время задача преодоления и подавления сопротивления в России окончена в своих главных чертах. РОССИЯ ЗАВОЕВАНА БОЛЬШЕВИКАМИ».

Когда одна страна завоевывает другую, когда и Российская империя завоевывала Среднюю Азию, как там ее не осуждай, ясна была цель которой не скрывали и сами завоеватели. Многие манифесты (или какие там воззвания) так и начинались: «Стремясь к дальнейшему расширению пределов Российской империи…».

Итак, когда одна страна завоевывает другую и устанавливает там жестокий оккупационный режим, дабы подавить сопротивление населения и удержать эту завоеванную страну под своей властью, там преследуется хоть и неблаговидная, но понятная цель: присоединить к метрополии завоеванную страну.

Но вот Россию завоевала группа, кучка людей. Эти люди тотчас ввели в стране жесточайший оккупационный режим, какого ни в какие века не знала история человечества. Этот режим они ввели, чтобы удержаться у власти. Подавлять все и вся и удержаться у власти. Они видели, что практически все население против них, кроме узкого слоя «передовых» рабочих, то есть нескольких десятых населения России, и все же давили, резали, стреляли, морили голодом, насильничали как могли, чтобы удержать эту страну в своих руках. Зачем? Ради чего? С какой целью? Ради того, чтобы осуществить в завоеванной стране свои политические принципы. Всеобщий учет и контроль производимых продуктов, государственную монополию на все виды товаров и их распределение по своему усмотрению. И это было бы полбеды. Но из углубленного прочтения Ленина узнаем, что эти учет и распределение в свою очередь являются средством, а не целью. Средством к тому, чтобы осуществить всеобщую трудовую повинность в стране, то есть заставить людей принудительно трудиться, заставить их подчиняться воле одного человека руководителя, диктатора, то есть средством к тому, чтобы все население страны превратить в единый послушный механизм.

«Организация учета, превращение всего государственного механизма в единую крупную машину, в хозяйственную организацию, работающую так, чтобы сотни миллионов людей руководствовались одним планом, — вот та гигантская организационная задача, которая легла на наши плечи».

Но тогда возникает вопрос — зачем? Хорошо, допустим, что у Ленина это объяснено.

«Если мы взяли все дело в руки одной большевистской партии, то мы брали его на себя, будучи убеждены, что революция зреет во всех странах и в конце концов, какие бы трудности мы не переживали, какие бы поражения нам не были бы суждены, всемирная социалистическая революция придет».

«Наша отсталость двинула нас вперед, и мы погибнем, если не сумеем удержаться до тех пор, пока мы не встретим мощную поддержку со стороны восставших рабочих других стран».

«А пока там на западе революция зреет, хотя она зреет теперь быстрее, чем вчера, наша задача только такая: мы, являющиеся отрядом, оказавшимся впереди, вопреки нашей слабости должны делать все, всякий шанс использовать, чтобы удержаться на завоеванных позициях, остаться на своем посту как социалистическому отряду, отколовшемуся в силу событий от рядов социалистической армии и вынужденному пережидать, пока социалистическая революция в других странах подойдет на помощь».

«Мы не знаем, никто не знает, может быть, — это вполне возможно — она победит через несколько недель, даже через несколько дней, и когда она начнется, нас не будут мучить наши сомнения, не будет вопросов о революционной войне, а будет одно сплошное триумфальное шествие».

Итак, допустим, что с недели на неделю ждали мировую революцию и тогда надеялись триумфальным шествием пройти по всему миру, хотя это предположение говорит больше не о гениальности, а о слепоте и фанатизме. Но опять возникает вопрос: ради чего, зачем и что принести всем народам? Да то же самое: всеобщий учет, контроль за распределением продуктов. Всеобщую трудовую повинность. Подчинение миллионов (а тогда уже миллиардов бы) людей единому плану, единой воле, единому руководителю с диктаторскими полномочиями. Зачем? Ради чего? Зачем живых, инициативных, самодеятельных людей превращать в единый, послушный, но зато безмозглый государственный механизм, весь подчиняющийся нажатию одной кнопки?

Допустим, что — банальная идея мирового господства, осуществленная не путем походов Юлия Цезаря, Александра Македонского или Наполеона, но путем хитрой отмычки так называемой классовой борьбы и натравливания в каждой стране одной части населения на другую. («Речь идет не о нашей борьбе с войском, а о борьбе одной части войска с другой». Ленин) Допустим, что банальная идея мирового господства. Но для кого? Чье господство? Желание римского императора господствовать над миром чудовищно, но понятно так же, как любой другой могущественной нации. Но здесь то чье господство? Неужели только свое? Или своей группы? Но ведь остается пятьшесть лет жизни… Ну пусть Сталин потом господствовал тридцать лет, но все равно, неужели ради этого надо потрошить народы, истреблять физически лучшую часть каждого народа, морить его голодом, держать в тюрьмах и лагерях, загонять в колхозы, лишив земли, лишив заинтересованности в труде, не говоря уже о поэзии труда, о его радостях, хотя и сопряженных с тяжестью. Труд есть труд. Всякий труд тяжек и связан с потом. Но все же, когда он — трудовая повинность, oн тяжек стократ.

А еще удивляюсь, как им, если бы даже и с благими (как им, может, казалось) целями, как им не жалко было пускать на распыл, а фактически убить или сожрать на перепутье к своим высоким всемирным целям такую страну, какой была Россия, и такой народ, каким был русский народ? Может быть, и можно потом восстановить храмы и дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опустошенных выеденных недрах, но невозможно восстановить уничтоженный генетический фонд народа, который еще только приходил в движение, только еще начинал раскрывать свои резервы, только еще расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда ушедшего в хлюпающие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших по выбору, по генетическому именно отбору россиян. Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми растениями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать, потому что они не прорастут и не вырастут никогда, они погублены даже и не в зародышах, а в поколениях, которые еще только предшествовали им. Нo вот не будут предшествовать, ибо убиты, расстреляны, уморены голодом, закопаны в землю.

Гены уходят в землю, и через два-три десятилетия не рождаются и не формируются новые Толстые, Мусоргские, Пушкины, Гоголи, Тургеневы, Аксаковы, Крыловы, Тютчевы, Феты, Пироговы, Некрасовы, Бородины, Римские-Корсаковы, Гумилевы, Цветаевы, Рахманиновы, Неждановы, Вернадские, Суриковы, Третьяковы, Нахимовы, Яблочкины, Тимирязевы, Докучаевы, Поленовы, Лобачевские, Станиславские, и десятки и сотни им подобных. Списки можете продолжать сами…

Простое порабощение лишает народ цветения, полнокровного роста и духовной жизни в настоящее время. Геноцид, особенно такой тотальный, какой проводился в течение целых десятилетий в России, лишает народ цветения, полнокровной жизни и духовного роста в будущем, а особенно в отдаленном. Генетический урон невосполним, и это есть самое печальное последствие того явления, которое мы, захлебываясь от восторга, именуем Великой Октябрьской Социалистической революцией.

 

 


Метки:  

просто еще раз послушать( в комментах есть текст) -pentatonix

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 02:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Талантливые ребята

https://youtu.be/LRP8d7hhpoQPentatonix (сокращенно PTX) — американская а капелла группа родом из Арлингтона, штат Техас, состоящая из пяти вокалистов: Скотта Хоинга, Митча Грасси, Кирстин Малдонадо, Ави Каплана и битбоксера Кевина Олушола.

 

Pentatonix не имеет конкретного музыкального направления, так как получает влияние от различных направлений, таких как поп-музыка, дабстеп, электро, регги, хип-хоп и других. Pentatonix делает кавер-версии на песни популярных исполнителей, а также создаёт свои песни.

Предлагаем вам насладиться «Hallelujah» в исполнении этих талантливых ребят!

Источник


Метки:  

старая история, оказавшаяся, возможно, правдивой

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 01:50 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Предсказания из 3906 года

 

 

/pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/02/3906-520x245.jpg" target="_blank">http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/02/3906-520x245.jpg 520w" width="720" />
 

 

Пророчества некоего Пауля Амадеуса Динаха, впавшего в 1921 году в однолетний летаргический сон и перенесшегося душой в тело некоего Андреаса Нортэма, живущего в 3906 году, не являются розыгрышем.
Читать далее...

Метки:  

Кашель не даёт сердцу остановиться!

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 00:28 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Вот как выжить, если у вас сердечный приступ, и вы в квартире одни

 

 

http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2016/11/serdechn_pristup_av-300x142.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2016/11/serdechn_pristup_av-520x245.jpg 520w" width="720" />
 

 

Самое страшное, что может случиться с любым «сердечником» — остаться в одиночестве в момент смертельно опасного приступа.

 

Потому что обычно у больного есть всего 10 секунд после того, как он обнаружил, что с «сердцем что-то не так» и до того, как он рухнет на пол без сознания.

Но, как говорится, зарекаться ни от чего нельзя, поэтому лучше заранее подготовить себя к такому сценарию.

Итак, что же делать, если перед глазами резко «поплыло», а стуки сердца стали необычными? Начать сильно и громко кашлять!

Чем чаще и чем сильнее, тем лучше. Каждый раз перед тем, как кашлянуть, делайте максимально глубокий вдох. А потом кашляйте так сильно и долго, как будто отплевываете глубоко засевшую в легких мокроту.

 

В идеале все делать так, чтобы кашлять вы могли раз в 2 секунды, без остановок — вплоть до тех пор, пока сердечный ритм вновь не придет в норму или в комнате не появится кто-то, кто может вызвать скорую.

Как это все работает?

Ну, во-первых, глубокий вдох позволяет кислороду глубже проникать в легкие и быстрее разноситься по телу. Это важно при сердечной недостаточности.

Во-вторых, каждый раз, когда вы кашляете, происходит своего рода искусственный массаж сердца, стимулирующий его и мешающий ему остановиться.

Естественно, саму проблему таким образом решить нельзя. Поэтому если после этих процедур вам полегчало, надо тут же звонить в больницу. Вы выиграли время, чтобы до нее попасть!

Кардиологи говорят, что если поделиться этой информацией с 10 людьми, как минимум одному из них вы таким образом спасете жизнь. Поделитесь!

Источник


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

что может сделать непредвзятый подход...

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 00:16 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мужчина купил старый цементный завод, и посмотрите во что он его превратил!

 

 

http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_av-300x141.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_av-520x245.jpg 520w" width="720" />
 

 

В1973 году Рикардо Бофилл наткнулся на недействующий цементный завод. Он находился недалеко от Барселоны и имел довольно смущающий вид: здание завода было в полуразрушенном состоянии, на территории были оставлены машины еще со времен Первой мировой войны. Сегодня, спустя почти 45 лет завод был полностью преобразился в захватывающий воображение дом.cement-factory_1http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_1-300x174.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_1-588x340.jpg 588w" width="688" />

 

Ремонтный работы, которые проводил Рикардо вместе с командой обошлись в круглую сумму. Но результат оправдал ожидания. После частичной деконструкции архитектор приступил к работе над фасадом, который покрыл растительностью, а площадки завода преобразовал в современные комнаты.cement-factory_2http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_2-300x240.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_2-425x340.jpg 425w" width="688" />cement-factory_3http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_3-300x291.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_3-350x340.jpg 350w" width="688" />cement-factory_4http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_4-236x300.jpg 236w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_4-267x340.jpg 267w" width="688" />

Почти всю территорию завода покрыли растительностью, которая в летние дни отбрасывает спасительную тень.cement-factory_5http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_5-300x295.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_5-346x340.jpg 346w" width="688" />

Одно из помещений было переоборудовано в комнату для совещаний.cement-factory_6http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_6-300x205.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_6-498x340.jpg 498w" width="688" />cement-factory_7http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_7-150x150.jpg 150w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_7-300x298.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_7-160x160.jpg 160w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_7-342x340.jpg 342w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_7-200x200.jpg 200w" width="688" />

 

Дизайнеры работали над каждой комнатой в отдельности, так что интерьер спален, гостиной, ванных комнат не оставит равнодушным даже знатоков.cement-factory_8http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_8-300x201.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_8-507x340.jpg 507w" width="688" />

В своем блоге Рикардо пишет»У меня сложилось впечатление будто моя жизнь … замкнутая Вселенная, которая защищает меня от внешней стороны и повседневной суеты».cement-factory_9http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_9-300x202.jpg 300w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_9-504x340.jpg 504w" width="688" />

Здесь моя жизнь идет в непрерывной последовательности, и между работой и досугом обычно мало разницы. Что бы и не делал в своем доме, я отдыхаю.cement-factory_10http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_10-214x300.jpg 214w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_10-242x340.jpg 242w" width="688" />

В доме можно найти рояль, библиотеку, большой сад. Есть рабочий кабинет, оформленный в стиле минимализма. Огромные трубы, которые, казалось бы должны были портить общее представление о доме, были вписаны в интерьер так незаметно, что без них кажется пространство будет пустым.cement-factory_11http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_11-225x300.jpg 225w, http://pixel.in.ua/wp-content/uploads/2017/03/cement-factory_11-255x340.jpg 255w" width="688" />

La Fábrica — огромное по своим габаритом здание. И работы над многими помещениями продолжаются и сегодня. Для Рикардо приобретение этого завода стало главным решением в жизни. И по словам самого Рикардо, ни одно из его решений не оправдало надежды так, как этот дом.

Источник


Метки:  

И забавно, и утешительно(см. второй текст)

Четверг, 27 Июля 2017 г. 01:43 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Немного фактов из мира генетики

 
1. Интеллект не передается от отца к сыну. То есть, если вы гений, то ваш сын 100% не унаследует ваших генов. 
2. Идиотизм не передается от отца к сыну. Если вы законченный кретин, то ваш сын не будет таким же идиотом как вы (с чем вас и поздравляем).
Читать далее...

Метки:  

Уникальный плакат... наш позор.

Среда, 26 Июля 2017 г. 05:18 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Этот советский плакат был тщательно изъят из всех архивов. Кукрыниксы, 1940 г.


 


Метки:  

Замечательные картинки Инге Лоок и стихи про блаженство по разным поводам

Вторник, 25 Июля 2017 г. 03:22 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ИННА БРОНШТЕЙН.АВТОРСКИЕ СТИХИ НА РИСУНКИ ФИНСКОЙ ХУДОЖНИЦЫ INGE LООK.

 

 

Гениями не только рождаются! Гениями становятся!!!
 

Поэт,  пенсионер и гений!!!
Инна Бронштейн...


e699314ccc7c (603x370, 70Kb)


fbe126f3677c (600x472, 70Kb)


2f14cd45e66a (490x700, 133Kb)


3a0b8bed27b2 (493x700, 87Kb)


3c30c2cff6b1 (500x700, 107Kb)


9aa094dead12 (484x700, 77Kb)


4387736_10e0c01583e6 (600x619, 98Kb)


35ce182f35ae (534x700, 148Kb)


62aa2c3fd71e (600x403, 61Kb)


139ac779c8f9 (500x700, 129Kb)


167d25e269b6 (485x700, 119Kb)


325a392a6f81 (495x700, 93Kb)


5668ac34ff8f (494x700, 116Kb)


6659ba9635fc (487x700, 120Kb)


72843fb6f3ca (509x700, 103Kb)


a2250e5b79ba (600x452, 84Kb)


b3e64b074bf8 (600x416, 59Kb)


b91004602ddb (489x700, 104Kb)


bb6a148bd15d (517x700, 113Kb)


c31d9c212694 (487x700, 145Kb)


d3fb64758a78 (503x700, 142Kb)


e465db27b096 (600x458, 68Kb)


eed526cfb9ae (489x700, 139Kb)

 

А вы говорите, что гением надо родиться...

 

4387736_1_1 (525x32, 5Kb)


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Из воспоминаний Исаака Шварца : незабвенный Окуджава

Понедельник, 24 Июля 2017 г. 03:51 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Исаак Шварц. «Мы были как братья»

 

12.06.2017
 
Композитор Исаак Иосифович Шварц (1923-2009) был автором музыки к 120 популярным советским фильмам, среди которых «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Соломенная шляпка, а еще к 35 театральным постановкам и автором множества известных романсов. На протяжении многих лет его связывала с поэтом Булатом Окуджавой не только совместная работа, но и огромная творческая и человеческая дружба. «Избранное» публикует воспоминания Исаака Шварца об этом уникальном творческом союзе. 

…музыкант, соорудивший из души моей костер.

А душа, уж это точно, ежели обожжена,

 

справедливей, милосерднее и праведней она.

Б. Окуджава. «Музыкант»


Об Окуджаве я мог бы говорить много, потому что нас связывала большая, долгая дружба, а мог бы сказать в двух словах: это был настоящий, великий поэт и замечательный человек. Булат был мне как брат и часто звонил мне не только из Москвы, но и из Парижа, когда туда уезжал, звонил, чтобы передать привет от наших общих знакомых, просто сказать несколько слов… Я часто вспоминаю его строки: «Чем дольше живем мы, тем годы короче, / Тем слаще друзей голоса».


 

Сначала я познакомился с его песнями. Мне трудно вспомнить, но, кажется, это был 1959 год. По соседству со мной в Ленинграде, на улице Савушкина жил мой друг, режиссер Владимир Яковлевич Венгеров. Он поставил фильмы «Кортик», «Два капитана». Я тогда начал с ним сотрудничать, написал музыку к фильму «Балтийское небо». У него в доме собирался своего рода литературный салон. Там бывали теперь известные, а тогда еще очень молодые кинорежиссеры Алексей Герман, Григорий Аронов, сценаристы, поэты, прозаики. Среди них были и те, кто потом вынужден был эмигрировать: Саша Галич, Вика Некрасов. И вот однажды вечером звонит мне Володя и просит приехать: «Я хочу тебе что-то показать». Было уже довольно поздно, и я без особой охоты собрался, но все же пошел. Мне поставили на стареньком магнитофоне пленку, на которой некто хрипловатым голосом, под аккомпанемент расстроенной гитары напевал песенки. Вся семья Венгеровых собралась вокруг магнитофона в большом волнении – от них только что ушел этот человек, которого они записали на пленку. Им хотелось услышать мое профессиональное мнение. Это были песни Булата – «Шарик», другие самые первые его песни. Они поразили меня оригинальностью и своеобразием, сочетанием простоты и яркой метафоричности. Свежестью. Так было еще в самых ранних его вещах: слова песен могли существовать – и существовали потом как афоризмы: маленькие философские эссе, с глубоким смыслом.


А время было – глухое. Оно вошло в историю под невинным названием «застой». На самом деле это была самая настоящая густопсовая реакция, когда душилось всякое свободное слово, когда преследовалась всякая свободная мысль. 


Век хрущевских качелей… Сталина только что вынесли из мавзолея, и вроде что-то забрезжило, и вроде легче стало дышать, и знаменитые вечера поэзии проходили в Политехническом, и дискуссии разные разрешены… Вот тут и появились песни Булата. Чрезвычайно лиричные, но как бы… двусмысленные. Со скрытым смыслом или даже смыслами.

Простые? Да, но это была высокая простота. И еще я сразу же отметил прекрасный мелодизм этих песен, органичный сплав слова, стиха и музыки. Позже в одном из интервью Булат сказал, что какое-то время композиторы терпеть его не могли и успокоились только, когда выяснилось, что он не композитор и им не помеха, и лишь Шварц, дескать, увидел в его исполнительстве некий новый жанр, в котором нельзя расчленить на составные части музыку и слова. Действительно, я воспринял это как-то сразу и целиком и, помню, сказал тогда Венгерову, что это своеобразное и интересное явление в искусстве.

С легкой руки Венгерова песни Булата стали распространяться среди ленинградской интеллигенции, сначала по линии киношников, которые, приходя в дом Венгерова, эти песни переписывали, потом в театральных кругах. Его песни зазвучали в доме Товстоногова. Да, действительно, композиторы к ним проявляли меньший интерес, потому что это народ такой… консервативный. Я не припомню ни одного ленинградского композитора, который тогда, в конце 50-х – начале 60-х, интересовался бы и знал творчество Окуджавы. А вот в ленинградском ВТО у него вечера проходили. Туда приходили мой большой друг, выдающийся режиссер Николай Павлович Акимов, ведущие артисты театров. Булат становился очень известным человеком. «Широко известным в узких кругах» – так это можно назвать. Но постепенно круги эти расширялись. Шли волны, по которым распространялась его популярность. И вроде ничего «криминального» не было в его песнях и выступлениях. Никакой «антисоветчины». Он никогда не высказывался в своих стихах так, как это делал, к примеру, Саша Галич. А тот уже тогда отличался резкостью. Я бы даже сказал: «антисоветской» направленностью своих стихов – про «сталинских соколов», девушку-милиционера… Интересны были песни молодого тогда Гены Шпаликова, известного своим сценарием фильма «Я шагаю по Москве». И вот в такой среде начинали боготворить Булата. Его песни проникали в души и расправляли их. Думаю, уже тогда наши доблестные органы, бдящие, так сказать, за нашей нравственностью, заинтересовались Булатом.

А вскоре у нас с Булатом произошло и очное знакомство. Он меня буквально покорил: у него был безупречный вкус во всем, что он делал. А в общении он был очень прост, даже как будто застенчив. Сутулился… Как и я, не носил никогда галстуков. Ходил всегда в какой-то скромной, непритязательной одежде. Но этот тихий, немногословный, мягкий внешне человек, как потом выяснилось, мог быть очень твердым. Но – никакого пижонизма в поведении. Тот же Саша Галич, например, как бы отличался апломбом: барственный красавец, представитель «золотой» московской молодежи. А Булат – нет. И даже когда слава его уже росла снежным комом и стала не только российской, а мировой, он не менялся ни в поведении, ни в характере. Когда он приезжал ко мне, никаких особенных застолий не было. Что он любил есть? Ел всё, что только стояло на столе. У меня тогда была домработница, которая не отличалась большим искусством кухневарения, Марья Кирилловна. Нет, он любил вкусно поесть, любил… К вину относился спокойно…


 

Нас связывала общность судеб: мы оба потеряли отцов – их расстреляли. Но у него это произошло более жестоко. Я недавно перечитывал в журнале «Вопросы истории» материалы печально знаменитого февральско-мартовского 37-го года пленума: там часто вспоминаются имена братьев Окуджава – это были братья его отца, занимавшие видные посты в партии и приговоренные уже Сталиным. Их всех потом расстреляли… Когда арестовали отца, а потом и мать, Ашхен Степановну, Булату было тринадцать лет, он на год младше меня. Когда умирает человек, – это страшная трагедия, но это природа и с этим так или иначе свыкаешься. Но когда искусственно отторгают от тебя отца…

Конечно, мы уже тогда что-то понимали и мучились страшно. Тем более доходили глухие слухи о пытках. Позднее узнали, что моему отцу не давали спать, 72 часа подряд он стоял – пытка бессонницей. Его не били, но к концу третьих суток он нам сказал при свидании (еще свидания давали!), что был момент, когда он подписал бы что угодно. Разница была у нас с Булатом лишь в том, что его отца арестовали в феврале 37-го года, а моего – в конце 36-го (каждый год я эту дату вспоминаю – 9 декабря 1936-го) и сослали с такой формулировкой: «без права переписки». Миллионы людей – миллионы! – потом просто пропали без вести с этой формулировкой, без суда и следствия. Вернее, суд был и дал моему отцу пять лет, но потом его расстреляли. Знаменитые гаранинские расстрелы – был такой Гаранин, почетный энкавэдэшник, который самолично, из своего пистолета, расстреливал каждого десятого, каждого двадцатого…

О гибели отца я узнал значительно позже. А мою мать вместе со мной и сестрой сослали в Среднюю Азию. Дали нам три дня на сборы… Надо вам сказать, это была вторая большая волна высылки из Петербурга. Дело в том, что Петербург – один из самых несчастных городов, наиболее пострадавший от большевиков. Потому что, начиная с 17-го, начались просто расстрелы – дворян, людей духовного звания, интеллигенции, монахов, высылки. Тогда только образовался печально знаменитый Соловецкий лагерь, который в основном рекрутировался из населения Петербурга… Крупные писатели, ученые, поэты, священники, не говоря уже об офицерстве. Кто хоть чуть-чуть был причастен к старому режиму, редко выживал…

Самая крупная волна высылок началась, когда убили Кирова, – в декабре 34-го. Да, это было начало большого террора – у нас, например, полдома мужчин было арестовано. Я говорю о Ленинграде и хочу, чтобы это попало в книгу, потому что, хоть это и отступление от темы, но это та эпоха, в которой мы с Окуджавой взрослели, это то, что нас сближало, – общая боль, судьба…


К сожалению, теперь чем дальше, тем больше стараются о страшных преступлениях режима забыть. Но сказал же кто-то из великих: кто забывает свое прошлое, обречен пережить его снова. Этого забывать нельзя. 


И мы с Булатом были из тех, кто не забывал, откуда мы родом… Нет, мы не были активными противниками строя, не были антисоветчиками. Мы были патриотами своей страны, своей истории. Еще чуть-чуть, наверное, и мы могли бы стать диссидентами. Во всяком случае мы им очень сочувствовали… Поэтому всю литературу, которая тогда начала выходить в самиздате, мы читали, знали и через гул глушилок слушали «радиоголоса» из-за рубежа…

Конечно, там тоже была своя пропаганда, но хуже того, что мы видели здесь, ничего быть не могло. Мы это хорошо знали, работая, так сказать, на идеологическом фронте – имея дело с кино. Мы же оба помнили, каким диким, совершенно идиотским преследованиям подвергалось малейшее слово. Это называлось: «аллюзия». Среди киношников гуляла такая шутка. Картина ведь проходила несколько инстанций, ее резали, снова возвращали… Обком партии не был последней инстанцией, после него везли в Москву. Так вот шутка: собирается Комитет по делам искусств, смотрят кино, и главный редактор говорит: «Зачем у вас так долго облака плывут, переходите сразу на действие». Режиссер: «Нет, мне это нужно для создания настроения». Ему: «Зачем вам настроение? Зритель смотрит на эти облака и думает: „А наш Брежнев – говно“. Ну да, чтобы человек ни о чем не думал. Вот такая атмосфера была. Да, все были „за“, и каждый в отдельности – против. Вот что нас связывало.

А период оттепели быстро кончился. Хрущев ведь был человек очень вспыльчивый. Когда ему показали выставку новой живописи, он почему-то всех художников назвал педерастами. Больше всех тогда пострадали Эрнст Неизвестный и Женя Евтушенко. Снова начали сажать. Первым судилищем, потрясшим нас, был процесс Синявского – Даниэля, когда писателей осудили за то, что они пишут. Мгновенно всё это отражалось на кинематографе. 


А Булат Окуджава пел свои тихие песенки – про троллейбус, про одиночество, про Арбат… Он пел эти песни, и в них звучала ностальгия по свободе. Всё его творчество заставляло человека задуматься. Не то что опусы наших официальных стихоплетов. У Булата социальный момент был очень силен, но облекался, повторюсь, в безукоризненную художественную форму.


Сейчас, слава богу, времена другие, возврата к прошлому уже не будет. Хотя рабская психология на генетическом уровне осталась. Достаточно чуть-чуть, чтобы люди снова распластались.

А еще была наша общая материальная неустроенность. Каждый из нас боролся с этим на своем участке. Булат еще до нашего знакомства учительствовал, вообще жил очень тяжело… У него есть рассказ, посвященный времени его ранней юности, – «Девушка моей мечты». О том, как возвращается из ссылки его мама, Ашхен Степановна, и они идут смотреть это кино – «Девушка моей мечты»… Потрясающий по силе рассказ!

Часто нас спрашивают, как мы вместе работали. Булат хоть и называл меня привередой и говорил, что я придираюсь к стихам и капризничаю, но работали мы с ним всегда легко. Это были счастливые времена, счастливое содружество. Оно принесло много радости и утешения и нам самим, и нашим слушателям.

Всего я написал на стихи Окуджавы свыше 30 песен. Одна из них получила премию «Золотой билет». Проводили такой зрительский конкурс, и колоссальное число голосов получила наша песня из фильма «Белое солнце пустыни»: «Ваше благородие, госпожа разлука…» Ее знают, поют – ее считают народной! А были еще очень быстро ставшие популярными песни к фильмам «Звезда пленительного счастья», «Соломенная шляпка», «Женя, Женечка и „катюша“».

«Женя, Женечка…» – первый фильм, где мы работали вместе. И надо сказать, для меня это было испытанием. Я волновался, потому что Булат сам был замечательным мелодистом и у него это очень слитно было – музыка и слова. Поэтому мне уж никак нельзя было сфальшивить. Делал фильм Владимир Мотыль. Я пришел смотреть материал. Мне все говорили: что ты такое идешь смотреть, это же гиблое дело! А я, надо сказать, литературно «подкован» еще со времен ссылки, где встречался с выдающимися людьми и получил отличное литературное воспитание. Поэтому, когда я посмотрел (главного героя играл незабвенный Олег Даль, а героиню, Женечку, – Галя Фигловская, прекрасная актриса, к сожалению, рано она умерла), то понял, что это может быть великолепный фильм. И не комедия, а драма. Сюжет – москвич, маменькин сынок, попадает на фронт, полон каких-то иллюзий… И музыка нужна драматичная. Это одна из первых наших удачных песен – «Капли датского короля». Я написал песенку, которая поначалу поется очень бодро, а в конце она очень грустная. Ведь я прежде всего композитор серьезного жанра.

Следующая песня наша была моя самая любимая, опять с тем же режиссером. У нас получилось счастливое трио: Окуджава, Мотыль и я. Это была песня из киноленты «Звезда пленительного счастья». Знаменитая пара: Анненкова играл Костолевский, Гебль – польская актриса Эва Шикульска, и это был блеск. Эта песня стала одной из любимых песен молодежи в течение десятилетий, я подчеркиваю это обстоятельство – это важно. Потому что песня вообще-то – однодневка: забывается, уходит… О том, что сейчас делается в области песни, можете судить сами: каждая является как бы скверным продолжением другой, ни одной мелодии вы не запомните, как ни старайтесь. Тексты какие-то идиотские… И певица должна быть до предела обнажена, и все вокруг почему-то тоже. 


Есть композиторы, которые нашли себя в этом так называемом шоу-бизнесе… А в песнях, которые мы писали с Окуджавой, безусловно, есть что-то вечное – в словах! «Не обещайте деве юной любови вечной на земле…» Каждая человеческая душа, каждое человеческое существо, достигшее возраста, когда она начинает чувствовать что-то и хочет любить, откликается на эти слова, не может быть равнодушна. У молодых раскрываются какие-то глубоко спрятанные романтические струны. У пожилого человека это вызывает чувство ностальгии по молодости…


Тут очень важно было придумать мелодию, а, как говорят, я умею придумывать красивые, настоящие мелодии, мою музыку узнают. Один видный критик с пренебрежением, я бы сказал с академическим тухлым снобизмом, назвал меня «кинокомпозитором». Я его не обвиняю. Я горжусь этим. Хотя я пишу серьезную музыку, которая к кино никакого отношения не имеет. Благодаря кино мы многое почерпнули с Булатом. Потом у нас был целый каскад песен к фильму «Соломенная шляпка». Булат написал остроумнейшие слова, с чрезвычайно тонким ощущением стиля автора пьесы Лабиша и вообще французского песенного жанра, шансона.

Я считаю Булата великим поэтом нашего времени. Его песни, стихи будут всегда, убежден в этом. Например, после смерти Пушкина его слава не сразу поднялась на такую недосягаемую высоту, как мы ее теперь воспринимаем, – нужна была дистанция, время. Я очень горжусь тем, что за собрание романсов на стихи русских поэтов XIX–XX веков мне присудили Царскосельскую художественную премию 2000 года, и в сборнике этих романсов рядом с именами Пушкина, Фета, Полонского, Бунина по праву стоит имя моего друга Булата Окуджавы.

А писались эти песни по-разному. Одна из самых моих любимых – песня к фильму «Нас венчали не в церкви». И той пронзительностью и взлетом, которые вошли в окончательный вариант музыки, она обязана исключительно Окуджаве. Я в то время жил в Москве в доме творчества. Булат позвонил и сказал: «Я завтра уезжаю в Париж». Тогда, говорю, приезжай и послушай. Он выслушал то, что я написал, и произнес: «Хорошо», – с каким-то кислым выражением лица. А он ведь был человек очень чуткий, деликатный в отношениях с людьми. Но я чувствую: что-то не так. Поздно вечером звонит: «Ты знаешь, начало мне нравится. А вот здесь – „Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга, / не смолк бубенец под дугой… / Две вечных подруги – любовь и разлука – не ходят одна без другой“ – здесь нужен какой-то взлет, нужно ввысь увести. Я к тебе завтра утром приеду». А он на другом конце Москвы, и у него днем самолет. Да, думаю, серьезно он к этому относится. Но неужели же я не сочиню? Неужели пороха не хватит? Как-то меня этот разговор подхлестнул, я начал ходить по комнате… Когда композитор говорит, что он знает, как рождается музыка, – не верьте! Никто не знает, как это происходит. Объяснить невозможно. Приходит – и всё. Или не приходит. Ко мне в тот вечер – пришло. Утром Булат приехал, и когда я сыграл новый вариант, он меня расцеловал: вот это, сказал, то, что нужно.

А однажды я просто отказался от своей музыки – в его пользу. Очень люблю эту песню, она потом звучала в двух фильмах и на пластинке. Как сейчас помню: я сижу за роялем, наигрываю свою мелодию: «После дождичка небеса просторны…» Булат послушал и говорит: «А знаешь, я тоже придумал!» Он сел и сыграл. Я поднял обе руки – его мелодия была лучше, точнее.

Но давайте поговорим о недостатках Булата Окуджавы. Потому что ведь без недостатков людей нет. На эту тему замечательно пошутил Бальзак, который, как известно, был мастер концентрированных философских высказываний: «Худший вид недостатков – когда их нет совсем». То есть тогда уж смотри в оба. Так вот, Окуджава. В нем, конечно, сидел человек восточный. Это ни хорошо, ни плохо – просто краска такая. Эта странная смесь: отец – чистокровный грузин, мать – чистокровная армянка. Сочетание этих двух начал делало его, во-первых, очень гордым. По-восточному гордым. Он мог – умел – сказать, выслушав: «Ты порешь ерунду». В принципиальных вопросах был тверд. Булат был мудрым человеком, но вместе с тем иногда чуточку тщеславным. Например, его любовь к публичным выступлениям… Мне казалось, что это как раз тот случай, когда величайшее его достоинство незаметно переходит в недостаток. Он был, кроме всего прочего, прекрасным собеседником, рассказчиком, и в его выступлениях пение перемежалось с остроумными рассказами. Но мне казалось, что этих выступлений было слишком много, особенно в последнее время, когда он болел и силы были уже не те. Конечно, это можно объяснить: он долгое время был в загоне, под негласным запретом. Например, из фильма «Станционный смотритель» с Никитой Михалковым худсовет «Мосфильма» выстриг отснятые уже кадры, в которых молодой, обаятельный Никита поет замечательную гусарскую песенку, слова которой написал Булат: «Красотки томный взор не повредит здоровью. / Мы бредим с давних пор: любовь, любви, любовью… / Вперед, судьба моя! А нет, так Бог с тобою. / Не правда ли, друзья: судьба, судьбы, судьбою?» И последний куплет: «Он где-то ждет меня, мой главный поединок. / Не правда ли, друзья, нет жизни без поминок?» Простые слова гусарской песенки.

Но директор «Мосфильма» пришел в ярость – какой тут Окуджава рядом с Пушкиным? А эпизод уже отсняли, Никиту мобилизовали в армию и услали к черту на рога, и переснять невозможно. И вот только потому, что исполнять песню на слова Окуджавы было запрещено, пришлось постановщику фильма Сергею Соловьеву переснимать целый эпизод, где уже звучала только музыкальная тема, а песни не было в кадре, как исчез, естественно, из кадра блистательный Никита Михалков. Кстати, после просмотра части фильма Куросава предложил мне писать музыку к его фильму «Дерсу Узала», что было для меня большой честью.


Такая вот была установка: не популяризировать Окуджаву! Поэтому в перестройку, когда «открылись шлюзы», Окуджава был нарасхват – огромные залы в Париже, Берлине, частые концерты здесь, в России. Но тогда же к нему стали лезть все кому не лень – интервью сплошным потоком, и это были умные интервью, мудрые, выношенные слова, но… как бы это сказать? Начинала происходить некая девальвация его мыслей. И все эти подписи на многочисленных обращениях… Я, помню, говорил ему об этом. Думаю, он внял моим советам…


А еще – частые концерты, на которые его подвигала любимая жена Оля. Она очень толковая и умная, литературно тонко мыслящая женщина, интересный человек, с крепким характером, ей нравился его успех, и мы с ней часто входили… не то что в конфликт, но у нас были разные точки зрения на всё это. Я ей говорил прямо: «Оля, он человек больной, он же не может так часто выступать!». – «Нет, нет, пусть выступает, это для него жизнь». А я часто видел его усталым в середине выступления. Она мне: «Ты посмотри, у него такой молодой голос!..» – «Нет, говорю, голос уже немножко… усталый…» Не то чтобы она злоупотребляла этим, нет, но она слишком увлекалась. Она жила рядом и не видела некоторых чисто физических изменений…

Но его слава, конечно, стала глобальной – мировой. Он собирал огромные аудитории, на пять тысяч человек в Берлине, например… Там же русскоязычных столько не наберется – мне рассказывали: делался перевод, приходили немцы на концерты… Нет, он был действительно великим шансонье и великим поэтом.

Еще он был очень сдержанным. Это проявлялось даже в телефонных разговорах. Я, бывало, раскудахтаюсь, говорю, говорю… а он: «Ну, обнимаю», – ему уже всё понятно. Я никогда не обижался, знал, что он всё понял, все оттенки уловил. Как-то в одном из интервью Булат сказал, что если бы я не был композитором, то всё равно он любил бы меня с такой же нежностью.

Был ли Окуджава верующим? Мы никогда не обсуждали этого вопроса. Он был глубоко нравственным человеком. Мне рассказали, что московский поэт Александр Зорин назвал его вестником доверия… Я думаю, он прав: всё творчество Окуджавы ведет к вере. Хотя внешних атрибутов вы в его стихах, как и в его поведении, не встретите… Но это путь многих наших современников – они верили еще до настоящей веры. А среди наших с Булатом близких друзей сегодня немало верующих. Катя Васильева, Люба Стриженова, Ия Саввина. То же относится и к жене Окуджавы Ольге. Да, это тенденция, и тенденция закономерная. Но это очень интимный вопрос. Как и вопрос об отношении к женщинам. В общении с женщинами Булат был безупречен. Это грузинская косточка – благородство и сдержанность. Он очень хорошо понимал женскую суть, как сами дамы говорили. И вместе с тем он был простодушным – заблуждался, ошибался…

 

Потерю его я ощущаю каждый день. Пробую работать с другими поэтами. Но чувство сиротства, и человеческого и творческого, не проходит… А вот буквально накануне этой беседы я переделывал одну свою песню на его стихи. Там есть такие слова: «Дождик осенний, поплачь обо мне…» Они написаны давно, но это могло быть сказано им сегодня – о себе самом. Мистические слова. Как-то по-новому они долетели из того, нашего общего с ним времени, до меня сегодняшнего… Я хочу посвятить эту музыку его памяти, это как бы эпитафия на его могиле. А спеть ее должна или Леночка Камбурова, или Лина Мкртчян – чтобы голос пронзал, уходил ввысь… Я думаю, мы с ним не расстались, мы еще встретимся…

Из книги Я.И. Гройсмана «Встречи в зале ожидания. Воспоминания о Булате»


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

и к чему бы это...

Суббота, 22 Июля 2017 г. 06:46 + в цитатник
Это цитата сообщения Ротмистр [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В Карибском море появился ржавый корабль без команды

 

 
Пропавший в Бермудском треугольнике корабль вернулся спустя 90 лет
 
Встроенное изображение                                                1
 Кубинская береговая охрана обнаружила в Карибском море корабль, который пропал в Бермудском треугольнике почти век назад. 18 мая власти Кубы сообщили об обнаружении береговой охраной старого судна без экипажа в водах Карибского моря. По их сведениям, найденное судно является известным американским пароходом SS. «Cotopaxi», пропавшим в Бермудском треугольнике 1 декабря 1925 года.
propavshij-korabl
Кубинские власти зафиксировали появление парохода еще 16 мая. Тогда он внезапно появился к западу от Гаваны в запрещенной для навигации зоне. После продолжительных безуспешных попыток связаться с экипажем судна на его перехват были направлены три патрульных катера кубинской береговой охраны.
Приближаясь к цели, пограничники были шокированы увиденным. Судно было поржавевшим и явно очень старым. Еще больше они удивились поднявшись на борт корабля – экипажа на нем не было, и везде царило запустение. Сразу было видно, что корабль был заброшен на протяжении десятилетий.
Позже выяснилось, что обнаруженный пароход сооружен еще сто лет назад и является легендой Бермудского треугольника. Оказалось, что найденный корабль является тем самым SS. «Cotopaxi», который таинственно исчез в 1925 году.
В ходе осмотра судна на его борту был найден дневник капитана, служившего в момент исчезновения корабля в компании Clinchfield Navigation Company. Подлинность бортового журнала подтвердил эксперт из Кубы Родольфо Крус Сальвадор. Он рассказал, что бортовой журнал содержит много ценных сведений о повседневной жизни экипажа, но к сожалению, он не дал никаких подсказок в вопросе исчезновения корабля и его команды.
В документе описаны интересные детали, зафиксированные до исчезновения корабля. Последняя запись в бортовом журнале сделана 1 декабря 1925 года. Именно в этот день SS. «Cotopaxi» подал сигнал бедствия и перестал выходить на связь. С тех пор на протяжении почти 90 лет о корабле известий не было. 31 декабря 1925 года он был внесен в реестр пропавших и, несмотря на то, что в своем последнем сообщении экипаж сообщил о том, что корабль тонет, он стал частью легенды о Бермудском треугольнике.
 
Встроенное изображение 1
 
В море SS. «Cotopaxi» вышел из порта Чарльстона в Южной Каролине 29 ноября 1925 года. На момент отплытия на борту судна находилось 32 моряка во главе с капитаном Майером. Пароход должен был доставить 2.340 тонны угля в столицу Кубы – Гавану, но по неизвестной причине пропал при неустановленных обстоятельствах через два дня после выхода из порта.
Так как о местонахождении грузового корабля в последние 90 лет никакой информации нет, вице-президент Совета Министров Кубы, генерал Абелардо Коломе пообещал, что власти его страны проведут расследование, чтобы раскрыть тайну, окружающую исчезновение и появление таинственного судна.
Напомним, Бермудский треугольник охватывает область между Бермудами, Майами и Пуэрто-Рико. В этом районе безвестно исчезли десятки самолетов и кораблей, о судьбе большинства из которых до сих пор ничего неизвестно. Виновниками этих загадочных исчезновений уфологи называют сверхъестественные силы, вплоть до происков инопланетных цивилизаций.
propavshij-korabl-3
Однако, эти теории пользуются популярностью в основном у народа, а ученые их не признают и поясняют все аномалии Бермудского треугольника человеческими ошибками при управлении воздушными и морскими суднами, и всевозможными природными явлениями.
Но таинственное появление легендарного SS. «Cotopaxi» вызвало огромный интерес в научных кругах, и оно должно заставить многих специалистов пересмотреть свои убеждения по данному вопросу,— ведь внезапное возвращение корабля после 90 лет отсутствия не пояснить природными явлениями и человеческими ошибками.
 
 

 


Метки:  

Поиск сообщений в Мышечки
Страницы: [45] 44 43 ..
.. 1 Календарь