-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Независимое_расследование

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Школа_славянской_магии

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.06.2014
Записей:
Комментариев:
Написано: 1239


Кто организатор путча 1991г?

Суббота, 26 Сентября 2015 г. 10:55 + в цитатник

Путч-1991. Кто организатор?

Выступление членов ГКЧП

Выступление членов ГКЧП

Почти двадцать лет назад бывшему СССР пришлось пережить три дня путча, с 19 по 21 августа 1991 г. В эти три дня первый и последний президент СССР М. Горбачев находился под домашним арестом на госдаче в Форосе, что в Крыму, а по телевизору показывали пресс-конференцию пятерки заговорщиков, у одного из которых тряслись руки. И слишком не походили ни эти пятеро, ни остальные семеро (Павлов, Пуго, Крючков, Янаев, Язов, Шейнин, Бакланов, Варенников, Плеханов, Лукьянов, Стародубцев, Тизяков) на лидеров, способных продумать и осуществить переворот, не говоря уже о том, чтобы удержаться у власти. Кто-то за этим стоит, думали все. Не может же человек с трясущимися руками, к этому времени уже получивший в народе прозвище «Гармонь в болоте» (по типу рояля в кустах), стать организатором и идейным вдохновителем заговора. Слишком невероятно, это фарс, а не переворот. Так оно, по сути, и было.

Но кто же тогда тот серый кардинал, что организовал путч? Как известно, во всем произошедшем нужно искать того, кому это выгодно. А кому были выгодны итоги путча?

Для начала нужно вспомнить, в каком состоянии находилась страна перед путчем. СССР был на грани развала, и несмотря на то, что на референдуме большинство народа проголосовало против распада СССР, и среди народа, и среди руководителей страны и республик гуляло настроение отделиться, объявить суверенитет, в том числе и в России. 20 августа было намечено подписание Горбачевым Союзного договора, в котором должно было быть обозначено новое положение союзных республик, их права и обязанности, но в пределах Советского Союза. Но как мог быть подписан Союзный договор, если президент был объявлен больным, недееспособным, а фактически был устранен от его подписания?

Выступление Б. Ельцина 19 августа 1991 г.

Выступление Б. Ельцина 19 августа 1991 г.

Вывод первый: путч был организован с целью срыва подписания Союзного договора. А выгодно это было тем, кто ратовал за развал Советского Союза, причем не ради идеи жить отдельно, а ради получения всей полноты жизни от полноты власти. Ведь можно быть самым главным в России, не имея над собой самого главного в СССР.

Теперь вспомним, каковы были итоги путча. В конце августа 1991 г. была приостановлена деятельность КПСС на всей территории страны. А ровно через четыре месяца после провала путча состоялось подписание Беловежского соглашения, по которому Россия, Украина и Белоруссия стали суверенными государствами. Подписавшие же договор — Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич — стали первыми президентами этих государств.

Вывод второй: совершенно очевидно, кому был выгоден путч.

А теперь некоторые интересные факты. Стоит обратиться к записам супруги президента СССР Р.Горбачевой.

Незначительный факт, но примечательный. 4 августа, после отлета в Форос, она пишет: «Ирина и я обратили внимание: у Янаева на руках экзема. Среди наших близких есть человек, кто очень длительное время страдал такого рода болезнью и вылечился быстро, совершенно неожиданно средствами народной медицины. В самолете договорились: как только вернемся из отпуска, поговорю с Янаевым, дам адрес этого человека, посоветую обратиться к нему за помощью.» Такая экзема, называемая псориазом, возникает от сильных нервов. Т.е. заговор к моменту отлета М. Горбачева в Крым уже был организован и ждал своего часа, а подставное лицо сильно нервничало, как бы чего не вышло.

Другой факт, тоже незначительный, но показательный. По прилете Горбачева в Крым за столомобычно первые слова произносил секретарь ЦК Компартии Украины С. Гуренко, но в тот раз — Л. Кравчук.

ГКЧП

Члены ГКЧП: раньше и ныне

Третий факт, самый важный. В то время, как Горбачев и его семья находятся в страхе, что их расстреляют, и боятся не то, чтобы искупаться в море, а выйти из дома… В то время, как по BBC передают, что Б. Ельцин выступил с осуждением заговорщиков… В это же самое время 21 августа Язов, Крючков, Бакланов, Ивашко, Лукьянов и Плеханов прибывают в Крым и виновато просят Горбачева о встрече, а чуть позже А. Руцкой с командой спокойно прилетает на самолете в Крым и беспрепятственно забирает Горбачева и его семью в Москву.

Вывод третий: когда путч уже не нужен, он спокойно рассасывается, а заговорщики возвращают власть назад.

Четвертый факт, тоже важный. Суд над ГКЧПистами начался в 1993 г., а закончился в 1994 г. ничем. В решении суда сказано: «Прекратить все уголовные дела, которые находятся в производстве по событиям 19-21 августа 1991-го, связанные с образованием ГКЧП».

Вывод четвертый: заговорщикам было заранее гарантировано, что их не тронут, а договоренности нужно исполнять.

В заключение мультфильм, созданный за четыре-пять дней после поражения заговорщиков. Создатели мультфильма в беспокойные дни 19-21 августа 1991 г. защищали Белый Дом. Правда, сейчас ореол романтики защиты Белого Дома сильно померк, ведь люди, сами не зная того, подыграли тому, кому был выгоден путч.

http://aryona.ru/putch-1991/


Метки:  

Валентина Синицына-Магнитогорск

Среда, 23 Сентября 2015 г. 12:53 + в цитатник

Валентина Синицина


Метки:  

Наталья Алтукова-Нижний Новгород

Среда, 23 Сентября 2015 г. 12:20 + в цитатник

Наталья Алтукова


Метки:  

ГКЧП и современные бандеровцы

Среда, 23 Сентября 2015 г. 12:15 + в цитатник

Г.К.Ч.П. И СОВРЕМЕННЫЕ БАНДЕРОВЦЫ

23 года назад, 19 августа 1991 года, жители Советского Союза узнали, что буквально за одну ночь в их стране произошли большие перемены: президент Горбачев, часто мелькавший на телевизионных экранах и буквально фонтанировавший инициативами по дальнейшей перестройке общественной жизни, был отстранен от должности “по состоянию здоровья”, а руководство государством взяла на себя таинственная структура под названием “Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР” (ГКЧП СССР). Никакими советскими законами, включая Закон СССР от 3 апреля 1990 года № 1407-1 "О правовом режиме чрезвычайного положения", существование такого органа не предусматривалось; впрочем, таинственность этой структуры отчасти восполнялась тем, что составили её лица, довольно хорошо знакомые советским гражданам: Бакланов О.Д. — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, Крючков В.А. — председатель КГБ СССР, Павлов В.С. — премьер-министр СССР, Пуго Б.К. — министр внутренних дел СССР, Стародубцев В.А. — председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А.И. — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д.Т. — министр обороны СССР, Янаев Г.И. — и.о. Президента СССР (до 18 августа 1991 года — вице-президент СССР).

 

Не скрывали старые-новые руководители страны и своих целей (это позже их поклонники, а равно и некоторые ненавистники, станут всячески наводить в этом вопросе тень на плетень): “Развивая многоукладный характер народного хозяйства мы будем поддерживать и частное предпринимательство, предоставляя ему необходимые возможности для развития производства и сферы услуг (…) Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед”, – честно заявили они в “Обращении к советскому народу”. То есть, предполагалось завершение восстановления капиталистических отношений в Советском Союзе, поддержка новоявленных капиталистов (тех, которые уже успели, через кооперативы и иными путями, легализовать свои, уже немалые, капиталы), – а от рабочих, крестьян и рядовых служащих требовалась “трудовая дисциплина” и “подъем уровня производства”, при работе на новых “хозяев страны”. Чтобы же трудящиеся вообще и рабочие, в частности, даже не думали бунтовать против “нового порядка”, Постановление № 1 ГКЧП СССР предписывало: “7. Прокуратуре, МВД, КГБ и Министерству обороны СССР организовать эффективное взаимодействие правоохранительных органов и Вооруженных Сил по обеспечению охраны общественного порядка и безопасности государства, общества и граждан в соответствии с Законом СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» и постановлениями ГКЧП СССР. Проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок не допускается”; другой пункт того же постановления указывал: “9. Органам власти и управления, руководителям учреждений и предприятий (…) Создать благоприятные условия для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с законами Союза ССР в экономический потенциал страны и обеспечение насущных потребностей населения”.

В общем, остаётся лишь признать справедливость оценок, данных случившемуся 18 – 19 августа 1991 года в Обращении к гражданам РСФСР Президента РСФСР Ельцина Б.Н., Председателя Совета министров РСФСР Силаева И.С. и исполняющего обязанности Председателя Верховного Совета РСФСР Хасбулатова Р.И.: "…мы имеем дело с правым реакционным антиконституционным переворотом".

Вряд ли есть что-то удивительное и в том, что все члены ГКЧП (кроме Пуго, погибшего в том же августе при довольно странных обстоятельствах) в “Новой России” сделали весьма успешные карьеры. Янаев Г.И. (умер в 2010 г.) — ко второй половине 2000-ых годов был "руководителем Фонда помощи детям-инвалидам с детства (входит в негосударственную организацию "Духовно-просветительский комплекс традиционных религий в Москве")" и "заведующим кафедрой отечественной истории и международных отношений Российской международной академии туризма", — то есть, был при деньгах и, что важнее, рядом с потоками крупных финансовых средств. Бакланов О.Д. — по сей день "возглавляет совет директоров Открытого акционерного общества «Рособщемаш», объединяющего предприятия ракетно-космического комплекса", то есть, является крупным капиталистом. Крючков В.А. (умер в 2007 г.) — после освобождения из тюрьмы и амнистии "являлся председателем Совета директоров АО "Регион", входящего в финансовую корпорацию "Система"; был советником директора ФСБ РФ В. В. Путина", то есть, был крупным буржуа, да ещё и приближённым "национального лидера" Путина (а тот, как известно, "не забывает" ни друзей, ни хороших знакомых). Павлов В.С. (умер в 2003 г.) — сразу после освобождения из тюрьмы и амнистии стал делать карьеру в банковской сфере, в "1994-1995 гг. – президент "Часпромбанка"; 1996-1997 гг. – советник Промстройбанка; в 1998 г. стал вице-президентом американской фирмы "Вusiness Мanagement Systems"", то есть, как и вышеперечисленные, всю свою постсоветскую жизнь принадлежал к классу крупной буржуазии, да ещё и имел связи с американским капиталом. Тизяков А.И. — вошёл в состав ГКЧП в качестве президента Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, то есть, уже имел самое непосредственное отношение к большим денежным потокам; к началу 2000-ых годов, "по информации базы данных Marmozsoft, А. И. Тизяков является соучредителем АОЗТ «Антал» (машиностроение) и страховой компании «Северная казна». Кроме того, является учредителем ООО «Видикон» (производство ДСП) и компании «Фиделити» (производство товаров народного потребления)", — и этот "путчист" после 1991 стал крупным российским капиталистом. Язов Д.Т. — "с июля 1998 г. являлся главным военным советником Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ", то есть, и этот "советский патриот" после 1991 года остался в "верхах", и способности свои он поставил отнюдь не на службу пролетариату (июль 1998 года — это время ультралиберального правительства Кириенко, и то, что "силовой блок" больше зависел непосредственно от президента Ельцина, дела не меняет).

Отдельно следует сказать о таком выдающемся “спасателе Советского Союза и социализма” (расхожее мнение обо всех членах ГКЧП), как Стародубцев В.А. (умер в 2011 г.). В 1988 году, на XIX Всесоюзной конференции КПСС, он говорил следующее: "Мы говорим о памятниках жертвам сталинизма. Да, мы поставим эти памятники. Но как мы накажем тех людей, которые творили злостные беззакония и погубили цвет нашей нации? Думаю, что сегодня говорить о той мести, которую они применяли когда-то к передовым людям нашей страны, нет смысла. Но сегодня надо говорить о моральной и материальной ответственности этих людей. Речь идет о том, что их должны знать все, что они когда-то попирали человеческие законы, они когда-то расправились с партийными законами. Они должны лишиться персональных пенсий, они в конечном счете должны отвечать. В годы застоя, так назвали этот период, но его можно было, видимо, назвать по-другому, чем годы застоя, мы понесли тяжелейшие экономические и моральные потери. Люди, которые творили этот застой, растоптали все святое, что было у нас, что было добыто нами в тяжелых боях, революционных боях, все, что было завоевано в Великой Отечественной войне. Народ перестал верить, народ перестал работать. Сегодня трудно всколыхнуть людей, чтобы они так яростно работали, как работали после революции 1917 года. Наша задача с вами — сегодня найти такие решения, чтобы народ наконец-то поверил нам и стал по-настоящему решать народнохозяйственные задачи, и выйти на передовые рубежи в мире" (XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня — 1 июля 1988 г.: Стенографический отчет. В 2 т. Т. 1.- М.: Политиздат, 1988. — 352 с.; с. 276 — 277). Затем Стародубцев, избранный народным депутатом РСФСР, проголосовал за "Декларацию о государственном суверенитете", принятие которой чрезвычайно усилило рвавшуюся к управлению Россией буржуазную группировку, знаменем которой был Ельцин, и стало сильнейшим ударом по государственному единству СССР. Всё это… не помешало Стародубцеву в "Новой России" стать губернатором Тульской области (1997 — 2005 годы, избирался при помощи КПРФ) и депутатом Государственной думы РФ (2007 — 2011 годы, избирался тоже от КПРФ). В общем, хоть и “оппозиционер”, — а после "путча", как и ранее названные, остался в "верхах".

В свете сегодняшних событий на “постсоветском пространстве”, любопытно взглянуть на то, как было встречено появление ГКЧП в разных уголках Советского Союза. Реакция на случившийся в СССР 18-19 августа 1991 года дворцовый переворот жителей России (РСФСР) известна широко: президент, правительство и Верховный совет РСФСР призвали граждан сопротивляться ГКЧП, их поддержали профсоюзы, на этот призыв в Москве, Ленинграде и других крупных городах откликнулись десятки тысяч трудящихся, от учителей до горняков; в Москве несколько десятков тысяч людей, несмотря на запреты (и появившиеся в столице танки), вышли на улицу, окружили Дом Советов живым кольцом, построили баррикады, из ветеранов войны в Афганистане стали формироваться вооружённые отряды. Аналогично, хотя и с меньшим шумом, развивались события в Ленинграде, где трудящиеся взяли под свою защиту здание Ленинградского Совета народных депутатов (Мариинский дворец). “Большой крови” тогда удалось избежать, гибель трёх защитников Дома Советов в ночь на 21 августа была следствием, скорее, относительно дурной организации обороны, помноженной на недостаток у оборонявшихся информации (восполнявшийся паническими слухами); впрочем, есть все основания полагать, — косвенно это подтверждают последующие "странные" смерти Пуго, казначея КПСС Кручины (его то ли из окна выбросили, то ли он сам выбросился) и маршала Советского Союза Ахромеева, — что схватка в "верхах" тогда шла нешуточная, и даже если бы Дом Советов был-таки взят войсками, верными ГКЧП, этим бы ничего не кончилось. Такие события происходили в те августовские дни в РСФСР.

Среди российской демократической общественности времён “перестройки” был популярен лозунг, обращённый к народам других союзных республик: “За нашу и вашу свободу!”. Казалось, он встречал мощный отклик в виде националистических движений, поднявшихся во всех союзных республиках, – особенно в Прибалтике (Латвия, Литва, Эстония), Грузии и западной части Украины (Галичина – Ивано-Франковская, Львовская и Тернопольская области), где эти движения имели наиболее массовую поддержку. Но…

В Грузии, которой управлял тогда местный “бандеровец” Гамсахурдия, развязавший кровопролитную войну в Южной Осетии (заложившую основы как для событий, случившихся через полтора десятка лет после того в той же Южной Осетии, так и для последовавших совсем скоро ещё более кровавых событий в Абхазии), в августе 1991 года произошло вот что: “Он просто испугался потерять власть. Он побоялся, что если будет сопротивляться, Москва отстранит его. Шуравлев ему прямо пригрозил. СССР мог применить войска ЗакВО, а это тогда 20 тысяч вооруженных до зубов солдат и офицеров со штабом в Тбилиси. Он оказался самым лояльным к ГКЧП из всех руководителей республик на тот момент, допустив роковую в своей карьере ошибку. На Западе не понимали его поведения, удивлялись: тот ли этот Гамсахурдиа? Даже в одном из ведущих мировых СМИ назвали "кавказским Саддамом Хусейном". В мой последний рабочий день нужно было проконсультироваться с зампредом правительства Мурманом Оманидзе. А его нет в Тбилиси. Оказывается, 19 августа Оманидзе по специальному поручению Гамсахурдиа полетел в Москву, встретился с Геннадием Янаевым и заверил того, что Грузия никогда не выйдет из состава СССР. Это потом сам Янаев подтвердил”.

На Референдуме СССР 17 марта 1991 года (о сохранении Советского Союза) большинство жителей Ивано-Франковской, Львовской и Тернопольской областей Украины проголосовали против сохранения единого государства. К августу 1991 года там уже сложился своеобразный культ Бандеры и “Украинской повстанческой армии” (коллаборационистского формирования, сотрудничавшего с немецко-фашистскими захватчиками во время Великой Отечественной войны), а в те августовские дни события там развивались следующим образом: "День путча во Львове, как вспоминают местные жители, напоминал сюжет из “Свадьбы в Малиновке”, когда селянин менял шапки в зависимости от прихода власти. “19 августа 1991 года со львовской “клумбы”, где собирались для дискуссий националисты и продавали патриотическую продукцию, резко исчезли значки с Бандерой, а переименованный незадолго до того в Лычакивский район снова стал Червоноармейским, и все кинулись быстренько сдавать партвзносы. С верхушки вокзала исчез желто-блакитный флаг”, — вспоминает львовянин Владимир Ярмолюк. “А мне отец приказал ни с кем не разговаривать о политике в этот день, иначе могут посадить. Я тогда была студенткой и не совсем понимала, что происходит”, — говорит учительница Елена Ткачук. Львовские журналисты, работавшие в местной газете “Ратуша” (одна из первых независимых газет, возникшая в 1990 году под руководством мужа советницы президента Анны Герман — Сергея Германа), рассказывают, что на следующий после путча день издание вышло с разгромным материалом о путчистах, и все тогда поражались, мол, журналисты — камикадзе. По городу ходили слухи, что во Львове введут чрезвычайное положение и войска. Правда, соратник Вячеслава Чорновила, руховец Ярослав Кендзьор, признается, что не чувствовал страха в день путча. Он вспоминает, что Львовский облсовет сразу высказал свое отношение к путчу в обращении к жителям области, начав его словами “В Москве совершен антиконституционный государственный переворот” и призвав сопротивляться, если что. Но тут же добавили: мол, сохраняйте порядок и не поддавайтесь на провокации" (на всяки случай, копия этих потрясающих свидетельств сохранена; особенно умилительно, конечно, это "сопротивляться, если что", — очень-очень сильно отличающееся от московских и ленинградских баррикад).

В начале 1991 года в Прибалтике лилась кровь, потому что (как гласит официальная версия) “Горбачев пытался насильно вернуть свободолюбивых литовцев, латышей и эстонцев в СССР”. Прошло время, и летом 1991 года в Прибалтике… “РИГА /РИА/. Минувшей ночью командующий войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковник Федор Кузьмин, проводящий линию ГКЧП в Прибалтике, позвонил председателю СМ Латвии Ивару Годманису и предупредил, что посылает к зданию Совмина два бронетранспортера с заданием изъять у охраны здания лишнее оружие. Приехавшие в форме десантников изъяли оружие у тех бойцов охраны, которые находились на первом этаже здания Совмина. Несколько человек, в том числе помощник премьер-министра по вопросам безопасности Андрис Бунка и один офицер охраны, были увезены десантниками в неизвестном направлении. Прибывшие затем к Ивару Годманису представители командования округа во главе с генералом Дудкиным заявили, что разоружение охраны здания проведено неизвестными лицами и без ведома военных (…) несмотря на «отработанные во времена военных действий местных ОМОНов» меры по защите государственных учреждений, к вечеру 20 августа армейские части уже полностью взяли под контроль средства связи, телевидение и радио в республиках Прибалтики”. Сдача оружия по первому требованию, исходящему невесть от кого… сдача узлов связи и телецентров… как же всё это непохоже на тогдашнюю Москву!..

Впрочем, “загадочным” событиям, случившимся в августе 1991 года во Львове, Риге и Тбилиси, есть простое объяснение. Дело в том, что вскоре после смерти Сталина (а в Украинской ССР, где Компартией (большевиков) долгое время руководил Хрущев, вероятно, и сразу после войны) определённая (её с полным основанием можно определить, как реакционную, контрреволюционную, мелкобуржуазную по устремлениям) часть руководства СССР, – секретари партийных комитетов разного уровня, советские деятели, начальники некоторых подразделений КГБ, МВД, Вооруженных сил, – при содействии части рядовых партийных и беспартийных активистов, а также опираясь на сочувствие некоторой части населения СССР (особенно сильный отклик эти действия встречали в среде советской интеллигенции), занялась просто-таки выращиванием националистических сил в разных концах Союза. В частности (переходя сразу к “перестроечным” делам), литовский “Саюдис” (изначально — "Литовское движение за перестройку"), украинский “Народный рух” (изначально — "Народное движение Украины за перестройку"), "Народный фронт Молдовы" (возник из "Демократического движения в поддержку перестройки") и многие другие подобные объединения создавались при самом непосредственном участии КГБ СССР. Это – факт относительно широко известный, но выводы из него, обычно, делаются неправильные. События августа 1991 года довольно отчётливо показывают, что эти движения использовались не для разрушения СССР, а, напротив, для удержания (имевшихся) сепаратистских поползновений под контролем “Центра”. В августе 1991 года председатель КГБ Крючков и министр внутренних дел Пуго (в 1980 – 1984 годах руководил КГБ Латвийской ССР) дали приказ, – и все “борцы за независимость”, кое-где изобразив “борьбу” (а кое-где, как в Грузии, даже и не изобразив), подчинились “руке Москвы”.

Возникает вопрос, сохранился ли контроль “московских” спецслужб над деятельностью “бандеровцев” сейчас. События “Украинского кризиса” 2013 – 2014 годов позволяют сделать по этому вопросу некоторые выводы. Прежде всего, по свидетельству активной участницы событий конца 80-ых – начала 90-ых годов, видной деятельницы украинского национального движения Ларисы Скорик, “…именно в рядах современных националистов окопались бывшие агенты КГБ и их духовные наследники, те, кто верой и правдой служил советскому режиму, славил партию и Ленина, а теперь призывает изгнать все русское, кричит «геть жидів та москалів»”. Разумеется, у них, с тех пор, могли поменяться убеждения, тем более, что убеждений, как таковых, у этих людей, похоже, не имеется. Мало что, само по себе, значит и то обстоятельство, что Турчинов (после "победы Европейской революции" в феврале 2014 года ставший президентом и спикером парламента Украины в одном лице) и Парубий (возглавивший после той же "революции" Совет национальной безопасности и обороны Украины) были в советское время заметными комсомольскими организаторами, а получивший скандальную известность лидер движения "Правый сектор" Ярош как раз в 1991 году проходил службу в советских ракетных войсках, которые КГБ, по понятным причинам, "опекал" очень и очень плотно. В конце концов, многократно оскандалившаяся в ходе “Украинского кризиса” заместительница госсекретаря США Нуланд в советское время, было дело, работала по обмену вожатой в пионерлагере "Молодая гвардия", что в городе-герое Одессе.

Но если, держа в голове знания об упомянутых (и многих других, подобных) украинских деятелях, взглянуть на итоги “Евромайдана”…

Ещё в начале этого года Украиной управлял президент Янукович, “пророссийский”, – и выпрашивавший на этом основании у “Москвы” снижения цен на поступающий из России газ (угрожая, если скидок не будет, устроить “Москве” проблемы с размещением российского флота в Севастополе, — именно в этом был смысл известных "Харьковских соглашений"), что (снижение цен) вело к уменьшению прибылей российских капиталистов. Теперь Януковича нет, "Евромайдан" его сверг… Севастополя (вместе с Крымом) у Украины – тоже нет; между тем, военно-морская база в Севастополе российским капиталистам-империалистам была жизненно необходима, потому "Севастопольский вопрос" и позволял Украине, при умелом его использовании, получать скидки на газ, да и не только.

Далее, не без участия всё тех же "бандеровцев", активно портясавших своей "бандеровской" символикой, весной развернулись известные события на Донбассе, вылившиеся летом в полноценную войну. Эта война, в свою очередь, дала беженцев, — по некоторым данным, в общей сложности до 2,7 миллиона человек; может показаться, что российским империалистам это невыгодно, — но это только может показаться. Во-первых, у современного российского буржуазного государства, несмотря на его сравнительно недолгую историю, уже имеется большой опыт приёма беженцев: только "с 1992 по 2002 год было принято около 10 млн человек" (эти данные могут быть заниженными). Во-вторых, по прогнозам специалистов-демографов, "Несмотря на сегодняшнюю вполне сносную демографическую ситуацию по прошествии трех-четырех лет, по причине обвала рождаемости в 90-е в 2 раза, ожидается мощная демографическая проблема", – так оценивалось существующее в России положение даже в конце июня 2014 года; уже в 2012 — 2014 годах появились проблемы на рынке труда, обозначился недостаток предложения рабочей силы, поэтому: "Прибытие на территорию России значительного количества вынужденных переселенцев не создаст дополнительной напряженности на рынке труда в РФ. Об этом заявил на заседании Комитета общественной поддержки жителей юго-востока Украины заместитель руководителя Федеральной службы по труду и занятости Михаил Иванков. По его словам трудоустройство всех беженцев с юго-востока Украины на территории РФ не исчерпает всего количества незанятых рабочих мест в России".

Однако, война на Донбассе для ельцинско-путинского антинародного режима – это не только возможность получить в своё распоряжение квалифицированную (и, в целом, по понятным причинам, согласную многое терпеть, относительно дешёвую) рабочую силу, но и… возможность избавиться от "собственных" "лишних людей". Не отправляя на Донбасс своих солдат, позволяя “бандеровской” армии убивать мирных жителей Донбасса (это — не выдумка путинской пропаганды) и расправляться с местными ополченцами, рассказывая своим “подданным” сказки о “Большой Игре” с США (с которыми, во-первых, продолжается экономическое сотрудничество, и именно в тех отраслях, где разрыв с США доставил бы российским капиталистам большие неприятности; во-вторых, США, представляемые путинской пропагандой "покровителями бандеровцев", в феврале сего года высказались, в лице своего посольства в Республике Украина, за… сохранение Януковича на посту президента: "Our position is (that) President Yanukovych needs to lead his country into a new future, and he needs to do so through the vehicle of a new government, change to the constitution and the political order", — то есть, "Наша позиция заключается в том, что президенту Януковичу нужно вести свою страну в новое будущее, и ему нужно делать это посредством создания нового правительства, внесения изменений в конституцию и восстановления политического порядка"; следует отметить, что именно российский представитель, Лукин, отказался тогда подписывать соглашение, к которому, при посредничестве "западных" дипломатов, пришли Янукович и оппозиция), – Путин и его клика словно подталкивают особо “горячих” россиян ехать на Донбасс добровольцами. А там, на Донбассе, российские добровольцы гибнут, гибнут по одному и целыми отрядами, зачастую при, мягко говоря, странных обстоятельствах… и в России, тем самым, становится меньше боеспособных людей, недовольных существующим общественным порядком.

Наконец, все события “Украинского кризиса”, – подступление страны к грани распада, война, отсутствие коренных перемен в обществе после “революции” (в частности, назначение губернаторами олигархов… правда, по поводу одного из таких, донецкого губернатора Таруты, позже, под ударом возмущённых трудящихся Донецка, выяснилось, что основные свои активы он продал российским капиталистам, оставшись владельцем "лишь миноритарного пакета акций", то есть получателем дивидендов от [уже] российского капитала), ухудшение материального положения простых тружеников (в том числе из-за прекращения поставок российского газа), – позволяют путинской буржуазной пропаганде, “с опорой на факты”, основательно вывалять в грязи само понятие “революция”… а тут уж можно и контроль за Интернетом ужесточать (“Иначе будет Майдан”), и сажать “несогласных”, и ещё много чего.

Так вот, глядя на всё на это… учитывая, что ещё в начале февраля этого года украинские (тогда) оппозиционеры проговаривались, что "на Майдане работают бригады российской ФСБ", — а в середине июля "революционное" начальство Украины уже открытым текстом говорило, что "То, что сейчас происходит на Майдане (…) является проектом российской ФСБ России" (копия с первоисточника)… очень трудно отделаться от мысли, что “бандеровцы”, выращенные реакционными силами в КГБ СССР, в дальнейшем “перешли по наследству” к российским буржуазным спецслужбам, которым, собственно говоря, и принадлежат по сей день.

https://octbol.wordpress.com/2014/08/19/p113/


Метки:  

Анастасия Лапшовая-Нижний Новгород

Среда, 23 Сентября 2015 г. 12:01 + в цитатник

Анастасия Лапшовая


Метки:  

Светлана Савичева-Челябинск

Среда, 23 Сентября 2015 г. 11:49 + в цитатник

Светлана Савичева


Метки:  

Дарья Липатова-Магнитогорск

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 13:09 + в цитатник

Дарья Липатова


Метки:  

Диана Чубаркина-Самара

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 12:58 + в цитатник

Диана Чубаркина


Метки:  

Лилия Терегулова-Уфа

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 12:49 + в цитатник

Лилия Терегулова


Метки:  

Анна Никеенкова-Магнитогорск

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 12:38 + в цитатник

Анна Никеенкова


Метки:  

Кто совершил переворот в августе 1991г?

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 12:25 + в цитатник

Кто совершил переворот 19 августа 1991 года?

Facebook
ПлохоТак себеСреднеХорошоОтлично - Ваше мнение

ВНОВЬ ЗАСТАВИЛО меня вернуться к событиям тех дней порой весьма противоречивые, а иногда и лживые публикации в прессе, принадлежащие общественным и политическим деятелям, многих из которых я знаю лично.

Станислав Шушкевич, экс-председатель Верховного Совета Белоруссии:

«Никчемные люди затеяли никчемное дело. И не смогли с ним справиться… Безусловно, август-91 решительно ускорил распад Советского Союза… Во всяком случае, говорить о Союзном договоре после этого мог только Горбачёв, выглядевший очень наивно со всеми своими усилиями»

Руслан Хасбулатов, экс-председатель Верховного Совета РФ:

«Во многих действиях ГКЧП был здравый смысл…»  Если бы не август 91-го, СССР не распался бы и страна «находилась бы на уровне выше». Крутая ломка старой системы привела к власти «несуразных людей» и отбросила Россию с точки зрения экономики, технологического и демократического развития на сто лет назад.

Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы, лидер ЛДПР:

«Я приветствовал ГКЧП… Все можно было сделать, но единственная их беда в том, что они не арестовали Ельцина и не расстреляли Горбачёва… С их стороны (ГКЧПистов. – Ю.В.) были правильные шаги, только непоследовательные и нетвердые».

Дмитрий Язов, экс-министр обороны СССР, маршал Советского Союза, член ГКЧП:

«…какой заговор, если накануне открыто группа политиков и военных поехала к Президенту СССР сказать ему, что завтра государства не будет, если будет подписан Договор о создании Союза суверенных государств. Это означало кончину СССР».

Геннадий Янаев, экс-вице-президент СССР:

«Глупо называть создание ГКЧП попыткой государственного переворота. Это была попытка спасти государство, а не развалить его».

Владимир Войнович, писатель, обозреватель газеты «Известия»:

«На самом деле путчисты совершили отчаянную, но, по счастью, глупую и трусливую попытку восстановить на территории СССР порядок, как раз соответствующий букве и духу Конституции государства, на верность которому они присягали. Переворот был совершен не ими, а Горбачёвым и его сподвижниками. Это я говорю не в отрицательном смысле, а наоборот, в положительном. Советский режим сам по себе был незаконен…»

Геннадий Зюганов, председатель КПРФ и НПСР:

«По-моему, сегодня всем очевидно: это была крупнейшая провокация, за которой стоят Горбачёв и Александр Яковлев – люди, предавшие партию и государство. Более 60 процентов населения считают большой потерей развал СССР. Вслед за так называемой победой над гэкачепистами свободы не наступило. Напротив, ситуация усугубилась, и прежде всего в экономике».

Сергей Шахрай:

«Победа ГКЧП обернулась бы бунтом национальных окраин. То есть СССР ждал бы «югославский вариант». С другой стороны, не случись ГКЧП, мы вышли бы на вариант конфедерации бывших союзных республик, сохранили бы какое-то общее пространство».

Но больше всего умиляют меня интервью, раздаваемые средствам массовой информации экс-президентом СССР М.Горбачёвым. В свойственной ему велеричивой манере Михаил Сергеевич, вспоминая «август-91», пытается предстать трагической фигурой российской политической сцены. Подробно рассказывает, как ему была уготована неприглядная роль «форосского пленника», как он якобы ничего не знал о ГКЧП, как обнаружил отключенными все телефоны на даче, в том числе и «стратегический» красный, как ждал, что вот-вот «ворвутся бойцы гэкачепистского спецназа и будут что-то делать со мной, чтобы сделать инвалидом».
Всё это и заставило меня поднять свои архивные материалы, вернуться к событиям «августа-91», попытаться дать им свою оценку как очевидцу, а по некоторым моментам и как их непосредственному участнику.

Прежде всего сделаю несколько обобщений.

Главную суть августовских событий 1991 г. нельзя свести к какой-то одной ипостаси. Было ли это выступление патриотов-государственников, спасающих Советский Союз, закрепленный в Конституции СССР общественный и политический строй? Ответ может быть один – да, было! Но это, как мне представляется, важная составляющая, но еще не вся правда.

Другая точка зрения: «август-91» – это форма проявления борьбы Союзного Центра в лице президента СССР М.Горбачёва и субъектов Союза в лице президента РСФСР Б. Ельцина при молчаливом согласии до поры до времени руководителей других союзных республик. И это тоже правда.

Были ли события «августа-91» заговором, преследующим реставрационные цели, стремлением покончить с Союзом ССР и Советской властью, на что прозрачно намекает писатель В.Войнович. В определенной степени были, что в конечном счете и случилось после сентябрьско-октябрьских событий 1993 года.
Существует точка зрения, что в основе ГКЧП – это попытка «антиперестроечников» сорвать обновление Союза и отстранить от власти М.Горбачёва. Если бы ГКЧП не случилось, считает С.Шахрай, «мы вышли бы на вариант конфедерации бывших союзных республик, сохранили бы какое-то общее пространство».
И все-таки события августа 1991 года имеют более глубокие корни, более сложную политико-экономическую и идеологическую подоплеку.

ГЛАВНАЯ задача мирового капитализма, начиная с 1917 года – Великой Октябрьской социалистической революции, заключалась в ликвидации социалистического строя советской России, а затем Союза Советских Социалистических Республик. Действия по уничтожению Советского Союза не прекращались ни на один день.
На ликвидацию СССР направлялись огромные финансовые ресурсы, политический и идеологический аппарат вплоть до военной силы. На протяжении длительного исторического периода формировались могущественные силы, которые проводили в жизнь и по сей день продолжают проводить политическую доктрину безусловного господства одной сверхдержавы, прежде всего Соединенных Штатов Америки.

В августе 1989 года американская газета «Крисчен сайенс монитор» писала:

«Великое долларовое наступление на Советский Союз успешно развивается. 30 тысяч ядерных боеголовок и оснащенная по послед­нему слову техники самая большая армия в мире оказалась не в состоянии прикрыть территорию своей страны от всепроникающего доллара, который уже наполовину уничтожил русскую промышленность, добил коммунистическую идеологию и разъел советское общество. СССР уже не в состоянии сопротивляться, и его крушение специалисты предсказывают в течение ближайших двух-трех лет».

Откровенно о необходимости ликвидации СССР высказалась в ноябре 1991 года на заседании американского нефтяного института «стальная леди» Великобритании Маргарет Тэтчер.

«Советский Союз, – призналась она, – это страна, представлявшая серьезную угрозу для Запада… Благодаря плановой экономике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в 2 раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков».

Не сумев решить глобальную задачу ликвидации СССР силовыми ударами, путем втягивания в «холодную войну», гонку вооружения, подтачивая экономический потенциал Советского Союза и мировой социалистической системы в целом, мировая закулиса с некоторого момента своим главным ударом определила идеологические формы. То, что Гитлер не смог сделать во время войны, было сделано в мирное время. В последующие годы капитализм начал явно переигрывать Советский Союз за счет умелой пропаганды капиталистических ценностей, своего образа жизни. За счет практически не ограниченного потока из-за рубежа денежных вливаний внутри СССР, в страны соцлагеря, формировалась «пятая колонна», подкупались и вербовались перевертыши из верхушки правящей партии и государственного аппарата, представителей интеллигенции, обуреваемых страстью к личному обогащению, зараженных бациллами карьеризма и зависти. Страны социализма были взорваны изнутри.

Из приведенного не следует делать односторонний вывод, что только Запад виноват в развале СССР. Накануне ГКЧП советское государство было доведено политическим «руководством» практически до полной несостоятельности в экономической, в том числе финансовой сферах, сужения социальных расходов государственного бюджета, что на протяжении всего существования советской системы было важнейшим преимуществом социализма, привлекающим к себе умы и действия мировой прогрессивной общественности.

К середине 1991 г. стало очевидно: попытки сформировать новый так называемый «демократический» порядок и передать все властные рычаги от монопольно господствовавшей КПСС к избранным народом Советам всех уровней оказались бесплодными. С отменой статьи 6 Конституции 1977 г. прежний, назовем его условно «номенклатурно-партийный», порядок канул в Лету безвозвратно. Это было ясно всем. То, что потом было названо ГКЧП, на мой взгляд, как раз и явилось своеобразной реакцией на провал перестройки, на аморфность, безволие и бесконечные шараханья в разные стороны Горбачёвской власти или  того, что от этой власти еще оставалось.

Не случайно «молчаливое большинство» как в столице, так и особенно в провинции, поддержало основной порыв «гэкачепистов» – навести элементарный порядок в стране, прекратить тотальное разворовывание материальных ценностей, созданных многими поколениями советских людей, возвратить СССР международный престиж и авторитет.

Несомненно, это был порыв, за которым не стояло сколько-нибудь цельной программы, подкрепленной системой четких организационных мер и конкретных исполнителей. Но этот порыв не вписывался в планы перестройщиков второй волны, шедших след в след за М.Горбачёвым и гораздо откровеннее, чем он, ставивших задачу демонтажа советского общественно-политического строя. И надо сказать, эти силы, сделавшие своим лидером и знаменем М.Ельцина, «на все сто» воспользовались предоставившимися им историческими возможностями.

НАЧАЛОМ официального конца СССР, на мой взгляд, следует считать 22 ноября 1990 г., когда президент СССР М.Горбачёв направил подготовленный проект Союзного договора Верховным Советам союзных и автономных республик. В нем предполагалось формирование нового Союзного государства по прин­ципу снизу вверх, а не реформирование уже существующего Союзного государства.

Я, как председатель Комиссии Верховного Совета по бюджету, планам, налогам и ценам, входил в число шести членов делегации Российской Федерации во главе с Ельциным, утвержденной Верховным Советом, которые от имени Российской Федерации должны были поставить свои подписи под Союзным договором. 3 августа 1991 г. я находился в Зеленодольском избирательном округе Республики Татарстан, от которого был избран народным депутатом РСФСР. Вместе с Председателем Верховного Совета Татарии Ф.Мухаметшиным мы поехали в заволжские совхозы. Вдруг в обед приносят срочную правительственную телеграмму за подписью Б.Ельцина. Мне предлагалось прибыть в Москву для окончательного завершения работы над Союзным договором, который должен был быть открыт для подписания 20 августа 1991 г.

Срочность вызова в Москву у меня сразу же создала тревожные ощущения. Я знал, что Верховный Совет СССР принял решение подписать союзный договор в сентябре 1991 года. В конце июля в Ново-Огарёве руководители Союзных республик перенесли дату подписания союзного договора на 20 августа 1991 года. На скорейшем подписании новоогарёвских соглашений настаивал Б.Ельцин. При этом в новоогарёвском решении особо подчеркивалось, что союзный договор не будет рассматриваться высшим органом власти страны – Съездом народных депутатов СССР. Это был вообще юридический нонсенс.
Поэтому, когда сегодня многие политики, особенно «демократы первой волны» типа Г.Бурбулиса, С.Шахрая, А.Козырева или бывшие помощники Б.Ельцина – Ю.Батурин, А.Ильин, В.Костиков, Г.Сатаров и другие, защищая Бориса Николаевича, мягко оправдывая свою роль в развале великой державы, а самое главное – отмежевываясь от этого, «обосновывают» развал Советского Союза «объективными» условиями, заявляют, что Соглашение о создании Содружества Независимых Государств стало закономерным результатом после августовского кризиса, – это явная ложь.  С.Шахрай продолжает цинично «убеждать», что якобы «победа ГКЧП обернулась бы бунтом национальных окраин. То есть СССР ждал бы «югославский вариант».

Сразу же после избрания Президентом РСФСР Б.Ельцин стал отстраивать структуры параллельные союзным, фактически готовясь к будущему захвату власти. Во всю ширь он развернулся в августе 1991 г. Уже 19 августа Ельцин издает указ, в котором, в частности, говорится: «До созыва внеочередного Съезда народных депутатов СССР все органы исполнительной власти Союза ССР, включая КГБ СССР, МВД СССР, Министерство обороны СССР, действующие на территории РСФСР, переходят в непосредственное подчинение избранного народом Президента РСФСР». Далее последовало присвоение себе права назначать глав субъектов Федерации, роспуск союзного парламента и т.д. Все, что безнаказанно «творил» «всенародно избранный» в то время, было грубейшим нарушением законов и Конституции СССР и РСФСР. Однако гарант Конституции СССР, к сожалению, смотрел на это сквозь пальцы.

Хотелось бы подчеркнуть еще один аспект этой проблемы. Да, главная борьба развернулась между Центром и Россией, персонифицированной в лице Горбачёва и Ельцина. Но за власть боролась и национальная элита союзных республик, к которой постепенно стали примыкать руководители республик в составе РСФСР. Все более становилось ясно: центральная власть в лице М.Горбачёва сдает федеративные позиции и вступает на путь, ведущий к конфедерации. От проекта договора к проекту, от варианта к варианту просматривается, как от прежнего Союза ССР оставались «рожки да ножки».

В новом проекте «Договора о Союзе Суверенных Государств», который мне выслали в Казань, отчетливо просматривалась попытка Горбачёва – Ельцина фактически отменить Конституцию СССР и Конституцию РСФСР. Это был уже не Союзный договор, а юридическое прикрытие для создания шаткой, рыхлой конфедерации – Союза Суверенных Государств (ССГ). Из предыдущего варианта было изъято все, что говорило бы о социалистическом обществе; термин «социалистическое» был заменен на «демократическое». Целью государства нового типа объявлялось «формирование гражданского общества» – понимай как знаешь. Осуществление этих «целей» фактически означало бы тихий государственный переворот, произведенный высшими должностными лицами в государстве и КПСС вопреки воле народа, высказанной на референдуме.

С экономической точки зрения в исправленном договоре Б.Ельцин предложил, а Л.Кравчук и Н.Назарбаев согласились зафиксировать одноканальную систему формирования бюджета и одноканальную систему сбора налогов: все налоги должны поступать в республики, а они уже сами будут решать, сколько средств выделять союзному правительству и на какие полномочия Центра они должны тратиться. Это означало, что приоритет в распределении полученных средств предоставляется республикам. Остатки – Центру. Более того, «тройка» предложила в новом проекте, чтобы все организации и предприятия союзного значения передавались той республике, на территории которой они расположены. Другими словами, взрывалась вся организационная система Советского Союза.

Я и несколько других народных депутатов РСФСР написали «Записку» в адрес М.Горбачёва и Б.Ельцина с обоснованием невозможности подписания Договора о ССГ в новоогаревской редакции, фактически утверждавшей конфедеративное уст­ройство государства, ведущей к фактическому разделу страны на множество независимо действующих государственных образований взамен единого централизованного государства. Подписание этого документа было равносильно уничтожению Советского Союза.

Российские «демократы» (Бурбулис, Красавченко, Шахрай и др.) делали все возможное, чтобы быстрее подписать этот ублюдочный документ. Неудивительно, что и сегодня шахраи продолжают убеждать, что «не случись ГКЧП, мы вышли бы на вариант конфедерации бывших союзных республик, сохранили бы какое-то общее пространство».

Мне было ясно, что новый проект Союзного договора требует изменений в действующих Конституциях СССР и РСФСР, а это можно было сделать только на Съезде народных депутатов. Действительно, забвение Основного Закона (Конституции) РСФСР в «новоогаревском» варианте Союзного договора бросалось в глаза. В статье 1 договора однозначно было записано: «Отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого, регулируются договорами между ними, Конституцией государства, в которое оно входит, и Конституцией СССР. В РСФСР – федеративным или иным договором, Конституцией РСФСР».
Как мне стало позже известно из окружения Б.Ельцина, сделано это было с дальним прицелом: если договор без упоминания о Конституции РСФСР будет подписан, то это даст повод распустить Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР и назначить новые выборы.

Поэтому я, как член российской делегации, подписывать такой документ не мог и проинформировал об этом заместителя Председателя Верховного Совета Б.Исаева и Председателя Совета республики Верхов­ного Совета РСФСР В.Исакова, что выскажу по нему свое особое мнение 19 августа в 19:00 членам Комиссии Съезда народных депутатов РСФСР по разработке предложений к проекту Союзного договора.

Мы надеялись на то, что члены комиссии поддержат мои предложения и постараются убедить Верховный Совет РСФСР в необходимости созыва Съезда народных депутатов РСФСР. Но история распорядилась иначе.

УТРОМ 19 августа на даче в Архангельском я встал как обычно в 7 часов утра. По телевидению передавали срочное сообщение о том, что в связи с болезнью Президента СССР М. Горбачёва на основании статьи 127-7 Конституции СССР исполнение обязанностей президента возлагается на вице-президента Г.Янаева. В целях предотвращения развала СССР «На основании статьи 127-3 Конституции СССР и статьи 2 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП).

ГКЧП в значительной мере отразил тогда настроение широких масс. Неудивительно, что решение о формировании ГКЧП сразу же было поддержано большинством руководителей субъектов Российской Федерации, в том числе и Президентом Республики Татарстан М.Шаймиевым, от республики которой я был избран народным депутатом РСФСР.

Направляясь в Дом Советов РСФСР, я увидел, что в Москву вводятся войска. На башнях боевых машин танковой колонны желтели по два перекрещенных дубовых листка – шофер пояснил мне, что это подразделения Кантемировской дивизии. Позднее стало известно, что в город вступили подразделения Таманской и 106-й гвардейской парашютно-десантной дивизии, а также войска МВД – дивизия Дзержинского и спецназ. Вдоль Кутузовского проспекта стояли крытые автомашины, заполненные солдатами. Все это вызывало чувство тревоги.

В Доме Советов члены Президиума Верховного Совета РСФСР,  прибывшие в здание парламента – В. Исаков, председатель Совета республики, Г.Жуков, председатель Комитета по работе Советов и развитию самоуправления, А.Коровников, председатель Комитета по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, А.Аникиев, председатель Комиссии по репрессированным и депортированным народам – в 9:00 собрались в кабинете заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Исаева – единственного из руководителей Верховного Совета РСФСР, прибывшего на работу во­время. Было принято решение: в 11:00 созвать Президиум Верховного Совета РСФСР и определиться по дальнейшей работе Верховного Совета и Съезда народных депутатов РСФСР.

И все-таки даже для нас, народных депутатов РСФСР и членов Президиума Верховного Совета РСФСР, в создании ГКЧП и содержании его «Обращения…» было много вопросов. То, что Горбачёвская перестройка в социально-экономической сфере не дала позитивных результатов, мы хорошо понимали. Мы понимали и то, что решение назревших проблем требует чрезвычайных мер. Мы видели, насколько острым стало противостояние Союзного Центра и субъектов Союза, особенно Центра и Российской Федерации и Прибалтийских республик. Мы понимали также, что неминуемым следствием Союзного договора, подготовленного для подписания 20 августа, будет развал Союза.

Но в то же время нам было не ясно, почему, например, политическое руководство КПСС и советского правительства даже перед перспективой неизбежности крушения не только СССР, но и их власти так и не решилась обратиться к своей 20-миллионной армии коммунистов, к широким массам народа с призывом о поддержке Советского Союза? Почему для управления страной в условиях чрезвычайного положения создана структура, не предусмотренная Законом СССР о чрезвычайном положении? Почему Указ о введении ЧП, подписанный вице-президентом СССР Г.Янаевым, не определил сроки созыва Верховного Совета СССР, который в соответствии с действующим законодательством должен был утвердить (или отвергнуть) этот указ, разработать меры по выводу страны из кризиса?
Еще до заседания Президиума Верховного Совета РСФСР мы попросили Бориса Михайловича Исаева – заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР созвониться с Г.Янаевым и Председателем Верховного Совета СССР А.Лукьяновым, чтобы выяснить возникшие у нас вопросы.

Я и некоторые другие народные депутаты РСФСР – члены Президиума Верховного Совета присутствовал при телефонных переговорах Б.Исаева с руководством СССР. Г.Янаев проинформировал Б.Исаева, что М.Горбачёв действительно болен и находится в Форосе. Создание ГКЧП, сказал он, – это попытка спасти Советское государство от развала, сохранить существующий конституционный порядок, общественный и государственный строй. Г.Янаев сообщил также, что М.Горбачёв в курсе дела. 18 августа к нему летала делегация (О.Бакланов, О.Шенин, В.Болдин, В.Варенников), сообщившая ему о создании комитета,  который ставит целью объявить чрезвычайное положение, чтобы отсрочить подписание Союзного договора и  начать наводить в обществе порядок,  предотвратить социально-экономический кризис и перевод экономики страны на рельсы капитализма. Вопрос был только в том, кто подпишет указ – М.Горбачёв или Г.Янаев.

ХОЧУ ПОДЧЕРКНУТЬ, что вопрос о чрезвычайном положении в стране достаточно длительное время, что называется, витал в воздухе. Хорошо пом­ню, что еще в начале августа 1991 г. сам М.Горбачёв на одном из заседаний Кабинета министров, которые в то время широко транслировались по телевидению и освещались в газетах, заявил, что в стране сложилась сложная, предкризисная социально-экономическая ситуация, требующая «чрезвычайных мер». И все восприняли это как должное.

Прежде всего возникает естественный вопрос: можно ли было в такой сложной обстановке фактически оставлять руководство страной хоть на минуту? Однако Президент СССР решил отбыть в отпуск на две недели: якобы ему срочно нужно было подлечиться.

Позже стала известна стенограмма заседания Кабинета министров СССР от 3 августа 1991 г., состоявшегося за день до отлета М.Горбачёва в Форос. В ходе этого заседания много говорилось о чрезвычайных мерах как средстве выхода из охватившего страну кризиса. Финансовая система к началу 1991 г. потерпела крах. Внутренний долг приближался к величине 940 млрд руб., то есть за время «перестройки» увеличился более чем в 6 раз.
Вот как заканчивал свое выступление генсек: «Поэтому нужны чрезвычайные меры, значит, чрезвычайные… Речь идет о том, что в чрезвычайных ситуациях все государства действовали и будут действовать, если эти обстоятельства диктуют чрезвычайные меры». И в завершение сказал: «Я завтра уеду в отпуск, с вашего согласия, чтобы не мешать вам работать».

4 августа, перед посадкой в самолет, Михаил Сергеевич еще раз напутствует остающегося на хозяйстве вице-президента Г.Янаева: «При необходимости действуй решительно, но без крови».

Теперь читатель может сам определиться, знал ли М.Горбачёв о чрезвычайном положении в стране и создании необычной организационной формы для разрешения кризиса (ГКЧП) и кто фактически провоцировал те исторические события, которые ввергли страну в пучину разрухи и развала. У меня не вызывает сомнения то, что члены ГКЧП использовали наработки по введению чрезвычайного положения в стране, подготовленные по инициативе Горбачёва.

Позднее более точно, но уже с юридической точки зрения, ситуацию охарактеризовала Военная коллегия Верховного суда. Вот как об этом говорится в приговоре, который был вынесен по делу генерала В.Варенникова: «Проанализировав доказательства, суд пришел к выводу, что, несмотря на высказывания Горбачёва об антиконституционности и авантюризме предложений прибывших (Бакланова, Болдина, Варенникова и Шенина – Ю. В.), непринятие им мер к задержанию, его предложение созвать Съезд народных депутатов или сессию Верховного Совета для обсуждения вопроса о введении чрезвычайного положения, рукопожатия при расставании давали….. основание понять, что президент СССР если не одобряет, то и не возражает против попыток спасти страну от развала путем введения чрезвычайного положения».

Как видим, М.Горбачёв откровенно постоянно лжет, пытаясь изобразить из себя «форосского узника». Сегодня М.Горбачёв в стиле присущей ему политической вертлявости, якобы переосмыслил события тех дней и очень сожалеет о многом. «…если бы я не ушел тогда, в августе 1991 года, в отпуск, – лукавит М.Горбачёв, – ничего бы не случилось, никакого ГКЧП, ни Ельцина во власти. Не надо было уходить». К сожалению, запоздалое, да, думаю, и неоткровенное признание.
Вывод напрашивается сам собой: и в Белом доме, и в Форосе знали о подготовке ГКЧП задолго до 19 августа 1991 года и разыграли трагикомический фарс, в выигрыше от которого оказался Б.Ельцин.

Б.Исаев созвонился также с руководителями большинства областей и автономных республик Российской Федерации. Большинство в открытую поддержали ГКЧП. Каково же было наше удивление, когда 22 августа мы услышали от некоторых из них, что действия ГКЧП – это авантюра и что они с самого начала осуждали создание этого комитета!

В 10 ЧАСОВ УТРА находившиеся в здании Дома Советов члены Президиума Верховного Совета РСФСР и народные депутаты собрались в зале Президиума. Достаточно долго ждали Р.Хасбулатова. Наконец он прибыл из Архангельского вместе с премьер-министром И.Силаевым. Рассказал, что они с президентом Б.Ельциным (постепенно прибывали Руцкой, Полторанин, Бурбулис, Кобец) с 6 часов работали над «Обращением к гражданам России» в связи с событиями в Москве.

Р.Хасбулатов раздал и зачитал членам Президиума текст обращения к народу. В обращении признавалась незаконность формирования так называемого ГКЧП, действия союзного руководства  квалифицировались как «правый, реакционный, антиконституционный  переворот» и объявлялись незаконными все его решения. Выдвигалось требование – «объявить незаконным пришедший к власти так называемый Комитет. Соответственно, объявляем незаконными все решения и распоряжения этого Комитета на территории РСФСР… требуем вернуть страну к нормальному конституционному развитию», а до его выполнения – развернуть всеобщую бессрочную забастовку.

Разгорелась жаркая дискуссия. Очень резко выступил В.Исаков, председатель палаты Совета республики Верховного Совета РСФСР. «Я считаю, – сказал Владимир Борисович, – что действия союзного руководства конечно же неконституционны, их вполне можно назвать переворотом. Но это ответ на тот переворот, который должен был произойти завтра. Второе. Союзный договор подготовлен двумя сторонами. Следовательно, и мы несем свою долю ответственности за возникшую ситуацию.

Как в этой ситуации, мне кажется, надо поступить? Да, ситуация сложнейшая, очень неоднозначная. Но мне кажется, худший вариант в этой ситуации – выводить народ на улицы, поднимать ту истерику, которую мы сейчас пытаемся поднять, призывать народ к забастовкам…

Я считаю, – продолжил В.Исаков, – что Верховный Совет, Президиум Верховного Совета должны опубликовать более сдержанное по тону заявление, не упоминать таких терминов, как «путч». Но в этом заявлении должно быть совершенно четко сказано, что действия союзного руководства выходят за рамки Конституции».
Далее В.Исаков обратил внимание на то, что незамедлительно должны быть созваны Верховные Советы СССР и РСФСР, а также Съезды народных депутатов СССР и РСФСР.

Против обращения в той форме, что предложил Р.Хасбулатов проголосовали Б.Исаев и В.Исаков; я и В. Сыроватко – воздержались, все остальные члены Президиума – Р.Абдулатипов, Е.Басин, С.Ковалев, А.Коровников, С.Красавченко, В.Лукин, В.Митюков, Жуков, Шорин и другие проголосовали «за».
Было принято решение, чтобы народные депутаты России, работники аппарата, члены Правительства с 19 августа по возможности не уходили домой и оставались ночевать в Белом доме. Боялись, что ночью Белый дом может быть занят сторонниками ГКЧП и утром в здание никого пускать не будут.
В ходе заседания Президиума Верховного Совета РСФСР нам сообщили, что в Белый дом прибыл Б.Ельцин и что он связался с некоторыми руководителями союзных республик, чтобы выяснить их позиции.

Первый, с кем связался Б.Ельцин, был Президент Узбекистана И.Каримов. Тот наотрез отказался поддерживать линию Б.Ельцина. Президент Украины Л.Кравчук невинно сказал, что не владеет информацией и пока никакого решения не принял. Стало известно, что Азербайджан, Белоруссия, Грузия, все Среднеазиатские республики поддержали ГКЧП. В открытую против ГКЧП выступили только лидеры Киргизии и Молдавии. Армения и Украина заняли выжидательную позицию.
Белый дом не давал опомниться своим соперникам в борьбе за власть. Объявив всю союзную власть парализованной, Б.Ельцин своим указом подчинил себе все структуры КГБ, МВД и Минобороны СССР, действующие на территории России. Всякий, кто осмелится выполнять указания ГКЧП, подлежит немедленному отстранению от исполнения служебных обязанностей, а органы Прокуратуры РСФСР обязаны принять меры для привлечения таких лиц к уголовной ответственности.

В середине дня 19 апреля Б.Ельцин поднялся на танк, стоявший перед центральным входом Дома Советов. Он зачитал обращение к народу, объявил членов ГКЧП изменниками народа, Отчизны и Конституции и поставил их вне закона. «Как Президент России от имени избравшего меня народа гарантирую вам правовую защиту и моральную поддержку. Судьба России и Союза в ваших руках», – завершал он это обращение. Все, кто окружал танк, кто криком, кто свистом выразили свое одобрительное отношение. Это был апофеоз грядущей победы Б.Ельцина над ГКЧП.

С каждым часом Ельцин и его окружение действовали более решительно, порой даже нагло и цинично. То, что «демократы» готовились к событиям, подобным тем, что произошли в августе 1991 г., у меня, как очевидца, не вызывает сомнения. Идеи «мягкого переворота», «удара по коммунистам» с целью покончить с ними, «капиталистической реставрации» как бы витали в Доме Советов. Эти же идеи были содержанием контактов С.Филатова с демороссами, во время тайных сборов у М.Полторанина, в мышиной возне М.Полторанина и народного депутата РСФСР О.Попцова с представителями СМИ.
Ельцин же вступил и возглавил открытую борьбу против СССР и КПСС, понимая, что этим он навсегда уничтожит М.Горбачёва как политика. Б.Ельцин внутренним чутьем уловил, что только активность, активность и еще раз активность позволит ему окончательно сломать сопротивление безвольного М.Горбачёва и членов ГКЧП. Вот тогда-то, в августе 1991 г., и был совершен подлинный государственный переворот, ставший началом развала не только СССР, но и России, началом ее стреноживания.

Уже вечером 20 августа Б.Ельцин понял, что в схватке с М.Горбачёвым победил он, Борис Николаевич. И мы, народные депутаты РСФСР, сразу же увидели другого Б.Ельцина – напористого, твердо берущего все рычаги власти в свои руки, переподчиняющего вопреки Конституции СССР и советским законам союзные министерства и ведомства России. К вечеру 21 августа Д.Язов отдал приказ о выводе войск из Москвы, чем фактически развязал руки Б.Ельцину. Поэтому для большей части населения России действия ГКЧП предстали как хорошо разыгранный спектакль, в результате которого «демократы» избавились от своих главных противников.

Вспоминается в этой связи роль бывшего министра иностранных дел России А.Козырева. Уже на второй день начала работы ГКЧП – 20 августа 1991 г. – он, напомним, полетел в Париж, чтобы «мобилизовать Запад на поддержку российского руководства». Но главное, как выяснилось позднее, было не в этом. А. Козырев сам признался об истинной цели своей поездки – получение инструкций: «Западные посольства в Москве, по существу, перешли в режим работы на нас. Мы через них получали и передавали информацию».

К вечеру 21 августа 1991 года наступила патовая ситуация.

Вместо решительных действий по спасению страны В.Крючков, Д.Язов, Л.Тизяков, А.Лукьянов и В.Ивашко принимают решение лететь к М.Горбачёву в Крым и убедить его в том, что он обязан принять участие в событиях, от которых зависит судьба страны. Они забыли только одно, что все их действия четко отслеживались ельцинской командой, информация которой поступала из окружения членов ГКЧП. Поэтому в Крым полетели и ельцинские «спасители» М.Горбачёва.

В правительственном аэропорту Внуково-2 по парадному трапу в свете телевизионных юпитеров спустились сиявшие триумфаторы, среди которых явно растерянный, непривычно, по-дачному, одетый, шествовал М.Горбачёв с Раисой Максимовной и домочадцами. В это же время из хвостового отсека в темноте спускался В.Крючков, которого ожидали представители прокуратуры и МВД, объявившие ему об аресте.

Триумфом «победы над ГКЧП» стало сообщение по радио и телевидению об аресте ее членов: и. о. президента СССР Г.И.Янаева, премьер-министра СССР В.С.Павлова, секретаря ЦК КПСС О.С.Шенина, министра обороны СССР Д.Т.Язова, первого заместителя председателя Совета обороны СССР О.Д.Бакланова, председателя КГБ СССР В.А.Крючкова, главнокомандующего Сухопутными войсками, заместителя министра обороны СССР, члена Совета обороны СССР, Героя Советского Союза В.И.Варенникова, руководителя Аппарата президента СССР В.И. Болдина, председателя Крестьянского союза СССР В.А.Стародубцева, президента Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Л.И.Тизякова – тех, кто не побоялся отстаивать свою Великую Родину – Союз Советских Социалистических Республик и поплатился за это тюремной камерой Матросской Тишины.

ИТАК, ГКЧП как орган государственного управления страной в чрезвычайных условиях, не имеющий даже четкого плана действий, из-за нерешительных его создателей, не состоялся. Все продекларированные им документы, не разъясненные и не доведенные до народа, остались на бумаге. Символом ГКЧП стали дрожащие руки Г.Янаева на пресс-конференции, которые члены Комитета провели на телевидении.

Особую роль в осуществлении антиконституционного переворота в августе 1991 г. сыграли двурушничество и прямое предательство президента СССР, генсека М.Горбачёва: он сначала «сдал» членов ГКЧП, действовавших с его благословения, отрек­ся от них, а затем предал и партию, генеральным секретарем ЦК которой он был. Теперь он вспоминает, как искал в массе людей, с которыми встречался, совета – «что делать?» Пытается найти моральную основу своим действиям – дескать, «люди просили дать команду: «Ударить по штабам».

Приведу выдержки из стенограммы заседания Верховного Совета РСФСР от 23 августа 1991 г. В 10:00 в зале Верховного Совета РСФСР началась встреча президента СССР и «форосского узника» М.Горбачёва с депутатами российского парламента. Зал был как никогда полон, пришло много приглашенных гостей, корреспондентов. Вел заседание президент РСФСР Б.Ельцин.

Слово предоставляется М. Горбачёву. Зал встречает его унизительно – жидкими аплодисментами, оскорбительным свистом, топаньем ног. Б. Ельцин не прерывает шума, как бы показывая ненависть российских депутатов к руководству Союза. В этот момент стало очевидным, что тревога за судь­бу президента СССР и борьба за его «попранные права», о которых столько говорилось в заявлениях и обращениях Б.Ельцина к народу, – лицемерная ложь и обман.
Михаил Сергеевич выступил, как всегда, витиевато. Трудно было понять его позицию. Вот выдержки из этого выступления.
«Я убежден всегда, был убежден тогда, когда от меня требовали ультимативно передать полномочия Президента вице-президенту или заявить об отставке для того, чтобы спасти Отечество, что эта авантюра не пройдет, и авантюристы потерпят поражение, и их ждет участь как преступников, которые толкают страну, народ в тяжелейшее время, время испытаний и поиска новых форм, к катастрофе…

И элементом этого шантажа по отношению к стране было сообщение о том, что Президент России уже арестован. Что? Президент России Ельцин уже арестован или будет арестован – я так понимал – на пути движения, возвращения из поездки и так далее. Иначе говоря, расчет был такой: нанести удар, изолировать Президента страны, если не согласится на сотрудничество с этими силами реакционными, и изолировать Президента Российской Федерации».
Всех президентов перепутал перепуганный М.Горбачёв, надеясь на Бориса Ельцина и «демократов».

М.Горбачёв дает согласие на указы президента России, в которых практически все функции союзного президента, союзных министерств, Центрального банка СССР переходят под юрисдикцию России. «Я еще раз подтверждаю, – говорит М. Горбачёв, – что Верховный Совет Российской Федерации, Президент и правительство в этой экстремальной ситуации единственно действовали так, как они действовали, и то, что они приняли, было продиктовано ситуацией, и все имеет юридическую силу и дол­жно быть подтверждено даже задним числом со стороны Президента». Большей беспомощности просто не может быть.

Нельзя забыть поистине классический случай в истории, происшедший на заседании Верховного Совета РСФСР и свидетельствующий о том, как коварной демагогией можно ввести в заблуждение целую страну. Президент СССР стоит за трибуной Верховного Совета. Президент РСФСР Б.Ельцин сует ему какую-то бумажку, на которой сделал запись кто-то из людей, преданных Б.Ельцину, на заседании Кабинета министров СССР по поводу введения чрезвычайного положения и просит зачитать. Стыдно было слушать, как высший руководитель Союза безропотно, как малое, неразумное дите, зачитывает перед всей страной неизвестно кем составленную бумажку, сунутую, именно зло сунутую (!) ему в руки Б.Ельциным, в которой произвольно излагаются позиции членов его же, Михаила Горбачёва, Кабинета министров. И М.Горбачёв ее зачитывает. Как низко надо пасть, чтобы на всю страну оглашать документ, подлинность которого и содержание могут быть искажены с целью дискредитации людей им же – М.Горбачёвым – подобранных для совместной работы.

Со свойственной Б.Ельцину ухмылкой он тут же за столом президиума Верховного Совета РСФСР демонстративно, как он заявил, «для разрядки», в присутствии Генерального секретаря ЦК КПСС М.Горбачёва и на глазах у всего народа, наблюдавшего благодаря телетрансляции это «действо», подписал неконституционный указ о запрете деятельности и роспуске КПСС и КП РСФСР на территории Российской Федерации. «Лидер» советских коммунистов даже не пытался возразить, а лишь растерянно пролепетал: «Борис Николаевич!.. Борис Николаевич!»  С исторической точки зрения – это был очередной государственный (антикоммунистический) переворот, совершенный Б.Ельциным. Его примеру последовали президенты ряда союзных рес­публик тогда еще формально существовавшего СССР.

В эти минуты Б. Ельцин торжествовал и упивался местью – это было видно по коварному выражению его лица. Он фактически припомнил М.Горбачёву все: и октябрьский пленум ЦК, на котором Борис Николаевич  получил ярлык «авангардиста», и использование адресованного в Политбюро письма как основания для освобождения от должности кандидата в члены Политбюро (на самом деле Б.Ельцин этим письмом обращал внимание на то, что он пока еще не является членом Политбюро), и использование второго письма Б.Ельцина с просьбой оставить его на должности секретаря МГК КПСС – тогда действовало правило: выведение из состава кандидатов в члены Политбюро автоматически означало прекращение работы на должности первого секретаря МГК КПСС. Б.Ельцин припомнил и реагирование высшего руководства партии на то, как ему пришлось вонзать в себя ножницы (имитируя самоубийство). Припомнил и то, что М.Горбачёв был против избрания Б.Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР, так как дал обет не пускать его в политику, ограничив рамками и полномочиями зампреда Госстроя СССР.

Все эти унизительные сцены транслировались по всем каналам телевидения, чтобы народ ясно видел: кто есть кто.
АНАЛИЗИРУЯ события августа 1991 года не следует забывать и о роли высшего комсостава армии. О роли военных в событиях позднее мне многое поведал генерал-полковник В. Ачалов, народный депутат РСФСР, бывший в то время заместителем министра обороны СССР. Прежде всего не все генералы и офицеры выдержали испытание на порядочность, верности присяге.

«Отеческую» заботу об армии, особенно о частях ВДВ, Б.Ельцин начал проявлять задолго до ГКЧП. Посещения так называемых «придворных» дивизий – Таманской, Тульской, Кантемировской, им. Дзержинского – для него стали постоянными. Это льстило командирам дивизий, хотя на самом деле такие поездки фактически были смотринами руководящего состава армии для отбора кандидатур, которые впоследствии могли бы, нарушив присягу, встать под «демократические» знамена.
В августовских событиях 1991 г., по мнению В.Ачалова, именно генерал-лейтенант П.Грачёв сыграл особенно коварную роль. Естественно, что П.Грачёв знал все стратегические планы Комитета. Восьмого-девятого августа он ездил по поручениям министра обороны СССР маршала Д.Язова в КГБ согласовывать документы по возможному вводу чрезвычайного положения в стране. Выполняя Указ ГКЧП о введении в Москве чрезвычайного положения и, самое главное, приказ министра обороны СССР, командующий ВДВ П.Грачёв обеспечил прибытие в Москву 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии, чтобы взять под охрану стратегические объекты. В то же время поддерживал контакты со ставленником Ельцина Ю.Скоковым.

Фактически еще 19 августа 1991 года П.Грачёв твердо встал на сторону Б.Ельцина. Об этом позднее расскажет сам Ельцин. «19 августа я позвонил ему (Грачёву. – Ю.В.). Это был один из моих самых первых звонков из Архангельского. Я напомнил ему наш старый разговор. Грачёв смутился, взял долгую паузу, было слышно, как он напряженно дышит на том конце провода. Наконец проговорил, что для него, офицера, невозможно нарушить приказ. И я сказал ему что-то вроде: я не хочу вас подставлять под удар… Он ответил: «Подождите, Борис Николаевич, я пришлю вам в Архангельское свою разведроту»… Я поблагодарил, и на том мы расстались. Жена вспоминает, что я положил трубку и сказал ей: «Грачёв наш»… Но еще 20 августа 1991 г. Грачёв постоянно звонил и тем и этим, все таки боялся.
Так что же было в августе 1991 г.? И кто все-таки совершил августовский переворот? Развитие событий свидетельствовало: переворот произошел, и не один.
Во-первых, и это самое главное, – государственный августовский (1991 г.) переворот Горбачёва–Ельцина по сути подвел черту под существованием СССР. «Победа» Б.Ельцина и лжедемократов так напугала руководителей на местах, особенно в национальных республиках, что они стремглав бросились в объятия доморощенных националистов, пребывавших до поры до времени в инкубационном состоянии. Начался выход союзных республик из Советского Союза.
После августовских событий 1991 г. «двоевластие» союзного центра во главе с М.Горбачёвым и республиканского во главе с Б.Ельциным закончилось утверждением единовластия российских структур.

Второе. 23 августа 1991 г. Б.Ельцин подписывает указ о приостановлении деятельности коммунистической партии на территории РСФСР. Горбачёв молчит. Теперь уже ясно можно утверждать, что КПСС и КП РСФСР потерпели поражение. Исторический поворот и вместе с тем истинный государственный переворот с целью рес­таврации капитализма в России свершился, сделал еще один крупный шаг.

После оправдательного приговора 11 августа 1994 года В.И. Варенникову власть оказалась в глупом положении. Она сама разоблачила миф о героической борьбе «демократов» в августе 1991-го против злобных «консерваторов» – «путчистов», против военного переворота и т. п. По прошествии времени и, принимая во внимание итоги «дела»  Варенникова, рядовой россиянин может сделать лишь один вывод: «гэкачеписты» видели, что произойдет со страной и в какую бездну ее тащат псевдодемократы. Каждый россиянин прелести этой «демократии» ощутил на себе. Не менее важно и другое: раз оправдали Варенникова, значит, оправданы, а не амнистированы и все члены ГКЧП!

Август 1991 г. стал для нашей страны чем-то вроде точки отсчета, вехой, от которой началась последняя стадия разрушения СССР. Тогда произошло апробирование «новых» форм и методов борьбы, которые впоследствии будут использованы против своего народа в еще более изощренных, в том числе и кровавых, формах.

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) ежегодно проводит анкетирование россиян о том, как они оценивают события августа 1991 года.
В 1994 г. опрос показал, что 53 % опрошенных считали, что в 1991 г. был подавлен путч, 38 % назвали действия ГКЧП трагическим событием, имевшим гибельные последствия для страны и народа.

Через пять лет – в 1999 году – в ходе аналогичного анкетирования лишь 9 % россиян посчитали подавление ГКЧП победой «демократической революции»; 40 % опрошенных считают события тех дней просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны.

Социологический опрос, проведенный ВЦИОМ в 2002 г. показал, что доля россиян, считающих, что в 1991 г. руководители ГКЧП спасали Родину, великий СССР, возросла в полтора раза – с 14 до 21 % и в полтора же раза (с 24 до 17 %) снизилась доля тех, кто считал, что 19–21 августа 1991 г. были правы противники ГКЧП.

Более впечатляющие результаты были получены в августе 2010 года по итогам голосования по циклу передач «Суд времени», идущему по Пятому каналу российского телевидения, проводимого Н.Сванидзе. Передачу смотрели миллионы ученых, инженеров, учителей, бизнесменов, студентов, школьников.
На вопрос, чем являлся ГКЧП августа 1991 года – путчем или попыткой избежать распада страны – вопреки стараниям Н.Сванидзе 93% опрошенных телезрителей ответили – это было желание сохранить СССР! Это стало поистине шоком для ведущего эту передачу и свидетельством того, что народ постепенно прозревает. Не сомневаюсь, что время прозрения не за горами!

~~~

Юрий Воронин

Источник: sovross.ru


Метки:  

Был ли Лев Толстой масоном?

Четверг, 17 Сентября 2015 г. 12:04 + в цитатник

По материалам книги Ю. Воробьевского и Е. Соболевой «Пятый ангел вострубил». Масонство в современной России. М: 2002.-500 с.

В смысле популяризации братства вольных каменщиков эпопея Л. Толстого «Война и мир» сделала, вероятно, не меньше, чем вся историческая литература, и сделала так, что в кругах интеллигенции любили и ценили старое русское масонство. Читатель всегда мог понять, что метания и разочарования Пьера связаны с его личной драмой, что он сам отчасти повинен в переживаемых неудачах и ударах судьбы. И не один раз, как свидетельствует автор, масонство являлось для его героя не только источником утешения, но и давало возможность подняться на большую духовную высоту. А эти страницы написаны Толстым с такой яркостью и убедительностью, что впечатление от них не меркнет, несмотря на последующие колебания и сомнения.

Лев Толстой — культовый персонаж российской интеллигенции.

Лет в 12 одного из авторов повезли в Ямную Поляну, поклониться могиле великого писателя. Могила эта, холмик без креста, произвела гнетущее впечатление. Конечно, не знала тогда пионерка, что сам Толстой завещал похоронить себя без «так называемого богослужения, а зарыть тело так, чтобы оно не воняло». Так и зарыли. Как собаку. И, словно над самоубийцей, не поставили креста.

 

Что ж, духовным самоубийцей он и был. Могила стала, конечно, местом поклонения. Обнаружила все признаки религиозного памятника. Вскоре после смерти графа, 28 августа 1911 года, приехал сюда его верный ученик Бирюков с товарищами. Возложили цветы. Десятилетний сын Бирюкова нагнулся, чтобы поправить их, и вдруг громко вскрикнул. Отец с ужасом увидел, что правая рука ребенка обвита гадюкой, укусившей мальчика... Гадюки в здешних местах не замечены, установило расследование, и появление серой змеи в три четверти аршина длиной является загадкой. Тогда же была обнаружена змеиная нора в могиле писателя.

Пресмыкающаяся «мудрость» этого грешника еще долго будет жалить и из гроба. Нет, недаром Ленин почти ласково называл Толстого зеркалом русской революции. Вообще между этими двумя персонажами существует любопытная связь, сотканная из целой серии совпадений (?). В «Анне Карениной» прообраз революционных бесов, «новый человек», склонный к самоубийству интеллигент, находящий «якорь спасения» в революции, носит фамилию Левин. Таков был один из первых псевдонимов Ленина. Слишком откровенный, указывающий на Левитские корни(как и фамилия К, Маркса — Леви). В ранней же редакции романа этот Левин назвал Николаем Лениным. Таков, как известно, следующий псевдоним «вождя мирового пролетариата» и будущего «кадавра».

В школьных и институтских программах всегда умалчивалось, что Толстой был не просто литератором. Он ведь замахивался на создание собственной религии. Якобы христианской, но без Христа. Чего стоит собранный им том различных «поучений» — из всех религиозных традиций и из всевозможных философов. В этих вполне экуменичных «четьях минеях» предписывается, какую «мудрость» надо читать в тот или иной день года. А вот запись в дневнике писателя от 20 апреля 1889 года: «Созревает в мире новое миросозерцание и движение, и как будто от меня требуется участие — провозглашение его. Точно я для этого нарочно сделан тем, что я есмь с моей репутацией,- сделан колоколом».

Поистине мессианские амбиции! Их развивал в Толстом некий голос. Вот запись от 25 мая того же года: «Ночью слышал голос, требующий обличения заблуждений мира. Нынешней ночью голос говорил мне, что настало время обличить зло мира... Нельзя медлить и откладывать. Нечего бояться, нечего обдумывать, как и что сказать».

«Зло мира»... Симптом «внутреннего голоса» выдает в Толстом бесноватого. Не случайно Победоносцев писал о его богоборчестве так: словно бес овладел им.

Богохульник скакал по яснополянским окресностям на гнедом жеребце, которого назвал Бесом. А невидимый бес сидел за спиной графа. Как на древней печати рыцарей-храмовников — два всадника на одном коне. Что ж, древний предок писателя и принадлежал к тамплиерскому роду. Шарахнувшись от костра инквизиции, он в ХIV веке прибыл на Русь. И страшный крик Жака де Моле, его вопль из пламени: «Отмщение, Адонаи, отмщение!»,- через столетия зазвучал в душе тамплиерского потомка.

К началу ХХ века получил Лев Николаевич и специфическую интеллектуальную подготовку. Она началась с его желания изучить еврейский язык. Учителем стал московский раввин Соломон Моисеевич Минор (настоящая фамилия Залкинд).

Толстой, основателем рода которого считается рыцарь-храмовник граф Анри де Монс, архитипически точно воспроизвел тамплиерское обращение за «мудростью» к иудаизму. Через некоторое время занятий Минор констатировал: «Он )Толстой) знает также и Талмуд. В своем бурном стремлении к истине, он почти за каждым уроком расспрашивал меня о моральных воззрениях Талмуда, о толковании талмудистами библейских легенд и, кроме того, еще черпал свои сведения из написанной на русском языке книги «Мировоззрение талмудистов».

Подсказки учителей слышны во многих текстах Толстого. Например, о том, что истинно живет отнюдь не христианство, а «социализм коммунизм, политико-экономические теории, утилитаризм». Дух талмудического христоненавистничества, приземленного практицизма, замаскированного под коммунизм иудейского мессианства так и веет над этими словами.

О бесах будущей революции, убийцах Александра II, Толстой отзывается так: «лучшие, высоконравственные, самоотверженные, добрые люди, каковы были Перовская, Осинский, Лизогуб и многие другие». О масонстве: «Я весьма уважаю эту организацию и полагаю, что франк-масонство сделало много доброго для человечества». А вот о «гонимом народе»: Из письма В. С. Соловьеву, составившему в 1890 году «Декларацию против антисемитизма»: — «Я вперед знаю, что если Вы, Владимир Сергеевич, выразите то, что думаете об этом предмете, то Вы выразите и мои мысли и чувства, потому что основа нашего отвращения от мер угнетения еврейской национальности одна и та же: сознание братской связи со всеми народами и тем более с евреями, среди которых родился Христос и которые так много страдали и продолжают страдать от языческого невежества так называемых христиан».

И еще цитаты:

— «То, что я отвергаю непонятную троицу и... кощунственную теорию о боге, родившемся от девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо.» — «Посмотрите на деятельность духовенства в народе, и вы увидите, что проповедуется и усиленно внедряется одно идолопоклонство: поднятия икон, водосвятия, ношения по домам чудотворных икон, прославление мощей, ношение крестов и т.п.».

— «В елеосвящении, так же, как и в миропомазании, вижу прием грубого колдовства, как и в почитании икон и мощей, как и во всех тех обрядах, молитвах, заклинаниях».

Все это он и считал «злом мира». Рукой слышавшего «голоса» Толстого видил, видно, тот же персонаж, что в свое время и рукой обер-прокурора Синода Мелиссино, а позже — Ленина. Страшные слова о Боге писал граф. Но каковы были интонации! Каково раздражение, с которым это все говорилось! Каковы были глаза! В воспоминаниях современников перед нами предстает поистине нечеловеческая злоба.

Талмудическое мудрование — главное в отношении Льва Николаевича к священным текстам.»Метолика создания ереси прекрасно показана в его статье «Как читать Евангелие». Он советует взять в руки сине-красный карандаш и синим вычеркивать места, с которыми ты не согласен, а красным подчеркивать те, что по душе. По составленному таким образом личному Евангелию и надлежит жить.

Сам Толстой обкорнал начало и конец Благовестия (Воплощение и Воскресение). И в середине Христос был понужден на каждое свое слово смиренно просить разрешения яснополянского учителя всего человечества. Всего — включая Иисуса, которого по сути Толстой берет себе в ученики. Чудеса Лев Николаевич Иисусу вообще запретил творить.

Почему их всех — от Толстого до Мелиссино — так бесит сам факт чуда Божиего? Потому что сами не причастны ему? Потому что оно не подвластно гордой человеческой воле? Странно, что Толстой, утверждавший общечеловеческую солидарность в вопросах этики, твердивший, что замкнутый в своем индивидуализме человек — ущербен, настойчиво писавший, что надо соглашаться с лучшими нравственными мыслями, высказанными учителями всего человечества и всех народов, не распространял эту солидарность и на область веры. Довериться религиозному опыту людей — даже тех людей, которых он включил в число учителей своих, — он не смог.

Однажды приехал Толстой в Оптину пустынь, но, по гордости своей, так и не перешагнул порог кельи старца. После смерти богохульника раввин Я. И. Мазэ сказал: «мы будем молиться о Толстом, как о еврейском праведнике». Кагал не забыл слов графа: — «Еврей — это святое существо, которое добыло с неба вечный огонь и просветило им землю и живущих на ней. Он- родник и источник, из которого все остальные народа почерпнули свои религии и веры....

Еврей — первооткрыватель свободы. Даже в те первобытные времена, когда народ делился на два класса, на господ и рабов, Моисеево учение запрещало держать человека в рабстве больше шести лет.

Еврей — символ гражданской и религиозной терпимости. В деле веротерпимости еврейская религия далека не только от того, чтобы вербовать приверженцев, а, напротив, талмуд предписывает, что если нееврей хочет перейти в еврейскую веру, то должно разъяснить ему, как тяжело быть евреем , и что праведники других народов тоже унаследуют царство небесное... Еврей вечен. Он — олицетворение вечности». О, скоро, совсем скоро «вечный еврей» покажет России и свою святость, и свою культуру, и свою религиозную терпимость...

Читать полную версию этой статьи

Метки:  

Александра Обвинцева-Санкт-Петербург

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:54 + в цитатник

Александра Обвинцева


Метки:  

Валентина Катаева-Новосибирск

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:47 + в цитатник

Василина Катаева


Метки:  

Ольга Роскач-Минск

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:44 + в цитатник

Ольга Роскач


Метки:  

Маша Ерёмина-Новосибирск

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:38 + в цитатник

Маша Еремина


Метки:  

Екатерина Полякова-Ярославль

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:33 + в цитатник

Екатерина Полякова


Метки:  

Дарья Лукоянова-Красноярск

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:20 + в цитатник

Дарья Лукоянова


Метки:  

Анна Куксова-Челябинск

Четверг, 10 Сентября 2015 г. 13:15 + в цитатник

Анна Куксова


Метки:  

Константин Душенов-О сносе Мефистофиля

Среда, 02 Сентября 2015 г. 22:55 + в цитатник
ЛИБЕРАЛИЗМ = САТАНИЗМ,
ИЛИ РЕНТГЕН МЕФИСТОФЕЛЯ

В минувшую среду с фасада здания, расположенного в Санкт-Петербурге на Петроградской стороне, был сбит барельеф, изображающий Мефистофеля. Позже стало известно, что барельеф был якобы сбит анонимной организацией «Казаки Петербурга», которые мотивировали свои действия тем, что эта «достопримечательность» не должна находиться напротив православного храма.

После этого инцидента к месту происшествия начали стекаться «прогрессивные» петербуржцы с требованием закрепить временный баннер с фотографией Мефистофеля на фасад здания, откуда сбили барельеф. Однако власти города отказали активистам в этом.

«К сожалению, нам не удалось повесить на прежнее место изображение Мефистофеля. Жилкомсервис, который обещал предоставить доступ на крышу, залег на дно и не отвечает на обращения. Завтра мы попытаемся с ними связаться, планируем установить фотокопию барельефа», — заявил петербургский депутат Борис Вишневский.

Мнение эксперта

Константин Душенов, директор Агентства аналитической информации «Русь Православная»

Весьма символическое событие. Очень ясно показывает, «кто есть кто» в этой «борьбе за культуру против клерикального мракобесия».

Когда эти «защитники культуры» говорят мне, что фигура Мефистофеля является «элементом культурного наследия», у меня сразу возникает вопрос: зачем же тогда они сотнями сносили памятники Гитлеру в Германии и памятники Сталину в России? Разве эти памятники не «элемент культурного наследия»? И уж Гитлер или Сталин точно, как ни крути, совершили меньше зла, чем сатана, памятником которому и является изображение Мефистофеля.

Ещё больше веселят причитания наших «прогрессивных» граждан о том, что акции, подобные той, что совершили сторонники Цорионова-Энтео в «Манеже» и неизвестные «казаки» в Питере, есть свидетельство «черносотенного мракобесия», в которое-де погрузилась «несчастная Россия» под руководством «кровавого гэбешного режима». И теперь со дня на день надо ожидать «черносотенного террора» и «погромов»...

Что тут скажешь? У кого что болит, тот о том и говорит. Действительно, большинство «прогрессивных граждан», возмущенных «разгулом православного мракобесия», составляют иноверцы и христоборцы, потомки местечковых русоненавистников из-за черты оседлости, по-прежнему ненавидящие всё истинно русское и считающие наше национальное возрождение прямой угрозой своему благополучию.

Но это все плоды воспаленного воображения, не более того. Не стоит обращать внимания. А последствия «сатанизации» русской жизни, которую последние сто лет последовательно пытались провести либералы, коммунисты, затем опять либералы — надо спокойно, последовательно и целенаправленно выкорчевывать...

http://dushenov.org/


Метки:  

Поиск сообщений в Независимое_расследование
Страницы: 60 ... 33 32 [31] 30 29 ..
.. 1 Календарь