-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Сергий_Чернец

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 4) Мир_леса Секреты_здоровья Camelot_Club Неизвестная_Планета

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.03.2014
Записей:
Комментариев:
Написано: 41

Жизнь страшно интересная


Сомнамбула

Четверг, 15 Мая 2014 г. 00:44 + в цитатник

Стилизация 2.
Сомнамбула. 
Вместо эпиграфа: 
«Существует огромная разница между: 1) прекрасным, свободным, ничем не омраченным миром природы, таким спокойным, тихим и непостижимым, и 2) нашей повседневной суетой, с её скорбными тревогами, переживаниями и спорами…».    
«Описание цветка с любовью к природе - гораздо более заключает в себе гражданского чувства, чем обличение взяточничества, ибо тут соприкосновение с природой, с любовью к природе». (Достоевский).
Просыпаясь, видим мы остатки снов. Сонный мозг совсем отказывается от обыкновенных мыслей, туманится и удерживает одни только сказочные, фантастические образы. Эти образы имеют такое удобство, что как-то сами собою, без всяких хлопот со стороны думающего, - зарождаются в мозгу. И, неожиданно, сами собою же - стоит только хорошенько тряхнуть головой - исчезают бесследно. Да и все кругом, не сразу располагает к обыкновенным мыслям: теплая постель и холодный, подразумевающийся, пол. Отсюда, - хочется полежать….
Из сна-воспоминания.
Направо темнеют холмы и овраги - это край, высокий конец нашей деревни, затерянной среди лесов. Налево всё небо над горизонтом залито багровым заревом - восходящее солнце, невидимое за густым лесом, окрашивает вершины высоких елей, стоящих ровным строем сразу за опушкой. И трудно сразу понять смысл этого зарева. Был ли это далекий пожар, или, действительно, собирается восходить солнышко, его не видно. Вот такая была особенность утренней зари в нашей деревеньке, с претензионным названием «Старая».
Постепенно, даль становиться видна, как днем и её нежная лилово-розовая окраска пропадает. Тогда и поля за оврагами теряются, пропадают, в утренней дымке тумана. Словно укрывшись одеялом, даль скрывается в этом белом мареве.
По весне, ночи напролет щелкают и щебечут в кустарниках ивняка вдоль оврагов птицы, и поют соловьи, выдавая свои невообразимые трели. А под утро, в туман, вдруг, всё смолкает, - ожидая первых лучей Солнца, готового этот туман разогнать, согревая сонную природу. Это затишье завораживает своей таинственностью. Вот, только что, даже когда небо над лесом с востока окрашивалось - щебет птиц, соловьиные трели, стрекот кузнечиков доносился со всех сторон. Но, вдруг, природа замирала вся на некоторое время. И только-только из-за высоких елей блеснул луч солнца и быстро осветил окрестности - сразу, и гомон, гвалт, шум и шевеление словно вырывалось из плена. Перекликались птицы на подлеске опушки, перелетая с ветки на ветку, с березки на березку. Вороны, каркая, летели куда-то по делам. За ними и галки добавляли свои голоса, прыгая по веткам. А в березняке затрещали сороки-соседки, разговаривая-разбираясь в своих житейских делах.
День начинался весело. Природа не знает грусти. 
И человек, грустивший сонно у костра - тоже просыпается окончательно и оптимистично настроенный идет за сухими дровишками, чтобы разжечь костер и согреться. В туманное утро всегда чуточку веет прохладой. Тем более у реки.

(Отступление) Природа и искусство - это две составляющие, - как материал и творение. Сопрягая творение и материал - мир создал красоту. Даже красоте надобно помогать: даже прекрасное предстанет уродством, ежели не будет украшено искусством. Ибо оно удаляет изъяны и полирует достоинства, и недостатки обращает в красивое.
Природа бросает нас на произвол судьбы - стоит прибегнуть к искусству! Без него и превосходная натура останется несовершенной.

Деревня расположилась на пологом спуске к реке. И не у моста же рыбачить, где движение, где люди ходят. И решили мы идти к дальним омутам. Под вечер в субботу и вышли. Там, за лесом, река поворачивала и образовала большие ямы-омута, с круговоротами воды возле упавших в воду деревьев.
Места те были отменные и не только ради рыбалки. Та с высокого холма видна была вся долина реки. И наша деревенька проглядывалась. Этот холм почему-то выделялся во всей нашей равнинной местности. И лес тут, на холме, рос хлипкий, низенький - одни осинки да березки. А всё дело в том, что холм был не земляной. Это была гора каменная и из нее брали камень-песчаник для строительства фундаментов домов со всех окрестных деревень. Интересно было проходить мимо карьера-разработки камня, сейчас уже заброшенного.
Не очень высоко - метров на 5 или 8 поднималась стена, словно выложенная пластами камней. Вся история Земли была видна. Миллионы лет назад тут, вероятно, было море-океан, и ракушки отмирали и падали на дно, образуя все эти пласты и превращаясь в камень.
Но чтобы дойти до реки, нам пришлось преодолеть бурелом - беспорядочно сваленные ураганами деревья. И ветер всегда здесь завывал в вершинах вновь выросших деревьев. Поэтому «холм» этот считался древним мистическим местом. Раньше тут проводились языческие обряды. Но мы проходили с другой стороны и на древнее капище не попадали.
Дорога петляла, потому что обходила вырванные корни елей и сосен. В этих ямах, под корнями были видны лёжки зверей: будто натасканные специально кучи сухих листьев и травы, примятые так, что видно было, как лежал тут кто-то из зверей. Где примято небольшое пятно - тут мог быть заяц или, наоборот лисица. А где продавлено большое место - мог залегать и медведь. Мы знали дорогу и срезали её повороты и петли, проходя по девственному лесу на спуск с холма. Вот и наблюдали звериные лёжки.
Только сойдя с горы, вышли мы вновь на широкую тропу, на дорогу к реке. И лес тут, в низине, был гуще, и будто бы потемнело сразу. Высокие кроны деревьев загораживали нам закатное солнце. К реке мы вышли уже в полных сумерках. Солнце было уже за горой и за лесом.

На песчаном берегу сразу собрали костер и поставили котелок с водой кипятить, заваривать чай. Чай травяной - из смородиновых листов с цветками смородины, растущей в изобилии по берегу реки. Начались приготовления к рыбалке.
Успел я в сумерках наладить «закидушки» свои и поставил их на ночь. Ночная ловля рыбы иногда тоже бывала успешной. Года два назад мы тут сома поймали, большого…. И в этот раз я закинул далеко в омут хорошо отлаженную снасть с толстой леской, с явным расчетом.

После чая, друг мой, назовем его Митрич, решил спать и стал устраиваться возле костра. Он скептически относился к закидушкам моим и колокольчикам. Он был заядлый спиннингист, даже в соревнованиях участвовал по спортивному рыболовству. И ходил он вдоль реки и вверх и вниз по течению, обследуя все коряги и ямки. А я же, как страстный рыболов-любитель, сижу с поплавочными удочками на заранее выбранном месте. Но вот понравились мне закидушки-донки. Колокольчики звенят, подвешенные на натянутой леске, сообщая о поклевке. И я даже литературу соответствующую прочитал. В нашей библиотеке, в разделе «Сельское хозяйство», был еще подраздел «Рыбоводство», а среди этих книг о разведении рыбы в прудах были книжки про любительское рыболовство. И там же, в книжках о рыбалке, я вычитал, что можно ловить ночью. «Ночная ловля леща» - к примеру, так и называлась одна маленькая брошюра.



Так вот, пока я возился на берегу, закидывая свои закидушки, - мой Митрич уже сходил за лапником, за еловыми ветками. Он передвинул костер в сторону, а лапник постелил на нагретый горячий песок. Я подошел и прогревал замерзшие холодные руки, протягивая их к костру. Митрич полулежал на согретом лапнике, закуривая сигарету.
- Вот и будешь тут всю ночь ходить, как это - лунатик! - говорил Митрич, выдыхая дым после первой затяжки.
- А это болезнь такая, - сомнамбулизм - называется. - констатировал он в конце, «блеснув» познаниями.
Я пока молчал в ответ, отворачиваясь от дыма костра. Крутил головой в стороны, потирал руки и вновь протягивал их к огню, приятно согревающему. Весенняя вода была очень холодная, да и похолодало к вечеру. Это в середине мая: вроде, когда черёмуха цветет, то и заморозки бывают. Весной всегда так….
- А как же «ловля леща по ночам»? - напомнил я Митричу. Ему я тоже давал почитать такую книжку.
- Ха! Там про зимнюю рыбалку было. - помнил Митрич. - А ты думаешь, рыбы по ночам что - не спят? - 
- Ну, не знаю, - ответил я без юмора на улыбку Митрича.
- Не будет ночью рыбалки тебе. Все про сома того вспоминаешь(?!) - напомнил мне Митрич старую рыбалку - И то, тот сом под утро попался. Так что брось. Устраивайся вот. Я тебе и лапник принес. - и показал мне Митрич место устеленное лапником рядом с собой. Мы прилегли ногами к реке. Митрич смотрел на костер. А я смотрел на звезды, лежа на спине. Приятно грело спину, тепло проходило сквозь лапник от горячего песка.
- А смотри как интересно получается: сом, и «сом-намбула», - сказал я вслух, после некоторого молчания. - Вдруг, он не спит. Вдруг, по ночам он лазит по дну и ищет добычу себе, а? - обращался я к Митричу.
- Да ну! И то: сома надо на лягушку ловить, а у тебя что - черви!?! - сказал он скептически в ответ.
- Ага! Вот я сейчас попробую поймать лягушку. - и я стал подниматься.
- Её надо наверное «придавить» немного. Сом же «падаль» любит - мертвечину?! - спросил я совета у Митрича.
- Вот ты пристал - «сомнамбула». - шевельнулся Митрич, уже было устроившись спать и накрывшись снятой курткой. - Ну, придави чуть, чтоб не совсем сдохла сразу. Иди, лови своего «сом-намбулу», а я спать буду, не мешай! - и Митрич прикрылся своей курточкой с головой.

Так я оставил Митрича у костра, а сам пошел налаживать снасть на сома, - на своего «сом-намбулу». Поймать лягушку было не трудно, тут же на берегу реки. И вскоре снасть была успешно закинута в омуток, ближе к его середине. 
Рыба все-таки не спала. Из четырех моих закидушек «срабатывали» две постоянно. Только тихонько позвякивали колокольчики, и я вскакивал от своего «созерцания» красот природы и ночного неба. Ловилась в основном мелочь: ерши чаще всего болтались на крючках. Но поймались и несколько хороших голавлей и подлещиков на ту закидушку, которая была закинута на стремнину, на переходе переката в яму.
И, вдруг, «основная», на сома снасть, подала «сигнал». Вероятно было уже за полночь: «Вот он, - «сом-намбула», и попался», - подумал я, уже приготовившись вываживать крупную рыбу.
Сом был. И, вываживая его я провозился долго, было сильное сопротивление, несколько раз я в воду заходил, боясь, что порвет леску от натуги.
Услышал всплески и Митрич, - он прибежал ко мне и держал на изготовке подсачек, который нам и не понадобился. Сом бы не влез в него. Вымотавшись, за 10-15 минут сопротивления, сом будто действительно уснувший, сонный, спокойно позволил подтянуть себя к песчаному берегу. Митрич увидел огромных размеров рыбину и вошел в воду сбоку от сома; он подхватил его руками около жабер и вынес подальше на берег и бросил на песок. Только тут сом начал прыгать и изгибаться. Мне пришлось взять подвернувшуюся палку и ударить его по голове, чтобы окончательно успокоить.
Дома мы узнали что сом, наш «сом-намбула», весил 7 килограммов и длина его около двух метров с хвостом….
Конец.


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Турпоход на рыбалку

Четверг, 15 Мая 2014 г. 00:42 + в цитатник
Турпоход на рыбалку.

Уже ранним утром все небо обложили дождевые тучи. Было тихо, не жарко и скучно, как бывает в серые пасмурные дни, когда над полями долго нависают тучи, и ждешь дождя, а его нет. С рюкзаком за плечами и связкой удочек в руках, переходил он поле от станции к лесу. Впереди ждала его заветная река. В тихую погоду, когда вся природа кажется задумчивой, - лес просто чудесен. Красиво вела по лесу дорога, в две песчаные колеи, поросшая посередине травкой. А с краю дороги росла земляника, наклонив красную ягоду над листьями. Стройный сосновый лес не шумел, кроны деревьев только тихо шептались, словно переговариваясь. 
Многие прелести природы могут  увидеть только туристы, а не целенаправленные люди, идущие по делам.  
Едва он подошел к берегу и сел перекурить, как начал накрапывать дождь. Быстро-быстро поставил он палатку, сверху еще натянул целлофан, который у него всегда был, свернутый в рюкзаке. Успел все-таки. Минут через пять лил уже сильный дождь, обложной, и трудно было предвидеть, когда он кончится.
У Сергея Ивановича, страстно увлеченного рыбалкой - существовал определенный комплекс. Он был уверен, что родился под несчастливой звездой. Каждый раз, собираясь в новый поход, он пытался разубедить себя в этом. Но жизнь со зловредным постоянством подтверждала его несчастливую карму. Так что нисколько неудивительно было, как его встретила природа у реки. 
Вся фигура Сергей Иваныча изначально казалась унылой: он был худощав, несколько нескладно горбатился. 
Вытянутое скорбное (будто плакал недавно), лицо его испещрено было морщинами, как ударами судьбы. В праздники, особенно личные, ему вообще не везло страшно, лучше из дома не выходи (!), - все хулиганы и милиционеры города, словно ждали его дня рождения. Непременно он был избит и ограблен, и забран в милицию он же!!! На рыбалке не везло также.
У него рвалась леска в самый момент вытаскивания рыбы на берег - это еще мало, а то случались пожары, что сгорала палатка и все вещи, и многое другое.
Несмотря на все эти несуразности, ему не хватало этой рыбалки. Рыбалка для него была перчинкой и кислинкой среди пресной жизни. Была необычность в ловле рыбы с любованиями закатом и рассветами. Рыбалка расцвечивала серые будни. И Сергей Иваныч в очередной раз пережидал дождь на берегу.
____________________
Время он зря не терял. Тут же размотал снасти, выставив удочку из палатки на улицу, он перевязывал крючки, проверял грузила и поплавки, заранее настраиваясь на глубинную, донную рыбалку. Для этого он продел леску через отверстие «оливки», скользящего груза, закрепив его скольжение маленьким грузилом в конце. Поводок от грузил отмерил сантиметров 15. «Оливка» скользила от поплавка до круглого грузика. Эти премудрости снасти были подсказаны Сергей Иванычу давно, но он редко ими пользовался. Сейчас все было оправдано. Под дождь он выскочил, когда тот вроде бы немного стих. Насаженную, с червяком, снасть он забросил далеко к середине реки, но подвел к берегу, где закрепил удочку, положив на рогатины, которые уже были тут. Течение снесло груз, и леска вытянулась вдоль течения реки, что и требовалось, поплавок был поднят под самое удилище, на пятнадцать сантиметров от вершинки, таким образом, что глубина не регулировалась, течение натянуло леску, и поплавок оставался только сигнализатором поклевки и никак не регулировал глубину погружения снасти.
Закинув одну снасть, он решил снарядить и вторую. Сидя в палатке, он размотал и «закидушку» с большим грузом «ложкой». Приготовив все, насадив два крючка, он побежал еще и «закидушку» забрасывать. Повозиться пришлось подольше: надо было сломать палку и воткнуть ее в прибрежный песок, привязать к этой палке конец размотанной снасти. Закинув далеко на середину реки, на натянутую течением леску он повесил колокольчик. Изрядно промокнув под дождем, забрался в палатку и успокоился на время. 
Но долго сидеть ему не пришлось. Несмотря на дождь, рыба видимо клевала, - зазвонил колокольчик. Пришлось снова выходить под струи дождя. Действительно, кто-то большой сопротивлялся на леске, когда он вываживал. И это оказался лещ больших размеров, как сковорода. Уже у берега лещ перевернулся в последний раз, и лег на бок, дав себя подвести к самому песку на берегу. Тут уж Сергей Иваныч подхватил рыбу руками и вынес подальше от воды, бросив на траву. Это был первый трофей и довольно хороший, килограмма на три бы потянул, навскидку определил Сергей Иваныч. 
И дождь стал стихать, а вскоре прекратился. Рыбалка пошла! «Колокольчик» был снова закинут, вернее, подвешен на закинутую снасть. А Сергей Иваныч ловил на удочку, тоже со дна. Он верно определил, что рыба во время дождя и в пасмурную погоду будет на дне, интуиция рыбацкая не подвела. Что такое рыбацкая интуиция? Всего лишь мастерство, отточенное годами и доведенное практикой до совершенства, или что-то другое, граничащее с предвидением? Трудный вопрос. Но ясно одно: в рыбалке эта интуиция помогает.
День вознаградил Сергей Иваныча за интуицию, он славно порыбачил и вечером у костра поел быстро сваренную уху. Он сидел уже под чистым звездным небом, переживая волнующие моменты прошедшей рыбалки, и строил планы на завтрашний солнечный летний день. «Наконец, - думал он - звезды благосклонны!».
Палатка была уже не нужна. У костра легко было лежать и думать над разными вопросами бытия: недавно Сергей Иваныч увлекся философией, и часто теперь думал, думал…. Для него теперь многое стало ясно как день: «Прежде всего надо, чтобы вся жизнь проходила как бы сквозь призму.- думал он, - То есть, другими словами, надо, чтобы жизнь в сознании делилась на простейшие элементы, как на семь основных цветов делится пропущенный через призму свет. Жизнь не из семи элементов состоит, а гораздо из большего их числа. Но все дело не в количестве, - каждый элемент надо изучать в отдельности, и в отдельности иметь ввиду…». И еще долго он думал про свою философию - твердо решив начать новую жизнь.
Прошла ночь, настал день. Сергей Иванович привык к новому дню и к тому, что ему везло. Может это случилось потому, что он не только думал, - а и «проживал» свою философию. После этого похода многое переменилось. Раньше он редко выходил на улицу даже, чтобы не встретиться с плохими людьми. А теперь он гулял по улице, глядел на дома, на серые заборы, и ему казалось, что в городе все давно уже состарилось, отжило и все чего-то ждет: не то конца, не то начала нового молодого свежего.
О, скорее бы наступила эта новая, ясная жизнь! - когда можно будет прямо и смело смотреть в глаза своей судьбе, и сознавать себя правым, и быть веселым и свободным! А такая жизнь рано или поздно настанет!
                                                                                         Конец.

Метки:  

Рассказ Калавай

Среда, 16 Апреля 2014 г. 18:32 + в цитатник
«Калавай».
К «Чужим мемуарам»
Все свое детство я провел в деревне у бабушки с дедушкой. Отец мой военный и все куда-то ездил с одной части в другую, а за ним и мать. Меня привезли к бабушке в 4 года.
Раньше, до школы, когда дедушка живой был (он умер, когда я в школу пошел), - была у нас собака рыжая как лисица. Уши торчком и хвост колечком держала, - говорили потом, что породы лайки карелофинской, я так запомнил.
Звали собаку «Сам», кличку такую дед придумал. Ходил раньше дедушка с ней на охоту. И, рассказывала мне бабушка, что собака бежала за зайцем в лес надолго, сама его в лесу ловила и приносила к ногам дедушки. Вот, наверное, поэтому и прозвали лайку – «Сам».
И этот Сам всегда со мной ходил, куда бы я не направлялся, мы с ним дружили.
По краю нашей деревни протекала маленькая речка, а за деревней она впадала в большое круглое озеро, снова вытекая из него с другой стороны. Озеро окружал густой лес.
Когда-то давным-давно на том краю озера, где речка вытекала, тоже была деревня. Она сгорела дотла более 100 лет назад и теперь, издавна на том месте большое поле занесенное песком от разлива реки каждой весной. От озера и вдоль по речке там росла черемуха.
А от нашей деревни до той черемухи было далековато, километров 5, наверное, но мы тогда ходили за черемухой со старшими ребятами в то далекое поле. Со мной всегда ходил мой пес Сам.
Черемуха росла по берегу речки, в основном, но и по полю тоже стояли отдельные деревья, даже группами. А еще в поле были неглубокие ямы заполненные водой. Эти ямы, наверное, остатки от старинных домов, при разливе реки весной они затоплялись. И в эти маленькие озерца попадала рыба и оставалась там. Мы с деревенскими мальчишками брали с собой сетки (бредни) и ловили в озерах этих рыбу. Потом разводили костер на берегу речки и варили уху…
Детство мое вспоминается радостное и прекрасное. Середина лета, нагретая солнцем в тех озерках вода была теплая, как парное молоко и весело было нам плескаться, мутить воду вылавливая в мутной воде всплывающую на поверхность рыбешку.
И в тот раз, помнится, мой пес Сам первым залаял и кинулся в траву одного из озерок, он что-то почуял в поросшем по берегу осокой и камышом озерце. Сам прыгал в воду и выскакивал обратно и лаял весело и задорно. Мы увидели в озере утку или вернее утенка. Он не улетал но прятался в прибрежной траве и нырял под воду от берега к берегу. Всей толпой мы, ребятишки, ловили и поймали этого утенка. Когда он был у нас в руках, мы пожалели его перепуганного и выпустили в речку. Там он сразу же поплыл в сторону большого озера, быстро скрывшись за береговыми речными камышами.
Школа у нас в деревне была за речкой. Там был и сельсовет и почта и медпункт. И я ходил с мальчишками через мост, который каждый год, весной, при разливе реки затопляло.
Тогда у нас были длительные каникулы на все время половодья. А школа была начальная трехклассная. И было у нас три учительницы. Учительница по русскому и литературе была из нашей деревни, и ее сын пошел в школу вместе со мной. Почему-то он испугался кошки и за это его прозвали в школе – «Кошкин». Еще с нашей деревни учился в первом классе Женька – печенька: любил он есть печенье, оно у него в сумке всегда с собой было, и сам он был круглый, похожий на печеньку. А я плохо выговаривал тогда букву «р» и когда сказал, что бабушка делает хлеб в печи – «калавай» и меня так и назвали – «Калавай».
Остальные ребята, а всего учеников было 10 в первом классе, - приходили в школу из соседних двух деревень нашего колхоза. Из нашей деревни мы так и ходили втроем: Кошкин, я – Калавай и Женька-печенька. Мы проучились в деревенской начальной школе все три года. И много было веселых и грустных историй и приключений, которые сделали нас троих закадычными друзьями.
Потом меня родители забрали в город: отец вышел в отставку и получил квартиру на окраине города, в военном городке-микрорайоне. Там даже больница-поликлиника называлась – госпиталь. В городе в школу я пошел в четвертый класс.
А приятели мои в деревне стали ходить в школу в райцентре. Но каждое лето я приезжал в деревню к бабушке, где меня встречал мой рыжий пес Сам, и, конечно, наша дружба детская только укреплялась. По деревне быстро распространяются слухи и друзьям всегда сообщали: «Калавай приехал к бабушке Насте». Друзья сразу бежали ко мне, вернее, к моей бабушке, - дом наш был четвертым, если идти от реки, с левой стороны. Кошкин жил во втором доме с другого конца, а Женька в середине деревни, около круглого небольшого пруда.
И с этим прудом памятный мне случай произошел. Я чуть было не утонул. Пруд – это такая круглая яма с крутыми обрывистыми берегами. На спуске к воде сделана деревянная лестница с одной периллой с правой стороны. И пруд был очень глубокий. Сразу от лестницы сделаны были мостки из двух широких досок, которые далеко выдвигались в воду, опираясь на перекладину между двух забитых в дно бревен.
Это было в первое же лето, как я приехал к бабушке. Мы, с друзьями, все трое спустились к тому пруду по лестнице и стояли на мостках. Первым стоял у воды Кошкин, потом я, а последним Женька. Женька же и толкнул меня на Кошкина. А тот, едва не упав, но удержавшись на ногах, толкнул меня назад к Женьке…. От этого толкания-игры не устоял на мостках я один и полетел в воду спиной…. Помню – черная вода пруда замкнулась над моей головой, и я опускался на дно, ничего не видя, хотя таращил глаза со всей силы. Я не умел плавать, - это одно, но почему-то потерял сознание и больше ничего не помнил.
Мне рассказывали потом, когда я уже был дома. Оказывается, я, пропал под водой и долго не всплывал, - так долго, что Женька первый не выдержал, вскочил и побежал звать на помощь. Друзья присели было, на коленки и ждали, когда я всплыву, чтобы схватить и вытащить меня из воды.
Но в пруду была, видимо, какая-то воронка или «магнитная сила», которая не давала мне всплыть. И еще позже, нам рассказывали деревенские старожилы, что в этом пруду живет «водяной»-дух, и что многие люди уже там погибли-утонули.
Тогда одна девочка-соседка спасла меня. Она услышала крики моих друзей, быстро сбежала по лестнице и нырнула в пруд…. Меня вытащили наверх, а там проходил мужик и он сделал мне искусственное дыхание, как положено. Меня откачали и отнесли домой, где я только окончательно пришел в себя.
Бабушка, конечно, больше всех переживала и плакала….
Кроме этого страшного события, я, все же, больше вспоминаю радостные случаи моего детства. Я до сих пор люблю рыбалку, и мне нравится наша речка и наше большое озеро. Помню, как мы в летние жаркие дни купались на мелких песчаных перекатах. И ловили рыбку, которая зарывалась в песок под нашими ногами – это вьюнки такие. Это рыбка похожая на пескаря, пресноводный вьюн. Мы ловили их руками, загребая со дна вместе с песком, в который она только что зарылась, подняв облачко мути в быстротекущей воде. По колена в воде мы бегали за стайкой рыбешек, гоняли их по мелководью, с радостными детскими визгами падая в воду…. Счастливая была эта детская пора.
А в августе, другое радостное чувство, когда пахнет осенью. Что-то серьезное и грустное запоминалось, - навеянное пасмурным небом и прохладой после дождя. Мы ходили в это время все трое (три друга) в лес за грибами: Кошкин, Женька и я, Калавай. И нисколько не обидно было мне мое прозвище, наоборот, я как бы радовался каждое лето этому своему прозванию: Калавай. Потому что в городе, в суровую зиму, в школе, я был простым Сашкой Смирновым.
Мою фамилию друзья, конечно, знали, но в деревне знали бабушку мою, Марушеву и думали, что я тоже Марушев, наверное. А узнали все про меня, когда я в первый раз стал работать в колхозе летом и получал в сельсовете зарплату.
Это было в 12 лет. Тогда и моя бабушка помогала и работала в колхозе на уборке урожая. Она была на пенсии, и пенсия была у нее маленькая – 28 рублей. И меня она устроила, через председателя, который жил в нашей деревне, в колхоз на подработку.
В то время заготавливали «силос» в силосные ямы. Это было так, - косили на полях незрелый зеленый горох, люцерну и возили к ферме на телегах, к силосным ямам. Там тракторами траву утрамбовывали, - трактора прямо ездили и давили траву в яме. Машин в колхозе было всего две – грузовик и молоковозка с цистерной. Зато лошадей штук 20 было на конюшне. Вот тогда я первый раз научился запрягать лошадь в телегу. Конечно, затягивать подпругу и хомут у меня не было силы, - все делал конюх наш колхозный, дядя Федя, из соседней деревни. Но лошадь Ласточка меня знала и слушалась, я ей приносил хлеб, посыпанный солью и кормил с руки.
Так я работал в колхозе июль и август, - возил сначала траву, горох, а потом люцерну на силос. А затем и сено возил, большие возы с лугов от реки на ферму. Вот тогда я ходил в сельсовет получать свою первую зарплату. За полтора месяца работы, с середины июля и август, я получил 40 рублей. Мальчишки работали не целый день. Мы ходили за зарплатой вместе с бабушкой. А потом сразу пошли в магазин наш, сельский. Я купил себе конфеты, дорогие шоколадные, которые назывались, как моя лошадь «Ласточка», а все оставшиеся деньги отдал я бабушке.
В клуб около школы и сельсовета по воскресеньям привозили кино. Билет стоил 10 копеек, и мы всегда ходили втроем, три друга: Кошкин, Женька и я, Калавай. А потом, вечером по темноте мы возвращались домой, подсвечивая дорогу – мои друзья брали с собой фонарики. У меня тоже был фонарик, я давно привез его из города и он все время лежал у бабушки, только батарейки квадратные надо было где-то брать, они кончались быстро. И друзья меня выручали – им из райцентра привозили родители.
Мы переходили мост через речку, а дальше надо было идти по темному проселку. Фонарики наши освещали слабо и везде всплывали тени от кустиков, а на небе не было ни звездочки, видимо тучи так затемнили его, что было страшно идти в этой темноте. И, вдруг, на свет фонариков выбежал мой славный пес Сам, немного даже испугав нас. Рыжий бестия кидался мне на грудь, пытаясь лизнуть в лицо. И мы все радовались такому гостю, который нас провожал до деревни через темный проселок.
Все-таки хорошее было то время….
Сейчас уже плохо вспоминаю подробности этого «сказочного» своего детства. Умерла моя бабушка и родители продали дом в деревне. С тех пор я больше не видел своих друзей. А как бы хотелось с ними увидеться, встретиться.
Конец.

Разговор

Вторник, 15 Апреля 2014 г. 15:24 + в цитатник

 

Разговор.

Сергий Чернец: литературный дневник

Получил интереную заявку от друга пишущего рассказы, писателя.
"Я собираюсь записать рассказ о том как Христос отбыл свой жизненный этап на Земле.я пока еще не знаю всех масштабов, но думаю, мы б с Булгаковым друг друга поняли". 

И это было показательно, поэтому решил ответить адекватно, то есть по существу!: 
"Замахиваться на большое рискованно! Но надо стремиться к большему, конечно. А еще вам дам подсказку: есть отличия переводов Библии. На русском языке озвучено немного не так, как написано в самом подлиннике. И на английском языке есть свой перевод Священного писания: перевод Короля Иакова! так называется.
Так вот! Есть у меня и тот и другой перевод. И при учебе в Семинарии я читал, имел возможность узнать и подлинник и другие переводы: немецкий, например, и еврейский.Так что. "Дух ходит где хочет" - так в русском переводе звучит. А на самом деле эта фраза в подлиннике другая!!!
Тут у вас будет большая трудность. Вы не знаете как на самом деле написано в Септуагинте и в Вульгате. Это древнегреческий и древнелатинский тексты Священного Писания! Они тоже имеют некоторые отличия. 
История жизни Христа очень сложная! Если вам про чудеса писать, которые творил Христос, совсем опасно. Потому что только в Евангелии Ионна есть мистическое. А Лука и Матфей практики и писали четко и ясно!
Это сложная тема вами задумана. Сначала узнайте: чем отличается Вульгата - латинская, от Септуагинты древнегреческой! Раз!
Потом переводы Английский от русского! Два! 
Немецкий от русского и английского! Три!
И увидите, что там, где Христос спросил Петра: Любишь ли ты меня? - он отвечал трижды: Ты знаешь, Господи! А Христос ему сказал в ответ разное, в разных переводах! В Русском: Паси овец моих! В Английском: веди корабль Мой! В немецком еще по другому! В Вульгате совсем другое. 
Так и с чудесами: ходил ли Христос по воде? В Русском - он ступал по воде, в других переводах парил-летел над водой! И это только то говорю, что сразу вспомнил! А на деле там столько разночтений, что Католики воевали и до сих пор воюют за то, что, якобы они-то, мол, точно перевели и они правы! а Александр Невский побил крестоносцев на Чудском озере! Не согласившись с тем, что Христос летал над водой. Русские утверждают, что Он ступал по воде, ходил!Так что ваш замах серьезный! надо идти в архив, в хранилище-библиотеку и сследовать вопрос, чтобы правдиво и точно написать историю Христа! Вольтер как-то всю жизнь изучал эту историю и разуверился напроч и написал критическую книгу: Занимательное Евангелие, так примерно звучит".
Вот ведь какие серьезные сегодня писатели у нас бывают. Это к тому, что непросто в нашем полку писательском. Выводы делать надо самим.


Метки:  

Обращение

Вторник, 15 Апреля 2014 г. 15:23 + в цитатник

Рассуждения вместо выводов.

Всем людям надо учиться. И всякому делу тоже надо учиться, чтобы дело, изученное, и нравилось и, знакомо делалось хорошо.
****
«Всему надо учиться. Только просвещенные и святые люди бывают интересны, такие люди и нужны. Ведь чем больше будет таких людей, тем скорее настанет «царствие божие на земле», о котором мечтают верующие», - так мечтали еще в 19 веке, во времена Достоевского и народовольцев. Они мечтали о новом мире: 
«От наших плохих городов и разрушающихся домов не останется камня на камне - все переменится, все изменится как по волшебству. И будут тогда в новых городах большие, великолепные дома из стекла и бетона, чудесные сады и скверы, фонтаны необыкновенные, замечательные люди, гуляющие по городу…. Но главное не это. Главное что не будет толпы, в нашем смысле, в каком она есть теперь. Толпа неуправляемая, а направляемая туда куда надо «власть предержащим» - этого зла тогда не будет, когда много будет людей грамотных и ученых. Потому что каждый человек будет веровать, и каждый человек будет знать, - для чего он живет, и ни один не будет искать опоры в толпе: «как все делают, и я; как все живут и я». Милые люди, начинайте уже учиться. Покажите всем, что эта сегодняшняя неподвижная жизнь, - серая, грешная жизнь вам надоела. Начните учиться хотя бы ради самих себя, для себя!»
И конечно, все они осуждали «бездействующих» богатых землевладельцев - дворян и помещиков:
«Как бы там ни было, надо подумать, надо однажды понять, как нечиста, как безнравственна эта наша праздная жизнь, когда мы пользуемся всем готовым, не задумываясь - откуда все это берется. Поймите же, ведь если вы ничего не знаете и ничего не делаете, - то, значит, за вас работает другой, а вы заедаете чью-то чужую жизнь. А разве это чисто и правильно, - это грязно! Все надо менять. Надо учиться», - это слова народовольцев.
****
Это странное наивное рассуждение. И в таких мечтах, во всех этих чудесных садах, фонтанах необыкновенных чувствуется что-то нелепое. Но почему-то в этой наивности есть что-то прекрасное, что впору начать учиться. А ведь это заветы знаменитого Ильича, товарища Ленина, он решил воплотить мечты народовольцев. Ой-ой-ой! Все хорошо только методы, насильственного обучения счастливой «будущей жизни» неприемлет человек, неприжилось.
Идея хороша на вид, но в природе так не бывает. Кто-то кого-то ест: и овцы целы и волки сыты - в сказках. Жизнь много-много сложна, и требует жертв. Наблюдения за природой и жизнь на природе будет располагать человека к себе. 
Используя знаменитую фразу: учиться… (трижды), я ходил в читальный зал Центральной библиотеки. Учился я конечно по своему профилю. Но когда увлекся рыбалкой - решил и тут, по тому же принципу, - учиться. Нашел через каталог, что все книги о рыбалке и рыболовстве находятся в отделе «сельского хозяйства». И я стал постоянным посетителем Сельхоз отдела. Сразу же, ну естественно, я заказал из хранения толстый том Сабанеева «Рыбы России». А потом начал читать книги и любительского рыболовства, в отличие от рыболовства промыслового. Всего я прочел 40 книг о рыбалке. И многое узнал, мне неведомое. Открыл для себя мир, в котором жили реальные люди. Выдумщики и изобретатели: представьте, что ночью опускают лампочку на дно и ловят рыбу, пришедшую на свет. При этом: надо все изолировать, провода подключить к батарее электрической. А зимой холодно, и делается все это в палатке на льду: сверлят две лунки, - одну для удочки другую для света. Светит лампочка от фонарика над самым дном, в 10-ти сантиметрах. А уж сколько изобретательных снастей описано было в книгах рыбаков-любителей….
Но главное все-таки, я заметил, во всех рассказах было красивое красочное описание природы. Описывались те места, где рыбаки ловили рыбу, всегда с огромной любовью. Все они любили природу!
****
Литература и искусство в современном мире утрачивает свою исключительную роль. Наука вступила в прямой конфликт с искусством. В отношении к искусству как к чему-то ненужному, либо чуждому - видно преломление процессов отрыва культуры от широких слоев народа, людей труда. Культура отрывается от людей, несмотря на то, что современное буржуазное общество создало массовую коммерческую культуру, которая представляет собой не что иное, - как суррогат, имитацию подлинных культурных ценностей.
Интересные факты разобщения культуры от рабочих слоев общества узнаем из исследований зарубежных социологов искусствоведов.
Каждый второй француз, как сообщает социолог, вообще не читает книг. То есть половина народа книг не знает, а у нас сегодня только школьники и студенты берут в руки книги иногда.
Среди рабочих и крестьян процент не имеющих возможностей и не пользующихся книгами значительно выше: трое из четырех рабочих, и четверо из пяти крестьян. 30 департаментов Франции не имеют библиотек с выдачей книг на дом.
Во всем современном мире телевизор стал всеобщим заменителем культуры. И при этом, несмотря на его широкую распространенность, значительные слои населения не пользуются им. Существенно и то, что большое число телезрителей в мире не владеют элементарной грамотностью. Грамотность населения и в нашей стране снижается заметно. Если анекдот про тупых неграмотных блондинок смешил раньше людей, то сегодня анекдотические персонажи живут в нашей реальности во множестве и всюду, в городах неграмотных еще больше чем в деревне. Наступили времена Фонвизина: «дверь она если на петлях висит, открывается - то она существительная! А ежели ее с петель снять, да к стене приложить - то дверь уже будет прилагательная!» И такое могут себе думать наши блондинки с купленным дипломом о высшем образовании! А зачем им географию учить - навигаторы сейчас есть, это тебе не извозчики, какие были до революции.
Какую культуру можно нести в такие массы!
Им нужно что-то шокирующее. Когда искусство скомпрометировано перед историей и обществом, в самих художниках рождается стремление разрушить его. И они разрушают все. Переделывают в пошлость классиков, оправдываясь - «это новое мое видение», «я так вижу» - снова анекдот! 
Но и грамотность далеко не всегда служит средством приобщения к культуре. Например, социологи Италии по опросам телезрителей, - не утешают: из 100 телезрителей - 65 никогда не читают газет и книг. 15 ч. пользуются книгой крайне редко; 43ч. не читают газет…. Большинство итальянских телезрителей (51%) никогда не ходят в кино в кинотеатры, им хватает сериалов на телевидении.

Но суть вопроса не сводится к простой констатации такого факта. Из них можно сделать разные выводы. Исторически оправдан только такой вывод: передовую культуру надо сделать достоянием народа, а для этого надо изменить социальный порядок, мешающий приобщению людей труда к освоению лучших культурных ценностей.
Явно, что искусство переоценено. На фильм, в кинотеатр, рабочему человеку нельзя сходить - потому что стоимость билета равна прожиточному уровню трех дней человека труда. На открытие Большого театра, например, билеты на спектакль стоили больше чем месячная зарплата человека труда. Книги и газеты тоже дороги. Искусство переоценено, потому что не имеет поддержки ни от меценатов, ни от государства. Государство должно понять, что оглупляя свой народ, возвращая его к первобытному состоянию, не удержит власть свою, а получит новое восстание Спартака, или новую Бастилию.
Происходит сближение искусства с наукой, этакая «компьютеризация» искусства. Для документального направления это может быть как-то еще приемлемо: когда он-лайн общение происходит через интернет. Но нет оснований полагать, что границы между наукой и искусством в современную эпоху стираются или даже существенно смещаются, что они сближаются друг с другом. Наука не изменяется под воздействием искусства - это наглядно понятно. Тогда, значит, литература и искусство движутся в сторону науки, стремясь освоить ее способы познания мира. Явление это сложное и его никак нельзя оценивать однозначно.
Явления сближения найти очень трудно. В самом деле, - о каком сближении с наукой может идти речь, например, в музыке, в оперном театре, в балете, живописи и скульптуре.
При всех оценках действенность искусства не зависит от меры его приближения к науке. Искусство определяется тем, насколько глубоко и объемно художники раскрывают характерные черты жизни, ярко и впечатляюще они воплощают свои творческие открытия. Образное освоение мира - вот что было и остается основным свойством искусства, его энергией и мощью.
Если же, как сегодня, - искусство теряет свою самобытность, оно утрачивают и свою настоящую силу. Прямолинейное «сближение» искусства и науки обычно приводит к созданию таких произведений, которые: "ничем не обогащают научную мысль, и перестают быть явлением искусства".
Таким образом, сегодня можно говорить - о содружестве искусства и науки, нежели об их сближении. Известный физик Р. Оппенгеймер сказал: «Человек науки и человек искусства живут на краю непостижимого…. В работе и в жизни они должны помогать друг другу и всем людям». И в этом надо согласиться с большим ученым.
Конец.


Метки:  

Рассказ "Страх".

Среда, 09 Апреля 2014 г. 22:48 + в цитатник

Страх - 
(рабочее название).

«Мой школьный товарищ, после школы поступил в сельскохозяйственный техникум. После службы в армии, (его забирали со второго курса), он не стал его заканчивать, а сразу уехал в деревню. Там он работу нашел в совхозе трактористом и быстро женился и, построив свой дом, обзавелся крестьянским хозяйством». 
Так рассказывал мне мой приятель Николай, у костра у реки. Мы с Николаем частенько выезжали на природу, на рыбалку, просто «подышать свежим воздухом». Рыбалка была поводом, да и «подышать воздухом» - тоже, в основном, было поводом встретиться и пообщаться, пооткровенничать с моим другом. Он  был истинный любитель рыбалки, но также был хорошим рассказчиком. А я был ему «оппонентом», как он выражался, - спорщиком, но и слушателем прилежным одновременно.
- Итак. Все вроде было у моего школьного товарища хорошо. Но что-то было не так - продолжил рассказ Николай.
- Хорошо жить в деревне: молоко, запах сена, природа вокруг. И сытый всегда и здоровый…. Может быть в этом и состоит счастье, в относительном спокойствии и достатке? - рассудил я в ответ.
Но друг принял спор, никогда он со мной не соглашался.
- Ты в этом уверен? - возразил он. - Счастье ожидает тебя в тихой деревне? Может быть, еще и крылышками машет, как фея, от нетерпения: «приезжайте все в деревню!» - так и ждет оно там! Еще, может быть, оно говорит: «где ты дружище, почему ты не идешь ко мне, к счастью своему. Нет! Это надо быть психом, чтобы делать такие выводы. Счастье никого не поджидает. Оно бродит по свету в длинных белых одеждах, распевая детскую песенку: «лети-лети лепесток, через запад на восток…». Но это наивное счастье надо ловить, ему надо еще понравиться, за ним надо еще и ухаживать, чтобы оно не убежало, не покинуло тебя. Так что не в том дело: что у человека все неплохо образовалось - житье-бытье в деревне, жена молодая и проч. Но был он, почему-то несчастен и, как-то так, - все одинок или отгораживал себя от всего света.
 - Ну и что. Что тут удивительного! - сказал я. - Помнишь, я тебе рассказывал историю про женщину, которая жила одна и нелюдимо. Марфа такая, женщина здоровая и неглупая, во всю жизнь нигде не была дальше своего села. Она не видела города, не представляла себе суету улиц, с движением машин, а последние годы сидела у печи и только по ночам выходила на улицу. Её почитали «черницей», чуть ли не святой и ухаживали всем селом.
 - Да. Нет удивительного в этом! - сказал Николай. - Людей одиноких по натуре, которые как рак отшельник или улитка, стараются уйти в свою скорлупу, на этом свете бывает немало. Может быть это атавизм такой, возвращение к прошлому времени, когда человек не был еще общественным животным и жил одиноко в своей берлоге. Но может быть это разновидность человеческого характера.
Но товарищ мой, кстати, его зовут Сергей Петрович, как и тебя! Тезка и по отчеству… - сказал мне Николай, желая продолжить свой рассказ.
Я не отозвался сразу, потому что глаза мне наполнил дым от костра. Я палкой помешивал в костре и подложил несколько новых полешек.
Места наши, в далекой провинции, были глухие, и реки еще полны были рыбой. Вот и сейчас всплески на реке были слышны в темноте ночи. Немного отвлеклись мы от разговоров. Я ходил к реке проверять свои донные снасти: на ночь забрасывал я на середину омутка закидушку с двумя крючками. Настораживал на леске колокольчик. Однажды, под утро мне попался сом, большой метр с лишним длины. С той поры я и ставлю на ночь по две донных снасти и не жалея насаживаю пучок червей, по два три штуки на крючок.
Вернувшись к костру, я продолжил разговор.
- Ты помнишь, как  я сома поймал ночью. Вот и сейчас, червяка объели. Мелочь, наверное, в глубине ерши могут быть. 
- Утром было, ты говорил, - сказал Николай.
- Да. Рано утром. А раз попался мне карп - часа два гонял меня по берегу. Видит, податься ему не куда и подошел сам к берегу. Здоровый был, я сам видел, но как-то, шут его знает, сорвался.
- Да, ну ладно, - попив чайку, Николай отставил кружку и удобно устроился у костра.
 - Вот я и говорю. Был мой школьный товарищ нелюдимый. Когда встречал он меня около ворот во двор, всегда был грустный такой, как будто замученный работой. Я бывал у него часто и оставался дня два-три. Днем на рыбалку уходил, а вечерами мы общались и о многом говорили.
На реке и кое-где на лугу перед лесом поднимался туман. В свете полной луны, серебристый его верхний край красиво отсвечивал на фоне темного леса. Узкие клочья тумана, густые и белые, как молоко, бродили высоко над рекой, заслоняя отражение звезд в затихшей воде и цепляясь за прибрежные кусты. Они каждую минуту меняли свой вид: туманные облака, казалось, обнимались друг с другом, другие кланялись, третьи поднимали к небу руки с широкими поповскими рукавами, как будто молились… Они, эти облака тумана в лунном свете ночи, наводили на мысль о привидениях и покойниках. Потому что, начав рассказ о своем школьном товарище, Николай обратился ко мне:
- Скажи-ка мне, тезка Сергей Петрович, почему это, когда мы хотим рассказать что-нибудь страшное, таинственное и фантастическое, то говорим не из жизни, а обязательно из мира приведений и загробных ужасов. -
 - Страшно бывает человеку то, что непонятно. Это же из детских практик: дети боятся темной комнаты, потому что не знают, что там внутри, - парировал я, вновь начиная спор с Николаем.
- А разве жизнь нам понятна? Вот скажи: разве жизнь мы понимаем больше, чем загробный мир? - и Николай начал свой обычный разговор. 
Так мы всегда общались во время наших встреч. Мы могли откровенничать, потому что мы были искренними друзьями. Такую точную и редкую дружбу посылает нам Небо, для того, чтобы мы могли высказываться и спасаться от тайн, которые угнетают людей, пока они не откроются.

  Рассказ - разговор Николая иногда прерывался моими репликами и возражениями, но я приведу его полностью, чтобы было связно и понятно.

- Наша жизнь и загробный мир одинаково непонятны и страшны. Кто-то боится привидений и покойников на кладбищах, а кто-то боится жизни - этих огней в небе, этого тумана на реке….
Если подумать  в жизни есть много больше непостижимого и фантастичного, чем выходцы с того света - призраки и привидения.
Все знают монолог Гамлета: быть или не быть, ведь это перед самоубийством, когда он хочет его совершить, но не совершает. Он почему не убивал себя - да, просто он боялся тех видений, которые, быть может, посетили бы его в смертном сне. Этот знаменитый монолог хорош, как литературный шедевр Шекспира, но он меня не трогает.
Как другу признаюсь, иногда, в тоскливые минуты мне тоже рисуется смертный час. Моя фантазия изобретает самые мрачные видения. Все боятся смерти и того, что за ней будет. Конечно как дети, ведь Человеку тоже мало лет. Мы уже говорили об этом. По сравнению с динозаврами, которые прожили на земле 120 миллионов лет, Человек живет всего 4,2 или 4,8 миллионов. Ну в общем, пока наука думает, всего 5 лет Человеку. А Динозавры правили землей и жили 120лет. Все конечно в миллионах, но сути дела не меняет. Эволюция, то есть развитие продолжается. Человек переходит из младенчества к подростковому возрасту, становится не грудником-младенцем, а отроком. Не так давно Человек научился самостоятельно ходить. Ведь раньше он целиком зависел от природы. Не мог противостоять ни жаре, ни холоду. Приспосабливался, то шкуры наденет и прочее. 
Теперь, вроде бы, Человек может уже жить в любую погоду и выжить может даже в открытом космосе. Но все это приспособление человечества на грани детской игры. Ведь все равно - в основной своей массе человечество не может выживать ни в жаре, ни в холоде. Как были мы младенцами природы матери, так до сих пор маленькие дети её. И мы должны бояться жизни, и многие боятся жить на белом свете.
Наверное, это считается психической болезнью. Нормальному, здоровому человеку кажется, что он понимает все, что видит и слышит. А вот такой человек, который боится жизни, утерял это «кажется» и изо дня в день отравляет себя страхом. Есть болезни - мании, боязнь замкнутого пространства и т. д., так вот, - есть болезнь «боязнь жизни». Когда человек лежа смотрит на траву и долго смотрит на козявку, которая родилась только вчера и ничего не понимает, то ему кажется, что ее жизнь состоит из сплошного ужаса и в ней, в этой козявке, человек видит себя.
- Что же, конкретно, страшного в этой жизни? - спросил я.
 - А страшно все. Человек от природы мало знающий о загробном мире, о том, что такое судьба - вообще, редко обращается ввысь, в поднебесную. Бог отвлекает от страха перед обыденностью, от которой никто не может спрятаться. Лишенный веры в богов, человек поражается боязнью жизни, хотя боится себе в этом признаться.

Вот и хотел я рассказать тебе о моем школьном товарище, который был болен этой относительно новой болезнью человеческой, от которой не придумали лекарства. 
Во-первых, он не способен был различать, что в его поступках было правдой и что ложь. И его тревожило это. Он осознал, вдруг, что условия жизни и воспитание заключили его в тесный круг лжи и обмана, и вся его жизнь стала ежедневной заботой, чтобы обманывать себя и людей и делать вид, не замечать этого. И ему стало страшно от мысли, что он до самой смерти не выберется из этого круга лжи. 
- Так он поделился со мной своими переживаниями в последний мой приезд к нему.-
Вот он сделает сегодня что-нибудь, а завтра уже не понимает, зачем он это сделал. Жил, где родился, в городе, - поступил в Сельхозтехникум и испугался, приехал в деревню, чтобы заняться сельским хозяйством и снова испугался….
«Я понял, что мы мало знаем и поэтому каждый день ошибаемся, а от этого бываем друг ко другу несправедливыми, клевещем и обманываем других. Расходуем все свои силы на чепуху, которая нам не нужна и мешает нам жить, и это мне страшно, потому что я не понимаю, для чего и кому это нужно. Я не понимаю людей и боюсь их. Мне страшно смотреть на мужиков, я не знаю, для чего, для каких таких высших целей они страдают и мучаются и для чего вообще живут».
 - Вот так он говорил, и я увидел все симптомы этой новой психической болезни. Жаль что я не медик, наверное, это какое-то маленькое открытие в медицинской науке. - 
 
  «Если жизнь - есть наслаждение, то работяги-мужики были, по его мнению, лишние, никчемные люди; ведь их жизнь в нужде и непроходимом, безнадежном невежестве. И непонятно, кому и для чего нужна эта каторга жизни: труд, мучения. Никого и ничего нельзя понять». - В тот раз он находился в таком необычном настроении, что говорил еще долго, а кончилось тем, что нас прервали, нашлись дела по хозяйству. И я только через месяц узнал, что друг мой умер, повесившись в сарае. Тогда я понял, почему он покончил самоубийством: он любил жену, но она его не любила, он любил жизнь, но боялся её. Это огромная эпидемия среди людей началась, таких судеб становится все больше…, к хорошему это не приведет.
Друг рассказывал мне свои истинные переживания: 
«Знаешь, я могу рассказать тебе, как я глупо в жизни своей поступил. - Вот мне все говорят: у тебя милая молодая жена, прекрасный дом и хозяйство…. Думают, что я счастлив, и завидуют мне. Но никто не знает, скажу тебе по секрету: моя жизнь внешне счастливая - это недоразумение, и я её тоже боюсь.
Знаешь, скажу больше, моя семейная жизнь, которая кажется всем такой прекрасной, - моё главное несчастье и мой главный страх. Я женился странно и глупо. Сразу же когда я приехал я полюбил Машу безумно и ухаживал за нею два года. Я делал ей предложение пять раз, и она отказывала мне, потому что была ко мне совершенно равнодушна. В шестой раз, когда я, угоревший от любви, ползал перед ней на коленях и просил руки, как жалости и милости, она согласилась…. Она сказала мне: «Я тебя не люблю, но буду тебе женой…» - такое условие я с радостью принял.  Я тогда понимал, что это значит, но теперь не понимаю: «не люблю…» - что это? Это туман, потемки…. Я ведь люблю её до сих пор, как в первый день свадьбы, а она по-прежнему равнодушна и, бывает рада, когда я уезжаю из дома….
Жестокая пытка! Оттого, что в наших отношениях я ничего не понимаю, я ненавижу себя, и все в голове моей перепуталось, я мучаю себя и тупею, и как назло она с каждым днем все хорошеет…. Я люблю и знаю, что люблю безнадежно…. Разве это понятно? И разве это не страшно? Это страшнее привидений и мертвецов!».
От многих переживаний друг мой, школьный мой товарищ, умер….
Вот такой рассказ поведал мне Николай. И это не в первый раз, мы многократно ездили с ним на природу: «воздухом подышать» и поговорить. И еще много-много разных вопросов обсуждалось в наших беседах….
Конец.


Метки:  

тело и душа.

Среда, 09 Апреля 2014 г. 09:15 + в цитатник

 

Тело и душа - без философии

Тело и душа.

Прежде чем приступить к разъяснению этой возвышенной темы, важно отметить следующее. Любому читателю кажется, что определить понятия тела и души можно лишь при помощи абстрактных теорий, обычных для такого рода объяснений. Однако с развитием науки человек удаляется от абстрактной философии и всех ее атрибутов. Все что мы напишем, будет излагаться с чисто научной точки зрения согласно простому осознанию практических вещей.
Человек всегда думает о своем существовании, о том: кто его создал, как он устроен и что от него останется после смерти. Все имеющиеся по этому поводу мнения разделяются на три основные группы: теория веры, теория дуализма и теория отрицания.
Начнем «от противного» (математический термин):
-1-

Теория отрицания.
Этой теории придерживаются исследователи, отрицающие наличие духовной реальности. Они признают в теле только его материальность. Нет в теле человека какой-либо духовной сущности. Они изначально убеждены, что разум человека также является не чем иным, как плодом тела. Тело, в данном случае, уподобляется исправной биологической машине: с проводами, тянущимися от органов к мозгу. Этот механизм приводится в действие вследствие контакта организма с внешними раздражителями: ощущения боли или наслаждения направляются в мозг, который, в свою очередь, дает команду о том, какое произвести действие. Все управляется посредством нервов-проводов и жил, присоединенных к ним по программе отдаления органа от источника боли и приближения его к источнику наслаждения.
Именно таким образом, утверждают сторонники теории отрицания, происходят в человеке осмысление и реакции на все жизненные ситуации.
Кажется, это вполне научное представление, так как наше тело, действительно, ни в чем не нуждается, если его рассматривать как механизм. Почему у тела должно быть что-то еще, кроме того, что описывает данная теория? На самом деле, единственное дополнение относится к программе. Можно добавить, что существует не только само биологическое тело, но еще и более возвышенные желания, мысли, которые подчиняются той же самой программе (в генах): жаждут наполнения. Весь вопрос в том, что является наполнением для этого желания. Можем ли мы управлять видом наслаждения, и таким образом произвести в себе какие-то изменения?
Медицина и биология исследуют работу человеческого организма, и видно, что наше тело, действительно, представляет собой некую машину. Даже в той части «человековедения», которая считается относящейся к душе и занимается психикой, наука открывает действие жестких законов. Все склонности человека заданы его генами. И скрытая предрасположенность, оказывается, изначально заложена. Поэтому «теория отрицания» наиболее близка к правильному истолкованию понятий тела и души.

-2-
Теория веры утверждает, что нет ничего, кроме души или духа. А материальный мир порожден, создан Духом. Существуют духовные сущности, качественно отличающиеся друг от друга. И есть духи, которые называются «человеческими душами», которые обладают самостоятельной реальностью еще до того, как спускаются в мир и воплощаются в теле человека. Когда тело умирает, его смерть не распространяется на души, поскольку они простые духовные сущности и во времени вечны, как вечен вообще Дух. 
Тогда тело представляет некое одеяние для души, нужное для существования в этом мире. Через тело душа проявляет свои силы, качества и различные способности. Таким образом, душа дает жизнь и движение телу. У самого тела нет ни жизни, ни движения – нет ничего, кроме материи, которая останется мертвой без духовной сущности, без души, без духа.
Биологическое тело является смертным, а душа облачённая в него – вечной и бессмертной. Мы можем пересаживать органы одного человека другому. Даже лишившись отдельной части тела (руки, ноги), человек продолжает жить, если она не является жизненно важной, как сердце. Главное душа в теле.


Теория веры является наиболее распространенной среди религий. Однако эта теория не дает ответа, оставляет спорным вопрос о том, что представляют собой тела всех остальных творений, кроме человека. Существует ли душа у животных и растений? В этой теории больше вопросов, чем ответов.
-3-

Теория дуализма. Она представляет собой сочетание нескольких доктрин. Её сторонники верят в двойственность сущности человека. Тело является совершенным созданием, оно живет, питается и сохраняет свое существование, удовлетворяя свои потребности. Тело не нуждается в помощи какой-то сущности духовной. Оно само создает такую сущность, то есть душу.
Наблюдая естественные биологические процессы, считается, что тело существует само по себе. Клетки соединяются в целый организм – большой, сложный, состоящий из множества компонентов. Жизнь является, по сути, следствием жизнедеятельности клеток организма. Этот факт обнаруживается при изучении всей природы.
Разум появившийся в результате эволюции, развития и усложнения жизни, сам выработал духовную сущность – душу. Для деятельности души остается только лишь навыки и хорошие качества, их духовные разновидности. Душа нужна для лучшей приспособляемости в мире, полном препятствий для жизни.


Вывод.
 Имеется несколько аспектов в вопросе о душе и теле. Теории, которые ставят в зависимость от посторонних «духов» существование человека уже отмирают в науке. Однако возврат к ним происходит периодически и постоянно. Помимо биологической жизни организма, в каждом из нас есть нечто возвышенное. И это требует – бога, духа.
Возможно, есть люди, не имеющие души вообще и пребывающие на абсолютно «животном» уровне.
Очевидным для всех фактом является то, что человек по своей природе подвержен сомнениям. И любое заключение, которое определяется как очевидное, по прошествии времени подвергается сомнению, умножается сила теоретизирования и находится другое объяснение прошлым фактам.
Если человек действительно обладает абстрактным мышлением, он ходит по этому кругу всю свою жизнь: вчерашняя очевидность обращается сегодняшними сомнениями, а сегодняшняя очевидность превратится в сомнения завтра, так что в рамках абсолюта невозможно прийти к уверенному умозаключению больше чем «на сегодняшний день».
Знание, полученное нами в результате изучения и исследования, остается верным только на настоящий момент, а в дальнейшем мы можем добавлять к нему дополнительные данные и получать более четкую картину. То, что сегодня казалось нам очевидным, - завтра будет или признано частично верным, или вообще отвергнуто. Поскольку мы увидим, что данные получены либо случайным образом, либо верны при каких-то ограниченных условиях и не доказывают общей закономерности. Так мы продвигаемся во всех научных исследованиях.
Информация постоянно изменяется, и мировоззрение не просто расширяется, но и полностью меняет свои ценности.
Все, что необходимо сделать сегодня, - это изучить самого человека, и тогда мы, может быть, поймем устройство мироздания в целом. 
Именно человек устанавливает, своими пятью чувствами, - все, что присутствует в действительности. Поэтому задача стоит – исследовать само понятие «человек». Тогда мы поймем, состоит ли он из независимых друг от друга души и тела, или это ощущение мнимое. Человеку кажется, что он подразделяется на душу и тело, и точно также ему представляется, что реальность делится на него самого и на окружающий мир, который, в свою очередь, дробится еще на разные уровни. Все это мы сможем выяснить только при условии, что будем изучать самого человека.
Поэтому никакие рассуждения не могут претендовать сейчас на точные и неоспоримые истины. Знания в развитии постоянном.
Конец. 

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

О счастье, из книги.

Воскресенье, 06 Апреля 2014 г. 12:52 + в цитатник

 

Из книги Счастье. вступление - виток эволюции

 Что такое счастье.
Вступление. Виток эволюции (парафраз).
Да, ничего не поделаешь - мы становимся «стариками», это те, кто родился еще при старых порядках, и нам трудно привыкнуть к этому «двойному существованию», - в современном смысле слова. 
 Действительно, вся современность и говорит-то на другом отличающемся языке: все связано с некоей «научно-технической революцией». Уж, пусть простится мне мое невежество: что такое - эта научно-техническая революция? Вроде бы я не последний безграмотный среди людей, но я не знаю до сих пор. Все говорят как о само собой разумеющимся, будто каждому ясно как дважды два и просто неприлично будет спросить:  что это такое. Всем кажется, что это нечто новое, совершенно невиданное, непохожее ни на что!
Однако, при всех обстоятельствах, надо приглядеться и понять. Ведь не вывелся еще новый подвид человека, чтобы жить в новом мире. И все это движение - оно не столько новое, сколько хорошо забытое старое, хоть и приходится решать новые проблемы. 
Чтобы что-то понять, надо с чем-то сравнить. И с чем всегда сравнивало человечество? С опытом уже имеющимся! С историческим опытом. 

В большой книге истории человечества много вырванных страниц, есть забытые исторические события, неизвестные нам. Но, тем не менее, всегда в книгу истории заглядывает человек, как школьник в учебник. С прошлым сравниваем, чтобы лучше понять настоящее, предвидеть будущее.
Итак, если полистать книгу истории, те страницы, которые перевернуло время, окажется, что сегодняшняя глобальная тревога - сможет ли планета прокормить стремительно плодящееся население? - уже бывала в истории и повторялась не раз.
Угроза гибели всего человечества периодически нависала и кризисы эти, были довольно серьезными. Человечество спасалось единственным способом: «техническим прогрессом». Например, взял человек палку и прикрутил к ней острый камень - получилось копье. Или вот, - изобретение плужного лемеха дало толчок развитию сельского хозяйства, а следом вновь росло население земли. Только раньше эти периоды измерялись тысячелетиями, а сейчас все стало быстрей и ужасней, чувствительнее.
Объяснение кроется в ускорении времени. Это замечено было учеными давно, что время имеет свойство ускоряться к концу истории. Всегда так: начинаешь ждать чего-то, хоть автобуса на остановке, хоть друга опаздывающего на назначенную встречу - время идет медленно, прямо тянется. Но в другие моменты легко заметить что время ускоряется к концу какого либо мероприятия. Например, к закрытию, к окончанию работы если ты спешишь, то и время спешит, и ты едва-едва успеваешь, а то и не успеваешь, - секунды просто бегут как сумасшедшие. Сравнения всякий человек может сам привести, какие он сам наблюдал, все видели это.
Показательны в этом отношении песочные часы, - переворачиваем, и песчинки сыплются из полной верхней половины медленно в пустую нижнюю половину часов. И медленно убывает количество песка вверху. Но когда перевалит за половину и вверху станет меньше песка, - вдруг, ускоряется ход времени(?) - песчинки быстрее убывают, падают с удвоенной скоростью. 
А когда останется мало песочка он просто за секунду весь высыпается вниз - так резко и быстро, что можно подумать время ускоряется до скорости света. Странное это явление - такое ускорение времени перед концом. Приводит к размышлению, что человечество близится к своему концу. Ибо ускорились все процессы в человеческой цивилизации, во всех областях деятельности. К концу времени существования происходит ускорение - это неоспоримый вывод. Почему так происходит - это другой вопрос, но что это есть - точно и верно.
Отсюда вывод: если все процессы ускорились: процессы получения информации - раз, процессы научно-технической революции - два. Времени не хватает, даже жизни, некоторым ученым, чтобы завершить свои труды. Все говорит о том, что время ускорилось. А ускоряется оно когда(?), - в конце, то есть при окончании процесса, - в данном случае существования человечества.

Часть вторая от вступления.

Искусство дает отражение жизни. Но, существенная разница между человеком в жизни и героем литературного произведения. Приближение к жизни в искусстве имеет свои законы: крупнее становятся отдельные черты, которые выделяет автор, но расплывчатей остается целое. «Лицом к лицу лица не увидать…», как сказал поэт, и в этом опыт искусства.
Вряд ли математик, микробиолог или инженер станут искать решения своих специальных проблем в романе или пьесе. И организатор производства не должен учиться работать по произведениям искусства. 
Достаточно того, если искусство помогает формированию человеческой личности, духовного мира человека, а это немаловажная функция. Искусство также дает те дорогие счастливые минуты, когда до озарения и открытия очень близко. И конечно, важная функция искусства - это научить и не дать забыть человеку нравственность и чувство совести. В последнее время про совесть забыли, о совести не говорят и детей не учат быть совестливыми, - это большое упущение искусства.
Совесть считается - странностью характера человека. Но может быть, мы просто не набираемся смелости сказать, - что это не совсем странность, а что-то такое, чего нельзя лишаться насовсем!!
Для примера можно напомнить малоизвестный теперь рассказ Шукшина «Чудик», в свое время так названный известным писателем и режиссером.
Событие в рассказе неординарное, такое происходит очень редко: Чудик этот поднял в магазине пятидесятирублевку, подумав, что кто-то потерял. Посмеялся он еще над тем, кто ее потерял и отдал продавцу: мол, если спросит кто, - верните. А потом он с ужасом обнаружил, что это его деньги выпали из кармана…. И он не нашел в себе смелости вернуться и как-то забрать их у продавщицы. Совести не хватило! Эта фраза сегодня воспринимается, наверное, одинаково всеми: «Ну, глупо же, верно? Глупо!». Но почему-то герой произведения, вот такой совестливый - симпатичен! И жаль его. И есть что-то за всем этим большее. Конечно, другим характерам цельнопоставленным - такие слабости, такие странности чужды. 

В искусстве и в литературе, в том числе, изображают героев, всегда твердо устремленных к цели, и целесообразность для них одно из ведущих начал. Но когда вот так прямолинейно рассказан сюжет, все произведение упрощенно кажется задачкой, решенной арифметическим способом. Но и великие произведения мировой литературы можно пересказать так, что все в них покажется нарочно подстроенным, составленным и специально подводящим к назидательному выводу.
Сила гуманистической литературы в том и состоит, что лучшие ее произведения написаны так, будто они не сочинены и не придуманы. Будто писатель просто записал то, что происходило в жизни, документально точно. Именно такую иллюзию и создает настоящее искусство: словно это не искусство перед нами, а сама жизнь.
Однако, вот что удивительно: когда писатель изображает «людей из жизни» - получается «произведение искусства». А когда эти «люди из жизни» обнаружив потребность, и сами рассказывают о том, что они знают - тут  «искусством» и не пахнет. Получается это по простой причине, по причине отсутствия таланта и учебы, как ни странно. Всему и во всем нужна учеба. Грамотно писать сегодня многие умеют, и литературно грамотно пишут. Но талант не в этом.
В задачу писателя не входит «преподнести в литературной форме» то, - что за него видят в жизни люди. Писатель - это не писарь, не тот единственный грамотей на селе, как раньше, когда приходили к грамотному дьячку диктовать письма. Теперь письма каждый пишет сам. А вот книгу пишут для других целей. 
Писатель пишет для того, чтобы высказать свои убеждения, поделиться своими мыслями. И важно и хорошо - если эти новые мысли в образах важны и нужны людям, если в них отражается время.
В том и сила подлинного искусства, - что, рассказывая правду, показывая и жизнь, и труд,  такими, какие они есть на самом деле, - искусство способно пробудить в душах людей, особенно молодых, не имеющих опыта жизни, - не робость, не приниженность, а готовность самим все пережить, если потребуется, все вытерпеть и одолеть в жизни. Правда воспитывает мужественных людей, а ложь может воспитать предателей. Только правда выражается в подлинном искусстве.
Современный человек с детства привыкает к грандиозным цифрам, уверенно оперирует с сотнями тысяч, миллионами, миллиардами. Это касается всего на земле: и запасы нефти и население земли, и финансовые потоки все в больших цифрах. Поэтому в сознании людей складывается картина, которую не в силах поколебать цифры низкого порядка: единицы. Это до тех пор - пока единицей не окажется сам человек. Тут может наступить прозрение.
Именно поэтому каждой своей книгой литература обращается к каждому из нас по отдельности. Она говорит: «Смотри, судьба этого человека могла быть твоей судьбой. Только поняв, что пережил герой произведения, поняв и всю меру того, что он изведал, - ты поймешь время и мир, который тебя окружает. Ты должен это знать». Книга обращена к каждому.




Счастье (рабочее название).

Эйфория - это блаженное чувство бодрости и благополучия, так что лучшего названия не придумаешь. Это счастье временное, минутное, но постоянного счастья человек не сможет достигнуть никогда, хотя к этому стремится всегда. Поэтому мечта о счастье была, есть и будет.
Что такое счастье? - это один из вечных вопросов, остающихся без разрешения. Такой же, как вопрос о любви. 
Почему-то мы, русские порядочные люди, питаем пристрастие к этим вопросам. До сих пор и о любви и о счастье сказана только одна правдивая мысль, и то, - она сказана в Писании, в Библии: а именно, что «тайна сия велика есть». Правда, это сказано про другое, это о Церкви и о Боге. Но так и неизвестно остается - что такое счастье.
   Также неизвестно: кто такой - Бог, и что такое Церковь. Если «Бог есть любовь» - по Писанию, то любовь это Бог, то есть кумир, идеал, идол! А нельзя же поклоняться идолу, идолопоклонство запрещает Вторая заповедь той же Библии. Церковь в этом отношении является организацией регулирующей эти противоречивые «законы» Писания. А закон, как известно, - «как дышло, куда повернут туда и вышло»!  
Когда Любовь мы возводим на место идола, тогда и бог превращается в то, чему нельзя поклоняться, ведь Он - есть Любовь! Когда надо было для дела, можно было и так сказать. И Церковь говорила так, и сжигала неугодных на кострах инквизиции.
Поэты и писатели других стран обыкновенно поэтизируют любовь, украшают ее розами, соловьями…. Мы же, русские, украшаем нашу любовь этими роковыми вопросами, и притом выбираем из них самые неразрешимые.
Так что вопрос о счастье - очень сложный вопрос.
Я знал одного счастливого человека, заветная мечта которого осуществилась, который достиг цели своей жизни. Он получил то, что хотел, он остался доволен судьбой и самим собой. «Остался» - в прошлом, потому что, как только достиг счастья, так и умер. Но умер счастливым.
_____________________________Часть 1.
С утра было прохладно. Это лето не было жарким. И сидя на зорьке у реки я немного замерз. К вечеру вообще начал моросит мелкий дождик. Я заметил огонь костра на заливных лугах ниже по течению реки, там останавливались пастухи на ночь с лошадьми, их в нашем колхозе было больше двадцати. И я пошел к костру погреться.
В «ночное» дежурили и молодые ребята, но «старшой» был старый конюх, на вид лет восьмидесяти. Он лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника. Вокруг костра сидели и лежали трое молодых парней. Один с густыми черными бровями, безусый, одетый в брезентовую курточку и темную рубаху лежал на спине, положив руки под голову, и глядел вверх на небо. Над его лицом тянулся Млечный путь, и дремали другие звезды….
Кони топтались тихонько в траве вдалеке от костра. На фоне светлого неба с востока, откуда надо было ожидать появления зари, там и сям видны были их силуэты: кони стояли и, опустив головы, о чем-то думали. Их мысли, наверное, были длинные и тягучие, и угнетали их до бесчувствия, так что стояли они, как вкопанные, не замечая ни присутствия чужого человека, ни беспокойства собак. А собаки, заметив мое приближение, известили хозяев лаем. 
Старик прикрикнул на собак и они, завиляв хвостами, отошли и прилегли, настороже, посматривая на меня.
- Привет. Никак из Макаровки местной? -
- Да. Тутошний я, только не живу здесь, из города приехал в отпуск.
- То-то я вижу. Не узнаю, чей же ты?-
Я ответил. И старик, узнав моего деда, обрадовался, они друзьями были в свое время с дедом моим. Так началось общение в тишине ночи. В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится летняя ночь в природе. Непрерывно трещали кузнечики, пели ночные птицы - неожиданно начиная и так же неожиданно обрывая небольшие свои песенки, да в стороне от поля, на опушке леса, в кустах, лениво посвистывали молодые соловьи.
Большая грязная собака, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и у носа, вдруг неожиданно, с хрипением залаяла в темноту ночи, в сторону лошадей. За ней убежали и обе молодые гладкие собаки.
- Взять! Взять! - крикнул вдогонку старик, приподнявшись на локте и махнув рукой. 
- Прогонят волка, если что, - сказал он, со старческой улыбкой открывая свой провалившийся беззубый рот. Когда собаки успокоились, старик принял прежнюю позу и сказал спокойным голосом:
- А вот в соседней деревне колдун помер, не к ночи будет сказано, для страха. Не боитесь страшных историй? - обратился он к молодежи. 
Молодой пастух, лежавший на спине, повернулся на бок и пристально, подняв свои густые черные брови, поглядел на старика.
- А я слыхал, как ведьмы из печной трубы вылетают и летают. Может и колдун тот летал? - спросил он.
 - Слыхать не слыхал, видать не видал, Бог миловал - сказал старик, - а люди рассказывали.
Старик как будто что-то вспомнил. Он быстро поднялся на колени и начал говорить быстрой скороговоркой, своим беззубым ртом, - получалось глухо, как говорение в нос.
- Шел я раз берегом, сюда в Макаровку. Гроза собиралась, и такая буря была тогда, меня застала около сараев соседней деревни, где колдун-то жил. Поспешил я что есть мочи, гляжу, а по дорожке у кустов черемухи, она теперь большая как деревья, а тогда кусты были в цвету, - идет белый конь. И думаю: чей это конь? Зачем его сюда, за деревню занесло. Пока думал, подхожу ближе - только бац! - а это не конь, это Колдун. Свят, свят, - перекрестился я, а он глядит на меня и бормочет, глаза выпучил! Испугался я тогда сильно! Мы рядом пошли до сарая открытого и под крышу едва успели - как грянул гром ужасный и молния рядом сверкнула, и опять гром. Я тогда боялся ему слово сказать, а он пояснил, что мусор в овраг выкинуть отходил из сарая. Там хранилище колхозное было на краю их деревеньки, а он присматривал за ним, как сторож.
- Это бывает, глюцинации, наверное, - сказал один из молодых пастухов.
- Вот ведь, слово нашел какое-то умное, - бывает, говоришь, - сказал старик немного обиженно. - А вот я про Колдуна что знаю…. Это лет 50 назад было….
И рассказал нам старик историю, известную только старикам и старухам, которые жили в те времена сразу после войны с немцами. Тогда, в 43 году, немцев разбила красная армия Советского Союза, а они, убегая из наших краев, прятали свои награбленные богатства, зарывая их в землю. И вот после войны Колдун нашел клад немецкий, - в нем были украшения - серьги, брошки, и еще зубы золотые от убитых немцами людей. А кто колдовством живет, кто злое дело для людей помышляет, - к тому же и зло то вернется, тому и воздастся злом за зло!
Вот Колдун продавал золотишко свое, ездил в город. Но его арестовали, допрашивали, но ничего он не сказал. Отсидел он в лагерях и вернулся в шестидесятые уже годы. Клад свой он опять достал, видимо, потому что построил себе домину, и все-то у него было, а где деньги брал - вопрос. Но видимо он торговал только теми драгоценностями, которые не были еще сильно проклятые. А когда дело дошло до зубов от мертвых людей, вот тут его «инфаркт» и поймал. Так и нашли его около печи, в которой он зубы золотые в сковородке переплавлял, хотел слитки потом продавать. Вот тебе и на! На чужом горе счастья не построишь! Богатством неправедным счастлив не будешь! - так в Библии написано.
- А уж каким он был с молоду! - вспоминал старик.
- Все молчал и молчал, да на всех косо глядел. Все словно дулся и пыжился, как петушок перед курицею. А чтоб он в церковь пошел, или на улицу с ребятами гулять - никогда. И выпивать с мужиками не выпивал, все больше один сидел или даже со старухами разговаривал о травах всяких. Он и лечить мог людей, и помогал было многим. А я так замечаю: если какой человек из мужиков все молчит, да старушечьими делами занимается и в одиночку живет все - хорошего мало. Вот ведь узнали о нем после смерти, какой его грех-то гложил, - клад немецкий…. Не в золоте счастье. - резко завершил свою речь старик.

Рассыпавшись в тихом воздухе пронесся глухой звук. Что-то вдали громыхнуло, словно ударился камень о камень и эхо ахнуло вдаль: «тах! тах! ах! ах!». Когда звук замер, старик вопросительно поглядел на меня, равнодушного.
- Это на ферме колхозной что-то упало, - сказал я, подумав. 
Летом светало рано. С востока Млечный путь бледнел и мало-помалу таял, как снег, теряя свои очертания. Небо становилось опять хмурым и мутным, когда не разберешь, чисто оно или покрыто сплошь облаками, и только по ясной полоске на востоке и по кое-где уцелевшим звездам поймешь, в чем дело.
- Да, - сказал я, прощаясь, - близок локоть, да не укусишь… Кто знает в чем оно счастье то!? Кто как ведь понимает.
Повернувшись лицом к молодым пастухам и глядя на них, я сказал: 
- Так вот и умрешь, не повидавши счастья. Кто помоложе, может, и дождется, а нам уж и не думать….-
Старик встал и пожал мне руку на прощание.










_______________________Часть 2.
Деревенька наша соединилась уже с соседней. Строились дома от пруда, расположенного посередине нашей деревни Макаровки, к краю ближней деревеньки с названием Старая. Молодые пары в обеих деревнях строились с обеих сторон,  тем самым приближая деревеньки друг ко другу. 

Так случилось, что Старая совсем перестала существовать  и Макаровка выросла, за счет прилепившейся через новую улицу соседской деревеньки. Наш дом стоял третьим снизу на спуске к реке, остальная деревня тянулась на пригорок и протянулась по нему до самого поля, где всегда сеяли овес.
Жил я в деревне все свое детство, пока не окончил три класса начальной школы. А потом родители забрали меня в город. Только летом я был в деревне, почти все два месяца каникул, июль и август, так как принято было, в первый месяц, июнь, отправлять меня в лагерь по путевкам, которые выделяли родителям на работе профсоюзы. И помню я деревенскую жизнь с хорошей благодатной стороны. Походы на реку, купание и рыбалка, походы в лес за ягодами и за грибами.

Метки:  

Из "Лоскутков"

Четверг, 03 Апреля 2014 г. 16:50 + в цитатник

 

Из книги Лоскутки, необычное мнение - империя

(3 лоскуток и) «Расставание»
(распад империи).

В Истории человечества были важные переломные периоды. И история повторяется, несмотря на то, что прогресс ведет к большему развитию благополучия людей. Люди все время переживают какие-то кризисы.
Была Римская империя. Это большое государство объединяло многие народы разной национальности и разной веры и с разным менталитетом. И она однажды распалась. 
Империя не погибла сразу в одночасье. Распад империи предсказывали пророки задолго до событий. Но они зашифровывали свои пророчества, в образах описывая должное произойти. Прямо говорить они не могли отчасти потому, что не знали слов и понятий далекого будущего, о котором пророчествовали, а отчасти из страха, что знания попадут не в те руки.
А проще сказать: все познается в сравнении.
Был Рим. Его разрушили варвары. Империя разделилась. Некоторые народы отделились совсем, самоопределились и образовали свои государства: Англия, Испания, Франция, Германия. Но часть империи была жива. Византийская империя, на базе Римской, еще долгое время существовала.
Так примерно, в сравнении и существовала империя Российская, хотя бы в последнее время называлась СССР.

Так же, в повторение истории: империя распалась. Некоторые государства отделились и самоопределились: Литва, Латвия, Узбекистан, Туркмения и т. д. Но часть империи, также как и Византия, еще существует
Гибель империи Российской начался еще в 1917 году. 
Когда варвары захватили Рим, что они стали делать? Они разрушали памятники, разрушали строения римлян – дома с колоннами, римские усадьбы. Что сделали пришедшие к власти «новые варвары»? То же самое, что и 1000 лет назад. Разрушали все усадьбы, памятники культуры, добытые и созданные веками! Более того, - они с гордостью пропагандировали разрушительство: «мы весь, мы старый мир разрушим, до основания, а затем, мы наш, мы новый мир построим…» - так пели в известной песне. Ну чем они от варваров, разрушивших Рим, отличались!? В  Российской империи разрушили сотни, тысячи Храмов, развалили все усадьбы и исторические памятники. А дорог как не было, - так и нет. Новый мир обещали, но не построили. Также как все равно Византия пала, так и должна пасть та оставшаяся часть империи Российской. 
Всё к тому идет по всем признакам, очевидным безо всяких пророчеств. 
По Ленинскому принципу: верхи не могут, низы не хотят, сейчас такая ситуация. Верхи уже не справляются, не могут проявить свою власть, а низы не хотят жить в беспредельном разгуле безвластия! Ленин называл это – революционной ситуацией. И сегодня такое же время.

Вопрос в том: что послужило распадом Византийской империи? Там не было революции!
В Византийской империи процветала коррупция, как и у нас, она процветает все больше. И в Византии продавали все. Продавали даже воду в пустынных районах: река принадлежала Эмиру, местному правителю. Все платили за воду дань. У нас сейчас уже начали продавать реки в частные руки. Очень похоже на Византийское правление. Кругом надо деньги платить, врачи платные были во все времена и дорогие, образование тоже было для избранных. Мы, «как бы», возвращаемся к тому времени. И даже без «бы» уже вернулись к порядкам тех времен.
История – неужели нас ничему не учит, ведь мы опять – «наступаем на, те же грабли»!!!
Византийская империя постепенно теряла свою армию, и воинов становилось меньше, защищать империю было не кому. У нас армии уже почти нет, не существует: 1год служат пацаны. Они не успевают оружие потрогать и в форму переодеться, а уже «дембель на носу». А вооружение сегодня – не сабля или меч. Сложную технику у нас не кому обслуживать. Как-то ракету новую «Булава» испытывали. Президент Путин смотреть приезжал. Позор: с трех раз, ни разу не смогли запустить, перед президентом. В новостях еще об этом позоре своем всему миру растрепали. И что Путин сделал? Улучшил что-нибудь? Нет. Он сократил армию, наоборот, а срок службы уменьшил, вдобавок, новый президент Медведев.

Огромное значение играла религия. Византия умирала еще из-за власти религии. Фанатично верило все руководство в заповеди и «толерантно» (как сейчас скажут), веротерпимо относилось к мусульманству и к другим религиям.
А мусульмане – турки-сельджуки завоевывали окружающий мир. Они убивали христиан, грабили города, покоряли народы.
И что у нас? У нас религия уже пытается войти во власть. Патриарх разрешил священникам быть депутатами думы. Хотя это явное нарушение слов из Писания: не можете служить двум господам, и Богу и мамоне. А мусульмане взрывают метро в Москве, в самой столице. Опять же – как в Византии все повторяется.
Про торговлю уже и говорить не надо. И в те времена цены в каждой области были свои. Если в провинции хлеб был дешевле, то в городах, в Царьграде Византии – цены в 10 раз были больше. Тоже самое и у нас. Власть на торговцев никак не может повлиять – частная собственность.
Чем окончила свое существование Византия? А как мы закончим? А закончим – это точно, образец есть. История повторяется.
Конец.

Метки:  

Проблема поколений. мнение такое.

Вторник, 01 Апреля 2014 г. 11:58 + в цитатник

 

Вечная проблема поколений

Без названия.
Вечная проблема поколений. Всегда кажется старикам, во взгляде на молодежь, - что раньше было лучше, и мы не были такими плохими. Это было и во времена фараонов.
После революции, после гражданской войны и многих других потрясений, как продразверстка и коллективизация, Советский союз начал жить в относительной стабильности. Об этом ярко свидетельствуют фильмы: «Свинарка и пастух», когда на ВДНХ познакомились грузин и деревенская свинарка из колхоза; «Волга, Волга» - тоже неплохой фильм, да и тот же «Карнавал», с песней «Пять минут». Искусство прославляло свое время.
Действительность же отличается от произведений искусства сделанных на заказ властей.
Есть и другие произведения - диссидентские, которые выставляют все недочеты и плохие стороны времени. Юмористы, сатирики в этом смысле, тоже не во всем согласны с властями, хотя и не запрещены. Ильф и Петров, с их «Двенадцатью стульями» показали тот мир с его изнанки. Мир «Пролеткульта».
Массы жили по установке властей. Критика церкви и религии вообще - считалась обязательной в те времена. Как говорил Остап Бендер: «Бога нет» и выиграл в споре с ксендзами, отбив у них шофера «Антилопы». И так думали и так знали и были уверены в этом - основная масса людей Советского Союза. Религия была опиумом для народа.
В вопросах религии люди становятся как дети наивными. Все религии, какие мы только можем увидеть на земле, имеют в основании своем клубок вымыслов, предположений и мифов. 
Всё основанное на обмане и само есть большой обман. 
Всякий человек, кто серьезно задумается над религией и ее сверхъестественной моралью, кто трезво взвесит все ее преимущества и недостатки, сможет убедиться, что религия и ее мораль не очень полезны человечеству (особенно в ее заповеди: убей неверного), во многом мораль религиозная противоречит природе человека.
Говорят, что Бог терпелив. Но терпение - это явное зло, потому что обнаруживает бессилие или неохоту вмешиваться, или даже соучастие во зле, которое творится на Его глазах. Маньяки расплодились в обществе, и нет им наказания ни от Богов, ни даже от людей: убийцу всегда казнили смертью, но сегодня их, убийц, даже в тюрьму не сажают, а дают условные сроки наказания. Где же Бог в это время?
В религии, сами духовные лидеры говорят, что многие вопросы недоступны разуму человека: вера познается по воле богов. Если религия неразумна, тогда она создана не для разумных существ. Значит, сами доктора богословия ничего не смыслят в тайнах, которые сами проповедуют. Догматы одной религии всегда оказываются чушью и ложью с точки зрения другой религии. «Да я знаю, но объяснить не могу»,  - говорит монах-богослов. Еще Альберт Эйнштейн говорил простую истину: плох тот ученый, который не может объяснить, чем он занимается. Все они тогда проповедуют бессмысленные доктрины. «Долой разум! Все познается верой в Бога!» - такой лозунг для фаната религии. Можно подумать, что вся мораль религий только для того и создана, чтобы разрушать общество, превращать людей в первобытных дикарей. 
Самое недостоверное в религии - это ее основа. Евангелие действительно принесло «не мир, но меч и разделение». От апостолов и до нашего времени - христианский мир раздирается ненавистью, преследованием и злобой друг ко другу.
Религия представляет собой узду для людей, неуравновешенных по характеру или пришибленных обстоятельствами жизни. Религия утешает только тех, кто неспособен охватить ее в целом и понять ее смысл; туманные обещания благ и помощи могут соблазнить лишь таких людей, которые не задумываются над лживым и жестоким характером, какой приписывает религия Богу. - Он казнит детей за грехи отцов - аж до третьего и четвертого рода. Убей ведьму - это тоже заповедь Божия! И еще много и много жестокости от Бога: брат на брата будут воевать, и сын на отца войной пойдет, - евангелие обещало и всё сбылось по Божиему плану, - ведь Бог такой добрый, что убил миллионы людей: чума и другие эпидемии кара Божия, это все по Его воле было: все войны.
Священники скоро заметили, что, работая на богов, они работают на себя, что они могут все дары  брать себе. И обеты и жертвы, приносимые священниками мифическим существам, никому не нужны, боги никогда не предъявляли требования на все эти вещи. Народ, порабощенный религией, платит духовенству реальными продуктами. А если бы духовный труд оплачивался также духовно: «спасибом», - как бы было весьма недовольно духовенство.
Не бог создал человека по своему образу и подобию, а человек всегда творил бога по своему образцу, наделял его своим разумом, своими качествами, особенно - пороками. 
Человек может ошибаться - так и бог: Джордано Бруно сожгли, Галилея обвинили, Бог ошибся? - человек может быть злым и мстительным - так и бог еще злее человека и мстительнее. Невежество - вот первая примета Веры, и поэтому Церковь делает святыми юродивых сумасшедших: Блаженны нищие духом!
Поклоняться Богу - значит, поклоняться вымыслу, созданному человеком, его воображениям, или проще сказать - поклонятся тому, чего нет. Как можно верить в вещи, которые недоступны нашему разуму? - это также бессмысленно, как требовать того, чтобы мы летали, не имея крыльев. «Верь, верь в Бога, которого нет на Земле» - говорит поп, «Лети, лети в пропасть, у тебя есть невидимые крылья» - призывает человека сатана в пустыне, возведя его на край высокого уступа над пропастью, как само Евангелие рассказывает об искушениях Человека.
Незнание естественных причин заставило человека создать первых богов: извержение вулканов - боги горы, ветер сильный - бог ветра и т. д. Но те, кто начал кормиться от этого, обманывая соплеменников, создавали богов изощреннее, великих и ужасных. Обман создал Бога невидимого, непознаваемого, но которого надо бояться. Страх перед неизвестностью - орудие священников. Нельзя жить счастливо, если все время дрожишь от страха. Ожидание будущего блаженства и страх будущих мучений лишь мешают людям думать о том, чтобы стать счастливым здесь и сейчас.
Религия отбирает счастье у людей.
Называя другие религии суеверием, сами являются таковыми. Потому что устанавливают неестественные правила нравственности, разобщают людей. Христиане поклонники бога ревнивого, мстительного и кровожадного - таков бог иудеев и христиан, не могут быть сдержанными, ни терпимыми, ни человечными. Их бог присуждает к вечным мукам, к истреблению всех, кто исповедует другие религии, - вот и сами они такие же.
От суеверия следует лечить, как от алкоголизма и наркомании: потому что суеверие - это хроническое заболевание, оно поддается лечению. Правда, никогда нельзя быть уверенным, что эта болезнь не даст рецидива. Так как в этом уже есть пример: многие сотни и тысячи даже людей жили без веры в богов, без религии 70 лет. И вдруг, опять - коммунисты атеисты пошли в церковь, и соблюдают религиозные диеты - посты, исполняют обряды и кланяются доскам, как пещерные люди, - ужас! Ничего не поняли они до сих пор.
Многовековая история показала несостоятельность религии: она всегда приносила только одни несчастья. Религия по существу своему враг человеческих радостей и человеческого благоденствия: Блаженны нищие! Блаженны плачущие! Блаженны страждущие! - так говорят попы, что ж нам надо обнищать, страдать и плакать? И те же попы проповедуют: горе, богатым, горе тем, кто живет в довольстве и веселье! Это все мы можем неожиданно открыть для себя в христианстве, но так нельзя, нельзя лишать человека счастья! 
Человек суеверен только потому, что пуглив, а пуглив он только потому, что невежественен, элементарно неграмотен. И религия делает его неграмотным, отвергая новые знания о мире и его законах. 
Надо только посмотреть трезвыми глазами на вещи, чтобы убедиться, что священники - очень опасные люди.* Они ставят своей целью господствовать над умами людей, чтобы иметь возможность грабить их кошельки. Разве не так? Сейчас это бросается в глаза: священники живут в достатке и ездят на иномарках, когда народ голодает и погибает около той же церкви!** 
Чем внимательнее мы будем изучать религию, тем больше будем убеждаться, что ее основная цель - благополучие духовенства! Чтобы постичь истинные основы морали, людям нет необходимости ни в богословии, ни в откровениях, ни в богах…, - для этого достаточно простого здравого смысла! 
Чтобы счастье было полным, мы нуждаемся в привязанности и помощи окружающих нас людей. Люди согласятся любить и уважать нас, помогать нам в наших планах, работать для нашего счастья - только тогда, когда мы сами готовы работать для взаимного их благополучия. Как аукнется - так и откликнется! Эту необходимую связь называют нравственным долгом, нравственной обязанностью. 
Человеческий род во всех странах мира еще не свободен, он стал жертвой священников разного рода: лам, шаманов, попов,  мулл, ксендзов и кюре, а также пап и патриархов. Они назвали религией такие системы, которые изобрели для покорения человека. Воображение людей они пленили красивыми сказками, рассудки людей они затмили обрядами и диетами, а разум людей они пытаются уничтожить, ограничивая образование с детского возраста: церковь не против ЕГЭ, в Церковных школах нет науки: все сделал Бог: и гены, и кибернетику - Бог создал!?! 
Человек всегда будет искать наслаждений, потому, что ему свойственно любить все, что скрашивает и делает приятным существование. Никогда не удастся всех людей заставить любить неудобства и несчастья, единицы, заморившие себя в монастырях - это психически нездоровые люди и место им в психбольнице. Христианская мораль, словно нарочно придуманная для того, чтобы сковать человеческую природу и поработить ее призракам - и она не имеет влияния на грамотное большинство. Потому что она, христианская мораль, - служит лишь тому, чтобы измучить, истерзать некоторые слабые и легковерные души, но не сможет она удержать ни одного человека, увлеченного сильной страстью или укоренившейся привычкой. Человек существо восприимчивое, он рассудительный и разумный и будет стремиться к самосохранению и счастью. 
Пусть неизменной целью человека будет счастье, руководителем к нему - разум. Пусть добродетель будет для человека единственным богом. Делать добро, помогать людям - вот бог!

*Поясним об опасности людей Церкви:
Все знают о происшедшем во время Варфоломеевской ночи во Франции, когда река Сена вместо воды текла кровью, убиты были тысячи людей, вырезаны все противники Папы Римского. Но как Папа Римский достиг такой зверской расправы над гугенотами-протестантами? - Были посланы из Рима в Париж два иезуита-монаха. Иезуиты - это монашеский орден, который существует до сих пор, они служат святому престолу Папы. 
Так вот, те иезуиты, двое, проникли в среду верных католиков: один вращался в высших кругах, приближенных к королю и к власти, а другой ходил среди простого народа, среди пьяниц и бездомных, среди воров и грабителей. И оба они агитировали и подогревали антигугенотские настроения. Психологию людскую они хорошо знали, умели играть на струнах душ человеческих. И все верные католики были доведены до крайней степени мести и злости на всех гугенотов. На домах верных людей нарисованы были кресты, а на домах протестантов крестов не было. В ночь на день святого Варфоломея началась страшная резня и убийство. Убивали семьи всех кто против религии Папы Римского. Два иезуита совершили страшную казнь гугенотов руками верующих фанатов. Толпа фанатиков поддалась пропаганде и призывам иезуитов. Вырезали семьи гугенотов не жалея детей и женщин и стариков. Это страшное побоище не научило нас ничему? Опасные люди - церковные слуги - попы, монахи, иезуиты!

Мы и сегодня видели в новостях столкновения фанатиков веры, мужчина верующий бьет женщину с плакатом против Церкви! Ему внушат священники иезуиты, скажут «фас», как собаке, и он будет убивать всех кто против бога, всех кто скажет, что Бога нет! История снова повторяется, это только признаки, начало противостояния!
**Около Церквей в провинции стоят нищие и просят себе на кусок хлеба, ну, конечно и на выпивку. И был случай, когда около Храма умер человек, не особенно старый, лет 55, но умер он от истощения, на паперти, можно сказать! А священники проповедующие милосердие не удосужились помочь. У человека не было дома, не было работы и пищи, подавали ему деньги у Храма, которых едва хватало на водку. Кто нибудь из верующих помог человеку?...
Священнику некогда он на заправку спешил на своей иномарке. А человек умер! И таких случаев по стране тысячи! Где милосердие Церкви, говорят одно, а делают явно противоположное!
24.04.2012г.                                        Сергий чернец.

Метки:  

Необычное мнение о Любви.

Вторник, 01 Апреля 2014 г. 10:14 + в цитатник

(7 лоскуток) «Любовь».

Желание жить врожденно каждому живому организму на земле, и человек не может не хотеть жить, независимо от того, что ему нравится думать об этом.
Любовь к жизни – это один из видов любви. У этого понятия, обозначаемого таким общим словом в русском языке – «любовь», есть много разных толкований. В греческом языке разные виды любви и обозначались разными словами.
Эрос – любовь плотская, по-нашему. А филос – любовь предметная, это как филантропия – любовь к человеку, филология – любовь к слову, философия – любовь к мудрости.
Любовь божественная обозначалась в греческом языке, словом Агапэ. Так в Библии написано, что Апостолы собирались на Агапы – на «вечери любви». 
Одним объединяется любовь всякая: это – забота и ответственность. Это составные элементы любви.
Но без уважения и знания любимого человека, любовь среди людей вырождается в господство и собственничество. От любви до ненависти – один шаг, говорит народ.
Материнская любовь – самый общераспространенный и самый общепринятый пример продуктивной любви. Тут проявляется сама сущность любви – забота и ответственность, а также желание, чтобы другой человек рос и развивался.

Любовь представляет плодотворную форму отношения к другим и к самому себе. Ради любви совершались великие дела, когда рыцари шли на подвиги во имя «дамы сердца». Когда человек любит кого-то или что-то, хочется ему что-то делать во имя своей любви. Хочется жертвовать собой, хочется служить! – любимой науке служат ученые….
Почему к уму, к учености склоняется слово о любви. О том большой поэт до нашей эры говорил. Поэт Овидий нравился и Пушкину. Он начал прославлять любовь с любви плотской. Две его эротические поэмы: «Наука о любви» и «Средства от любви» не чужды были откровенного натурализма, как наставления в вопросах взаимоотношений любовных, почти как «Камасутра». Но жизнь свою тот поэт закончил в изгнании. В 8 году император Август сослал Овидия на берег Понта Эвксинского, где он писал уже печальные элегии, с тоской о родине далекой:
«Чтобы тебя любили (долго) – будь достойным (той) любви, а этого не дадут тебе красивая наружность или стройная фигура – ты должен красоту физическую соединить с даром ума. Красота – ненадежное преимущество: чем больше стараешься, тем сильнее блекнет она, само время заставляет ее увядать. Не всегда цветут фиалки; и на цветочном стебле розы, когда на ней опадут лепестки, остаются одни шипы. 

Так и у тебя, красавец, скоро покажутся седые волосы, придут в свое время и бороздящие лицо морщины. Старайся образовать свой ум – нечто прочное – и сделать из него помощника красоте: только ум остается с нами до могилы!» - хорошо сказал поэт Овидий, переживший все на себе.
«Чтобы заслужить любовь, мало одной красоты».
И другой великий поэт Омар Хайям говорил не плотской любви только: «Если полюбишь, то люби того, кто этого стоит. Незачем быть возлюбленному Птолемеем или Платоном, но нужно, чтобы было у него и немного ума разума».
«В этом мире любовь – украшенье людей,
Быть лишенным любви – это быть без друзей.
Тот, чье сердце к напитку любви не прильнуло
Тот – осел, хоть не носит ослиных ушей». – 
Такие стихи о любви написал Омар Хайям.
Известная есть песенка, чтобы продолжить разговор: «О любви не говори, о ней все сказано
Сердце верное любви молчать обязано!»
Действительно. Не стоит переписывать тысячи слов о любви мужчины и женщины, сказанные поэтами всех времен и народов.
Я говорю о другой любви совсем. Любовь Агапэ. И словами протопопа Аввакума легче хочется сказать. Аввакум Петров был священником ревновавшим за «истинную» веру православную на Руси. Он был против реформы Церковной, которую проводил в свое время Никон-патриарх. Назвали тогда все движение расколом и старообрядчеством. 
Так и старовер Аввакум погиб от рук нашей инквизиции. Да скрывают, говорят, что не было инквизиции на Руси, к сожалению была. Знаем, что Петр царь бил «батогами» староверов и гнал в Сибирь. А Аввакума сожгли живьем в бревенчатой бане, и троих его подвижников. Вот и вся любовь!
Но они не были врагами веры христианской, а более всего ревновали за порядок и за правду:
«Понимаете ли, что такое любовь (агапэ)? – говорил протопоп Аввакум – Голодного накорми, жаждущего напои, нагого одень, бездомного введи в свой дом, дай ему кров и ночлег; священников и иноков почитай – голову свою преклоняй перед ними; приходи в темницу, утешь узников, о вдове и сироте позаботься; грешника наставь на покаяние и научи творить заповеди Божии. Должнику помоги, обиженного защити, страннику укажи путь, проводи его и поклонись ему. И за всех молись о здравии и спасении. Это и есть сила любви!» - ничего вроде бы нового он не сказал, но он показал другую любовь – высшую любовь к людям, к человеку.
Любовь не может быть навязанной. Сколько бы ты не проповедовал и не поучал – любовь не придет. Любовь – это дар и дар тот приходит внезапно. Одна деталь, какое-то движение, увиденное вдруг, - на сердце человека воззожгет огонь. Бывает так.
В процессе жизни, вместе с человеком и любовь имеет законы своего развития, свой возраст, - вы не знали?

Есть у любви роскошная весна, когда любовь «цветет и пахнет», опьяняя. Есть лето жаркое любви, когда пылает все, зовет и манит-манит. Но, наконец, и у любви есть осень, как у жизни человека: и для одних, пора осеняя бывает теплой, светлой, плодотворной; а для других осеняя пора холодная бесплодна и гнилая.
Любовь частенько ошибается. В любимом видят то, чего нет у него и быть не может, но иногда – только любовь дает увидеть и открыть в возлюбленном прекрасные или великие черты, которые закрыты, скрыты наблюденью и уму бывают.
Любовь сильна и из любви творят непостижимое. Любовь торжествует над пространством и временем: ведь, любят через расстояния, и для любви все возрасты покорны. Любовь сильна и над бессильем плоти – она младенцу может дать львиные силы, если это правда дар.
Но можно ли любить всех-всех людей…. Конечно, нет, и даже это неестественно. А именно о том толкуют нам со всех сторон, внушают нам мечту-утопию о райском счастье.
А уж со словом и понятием любовь, что люди делают, что сотворяют: и в телевизоре и с паперти церковной, во всех газетах нам твердят – любовь, любовь. Так обесценили совсем понятие о ней.
Теперь не знают люди о любви, где истина. Когда навязывают нам ее чуть не из-под палки – «возлюби ближнего своего» - толкует церковь, и приняты законы от властей о толерантности.
 Священникам хочется сказать в ответ – стыдитесь батюшка – любить ли проститутку или гея? – не могу. А извергов и педофилов и самоубийц, взрывающих себя в метро – нельзя любить, хотя бы они и ближние, соседи!.
Теперь к чему пришли – любви то нет, и не бывает. Правы остались те большевики 17-го года.
Вся любовь это, по Фрейду, лишь влечение полов, животное чувство и страсть порочная, если излишествует в жизни человека.
Так что все романы написаны по вдохновению от чисто животных чувств, а психология тут постольку и поскольку.
Конец.


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

О конце света.

Вторник, 01 Апреля 2014 г. 10:12 + в цитатник

 

Нешуточно - вопрос о конце света!

 Недавно был поднят нешуточный вопрос. И мнения по поводу бывают разные, прямо противоположные.

Интересно – ну,сколько же можно говорить о «конце света»?

Говорят, что мысль материальна… Вам не кажется, что всеми этими разговорами мы и создаем этот самый «конец света»?!

Все эти фильмы, обсуждения, предсказания – и есть конец света, которые мы моделируем сами!

Просмотрев три фильма подряд, которые показало наше ТВ в субботу  о глобальной катастрофе, у меня вдруг возникла мысль – и вот что они все хотят сказать, что больше ничего не будет?!

Вы можете себе представить всерьез, что все, что Вы знаете, помните, слышите, видите и ощущаете, ИСЧЕЗНЕТ, СГОРИТ?!

Ведь в каждом из нас целый мир!!!
Господи! Ну что же надо сделать, чтобы этого не случилось?!

А может быть, просто перестать пугать друг друга? 

Перестать снимать все эти фильмы-катастрофы, перестать передавать прогноз глобальных катастроф и перестать вести обратный отсчет оставшегося всем нам времени!

Если мысль материальна, давайте лучше думать о том хорошем, что есть в нашей памяти и в нашем сердце!

Чтобы так же как мы сменили наших родителей, нас сменили наши дети, а потом их сменили наши внуки – чтобы жизнь продолжалась ВСЕГДА!

Ведь, честное слово, наш мир так ПРЕКРАСЕН, что стоит отменить "конец света"!!!

И в ответ:

Ага! Все мечтают о счастье. Это с детства. но Человек взрослеет, в смысле человечества. Так вот - как маленьких детишек учат не брать спички без дела и не поджигать шторы в комнате, а то будет пожар. И как маленьких детишек учат - не бегать около глубокого омута с водоворотом, а то можно утонуть! Вот так и нужно учить - этого "большого ребенка" Человечество! Нужны фильмы предупреждения! А то засорили напрочь океан, осушили Аральское море своими каналами прорытыми в средней Азии с энтузиазмом - сделать оазис из пустыни! А что получилось - был бы фильм - что нельзя так делать будет пустыня и солончак вместо Арала! А вот оно, результат, - можете найти состояние Арала в интернете - гугл в помощь! Люди плачут, соль, ветер и пустыня вместо оазисов, о которых мечтали! Наоборот - надо фильмы катастрофы, от реальной горы мусора, показывать всем, - чтобы научились не мусорить на природе, выезжая на шашлыки - Апокалипсис будет,- если таких фильмов не будет! наоборот всё! И это не только мое мнение - много организаций защиты природы и Мира и Земли! Гринпис - это не всё только террористы - которых в новостях показывают. Есть в движении Зеленых нормальные, адекватные люди! Человечество еще ребенок. От роду ему 4 годика, по меркам Земли! Динозавры правили на планете 120 миллионов лет! До этого царствовали другие. Млекопитающие вообще появились 65 миллионов лет назад. А уж человек - только 5 миллионов лет назад, 4,8 - примерно! Так нам еще развиваться и развиваться надо и как маленькие дети - мы возимся - воюем за кусочек земли, как дети в песочнице за куличики с нефтью целый военный поход открываем! Какие неразумные дети - эти Человеки! Нет чтоб вместе все почистили Землю от загрязнений и так уже кислороду мало становиться, леса бы посадили - а не вырубали - сотнями гектаров в Амазонке! Так что надо и надо показывать нам эти фильмы - про мусор был фильм на федеральных каналах! Смотрели??? Сложный это вопрос - вы поднять решили!

Разные могут быть мнения людей по этому поводу, - верно? Задуматься стоит, и ответить, хотя бы самому себе.

Метки:  

Из архивов

Понедельник, 24 Марта 2014 г. 14:19 + в цитатник

 

Цитатник.

 

Память - это медная доска, покрытая письменами, которые время незаметно сглаживает, если, порой, не возобновлять их резцом.

 

О писателях.

Есть писатели разных типов:

1 - Это стилист, - тот кто колдует словами, сочетаются или нет; расставляются так, чтобы фраза звучала, журчала, скрежетала, царапала, ласкала.

2 - Нарратор, - это рассказчик, но не совсем. Умеющий подсадить и пустить читателя, как с горки на санках, увлекая своим рассказом.

3 - Носитель знания, - это информатор, дающий новое и неизвестное широкому кругу людей.

4 - Транслятор идей, - в текстах подает такие мысли, которые могут повлиять на жизнь человека, изменить отношение читателя к жизни.

Совместить этакое разнообразие сложно. Хотя во всякое время писатель бывает или тем или другим. Бывает преданные стилю, а другие преданы философии, что несут мысли свои и рассуждения от текста к тексту!


Метки:  

Пути Господни неисповедимы.

Воскресенье, 23 Марта 2014 г. 14:00 + в цитатник

 

В лес по грибы (рассказ)

Встретился мне молодой человек, на вид лет 30-ти не более, и спрашивал меня по вопросам Библейским: просил объяснить высказывания пророков и другие серьезные темы. Как мог я пояснял ему сразу и советовал литературу, где можно подробнее найти ответ на его затруднения в понимании Священного Писания. Очень глубоко этот парень «копал» в религиозности. Хотя по виду не похож он был на усиленно верующего, даже курить не бросил. Я встретился с ним в парке, недалеко отойдя от Храма. Парень курил и прохаживался. При встрече, поздоровавшись мы разговорились, и он поведал мне свою историю, - как он пришел к Богу, о чем я и хочу рассказать в подробностях. Потому что разные бывают дороги ведущие в Храм, к вере в Бога.\
_

У каждой души есть множество лиц (обличий), в каждом человеке скрыто множество людей, все они образуют одного человека. Многоликость порой не заметна. Но пусть подумает каждый о себе: что я сейчас сделал и зачем я так сделал. Сам себя попробует контролировать человек и поймет, что уже «раздваивается», когда он думает одно, а делает другое, говорит еще третье, а потом за всем этим еще и наблюдает в четвертом лице. (это как эпиграф).

Поволжье, Волго-Вятский район России покрыт смешанными лесами. От Волги же, собственно, начинается тайга. Но пока, от Волги до Уральских гор, леса не выражены в чистый сосновый или еловый лес. Деревья в этом районе растут все вместе.
Вот, идет сосняк. Высокие сосны закрывают свет неба своими кронами, и под соснами полумрак, тень. Но и здесь растут рябины, можжевельник, местами елки – то по одной, то и группой. Сосновый бор не так пуст.
Вот, низинка, вся поросла осинником и осины уже толстые. А почва под ногами влажноватая. И здесь много грибов красноголовиков. Широкими шляпками краснеют грибы большие, но уже червивые, как посмотришь. Небольшие и аккуратной формы грибочки не успели еще зачервиветь. Тут, в осиннике, я набрал грибов, почти полное ведро. (Все это я рассуждал, а сам искал грибы, оглядываясь по сторонам, заглядывая за деревья).
А впереди виден светлый пригорок и на нем березки. Березняк порадовал другими грибами. Тут обабки на тонкой ножке держали свои большие серые шляпки. А среди травы нашлось семейство груздей. Некоторые стояли на виду, - белые красивые. А другие подняли прошлогодние листья бугорками.
Пригорок перед низиной порос и брусникой, - ее гроздья краснели приманивая. И тут я остановился собирать ягоду, покушать ее.

Дело было к вечеру. Моя остановка, однако, была не случайной. Я заблудился. Случилось, что исполнилась пословица о глупцах, которые заблудились в трех соснах. Я ехал утром на рейсовом автобусе и сошел со всеми грибниками на 20-ом километре. Грибники, кто с ведрами, кто с корзинами, - отправились все на левую сторону дороги, и ушли в лес. А я постоял на обочине и обдумывал. Решил же идти непроторенными тропами: «зачем ходить там, где много людей, - пойду туда, где нет никого». И пошел в лес на правую сторону дороги. «Сбор грибов не великое дело, от дороги далеко не уйду» - решил я тогда, но просчитался. Вначале  мне попадались заболоченные участки леса, которые приходилось далеко обходить. И так я углубился, что не слышал уже давно звуков от проезжающих по дороге машин. А местность, в какой я оказался - островки суши среди болот. Вконец заблудившись в лесу, я уже готов был впасть в отчаяние. Когда собираешь грибы – то крутишься во все стороны. Так что я не знал даже, где находится север, а где юг. Дорога, как я помнил, должна быть на юге. Пытался определить стороны света по мху, растущему на деревьях. И что! Мох рос на деревьях везде, со всех сторон! И совсем не ясно где был север, где юг – так как солнца давно уже не было, на небе сплошные тучи и в лесу быстро темнело, собирался дождь. К темноте я потерял все ориентиры. «Хорошо бродить по лесу и любоваться природой. Рассуждать о смешанном лесе и так далее. А когда ты остаешься на ночь один на один с дикой природой – немного становится тревожно, если не страшно совсем» - вот такие посещали меня мысли.
Вот и дождь начал моросить и усиливался с каждой минутой. Я нашел большую ель и присел под ее крону на сухие иголки. Темнота неожиданно быстро накрыла весь лес. Стало так темно, что, действительно, - «хоть глаз выколи».
Представьте себе, темную комнату, без окон и без капли света, в которой вы натыкаетесь на предметы – на стул, на диван, на шкаф. Вам неудобно найти выход и вы машете впереди себя руками, ища опору, стену или дверь.
А тут в природной темноте, в лесу – мне было еще хуже. В одной руке у меня ведро с грибами, а другой рукой я шарю в воздухе перед собой…. Сверху поливает меня душ дождя. И неожиданный шорох крыльев какой-то большой птицы пугает меня так, что я шарахаюсь в сторону и натыкаюсь на ветки дерева. Это так я попытался идти по темному лесу. «Уж лучше бы сидел под елкой, не ходил бы никуда!» - подумал я, осудив сам себя за излишнюю предприимчивость. Невольно я присел. Нащупал кучу веток, лежащих и торчащих из упавшего дерева. Мне повезло. Тут я решил развести огонь. Дождь как бы затихал, но моросил, не кончался совсем. Была у меня бумага. Да. Снял я свой рюкзак, непромокаемый, и нашарил в нем старую газету. Брал ее, чтобы подстилать на землю, обедать. В кармане нашлись и спички. Газету решил экономить. Под наломанные с треском (а значит сухие) веточки и ветки я подсунул четвертинку газеты. Когда пламя огня осветило мне лес вокруг, я смог сориентироваться.
Мне повезло еще раз. Я наткнулся на упавшую сухую березу. Содранная береста, как хорошая зажигалка, дала возможность развести приличный костер. Костер получился  быстро. Стало чуть-чуть веселее и дождь, хотел закончиться, будто специально дал мне развести огонь. Но ненадолго. Скоро дождь пошел снова с прежней силой.
И я вернулся к своей елке, оказывается, отошел-то от нее метра четыре всего. Чуть отсидевшись, быстро побежал к своему костру, который под дождем затухал. Перетащил сначала  ведро и рюкзак под елку. Второй раз бегал под дождь, чтобы забрать горящие ветки. Потом еще раз, к уголькам костра я бегал в темноте, опять наступившей, принес дрова. Развел костер под елкой. И березовый ствол сюда же притянул, так что теплом и светом себя обеспечил.
Ветровка и брюки под дождем вымокли. И под елкой капало. Вода просачивалась сквозь иголки кроны. Но костер давал тепло обильно, хотя капли шипели, падая в огонь на угли костра. Я снял ветровку и, развернув перед костром, пытался ее просушить. Прохлада проникла под рубашку и крупные капли с кроны ели упали мне на спину, так что пробрало дрожью все тело. Да, и холодно и некомфортно. 
В костер надо было подкладывать дрова. И только что просушенную, чуть теплую ветровку пришлось мочить под дождем. Снова бегал за дровами. Хватал в лесу поблизости все ветки, какие попадались. Дрова были сырые только сверху. Обсохнув в тепле опаляемые небольшим пламенем костра, они дали большое пламя. С большим костром мне стало и теплее и комфортнее. Я уже не обращал внимания на капли с кроны елки, под которой расположился. А дождь и не думал прекращаться, и темнота в лесу была глухо-тихой. Кроме шума льющейся с неба воды, никаких звуков в лесу не было слышно, все заглушал дождь. Самое время размышлять, подумать о жизни, помечтать.

(отступление, размышление)
Сколько бы ни говорили о пустоте жизни, о бессмысленности существования, иногда достаточно лишь посмотреть на один цветок в природе, чтобы нас разубедить. Жизнь не бессмысленна.
Конечно, согласно утверждениям многих наук, по многим выводам – жизнь на Земле, как плесень на яблоке.
Представьте, а может, кто видел уже, - когда яблоко долго лежит, оно делается коричневым, сморщенным и покрывается плесенью. На этом яблоке есть возвышенности, «горы» и низины, впадины; и плесень скорее покрывает вершины и ровные плоскости, а низины, вмятины собирают сырость. Ну, прямо копия нашей планеты Земля. На сморщенное яблоко плесень занесена из воздуха спорами, микробами. И на нашу Землю космическим ветром занесены бактерии и вирусы. А дальше все по науке: эволюция, развитие от низшего к высшему. Вот и выходит: какой смысл своего существования может увидеть плесень на коричневом лежалом яблоке? Какой смысл существования найдет, по науке, человек? Откуда вообще смысл жизни??
_
Такова реальность. Вот, я сижу под елкой в темном лесу. Обсох: высушил-таки ветровку, но холодно. Осень – грибная пора, не очень приветлива, - дожди, прохлада.
_
Мечта человека могущественнее реальности. И не может иначе, потому что мечта для души представляет высшую реальность – она как душа всего сущего и к ней тянется душа человека. Именно мечты придают окружающему миру интерес и смысл. Когда мечты человека последовательны и разумны, они все чаще сбываются. И тогда реальность становится прекраснее, когда осуществленные мечты создают мир по своему образу и подобию. Поясняя мысли – человек мечтал летать, как птицы, преодолевая горы и океаны, как Икар склеивал крылья. И вот, мечта уже реальна – есть самолеты, вертолеты, парапланы…. Мечтал человек покорить космос, как Циолковский и фантасты, обжить другие планеты. И эта мечта не за горами, - скоро состоится полет на Марс.
А на земле люди существуют для того, чтобы любить добро и красоту и давать волю всем желаниям, если они благородны, великодушны и разумны.
Все хорошо. Но о благородстве и разумности желаний и страстей трудно сделать однозначный вывод.
Прогресс приводит, в конце концов, к такому смягчению нравов, что в прошлом и в мыслях не подразумевалось. Шипы акации, пересаженные из сухой почвы в жирную, превращаются в цветы. То, что раньше кололось – (по пословице: и хочется и колется и мамка не велит), - сейчас почитается как данность, как будто, так и надо, и еще даже поощряется и восхваляется. Правильно ли это? Не нарушает ли это процесс развития?
Когда-то (недавно) женщины носили сарафаны и платки. Простоволосой, без платка, нельзя было выйти на люди, на улицу. При Союзе, лет 60 назад, голые коленки «светить» перед людьми было позором для девушки. А сегодня не только в трусах ходят, - но вместо трусов нитка между голых ягодиц потерялась!! Это не позорно, модель выходит на подиум на обозрение всего мира! Осталось только показать как она, модель, какает? Прогресс?? Нет - это деградация, наоборот разложение общества.
И такое же послабление во всем жизненном устройстве человеческого общества. Даже в пище, в питании сняты все ограничения, а потом сетуют: много болезней появилось новых. Ограничения в питании защищали людей. Они были раньше на слуху, передавались из уст в уста, потом записаны были. Остались пояснения о пище чистой и нечистой в древнем памятнике знаний предков – в Библии.
Тяжело смотреть на то, как жизнь течет дальше, захлестывая через край своим потоком. В проблемах нравственности обвиняют измененное сознание народов.
Мужчины потеряли стыд и честь. Оскорблением для джентльмена считалось, - когда ему при людях женщина откроет коленки, приподняв подол платья. После этого он считался развратником, как портовый рабочий. А сегодня мужики удовлетворяют похоть своих очей и рады, что все вокруг женщины оголили свои ляжки и животы и груди. Дворян и джентльменов нет. Остались одни портовые рабочие, алкаши и развратники, они о понятии честь и не слыхали. А женщины развратились по З. Фреду – эксгибиционизмом. Это понятие – болезнь психиатрии, так что всех женщин надо в дурдом помещать. В далеких провинциальных деревнях, может еще есть и русские бабы, которые коня на скаку остановят…. В староверческих деревнях Сибири есть и мужики с благородством и честью, они и от Петровского прогресса убежали к природе поближе еще 300 лет назад. А в городах русские бабы превратились в иностранных «вумен», если не накрасится химической краской на улицу не выйдет, лица своего уже не имеет, какого коня может остановить? – известно! - только того, который у мужика между ног. Женщина как мать – тоже начинает пропадать. Детских домов сейчас множество и в них брошенные дети. Я столкнулся раз с беспризорниками настоящими. Они жили на станции. Электрички им не мешали, под перроном у них был устроен «дом», рядом со станцией был рынок, там пацаны и подрабатывали и кормились. Было им по 12- 14 лет и жили так годами, - один мне сказал, что он 5 лет как из детдома сбежал. Беспризорники были после революции, мы знаем фильмы про них: республика Шкид, «Путевка в жизнь». Это было 90 лет назад, при Дзержинском.
«За что боролись (с чем боролись) – на то и напоролись». К чему мы пришли? Прогресс материальный ушел вперед, а нравственность не прогрессирует, а возвращается на столетие назад, более того хуже, чем в том недалеком прошлом.
Разумный человек приспосабливается к миру. А неразумные люди начинают приспосабливать мир под себя. Начинают борьбу с природой, когда разумно было бы возделывать ее, а не разрушать.
У власти встали не очень разумные люди. И весь прогресс сегодняшний зависит от людей неразумных. А кроме того верна и пословица: какой народ – такая и власть над ним. Ведь люди к власти приходят из того же народа, не со стороны к нам с Марса прилетели наши правители. Они воспитывались в этом обществе людей.
Ни самые прекрасные, ни самые отвратительные устремления человека не заложены в нем биологически. От природы человек не такой – все его страсти и пристрастия это результат социального прогресса. Люди сами развили в себе все пороки.
Жизнь людей, преданных только наслаждению без рассудка и без нравственности, не имеет никакой ценности, также он не ценит жизнь других. Вот поэтому убийство сегодня – это обычное среди всех преступлений, как украсть с прилавка. И то за воровство лет 5 тюрьму дает закон. А за убийство – условный срок. Или вообще оправдывают, если человек богатый, - он может всех купить и судью.
_
Да. Мир заблудился. Заблудился, доверившись науке. Также как я заблудился в лесу, доверившись своим знаниям. Ведь я искал дорогу и по мхам на деревьях. Но природа не всегда благоприятствует. И солнца не было, и дождь заглушил все звуки. И вот  сижу я всю ночь у костра под елкой…. И рассуждаю сам с собою.
_
Дух торговли, который овладевает народом – это похуже даже, чем война. На войне виден враг, и можно с ним бороться. А сейчас идет война духовная. Все продается, все покупается – жизнь человека и т. д.
Вот уже продают природу!?! Коммерсанты купили реку (?!) – 20 километров реки продано в собственность. Интересно кто продал? Но факт. С любого человека, даже со старичка пенсионера, требуют 200рублей в день, за то, что он посидит с удочкой на берегу. Он каждый выходной отдыхал там 40 лет подряд, а теперь его выгоняют охранники – лбы на джипах. Мир пришел к Абсурду. Куда отсюда уйти. Как отсюда выйти – когда весь мир Абсурд!
_
Не философы, а ловкие обманщики утверждают, что человек счастлив, когда может жить, удовлетворяя все свои желания: это явная ложь. Преступные желания – это наоборот верх несчастья. Великий вопрос жизни – как жить среди людей.
Во все века и во все времена у людей были Боги и были законы Божии, чтобы сдерживать греховные страсти. Не может быть неправым все человечество за тысячи лет, а сегодняшние психологи-ученые оказались бы истинными!
Свобода во всем – проповедуется сегодня со всех рекламных щитов, во всех телепередачах и во всех газетах и журналах. За деньги сегодня можно купить все что угодно – такая свобода не есть благо, а греховное беззаконие.
В конечном счете, есть Бог или нет Его, за невозможностью доказать ни то, ни другое – не имеет значения. Но Евангелие реалистично, хотя его и считают нереальным. Оно исходит из того, что человек не может быть безгрешным. И законы и заповеди, изложенные от имени Бога, заставляют человека признать свои поступки грехом. И настаивают, чтобы он (человек) исправлял их и не поступал бы по греховному впредь.
_
Из всего того рассуждения лесного я вынес одну хорошую мысль. Надо вернуться к заповедям Божиим. Хотя веры в Бога не приобретешь, но нравственность будешь соблюдать верно. А вера придет в процессе познавания Божественных истин. Библия книга большая, и содержит, как материнская плата компьютера не 4 гига памяти, а все 40- загруженных полностью. Так что долго можно изучать истины Божии, может всю жизнь. Вера придет, как аппетит приходит во время еды. И даже в Библии об этом написано: увидев стремление твое и исполнение заповедей – Бог Сам даст тебе Веру!
Тот грибной поход, когда я ночь провел под дождем, под елкой – изменил мое отношение к жизни, повлиял на мое сознание. Я был тогда молодой и вдруг, резко изменил всю свою жизнь. Стал читать религиозную литературу и посещать ближайший Храм.
_
Неисповедимы пути господни! Разные случаи приводят людей к Богу, к Вере. Был и такой, описанный мною случай.
Конец.
 

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Искусство слова.

Пятница, 21 Марта 2014 г. 12:50 + в цитатник

 

Искусство слова.

(конспект-переложение диссертации)

 

Действительность – понятие сложное. Она воспринимается как тот предметный мир, с которым мы соприкасаемся. Затем сюда (в действительность) включают отношения – политические, социальные, общественные события. Значительно реже в понятие «социальная действительность» включается духовная культура и психология людей. Но в понятие действительности входит не только зримое или открытое наукой, но и непознанное, процессы движения, развития мира. Действительность – безгранично разнообразна, непрестанно изменяющаяся, непрерывна в научном и художественном познании.

            Для писателя существует два рода действительности. 1) Есть действительность видимая – та, в которой он действует, в которой живут все люди вокруг. И эта действительность как раз не является субстанцией романов и повестей. 2) Писатель творит свою действительность, которой в натуре нет, это художественный вымысел, пусть и не весь целиком.

            М. Горький утверждал: «У нас бессознательное смешивается с интуитивностью. Интуиция возникает из запаса впечатлений, которые еще не оформлены мыслью, не оформлены сознанием, не воплощены в мысль и образ.

Я думаю, что с очень многими, почти с каждым из вас (писателей), бывало так: что они сидят над страницей час, два и все что-то не удается, но вдруг человек попадает туда, куда следует попасть. То есть завершает цепь познанных им фактов каким-то таким фактом, которого не знал, но предполагал, что он должен быть таков. И даже не просто предполагает, а прямо чутьем думает, что он именно таков. И все получается правильно. Это внесение в опыт тех звеньев, которых не хватало писателю для того, чтобы дать совершенно законченный образ».

И очень часто происходит так: внимание писателя привлекают определенные жизненные факты, события, люди, - но художественный замысел созревает лишь со временем, постепенно. Он рождается в процессе мучительных исканий и раздумий. И уже оформившийся замысел, часто, претерпевает существенные, коренные изменения.

Создавая художественные образы, писатель берет не общие предпосылки логики, а восприятие жизни; не абстракции, а конкретные явления действительности.

Пример со слов писателя: «Наконец, многое является плодом моей авторской догадки, как это обычно всегда бывает, когда лепишь не документальный, а обобщенный портрет».

То или иное жизненное явление иногда служит лишь возбудителем творческой мысли, фантазии писателя, которая обращается к событиям и явлениям иного рода.

В последние годы у нас широко обсуждался вопрос о воплощении в литературе жизненной правды. Подверглись суровой критике приукрашивание действительности, подмена правдивого ее изображения идиллическими схемами, уход от художественного анализа сложных противоречий жизни. Часто говорилось о воссоздании правды жизни во всей ее полноте, и значительно реже шла речь об общественной позиции писателя.

У широкого круга людей существует представление, что воплощение в литературе правды жизни – несложно: истина самоочевидна, она бывает ясна при первом же соприкосновении с ней. Но это чистая иллюзия. До «золота правды» необходимо, как говорят, еще докопаться, отсеяв его от множества разных примесей и шлаков. Жизненная правда не терпит верхоглядства.

И чем шире круг явлений, которые наблюдает и изучает писатель, чем они сложнее, - тем более важны обобщающие, живые идеи, тем более необходима общественная позиция и мировоззрение автора произведения.

Иные сторонники «чистой» жизненной правды полагают попросту обойтись без обобщающих идей, сосредоточив свои силы на простом воссоздании картин действительности. Однако, игнорирование живых идей, как показывает творческая практика, совсем не помогает воплощению жизненной правды – и, наоборот, ведет либо к мелочности, натурализму, либо к прямому искажению реального облика жизни.

Познавательная и воспитательная функции литературы органически связаны между собой.

Широкое распространение документальной литературы не является антиподом литературы художественного вымысла. Между сочинениями подчеркнуто документального жанра и произведениями, в которых определяющую роль играет художественный вымысел – существуют, своего рода, «смешанные», переходные явления. В центре которых стоят реальные события: «Молодая гвардия», «Повесть о настоящем человеке (Мересьев)», «Чапаев» и т. д. Жизненная правда становится художественной тогда, когда изображение людей и событий, человеческих характеров и их отношений в литературном произведении приобретает смысл и значение творческих обобщений.

Идейное развитие самого писателя – это непрерывный процесс, тесно связанный с его творчеством. «Быть с веком наравне» - это требование предъявляли к себе все подлинные художники слова. Требование это предполагает подлинную широту жизненных интересов художника слова. Он должен знать и понимать разнообразные явления современной, истории, развития философской и социально-политической мысли. Это предполагает соприкосновение его исканий с проблемами и завоеваниями современной науки и т. д.

Узость идейного кругозора отрицательно сказывается на творческом развитии и очень талантливых писателей. Надеясь на чистую непосредственность творчества, на «нутро», они быстро «выдыхаются». Часто в романах и повестях рядом с хорошо наблюденными и талантливо написанными картинами – приходится встречать неуклюжие, примитивные главы и абзацы, отличающиеся безвкусицей, свидетельствующие о явной недостаточности, бедности культуры их автора.

Писателю необходимо не только умение видеть, но и умение чувствовать жизнь, ее переливы и оттенки. М. Горький в свое время критиковал писателей: «Они знакомы с идеями, - отмечал он, - но у них идеи взвешены в пустоте, эмоциональной основы они не имеют…». И получается прежде всего патетическая декларативность и бескрылая описательность. Эмоциональная культура писателя сказывается во всем содержании произведения. Очень часто встречается излишняя описательность, бытовизм. Некоторые литераторы убеждены, что все увиденное и услышанное они обязаны возможно точнее передать в «художественном образе», особенно, если встречают еще неописанное. И страдают излишеством: отдельные выразительные сцены, эпизоды, детали – оказываются заваленными горой повествовательного мусора. Материал, не освещенный творческой мыслью и в сыром виде – всегда теряет свое значение.

Популярна  и такая творческая позиция, - что писать, рассказывать обо всем нужно тихо, приглушенно медленно, якобы, - чтоб было понятно. Но такая унификация, кроме вреда, ничего не приносит. Как и наоборот восторженность. Н. Гоголь советовал по этому поводу: «быть высоким там, где высок предмет; быть резким и смелым, где резкое и смелое событие; быть спокойными тихим, где не кипит происшествие».

Авторов многих не очень удавшихся «широких полотен» не упрекнешь в незнании предмета. Они усердно собирают материал, изучают, много ездят по местам, встречаются с людьми и т. д. Но они – «не ведают что творят». Монументальности писатель стремится достигнуть за счет количественных накоплений. Монументальность и количество не одно и то же. А. Н. Толстой писал: «Искусство для своего обобщения не стремится к количеству опытов. Искусство стремится к поискам характерных фактов». И это происходит не по недостатку таланта, а из-за узости идейного горизонта. Талант и кругозор вещи взаимосвязанные.

Крупные художники слова свидетельствуют о том, что жизнь ломает, иногда, первоначальные замыслы, подчиняя себе творческое воображение художника, заставляет нарушить уже созданную концепцию произведения, представление об отдельных героях.

В процессе работы над романом «Воскресение» Лев Толстой неоднократно изменял многие образы и ситуации произведения. Писатель вначале намечал, например, следующее завершение: Катюша Маслова выходит замуж за Нехлюдова, они покидают Россию и поселяются в Англии. Однако, почувствовав, что такое развитие действия не соответствует всему пафосу романа и логике изображаемых характеров – писатель отказался от него.

«Художник только потому и художник, - говорил Толстой, - что он видит предметы не так, как хочет видеть, а так, как они есть». И Толстой писал одному из своих корреспондентов-писателей: «Живите жизнью описываемых лиц, описывайте в образах их внутренние ощущения, тогда сами лица сделают то, что им думается, - явится развязка, вытекающая из характера и положения лиц…»

Изменения творческого замысла в процессе работы, следование логике характеров – это не индивидуальная особенность Толстого или других писателей, а особенность освоения жизненного материала, с которым очень часто встречается художник слова.

Сложные связи мировоззрения и реальной действительности, идейных и творческих замыслов нельзя свести к простой и удобной схеме. Тут многообразие их взаимодействий. И в этом искусство было и будет!

                                                           Конец


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Индивидуальность писателя.

Пятница, 21 Марта 2014 г. 12:48 + в цитатник

 

 

Творческая индивидуальность писателя.

(конспект-переложение диссертации)

 

Некоторыми людьми – писатель рассматривается, как ревностный регистратор и «передатчик» различных событий, изменений жизни, ее отдельных черт и примет. Это принижение роли художника. Когда реалистические образы видятся, как «точный снимок», когда реализм неотличим от натурализма.

Однако, писатель-реалист вовсе не граммофон, воспроизводящий записанные на пластинке мелодии. Он не компьютер, не робот, производящий операции по программе. И он не просто фиксирует все проходящее перед его умственным взором, а пытливо анализирует, отбирает, синтезирует факты жизни.

Ф. Достоевский писал, что требуется от художника: «не фотографическая верность, не механическая точность, а кое-что другое, больше, шире, глубже. Точность и верность нужны, элементарно необходимы, но их слишком мало; точность и верность покамест только еще материал, из которого потом создается художественное произведение… Эпического, безучастного спокойствия в наше время нет и быть не может; если б оно и было, то разве только у людей, лишенных всякого развития и одаренных чисто лягушачьей натурой, для которых никакое участие невозможно, и\или наконец, у людей, вовсе выживших из ума. Так как в художнике нельзя предполагать этих трех печальных возможностей, то зритель (читатель) и вправе требовать от него, чтобы он видел природу не так, как видит ее фотографический объектив, а как человек видит».

Жизненная правда в творениях искусства не существует вне индивидуального видения мира писателем. Если перед нами художник, стремящийся познать эти явления, то сила и острота его видения мира и характеризуются умением уловить, открыть внутренние процессы жизни, показать характеры и типы, рисующие с новой стороны человеческую деятельность, психологию людей.

И Тургенев, характеризуя подлинного художника говорил: «Важно в литературном… да, впрочем, я думаю, и во всяком таланте, то, что я решился бы назвать – своим голосом. Да, важен свой голос. Важны живые, особенные, «свои собственные» ноты, каких не найдется в горле у каждого из людей… Для того, чтобы, так сказать, и «эту самую» ноту взять, надо иметь именно такое, особым образом устроенное горло. Это как у птиц… В этом и есть главная отличительная черта живого оригинального таланта художника».

Еще цитата: «В каждом талантливом человеке скрыто достаточно материального сырья, своего материала. (Во впечатлениях, в опыте жизни, в мыслях). Так надо его извлечь, надо этот материал обработать, а не пользоваться тем, что приготовлено другими до тебя… Свое, пусть маленькое, но свое – вот что имеет большую цену в литературе (и искусстве), и это всегда было интересно читателю.

А. П. Чехов справедливо отмечал: «Оригинальность автора не только в стиле, но и в способе мышления, в убеждениях и проч.». Многократно повторяемое «я» - это отнюдь еще не признак творческой индивидуальности.

Органическим свойством словесного искусства является неизменная ориентация на читателя. Еще Короленко подчеркивал, по этому поводу: «…Слово дано человеку не для самоудовлетворения, а для воплощения и передачи той мысли , того чувства, той доли истины или вдохновения, которыми он обладает – другим людям… Автор должен постоянно чувствовать других и оглядываться (не в самую минуту творчества, но) на то – может ли его мысль, чувство, образ встать перед читателем и сделаться его (читателя) мыслью, его образом и его чувством».

Открывая новое в жизни, передовой художник всей системой созданных им образов стремится убедить читателя в истинности своего понимания жизни, в истинности своих идей, эстетических принципов.

Но хорошо известно, что множество писателей, кто обращается к «вечным» темам бывают забыты и не восприняты. И это понятно. Те кто в поисках «вечного» (любви, счастья) обособляются от жизни, от действительности, от современности – утрачивают нечто существенное. Тот кто безразличен к нынешнему, к близкому, внутренне чужд и «далекому».

Связь подлинного художника с современной действительностью проявляется не в том, что он рисует знакомые приметы времени. Она выражается в художественных открытиях мира, тех, которые способны поразить читателя, захватить его до глубины души, покорить своей убедительностью, помочь ему понять и жизнь и самого себя. И это, часто, проверяется временем, и только оно может поставить свою окончательную (точку) оценку.

История литературы знает немало фактов, свидетельствующих об определенном расхождении между событиями жизни писателя (биографии) – с характером его творчества. Опыт своей жизни не является для творчества безусловным, иногда противоречит ему. Это заметил еще О. Бальзак: «У Петрарки, лорда Байрона, Гофмана и Вольтера – характер и гений сродни. Но вот Рабле – был человек умеренный, опровергал в своей (собственной) жизни излишества своего стиля и образы своей книги… Он пил (одну) воду, восхваляя молодое вино. Как и Брийа-Саварен, который ел совсем немного, прославляя обильную пищу и изыски. В Великобритании – священник Матюрен – был кокетлив, галантен, чтил женщин, - но этот же человек творил ужасы в своих книгах, по вечерам он превращался в дамского угодника, в денди ( «Ева», «Мельмот», и\или «Бертрам» и др.). Таков и Буало, чьи мягкие, изысканные беседы ничуть не соответствуют сатирическому духу его дерзкого стиха».

Охарактеризованное Бальзаком явление можно продолжить другими многими примерами. Фет – был тонкий лирик, певец любви, природы, красоты – в произведениях отрешался от злободневности. А в жизни он был расчетливым хозяином, строгим и экономным до копейки, с женой не очень учтив.

На творческую индивидуальность накладывает свою печать – время, эпоха. Так бывает в переломные годы истории, в периоды общественного подъема и в пору кризисных социальных процессов – рождаются необычные таланты. Несхожесть творческого «я» и реальной исторической личности писателя происходит и из-за основных принципов целых литературных течений. Классицизм, романтизм, критический реализм – все давали в свое время своих талантов и гениев.

 

            Ориентация на действительность включает в сферу литературы и искусства многие явления жизни, которые до того были «незначительными», неинтересными, недостойными внимания. Происходит это потому, что грани между эстетическим и тем, что считалось некультурным – стираются в жизни. В переломные периоды в поле зрения писателя входят разнородные и в то же время взаимодействующие явления, которые он претворяет в художественные обобщения, выражая к этим явлениям свое отношение.

            И именно свое индивидуальное переживание и отношение в жизни писатель все же вносит в свои произведения. «Чтобы написать роман – отмечает Достоевский – надо запастись одним или несколькими сильными впечатлениями, пережитыми сердцем автора действительно (прочувствовано)».

«В каждом персонаже есть часть души художника, - пишет Валентин Катаев – героя нельзя просто выдумать, писатель должен «войти в него», ему он должен отдать часть своей души и сердца: тогда писать легко. Автор никогда не говорит себе: «Я буду писать про Саньку и Митю». Нет, он должен стать Санькой и Митей, войти в их биографию, как в свою, перевоплотиться в воображаемый образ. Это очень трудно. Тут литератор приближается к искусству актера, только актеру легче: у него есть кем-то написанная роль, и у каждого актера – одна роль. А писатель, создавая образы своих персонажей, сам поочередно перевоплощается в каждого из них».

В этом перевоплощении познанное и пережитое автором предстают в органическом сплаве, в одном произведении.

Художники-реалисты очень часто обращаются к социальным, историческим явлениям, свидетелями которых они не были и не могли быть. Поэтому трудно признать справедливой нередко высказываемую мысль – будто «большой писатель – человек большой биографии». Бывает и так, но бывает и иначе. Биографии Гоголя, А. Островского, Чехова, да и многих других выдающихся писателей не отличались обилием внешних событий.

О переживаниях писателем своих образов известен такой факт: когда автор описывал драку и удар ножом в печень герою своему, - описывая чувства героя, писатель сам ощутил, в реальности, боли в боку. У него образовалось покраснение и опухоль на теле, вплоть до больничной койки. Так психологические переживания отразились на физическом здоровье писателя.

Реализм – это не творчество на подножном корму. В художественном освоении жизненного материала существенно не только знание материала, приобретенное с помощью документов, книг, свидетельств участников событий. И это тоже труд – собирание материала. Но важна и внутренняя близость этого материала творческой индивидуальности писателя, увлеченность его этим материалом, взволнованность им.

Известно немало фактов, когда одни и те же явления жизни, в произведениях разных художников получали разное художественное истолкование. И развитие это не в том: что одно из произведений дает верное изображение действительности, а другие – искаженное. «Для реализма характерна не узость, а напротив, широта взглядов, - писал Бертольд Брехт – Ведь сама действительность широка, многообразна, полна противоречий… Есть много способов сказать правду и много способов утаить ее».

Процесс художественного исследования жизни многие нередко рассматривают как простое «коллекционирование» отдельных черточек, признаков, деталей, или, того хуже, как своеобразное «списывание». Оно, конечно, не является «списыванием». Художественное творчество ничего общего не имеет и с «коллекционированием». С помощью аккуратного собирательства можно накопить немало материала, но если не будет «архитектурного» проекта, который предусматривает целостный образ, - то материал использовать окажется невозможным. В «проектировании» литературного произведения, в которое писатель вкладывает художественные свои открытия, - важнейшая роль принадлежит творческому воображению. «Главное в поэтическом таланте – писал Чернышевский, - так называемая творческая фантазия.

В разной форме мысль о громадном значении воображения в художественном творчестве мы можем встретить в высказываниях разных писателей.

«Художественность, - отмечает М. Горький, - без «вымысла» невозможна, не существует».

К. Федин заявляет в письме начинающему: «Факт в большинстве случаев – лишь точка приложения силы, которую мы зовем фантазией. Вы, кажется мне, переоцениваете значение жизненных (фактических) познаний писателя по сравнению с его работой «сочинителя». Вы умаляете вымысел. Сейчас, после окончания (своей) дилогии, в общей сложности 60 печатных листов, я оцениваю соотношение вымысла и факта – как 90 (вымысел) к 10-ти процентам (факта). Конечно, я много знал и знаю жизненных фактов из русской действительности 1910 – 1919 годов. Но только оттолкнувшись от них в простор воображения, я мог сочинить людей, в жизни мною никогда не виданных, не встреченных, но как бы «условно» живущих».

Защита писателями прав творческого воображения означает решительное отрицание безликости, серости, натурализма в литературе. Бескрылое описательство находит поддержку только тех, кто выступает за достоверность. Достоверность выступает противоположно надуманности, явному сочинительству.

Однако, хорошо известно, что яркие художественные образы, хотя бы преувеличенные (гипербола), как у Салтыкова-Щедрина – неизмеримо достовернее, чем усердное и в то же время унылое описательство. Творческая фантазия должна помогать - глубже раскрыть реальные связи действительности, ее развитие. Но она же может превратиться и в пустое фантазирование, если уводит художника от жизни в мир абстракции и иллюзорных представлений. Во всем важна мера и разум – вот тут талант и нужен.

К. Федин так писал по этому поводу: «Это процесс творческий. Его результат есть создание образов, буквально – «воображаемых картин», рисующих как бы квинтэссенцию действительности или правду жизни. Задача фантазии художника в том, чтобы идти следом за таким развитием образа, которое логично. Это значит, что фантазия не должна превратить образ в фантасмагорию. Фантазия не исключает логики».

Живую связь творческого «я» и материала действительности отмечала В. Панова, литкритик: «Большая ошибка думать, что если писатель даровит, то он может писать о чем угодно. Без собственного материала, интимно выстраданного, заветного, писательский талант – пустой звук, не имеющая общественной ценности безделушка, отвлеченность, которой не в чем материализоваться».

Еще более важное значение, чем материал действительности, в формировании стиля имеет внутренняя ориентация на читателя, которая подсознательно или в осознанном виде проявляется в течение всего творческого процесса.

Ориентация на читателя для талантливого художника не означает меру ограничения его творческих замыслов и исканий. Наоборот – это сила воздействия его произведения, к которой он стремится, наглядно предстает и зовет его к работе.

В связи с этим Алексей Толстой: «Из своего писательского опыта я знаю, что напряжение и качество той вещи, которую я пишу, зависит от моего первоначально заданного представления о читателе… Характер читателя и отношение к нему решают форму и удельный вес творчества художника. Читатель – составная часть искусства».

Сходные мысли высказывает и сербский писатель Иван Лалич: «Его тень (читателя) – стоит, склонившись за спиной писателя, когда он сидит за чистым листом бумаги. Она присутствует даже тогда, когда писатель не хочет это присутствие осознать. Это читатель ставит на чистом листе свой невидимый знак, свидетельство своей любознательности, своего невысказанного желания однажды взять в руки законченное произведение писателя».

Поэт Михаил Светлов, отмечая значение связей писателя с читателями, характеризовал их (связи), как беседу, придав расширительный смысл для всего искусства: «Все искусство, даже пейзаж – беседа!».

 

Искусство слова – писательское творчество дело непростое, а очень сложное и несмотря на талант человека рассказывать «байки» друзьям, чтобы быть писателем надо учиться, надо знать многое о литературном мастерстве.


Метки:  

Про Гениев, из книги.

Пятница, 21 Марта 2014 г. 00:10 + в цитатник

 

Ко дню рождения Льва Толстого. Другой взгляд

Другой взгляд
Лев Толстой вероятно не гений великий.

Его знают как писателя, и надо посмотреть на его жизнь, на его биографию с этой стороны, как еще никто не смотрел. Все только и знают, что прославляют, наделяют эпитетами – великий, талант и прочее. «Пиарят» по-современному. А глянуть проще. 
Родился в 1828 году. Получал домашнее образование. И в 16 лет, в 1844 году поступил в Казанский Университет.
В 20 лет – бросил учебу. 
В 23 года – отправился на войну.
В 24 года – начал писать «Детство», «Отрочество», «Юность». На это ушло 5 лет, до 29 лет.
В 26 лет – написал «Севастопольские рассказы».
В 35 лет – написал повесть «Казаки».
От 35 лет до 41 года – 6 лет писал роман «Война и мир».
В 45 лет – до 49лет, 4года писал роман «Анна Каренина». 
В 52 года – написал серию рассказов народных, в жанре притчи, доступным языком о важнейших сторонах человеческого бытия.
В 70 лет – написал рассказы «Отец Сергий», «Посмертные записки старца Федора Кузьмича», «После бала», где описывал коллизии ухода героя из 
своей среды. 
21

И писал их до 77 лет. Умер в 82 года.

Лев толстой обосновал основную свою философскую теорию в 51 год, в течении 2 лет – когда написал «Исследование догматического богословия», «Соединение и перевод четырех Евангелий». Но еще в 49 лет выражал свое новое мировоззрение в художественной литературе: «Исповедь», «В чем моя вера?», «Крейцерова соната».
Все мировоззрение сводилось к пропаганде добра и человеколюбия, необходимости просвещения народа. Однако из-за несоответствия окружающей действительности нравственным устремлениям человека – его уход из этой среды представлялся и нравственным выходом, для философии Л. Толстого. Но и тут не была достигнута гармония. Что хорошо видно из развития рассказа «Отец Сергий», который кончается не в пользу ухода от «мира».

Некоторое отступление от темы.

Афоризм – это лучшая форма для изложения философских суждений. Таково определение.
По определению – афоризм, это сжатое высказывание об огромном понятии. Коротко сказанное слово, выражение бывает понято не сразу и не всеми, а некоторыми бывает понято противоположно тому, что хотел выразить сам автор афоризма. И очевидно, что надо разъяснять и растолковывать глубокие эти понятия, заложенные в афоризмах. Пояснить необходимо бывает и всю философию понятия.
А философия – это не наука в точном смысле. Наука оперирует опытами и фактами. У философии же фактов бывает такое множество и опыта такое разнообразие, что 
22
однозначных выводов сделать невозможно. Как, например, в других науках доказательство теоремы дает определенный результат. В философии результаты всегда спорны, и определенного точного вывода нет и не может быть.
В мечте есть сторона, которая лучше действительности. И философия человечества, бесспорно, окрашена мечтой о лучшем. Мечта же возникает  и будет возникать всегда. Мечтают все люди и мечтают и философы.

Возвращение к теме.
В каждом человеке и его поступках всегда можно узнать самого себя. Это к тому, что все люди одинаковы, сходны между собой. И мы обнаруживаем сходство, глядя на жизнь других людей, на их биографии, сравнивая их жизни со своей.
Несомненно, почитается всеми людьми классик литературы Лев Толстой. Его биография описана во многих книгах. Объяснены с разных сторон его литературные произведения. Известный роман Толстого «Война и мир» признан всеми, как уникальное произведение мировой литературы. Попробуем и мы, для интереса, взглянуть на Льва Толстого с новой прозаичной точки зрения.
Во-первых, как мы представляем его жизнь. Жизнь как человека и писателя.
Родился граф Лев Толстой в 1828 году в имении. Воспитывался няньками-мамками и до 16 лет получал домашнее образование. Конечно, у него были учителя приходящие, как репетиторы сейчас. В холе и неге вырос «барчонок», и самое для него страшное горе, которое он переживал в детстве – была смерть птички, от чего мальчик плакал. Большего горя он не видел.
23 

Это мы узнаем из его же автобиографической повести «Детство».
И только в 16 лет он поступил в Казанский университет, где столкнулся с миром, с людьми. И тут же претерпел своей философии детской крах. Он, как известно, проиграл в карты большие деньги. И ушел из той среды, по его уже зарождающейся, но еще не сформировавшейся новой философии. 
Но учености особенной Лев Толстой не достиг. Даже профессию он не приобрел никакую. Не стал он ни инженером, ни юристом – бросил учебу в университете, оставшись недоучкой, «вечным студентом», человеком с незаконченным высшим образованием, по-современному.
Уйти из среды общества Толстому удалось. Продолжать жизнь он пошел на войну, на Кавказ. Затем на войну Крымскую и в Севастополь, в самое пекло войны. Вот где он приобрел опыт и выживания и смертей, участвуя в битве.
И все-таки, знания свои, свою «ученость», не очень великую, он начал излагать в литературных произведениях. Писал он повести о своей жизни собственной, и опыт войны описал с натуры, в очерках, за счет которых и приобрел первую славу писателя. 
Но в том, что дворянин писал – не было ничего выдающегося для того времени. Во многих дворянских семьях – писать, сочинять стихи, говорить на французском – было обычным делом для дворянских детей. Детей приучали с детских лет вести свои дневники. Только, повзрослев, не многие продолжали писать, а тем более не многие становились писателями. Лев Толстой по своим дневникам написал повести автобиографические: «Детство», «Отрочество», «Юность».
Льву Толстому к этому дали толчок его очерки о войне – 
24
«Севастопольские рассказы». Он их написал в 26 лет. И молодому человеку, конечно, было приятно, когда его хвалили. Слава и «пиар» сделали его молодого и амбициозного – тем самым писателем, которого и сейчас расхваливают все на все лады.
А на самом-то деле, мы же знаем, что Лев Толстой не имел никакого филологического и\или специального литературного образования. И он вообще не имел никакого образования, ведь была возможность, и то он бросил учебу в университете. Так вот, - сын графа, богатый молодой и невероятно возгордившийся, (а сам даже неграмотный) – начал писать новые литературные произведения. 
В 35 лет, через девять лет хвалы (и своей внутренней гордости) – он выдал повесть «Казаки», навеянную службой на кавказской войне. Это рассказ о людях, с которыми он встречался еще в молодости, в 23 года, когда на Кавказе шла война с Дагестаном. И эту повесть «Казаки», он писал, прерываясь, почти 10 лет. 
Когда читатели встретили и это произведение Льва Толстого с похвалой и с восхвалением, - он начал собирать материал об Отечественной войне 1812 года с французами. Документы и рассказы ветеранов собирать, конечно, труд. А любовные интриги в среде дворян легко навеяны романами из-за границы: дворяне зачитывались Флобером, Бальзаком.
В работе над романом и сказалась его необразованность литературная. Этот роман о войне 1812 года Лев Толстой писал уже очень трудно. Он переписывал свои черновики и раз и два. И менял сюжетные линии и характеры героев. Известно, что роман «Война и мир» он переписал полностью четыре раза, чтобы как-то довести его до совершенства.
Отсюда вывод – в чем дело!?! О каком таком 
25
«великом» таланте может идти речь? Таланта тут, если он и был, - было, ну-10 процентов, если не меньше. Не был Лев Толстой на 100 процентов талантливым писателем. Тут присутствует обычный навык в труде приобретенный. Все гениальное – просто, это верная пословица. Лев Толстой писал роман от 35 лет до 41, 6 лет трудился. 
Пример. Если человек хочет научиться плотницкому ремеслу, он будет смотреть опыт других людей. И когда он сам начнет работать плотницким топором опыт ему придет со временем. Срубит один раз сруб и другой раз. Первые срубы у нового плотника получатся не очень хорошие. Но если четыре раза подряд плотник будет работать и рубить срубы, - то, конечно, он срубит четвертый сруб хорошо. Как и столяр сделает один стул чуть кривовато, другой получше, а четвертый стул может быть вовсе загляденье.
Так, молодой граф Лев Толстой, с детства много читал произведения талантливых писателей (Мопассана, Эмиля Золя), литература дворянам была легкодоступна. И он, исходя из опыта детских дневниковых записей, в подражание, - сам делал попытки создать литературные произведения. Начинал, как начинают все ученики любой профессии, с малого: перебирал свои дневники, потом написал очерки о том, что видел на войне под Севастополем (как чукчи: едут на нартах и что видят, то и поют). И благодаря неоднократной «рубке сруба» - «срубил»-таки хорошее литературное произведение, свой роман «Война и мир».
Так вот, поэтому ни о какой-то великой одаренности или гениальности речи быть не может. По образованию он и то не очень грамотен был. Поэтому такие эпитеты: как – гениальный и великий, ко Льву Толстому отношения не имеют. Он не был гением.
В 45 лет Лев Толстой начинает писать роман серьезный 
26
– «Анна Каренина», где пытается выразить свою философию, свое новое мировоззрение. И пишет его долго – 4 года. Потому что конкретно он еще не может выразить, вынести свою философию в мир. И в 49 лет он, в дополнение к роману, пишет открытым текстом о своей, несколько религиозной философии: «Исповедь», «В чем моя вера?», «Крейцерова соната». Он пропагандирует человеколюбие и добро. А видит вокруг, что действительность противоречива. И его новая религия («толстовство»), его учение противоречит учению существующей в мире религии. 
И ему хочется утвердиться. В 51 год он пишет критические произведения, в которых несогласен с христианским учением Церкви. «Исследование догматического богословия» - это его теоретический философский труд.
Но мы знаем из его биографии, что по теориям Лев Толстой не был научен настолько, чтобы быть ученым, хоть в одной из областей науки. Знал ли Толстой математику, кроме школьной программы? Знал ли Толстой Физику (квантовую физику, конечно, не знал, ее не было)? А химию он знал? Менделеева труды? Да и вообще, кроме литературы, он знал еще что-нибудь? Биологию, медицину и другие науки?
Какой из него ученый мог быть, - из этого графа недоучки, самоучки (домашнее образование). И о какой такой «научной» теории речь?
Вся его философия звучит как бред мечтателя графа! Он чувственная натура – это да! Он видел войну – много смертей! Конечно, ему было противно зло и наказание, он состраданием наполнен и переполнен! 
Но знания его дилетантские, обычные мирские. О каком богословии он смог бы толковать? Священники, которые с детства служили и принимали исповеди от тысячи людей,
27 
подобных ему, - и те не покушались на какие-то теоретические религиозные новшества. А мечтатель, граф Лев Толстой изобрел новую религию. Что ты…! Ведь, его все хвалили, все говорили ему – «ты гений»! Вот он и возомнил себя неким «богом», который может всё: и теорию создать и освободить всё человечество от зла.
Так в 52 года он обращается к простому народу, начинает писать простым языком, доступным. Уже даже изыски литературные: недосказанности, описательность и психологические построения – он отметает. Как он писал сам, в одном из писем издателю: «если мне есть, что сказать, то не буду я описывать природу-погоду…» - примерно так.
А в 72 года он отражает «реальность реально», без особых литературных изысков, в романе «Воскресенье». Он дает социальную панораму, некий срез общества, показывает все слои России – от аристократов до каторжан. И в этом его считают новатором. В России может быть. Хотя и Гоголь в «Мертвых душах» сделал тоже самое, показал все общество. А уж за границей, в Европе – таких романов было много во многих странах. И наши писатели только подражали известным мировым гениям.
Действительность была жестока. Толстого за выпад против Церкви отлучили от нее. И учение его псевдотеории не прижилось, а подверглось осмеянию. «Как же, - вопрошали его крестьяне, - если злой человек меня ударит, то мне и ответить ему нельзя?» «Непротивление злу насилием» - явно было не по душе народу.
И тогда Лев Толстой описывает уход человека из своей среды. Но писатель – раб своих литературных произведений. Уход от среды не увенчивается успехом, как показано в рассказе «Отец Сергий» - окончание рассказа Толстой 
28
вынужден подвести к краху своей собственной философии ухода. Даже ушедшему в монашество человеку выпадает соблазн и не дает ему утешения, возвращает его в мир.
Свою жизнь закончил уходом от всех и сам Лев Толстой. Как был он неграмотен, - нищ в уме, так и умер, как нищий с котомкой за плечами.
Без знаний, хоть ты и писать что-то умеешь, но теорию, чтобы спасти хотя бы себя, - не придумаешь.
Надо было учиться. Окончить университет. Постичь науки – и мог бы много пользы людям принести.


Окончание.
И все-таки, по словам самого Льва Толстого: «Великие предметы искусства только потому и великие, что они доступны и понятны всем»
В своих произведениях Л. Толстой показал людям многие истины, которые скрывались за множеством обыденности и суеты и не были явны для простого человека.
Талант Толстого заключался как раз в том, что он видел и замечал и мог объяснить необъяснимые для обычных людей чувства. Он показывал жизнь во всех красках. И в красках любви и в красках смерти, когда писал о войне. И конечно, нравственность, и любовь во всех его произведениях показана так, что понятна и возвышает душу человека.
И знания свои и мудрость Лев Толстой приобрел не от исследовательской или научной работы. Но видимо, все дано ему было Свыше, от Бога. « Мудрость не в том, чтобы много знать. Всего знать мы никак не можем. (Мудрость не в том, чтобы узнать, что нужно делать, а в том, чтобы знать, что делать прежде, а что после.) 

29

И в том мудрость, чтобы знать, какие знания самые нужные, а какие менее нужны» - из его же 
рассуждений.
Всем своим творчеством Л. Толстой стремился дать людям мечту осуществленную, или подвигнуть, подтолкнуть их к мечте. И как он сам говорил об этом: «Надо пользоваться всяким случаем, чтобы доставить людям радость, но людям надо также стараться о том, чтобы радовали их не пустяки, а важные вещи».
Главное же – труд и труд. Огромный труд во всю свою жизнь отдал Лев Толстой в дополнение к своему таланту. И потому он и признан гением – именно за неутомимый свой труд на поприще литературы.
Конец.

Метки:  

Из книги Счастье, виток эволюции.

Четверг, 20 Марта 2014 г. 20:47 + в цитатник

 

Из книги Счастье. вступление - виток эволюции

 Что такое счастье.
Вступление. Виток эволюции (парафраз).
Да, ничего не поделаешь - мы становимся «стариками», это те, кто родился еще при старых порядках, и нам трудно привыкнуть к этому «двойному существованию», - в современном смысле слова. 
 Действительно, вся современность и говорит-то на другом отличающемся языке: все связано с некоей «научно-технической революцией». Уж, пусть простится мне мое невежество: что такое - эта научно-техническая революция? Вроде бы я не последний безграмотный среди людей, но я не знаю до сих пор. Все говорят как о само собой разумеющимся, будто каждому ясно как дважды два и просто неприлично будет спросить:  что это такое. Всем кажется, что это нечто новое, совершенно невиданное, непохожее ни на что!
Однако, при всех обстоятельствах, надо приглядеться и понять. Ведь не вывелся еще новый подвид человека, чтобы жить в новом мире. И все это движение - оно не столько новое, сколько хорошо забытое старое, хоть и приходится решать новые проблемы. 
Чтобы что-то понять, надо с чем-то сравнить. И с чем всегда сравнивало человечество? С опытом уже имеющимся! С историческим опытом. 

В большой книге истории человечества много вырванных страниц, есть забытые исторические события, неизвестные нам. Но, тем не менее, всегда в книгу истории заглядывает человек, как школьник в учебник. С прошлым сравниваем, чтобы лучше понять настоящее, предвидеть будущее.
Итак, если полистать книгу истории, те страницы, которые перевернуло время, окажется, что сегодняшняя глобальная тревога - сможет ли планета прокормить стремительно плодящееся население? - уже бывала в истории и повторялась не раз.
Угроза гибели всего человечества периодически нависала и кризисы эти, были довольно серьезными. Человечество спасалось единственным способом: «техническим прогрессом». Например, взял человек палку и прикрутил к ней острый камень - получилось копье. Или вот, - изобретение плужного лемеха дало толчок развитию сельского хозяйства, а следом вновь росло население земли. Только раньше эти периоды измерялись тысячелетиями, а сейчас все стало быстрей и ужасней, чувствительнее.
Объяснение кроется в ускорении времени. Это замечено было учеными давно, что время имеет свойство ускоряться к концу истории. Всегда так: начинаешь ждать чего-то, хоть автобуса на остановке, хоть друга опаздывающего на назначенную встречу - время идет медленно, прямо тянется. Но в другие моменты легко заметить что время ускоряется к концу какого либо мероприятия. Например, к закрытию, к окончанию работы если ты спешишь, то и время спешит, и ты едва-едва успеваешь, а то и не успеваешь, - секунды просто бегут как сумасшедшие. Сравнения всякий человек может сам привести, какие он сам наблюдал, все видели это.
Показательны в этом отношении песочные часы, - переворачиваем, и песчинки сыплются из полной верхней половины медленно в пустую нижнюю половину часов. И медленно убывает количество песка вверху. Но когда перевалит за половину и вверху станет меньше песка, - вдруг, ускоряется ход времени(?) - песчинки быстрее убывают, падают с удвоенной скоростью. 
А когда останется мало песочка он просто за секунду весь высыпается вниз - так резко и быстро, что можно подумать время ускоряется до скорости света. Странное это явление - такое ускорение времени перед концом. Приводит к размышлению, что человечество близится к своему концу. Ибо ускорились все процессы в человеческой цивилизации, во всех областях деятельности. К концу времени существования происходит ускорение - это неоспоримый вывод. Почему так происходит - это другой вопрос, но что это есть - точно и верно.
Отсюда вывод: если все процессы ускорились: процессы получения информации - раз, процессы научно-технической революции - два. Времени не хватает, даже жизни, некоторым ученым, чтобы завершить свои труды. Все говорит о том, что время ускорилось. А ускоряется оно когда(?), - в конце, то есть при окончании процесса, - в данном случае существования человечества.

Часть вторая от вступления.

Искусство дает отражение жизни. Но, существенная разница между человеком в жизни и героем литературного произведения. Приближение к жизни в искусстве имеет свои законы: крупнее становятся отдельные черты, которые выделяет автор, но расплывчатей остается целое. «Лицом к лицу лица не увидать…», как сказал поэт, и в этом опыт искусства.
Вряд ли математик, микробиолог или инженер станут искать решения своих специальных проблем в романе или пьесе. И организатор производства не должен учиться работать по произведениям искусства. 
Достаточно того, если искусство помогает формированию человеческой личности, духовного мира человека, а это немаловажная функция. Искусство также дает те дорогие счастливые минуты, когда до озарения и открытия очень близко. И конечно, важная функция искусства - это научить и не дать забыть человеку нравственность и чувство совести. В последнее время про совесть забыли, о совести не говорят и детей не учат быть совестливыми, - это большое упущение искусства.
Совесть считается - странностью характера человека. Но может быть, мы просто не набираемся смелости сказать, - что это не совсем странность, а что-то такое, чего нельзя лишаться насовсем!!
Для примера можно напомнить малоизвестный теперь рассказ Шукшина «Чудик», в свое время так названный известным писателем и режиссером.
Событие в рассказе неординарное, такое происходит очень редко: Чудик этот поднял в магазине пятидесятирублевку, подумав, что кто-то потерял. Посмеялся он еще над тем, кто ее потерял и отдал продавцу: мол, если спросит кто, - верните. А потом он с ужасом обнаружил, что это его деньги выпали из кармана…. И он не нашел в себе смелости вернуться и как-то забрать их у продавщицы. Совести не хватило! Эта фраза сегодня воспринимается, наверное, одинаково всеми: «Ну, глупо же, верно? Глупо!». Но почему-то герой произведения, вот такой совестливый - симпатичен! И жаль его. И есть что-то за всем этим большее. Конечно, другим характерам цельнопоставленным - такие слабости, такие странности чужды. 

В искусстве и в литературе, в том числе, изображают героев, всегда твердо устремленных к цели, и целесообразность для них одно из ведущих начал. Но когда вот так прямолинейно рассказан сюжет, все произведение упрощенно кажется задачкой, решенной арифметическим способом. Но и великие произведения мировой литературы можно пересказать так, что все в них покажется нарочно подстроенным, составленным и специально подводящим к назидательному выводу.
Сила гуманистической литературы в том и состоит, что лучшие ее произведения написаны так, будто они не сочинены и не придуманы. Будто писатель просто записал то, что происходило в жизни, документально точно. Именно такую иллюзию и создает настоящее искусство: словно это не искусство перед нами, а сама жизнь.
Однако, вот что удивительно: когда писатель изображает «людей из жизни» - получается «произведение искусства». А когда эти «люди из жизни» обнаружив потребность, и сами рассказывают о том, что они знают - тут  «искусством» и не пахнет. Получается это по простой причине, по причине отсутствия таланта и учебы, как ни странно. Всему и во всем нужна учеба. Грамотно писать сегодня многие умеют, и литературно грамотно пишут. Но талант не в этом.
В задачу писателя не входит «преподнести в литературной форме» то, - что за него видят в жизни люди. Писатель - это не писарь, не тот единственный грамотей на селе, как раньше, когда приходили к грамотному дьячку диктовать письма. Теперь письма каждый пишет сам. А вот книгу пишут для других целей. 
Писатель пишет для того, чтобы высказать свои убеждения, поделиться своими мыслями. И важно и хорошо - если эти новые мысли в образах важны и нужны людям, если в них отражается время.
В том и сила подлинного искусства, - что, рассказывая правду, показывая и жизнь, и труд,  такими, какие они есть на самом деле, - искусство способно пробудить в душах людей, особенно молодых, не имеющих опыта жизни, - не робость, не приниженность, а готовность самим все пережить, если потребуется, все вытерпеть и одолеть в жизни. Правда воспитывает мужественных людей, а ложь может воспитать предателей. Только правда выражается в подлинном искусстве.
Современный человек с детства привыкает к грандиозным цифрам, уверенно оперирует с сотнями тысяч, миллионами, миллиардами. Это касается всего на земле: и запасы нефти и население земли, и финансовые потоки все в больших цифрах. Поэтому в сознании людей складывается картина, которую не в силах поколебать цифры низкого порядка: единицы. Это до тех пор - пока единицей не окажется сам человек. Тут может наступить прозрение.
Именно поэтому каждой своей книгой литература обращается к каждому из нас по отдельности. Она говорит: «Смотри, судьба этого человека могла быть твоей судьбой. Только поняв, что пережил герой произведения, поняв и всю меру того, что он изведал, - ты поймешь время и мир, который тебя окружает. Ты должен это знать». Книга обращена к каждому.




Счастье (рабочее название).

Эйфория - это блаженное чувство бодрости и благополучия, так что лучшего названия не придумаешь. Это счастье временное, минутное, но постоянного счастья человек не сможет достигнуть никогда, хотя к этому стремится всегда. Поэтому мечта о счастье была, есть и будет.
Что такое счастье? - это один из вечных вопросов, остающихся без разрешения. Такой же, как вопрос о любви. 
Почему-то мы, русские порядочные люди, питаем пристрастие к этим вопросам. До сих пор и о любви и о счастье сказана только одна правдивая мысль, и то, - она сказана в Писании, в Библии: а именно, что «тайна сия велика есть». Правда, это сказано про другое, это о Церкви и о Боге. Но так и неизвестно остается - что такое счастье.
   Также неизвестно: кто такой - Бог, и что такое Церковь. Если «Бог есть любовь» - по Писанию, то любовь это Бог, то есть кумир, идеал, идол! А нельзя же поклоняться идолу, идолопоклонство запрещает Вторая заповедь той же Библии. Церковь в этом отношении является организацией регулирующей эти противоречивые «законы» Писания. А закон, как известно, - «как дышло, куда повернут туда и вышло»!  
Когда Любовь мы возводим на место идола, тогда и бог превращается в то, чему нельзя поклоняться, ведь Он - есть Любовь! Когда надо было для дела, можно было и так сказать. И Церковь говорила так, и сжигала неугодных на кострах инквизиции.
Поэты и писатели других стран обыкновенно поэтизируют любовь, украшают ее розами, соловьями…. Мы же, русские, украшаем нашу любовь этими роковыми вопросами, и притом выбираем из них самые неразрешимые.
Так что вопрос о счастье - очень сложный вопрос.
Я знал одного счастливого человека, заветная мечта которого осуществилась, который достиг цели своей жизни. Он получил то, что хотел, он остался доволен судьбой и самим собой. «Остался» - в прошлом, потому что, как только достиг счастья, так и умер. Но умер счастливым.
_____________________________Часть 1.
С утра было прохладно. Это лето не было жарким. И сидя на зорьке у реки я немного замерз. К вечеру вообще начал моросит мелкий дождик. Я заметил огонь костра на заливных лугах ниже по течению реки, там останавливались пастухи на ночь с лошадьми, их в нашем колхозе было больше двадцати. И я пошел к костру погреться.
В «ночное» дежурили и молодые ребята, но «старшой» был старый конюх, на вид лет восьмидесяти. Он лежал на животе у самой дороги, положив локти на пыльные листья подорожника. Вокруг костра сидели и лежали трое молодых парней. Один с густыми черными бровями, безусый, одетый в брезентовую курточку и темную рубаху лежал на спине, положив руки под голову, и глядел вверх на небо. Над его лицом тянулся Млечный путь, и дремали другие звезды….
Кони топтались тихонько в траве вдалеке от костра. На фоне светлого неба с востока, откуда надо было ожидать появления зари, там и сям видны были их силуэты: кони стояли и, опустив головы, о чем-то думали. Их мысли, наверное, были длинные и тягучие, и угнетали их до бесчувствия, так что стояли они, как вкопанные, не замечая ни присутствия чужого человека, ни беспокойства собак. А собаки, заметив мое приближение, известили хозяев лаем. 
Старик прикрикнул на собак и они, завиляв хвостами, отошли и прилегли, настороже, посматривая на меня.
- Привет. Никак из Макаровки местной? -
- Да. Тутошний я, только не живу здесь, из города приехал в отпуск.
- То-то я вижу. Не узнаю, чей же ты?-
Я ответил. И старик, узнав моего деда, обрадовался, они друзьями были в свое время с дедом моим. Так началось общение в тишине ночи. В сонном, застывшем воздухе стоял монотонный шум, без которого не обходится летняя ночь в природе. Непрерывно трещали кузнечики, пели ночные птицы - неожиданно начиная и так же неожиданно обрывая небольшие свои песенки, да в стороне от поля, на опушке леса, в кустах, лениво посвистывали молодые соловьи.
Большая грязная собака, лохматая, с клочьями шерсти у глаз и у носа, вдруг неожиданно, с хрипением залаяла в темноту ночи, в сторону лошадей. За ней убежали и обе молодые гладкие собаки.
- Взять! Взять! - крикнул вдогонку старик, приподнявшись на локте и махнув рукой. 
- Прогонят волка, если что, - сказал он, со старческой улыбкой открывая свой провалившийся беззубый рот. Когда собаки успокоились, старик принял прежнюю позу и сказал спокойным голосом:
- А вот в соседней деревне колдун помер, не к ночи будет сказано, для страха. Не боитесь страшных историй? - обратился он к молодежи. 
Молодой пастух, лежавший на спине, повернулся на бок и пристально, подняв свои густые черные брови, поглядел на старика.
- А я слыхал, как ведьмы из печной трубы вылетают и летают. Может и колдун тот летал? - спросил он.
 - Слыхать не слыхал, видать не видал, Бог миловал - сказал старик, - а люди рассказывали.
Старик как будто что-то вспомнил. Он быстро поднялся на колени и начал говорить быстрой скороговоркой, своим беззубым ртом, - получалось глухо, как говорение в нос.
- Шел я раз берегом, сюда в Макаровку. Гроза собиралась, и такая буря была тогда, меня застала около сараев соседней деревни, где колдун-то жил. Поспешил я что есть мочи, гляжу, а по дорожке у кустов черемухи, она теперь большая как деревья, а тогда кусты были в цвету, - идет белый конь. И думаю: чей это конь? Зачем его сюда, за деревню занесло. Пока думал, подхожу ближе - только бац! - а это не конь, это Колдун. Свят, свят, - перекрестился я, а он глядит на меня и бормочет, глаза выпучил! Испугался я тогда сильно! Мы рядом пошли до сарая открытого и под крышу едва успели - как грянул гром ужасный и молния рядом сверкнула, и опять гром. Я тогда боялся ему слово сказать, а он пояснил, что мусор в овраг выкинуть отходил из сарая. Там хранилище колхозное было на краю их деревеньки, а он присматривал за ним, как сторож.
- Это бывает, глюцинации, наверное, - сказал один из молодых пастухов.
- Вот ведь, слово нашел какое-то умное, - бывает, говоришь, - сказал старик немного обиженно. - А вот я про Колдуна что знаю…. Это лет 50 назад было….
И рассказал нам старик историю, известную только старикам и старухам, которые жили в те времена сразу после войны с немцами. Тогда, в 43 году, немцев разбила красная армия Советского Союза, а они, убегая из наших краев, прятали свои награбленные богатства, зарывая их в землю. И вот после войны Колдун нашел клад немецкий, - в нем были украшения - серьги, брошки, и еще зубы золотые от убитых немцами людей. А кто колдовством живет, кто злое дело для людей помышляет, - к тому же и зло то вернется, тому и воздастся злом за зло!
Вот Колдун продавал золотишко свое, ездил в город. Но его арестовали, допрашивали, но ничего он не сказал. Отсидел он в лагерях и вернулся в шестидесятые уже годы. Клад свой он опять достал, видимо, потому что построил себе домину, и все-то у него было, а где деньги брал - вопрос. Но видимо он торговал только теми драгоценностями, которые не были еще сильно проклятые. А когда дело дошло до зубов от мертвых людей, вот тут его «инфаркт» и поймал. Так и нашли его около печи, в которой он зубы золотые в сковородке переплавлял, хотел слитки потом продавать. Вот тебе и на! На чужом горе счастья не построишь! Богатством неправедным счастлив не будешь! - так в Библии написано.
- А уж каким он был с молоду! - вспоминал старик.
- Все молчал и молчал, да на всех косо глядел. Все словно дулся и пыжился, как петушок перед курицею. А чтоб он в церковь пошел, или на улицу с ребятами гулять - никогда. И выпивать с мужиками не выпивал, все больше один сидел или даже со старухами разговаривал о травах всяких. Он и лечить мог людей, и помогал было многим. А я так замечаю: если какой человек из мужиков все молчит, да старушечьими делами занимается и в одиночку живет все - хорошего мало. Вот ведь узнали о нем после смерти, какой его грех-то гложил, - клад немецкий…. Не в золоте счастье. - резко завершил свою речь старик.

Рассыпавшись в тихом воздухе пронесся глухой звук. Что-то вдали громыхнуло, словно ударился камень о камень и эхо ахнуло вдаль: «тах! тах! ах! ах!». Когда звук замер, старик вопросительно поглядел на меня, равнодушного.
- Это на ферме колхозной что-то упало, - сказал я, подумав. 
Летом светало рано. С востока Млечный путь бледнел и мало-помалу таял, как снег, теряя свои очертания. Небо становилось опять хмурым и мутным, когда не разберешь, чисто оно или покрыто сплошь облаками, и только по ясной полоске на востоке и по кое-где уцелевшим звездам поймешь, в чем дело.
- Да, - сказал я, прощаясь, - близок локоть, да не укусишь… Кто знает в чем оно счастье то!? Кто как ведь понимает.
Повернувшись лицом к молодым пастухам и глядя на них, я сказал: 
- Так вот и умрешь, не повидавши счастья. Кто помоложе, может, и дождется, а нам уж и не думать….-
Старик встал и пожал мне руку на прощание.










_______________________Часть 2.
Деревенька наша соединилась уже с соседней. Строились дома от пруда, расположенного посередине нашей деревни Макаровки, к краю ближней деревеньки с названием Старая. Молодые пары в обеих деревнях строились с обеих сторон,  тем самым приближая деревеньки друг ко другу. 

Так случилось, что Старая совсем перестала существовать  и Макаровка выросла, за счет прилепившейся через новую улицу соседской деревеньки. Наш дом стоял третьим снизу на спуске к реке, остальная деревня тянулась на пригорок и протянулась по нему до самого поля, где всегда сеяли овес.
Жил я в деревне все свое детство, пока не окончил три класса начальной школы. А потом родители забрали меня в город. Только летом я был в деревне, почти все два месяца каникул, июль и август, так как принято было, в первый месяц, июнь, отправлять меня в лагерь по путевкам, которые выделяли родителям на работе профсоюзы. И помню я деревенскую жизнь с хорошей благодатной стороны. Походы на реку, купание и рыбалка, походы в лес за ягодами и за грибами.
 

Метки:  

В защиту лит-ры!

Четверг, 20 Марта 2014 г. 11:42 + в цитатник

 

Статья в защиту художественной лит-ры!

Реалистическая художественная литература.
(статья, описание в защиту)

Существует мнение, что писатели обманывают, сочиняя и выдумывая свои романы и повести. И героев, про которых пишут писатели, в жизни не существует. Есть поговорка в народе: «Вот чешет (врет), прямо по Чехову». Подразумевается, что Чехов придумал во всех своих рассказах жизненные ситуации и придумал всех героев своих рассказов, и так, якобы, в жизни не бывает. (Рассказ Человек в футляре, например). Однако все очень похоже, он, Чехов, написал так, что не поверить не возможно. И прототипы его героев могли существовать и в жизни. Само слово – художественный – предполагает, в сознаниях читателей, некий творческий вымысел. Сочинять это уже означает – выдумывать. И это верно.

Вопросы и ответы.
Почему Иисус Христос говорит притчами?
Ответил Он сам в Евангелии от Матфея гл.13: 10-23. И далее, многие притчи говорит Иисус Христос.
Притча о горчичном зерне – Мф.13: 24. Притча о закваске – Мф.13: 33. Притча о сокровище на поле, о жемчужине, о неводе – Мф.13: 44-50.
А так же: Притча о званых и избранных, и о воскресении – Мф.22:1-14; 22: 23-33. И как заправский писатель, рассказывает Иисус сочиненные Им притчи о несуществующем человеке. Разве был на свете Самарянин-милосердный, о котором рассказал Иисус Христос? Наверное, нет. И не было той ситуации, сюжет которой Он изложил в притче. Но Он хотел, чтобы люди были такими как тот Самарянин, показанный в притче. И показал еще – кого должны мы почитать, как ближних своих – это и было основной целью притчи, рассказанной Христом. В Евангелии от Луки гл.10: 30-37. А для чего нужен стал такой рассказ Христос пояснил Сам – Лк. 10: 25-29.
И совсем как великий писатель – сочинил Иисус Христос такой глубокомысленный рассказ-сказку: это притча о блудном сыне: Лк.15: 11-32. Как и русские сказки – «было у отца три сына – двое ничего, а третий дурак».
Вслед за этим еще есть хорошие притчи Христа: о богаче и Лазаре (Лк.16: 19-31). И притча о догадливом управителе (Лк.16: 1-9) – из которой, видимо, родилась поговорка: не имей 100 рублей, а имей 100 друзей, в крайнем случае, они созвучны. Художественная литература, оказывается, не совсем простое дело. Выдумывать со смыслом, сочинять – не так просто, это надо понять, а я попробую чуточку объяснить.




Часть 1 Дидактика.

Это универсальное искусство учить всех и всему. Таково определение науки. И еще звучит, как «искусство из искусств», подразумевая дело чрезвычайной трудности. Это искусство учить и учиться. 
И оно, в значительной мере, было неизвестно предшествующим векам. До того пока человек вплотную не занялся им. А произошло все не очень давно, если брать время существования человечества в целом, вообще. Человечество существует миллионы лет. И даже будь оно развито до некоторой степени цивилизации, то есть, когда использовало уже изобретения инструментов и языкознание, - это тоже было 40 тысяч лет назад. Как таково обучение, может быть, и было, но спонтанное. А школы, где применялась дидактика, появились только 6 тысяч лет назад в Шумерской цивилизации. И это, конечно, небольшой срок, по сравнению с миллионами лет существования человечества.
Итак, дидактикой называется наука обучения.
1) Какие основания полагает это искусство или наука? Основания она черпает из самой природы вещей.
2) На чем укрепляет, что ее воззрения истинны? Это подтверждает параллельными примерами из той же природы вещей.
3) Это искусство заводит и устраивает свой порядок в соответствии с природой вещей. Распределяя все по годам, месяцам, по дням и часам.
4) И наконец, указывает легкий и верный путь для удачного осуществления применения полученных знаний на практике.
Семена знаний: и нравственности, и благочестия, дает нам сама природа. Но семена – это еще не плоды. Природа не может дать нам сами знания той же добродетели и благочестия. Это приобретается с помощью молитвы, учения на ошибках. Молитва нужна, чтобы не погибнуть напрасно, ошибаясь непрестанно во время учения. Философы из древности определили человека, как существо способное к обучению, так как никто не может стать человеком, если его не обучить. Пример тому – Маугли, ребенок воспитанный животными.
Познавание, предрасположенность к знанию, стремление врожденное человеку, данное ему от Бога. Истинное знание свойственно Богу – все без начала, без преуспевания, без конца, ибо Он проникает везде и всюду – Дух Святой. Поэтому человек, созданный по подобию и по образу, так и стремится к истинным знаниям.
Человеку и Ангелу этого, истинного знания, дать было нельзя, как нельзя дать и вечной жизни и бесконечности. Это есть свойства Божии. Ангелам и людям достаточно и того, что они обладают остротой ума, которым могут постигать дела Божии, и таким образом накапливать знания о Вселенной. Поэтому и об Ангелах известно, что они также учатся, созерцая все дела во Вселенной. И на то есть многие ссылки: 1Петра 1: 12; Ефесс.3: 10; 1Царств 22: 20; Иова 1: 6. И знания у Ангелов так же, как и наши, это знания опытные. Только опыта у Ангелов очень много.
Итак, пусть никто не думает, что Истинным человеком можно стать, не научившись действовать как Человек, а лишь живя по инстинктам. То есть не получивши наставления о том, что делает его Человеком.
Даже на примере тела человека видно, что без обучения ничего не бывает. С рождения человека нужно постепенно учить всему: и сидеть, и ходить, и стоять, и двигать руками для работы, ложку держать правильно и то…. Итак, откуда же у нашего духа (у души) будет преимущество, чтобы без предварительной подготовки, без обучения он стал бы совершенным? Дух человека, тем более, нуждается в обучении и подготовке к жизни. И для этого от Господа Бога и даны – молитвы, посты и заповеди.
Потому что для всего Творения существует закон – брать начало из ничего и постепенно возвышаться, становясь сущностью и действовать. Это закон всей Вселенной, его надо знать каждому.
Так, Вселенная была в одной точке, или ее вообще не было – из этой точки от взрыва образовался газ (так думают ученые в большинстве своем). Постепенно охлаждаясь, газ сгущался, и образовались звезд и планеты из газа этого. Конечно, проходили реакции взаимодействия, образовалось множество новых элементов и так далее повествует наука физика. Так, на более сложном уровне, но по типу – из двух точек (+ и -), в теле матери рождается эмбрион, - развивается – потом рождается ребенок, потом он научается от созерцания мира и становится маленькой сущностью. Цель этой сущности – совершенствоваться. Все по одному типу, по закону Вселенной: из ничего, из меленькой точки, от меньшего к большему. 
Ведь и относительно ангелов, которые как Бог бестелесны, известно, что они знают не все, но постепенно совершенствуются.
Ясно также, что для человека в Раю уже была открыта школа: он созерцал всех животных и нарекал им имена (Бытие гл.2: 19- 20). Однако из беседы Евы со Змием очевидно, что им не хватало знания вещей, которое приобретается из опыта. Если бы у нее был больший опыт, что это животное речью не обладает и не может выражать звуки кроме шипения никакие. А если так, то, следовательно, здесь кроется обман – не змей говорит, но в образе его кто-то другой – дьявол. Поэтому, наверное, послан на Землю человек, чтобы учиться.
Но теперь нам, в состоянии испорченности, трудно учиться каждый раз заново. Ведь действительно, мы приносим с собою в мир чистый ум, точно гладкий лист бумаги – не умея что-либо делать, говорить и понимать, и все это с трудом нужно приобретать с начала, с основания. С трудом, потому что вещи для нас затемнены и языки смешаны. Тому, кто в интересах науки хочет использовать различные источники нужно изучать не один, а множество языков; мало того, и на родных языках все запутано терминами, и ничто для нас не врожденно, только стремление к знаниям.
В воспитании нуждаются и тупые и даровитые. Образование необходимо всем. Тупым людям оно нужно, чтобы освободится от своей тупости. Но гораздо более нуждаются в образовании люди даровитые, обладающие неким талантом. Так как деятельный ум, не будучи занят чем-либо полезным, займется бесполезным, пустым и пагубным. «Свято место пусто не бывает» - бесы быстро находят применение даровитому уму. Оттого производители наркотиков – талантливые химики, производители фальшивых денег – талантливые художники, печатники, а производители атомной бомбы – это великие нобелевские лауреаты физики, и Эйнштейн.
Чем плодороднее поле, тем больше на нем вырастают сорняки и чертополох. Так и выдающийся ум полон пустыми мечтаниями, если его не засеять семенами мудрости и добродетели. Может поэтому Бог дал Библию, молитвы и поставил священников для хранения и передачи мудрости.
Упражняй свой ум Человек, - чтобы набраться мудрости – призывает Писание, через пророков. Молись ко Господу, призывают пророки, - и пошлет Духа Своего на помощь уму твоему, чтобы достигнуть образа совершенного Человека по образу и подобию Божьему.

Часть 2 Словесность.

Зародившись на заре цивилизации, подлинное искусство на протяжении тысячелетий было добрым другом и задушевным спутником человека, выразителем его сокровенных дум, чувств, намерений и свершений. В лучших своих созданиях, оно выполняло и выполняет сейчас высокую миссию глашатая гуманистических идей и принципов.
Искусство слова являлось хранителем знаний и учителем для многих людей. И Библия – Книга-книг, написанная с высоким искусством талантливыми, от Бога, пророками; ее писали около 40 человек. И псалмы и пророчества выражены словами высокой поэзии. Песни Давида наполнены глубоким смыслом, так что Псалтырь считалась учебной книгой в славянской Руси. А в событиях библейских сюжетов даны яркие образы. Высокохудожественным словом запечатлены действия Ангелов (как в книге Товита), и действия Святого Духа (как в повествовании о Славе Господней, явившейся Илии в тихом дуновении ветра – 3Царств19: 9-14).
А сколько притчей рассказано всеми 40 пророками, из чьих книг составлена Библия. Моисей рассказал в образах, - о Сотворении Вселенной и Человека. Рассказал о первом грехопадении, и еще о первом убийстве, и о Потопе и Ное, что спас население Земли. Не случайно имена героев книг Моисеевых стали нарицательными. Окаянными – подобными Каину, называют грешников. Семиты – народы происходящие, якобы, от сына Ноя – Сима. А сын Ноя – Хам, стал олицетворением пошлости, совершив неблаговидный поступок – Бытие 9: 20-25.
Образы художественной литературы из близкого к нам прошлого тоже вошли в нарицательные, - такие как Маниловщина, например, из произведения Гоголя «Мертвые души».
Глубина образных обобщений, разнообразие художественных форм – это неотъемлемая особенность подлинного реалистического творчества. Реализм в литературе и искусстве – это не серое, унылое копирование действительности. Но это не лишенное полета фантазии и живой эмоциональной взволнованности описание жизни.
Все это присутствует в Библии. Как, например, - ярко и образно описывает видение Славы Божией пророк Иезекииль: «и бурный ветер… великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него». И строение «аппарата» не мог пророк описать, не зная к тому слов. Поэтому ему приходилось описывать в образном сравнении с животными, которых он знал: «видно было подобие четырех животных… облик их был, как у человека, а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца…» - и еще – «Подобие лиц их – лицо человека и лицо льва с правой стороны у всех четырех; а с левой стороны лицо тельца и лицо орла у всех четырех».
Не можем мы сказать, глупо думать, что Иезекииль видел ноги коровьи и львиные рыла. Он использовал литературно-художественный метод сравнения. И он, пророк, был тогда великим писателем, так что творчество его почиталось и хранилось в веках до нашего времени. Как сохранилось и творчество Гомера с его Илиадой, приключениями Одиссея, творчество Эзопа, отраженное в баснях Крылова и творчество многих других писателей.

Реалистическая литература отражает тесные связи между человеком и социальной средой, воссоздает то воздействие, которое жизнь оказывает на формирование характеров людей. Одновременно открытия реализма связаны с изображением силы человека, его воздействия на обстоятельства, на окружающий мир.
Совершенно несомненно, что за всю историю литературы существует своя глубокая преемственность, опора на традиции и одновременно обогащение словесного искусства новыми достижениями. Во времена Гомера писались поэмы, а сейчас пишут романы, как «Война и мир» и д. р.
Но в любом случае, значение произведений литературы и искусства неотъемлемо, неотделимо от объемных художественных обобщений, которые раскрывают явления развивающейся исторической действительности.
Во всей мировой литературе с большой глубиной и убежденностью воплощены земные чувства людей, охарактеризованы внутренние силы человеческой натуры, описаны всесторонне его жизненные качества. Одновременно раскрыты и те сложные конфликты, с которыми человек сталкивался во время общественного развития.
Мощные по накалу страстей, по психологической масштабности, глубоко правдивые характеры воплотил в своих исторических хрониках Шекспир. Все знают слова Гамлета: «Быть или не быть, вот в чем вопрос!». Сервантес – гротескно смешивает в образе своего героя черты старого мира и черты гуманизма. Дон-Кихот стремится действовать, неудачи и тяжелые огорчения не останавливают его. Он преисполнен веры в правду жизни и веры в людей до наивности. Эта одержимость героя идеями справедливости и добра, какой бы безумной эта одержимость не казалась, - это явление подчеркивает ненормальность всей жизни. Ибо жизнь окружающая Дон-Кихота, в основе своей составляет – угнетение одних другими, неуемный меркантилизм, беспощадная жестокость.
Сохраняя верность идеалам гуманизма, писатель Сервантес охарактеризовал реальную жизнь, которая вызывала у него чувства горечи и скорби за общество людей.

Писатели-реалисты изображали в реальных взаимодействиях конфликты человека с миром. Выражали, таким образом, свое отрицательное отношение ко многим явлениям социальной действительности. Однако верили в силу человека, в его изначально чистую природу. Так Дидро горячо защищал человека, как объекта художественного творчества: «Значит, человеческая природа хороша? Да, друг мой, и очень хороша. Вода, воздух, земля, огонь – все хорошо в природе, (а человек из всего этого состоит, тогда он четырежды хорош)…. Нужно винить жалкие условности, развращающие людей, не человеческую природу».   
Действительно, каждого взволнует рассказ о великодушном поступке (спасение жизни ребенка, например). И не холодно воспримутся жалобы достойного человека, просьбы о помощи отзовутся в сердце.
Вера в творческие силы человека, в его разум у писателей-реалистов соединяется с убежденностью в том, что полезные и здравые идеи – способны оказывать глубокое влияние на людей, через художественные произведения. Назначение литературы и искусства в том и заключается, - чтобы внушить идеи добра и гуманизма возможно большему числу зрителей, читателей, слушателей. Цель искусства – научить нас, что ж мы должны делать и чего не делать; ознакомить нас с истинной сущностью добра и зла. Воздействие такого рода идей и определяет развитие общества.

В Евангелиях написанных писателями-апостолами образно поданы взаимоотношения между людьми. И человечество восприняло их так близко, что поменялся весь общественный строй. Из грязного  дикарского язычества – общество обратилось в чистоплотное христианство, с его омовениями, чистыми руками и так далее. Если идеи могут сильнейшим образом воздействовать на человека, они в состоянии изменять и его духовный внутренний облик, вести его по пути добра.
Чтобы обладать всеми качествами, реалистическая литература использует многие и притом отличающиеся друг от друга формы художественного обобщения. Типизация  общих свойств социальной жизни – это одна из форм литературы. В центре внимания здесь не судьбы отдельных героев, а раскрытие характерных черт, присущих общественной действительности.
Создание характеров вовсе не единственный способ типизации явлений и процессов жизни. Однако важнейшая черта реалистической литературы – отражение и изображение действительности во всех ее проявлениях. Вот тут и свойственно многообразие форм выражения.
Писатель всегда рисует (описывает) оригинальные, незаурядные характеры. В статье о «Пармском монастыре» Оноре де Бальзак высказал интересную мысль: «Чувство – соперник понимания, как действие – антагонизм размышления». Действительно, иногда хочется понять человека, но чувства отталкивающие не дают этого сделать. И так же, сразу сделанное и, вдруг, развалившееся дело приводит к досаде: прежде надо было размыслить, подумать о деле хорошенько.
Писатель выразительно раскрывает также самоотверженность и большое чувство героев, побуждающие их совершать смелые и великодушные поступки, идти на большие жертвы. Этим и отличает писатель истинную человеческую страсть от низменных влечений, мелких побуждений. Писатель не просто передает свое понимание жизни, свои наблюдения и художественные открытия, - он стремится воплотить их так, чтобы они производили наибольшее впечатление на читательскую аудиторию. Эта особенность художественных произведений не является чем-то экстраординарным и не вполне обязательным. Она составляет неотъемлемую принадлежность и содержания и формы.

Созданию любого значительного художественного произведения предшествует сложнейшая творческая работа. Талант – на 10 процентов дар, а на остальные 90 процентов это труд, работа. И заключается она во многом: 1)в отборе материала, 2)в выделении характерного, впечатляющих черт, 3)в прояснении своеобразия отдельных образов, в чем их отличие, 4)в определении их взаимосвязей, 5)в осмыслении общей композиции произведения, - и много мелких трений возникающих в творческом процессе. Во все это нужно вкладывать свой ум и знания. Вся эта огромная работа остается неизвестной читателю, он видит только результат всей творческой работы писателя – готовый роман.
Характеризуя процесс восприятия литературного произведения можно отметить, что в одном мы имеем дело с последовательной сменой фраз и слоев – частей произведения, а в других случаях – множество совместно выступающих разнородных компонентов. Это как монолог может прерваться повествованием об обстановке, затем диалог героев и вновь рассказ. Многослойность литературного произведения возникает из-за того, что образующие элементы обладают различными свойствами. Компоненты встречающиеся в каждой из фаз произведения характеризуются по типам.
С точки зрения общего типа это следующие компоненты произведения:
А) то или иное языково-звуковое образование, звучание слова от поставленных под ударение в начале или в конце его и т. д.
Б) значение слова или смысла языковой единицы, сказанное простым просторечием или возвышенно или литературно-нейтрально.
В) сам предмет, изображенный в произведении или отдельные его части, через которые можно узнать предмет, а может пространное его описание, дающее общую картину.
Г) тот или иной вид, в котором изображен предмет произведения. В гротескной форме, в комической, в уменьшенной или в подробности целый.
Нетрудно видеть, что многослойность художественных произведений, понимаемая таким вот образом представляется очень сложной. Но ясно из этого, что произведение художественное – не есть какие-то записки, рассуждения. Писатель стремится к тому, чтобы сделать свое поэтическое творение наглядным для всех слоев общества, для всех читателей.
В этой связи можно сказать, что талантливый писатель и не пытается и не передает все индивидуальные особенности присущие объектам художественного творчества. Наоборот, он выбирает характерное, типичное из многих, соединяя с чертами своего героя. Сущность искусства состоит совсем не в том, чтобы воспроизвести действительность в какой-то конкретности. Социальное назначение, эстетический смысл произведений литературы и искусства заключается прежде всего в создании значительных художественных обобщений, которые сыграют важную роль в духовной жизни человека и общества. Художественное произведение создается не только для того, чтобы объективировать образное освоение действительности, но и с целью воздействовать на «потребителя» искусства.
Леонид Леонов высказал интереснейшую мысль: «Истинное произведение искусства, произведение слова в особенности, - это есть всегда изобретение по своей форме и открытие по содержанию». Мысль верная потому даже, что она подчеркивает роль творческих исканий художника, его целенаправленных исканий, в то же время сопровождаемых глубокими сомнениями. И тут же не исключается интуиция, и огромные усилия воли, которые ведут к созданию совершенного художественного произведения. Ни изобретение и ни открытие не возникают самопроизвольно.
Леоновская характеристика своеобразия произведений литературы и искусства несомненно верная и справедливая. Их социально-эстетическая функция в значительной мере определяется теми художественными открытиями, которые они несут в себе, а также мастерством авторов, запечатленным в них, которое и есть специфический вид изобретения.
Творчество писателя представляет собой системное единство. Системное потому, что каждого талантливого писателя отличает свой круг тем, идей и образов. Это верно и тогда, когда круг писателя очень широкий. Художественные искания писателя отмечены своеобразной универсальностью, своим собственным стилем.
Крупные писатели нередко высказывали неудовлетворенность сложившимися формами художественного отражения жизни. А именно, - той ролью, которую в нем играет творческий вымысел. Флобер был убежден в том, что в литературе наступает пора строгого объективного описания явлений, людей и их характеров. Описания такого, что неотделимо (очень сходно) с пристальным изучением того, что происходило в действительности.
Еще более решительны отдельные высказывания Льва Толстого по этому поводу. В письме к Н. Ф. Наживину он писал: «Я давно уже думал, что эта форма (роман) отжила, не вообще отжила, а отжила как нечто важное. Если мне есть что сказать, то не стану я описывать гостиную, закат солнца и тому подобное. Как забава, не вредная для себя и для других – это да. Я люблю эту забаву. Но прежде на это смотрел как на что-то важное. Это кончилось».
Итак, литература должна приближаться к действительности. Творческое воображение должно работать так, чтобы было похоже, неотличимо от действительности, все должно быть реально.
Перефразируя Л. Толстого: если есть что сказать – не надо описывать природу-погоду, надо говорить о жизни, о действительности. И так талантливо должно работать творческим воображением, чтобы читатель воспринимал его за точное, почти документальное описание жизни, как саму действительность, которую он видит каждый день.
Сергий чернец.
 

Метки:  

В защиту лит-ры!

Четверг, 20 Марта 2014 г. 11:39 + в цитатник

 

Статья в защиту художественной лит-ры!

Реалистическая художественная литература.
(статья, описание в защиту)

Существует мнение, что писатели обманывают, сочиняя и выдумывая свои романы и повести. И героев, про которых пишут писатели, в жизни не существует. Есть поговорка в народе: «Вот чешет (врет), прямо по Чехову». Подразумевается, что Чехов придумал во всех своих рассказах жизненные ситуации и придумал всех героев своих рассказов, и так, якобы, в жизни не бывает. (Рассказ Человек в футляре, например). Однако все очень похоже, он, Чехов, написал так, что не поверить не возможно. И прототипы его героев могли существовать и в жизни. Само слово – художественный – предполагает, в сознаниях читателей, некий творческий вымысел. Сочинять это уже означает – выдумывать. И это верно.
Читать далее

Метки:  

О писательском приеме.

Среда, 19 Марта 2014 г. 16:13 + в цитатник

 

О писательском приёме...

Изложение мыслей.
Существует прием среди писательской братии: описаниями природы дополнять характеры своих героев. Из характеров и описания природы складывается основной текст произведения, а сюжет взаимодействия героев лишь малая часть.
Особенно характерно это для девушек современного воспитания, которые считают себя некими «писателями». Можно привести краткую общую характеристику - безликую биографию такой девушки. Попытаемся представить---
Она окончила школу, потом пединститут, чтобы стать учительницей, пока не придет жених…. Возможны многие варианты с институтами…. И была она такою девушкой, каких тысячи в сегодняшней России.
Пушкина она знала, ровно столько, сколько требовалось по школьной программе. И, наверное, она путала понятия слов - этика и эстетика. Хорошо выглядеть это этично, неэтично появиться в неглаженном платье на вечеринке у подружек. Как и я, однажды спутал эти понятия в сочинении, в 8-ом классе, о Пушкине, назвав его стиль этическим, когда решил охарактеризовать поэтику его сочинений.
И, конечно, она и не знала, что Пушкин начинается как раз за программой средней школы. Точно так же, как ни разу она не задумывалась о том, что люди понимают «свой аршин» - нормой ко всему. И всё, что выше или ниже их «аршина» понимания кажется такому человеку глупостью. Сам же человек остается глуповат тоже, даже в своей собственной оценке.
Чехова она прочитала больше всего, потому что в их доме, у отца было собрание его сочинений. Но Чехов знал и писал о таких девушках: «она, прости Господи, глуповата».
Но если сразу на память пришел Пушкин, то эта девушка могла быть глуповатой, как его поэзия для неё, которую она не могла оценить иначе к тем 20-ти годам. Но все-таки, еще надо сказать: она имела свои понятия красоты - очень красивые платья на подиумах, от кутюр, которые никто не носит в жизни, ей нравились. А также свои понятия справедливости - когда справедливо перестала кланяться и приветствовать человека, разболтавшего об их свидании всем знакомым. И свои понятия знаний - когда в чемоданчике (в мозговых извилинах) лежало убеждение, что Пушкин и Чехов = великие писатели: во-первых - они другие необыкновенные люди; а во-вторых - такие теперь все перевелись, как мамонты. Потому что теперь в жизни нет ничего необыкновенного и необыкновенных людей, уже не бывает.
Но если уж соблюдение писательских условностей: описаниями природы дополнять характеры героев, - имеет право на существование. То можно охарактеризовать эту девушку, во имя - «глуповатой, прости Господи, поэзии»: 
Она прекрасна как рассвет весенний
Как небо кажется прозрачным в предрассветной дымке голубой,
И море отражается в глазах прекрасно-синих, 
Таящее во глубине своей нам - каменное дно!
И в этой скромной, от меня, такой характеристике, - мы можем видеть современных «писательниц». А если к модным придираться, то и мужчин, юношей, едва ли лучшая постигнет участь в виде их характеристики.
Конец. Автор Изергэ Сиртак.

Рассказ

Среда, 19 Марта 2014 г. 15:18 + в цитатник

 

Из книги Случайностей в жизни не бывает

Рассказ.
Михаил Рыбаков лежал в районной больнице, в реанимации. И это были его последние воспоминания. Я приходил к больному и беседовал с ним, так как сам находился на лечении в том же ожоговом отделении.
У меня были обожжены руки и ноги. Так уж случилось, что при пожаре я полез в горящий дом…. Но не обо мне речь.
А Михаил Рыбаков умирал. У него более 70% тела было обожжено, обезображено лицо и сгорели волосы на голове. Когда он приходил в сознание, он просил пригласить к нему священника. И на беду, или на счастье – неизвестно, - я оказался рядом, как человек верующий, церковнослужитель, так меня знали в больнице. И врач, по доброте сердца своего разрешил мне посетить умирающего больного.
Конечно свою «исповедь» Михаил Рыбаков начал с перечисления грехов своих. 
Но моя задача не сводилась к тому, чтобы причинять больному еще большие страдания от воспоминания плохих своих дел или грехов. И чтобы найти доброе расположение в его душе, я первый стал рассказывать ему о своем детстве, постепенно и он стал с улыбкой вспоминать о детстве своем. Вот и случилось, что умирал Михаил с улыбкой на обожженном лице, с добрыми детскими воспоминаниями, с легкой счастливой грустью по своим друзьям, деревенским мальчишкам…. И умер он легко.
______________
Церковь в понимании христианства – является духовной лечебницей. И священник – такой же врач. Только врач в миру лечит телесные болезни, а священник лечит болезни души, духовные.
Об этом верующие почти все знают, однако иногда, и довольно часто, люди воспринимают Церковь, как место наказания за грехи или место освобождения от них (что одно и то же в сущности получается). Бог, таким образом, якобы, справедливый и наказывающий выглядит в их глазах и сознании, - Он «наказывает» грешников по делам их, думают люди.
Это совсем неправильное понятие, и Апостол о том же говорит: Бог не искушается злом, - то есть не делает зла вообще. Так написано в Библии, в послании Святого Апостола Иакова: Иак. 1гл. 13 – 16 стихи. «Но каждый сам искушает себя» - отдаляясь от Бога, от добра, тем самым приближаясь ко злу.
_______________
В то время – «предперестроечное», до 1985 года, когда перестройку объявили, народ, заранее предчувствуя, потянулся к Богу, к Храму, к Церкви и соответственно к священникам. Об этом особо можно много говорить. Но если сказать коротко: то существует некое «общее сознание массы», - человечество объединяет душевная энергия, духовное поле (по типу электромагнитного), в котором и существует сознание отдельного человека, и живет под влиянием этого поля.
Когда духовная идея владеющая «сознанием массы», идея «счастливого коммунизма» прямо растаяла в воздухе, - а «свято место пусто не бывает», то пространство духовного поля возвращалось к извечным старинным христианским истинам добра и зла и справедливости. Поэтому народ и почувствовал потребность заполнить пустую чашу души известным и вечным стремлением человека к Богу. Вскоре, Русь отметила Тысячелетие Крещения и началось возрождение Церкви Православной.
_________
Случайностей в жизни не бывает. Кто-то считает верной поговорку: «на роду написано» и верит в «рок», в судьбу. А кто-то, наоборот, считает, что «человек свою судьбу делает своими руками». Но, вот, случай свел меня с тем человеком, который непосредственно решил судьбу Михаила Рыбакова.
Михаил Рыбаков умер в реанимации. Его забрали родственники, а я еще два дня ходил с забинтованными руками и ногами по больнице. Когда меня выписали, надо мне было переехать реку Волгу на пароме. И, вот, в порту приволжского городка встретил я грустного и мрачного человека. Он был немного пьян, но не шатался, а вроде как мучился и страдал, все отражалось в его лице, в его поведении, его переполняла какая-то внутренняя энергия. Видно было. Что хочет он с кем-то поделиться своим горем. Я как раз подходил к этому, потому что я не спешил и имел водимо вид доброжелательного человека.
В порту была столовая-закусочная, куда я и направился, чтобы перекусить. Высокий и сильный мужик, без лишних слов познакомился со мной, представившись, и начал сразу же рассказывать свою историю. А когда узнал, что я «человек церковный», не только «просто верующий», - он даже обрадовался. И прямо поблагодарил Бога и Божие Провидение, что послал ему Бог именно «священника» - то, что и нужно ему было.

               Часть 2 Василий.

В молдавской деревне святое почитание обрядов христианских сохранялось более, чем во всем Советском Союзе.
И назвали Василия в честь святого Василия Поляномерульского. Поэтому и в Бога Василий верил с малого возраста. Ведь даже день рождения, а по славянскому Православному обычаю – «день Славы», отмечали молдавские крестьяне строго с молитвами и религиозными обрядами.
А Василий стал после школы трактористом, как многие деревенские жители. И приехал он на Волгу работать трактористом, валить лес.
В это время решили в Чувашии построить ГЭС. И большие площади лесов на пологом берегу Волги, в республике Марий Эл, попадали в зону затопления. В Молдавии леса очень мало. А лес в зоне затопления на Волге отдавали бесплатно, все равно под воду ушел бы, когда ГЭС построят в Новочебоксарске. Вот и собрали, наняли, на работу в Молдавии бригаду лесорубов и послали её в Марийскую республику. Василий из Молдавии приехал по найму с бригадой молдаван, как тракторист.
А прорабом, старшим по рубке леса, был местный житель – Михаил Рыбаков, тот самый, который и умер в больнице.
Василий, вскоре, поддался местной самогонке, начал пьянствовать, и работал часто пьяный. На своем тракторе он возил бревна в местные деревни, а рассчитывались местные жители, кроме денег, еще и самогоном. И пьяного Василия увидел прораб. Так они поругались в первый раз, а потом ругались чаще и чаще. Когда же давали зарплату, то за пьянку Василию недодавали часть зарплаты, высчитывали чуть не половину. Конечно, виноват был прораб Миша Рыбаков. Так и подумал, как всегда пьяный Василий.
В тот день он зашел в свой вагончик-бытовку и сидел выпивал с мужиками. Все, быть может, было по-другому, - потому что Василий собирался уехать домой, в Молдавию, хотел уже уволиться. Но пришел к ним прораб и начал ругаться на Василия….
В бытовке стояло ведро с керосином смешанным с бензином, - это было приготовлено для примусов, на которых бригада готовила еду, варили чай.
В процессе ругани дошло до драки. Миша Рыбаков был сильным, и он был трезвый, а Василий – пьяный получал «по зубам». И, вот, в момент, когда Василий упал в прихожей вагончика-бытовки рядом с ведром с керосином, и даже сбил с него фанерку, которым оно было прикрыто, - тут-то и пришла ему дерзкая пьяная мысль: «сожгу гада»….
А прораб уже вышел за дверь и отходил от бытовки. И тут Василий сзади подбежал и надел ведро на голову прорабу, вылив на него весь керосин. «Спички сами подвернулись под руку» - говорил Василий, он тогда пьяный не очень понимал, что делает. Но поджег он прораба и тот вспыхнул как факел…. 
На крик выбежали и другие рабочие из бригады молдаван. Но потушить сразу горящего человека они не смогли. Василий же будто протрезвел, и, когда понял ужас, который совершил, решил убежать. И он убежал….
Он прятался сначала в лесу несколько дней. Потом переправился на пароме в город, сходил в больницу и узнал, что прораб Миша Рыбаков умер. А теперь бродил он около пристани, ночевал у костров с рыбаками.
«Что я наделал!? Что мне делать? Куда бежать?» - взрослый молодой здоровый мужчина плакал, как малое дитя. Слезы бежали по его небритому, в щетине, лицу…. «Помоги батюшка!» - были его слова ко мне.
За время разговора он заказал и выпил целую бутылку водки. И когда уже все высказал, как будто он сбросил с плеч мешок с тяжелым грузом – вдруг, весь он ослаб и расслабился. Он был пьян настолько, что вместо слов получалось бормотание сквозь шевелящийся язык, как будто он жевал его. И такого пьяного падающего мужика я подхватил под мышками и вывел на улицу. Его ноги заплетались, и мы еле-еле двигались по улице, от порта в город. «Сдаваться, сдаваться, ты правильно сказал, батюшка, куда мне еще бежать!» - такое шло его бормотание, если различить….
Тут от пристани мимо нас проезжал милицейский «бобик», я остановил его взмахами руки, едва не уронив Василия. Милиционеры помогли его погрузить в машину, и мы поехали в отделение милиции. Там я все рассказал о нем. Его уже искали, объявили во Всесоюзный розыск. И куда ему было бежать – «от себя не убежишь».
В тот день я не уехал. Ночь я провел в больнице, добрые медсестры, знающие меня, приютили меня на ночь. С утра я был в милиции и просил разрешить мне встретиться с Василием. Встречаться мне не разрешили, но сказали, что скоро его повезут в тюрьму. Мы увиделись, когда его вели к машине. «Все нормально, батюшка! Все правильно ты сделал!» - это были его слова прощания, он не мог поднять руки, чтобы попрощаться, руки его были застегнуты сзади в наручники. И проводил я его добрым благословением, перекрестив.
Случайностей в жизни не бывает. Так свел меня случай с одним умирающим в больнице и тут же с его «обидчиком». Случайна ли была эта встреча одному Богу известно.
Конец.

Метки:  

Побег из детдома.

Среда, 19 Марта 2014 г. 15:16 + в цитатник

 

Побег, рассказ

                        Часть 1. Рассказ « Побег».

Женька Старостин уже не раз убегал из детского дома. Его переводили из одного детдома в другой. Так он оказался в поселке, от города 12 километров, в Кузнецовском детдоме. Этот детдом находился на холме, на краю поселка Кузнецово. Тут была огорожена большая территория, включала она и подсобное хозяйство: огороды и яблоневый сад. Детдомовцы работали – высаживали в двух теплицах огурцы и помидоры, а на поле, на грядках, садили лук, морковь, свеклу и капусту.
Ребята жили здесь от 12-ти лет и старше. И им было полезно заниматься огородничеством.
В городском детдоме Женька не работал. А тут ему приходилось слушаться воспитателей. Непривычно было работать, поэтому не сразу, но Женьке детдом новый понравился. Все время он узнавал что-то новое, как садить овощи, как ухаживать за яблонями: их надо было поливать из брызгалки: опрыскивать от вредителей. И школа была у них лучше, чем в городе – учителя были не очень строгие….
Но все-таки, или в силу переходного возраста, или потому что Женьку всегда дразнили «рыжим» - он убежал и из этого детдома. На этот раз надолго, не как в прошлый раз.
В первые разы он был еще наивным мальчиком, верящим в сказки. Он взял тогда с собой удочку самодельную: думал, рыбку поймает на речке – вот и будет ему еда. Но даже костер он не мог тогда развести, когда пошел сильный дождь, отсырели все дрова по округе и никак не зажигались. Промокший, замерзший он сам вернулся в детдом назад.

А сейчас ему уже было 12 лет, и он перечитал все книги о путешествия. Особенно ему нравилась книга о Робинзоне Крузо, ее он читал и перечитывал.
В этот раз он уехал на поезде. Сообразил залезть в товарный вагон с лесом, спрятался там между бревнами и ехал два дня. Он брал с собой хлеб и котлетки, которые прятал-копил для побега. На поезде он добрался до большого города Свердловска.
___________________
Когда вагоны товарные загнали в тупик, на треугольник, Женька выбрался из-под бревен и вылез на железнодорожные пути. Рядом были бараки с палисадниками, в которых росли вишни. Женька знал, что на вокзал идти было нельзя. Его, возможно, уже искали, объявили в розыск, как он правильно думал, и вокзальная милиция его могла забрать. Поэтому он направился в противоположный привокзальный район бараков. В одном из палисадников он поел вишни, какие смог достать, а потом пошел в город.
Свердловск был городом большим. Широкие улицы, много машин, магазины на каждом углу….
Во дворах были гаражи, и во дворах гуляли пацаны одногодки Женькины, гуляли дети маленькие с бабушками. В одном из дворов, уже далеко от вокзала, познакомился Женька с местными ребятами.
Женька рыжий был смелый мальчик. Он и выглядел прилично, и даже был привлекательный, чтоб не сказать красивый. Все лицо его доброй улыбкой вызывало доверие, казалось наивным. Но он был не таким как казался. 
Он никогда и ничего не боялся. Даже, по мнению взрослых о детдомовцах, - он был наглый и вороватый. Он нагло просил ребят принести ему что-нибудь поесть, в приказном порядке – и его слушались. Ему приносили бутерброды с колбасой, яблоки, огурцы и вареные яички. Кушал Женька за гаражами, где быстро построил из досок стол и сиденья: такой уголок, который понравился сразу всем пацанам. Они принесли карты, в которые играть запрещали взрослые. Он научил ребят курить, сам курил давно, в детдоме научился лет в семь. И скоро за день два летних Женька приобрел расположение в этом Свердловском дворе. Он стал для местных ребят неким «авторитетом»: «надо же, - было мнение среди ребят – он из детдома сбежал, куда хочет едет, что хочет делает».
А «дело» нашлось быстро. 
Два пацана, лет 12-ти, знали об одном кафе «Строитель», что его можно ограбить. План ограбления давно разработал умный мальчишка «Профессор». Он знал, что по коридору к туалетам незаметно можно было открыть окно, а потом ночью в него залезть и брать в кафе что хочешь.
Смелый Женька решил воспользоваться этим планом. Второй парнишка, Ленька Черняк, знал место, где можно было все спрятать и даже жить там Женьке: это был колодец теплотрассы, около забора маленького заводика. Инструментальный завод в этом районе Свердловска был главным предприятием, где работали родители Профессора и Леньки. Отец Леньки был сантехником на заводе, вот и узнал Ленька про большую подземную комнату, где стояли задвижки огромные, распределяя трубы.
В этот же вечер они пошли в кафе перед закрытием. Смелый Женька-рыжий открыл шпингалеты окна, а окно тщательно прикрыл, будто оно закрыто. Ночью «друзья-ворики» пришли,  открыли замеченное окно и проникли в кафе. 
В зал кафе ходить не стоило, - это была обычная столовая. А вот в торговый киоск полез Женька. Они заранее видели, что стенки буфета-киоска не достают до потолка с полметра. Женьку подсадили, и он оказался в киоске. Он открыл торговое окно, закрытое фанерой на шпингалете изнутри, и стал подавать «друзьям-ворикам» что там было в киоске.
А был там шоколад, конфеты, сигареты «ява» длинные и спиртное. Они взяли коньяк. Профессор, нагрузивший два больших пакета «взмолился» - хватит. А Женька и себе и Леньке нагрузил всякого «добра». Он прикрыл окошко и выбрался так же через верх, спрыгнув на вытянутых руках из под потолка. И окно в коридоре они за собой прикрыли.
Благополучно выбравшись, «друзья» плутали по дворам, путая следы – «вдруг, собаку пустят» - говорил умный Профессор. Пришли они к забору завода, в кустах нашли люк колодца и еще провозились открывая крышку тяжелую. Колодец оказался входом в широкую квадратную комнату, в которой большие трубы изгибались буквой «П». Большие задвижки, с круглыми рулями скрашивали пейзаж. Заранее взятые два фонарика они поставили на эти «рули» освещать просторную комнату. Горячие трубы, обернутые изоляцией, давали тепло – жар.
Тут Женька остался и ночевать и жить. А ребята – Профессор и Ленька ушли домой. 
Они стали приходить к Женьке каждый день «в гости», приносили ему поесть из дома: рожки с котлетками, вареные яички и т. д. «В гостях» они пили коньяк, закусывали шоколадом и планировали еще вылазки-ограбления. И все им удавалось. Потому что Профессор был умный, отличник, Ленька был предупредительный – перестраховщик, а Женька был смелый – исполнительный «трудяга».
Продолжалось такое «вольное» житие Женьки-рыжего долго, до самой осени. Все лето ходили они, - три друга, по всему городу Свердловску. Они находили киоски, которые по ночам грабили, - так они «кормились». У них заимелись и денежки, довольно крупные суммы. Раза два, в соседних домах они ограбили квартиры. Женька обзавелся приемником «Вэф» (модный и дорогой, по тем временам), и слушал радио в своем «бункере», в теплотрассе.
Наступила осень. Дожди. Прохладная погода, так что и вылазить неохота на улицу. И Женька решил ехать на юг, на Черное море. Он думал, что в Сочи, в Ялте – там тепло и хорошо, курорты ведь там.
В дождливый осенний день на вокзале его провожали новые друзья. В последний момент Профессор – Колька решил ехать вместе с Женькой. Решил все бросить, - школу, родителей….
По дороге двух друзей ждали многие приключения. Они проехали город Ижевск, бродили там и четь не попались в милицию. Убегали по незнакомым дворам, потеряли друг друга, но встретились на вокзале на другой день. Опять ехали на товарняках, выходили на неизвестных станциях. Даже ночевали в лесу у костра, набрали картошку в соседней деревне и пекли ее на углях. Было им чего вспомнить….
Потом они доехали до Казани. Опять гуляли по городу. Ходили в Казанский кремль на горе. Увидали там, на берегу реки цирк, взяли билеты на последние свои деньги и пошли на представление.
Но тут же у подножия Кремля, в Казани, находился и детприемник: Детский приемник распределитель. Вскоре два друга находились здесь, за решетками на окнах и с дежурными милиционерами у дверей.
Они попались милиционерам в магазине. В Казани тогда только что открыли магазин самообслуживания. Таких магазинов раньше не было. Раньше была касса отдельно стоящая и отделы по номерам. Надо было в кассе «выбивать» чеки, платить деньги, а в отделах получали продукты и товары.
Первый в Казани магазин самообслуживания и привлек внимание Женьки. Он зашел, ходил по магазину, глядя на продукты на полках. Взял он, взвешенные по полкило в пакете, конфеты «Белочка», дорогие шоколадные, - и спрятал их под куртку, под брюки на животе. Кассы находились на выходе, и у кассы ждал Женьку друг Профессор. Когда Женька пробежал мимо кассы, его поймал охранник, почти уже в дверях магазина. Заодно «взяли» и Профессора, как друга. В отделении милиции узнали что ребята не местные и отправили их в Детприемник. Так что Кремль Казанский они видели теперь из-за решеток.


Эти приемники распределители строились, наверное, все однотипные. Как и у них в городе – такой же двухэтажный домик. Наверху, на втором этаже находилась комната «группы», спальная комната, где стояли до 10-ти кроватей. Была еще комната игр и занятий. А внизу была столовая и охранники в своей комнате напротив входа. Внизу же были и другие подсобные комнаты.
Вскоре за Профессором приехал его отец. А Женьку еще оставили в детприемнике. У них в группе были четыре девочки и три мальчика. Одна девочка на вокзале потерялась: ее оставила мама. Потом оказалось, что мать ее умерла. Теперь девочку ждал детский дом, а пока оформлялись документы она жила в детприемнике уже целый месяц. Два мальчика тоже были «побегушниками» из детских домов Советского союза. Один из Казахстана приехал в Казань, а другой был из Мордовской республики. Женька считался «сибиряком».
Другие парнишки были скромные, вели себя тихо и чего-то постоянно боялись. А Женька был заводилой, - он где-то нашел сигареты и спички, все курили в туалете – одну сигарету на троих. Старший был Женька, ему было уже 12 лет. И когда их «застукали» с сигаретами первый поплатился Женька. Он уже знал жизнь, как он считал, был смелый и наглый. За все шалости и за дерзкий характер его посадили в карцер. Это была такая глухая комната с решетчатым окном на двери. В ней не было ничего – бетонный пол и бетонные стены. Вероятно это бывший склад продуктов, потому что комната находилась внизу, напротив кухни. 
Теперь она представляла – камеру одиночку. И там Женька просидел целый день, до темноты. Только перед отбоем его выпустили, напоследок охранник дал ему подзатыльник. И узнал Женька, что такая бывает тюрьма. Так ему тогда объяснили.
Кем вырастет этот парнишка 12-ти-летний, никто тогда не мог предполагать. Он вырос. Он окончил ПТУ – выучился на слесаря. Работал на заводе, проходил практику после учебы. А когда случилась «перестройка» - он служил в армии.
После армии жизнь его резко поменялась. Стал Женька-рыжий одним из преступных авторитетов, занимался рэкетом, брал дань с торговцев на рынке.
И тюрьмы он не избежал. Вот тогда и вспомнился ему, невольно, первый карцер, который он узнал в 12 лет.
                                                       Конец.

Метки:  

Побег, рассказ

Среда, 19 Марта 2014 г. 10:08 + в цитатник

 

         К  «Лоскуткам» добавление.

 

                         Вступление.

                       ___________

В душе человека есть все, что есть на Небесах, и еще есть много другого, чего на Небесах нет.

Читать далее...

Метки:  

Рассказы старца

Среда, 19 Марта 2014 г. 10:03 + в цитатник

 

Рассказы Старца

 

Во время войны это было, в Горьковской области. В лесное село, в крайний дом, огороды которого начинались сразу от леса, зашли двое небритых мужиков с ружьями за плечами.

            -Дай хлеба! – резко спросил старший, едва войдя в низкую дверь. Младший, с едва проклюнувшимися усиками, переминался у порога возле печи. В доме на лавке за столом сидела женщина. Маленькие девочки от испуга прижались к ее коленкам с двух сторон. Их было трое, и все три девочки дрожали от страха. Они слышали, что шла война… но мужики с ружьями были не в военной форме. Страшный и небритый, в простом бесформенном костюме, требовал что-нибудь поесть. Хозяйка отрезала хлеб, лежавший под полотенцами на столе, два больших куска и подала их просившему. – Дай еще что-нибудь. – требовал страшный человек, не двинувшись с места. Женщина, отодвинув девочек в сторону, прошла за перегородку в другую комнатку к печке, взяла с окошка кусок сала и отрезала два больших куска. Старший передал один кусок хлеба с салом молодому и они ушли.

            Это были дезертиры, как потом рассказала девочкам мать. Приходили соседки и говорили между собой о страшных событиях, а девочки лежа на печи, все слышали и серьезно боялись: дезертиры грабили в домах в соседней деревне. И они даже убили мужика-старика который сопротивлялся не желая отдавать им свое имущество. А потом были голодные послевоенные годы, когда лепешки делали из весенней травы, собранной по оврагу. И хлеб был горький, испеченный из семян пыльной полыни.

            Такие, и другие многие события произошли в жизни пожилой женщины, которая ходила к нам в восстанавливаемую Церковь, помогала по хозяйству и стояла, в дальнейшем, за свечным столом продавала свечи, крестики, иконки.

            Этот сельский Храм был построен в 1907 году, как было написано на сохранившейся большой табличке, на средства прихожан и жертвователей, сельских купцов. Когда Храм начали восстанавливать, он представлял из себя жалкое зрелище. За время Советской власти, что только не было с этим Храмом. И общественные помещения в нем были, какие-то конторы. И склад в нем был. Купол снесли еще в 30-м году. А в последние годы зерно в нем хранили, колхозное. Зерно вывезли давно, лет 10 назад, колхоз тогда зернохранилище себе построил, а Храм оставался бесхозной открытой развалиной. Голуби, которые поселились под крышей, еще когда там был зерносклад, за последние годы накидали на пол столько помета, что по углам и в алтарной части помет доходил толщиной чуть не до колена. Но и мусора, упавшей штукатурки, битых кирпичей хватало по всему Храму.

            К восстановлению Храма подключились и местные жители. Не только пожилые верующие, но позвали они и молодых своих детей-школьников. Школьники на тележках вывозили мусор и голубиный помет, лопатами и метлами сгребая его из всех углов. Так, силами всех помощников мы сначала очистили Храм и начали его помаленьку восстанавливать.

            Священником от Епархии назначен был к нам отец Сергий. Но он жил в райцентре и служил он в тамошнем Храме. У него семья – четверо детей и жена на сносях с пятым. И к нам он приезжал только по выходным и по праздникам. Создан был приходской совет, и председателем его стал председатель колхоза. В совете же были и бухгалтер этого колхоза, да и бывший учитель физкультуры, пенсионер.

            У меня был некоторый опыт по восстановлению церквей и поэтому меня направили в это далекое село, помочь строительству. Раньше я участвовал в восстановлении Храмов в Свердловской области. А тут, в Поволжье, случайно познакомился с отцом Сергием, он и рекомендовал меня перед Епархией к себе в помощники.

            Так что, в отсутствие священника, мне приходилось читать Часослов во вновь восстановленном наполовину Храме, устраивать подобие молебнов, и по утрам и вечером.

            С восстановлением религии в нашей стране в Храмы потянулись люди. И в наш Храм заходили часто не одни только пожилые, но и молодежь были частыми гостями. Бабушки же из местных помогали и мне и на службах священника. Вот и эта пожилая Зинаида работала у нас в Храме за свечным столиком, продавала свечи. Она и рассказала мне о своей нелегкой жизни.

            Человек, одетый в рясу, да еще и читающий в Храме молитвы, воспринимался в селе у людей, как священник. Ко мне так и обращались все местные жители, здороваясь при встрече: «Здравствуйте батюшка!». Конечно, прихожане все знали, что я никакой не священник, а приехал как строитель, но не стоило разубеждать людей верующих. Ко всем церковнослужителям люди относились, как к приближенным к Богу, и часто приходили с вопросами, за советом по вопросам не только религиозным.

            Вот и бабушка Зина пришла ко мне, еще в самом начале, когда Храм не был восстановлен совсем, когда мы только мусор выгребали. Тогда службы и богослужения отец Сергий проводил в домике рядом с Храмом, в таком бывшем складском помещении, типа большого гаража. А я и жил в комнатушке, в этом же домике прицерковном.

            Вечером и осталась бабушка Зина после службы, проводив священника, который уехал в райцентр на старой «копейке» своей. Я было занялся в своей комнатке чтением из Жития Святых, думал подготовить проповедь небольшую на следующую седмицу, пока не будет священника, мы бы получили пользу во время чтения часов и молебнов во все дни до его приезда.

            И пришла бабушка Зина с грустным видом. Вид ее морщинистого лица выдавал, что она проплакала всю предыдущую ночь. Красные мешки, под тусклыми от влаги слез глазами. – «Прости мне, батюшка, - сказала она, вытирая платком снова наворачивающиеся слезы – Уж я было отчаялась совсем!» И не давая мне опомнится, опешившему от такого откровения, она стала говорить и говорить про свое горькое положение….

            Говорила она путано и нескладно, то вспоминая что-то из прошлого, а то сетовала на сегодняшний день. И закончилось это тем, что бабушка Зина хотела завещать (отдать) все свое состояние Церкви, и даже свой дом. Чтобы жить при Храме и молиться Богу за все грехи свои и своих отца и матери, за весь род свой. Муж ее давно умер, и она одна воспитала сына. Сын ее давно уехал в город и там женился и жил своей жизнью. Раза два, к ней в село привозили и двух внучек, на недельку и на три дня. Но вот уж более 5-ти лет, сын не приезжает из города. Как сейчас модно, наверное, среди молодежи забывать своих стариков, бабушка Зина позабыта и «позаброшена».

            Из всего имущества есть у бабушки Зины 6 тысяч денег на сберкнижке, это еще советскими, до реформы (это по тем временам стоимость машины или 60 зарплат, это много), которые все она хочет отдать в Церковь священнику. Конечно, она понимала, что деньги не загладят всех ее грехов, своих и рода, говорила мне бабушка Зина, но она была в отчаянии.

            Как мог, я начал беседовать с ней, постарался упокоить плачущую бабушку Зину. И объяснил, тоже как мог, что не надо отдавать деньги, тем более дом свой, что Бог это не человек-старик из сказок детства и ему наши материальные приношения не нужны. «Бог не в рукотворных храмах живет» - сказано в Писании.

            В тот первый вечер «откровения помыслов» мы беседовали с бабушкой Зиной от вечера до поздней ночи. Читал я выдержки из священного Писания, чтобы аргументировать свои слова. Потом, проводив ее, я совсем не спал до утра, все готовился к серьезной беседе: перебрал и Жития Святых, и Патерики перелистал, читал и проповеди наших Пастырей.

            С этого и начались наши религиозно-жизненные беседы. Сначала бабушка Зина привела с собой соседку-подругу, которой обо мне и о своем откровении. Подруга тетя Соня, чуть помоложе бабушки Зины, тоже хотела бы «исповедаться». Пришлось начинать нам все сначала. Мы разъяснили из учебников Закона Божьего, что исповедь перед священником бывает. И что исповедь это не рассказ о житье бытье с мелочами и подробностями. Наше же с бабушкой Зиной «откровение помыслов», по словам тети Сони, и по словам самой бабушки Зины, - много помогло и облегчило им жизнь. А затем, и чтения из Жития Святых и из Патериков во время наших вечерних бесед помогают понять и пережить трудные времена.

            Вскорости распространилась слава о моих беседах по всему селу. И каждый вечер, почти, собиралась в Церковном домике, рядом с Храмом некая небольшая община – для чтения религиозных книг и для беседы о нелегкой сельской нелегкой жизни. Жизнь вокруг, действительно становилась все сложней и труднее. Колхозы разваливались, предприятия закрывались, люди оказывались без работы и в трудном положении. Молокозавод в районном поселке и тот закрылся.

 Храм вскоре стал действующим и к нам назначили нового священника отца Владимира, который приехал с матушкой Людмилой и стал настоятелем Храма. А мне пришлось прощаться со своей общиной. Вместо меня нашими «вечерами» стал заведовать молодой священник, мы с ним обо всем переговорили. Иногда священника заменяла его матушка Любовь, которая «загорелась» и взялась за эти «вечера чтения» религиозной литературы. Она быстро заслужила любовь и доверие всех прихожан. Оставив общину в надежные руки, отцу Владимиру и матушке его, я попрощался и с тетей Соней и с бабушкой Зиной. Случилась оказия, и мне надо было ехать в другую Епархию, а с общиной той мы переписываемся до сих пор.

                                                                                  Конец.


Метки:  

Кто такой - писатель!

Вторник, 18 Марта 2014 г. 10:37 + в цитатник

 

Кто такой писатель, ВИдение, точка зрения

Писатель.
В эпоху революции, судьба раскидала людей по всему свету. Уехали из России многие художники и деятели искусства. Они оказались в изгнании в других странах. Но есть ностальгия - тоска по родине. И не мог человек искусства не оставить в эмигрантской и зарубежной печати воспоминаний-очерков о милой далекой Родине. Не все рассказы воистину литературные произведения. Но все они искренние, а от того и очень живописные, наполненные своеобразным юмором, живыми диалогами, непреходящим восхищением творениями природы. 
А все-таки в России Писатель - это больше чем писатель, просто пересказывающий о своих впечатлениях. Хотя писателем быть не просто: мы попытаемся ответить на вопрос, - кто такой писатель?

 Приступая к работе, к сочинению нового произведения, учитывается все: даже разговаривает он вполголоса. И ему немного не по себе. 
Чувствуется что-то особенное, когда в мыслях зреет и морем гудит собрание нового рассказа, романа. И писатель нервничает, сердится на все, что может его отвлечь. Похоже на то, как будто он трусит, но это не трусость, а что-то другое, чего он не в состоянии ни назвать, ни описать. Волнение творчества, вот что это такое. Волнуются не только артисты, выходя на сцену, волнуются и писатели.
Писатель знает, о чем он будет писать, но не знает, как это будет написано, с чего собственно начать и чем закончить. Но стоит только собраться с мыслями и оглядеть все свое новое сочинение в уме и положить первые свои строки: «Однажды это было…», - как фразы длинной вереницей вылетают из его души и - «пошла писать губерния»!
Тогда пишет он страстно, неудержимо быстро, и кажется, нет той силы, которая могла бы прервать течение процесса сочинения.
Чтобы писать хорошо, то есть нескучно и с пользой для читателей, нужно, кроме таланта, иметь еще сноровку и опыт, нужно обладать самым ясным представлением о своих силах. А также о той аудитории, для которой пишется, и о том, что  составляет предмет твоего сочинения. Кроме того, надо быть человеком «себе на уме», не отдалятся от реальности мира, не терять из поля зрения мир окружающий.
Например, хороший дирижер, передавая мысль композитора, делает сразу двадцать дел: читает партитуру, машет палочкой, следит за певцом, делает движение в сторону то барабана, то валторны и проч.
То же самое происходит и при чтении лекции профессором в университете. Перед ним полторы сотни лиц студентов, и триста глаз, глядящих прямо ему в лицо. Цель профессора - «победить» эту многоголовую гидру. Каждую минуту профессор имеет ясное представление о степени ее внимания и о силе разумения, то тогда он будет победитель. Но другой противник чтения лекции у профессора сидит в нем самом. Это - бесконечное разнообразие мыслей, разных законов, явлений и множество вытекающих из законов чужих мнений и чужих мыслей. Здесь трудность! Каждую минуту профессор должен иметь ловкость выхватывать из этого громадного материала самое важное и нужное. Затем облекать свою мысль в такую форму, которая была бы доступна разумению студентов, этой многоголовой гидры.
Этот пример с профессором нагляднее представляет труд писателя. Таких идеальных профессоров у нас теперь почти нет или нет совсем. Потому что современному профессору глубоко безразлично как аудитория воспринимает его лекции. Они, профессора, как правило, выбирают себе несколько человек из аудитории, которые более-менее реагируют и всю лекцию свою читают для них. 
У писателя  в этом случае есть преимущество во времени. Из множества мыслей и из множества материала он может выбрать нужное размеренно и спокойно, не торопясь.
Но только есть еще большая трудность в том, что «многоголовая гидра», которая должна будет воспринять сочинение писателя - это почти все человечество, в крайнем случае, народ, на языке которого он пишет. К профессору приходит такая аудитория, которая в той или иной степени хочет узнать предмет, который он преподносит, заинтересованная аудитория. А к писателю предъявляется создание такого произведения, будь то рассказ или роман, которое из всех людей заинтересует как можно большее число.
Поэтому надо, чтобы мысли передавались не по мере их накопления, а в известном порядке: для этого есть стиль и строй произведений, ломать который не всегда удачно, - люди могут не принять. Должна быть завязка, конфликт, развязка, и выводы с поучением. Это необходимо нужно для правильной компоновки картины, какую писатель хочет нарисовать. Есть в искусстве разрушители, среди художников, например, Пикассо и кубисты, Сальвадор Дали и сюрреалисты. Но это исключение из правила, а исключения только подтверждают правило.
Далее писателю надо будет постараться поработать с языком, чтобы речь повествования была литературная и правильная, определения краткие и точные, фразы были проще и красивее. И все время надо следить за нравственностью. В одно и то же время надо быть и ученым, чтобы не делать явных «ляпов», как земля на трех китах, и надо быть педагогом, чтобы наставить читателя на правильный путь, если, вдруг, читатель предполагается молодой.
Одним словом, работы немало.
Так что труд писателя неоценим. Он, писатель, как творец, - создает новый, свой мир, свою действительность, которой иногда нет в нашем мире. Писатель создает художественный образ.
 
Действительность, прежде чем стать художественным образом, - должна пройти через художника, через его видение мира. Для того чтобы достичь глубокого отражения процессов действительности, художнику необходимы наблюдения над ними, отбор из множества явлений тех, которые отчетливо характеризуют «механизм» «мира». Отличительное свойство художника - это эмоциональное восприятие жизни. Когда художник выступает сам, как субъект в историческом процессе, а его жизнь представляет собой добросовестное и осознанное переживание в главном потоке истории эпохи. Такое переживание, которое соответствует жизни в соответствующем произведении.
Образное раскрытие действительности происходит в глубокой связи с индивидуальностью писателя, его видения жизни, в неразрывности с жизнью. Путь, по которому идет крупная индивидуальность писателя, открывая новое для нас, зрителей, читателей, - не нарушает каких-то общих законов эстетического освоения мира, - это естественный и необходимый способ художественного постижения.
Личность писателя, выражение ее - это не только своеобразное видение жизни, эстетическое ее освоение, но и определенное отношение к ней. Это еще и идеи, художественные концепции, которые тоже составляют часть литературных произведений. Но хорошо известно, что художественное произведение создается не только для того, чтобы запечатлеть результаты образного осмысления и познания мира, нарисовать картину жизни, как это встречается в реалистической литературе. Но и с целью выразить свой взгляд писателя на сложный комплекс эмоций, который вызывают у него явления жизни.
Как пример, Написал я рассказ о пионерии в негативном виде, что «они друг за другом присматривали и при всяком случае, даже друга своего «сдавали» (известно, что Павлик Морозов предал своего отца), то есть обо всех шалостях и проказах доносили друг на друга». Это было воспринято критически от читателей в их отзывах: все были хорошие, никто никого не предавал, пионеры дружные были и т. д.
Свою важнейшую задачу подлинный художник видит в том, чтобы впечатляюще воплотить в слове всю совокупность своих идей и образов, оказать живое, активное воздействие на тех, кто будет воспринимать его литературно-художественное произведение. При этом художественно-образная модель жизни должна, при всем своем отличии от жизни подлинной, обладать структурным сходством с реальным прообразом, должна быть изоморфна жизненной реальности.
С самого начала своего существования, на протяжении всей истории своего развития, - искусство было «не только - отражением и познанием жизни, не только воплощением ценностной ориентации человека в жизни (по произведениям искусства человек формировал свои взгляды на мир). Искусство было средством хранения и передачи познавательно-ценностной информации. Но, одновременно,  искусство было и своеобразной моделью жизни. Независимо от того, большей или меньшей степенью условности обладало то или иное художественное действо, оно всегда было иллюзорным удвоением и продолжением жизненно-реального действия.
Знаменитый выдающийся советский писатель  Леонид Леонов высказал интересную мысль: «Истинное произведение искусства, произведение слова - в особенности, есть всегда изобретение по форме и открытие по содержанию. Это верная мысль, прежде всего по тому, что она подчеркивает роль творческих исканий художника, его целенаправленных усилий, сопровождаемых глубокими сомнениями, не исключающих интуиции, при создании совершенных художественных произведений.
А в жизни науки и искусства, ни изобретение, ни открытие не возникают самопроизвольно. Леоновская характеристика сущности произведений литературы и искусства, несомненно, справедлива. Их социально-эстетическая функция определяется теми художественными открытиями, которые они несут в себе, и мастерством, запечатленном в них, которое и является видом изобретения.
Встречи с людьми - встречи с жизнью, по рассказам встреченных в жизни людей создаются почти документальные жизнеописания.
Это важная память о прошлом учит нас не терять достигнутого цивилизацией развития. Забыв прошлое - человек забывает и свою культуру отношений к миру и друг к другу. А потому неизбежное падение нравов, возвращение к животному первобытному состоянию. Когда-то было радостью убить своего ближнего и съесть его сердце, - так поступали племена. Сейчас происходит то же самое, убрать с дороги конкурентов, чтобы завладеть своим бизнесом, разбогатеть. Происходят захваты рейдерские и заводов и других территорий. Как первобытные племена мы вернулись к исторически древнему бескультурью. А все почему?
Потому что не учим детей урокам прошлого. Забываем наследие предков. Писателей нынче не читают: старых не издают, их не читают, а новых нет.
Не надо забывать прошлое. И вот, стараниями энтузиастов в 2010 году были опубликованы два тома рассказов Коровина, выдающегося русского живописца. Он оставил свои воспоминания, которые написал в эмиграции. Рассказы, сюжеты которых об охоте и рыбалке, наполнены своеобразным юмором, живыми диалогами, восхищением природой. Прочитав их, мы можем увидеть их актуальность: они ясно перекликаются с сегодняшней действительностью. И сегодня есть дорогая и прекрасная природа средней полосы России, и сегодня есть рыбаки, и разговоры они разговаривают такие же, что и сто лет назад. Но посмотрите на их характеры, на их отношение друг ко другу и окружающему миру. Нам надо учиться жить так же благородно как наши забытые предки. Вспомним и прочитаем о жизни старой, у которой все те же проблемы, какие преследуют и нас, научимся жить!
Конец.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Факты о любви.

Вторник, 18 Марта 2014 г. 10:16 + в цитатник

ФАКТЫ О ЛЮБВИ.
14 янв, 2013 в 11:50

Оказывается что "вначале не было так": если в одном случае Христос говорил, что вначале не было разводов, что Моисей дал право разводиться мужу с женой по жестокосердию людей. Муж и жена - одно, раз и навсегда. Другое дело с Любовью, все до наоборот. Вначале не было такого объемного понятия, как Любовь, обозначающем многие чувства человеческие. Было многообразие. Было много разных слов о том понятии, которое теперь в одном слове собрано и\или одним словом обозначается. Даже крайности человеческого поведения обозначаются этим же словом - любовь: мания - болезненная страсть, это любовь к страсти, филия, филос (филология, философия) - стремление, жажда предмета почитания.

Итаак! Классификация форм любви.
1) Эрос (древнегреческий язык) - стихийная, восторженная любовь, влюбленность.
2) Филия (=\\=) - приязнь или дружба к выбранному предмету, к человеку в том числе - филантроп.
3) Сторге (=\\=) - нежность, трепетность - семейная любовь (матери к детям, детей к родителям).
4) Прагма (=\\=) - рассудочная любовь, в целях удобств, (нравятся условия и чел. любит и стремится к ним).
5) Мания (=\\=) - одержимость, страсть.

6) Агапэ (=\\=) - жертвенная, безусловная, божественная любовь, (всеобщая, к миру вселенной).
Именно последнюю и избрали себе первые христиане. "Вечери любви" - агапы, проводились с самого первого века христианства. Это кратко, а выводы может сделать всякий себе сам!
Вот так однако.


Рассказ о первой любви.

Понедельник, 17 Марта 2014 г. 21:11 + в цитатник

 

Из книги «Лоскутки», рассказ «Встреча…»

В жизни всякое случается с этой самой - любовью. Вот и я полюбил очень странно, «при случае». Великое дело - случай.
Произошло все это из-за моей страсти к рыбалке. Я до сих пор люблю рыбачить, сидеть с удочкой на берегу реки или озера. А тогда я нашел озеро, где ловились лини. Линь это редкая рыба из карповых. Но удивительно красивая и удивительно умная, - «я так думаю», как говорили герои фильма «Мимино», грузин из Телави и армян.
Это озеро находилось в районе нашей (моей) родной стороны, в глухой деревне, и от деревни еще дальше в лесной глуши. Бывал я в тех краях каждый год, Но ходил рыбачить на реку, где и все деревенские рыбачили. Очень уж места были привольные и красивые, - и ягод и грибов было у нас во множестве….
А вот линя поймать, да еще хорошего, большого, - это дело не одного дня. Местный дед мне озеро показал и проводил к нему. И я прикармливал рыбу: специально рубленных червей замешивал в глиняные шары и бросал их в одно и тоже место. Почти по темну, на утренней зорьке ходил я на озеро. Ловил карасиков по берегу, но целую неделю я ждал, не совался с удочками на то свое прикормленное место, чтобы не спугнуть хорошего линя. Желтозеленый и мелкочешуйчатый, переливающийся, с красными боковыми плавниками, - красивый линь манил меня к озеру. Пускай, думаю, привыкнут приходить к «столу», так я прикармливал их (рыб), подкидывая прикормку в тихое местечко среди кустов и прибрежной травы осоки.
И было это в первый мой отпуск. Я недавно из армии пришел и устроился в городе на заводе работать. Двадцать первый год мне тогда шел….
И вот он - случай. Только я начал свою рыбалку, как раз, помню, с понедельника, - повадилась к моему месту ходить молодая девчонка. Это была внучка нашего соседа деда-Семена. Ей, видите ли, купаться тут понравилось на далеком лесном озере, рядышком на открытом месте. От моих поплавков недалеко она воду баламутила и всю рыбалку мне портила.
На заре я успевал вытащить двух трех линьков, а она уже вертелась недалеко от меня. Прямо в платье - бултых в воду! От волн только кувшинки качались и мой поплавок приходил в движение, какая тут рыбалка!
«Дура!» - кричу, - «Тебе места мало что ли, где купаться!». А она в ответ только улыбается и плещется по-собачьи, чуть ли не в пяти метрах от моих удочек. «Ведь поймаю, уши надеру, курица!» - возмущался я. Кричу, ругаюсь и бегу к ней. А она от меня в ивняк, в кусты шмыгнет, и убегает, - ищи ее по лесу…. Да пропади все пропадом…. И я шел купаться в теплое, как молоко озеро клубящееся по утру туманом в прибрежной осоке.
По правде сказать, - когда солнце всходило выше деревьев и освещало озеро, то и клева линя можно было не ждать. Клев прекращался. С летней жарой, и от солнца, линь прятался в тенечек, в глубокое место на другом берегу, где стояли сосны и ели и темнел лес. Но все равно, зло меня брало, что мне эта девчонка мешает. Не принимал я ее всерьез. Девчонка и девчонка деревенская, сколько ей лет даже не знал, не интересовался.
Однажды в самый полдень она пришла на место моей рыбалки к лесному озеру. Я уже успел выкупаться. Лежал на луговине, загорал, - жаркое лето выдалось в тот год. Смотрю полезла в воду и девчонка, купаться. Я не знаю почему она в платье купалась. Может быть купальника не было, в деревне то! Но когда она из воды вышла, мне даже стыдно стало, что я увидел: она была вся голая, ну совсем голая…. Дневным ясным солнцем высветило всё её тело. Через плотно облегающее незаметное прозрачное платье вся она была навиду….
Я приподнялся на локтях, в изумлении, и смотрел на нее, а она смотрела на меня, не стесняясь, а улыбаясь. Волосы её мокрые свисали по плечам, сквозь них прорывались лучи солнца образуя нимб, губы полураскрытые, розовые… И глаза её смеющиеся, бесстыжие!
И лет ей не больше 15-ти дашь, а тело её созревшее, ждущее и требующее ласки…. Сейчас я знаю, как бывает: у одной все есть - и грудь, и, извиняюсь, задница, а чего-то не так все-таки…. Крупно бывает все и очень просто.
А у моей, той девчонки, как у голливудской дивы из журналов, «кошечки» - все было выверено, красиво. Про себя думаю: «уйти, малолетка. Не доводить до крайности!» И она, словно поняла мои мысли, ушла, но уходя все оглядывалась: смотрю ли я ей вслед, и улыбалась. Идет по лугу, вышагивает по траве среди летней солнечной духоты, и вокруг нее бабочки летают, кузнечики стрекочут. Смотрит на меня издали, через плечо, с лукавством каким-то. И откуда у нее, у деревенской, такое кокетство бралось?! Наверное фильмов про любовь насмотрелась, сериалов по телику. А может ей подсказывала её женская природа?!
Деревенская жизнь немного развеяла мою ту минутную влюбленность. Летние дожди, вдобавок, прервали мою рыбалку. С соседними парнями мы знали один маршрут - в сельпо, в магазин, и обратно. Мы выпивали….
Как-то вечером, выпил я немного с соседскими парнями и возвращался к себе на сеновал. Дожди прекратились, и еще была неделя отпуска, можно было завтра пойти за линями.
Когда я уже подошел к сеновалу, на заднем дворе, она стояла на дороге. Задел я ее, и, вдруг, само собой получилось: я услышал её дыхание, ощутил прикосновение её распущенных волос, - и прижал я девчонку к себе! Она молчала и только смотрела мне в лицо тихим взглядом. Потом сама ко мне прижалась, обняла и шепчет: «Уйдем отсюда, унеси меня!». Все. И я, как полоумный под гипнозом, понес ее вглубь на сеновал. Я помню запах сухого сена, ромашки. Помню губы в сладком поцелуе. Помню её тело - жаркое и открытое…. Ночь прошла в угаре любви, в забытьи….
А потом она ушла. Когда еще было темно, я слышал в утренней тишине, как в соседнем дворе ее ругала мать. «Куда запропала гулящая, корова недоенная…» - и еще что-то в этом духе. А я лежал на сеновале с открытыми глазами. В щели между досок виделись мне тускнеющие звезды….
Это и была моя первая и последняя любовь.
Встреча наша не была случайной. Я вообще считаю, что случайностей в жизни не бывает. Я полюбил эту девчонку, и теперь она со мной уже более 30-ти лет. Мы поженились той же осенью, ей было 19 лет.
 Сергий Чернец.
 

Метки:  

Без заголовка

Понедельник, 17 Марта 2014 г. 21:00 + в цитатник
О том как мы пишем.

Много лет назад, когда я начинал печататься и устроился в редакцию местной газеты, поехал я по заданию редакции написать очерк об известном в ту пору строителе. Бригады по методу Злобина тогда, в 1970-е годы только организовывались: метод был прост - в одной бригаде были рабочие разных специальностей, так что объект бригада строила одна. Это не отдельно - бригада каменщиков, отдельно монтажники, отдельно штукатуры. В общем новый был метод такой.
Бригадир же был человек уже имевший опыт общения с корреспондентами. А такой опыт для многих не проходит бесследно. После недолгой беседы он мне сказал:
- Знаешь что? Я тебе советую, - он несколько нажал на «я», - ты сядь и напиши обо мне книгу. Материал я тебе дам.
Был он старше меня на много. Соответственно всё в его жизни началось на много лет раньше. А я был еще очень молод, только-только школу закончил. Он и после войны на стройках восстанавливал разрушенное народное хозяйство и овладевал всеми строительными специальностями вживую. Его посылали на бригадирские курсы при строительном техникуме. И это была жизнь, как долгий путь, путь такой длины, что сотни и сотни человеческих жизней не хватило бы пройти его до конца. Он прошел этот путь достойно. И висел на всех досках почета, и в печати про него уже писали.
Тогда мне захотелось написать о нем, об этом хорошем, без обиняков, Человеке (с большой буквы). Но в связи с ним много возникало интересных особенностей. И это было не совсем то, чего ждала от меня редакция.
Вот его слова: «Конечно, это дело надо уметь. Тут одна писательница (и он назвал фамилию: «Не слыхал?») бралась написать книгу. Много я ей порассказал. Записывала все. Да что-то пока не слыхать, уже года два назад, когда метод Злобина начинали еще…».

Так вот. Эта история одна из многих. Предложение написать о том-то и о том-то каждый писатель слышал в своей жизни не раз. Встречаются даже готовые сюжеты. Казалось бы, садись и пиши. В сказке, например, солдат из топора кашу сварил, выуживая у хозяйки ингредиент за ингредиентом. А тут все компоненты даны бывают, полный набор. И в чем тормоз? Умения не хватает? А может, не в одном умении дело?
Известно, что сюжет «Мертвых душ» Гоголю дал Пушкин. Но почему же он, Пушкин, имея такой сюжет, сам не написал «Мертвые души»? Поставим вопрос иначе: почему Гоголю впору пришелся этот сюжет? Или еще так повернем: вот этот сюжет, вдруг, дан Льву Толстому. Скорее всего, он просто пренебрег бы им. Какой то Чичиков собирал «мертвые души» и мошенническим путем их использовал. Детектив! А уж если бы Толстой увидел бы что-то, так увидел бы свое, толстовское. Ведь не сюжет и не общественные одежды отличают героев - наполеона «Войны и мира» от Раскольникова. Их создатели разные. Хотя и Толстой и Достоевский выполняли социальный заказ своего времени. Одни и те же «ветры времени» веяли над ними, а каждый отражал лично свое. Эти «ветры» и веяния времени не попадают на страницы книг самостоятельно. И видеть и читать книгу жизни, каждая страница которой значима, читать дано не всем.
Чтобы написать «Мертвые души», надо родиться Гоголем. Но даже и Гоголь способен был совершить этот труд в пору зрелости писательской.
К примеру, чтобы открыть основной закон гидростатики, надо быть Архимедом. А в ванну и до него погружались с удовольствием и выходили освеженными, ничего при этом не открыв! А уж яблоки падают с деревьев все время, но люди только брали их с земли, надкусывали с аппетитом, и не думали, что рядом открытие лежит!
К чему такие большие примеры. Я говорю о гигантах лишь для того, чтобы был виден наглядно сам принцип, который не изменяется и не зависит от размеров таланта. Принцип остается принципом.
А то может показаться так: почему же, если умеешь писать, владеешь, так сказать, профессией, почему ты не можешь сесть и написать о том-то и о том-то. И все думают высокопарно, что книга - это часть жизни. Да. Это и есть часть жизни, но прожитая тобой, автором, пропущенная через твое видение. Пишем мы так же, как живем.
И это все не исключает, что писатель постоянно выполняет заказ. Заказ своего времени, заказ общества, членом которого он является. Вот когда социальный заказ становится его, писателя, личной потребностью, пережитой, - получаются настоящие книги, нужные людям.
Труд писателя на протяжении веков был и остается до сих пор кустарным промыслом. Невозможно на поток поставить книгу настоящую. Спрос и сюжет играют главную роль только в детективах «бульварных». Обладая определенными профессиональными навыками, тут действуют по принципу: дай сюжет, сотворю такой роман, что будешь читать не отрываясь. Хотя, разумеется, и тут есть свои корифеи.
Когда то на Руси говорилось: «Всякое ремесло промысел, только воровство не промысел». Но слово «промысел» одновременно означало провидение, заботу бога о судьбе человека. Разумеется, ничего столько уж божественного в писательском труде нет. Но вот забота о судьбе человека была и остается главной, может даже и во всем искусстве.
Все это мое длинное замечание, конечно, ни в какой мере не объясняет, - как мы пишем. Да и вряд ли это можно толком объяснить. Как я убедился, писатели сами до конца не понимают, «как мы пишем». А может это и не обязательно? Любой механизм, пока он исправно работает, нет нужды разбирать на части: непременно окажутся какие-то лишние детали и колесики, которые и не вставишь обратно, потому что для них и места вроде бы не было.
Видимо правильнее рассказать о себе. Обычно я могу назвать тот момент, когда возникает будущая книга. Она возникает целиком, вся. Это счастливый момент. Сознание начинает работать с удивительной ясностью, словно прозреваешь вдруг. Впрочем, и слепнешь одновременно, потому что все остальное исчезает из поля зрения, - и видишь только этот, в тебе возникший, мир. И так захватывающе интересно смотреть его. Вот и хочется поделиться со всеми!
Один знакомый мне писатель говорил о похожем. И что в такой момент у него поднимается температура и пульс становится сумасшедшим. Мне никогда в голову не приходило взять в эти минуты градусник, сосчитать пульс. Миг этот страшно потерять, спугнуть, потом не вернешь.
Конечно, со временем многое в книге изменится: ведь не один день, а то и год будет длиться работа. Но, похоже, как первое впечатление о человеке бывает верным, так и это ощущение будущей книги остается идеалом которого потом стараешься достичь. Достичь идеала никогда не удается. Он удаляется по мере приближения. А может быть он вообще недостижим! Вот такой мой маленький опыт.
Сергий Чернец.

Метки:  

Дневник Сергий_Чернец

Понедельник, 17 Марта 2014 г. 20:57 + в цитатник
Пишу рассказики, в стиле Чехова.


Поиск сообщений в Сергий_Чернец
Страницы: [1] Календарь