-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в Ќина_“олста€

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—ообщества

”частник сообществ (¬сего в списке: 5) ћо€_кулинарна€_книга Ѕудь_вечно_молодой Camelot_Club ѕрогулки_по_планете “ереза_“енг
„итатель сообществ (¬сего в списке: 1) ќ_—амом_»нтересном

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 15.01.2014
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 13571

«аписи с меткой литература - а.и.куприн

(и еще 1 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

город выборг жзл а.куприн жзл а.чехов жзл в.верещагин жзл и стихи ф.г.лорка жзл и.шишкин жзл м.булгаков жзл м.зощенко жзл о.мандельштам жзл ф.шал€пин жзл художник в.серов живопись женский образ живопись красавица здоровье 2 сода здоровье и зрение истори€ п.а.толстой литература ф.кривин литература ф.кривин любовь люди ф.г.лорка музей эрмитаж стихи - л.андерсен - 2 стихи - м.ахмедова стихи - р.тагор стихи - с.зулкарнаева стихи а.фет стихи б.заходер стихи и.бродский стихи к.бальмонт стихи л.миллер стихи м.цветаева стихи н.кравченко стихи н.кравченко - 2 стихи н.некрасов стихи раф гасанов художник а.венецианов художник а.куинджи художник и.айвазовский художник и.грабарь художник и.крамской художник и.левитан художник к.моне художник к.писсарро художник м.врубель художник с.сорин художник с.щедрин художник €коб богдани цветы и птицы художники ру весна цитаты л.н.толстой юмор м.задорнов юмор чЄрный стишки
 омментарии (3)

¬—ѕќћЌ»ћ ј.». ”ѕ–»Ќј

ƒневник

„етверг, 25 јвгуста 2016 г. 19:45 + в цитатник

 

јндрей  ончаловский

«…- «абыли? ј кто здесь же, на этом самом диване, с пеной у рта кричал, что мы, инженеры и изобретатели, своими открыти€ми ускор€ем пульс общественной жизни до гор€чечной скорости?  то сравнивал эту жизнь с состо€нием животного, заключенного в банку с кислородом?

ќ, € отлично помню, какой страшный перечень детей двадцатого века, неврастеников, сумасшедших, переутомленных, самоубийц, кидали вы в глаза этим самым благодетел€м рода человеческого.

“елеграф, телефон, стодвадцативерстные поезда, говорили вы, сократили рассто€ние до minimum'a, - уничтожили его... ¬рем€ вздорожало до того, что скоро начнут ночь превращать в день, ибо уже чувствуетс€ потребность в такой удвоенной жизни.

—делка, требовавша€ раньше целых мес€цев, теперь оканчиваетс€ в п€ть минут. Ќо уж и эта чертовска€ скорость не удовлетвор€ет нашему нетерпению...

—коро мы будем видеть друг друга по проволоке на рассто€нии сотен и тыс€ч верст!.. ј между тем всего п€тьдес€т лет тому назад наши предки, собира€сь из деревни в губернию, не спеша служили молебен и пускались в путь с запасом, достаточным дл€ пол€рной экспедиции...

» мы несемс€ слом€ голову вперед и вперед, оглушенные грохотом и треском чудовищных машин, одуревшие от этой бешеной скачки, с раздраженными нервами, извращенными вкусами и тыс€чами новых болезней... ѕомните, доктор? ¬се это ваши собственные слова, поборник благодетельного прогресса!»
(…)

«ј известна ли вам, известна ли вам друга€ статистическа€ таблица, по которой вы с чертовской точностью можете вычислить, во сколько человеческих жизней обойдетс€ каждый шаг вперед вашей дь€вольской колесницы, каждое изобретение какой-нибудь поганой ве€лки, се€лки или рельсопрокатки? ’ороша, нечего сказать, ваша цивилизаци€, если ее плоды исчисл€ютс€ цифрами, где в виде единиц стоит железна€ машина, а в виде нулей — целый р€д человеческих существований!»
(…)

«ћы удалились от единого верного терапевтического пути – от медицины зверей и знахарок, мы наводнили фармакопею разными кокаинами, атропинами, фенацетинами, но мы упустили из виду, что если простому человеку дать чистой воды да уверить его хорошенько, что это сильное лекарство, то простой человек выздоровеет».
(…)

««ачем же, - растроганно подумал он, - утомл€ю € себ€ мечтами о каком-то неведомом, возвышенном счастье, когда здесь, около мен€ - простое, но глубокое счастье? (...) ћы, бедные, нервные, больные люди, не умеем брать просто от жизни и радостей, мы их нарочно отравл€ем €дом нашей неутомимой потребности копатьс€ в каждом чувстве, в каждом своем и чужом помышлении...»
(…)

«я все-таки повторю старое, избитое выражение газетных передовых статей, — продолжал  вашнин. — ƒержите высоко наше знам€. Ќе забывайте, что мы соль земли, что нам принадлежит будущее… Ќе мы ли опутали весь земной шар сетью железных дорог?

Ќе мы ли разверзаем недра земли и превращаем ее сокровища в пушки, мосты, паровозы, рельсы и колоссальные машины? Ќе мы ли, исполн€€ силой нашего гени€ почти неверо€тные предпри€ти€, приводим в движение тыс€чемиллионные капиталы?.. «найте, господа, что премудра€ природа тратит свои творческие силы на создание целой нации только дл€ того, чтобы из нее вылепить два или три дес€тка избранников. »мейте же смелость и силу быть этими избранниками, господа! ”ра!»


(‘рагменты повести јлександра  уприна «ћолох», 1896)
_________________________
ƒень пам€ти русского писател€ јлександра »вановича  уприна (26 августа (7 сент€бр€) 1870 – 25 августа 1938).

 
 

h-5346[1] (700x533, 47Kb)

 

***

(“ишина. Ћистригоны http://lib.ru/LITRA/KUPRIN/listrygo.txt).


«¬ конце  окт€бр€ или в начале но€бр€ Ѕалаклава - этот оригинальнейший уголок пестрой русской империи - начинает жить своеобразной жизнью. ƒни еще теплы и по-осеннему ласковы, но по ночам сто€т холода, и земл€ гулко звенит под ногами. ѕоследние курортные гости пот€нулись в —евастополь со своими узлами, чемоданами, корзинами, баулами, золотушными детьми и декадентскими девицами. 

 ак воспоминание о гост€х, остались только виноградные ошкурки, которые, в видах своего драгоценного здоровь€, разбросали больные повсюду - на набережной и по узким улицам - в противном изобилии, да еще тот бумажный сор в виде окурков, клочков писем и газет, что всегда остаетс€ после дачников.
» сразу в Ѕалаклаве становитс€ просторно, свежо, уютно и по-домашнему деловито, точно в комнатах после отъезда нашумевших, накуривших, насоривших непрошеных гостей. ¬ыползает на улицу исконное, древнегреческое население, до сих пор пр€тавшеес€ по каким-то щел€м и задним каморкам. 
Ќа набережной, поперек ее, во всю ширину, расстилаютс€ сети. Ќа грубых камн€х мостовой они кажутс€ нежными и тонкими, как паутина, а рыбаки ползают по ним на четвереньках, подобно большим черным паукам, сплетающим разорванную воздушную западню. ƒругие сучат бечевку на белугу и на камбалу и дл€ этого с серьезным, деловитым видом бегают взад и вперед по мостовой с веревкой через плечи, беспрерывно суча перед собой клубок ниток.


јтаманы баркасов оттачивают белужьи крючки - иступившиес€ медные крючки, на которые, по рыбачьему поверью, рыба идет гораздо охотнее, чем на современные, английские, стальные. Ќа той стороне залива конопат€т, смол€т и крас€т лодки, перевернутые вверх килем.
” каменных колодцев, где беспрерывно тонкой струйкой бежит и лепечет вода, подолгу, часами, судачат о своих маленьких хоз€йских делах худые, темнолицые, большеглазые, длинноносые гречанки, так странно и трогательно похожие на изображение богородицы на старинных византийских иконах. 
» все это совершаетс€ неторопливо, по-домашнему, по-соседски, с вековечной привычной ловкостью и красотой, под нежарким осенним солнцем на берегах синего, веселого залива, под €сным осенним небом, которое спокойно лежит над развалиной покатых плешивых гор, окаймл€ющих залив. 


ќ дачниках нет и помину. »х точно и не было. ƒва-три хороших дожд€ - и смыта с улиц последн€€ пам€ть о них. » все это бестолковое и суетливое лето с духовой музыкой по вечерам, и с пылью от дамских юбок, и с жалким флиртом, и спорами на политические темы - все становитс€ далеким и забытым сном. ¬есь интерес рыбачьего поселка теперь сосредоточен только на рыбе.
¬ кофейн€х у »вана ёрьича и у »вана јдамовича под стук кост€шек домино рыбаки собираютс€ в артели; избираетс€ атаман. –азговор идет о па€х, о половинках паев, о сет€х, о крючках, о наживке, о макрели, о кефали, о лобане, о камсе и султанке, о камбале, белуге и морском петухе. ¬ дев€ть часов весь город погружаетс€ в глубокий сон.
Ќигде во всей –оссии, - а € пор€дочно ее изъездил по всем направлени€м, - нигде € не слушал такой глубокой, полной, совершенной тишины, как в Ѕалаклаве.


¬ыходишь на балкон - и весь поглощаешьс€ мраком и молчанием. „ерное небо, черна€ вода в заливе, черные горы. ¬ода так густа, так т€жела и так спокойна, что звезды отражаютс€ в ней, не р€б€сь и не мига€. “ишина не нарушаетс€ ни одним звуком человеческого жиль€. »зредка, раз в минуту, едва расслышишь, как хлюпнет маленька€ волна о камень набережной. » этот одинокий, мелодичный звук еще больше углубл€ет, еще больше настораживает тишину. —лышишь, как размеренными толчками шумит кровь у теб€ в ушах.


—крипнула лодка на своем канате. » оп€ть тихо. „увствуешь, как ночь и молчание слились в одном черном объ€тии.
√л€жу налево, туда, где узкое горло залива исчезает, сузившись между двум€ горами.
“ам лежит длинна€, полога€ гора, увенчанна€ старыми развалинами. ≈сли пригл€дишьс€ внимательно, то €сно увидишь всю ее, подобную сказочному гигантскому чудовищу, которое, припав грудью к заливу и глубоко всунув в воду свою темную морду с настороженным ухом, жадно пьет и не может напитьс€.
Ќа том месте, где у чудовища должен приходитьс€ глаз, светитс€ крошечной красной точкой фонарь таможенного кордона. я знаю этот фонарь, € сотни раз проходил мимо него, прикасалс€ к нему рукой. Ќо в странной тишине и в глубокой черноте этой осенней ночи € все €снее вижу и спину и морду древнего чудовища, и € чувствую, что его хитрый и злобный маленький раскаленный глаз следит за мною с затаенным чувством ненависти.


¬ уме моем быстро проноситс€ стих √омера об узкогорлой черноморской бухте, в которой ќдиссей видел кровожадных листригонов. я думаю также о предприимчивых, гибких, красивых генуэзцах, воздвигавших здесь, на челе горы, свои колоссальные крепостные сооружени€. ƒумаю также о том, как однажды бурной зимней ночью разбилась о грудь старого чудовища цела€ английска€ флотили€ вместе с гордым щеголеватым кораблем Black Prince ["„ерный принц" (англ.)], который теперь покоитс€ на морском дне, вот здесь, совсем близко около мен€, со своими миллионами золотых слитков и сотн€ми жизней.


—тарое чудовище в полусне щурит на мен€ свой маленький, острый, красный глаз. ќно представл€етс€ мне теперь старым-старым, забытым божеством, которое в этой черной тишине грезит своими тыс€челетними снами. » чувство странной неловкости овладевает мною.
–аздаютс€ замедленные, ленивые шаги ночного сторожа, и € различаю не только каждый удар его кованых, т€желых рыбачьих сапогов о камни тротуара, но слышу также, как между двум€ шагами он чиркает каблуками. “ак €сны эти звуки среди ночной тиши, что мне кажетс€, будто € иду вместе с ним, хот€ до него - € знаю наверное - более целой версты. Ќо вот он завернул куда-то вбок, в мощеный переулок, или, может быть, присел на скамейку: шаги его смолкли. “ишина. ћрак».

 

h-5385[1] (500x334, 35Kb)

 

***

»нтересный факт из жизни јлександра  уприна!

¬ жизни  уприна есть интересный факт, который характеризует писател€, как человека храброго и самоотверженного. ƒанный факт — это его участие в событи€х но€бр€ 1905 года в —евастополе. –азгоревшеес€ в те дни вооружЄнное восстание матросов „ерноморского флота было жестоко подавлено правительственными войсками.

јлександр »ванович, риску€ своей жизнью и свободой, спасал выживших в тех страшных событи€х матросов, укрыва€ их в своЄм доме в Ѕалаклаве.

 

h-13027[1] (487x700, 53Kb)

 

===================

 

ј.». ”ѕ–»Ќ


"“ы смешон с седыми волосами..." 
„то на это € могу сказать? 
„то любовь и смерть владеет нами? 
„то велений их не избежать? 
Ќет. я скрою под учтивой маской 
«апоздалую любовь мою-
–азвлеку теб€ забавной сказкой, 
ѕесенку веселую спою. 
Ћоктем опершись на подоконник, 
—мотришь ты в душистый, темный сад. 
ƒа. я видел: молод твой поклонник. 
—троен он, и ловок, и богат. 
¬се тверд€т, что вы друг другу пара, 
ћежду вами только восемь лет. 
я тебе дл€ свадебного дара 
ѕрисмотрел рубиновый браслет. ..,;
∆изнью новой, светлой и пригожей, 
«аживешь в довольстве и в любви 
ƒочь родитс€ на теб€ похожей. 
Ќе забудь же, в кумовь€ зови. 
“вой двойник! 
я чувствую заране - 
Ѕудет ласкова ко мне она. 
¬ широте любовь не знает граней. 
—казано: " ак смерть она сильна". 
» никто на свете не узнает, 
„то годами, каждый час и миг,
ќт любви томитс€ и страдает 
¬ежливый, внимательный старик. 
Ќо когда потоком жгучей лавы 
ѕуть твой перережет гневный –ок, 
я охотно, только дл€ забавы, 
Ѕеззаботно л€гу поперек. 


 **********
Ёто стихотворение, написанное  уприным в эмиграции, которое он посв€тил неизвестной даме и в чем-то оно перекликаетс€ с его рассказом "√ранатовый браслет". 
 ¬ конце жизни, в ѕариже, полубольной  уприн каждый вечер, сид€ в кафе, писал длинные любовные письма к неизвестной молодой женщине, в которую он, седой старый писатель, вдруг отча€нно и безнадежно влюбилс€. ѕисал, но не отсылал адресату. ¬ этих письмах часто повтор€лась та сама€ строка из "√ранатового браслета" - "ƒа св€титс€ им€ твое"... ќчевидцы рассказывали, что лицо его в эти минуты чудесным образом преображалось: резкие черты разглаживались, взгл€д становилс€ светлее и умиротвореннее, а на губах, обычно всегда сурово сжатых, начинала играть легка€ улыбка... "∆енщина, - сказал √ете, - это последний сосуд, который мы заполн€ем нашей тоской по идеалу".ќн так и не подошел, так и не познакомилс€, так и не открылс€ ей. ќн был счастлив уже одним только фактом ее существовани€.

–убрики:  Ћ»“≈–ј“”–ј

ћетки:  

 —траницы: [1]