Ѕелла јхмадулина

ќ, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
 ак долго € играла роль,
не опира€сь на партнера!

  прокл€той помощи твоей
€ не прибегнула ни разу.
—реди кулис, среди теней
ты спасс€, незаметный глазу.

Ќо в этом сраме и бреду
€ шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

ќ, как ты гоготал, партер!
“ы не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

» жадно шли твои стада
напитьс€ из моей печали.
ќдна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Ќо опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
√ерой, как бо€зно тебе!
Ќе бойс€, € теб€ не выдам.

¬с€ наша роль - мо€ лишь роль.
я проиграла в ней жестоко.
¬с€ наша боль - мо€ лишь боль.
Ќо сколько боли. —колько. —колько.


1960-1961

 

***

ќписание обеда

 ак долго € не высыпалась,
писала медленно, да зр€.
ѕрощай, мо€ высокопарность!
ѕривет, любезные друзь€!

ƒа здравствует любовь и легкость!
ј то всю ночь в дыму сижу,
и т€жко тащитс€ мой локоть,
строку влача, словно баржу.

ј утром, свет опережа€,
всплывает в глубине окна
лицо мое, словно чужа€
предсмертно бела€ луна.

Ќе мил мне чистый снег на крышах,
мне т€жело мое чело,
и всЄ за тем, чтоб вещий критик
не пон€л в этом ничего.

Ќу нет, теперь беру тетрадку
и, выбравши любой предлог,
описываю по пор€дку
всЄ, что мне в голову придет.

я пред бумагой не робею
и опишу одну из сред,
когда мен€ позвал к обеду
сосед-литературовед.

ќн обещал мне, что наука,
известна€ его уму,
откроет мне, кака€ мука
угодна сердцу моему.

— улыбкой грусти и привета
открыла дверь в тепло и свет
жена литературоведа,
сама литературовед.

ѕока с мен€ пальто снимала
их просвещенна€ семь€,
ждала € знака и сигнала,
чтобы пон€ть, при чем здесь €.

Ќо, размышл€€ мимолетно,
€ пон€ла мою вину:
что ж за обед без рифмоплЄта
и мебели под старину?

¬сЄ так и было: стол накрытый
дышал свечами, цвел паркет,
и чужеземец именитый
молчал, покурива€ "кент".

Ћитературой мы дышали,
когда хоз€ин вЄл нас в зал
и говорил о ћандельштаме.
÷ветаеву он также знал.

ќн оценил их одаренность,
и, некрасива, но умна,
познаний т€жкую огромность
делила с ним его жена.

я думала: √осподь вседобрый!
ѕрости мне разум, полный тьмы,
вели, чтобы соблазн съедобный
отвлек от мыслей их умы.

—кажи им, что пора обедать,
вели им хоть на час забыть
о том, чем им так сладко ведать,
о том, чем мне так страшно быть.

¬ прощенье мне теплом собрата
пове€ло, и со двора
вошла прекрасна€ собака
с душой, исполненной добра.

«атем мы зан€лись обедом.
я и хоз€ин пили ром,-
нет, € пила, он этим ведал,-
и всЄ же разразилс€ гром.

ќн знал: коль ложь не бестолкова,
она не осквернит уста,
€ знала: за лукавство слова
наказывает немота.

ќн, сокруша€сь бесполезно,
стал разум мой учить уму,
и € ответила любезно:
- ѕотом, мой друг, когда умру...

ћы помирились в воскресенье.
- ” нас обед. ј что у вас?
- ј у мен€ стихотворенье.
ќно написано как раз.
1967


***

Ћиловой гроздью виснет сумрак.
¬от стул-капризник и чудак.
’удожник мой портрет рисует
и смотрит остро, как чужак.

”же счита€ катастрофой
уют, столь полный и смешной,
€мб пример€ю п€тистопный
к лицу, что так любимо мной.

я знаю истину простую:
любить - вот верный путь к тому,
чтоб человечество вплотную
приблизить к сердцу и уму.

¬сегда быть не хитрей, чем дети,
не злей, чем дерево в саду,
благословл€€ жизнь на свете
заботливей, чем жизнь свою.

“ак € жила былой зимою.
Ќочь разрасталась, как сирень,
и все играла надо мною
печали сильна€ свирель.

Ѕыл дом на берегу бульвара.
Ќе только был, но ныне есть.
«ачем твержу: € здесь бывала,
а не твержу: € ныне здесь?

≈ще жива, еще любима,
все это мне сейчас дано,
а кажетс€, что это было
и кончилось давным-давно...

29 но€бр€ - ƒень пам€ти Ѕеллы јхмадулиной (1937—2010)

 
 
  • " онечно, € беспрестанно рисовал Ѕеллу. ќна всегда плохо позировала — не могла терпеливо удерживать поворот головы и выражение лица, но весь ее облик был поразительно великолепен. » моим желанием было запечатлеть хот€ бы частицу этого великолепи€.  стати, следует заметить, что Ѕелла никогда никому другому не позировала — она соблюдала некий обет верности одному художнику." 
    »з книги Ѕориса ћессерера "ѕромельк Ѕеллы".

     

    ***

     акое блаженство, что блещут снега,
    что холод окреп, а с утра моросило,
    что дико и нежно сверкает фольга
    на каждом углу и в окне магазина.

    ѕока серпантин, мишура, канитель
    восход€т над скукою прочих имуществ,
    томительность предновогодних недель
    терпеть и сносить - что за дивна€ участь!

     ака€ удача, что тени легли
    вкруг Єлок и елей, цветущих повсюду,
    и вечнозелЄна€ новость любви
    душе внушена и прибавлена к чуду.

    ќткуда нагр€нули нежность и ель,
    где прежде таились и как сговорились!
     ак дети, что ждут у заветных дверей,
    € ждать позабыла, а двери открылись.

     акое блаженство, что надо решать,
    где краше затеплитс€ шарик стекл€нный,
    и только любить, только ель нар€жать
    и созерцать этот мир несказанный...

    Ѕелла јхмадулина

  •