У нее была фантастическая судьба. Она покорила сначала российскую провинцию, а потом Европу и Америку. Публика сходила по ней с ума и носила ее на руках, а она, по сути, оставалась бесконечно ранимой и внутренне одинокой. За океаном ее называли «русской Дузе», а на родине ее имя было предано забвению… Если про королеву немого кино Мэри Пикфорд говорили, что она талантлива, то про нее — что она гениальна. Что после нее осталось? Три десятка фильмов и полузабытая легенда о ее театральных триумфах…

Читать далее