-ћетки

auka blacksnaky јнтуан де —ент-Ёкзюпери ённа ћориц азбука александр башлачев александр бутузов александр грин александр житинский александр смогул алексей мышкин алексей романов алла кузнецова-д€дык алла пугачЄва ал€ кудр€шева андерсен андрей вознесенский андрей макаревич анна кулик антонов е. аюна аюна вера линькова вера полозкова вероника тушнова владимир высоцкий владимир ланцберг владимир ма€ковский габриель гарсиа маркес геннадий жуков гессе город граль григорий пожен€н давид самойлов две половинки дети джалал ад-дин мухаммад руми дождь евгений евтушенко евгений мартышев египетский мау екатерина султанова елена кась€н жак превер жорж брассенс зо€ €щенко игорь тальков иосиф бродский ирина богушевска€ карин бойе киплинг кирилл ковальджи колокол кот басЄ леонид енгибаров леонид филатов лина сальникова лори лу людвик ашкенази макс фрай максимилиан волошин мама марина цветаева михаил булгаков моЄ музыка мысли наталь€ садовска€ немировский к.е. николай гумилев отрывок пауло коэльо петер хандке письма в облака письмо рабиндранат тагор разговор с умом редь€рд киплинг ремарк ричард бах роберт рождественский рэй брэдбери сергей козлов сергей михалков сказка сказка от эльфики стихи счастье сэлинджер сэм макбратни тишина тургенев улыбка федерико гарсиа лорка шварц эдуард асадов элла скарулис юрий визбор юрий кукин юрий левитанский

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в —олнечный_берег

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 18.12.2013
«аписей: 368
 омментариев: 0
Ќаписано: 394

Ѕез заголовка

ƒневник

—реда, 18 ƒекабр€ 2013 г. 18:43 + в цитатник
ќ любви ¬ладимира ћа€ковского к Ћиле Ѕрик все помн€т по двум причинам: с одной стороны, то была действительно велика€ любовь
великого, поэта; с другой - Ћил€ Ѕрик со временем превратила статус
любимой женщины ћа€ковского в профессию. » уже никому не давала забыть,
об их странных и порой безумных отношени€х; о букетике из двух рыжих
морковок в голодной ћоскве; о драгоценном автографе Ѕлока на только что
отпечатанной тонкой книжечке стихов, - обо всех иных чудесах, которые он
подарил ей.

ј ведь ћа€ковский творил чудеса не только дл€ нее одной, просто о них постепенно забыли.

»,
наверное, сама€ трогательна€ истори€ в его жизни произошла с ним в
ѕариже, когда он влюбилс€ в “ать€ну яковлеву. ћежду ними не могло быть
ничего общего. –усска€ эмигрантка, точена€ и
утонченна€,
воспитанна€ на ѕушкине и “ютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых,
жестких, рваных стихов модного советского поэта, "ледокола" из —траны
—оветов.
ќна вообще не воспринимала ни одного его слова, - даже в
реальной жизни. яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на
последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. ≈е не
трогала его собачь€ преданность, ее не подкупила его слава. ≈е сердце осталось равнодушным. » ћа€ковский уехал в ћоскву один.
ќт этой мгновенно вспыхнувшей и не состо€вшейс€ любви ему осталась тайна€
печаль, а нам - волшебное стихотворение "ѕисьмо “ать€не яковлевой" со
словами:
"я все равно теб€ когда-нибудь возьму-
ќдну или вдвоем с ѕарижем!"

≈й остались цветы. »ли вернее - ÷веты.
¬есь свой гонорар за парижские выступлени€ ¬ладимир ћа€ковский положил в
банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным
условием, чтобы несколько раз в неделю “ать€не яковлевой приносили букет
самых красивых и необычных цветов - гортензий, пармских фиалок, черных
тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем.

ѕарижска€ фирма с солидным именем четко выполн€ла указани€ сумасбродного клиента -
и с тех пор, невзира€ на погоду и врем€ года, из года в год в двери
“ать€ны яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и
единственной фразой: "ќт ћа€ковского".
≈го не стало в тридцатом году - это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. ќна уже
привыкла к тому, что oн регул€рно вторгаетс€ в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы.
ќни не виделись, но факт существовани€ человека, который так ее любит, вли€л на

все происход€щее с ней: так Ћуна в той или иной степени вли€ет на все
живущее на «емле только потому, что посто€нно вращаетс€ р€дом.

ќна уже не понимала как будет жить дальше - без этой безумной любви,
растворенной в цветах. Ќо в распор€жении, ocтавленном цветочной фирме
влюбленным поэтом, не было ни слова про его смерть.
» на следующий день на ее пороге возник рассыльный
с неизменным букетом и неизменными словами: "ќт ћа€ковского".
√овор€т, что велика€ любовь сильнее смерти, но не вс€кому удаетс€ воплотить это
утверждение в реальной жизни. ¬ладимиру ћа€ковскому удалось.
÷веты приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли.
¬ годы ¬торой ћировой, в оккупировавшем немцами ѕариже она выжила только
потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. ≈сли каждый
цветок был словом "люблю", то в течение нескольких лет слова его любви
спасали ее от голодной смерти.
ѕотом
союзные войска освободили ѕариж, потом, она вместе со всеми плакала от
счасть€, когда русские вошли в Ѕерлин - а букеты все несли.
ѕосыльные
взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые
уже знали, что станов€тс€ частью великой легенды - маленькой, но
неотъемлемой. » уже как пароль,
который дает им пропуск в вечность, говорили, yлыба€сь улыбкой
заговорщков: "ќт ћа€ковского". ÷веты от ћа€ковского стали теперь и
парижской историей. ѕравда это или красивый вымысел, пока однажды, в
конце семидес€тых советский инженер јркадий –ывлин услышал эту историю в
юности, от своей матери и всегда мечтал попасть в ѕариж.
“ать€на яковлева была еще жива, и охотно прин€ла своего соотечественника. ќни
долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.

¬ этом уютном доме цветы были повсюду - как дань легенде, и ему было неудобно
расспрашивать седую царственную даму о когдатошнем романе ее молодости:
он полагал это неприличным. Ќо в какой-то момент все-таки не выдержал,
спросил, правду ли говор€т, что цветы от ћа€ковского спасли ее во врем€
войны? –азве это не красива€ сказка? ¬озможно ли, чтобы столько лет
подр€д... - ѕейте чай, - ответила “ать€на - пейте чай. ¬ы ведь никуда не
торопитесь?

» в этот момент в двери позвонили...
ќн никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не
было видно посыльного, букета золотых €понских хризантем, похожих на
сгустки солнца. » из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепи€
голос посыльного произнес: "ќт ћа€ковского".

ћетки:  

Ѕез заголовка

ƒневник

—реда, 18 ƒекабр€ 2013 г. 18:39 + в цитатник
√р€дущие люди!
 то вы?
¬от Ч €,
весь
боль и ушиб.
¬ам завещаю € сад фруктовый
моей великой души.


*******

—ебе, любимому, посв€щает эти строки автор


„етыре.
“€желые, как удар.
Ђ есарево кесарю Ч богу богової.
ј такому,
как €,
ткнутьс€ куда?
√де дл€ мен€ уготовано логово?

≈сли б был €
маленький,
как ¬еликий океан,Ч
на цыпочки б волн встал,
приливом ласкалс€ к луне бы.
√де любимую найти мне,
такую, как и €?
“ака€ не уместилась бы в крохотное небо!

ќ, если б € нищ был!
 ак миллиардер!
„то деньги душе?
Ќенасытный вор в ней.
ћоих желаний разнузданной орде
не хватит золота всех  алифорний.

≈сли б быть мне косно€зычным,
как ƒант
или ѕетрарка!
ƒушу к одной зажечь!
—тихами велеть истлеть ей!
» слова
и любовь мо€ Ч
триумфальна€ арка:
пышно,
бесследно пройдут сквозь нее
любовницы всех столетий.

ќ, если б был €
тихий,
как гром,Ч
ныл бы,
дрожью объ€л бы земли одр€хлевший скит.
я если всей его мощью
выреву голос огромный Ч
кометы залом€т гор€щие руки,
брос€тс€ вниз с тоски.

я бы глаз лучами грыз ночи Ч
о, если б был €
тусклый,
как солнце!
ќчень мне надо
си€ньем моим поить
земли отощавшее лонце!

ѕройду,
любовищу мою волоча.
¬ какой ночи,
бредовой,
недужной,
какими √олиафами € зачат Ч
такой большой
и такой ненужный?

1916

ћетки:  

Ѕез заголовка

ƒневник

—реда, 18 ƒекабр€ 2013 г. 18:38 + в цитатник
ќЅЋј ќ ¬ Ў“јЌј’
“етраптих

(вступление)

¬ашу мысль,
мечтающую на разм€гченном мозгу,
как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
буду дразнить об окровавленный сердца лоскут:
досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий.

” мен€ в душе ни одного седого волоса,
и старческой нежности нет в ней!
ћир огромив мощью голоса,
иду Ч красивый,
двадцатидвухлетний.

Ќежные!
¬ы любовь на скрипки ложите.
Ћюбовь на литавры ложит грубый.
ј себ€, как €, вывернуть не можете,
чтобы были одни сплошные губы!

ѕриходите учитьс€ Ч
из гостиной батистова€,
чинна€ чиновница ангельской лиги.

» котора€ губы спокойно перелистывает,
как кухарка страницы поваренной книги.

’отите Ч
буду от м€са бешеный
Ч и, как небо, мен€€ тона Ч
хотите Ч
буду безукоризненно нежный,
не мужчина, а Ч облако в штанах!

Ќе верю, что есть цветочна€ Ќицца!
ћною оп€ть славослов€тс€
мужчины, залежанные, как больница,
и женщины, истрепанные, как пословица.


1

¬ы думаете, это бредит мал€ри€?

Ёто было,
было в ќдессе.

Ђѕриду в четыреї,Ч сказала ћари€.
¬осемь.
ƒев€ть.
ƒес€ть.

¬от и вечер
в ночную жуть
ушел от окон,
хмурый,
декабрый.

¬ др€хлую спину хохочут и ржут
кандел€бры.

ћен€ сейчас узнать не могли бы:
жилиста€ громадина
стонет,
корчитс€.
„то может хотетьс€ этакой глыбе?
ј глыбе многое хочетс€!

¬едь дл€ себ€ не важно
и то, что бронзовый,
и то, что сердце Ч холодной железкою.
Ќочью хочетс€ звон свой
спр€тать в м€гкое,
в женское.

» вот,
громадный,
горблюсь в окне,
плавлю лбом стекло окошечное.
Ѕудет любовь или нет?
 ака€ Ч
больша€ или крошечна€?
ќткуда больша€ у тела такого:
должно быть, маленький,
смирный любЄночек.
ќна шарахаетс€ автомобильных гудков.
Ћюбит звоночки коночек.

≈ще и еще,
уткнувшись дождю
лицом в его лицо р€бое,
жду,
обрызганный громом городского прибо€.

ѕолночь, с ножом мечась,
догнала,
зарезала,Ч
вон его!

”пал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного.

¬ стеклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
—обора ѕарижской Ѕогоматери.

ѕрокл€та€!
„то же, и этого не хватит?
—коро криком издеретс€ рот.
—лышу:
тихо,
как больной с кровати,
спрыгнул нерв.
» вот,Ч
сначала прошелс€
едва-едва,
потом забегал,
взволнованный,
четкий.
“еперь и он и новые два
мечутс€ отча€нной чечеткой.

–ухнула штукатурка в нижнем этаже.

Ќервы Ч
большие,
маленькие,
многие!Ч
скачут бешеные,
и уже
у нервов подкашиваютс€ ноги!

ј ночь по комнате тинитс€ и тинитс€,Ч
из тины не выт€нутьс€ от€желевшему глазу.

ƒвери вдруг зал€скали,
будто у гостиницы
не попадает зуб на зуб.

¬ошла ты,
резка€, как Ђнате!ї,
муча перчатки замш,
сказала:
Ђ«наете Ч
€ выхожу замужї.

„то ж, выходите.
Ќичего.
ѕокреплюсь.
¬идите Ч спокоен как!
 ак пульс
покойника.
ѕомните?
¬ы говорили:
Ђƒжек Ћондон,
деньги,
любовь,
страстьї,Ч
а € одно видел:
вы Ч ƒжоконда,
которую надо украсть!
» украли.

ќп€ть влюбленный выйду в игры,
огнем озар€€ бровей загиб.
„то же!
» в доме, который выгорел,
иногда живут бездомные брод€ги!

ƒразните?
Ђћеньше, чем у нищего копеек,
у вас изумрудов безумийї.
ѕомните!
ѕогибла ѕомпе€,
когда раздразнили ¬езувий!

Ёй!
√оспода!
Ћюбители
св€тотатств,
преступлений,
боен,Ч
а самое страшное
видели Ч
лицо мое,
когда

абсолютно спокоен?

» чувствую Ч
Ђ€ї
дл€ мен€ мало.
 то-то из мен€ вырываетс€ упр€мо.

Allo!
 то говорит?
ћама?
ћама!
¬аш сын прекрасно болен!
ћама!
” него пожар сердца.
—кажите сестрам, Ћюде и ќле,Ч
ему уже некуда детьс€.
 аждое слово,
даже шутка,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасываетс€, как гола€ проститутка
из гор€щего публичного дома.
Ћюди нюхают Ч
запахло жареным!
Ќагнали каких-то.
Ѕлест€щие!
¬ касках!
Ќельз€ сапожища!
—кажите пожарным:
на сердце гор€щее лезут в ласках.
я сам.
√лаза наслезнЄнные бочками выкачу.
ƒайте о ребра оперетьс€.
¬ыскочу! ¬ыскочу! ¬ыскочу! ¬ыскочу!
–ухнули.
Ќе выскочишь из сердца!

Ќа лице обгорающем
из трещины губ
обугленный поцелуишко броситьс€ вырос.

ћама!
ѕеть не могу.
” церковки сердца занимаетс€ клирос!

ќбгорелые фигурки слов и чисел
из черепа,
как дети из гор€щего здани€.
“ак страх
схватитьс€ за небо
высил
гор€щие руки ЂЋузитанииї.

“р€сущимс€ люд€м
в квартирное тихо
стоглазое зарево рветс€ с пристани.
 рик последний,Ч
ты хоть
о том, что горю, в столети€ выстони!


2

—лавьте мен€!
я великим не чета.
я над всем, что сделано,
ставлю Ђnihilї.

Ќикогда
ничего не хочу читать.
 ниги?
„то книги!

я раньше думал Ч
книги делаютс€ так:
пришел поэт,
легко разжал уста,
и сразу запел вдохновенный простак Ч
пожалуйста!
ј оказываетс€ Ч
прежде чем начнет петьс€,
долго ход€т, размозолев от брожени€,
и тихо барахтаетс€ в тине сердца
глупа€ вобла воображени€.
ѕока выкип€чивают, рифмами пилика€,
из любвей и соловьев какое-то варево,
улица корчитс€ безъ€зыка€ Ч
ей нечем кричать и разговаривать.

√ородов вавилонские башни,
возгорд€сь, возносим снова,
а бог
города на пашни
рушит,
меша€ слово.

”лица муку молча пЄрла.
 рик торчком сто€л из глотки.
“опорщились, застр€вшие поперек горла,
пухлые taxi и костл€вые пролетки
грудь испешеходили.

„ахотки площе.
√ород дорогу мраком запер.

» когда Ч
все-таки!Ч
выхаркнула давку на площадь,
спихнув наступившую на горло паперть,
думалось:
в хорах архангелова хорала
бог, ограбленный, идет карать!

ј улица присела и заорала:
Ђ»демте жрать!ї

√римируют городу  руппы и  руппики
гроз€щих бровей морщь,
а во рту
умерших слов разлагаютс€ трупики,
только два живут, жире€ Ч
Ђсволочьї
и еще какое-то,
кажетс€, Ђборщї.

ѕоэты,
размокшие в плаче и всхлипе,
бросились от улицы, ероша космы:
Ђ ак двум€ такими выпеть
и барышню,
и любовь,
и цветочек под росами?ї
ј за поэтами Ч
уличные тыщи:
студенты,
проститутки,
подр€дчики.

√оспода!
ќстановитесь!
¬ы не нищие,
вы не смеете просить подачки!

Ќам, здоровенным,
с шаго саженьим,
надо не слушать, а рвать их Ч
их,
присосавшихс€ бесплатным приложением
к каждой двуспальной кровати!

»х ли смиренно просить:
Ђѕомоги мне!ї
ћолить о гимне,
об оратории!
ћы сами творцы в гор€щем гимне Ч
шуме фабрики и лаборатории.

„то мне до ‘ауста,
феерией ракет
скольз€щего с ћефистофелем в небесном паркете!
я знаю Ч
гвоздь у мен€ в сапоге
кошмарней, чем фантази€ у √ете!

я,
златоустейший,
чье каждое слово
душу новородит,
именинит тело,
говорю вам:
мельчайша€ пылинка живого
ценнее всего, что € сделаю и сделал!

—лушайте!
ѕроповедует,
мечась и стен€,
сегодн€шнего дн€ крикогубый «аратустра!
ћы
с лицом, как заспанна€ простын€,
с губами, обвисшими, как люстра,
мы,
каторжане города-лепрозори€,
где золото и гр€зь изъ€звили проказу,Ч
мы чище венецианского лазорь€,
мор€ми и солнцами омытого сразу!

ѕлевать, что нет
у √омеров и ќвидиев
людей, как мы,
от копоти в оспе.
я знаю Ч
солнце померкло б, увидев
наших душ золотые россыпи!

∆илы и мускулы Ч молитв верней.
Ќам ли вымаливать милостей времени!
ћы Ч
каждый Ч
держим в своей п€терне
миров приводные ремни!

Ёто взвело на √олгофы аудиторий
ѕетрограда, ћосквы, ќдессы,  иева,
и не было ни одного,
который
не кричал бы:
Ђ–аспни,
распни его!ї
Ќо мне Ч
люди,
и те, что обидели Ч
вы мне всего дороже и ближе.

¬идели,
как собака бьющую руку лижет?!

я,
обсме€нный у сегодн€шнего племени,
как длинный
скабрезный анекдот,
вижу идущего через горы времени,
которого не видит никто.

√де глаз людей обрываетс€ куцый,
главой голодных орд,
в терновом венце революций
гр€дет шестнадцатый год.

ј € у вас Ч его предтеча;
€ Ч где боль, везде;
на каждой капле слЄзовой течи
расп€л себ€ на кресте.
”же ничего простить нельз€.
я выжег души, где нежность растили.
Ёто труднее, чем вз€ть
тыс€чу тыс€ч Ѕастилий!

» когда,
приход его
м€тежом оглаша€,
выйдете к спасителю Ч
вам €
душу вытащу,
растопчу,
чтоб больша€!Ч
и окровавленную дам, как знам€.


3

јх, зачем это,
откуда это
в светлое весело
гр€зных кулачищ замах!

ѕришла
и голову отча€нием занавесила
мысль о сумасшедших домах.

» Ч
как в гибель дредноута
от душащих спазм
бросаютс€ в разинутый люк Ч
сквозь свой
до крика разодранный глаз
лез, обезумев, Ѕурлюк.
ѕочти окровавив исслезенные веки,
вылез,
встал,
пошел
и с нежностью, неожиданной в жирном человеке
вз€л и сказал:
Ђ’орошо!ї
’орошо, когда в желтую кофту
душа от осмотров укутана!
’орошо,
когда брошенный в зубы эшафоту,
крикнуть:
Ђѕейте какао ¬ан-√утена!ї

» эту секунду,
бенгальскую,
громкую,
€ ни на что б не вымен€л,
€ ни на...

ј из сигарного дыма
ликерною рюмкой
выт€гивалось пропитое лицо —евер€нина.
 ак вы смеете называтьс€ поэтом
и, серенький, чирикать, как перепел!
—егодн€
надо
кастетом
кроитьс€ миру в черепе!



¬ы,
обеспокоенные мыслью одной Ч
Ђиз€щно пл€шу лиї,Ч
смотрите, как развлекаюсь
€ Ч
площадной
сутенер и карточный шулер.
ќт вас,
которые влюбленностью мокли,
от которых
в столети€ слеза лилась,
уйду €,
солнце моноклем
вставлю в широко растопыренный глаз.

Ќеверо€тно себ€ нар€див,
пойду по земле,
чтоб нравилс€ и жегс€,
а впереди
на цепочке Ќаполеона поведу, как мопса.
¬с€ земл€ пол€жет женщиной,
заерзает м€сами, хот€ отдатьс€;
вещи оживут Ч
губы вещины
засюсюкают:
Ђцаца, цаца, цаца!ї

¬друг
и тучи
и облачное прочее
подн€ло на небе неверо€тную качку,
как будто расход€тс€ белые рабочие,
небу объ€вив озлобленную стачку.
√ром из-за тучи, звере€, вылез,
громадные ноздри задорно высморка€,
и небье лицо секунду кривилось
суровой гримасой железного Ѕисмарка.
» кто-то,
запутавшись в облачных путах,
выт€нул руки к кафе Ч
и будто по-женски,
и нежный как будто,
и будто бы пушки лафет.

¬ы думаете Ч
это солнце нежненько
треплет по щечке кафе?
Ёто оп€ть расстрел€ть м€тежников
гр€дет генерал √алифе!

¬ыньте, гул€щие, руки из брюк Ч
берите камень, нож или бомбу,
а если у которого нету рук Ч
пришел чтоб и билс€ лбом бы!
»дите, голодненькие,
потненькие,
покорненькие,
закисшие в блохастом гр€зненьке!
»дите!
ѕонедельники и вторники
окрасим кровью в праздники!
ѕускай земле под ножами припомнитс€,
кого хотела опошлить!

«емле,
обжиревшей, как любовница,
которую вылюбил –отшильд!
„тоб флаги трепались в гор€чке пальбы,
как у каждого пор€дочного праздника Ч
выше вздымайте, фонарные столбы,
окровавленные туши лабазников.

»зругивалс€,
вымаливалс€,
резал,
лез за кем-то
вгрызатьс€ в бока.

Ќа небе, красный, как марсельеза,
вздрагивал, околева€, закат.

”же сумашествие.

Ќичего не будет.

Ќочь придет,
перекусит
и съест.
¬идите Ч
небо оп€ть иудит
пригоршнью обгрызанных предательством звезд?

ѕришла.
ѕирует ћамаем,
задом на город насев.
Ёту ночь глазами не проломаем,
черную, как јзеф!

≈жусь, зашвырнувшись в трактирные углы,
вином обливаю душу и скатерть
и вижу:
в углу Ч глаза круглы,Ч
глазами в сердце въелась богоматерь.
„его одаривать по шаблону намалеванному
си€нием трактирную ораву!
¬идишь Ч оп€ть
голгофнику оплеванному
предпочитают ¬аравву?
ћожет быть, нарочно €
в человечьем месиве
лицом никого не новей.
я,
может быть,
самый красивый
из всех твоих сыновей.
ƒай им,
заплесневшим в радости,
скорой смерти времени,
чтоб стали дети, должные подрасти,
мальчики Ч отцы,
девочки Ч забеременели.
» новым рожденным дай обрасти
пытливой сединой волхвов,
и придут они Ч
и будут детей крестить
именами моих стихов.

я, воспевающий машину и јнглию,
может быть, просто,
в самом обыкновенном ≈вангелии
тринадцатый апостол.
» когда мой голос
похабно ухает Ч
от часа к часу,
целые сутки,
может быть, »исус ’ристос нюхает
моей души незабудки.


4

ћари€! ћари€! ћари€!
ѕусти, ћари€!
я не могу на улицах!
Ќе хочешь?
∆дешь,
как щеки провал€тс€ €мкою
попробованный всеми,
пресный,
€ приду
и беззубо прошамкаю,
что сегодн€ €
Ђудивительно честныйї.
ћари€,
видишь Ч
€ уже начал сутулитьс€.

¬ улицах
люди жир продыр€в€т в четырехэтажных зобах,
высунут глазки,
потертые в сорокгодовой таске,Ч
перехихикиватьс€,
что у мен€ в зубах
Ч оп€ть!Ч
черства€ булка вчерашней ласки.
ƒождь обрыдал тротуары,
лужами сжатый жулик,
мокрый, лижет улиц забитый булыжником труп,
а на седых ресницах Ч
да!Ч
на ресницах морозных сосулек
слезы из глаз Ч
да!Ч
из опущенных глаз водосточных труб.
¬сех пешеходов морда дожд€ обсосала,
а в экипажах лощилс€ за жирным атлетом атлет;
лопались люди,
проевшись насквозь,
и сочилось сквозь трещины сало,
мутной рекой с экипажей стекала
вместе с иссосанной булкой
жевотина старых котлет.

ћари€!
 ак в зажиревшее ухо втиснуть им тихое слово?
ѕтица
побираетс€ песней,
поет,
голодна и звонка,
а € человек, ћари€,
простой,
выхарканный чахоточной ночью в гр€зную руку ѕресни.
ћари€, хочешь такого?
ѕусти, ћари€!
—удорогой пальцев зажму € железное горло звонка!

ћари€!

«вереют улиц выгоны.
Ќа шее ссадиной пальцы давки.

ќткрой!

Ѕольно!

¬идишь Ч натыканы
в глаза из дамских шл€п булавки!

ѕустила.

ƒетка!
Ќе бойс€,
что у мен€ на шее воловьей
потноживотые женщины мокрой горою сид€т,Ч
это сквозь жизнь € тащу
миллионы огромных чистых любовей
и миллион миллионов маленьких гр€зных люб€т.
Ќе бойс€,
что снова,
в измены ненастье,
прильну € к тыс€чам хорошеньких лиц,Ч
Ђлюб€щие ћа€ковского!їЧ
да ведь это ж династи€
на сердце сумасшедшего восшедших цариц.
ћари€, ближе!
¬ раздетом бесстыдстве,
в бо€щейс€ дрожи ли,
но дай твоих губ неисцветшую прелесть:
€ с сердцем ни разу до ма€ не дожили,
а в прожитой жизни
лишь сотый апрель есть.
ћари€!

ѕоэт сонеты поет “иане,
а € Ч
весь из м€са,
человек весь Ч
тело твое просто прошу,
как прос€т христиане Ч
Ђхлеб наш насущный
даждь нам днесьї.

ћари€ Ч дай!

ћари€!
»м€ твое € боюсь забыть,
как поэт боитс€ забыть
какое-то
в муках ночей рожденное слово,
величием равное богу.
“ело твое
€ буду беречь и любить,
как солдат,
обрубленный войною,
ненужный,
ничей,
бережет свою единственную ногу.
ћари€ Ч
не хочешь?
Ќе хочешь!

’а!

«начит Ч оп€ть
темно и понуро
сердце возьму,
слезами окапав,
нести,
как собака,
котора€ в конуру
несет
перееханную поездом лапу.
 ровью сердце дорогу радую,
липнет цветами у пыли кител€.
“ыс€чу раз опл€шет »родиадой
солнце землю Ч
голову  рестител€.
» когда мое количество лет
выпл€шет до конца Ч
миллионом кровинок устелетс€ след
к дому моего отца.

¬ылезу
гр€зный (от ночевок в канавах),
стану бок о бок,
наклонюсь
и скажу ему на ухо:
Ч ѕослушайте, господин бог!
 ак вам не скушно
в облачный кисель
ежедневно обмакивать раздобревшие глаза?
ƒавайте Ч знаете Ч
устроимте карусель
на дереве изучени€ добра и зла!
¬ездесущий, ты будешь в каждом шкапу,
и вина такие расставим по столу,
чтоб захотелось пройтись в ки-ка-пу
хмурому ѕетру јпостолу.
ј в рае оп€ть поселим ≈вочек:
прикажи,Ч
сегодн€ ночью ж
со всех бульваров красивейших девочек
€ натащу тебе.
’очешь?
Ќе хочешь?
ћотаешь головою, кудластый?
—упишь седую бровь?
“ы думаешь Ч
этот,
за тобою, крыластый,
знает, что такое любовь?
я тоже ангел, € был им Ч
сахарным барашком выгл€дывал в глаз,
но больше не хочу дарить кобылам
из сервской муки изва€нных ваз.
¬семогущий, ты выдумал пару рук,
сделал,
что у каждого есть голова,Ч
отчего ты не выдумал,
чтоб было без мук
целовать, целовать, целовать?!
я думал Ч ты всесильный божище,
а ты недоучка, крохотный божик.
¬идишь, € нагибаюсь,
из-за голенища
достаю сапожный ножик.
 рыластые прохвосты!
∆митесь в раю!
≈рошьте перышки в испуганной тр€ске!
я теб€, пропахшего ладаном, раскрою
отсюда до јл€ски!

ѕустите!

ћен€ не остановите.
¬ру €,
в праве ли,
но € не могу быть спокойней.
—мотрите Ч
звезды оп€ть обезглавили
и небо окровавили бойней!
Ёй, вы!
Ќебо!
—нимите шл€пу!
я иду!

√лухо.

¬селенна€ спит,
положив на лапу
с клещами звезд огромное ухо.
1914-1915

ћетки:  

Ѕез заголовка

ƒневник

—реда, 18 ƒекабр€ 2013 г. 18:34 + в цитатник
ѕослушайте!


ѕослушайте!
¬едь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
«начит - кто-то хочет, чтобы они были?
«начит - кто-то называет эти плевочки жемчужиной?
» надрыва€сь
в метел€х полуденной пыли
врываетс€ к Ѕогу,
боитс€, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб об€зательно была звезда! -
кл€нетс€ -
не перенесет эту беззвездную муку!
ј после
ходит тревожный,
но спокойный наружно,
говорит кому-то:
"¬едь теперь тебе ничего?
Ќе страшно?
ƒа?"
ѕослушайте!
¬едь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
«начит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!





— –»ѕ ј » Ќ≈ћЌќ∆ ќ Ќ≈–¬Ќќ

—крипка издергалась, упрашива€,
и вдруг разревелась
так по-детски,
что барабан не выдержал:
"’орошо, хорошо, хорошо!"
ј сам устал,
не дослушал скрипкиной речи,
шмыгнул на гор€щий  узнецкий
и ушел.
ќркестр чужо смотрел, как
выплакивалась скрипка
без слов,
без такта,
и только где-то
глупа€ тарелка
выл€згивала:
"„то это?"
" ак это?"
ј когда геликон -
меднорожий,
потный,
крикнул:
"ƒура,
плакса,
вытри!" -
€ встал,
шата€сь, полез через ноты,
сгибающиес€ под ужасом пюпитры,
зачем-то крикнул:
"Ѕоже!",
бросилс€ на дерев€нную шею:
"«наете что, скрипка?
ћы ужасно похожи:
€ вот тоже
ору -
а доказать ничего не умею!"
ћузыканты смеютс€:
"¬лип как!
ѕришел к дерев€нной невесте!
√олова!"
ј мне - наплевать!
я - хороший.
"«наете что, скрипка?
ƒавайте -
будем жить вместе!
ј?"
1914


[Ќ≈ќ ќЌ„≈ЌЌќ≈]
I

Ћюбит? не любит? я руки ломаю
и пальцы разбрасываю разломавши
так рвут загадав и пускают по маю
венчики встречных ромашек
ѕускай седины обнаруживает стрижка и бритье
ѕусть серебро годов вызванивает уймою
надеюсь верую вовеки не придет
ко мне позорное благоразумие

II

”же второй
должно быть ты легла
ј может быть
и у теб€ такое
я не спешу
и молни€ми телеграмм
мне незачем
теб€
будить и беспокоить

III

море уходит всп€ть
море уходит спать
 ак говор€т инцидент исперчен
любовна€ лодка разбилась о быт
— тобой мы в расчете
» не к чему перечень
взаимных болей бед и обид.

IV

”же второй должно быть ты легла
¬ ночи ћлечпуть серебр€ной ќкою
я не спешу и молни€ми телеграмм
ћне незачем теб€ будить и беспокоить
как говор€т инцидент исперчен
любовна€ лодка разбилась о быт
— тобой мы в расчете и не к чему перечень
взаимных болей бед и обид
“ы посмотри кака€ в мире тишь
Ќочь обложила небо звездной данью
в такие вот часы встаешь и говоришь
векам истории и мирозданью

печатаетс€ без знаков препинани€,
как в записной книжке ћа€ковского
1928-1930

ћетки:  

 —траницы: [1]