-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ненси_Факоф

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

готика магия мистика рок фентези и фантастика)

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.12.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 60

Сергей Скобелев S.T.A.L.K.E.R. «Артефакт Катаклизма» Часть 6

Пятница, 20 Декабря 2013 г. 00:16 + в цитатник

 

***
 
Фантом давно следил за отрядом Демона. После операции в Тёмной долине, когда он сработался со сталкером Беркутом и помог тому вытащить из западни друзей, снайпер вернулся на окрестности Армейских складов и продолжил слежку за блокпостом наёмников. Однажды оттуда вышел тяжеловооружённый отряд карателей под предводительством полевого командира Демона. Они отправились вглубь Зоны, а Фантом последовал за ними. Конечно, на достаточно большом расстоянии, чтобы его заметили бывшие собратья. Больше всего снайпера заинтересовал его прямой конкурент Сарацин. Тот постоянно отставал от отряда, копался в КПК. Явно набирал сообщения. Докладывал кому-то?
А ведь два года назад он и подумать не мог, что станет наёмником. Его всё время службы готовили на снайпера, даже вылазки в горячие точки имелись. Потом было сокращение, и его уволили. Дело в том, что на Большой земле ему и идти-то было некуда. Именно поэтому он решил плотно связать свою жизнь с армией, но случившееся разрушило его планы. Тогда он ушёл в Зону. 
Снайперы работают парами. Один наводит, другой ликвидирует. Однако здесь он не нашёл напарника, а потому стал действовать в одиночку. Сам и вычислял, и истреблял. 
Однажды он затеял опасную авантюру. Незаметно пробрался за блокпост наёмников. В глухом мёртвом лесу проследил за одной из групп синдиката. Ему удалось попасть в Мёртвый город незамеченным. Никто не смог выследить непрошенного гостя на своей территории, и тот просто подошёл к одному из командиров и сказал, что хочет работать в клане. Предводитель Душман приказал расстрелять наглеца, но сам командир, представившийся Демоном, заступился за снайпера. Он ценил навыки скрытности и проникновения на чужие территории. А ещё ему нужен был снайпер, так как некий араб Сарацин не устраивал его. Так он стал служить под началом Демона. За свою незаметность он получил прозвище Фантом.
Время шло. Душман не растерял своего недовольства новым снайпером. Сарацин стал конкурентом. Другие завидовали его положению в синдикате. Фантом понял, что его рано или поздно пристрелят свои же братья по оружию. Он сбежал. Потом вернулся. Затем история снова повторилась. В третий раз Фантом ушёл навсегда. 
Сейчас он наблюдал в прицел винтовки, как наёмников начисто разбивают военные сталкеры. Он прицелился, выстрелил. Попал. Демон свалился на землю. Из его головы сочилась кровь. 
– Прости, командир, но по-другому было нельзя, – хладнокровно протянул бывший наёмник. – Так, а ты кто?
Фантом увидел, как Сарацин под шум боя выбрался из низины и побежал в обратном направлении. 
– Здравствуй, соперник, – ухмыльнулся снайпер и снова выстрелил. На этот раз промахнулся.
Зато конкурент всё понял. Он укрылся в густом кустарнике, высчитал позицию напавшего и сделал ответный выстрел.
Фантом вовремя откатился в сторону. Пуля ударила как раз в то место, где он находился мгновение назад. 
Расстояние в четыреста метров было вполне посильным и для MSG-90A1 Фантома, и для SL-9SD Сарацина. Они опознали друг друга. Оба понимали, что живым из этой схватки выйдет только один. Дуэль расставит всё по местам: победивший отмстит, проигравший отправится в небытие. 
Фантом вскинул винтовку. Сарацин бежал к новому укрытию. Выстрел. Промах. Выстрел Сарацина. Тоже мимо. Фантом перекатился за когда-то поваленное молнией дерево. Он осторожно выглянул из-за него. Резко отшатнулся в сторону. Вражеская пуля пролетела в считанных сантиметрах от головы. Снова вскинул оружие. Сарацин стоял посреди открытой местности. С той позиции хорошо просматривался склон, можно было достаточно легко уничтожить противника, если использовать шанс. Однако араб его пропустил. Зато Фантом нет. Приклад упёрся в плечо, цель расположилась в перекрестье прицела. Выстрел. Пуля попала в сердце, прошла навылет. Тело Сарацина свалилось на землю, а вокруг него сразу же растеклась лужа крови.
Фантом вздохнул с облегчением. Прошептал:
– Я – настоящее воплощение мести! 
 
***
 
– Командир, с гадами покончено, – отрапортовал Третьяков. – Наши прочесали местность вокруг. Нашли труп ещё одного наёмника. Свежатина. 
– А его убийца?
– Скрылся. Мы осмотрели то место, откуда должен был стрелять киллер. Следы пребывания есть, гильзы разбросаны. А так – никого. Кальмаренко не запеленговал никаких сигналов. 
– Мог отключить КПК. 
– Я думаю, тот не опасен. Вот, кстати, гильза. – Снайпер приподнял на свет стреляный цилиндр. – Семь шестьдесят два. Натовская.
Я пригляделся. Точно такие же были разбросаны снайпером близ «Агропрома». Словно в подтверждение моих раздумий, Третьяков продолжил:
– Пуля с дозвуковой скоростью. Такие нужны, если работаешь со снайперской винтовкой с глушителем. 
Фантом использовал глушитель для своей немецкой винтовки. Вероятность, конечно, малая, но почему-то мне кажется, что убил наёмника всё-таки он. Если учесть его конфронтацию с бывшими коллегами из синдиката, то всё сходится. Но зачем ему вообще нужно было следовать за наёмниками? Или он тоже движется в Припять? Надеюсь, нет. Не хочу в него стрелять. Он ведь в своё время помог мне. Против тяжеловооружённого отряда военных сталкеров нет шанса ни у одного одиночки, будь он хоть трижды специалистом. Тем более, с такими снайперами как лейтенант Третьяков и Следопыт из группы Паладина. 
– Во всяком случае, нам он угрозы не представляет, – заключил военстал. – Одни уже решили покусать. Зубы-то пообломали! – Третьяков пнул труп наёмника. 
– Потери? – спросил Орлов.
– Все наши живы, – отчитался Кальмаренко. – Только погибшие при выбросе.
– Мои парни тоже целы, – ответил Паладин. 
– Как и «Долг-121», – вставил Свиридов.
Пора было выдвигаться дальше, но надвигающийся рёв и грохот заставили нас остановиться. 
– Что это? – Третьяков прислушался к шуму.
– Гон, – ответил командир. – Мутанты сгруппировались после выброса, учуяли запах крови. Скоро здесь зверья будет – не протолкнуться. Готовьтесь к бою! 
Они налетели со всех сторон. Кровососы, снорки, слепыши, даже псевдогигант пожаловал. Всех манила сочащая “ароматные” запахи плоть убитых наёмников. Мы приняли кольцевую оборону, стали отбиваться. И, к счастью, весьма эффективно. По быстрым кровососам били пулемётчики, снорков раздирали в клочья выстрелы из подствольных гранатомётов, псевдогиганта уничтожил Егерь из своего ГМ-94. Контролёров, ведущих в атаку волну за волной, вышибли снайперы. В общем, мы держались. А потом пришли они. Такие же быстрые, как кровососы, но достаточно проворные, чтобы их не задели пулемёты и выстрелы из подствольников. Они прорвали нашу оборону, рассеяли кольцо на части. Псевдопсы. 
Я выстрелил по одному, дал очередь по второму. Всё нужно делать быстро и по возможности эффективно. Отвлёкся на третьего. Потому и не заметил того, кто сшиб меня с ног. Он поставил свою лапу на меня, чем едва не переломал мои рёбра. Мохнатая морда нависла над моим лицом. Его взгляд столкнулся с моим. Полный агрессии, ненависти и жажды мести. Мне уже приходилось мстить другим людям. За того же Могильщика я перебил целую бригаду  мародёров. Но никогда не думал, что однажды отмстить решат мне. Вот такое воплощение выбрала Немезида. Сколько душ отправлял ей, а теперь она захотела поживиться моей.
Меня намеревался убить именно тот чернобылец, с которым я столкнулся по дороге с «Агропрома» почти неделю назад. Могучее тело, шрамы, а главное – горящие злобой жёлтые глаза. В той схватке победил я, но мой противник смог выжить и скрыться. За всё это время он зарастил раны. Проигранный бой он решил компенсировать моей головой, которая вот-вот полетит с плеч, ведь он уже приподнял лапу. Длинные когти, как бы шутя, взрыли землю. С такой силищей справиться невозможно. И вот его пасть вроде как обрела очертания злобной ухмылки. Сейчас он размозжит мне голову…
Мутанта скинуло на бок. Его туша упала на землю, но резко встала на лапы. Бока были продырявлены с обеих сторон: пуля прошла навылет. Да ещё какая пуля! Такие следы может оставить только 12.7 мм. Но чернобылец выжил. Я резко перевернулся, привстал на одно колено и выудил из кобуры счастливый пистолет. Я сжимал спусковой крючок, пока не опустошил магазин. Четырнадцать бронебойных патронов разорвали моего противника в клочья. 
Обернувшись, я увидел, как Следопыт махнул мне. Значит, он выстрелил в чернобыльца. Действительно он: только его крупнокалиберный «Выхлоп» стреляет таким типом патронов. 
Мне было горько видеть, что произошло потом. Когда Следопыт отвлёкся, на него набросился один из псевдопсов. Зубы вцепились в горло и перекусили его пополам. Лапы разодрали тело снайпера. Я вскинул автомат и выстрелил по мутанту. Тот увернулся. Позже его настигли сразу три очереди. Зачистка подходила к концу.
Следопыт. Он был верным товарищем для парней Паладина. Он спас мне жизнь, чтобы через мгновение погибнуть. 
– Мне жаль, – сказал я с сожалением в голосе.
– Он был лучшим снайпером из всех, кого я знал, – ответил Паладин. – А ещё был верным товарищем.
Саблезуб поднял с земли ВССК павшего, повесил себе на плечо.
– Ему это больше не понадобится, а нам останется памятью.
– Нам пора! – Орлов оглядел всех. – До Припяти осталось немного.
Через два часа пути вдали уже показались серые многоэтажки.
– Город-призрак, – прошептал я. 
– Неужели дошли? – восхитился Енот. – Ещё чуть-чуть. Потом топать обратно. В общем, до фига работы. – Сталкер снова скис.
Орлов тем временем обратился к своим старым знакомым:
– Паладин, Свиридов, на пару слов.
Руководители отрядов отошли в сторону.
– Момент истины? – спросил сталкер в чёрной «Заре».
– Всё закончится здесь, – ответил Орлов.
– Мы договаривались. 
– Я помню. Паладин, выполни последний пункт. 
– Всё будет сделано, – заверил сталкер. – Только подай сигнал. Потом мои люди возвращаются на Затон. Ты же понимаешь, что в город нам не с руки?
– Понимаю.
– Для меня было честью сражаться с тобой. Как раньше, так и в последней битве, Миротворец. Пойду к своим. Пора готовиться к последнему рывку. 
– Так точно, – ответил Орлов.
Свиридов поправил респиратор. 
– Сто двадцать первый батальон пойдёт с тобой до конца, капитан Орлов. Мы сделаем всё, чтобы выполнить возложенную на нас задачу. 
– Хорошо, Маска. Как в старые времена?
– А то? Надеюсь, ты помнишь, что за мразь засела в стенах Припяти. Он предал «Долг», убил генерала Крылова. Я должен ему отмстить. 
– Боюсь, к нему не удастся даже приблизиться. 
– Мне нет. По плану у меня другая работа, но если ты его увидишь, если сможешь подобраться... Прошу, Миротворец, убей его. 
– Я ненавижу его так же, как ты или любой из бойцов «Долга». Но не забывай, у меня задание, и оно важнее мести. 
Свиридов поник, хоть этого и не было заметно.
– Но я постараюсь, – заверил Виктор. – Постараюсь покончить с ним. Если за всем происходящим стоит он, то его смерть должна покончить со всем.
 
Глава XIII. Артефакт Катаклизма.
У генерала Модзалевского был большой просторный кабинет, но он не шёл ни в какое сравнение с воистину огромным залом совещаний, где собралось всё руководство организации, как между собой называли эту структуру посвящённые. 
Во главе широченного длиннющего стола сидел сам Анатолий Георгиевич. По правую руку находились Николай Андреевич Тихомиров и полковник Моховчук, по левую – полковник Рогозин. Остальные семнадцать стульев были заняты офицерами и учёными из различных отделов. Аналитик разговаривал по телефону:
– Да… Так точно… Мы не уверены… Есть. – Он бросил трубку на стол. – Это был министр обороны.
– Украины? – спросил генерал.
– Наш министр. Москва недовольна. Президент уже вылетел в зону бедствия. 
– Да что мы можем сделать? – завопил один из майоров, сидящих поодаль от генерала.
На стене висела огромная плазма. Молодой крепкий парень, корреспондент с новостного канала «Россия-24», стоя на фоне разрушенных домов и поваленных деревьев, вёл репортаж:
– На самом деле никто не ожидал такого. Всё началось мгновенно и закончилось через несколько минут. Но за это время случилось непоправимое. Все разрушения, вы можете видеть их у меня за спиной, – не павильон со съёмок блокбастеров, как ни хотелось бы верить в обратное. Шторм налетел в один миг, потом сразу три урагана пронеслись по городу, уничтожая всё на своём пути. Жертвы исчисляются десятками, и это только в данном регионе. 
Тем временем на нижней новостной строке одна за другой менялись записи:
«Президент РФ: На юге страны введёно чрезвычайное положение»;
«Глава МЧС: Продовольствие в пострадавшие регионы будет выслано в ближайшее время»;
«Землетрясение на севере Индии магнитудой десять баллов. Сотни погибших, около тысячи человек считаются пропавшими без вести»;
«Цунами у берегов Японии. Масштабные разрушения на побережье»;
«Вулкан в Исландии. Уничтожены близлежащие населённые пункты»;
«Пентагон» потерял связь с одной из подводных лодок»;
«В Риме в ближайшие часы будет собран саммит по предотвращению последствий мировых катастроф, произошедших накануне ночью».
– Сколько человек погибло в этом аду? – спросил Модзалевский.
– Сотни тысяч, – сдавленно ответил Моховчук. – Это те, кого удалось опознать. Ещё без вести пропавшие. 
Репортаж с Юга России сменился панорамой Вашингтона. Повсюду горели свечи в память о жертвах катастроф. В кадре появился старик в круглых очках. Похоже, у него брали интервью:
– Судя по тому, что катаклизмы пронеслись практически по всей Земле, можно смело предположить, что это не совпадение. Знаю, мои слова оспорят многие коллеги, но я считаю всё произошедшее целенаправленной атакой. Не секрет, что ведущие страны в течение многих лет работали над изобретением оружия, способного влиять на погоду, устраивать бедствия и катастрофы там, где правительство сочтёт нужным. Такое оружие стало бы намного опасней ядерного хотя бы тем, что направь его на стратегические ядерные объекты – и появятся новые Чернобыли образца восемьдесят шестого года. В настоящий момент ясно, что ни у одного государства нет столь мощного оружия. Им не располагают ни Россия, ни Китай, ни даже Соединённые Штаты. 
– Выключите телевизор, – приказал генерал. 
Аналитик тяжело вздохнул и тихо промолвил:
– Вот, значит, какой он – апокалипсис.
– Николай Андреевич, не ожидал от вас, – сделал замечание Модзалевский.
– Анатолий Георгиевич, мы ведь с вами понимаем, кто за этим стоит. Могу даже предположить, как он сотворил такое. 
– Я о вашей догадке знаю. 
– Пока в Зоне «Гидра», у нас есть шанс всё исправить, – вставил Рогозин.
– Полковник, посмотрите на мир. Вернее, на то, что от него осталось. До сих пор верите в своего человека? – надменно спросил Тихомиров.
– Орлов выполнит задание или погибнет. Он по натуре такой. Я его лично вербовал. 
– Уверяю вас, тот, кто смог разрушить мир, с лёгкостью убьёт вашего капитана и всех его бойцов.
– Увидим, – буркнул полковник.
– Во всяком случае, отряд «Гидра» – наша последняя надежда, – сказал Модзалевский. – Всё в их руках. Заседание окончено.
Уже на лестнице генерала перехватил полковник Моховчук.
– Есть новости?
– Так точно, товарищ генерал. Правда, сейчас такое творится… 
– Это ничего не меняет. Пока мир отвлечён на угрозу, наш крот спокойно сливает информацию.
– Вот поэтому я подошёл к вам. – Особист собрался с духом. – Могу с уверенностью сказать: я вычислил предателя.
– Да? Он близок к нашему окружению?
– Не представляете, насколько. 
– Мне нужно лишь имя. И доказательства у меня на столе.
– Они уже там. Я занёс их перед совещанием. Думал, застану вас в кабинете, но вы уже ушли. 
– Хорошо. Я изучу их. Так назовите имя, полковник.
 
***
 
Припять. Сосредоточение животрепещущего страха, граничащего с непроглядной тьмой, последний рубеж на пути к легендарному четвёртому энергоблоку, символ той жизни, которую уже не вернуть. 
Вокруг нетронутые руины некогда заселённых высоток. Ещё двадцать шесть лет назад здесь жили люди. Теперь лишь холодный ветер бродит по квартирам, завывая в память о покинувших свой кров домочадцах. На дороге до сих пор стоят грузовики и легковушки. Вернее, насквозь проржавевшие от постоянных ливней остовы. В небе пролетела стая ворон, противным карканьем предупреждая хозяев города о приходе чужаков. Хозяева не заставили себя ждать.
Третьяков отреагировал быстрее. Едва заметив странный отблеск в одном из окон жилого помещения, он привёл снайперскую винтовку в боевое положение, прицелился и выстрелил. Тело вывалилось наружу и, пролетев четыре этажа, разбилось о землю. Я думал, что разбилось. Монолитовец продолжал шевелиться. Явно переломал все конечности, позвоночник, расшиб органы, но он пытался встать. Я не мог поверить в увиденное.
– Ненавижу их, – бросил снайпер. 
– Как он выжил? – с ужасом в голосе спросил Енот. – Ты ж его подстрелил!
– Пуля прошла навылет, через лёгкое. Падение с двенадцати метров, – начал Третьяков, – но он до сих пор жив. Невозможно, да? 
– И всё же? 
– Они не чувствуют боли, неподвластны страху. Все боевые качества на высоте. Элита сектантов, – ответил Орлов. – Ликвидаторы. – Контрольный выстрел из командирской «Гюрзы».
– Много их? Ликвидаторов, – спросил я.
– Нет. Слишком сложный процесс создания, я думаю. Но глупо было бы полагать, что они не стремятся сделать непобедимыми всех солдат.
– Как им это удалось? 
– Можно добиться чего-то схожего с применением артефактов, – предположил профессор Бондарев. – Правда, такого количества не напасёшься, плюс излучаемая ими радиация…
– Обсудим это позже. Алексей, далеко до источника? 
– На другом конце города, товарищ капитан, – отозвался лейтенант, следя за сигналом в КПК. 
У военных персональные компьютеры особенные, на порядок лучше наших, сталкерских. Их приборы неплохо отслеживают посторонние устройства в радиусе до пятисот метров. Даже представить не могу, как удалось создать настолько мощную систему пеленгования для наладонника. Наша-то рухлядь нужна нам только для связи между собой да ориентирования на местности. Никаких пеленгов. 
Во время дальнейшего продвижения мы не встретили ни одного монолитовца. Их всех словно отозвали с позиций. Никому это не нравилось. Похоже, нам приготовили ловушку. Командир каждый раз отсылал вперёд разведчиков, но те возвращались ни с чем. Путь был чист, и мне казалось, что таковым он будет прямиком до источника сигнала. Все это понимали, а потому готовились к худшему. 
Раскрошившаяся лестница, проржавевшие перила и разбитые стёкла – вот что встретило отряд, когда мы подошли к входу на стадион. Нас ожидал «Авангард».
– Источник ровно посередине поля, – известил Кальмаренко. –Место как-будто специально выбирали.
– Может, выбирали, – бросил командир. – Вперёд! Контролируйте сектора. Профессор, готовьтесь, скоро ваш выход.
Тот кивнул в ответ.
Трибуны давно пришли в негодность, от беговой дорожки осталась лишь асфальтная крошка, а некогда ровное поле покрылось бесчисленными ямами. В центре из-под земли лился голубоватый свет. 
– Это оно! – обрадовался Бондарев. – Источник! Артефакт неизвестной природы! 
Профессор уже направился к цели, как Орлов схватил его за рюкзак и удержал на месте.
– Вы чего? Осталось чуть-чуть! 
– Стойте, говорю! У нас гости.
Со всех сторон приближались вражеские солдаты. Бледно-серые комбинезоны с обилием элементов, окрашенных в чёрный. Уплотнённая экипировка, на лица надеты противогазы советского образца, идеально подогнанные десантные рюкзаки. В руках американские пулемёты M60E4.
– А в прошлый раз они с ДПМ бегали, – усмехнулся Третьяков. – Эволюционируют? 
– Вот сейчас нам покажут, где раки зимуют, – поёжился Кальмаренко. 
– Тоже ликвидаторы? – уточнил Енот.
– Они самые.
Сектанты окружили «Гидру», взяли на прицелы пулемётов. Около десятка бойцов. Мы мгновенно нацелили своё оружие на них. Было ясно, что убивать нас сейчас они не намерены: уже давно могли бы это сделать.
С дальнего конца стадиона приблизился ещё один ликвидатор. Экипировка такая же, как у остальных, разве что вместо советского противогаза американский M50 с тонированным очковым моноблоком, а в кобуре пистолет Colt M1911. Монолитовец встал в трёх метрах от Орлова. 
– А ты изменился, Инквизитор, – усмехнулся командир. – Променял шевроны «Долга» на нашивку сектантов.
– Миротворец, – проревел фанатик, – не тебе меня судить. 
– Капитан Свиридов жаждет отмстить за убийство Крылова. 
– Свиридов – пешка. Как любой другой. У меня теперь новое руководство.
– Я думал, ты единолично правишь «Монолитом».
– Я – полководец непобедимой армии. Моя цель – уничтожение неверных нашему делу. Но у всех нас, слуг великого Монолита, есть верховный. 
– Кто же?
– Сейчас увидишь. Я имею честь представить тебе Харона, нашего предводителя.
К Инквизитору медленно приблизилась ещё одна фигура. За спиной висит ВСС «Винторез». Длинный чёрный плащ, армейские сапоги, печатки, глубокий капюшон. Неизвестный стянул его, и нашему взору представился шлем экзоскелета. 
– Эта маска припаяна к моему лицу. Я обречён пожизненно носить её. Такова моя цена за служение великому делу. А ты, Миротворец, свою заплатил? – Голос механический, пропущен через мембрану шлема.
– Не представляешь, какую, – бросил капитан.
– Я знаю о твоей жертве, Виктор Орлов. Мне жаль, что так вышло. Но не будем ворошить прошлое, а лучше взглянем на настоящее. Признаться, я ожидал иного.
– Разочаровали?
– Во всяком случае, в слово «элита» я вкладываю куда большее значение. Взгляните на моих ликвидаторов. Они – настоящий образец непобедимости. Даже «Гидре» до них далеко. 
– Откуда ты всё знаешь?
– Хочешь услышать? Думаю, стоит кое-что разъяснить. Когда образовалась аномальная Зона, стало ясно, что кто-то должен её контролировать. Поначалу Украина хотела самолично взяться за это дело. Позже в правительстве поняли, что это совсем не просто и очень дорого. Тогда они впустили сюда НАТО. Те построили «Чёрную Цитадель». В их планах был полномасштабный захват Зоны для своих целей. Страны содружества забили тревогу, и вскоре была создана организация. Как там звучит её полное название?
– Альянс независимых государств по предотвращению критических ситуаций в Чернобыльской аномальной Зоне.
– По предотвращению критических ситуаций… Вы даже войну группировок остановить не в силах. Снабдить «Долг» новым оружием – далеко не прорыв в нашем деле. «Свобода» уже разрушила лагерь «Долга» в окрестностях Армейских складов. Проект не оправдался. – Механический голос усмехнулся. ­– Не будем отвлекаться от темы. Между альянсом и «Цитаделью» началась конфронтация. Вы решили завязать дружбу с лояльными должниками, фактически сделав их таковыми. Натовский офицер связался с наёмным синдикатом, использую его, чтобы время от времени вставлять вам палки в колёса. 
– К чему всё это? 
– К тому, что Зона стала местом стычек сильных мира сего. Но никто не спросил мнения остальных. «Свобода» пытается удержаться на плаву, прочие группировки давно распались. Остались монолитовцы. Уже год мы контролируем Припять и ЧАЭС, а теперь наши планы стали куда масштабнее. Скажем, отхватить Зону – и это только начало. Но кто поможет мне в этом? Правильно, один из руководителей АНГ, с которым мы нашли общий язык. Именно он все эти месяцы сливал нам информацию прямиком из организации. Его усилиями провалилась операция отряда «Ястреб». Он спланировал вашу. Пойми, Орлов, вся твоя миссия – лишь часть глобального плана.
– Тебе нужен артефакт? – спросил командир. Его совершенно не смутило услышанное.
– Восхищён твоей выдержкой, вымпелец. Артефакт хочет заполучить мой коллега из организации. 
– Ты его отдашь?
– Это уже другая история. Главное, вы выполнили свою задачу: привели к нам человека, который сможет изъять артефакт из архианомалии, что поддерживает его в равновесии. – Харон повернулся к Бондареву. – Артефакт Катаклизма.
– Почему «Катаклизма»?
– Всё дело в его связи с ноосферой. Артефакт полностью повторяет форму нашей планеты. Любое внешнее воздействие на него наносит неисчислимый ущерб реальному миру. Один из выживших солдат «Свободы», Грач, накануне ночью дотронулся до Артефакта. Мы даже не думали, что кто-то из того отряда выжил. Прикосновение привело к землетрясениям и цунами на Большой земле, а в Зоне начался выброс. Второй за сутки. Артефакт подверг Землю масштабным разрушениям по чистой случайности. А что будет, если его контролировать?
– Это огромная сила, верно?
– Да. Артефакт Катаклизма – самое могущественное оружие, которое когда-либо видел свет. Потому он мне и нужен. Тогда мир встретит один-единственный катаклизм. Тот, что положит конец войне. Достаньте его! – Тон монолитовца резко сменился на агрессивный. – Я не могу ждать вечно! 
– Отдать тебе такую силу? – недоверчиво спросил командир. – Думаешь, мы согласимся?
– Взамен я подарю вам жизни. Обойдёмся без лишнего кровопролития. Достанете артефакт – сможете уйти. 
– Значит, у нас нет выбора.
Профессор испуганно посмотрел на Орлова.
– Виктор Константинович, вы серьёзно?
– Да. Приступайте.
Бондарев подчинился. Он стянул со спины рюкзак и выудил из него огромный стальной куб. Затем контейнер. Открыв его, профессор вытащил на свет странное приспособление. Больше всего оно напоминало перчатку, выполненную из металла. На месте ладони располагалась пластина. Провода, выходящие из блока питания, тянулись к ней. Профессор водрузил данное устройство себе на руку, щёлкнул предохранителем. Пластина в момент осветилась бледным светом, воздух возле неё стал колыхаться, будто над костром. В свободную руку Бондарев взял куб, оказавшийся контейнером для Артефакта, и медленно двинулся к архианомалии. 
– Соколов. – Командир кивнул в сторону профессора и пошёл за ним. Я отправился следом.
– Паладин не опоздает? – озвучил я свои опасения.
– Должен успеть. 
Архианомалия. Кратер посреди стадиона. Глубина около трёх метров, не больше. На дне голубоватым светом переливался странный сгусток. Он буквально парил над землёй. Монолитовец сказал, что это аномалия поддерживает его в таком состоянии.
– Дар Зоны, – восхитился Бондарев
– Скорее, проклятие. Профессор, поторопитесь.
Эколог медленно спустился в кратер, приблизил свою навороченную перчатку к Артефакту. Тот медленно подплыл к пластине. Бондарев приподнял руку. Артефакт послушно парил над ней. 
– Эффект гравитационной аномалии. – Восторгу учёного не было предела. В то же время он понимал всю серьёзность затеи.
– Спустите контейнер. 
Я взял в руки куб, протянул его профессору. Тот принял его и положил на землю. На специальном табло ввёл код, и верхняя часть отделилась от основной. Внутри контейнера так же колыхался воздух. Бондарев медленно перевернул руку с артефактом, и тот успешно занял своё место посреди стенок куба. Похоже, каждая грань излучает такую же гравитационную энергию, как перчатка. Профессор водрузил отделившуюся верхнюю часть.
– Теперь он под защитой контейнера. Энергии хватит на двенадцать часов. Мы должны поторопиться. Если артефакт соприкоснётся с любой из стенок…
– Мы все умрём, – закончил мысль Орлов. – Берегите контейнер. 
Мы втроём вернулись к отряду.
– Теперь вы можете отдать мне Артефакт, – произнёс Харон.
Бондарев не сдвинулся с места. Виктор медленно коснулся наладонника, закреплённого на левом запястье.
– Я вижу, нам не удалось договориться, – бросил предводитель «Монолита». – Инквизитор, изъять контейнер! 
Сектант уже хотел броситься к профессору. Монолитовцы приникли к пулемётам. Случившееся заставило их остановиться.
 
***
 
– От выброса как спрятался? – Фантом держал на прицеле «Вала» Умника, вцепившегося в ненаглядную «Энигму». Они шли по одной из улиц Припяти.
– Когда убегал от твоего приятеля, свалился в яму. Оказалось, это водосток. Спрятался в туннеле. Рука, блин, саднила. Хорошо, бинты с собой были.
– Сарацин подстрелил? А я на ДОТ напоролся. Под ним склад вырыли, там и засел. 
– Повезло-то, – со злостью бросил Умник. – Наёмник, может, отпустишь? 
– Не-а. Я тебе не верю, – заулыбался снайпер.
– Чего лыбишься? 
Короткая очередь из АС едва не прострелила сталкеру ногу.
– Будешь дерзить – получишь пулю в затылок. Усёк?
– Усёк. 
– Тогда двигай поршнями. Умник, блин. Чего ты вообще в Припять полез?
– Дорогу перепутал. Понёсся, куда глаза глядят. Не думал, что на город напорюсь. 
– А тут я из-за угла выбираюсь.
– Ага. Петух…
– Чего?!
– Тихо-тихо! Я так, нечаянно! 
– Смотри у меня! – пригрозил Фантом. – Мы здесь одни, так что…
– Одни? – раздался посторонний голос. – Оружие на землю! – Сзади послышались шаги. Как минимум два человека. В висок упёрся чей-то ствол. Чужая ладонь сместила «Вал» в сторону.
Вперёд вышёл сталкер в чёрной «Заре». В руках импортная немецкая винтовка, а за спиной висит «Выхлоп». 
– Смотри-ка, Нокаут, сталкер и наёмник. 
– Бывший наёмник. Может, уберёшь ствол?
– Ах, да. – Нокаут так же вышел на обозрение. Оба неизвестных продолжали держать Фантома и Умника на прицеле.
– Ну, Саблезуб, что будем делать?
– Только не убивайте! – засуетился Умник.
– За сектантов принял? Зря ты так… 
– Хватит подкалываться, – бросил Фантом. – Вы были с военсталами. Я вас видел.
– Свидетель, значит, – констатировал Саблезуб. 
– У вас снайпер погиб. 
– Следопыт, пусть ему земля будет пухом. Ты к чему клонишь, наёмник?
– Бывший наёмник! Сколько можно повторять? В общем, я снайпер. Помогал вам отстреливать наёмников и мутантов.
– Я тебя не заметил.
– Хорошо маскируюсь.
– Пойдём, – бросил Саблезуб. – Только без лишних телодвижений, а то пришьём за милую душу.
Конвой пересёк пару улиц, прошёл через несколько проулков, пока не оказался у магазинчика.
– За покупками пришли? – поинтересовался Фантом.
– Ты мне пошути, – пригрозил Саблезуб. – Это склад снаряжения «Монолита».
Из здания выбрались ещё два бойца в чёрных «Зорях».
– Паладин, тут к тебе дело имеют.
– Не сейчас. Отойдём подальше.
Отряд укрылся за зданием на противоположном конце улицы. Пискнул КПК Паладина. 
– Егерь, давай.
– Ух, не зря я столько взрывчатки тащил! – вскрикнул подрывник и нажал на кнопку детонатора. 
Взрыв превратил устоявшуюся тишину города-призрака в ничто. Пламя рвануло вверх, осколки полетели во все стороны, стёкла в близлежащих домах разлетелись вдребезги. Ударная волна опрокинула столбы и остовы легковушек.
– Это был мой лучший подрыв! – восхитился Егерь. Остальные не разделяли его восторга: они только-только приходили в себя.
Паладин уставился в одну точку.
– Теперь всё зависит от тебя, Миротворец.
– Командир! – отвлёк его Саблезуб. – Что с ними будем делать? – Он указал на Фантома и Умника.
– Так что вы хотели обсудить? – спросил Паладин. 
 
Рубрики:  Книги



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку