-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2607
 омментариев: 11
Ќаписано: 2778

Ѕјя«»ƒ

ѕонедельник, 28 Ќо€бр€ 2016 г. 22:10 + в цитатник

ќдин ехал по земле, другой плыл над землей в океане холодного €нтарного света, и дни стлались перед ними, будто безбрежна€, шатка€ пустын€, то сморщенна€ мертвыми холмами, то прегражденна€ каменными хребтами гор, а то неожиданно расцвеченна€ зелеными оазисами городов, окруженных садами, в журчанье и райском переливе пречистых ключевых вод. “ак, будто в самом деле осуществл€лс€ обет о том, что праведные будут введены «…в сады, где внизу текут реки, вечно пребывающими там. ƒл€ них там — чистые супруги. » введем мы их в тень…», «…» благоволение от аллаха».

» тот, кто ехал по земле, подавал знак уставшим юрюкам, они опускали на землю т€желые белые носилки, покрытые белым ковром и драгоценными жемчужными шал€ми, и на несколько дней наступал отдых дл€ живых и дл€ мертвого.

Ѕа€зид сопровождал в —тамбул тело умершего ƒжихангира.

—ултан велел отвезти. Ѕа€зид решил нести на руках. Ѕольше уважени€ покойнику и медленнее продвижение к месту вечного упокоени€ брата. ¬ столице их мать, она ждет своих сыновей живыми, потому к матери с мертвым надо идти как можно медленнее. ≈сли можно было бы не дойти туда никогда, Ѕа€зид охотно согласилс€ бы и на это. Ќесли белые носилки с телом ƒжихангира т€жко и медленно, часто смен€€ людей, призыва€ их из поселений, попадающихс€ на их пути, из сто€нок юрюков, зов€ на помощь даже из купеческих караванов, ибо умер сын великого султана —улеймана.

ƒни, недели, мес€цы. ћедленное продвижение, продолжительные остановки, отдых дл€ людей и коней, охота в горах, опасные вылазки на медведей и пантер, зверские погони за олен€ми и газел€ми. ¬ такие дни Ѕа€зид забывал о теле ƒжихангира, оставленном где-то в хане или в караван-сарае, углубл€лс€ с сопровождающими его людьми в дикие горы или в раздольные равнины дальше и дальше, только конска€ грива мелькала перед глазами, настороженные конские уши да стук копыт — топ-топ-топ — дальше, дальше, пыль дорог, холод и зной, ветер и дождь, конский пот и пот людской, крепкий запах молодых немытых тел, истома от свежей крови убитых зверей, наслаждение от убийства, смакование смерти животных, ибо ты сам оставалс€ бессмертным, пока владел жизнью и смертью этих дорог.

ѕогружалс€ в клокочущее море анатолийских племен кочевников — юрюков, удивл€€сь их многочисленности и многоликости, от которых р€било в глазах.  алач, канглы, кайи, ба€т, алкаевли, €зыр, дудурга, афшар, кызык, бейдили, каргын, байиндыр, печенег, чавундур, бюгдюз, канык, еще дальше — тава, чапни, салор, караевли — безземельные, бездомные люди, которым воспрещалось останавливатьс€ дольше, чем на три дн€, занимать ущель€ и горные проходы, ездить верхом, опо€сыватьс€ мечом, иметь огнестрельное оружие. »х преследовали, заставл€ли работать в рудниках, на сооружении св€тынь —тамбула и Ёдирне, на строительстве и ремонте укреплений. ёрюк всегда считалс€ даровой рабочей силой, его даже не кормили, потому что он должен был брать собственные харчи на полгода, лишь иногда выдел€ли им по две лепешки на день. Ќепокорных убивали, великий муфтий давал фетвы, которые разрешали убивать юрюков так же, как и неверных, это считалось богоугодным делом на этом и на том свете. ¬ождей взбунтовавшихс€ племен ссылали на острова, где они умирали от тоски по свободным степ€м, верблюдам, лошад€м, овцам.

¬ечно голодные, юрюки охотно шли с султаном на покорение мира, ибо перед смертью хоть вдоволь наедались. ѕотом снова возвращались в свои каменные пустыни, иногда нес€ в кожаных хурджинах награбленное золото, чаще всего с пустыми руками, и снова перемеривали бесконечные дороги, глотали белую пыль, сто€вшую над ними уже целое тыс€челетие. ќни вышли из белых пустынь, которых никогда не могли забыть, и смерть дл€ них навсегда оставалась белой, как далекие пустыни их прошлого. Ѕела€ смерть на белых дорогах, словно эти печальные носилки с останками шах-заде ƒжихангира, которые с молчаливым почтением передавал один юрюкский оджак [23] другому, одно плем€ иному.

—таринные овчарни, остатки каменных загонов, колючие заросли, корни испепеленных солнцем трав, растрескавшиес€ камни — и над всем этим ветры, не затихающие здесь, наверное, с момента сотворени€ мира.

ƒл€ Ѕа€зида разбивали шатер, но шах-заде желал посмотреть на жилище юрюка и оседлого кресть€нина.

»знеженные почти до женственности, стамбульские сановники, сопровождавшие шахе-заде, предупредительно исполн€€ все его прихоти, брезгливо останавливались перед гр€зными ворохами из самана, не отваживались даже загл€нуть в отверстие, откуда бил острый запах животных или смерд€щий дым киз€ка. Ѕрызгали бальзамами, отворачивали носы, недовольно перешептывались. ј Ѕа€зид не бо€лс€ ничего, погружалс€ во тьму этого первобытного жиль€, слушал гостеприимное обращение хоз€ина, речь которого, казалось, не имела ничего общего со стамбульской, сохран€ла еще первобытную свою нетронутость и грубость, когда слова наталкиваютс€ одно на другое, будто камни в горном потоке, не утратила еще своей жестокой медлительности, котора€ была так к лицу этим крепким, костл€вым люд€м, неуклюжим, но надежным, как и их примитивный быт. «десь не было ничего лишнего. ’алупа из самана. ¬низу люди и козы, вверху каморка дл€ припасов. ƒва отверсти€. ќдно служит дверью, другое — окном. ќчаг посередине, дым может выходить в любое отверстие, может оставатьс€ внутри — так теплее. Ќа земл€ном полу соломенный мат, у стены на дерев€нном топчане шерст€ные матрацы и ватные оде€ла, неокрашенный дерев€нный сундук, несколько медных посудин, каменна€ кружка дл€ воды — вот и все богатство. ј что человеку нужно? ѕоддерживать огонь в очаге, иметь воду и ночлег, покой и убежище, о аллах!

 ладбища р€дом, они видны от каждой халупы, словно напоминание о неизбежности.  амни, поставленные в изголовь€х и у ног покойников, стерлись от непогоды — или это свидетельство суеты сует, или равнодушие перед судьбой, или великое спокойствие жизни, которое вывер€ет и измер€ет свою силу единственной мерой — смертью?

ѕечаль здесь начинаетс€ с момента рождени€. ћожет, потому так много черного в одежде, и лишь красное, будто удары крови, пробиваетс€ сквозь сплошную черноту и цветет вечным цветом жизни и непокорности. –итм жизни определ€етс€ здесь сменами времен года, погодой, стихи€ми, отсчет времени ведетс€ от одного событи€ до другого: лавина, разлив реки, гибель скота, укус змеи, нападение грабителей и война, война, война.

Ќа солнце здесь не смотр€т, потому что оно ослепл€ет, печет, палит, зато люб€т луну и ее серебристое прохладное си€ние, живут под нею, вздыхают, слагают песни, мол€тс€.  ак мало нужно человеку, чтобы жить, и как безгранично много надо дл€ целой жизни! ∆ивут тут под луной и ветром, среди овец, одиночества и нужды такой, перед которой бессильно человеческое воображение.

¬ своих беспор€дочных странстви€х и суете Ѕа€зид наталкивалс€ и на стойбища юрюков. Ќавстречу ему выезжали старейшины племен — ихти€ры, клан€лись, подносили чаши с верблюжьим молоком. ” каждого племени была сво€ одежда, свой €зык, даже чаши неодинаковые — то дерев€нные, то из драгоценного металла, то глин€ные, то выдолбленные из камн€. ”дивительно, как могли ќсманы объединить всех этих людей, все эти земли, обычаи и привычки? Ѕа€зид еще мог пон€ть силу меча, которым завоевывают земли. Ќо что удерживает их, кака€ сила? ≈динство, о котором упорно говорит султан, а за ним повтор€ют имамы? Ќо разве можно единство смешивать с однообразием, на которое человеческа€ природа никогда не согласитс€? ≈сли и было тут что-то в самом деле общее, так это убогость и нужда.

» жилища юрюков, кажетс€, схожи были именно их убогостью. “ри столба, на них нат€нута редка€ черна€ попона из козьей шерсти. “кань касаетс€ пола только с двух сторон — с юга и с запада. — севера и востока вместо стен невысока€ ограда из циновок, крыша подн€та и отт€нута длинными веревками, закрепленными поодаль за камни. ÷иновками устлан и пол, открытой осталась только полоска дл€ очага. √лин€ные кувшины дл€ воды, медный таганок, у входа попоны, сбру€ дл€ ослов или верблюдов, за шатром кучка сухого верблюжьего киз€ка дл€ топлива.

» так всю жизнь, столети€, тыс€чи лет, всю историю! ћожно ли такое хот€ бы представить себе? ј люди должны жить.

—амым удивительным дл€ Ѕа€зида было то, что люди эти не очерствели душой, не было у них злобы, отличались добродушием, до слез поражали своим гостеприимством, а наивностью превосходили, наверное, и детей. —ами же и сме€лись над своей наивностью, рассказыва€ султанскому сыну о разных приключени€х кочевников.  ак шли два юрюка, а навстречу вельможа из самого —тамбула. ѕоклонилс€ им и поехал дальше. ј юрюки стали спорить. ќдин говорит: «ѕоклонилс€ мне», а другой: «ћне». ƒогнали вельможу: « ому поклонилс€, бей эфенди?» “от говорит: ««абыл». “огда бросились к кади. —удь€ выслушал их, подумал, сказал: « то из вас глупее, тому и поклонилс€».

»ли шли однажды два юрюка и нашли арбуз. —тали думать, что это такое. –ешили — птичье €йцо. ѕокатили его впереди себ€, арбуз ударилс€ о дерево, за которым сидел за€ц, и разбилс€. «а€ц со страху бросилс€ наутек. ёрюки воскликнули: «јх, если бы знали, что в этом €йце за€ц, сами бы его разбили!»

Ѕа€зиду показали колодец, из которого ’оджа Ќасреддин выт€гивал луну, и, не выт€нув, завещал вычерпывать воду, пока в ведре у кого-нибудь все же окажетс€ небесное светило. “ак юрюки до сих пор черпают оттуда воду дл€ своих овец и верблюдов.

Ќичего не добыва€, кроме простейших средств дл€ поддержани€ жизни, юрюки в то же врем€ не тер€ли ничего из того, что имели, жили крепкой пам€тью, передавали из поколени€ в поколение с огромным трудом добытый опыт, по крупице собира€ мудрость, которой гордились не меньше, чем своей свободой.

»хти€ры племени караевли — чернодомных, наверное, самого бедного из всех увиденных Ѕа€зидом, поглажива€ седые бороды, рассказывали шах-заде о юрюке, который превзошел умом всех вельмож —тамбула. —обрал, мол, их всех султан и загадал загадку: в двадцать — тигр, в тридцать — лев, в семьдес€т — корова, в восемьдес€т — курица, в дев€носто — €йцо. Ќикто не мог отгадать. ј юрюк из-под  оньи, прослышав о султанской загадке, приехал в —тамбул, €вилс€ во дворец к падишаху и объ€снил, что его величество султан, изобража€ течение человеческой жизни, намекает на свою старость. —ултан обн€л юрюка и сделал его своим великим визирем.

Ѕа€зид не без тайной мысли пересказал ихти€рам хадис пророка. —просил пророк правоверных вот так, как спросил бы он их: « ак вы будете вести себ€ тогда, когда эмир будет как лев, судь€ — как облезлый волк, купец как ворчливый пес, а правоверный между ними — как напуганна€ овца в отаре, нигде не нашедша€ себе пристанища?! „то должна делать овца, наход€сь р€дом со львом, волком и псом?»

»хти€ры молчали. ѕотом позвали бедного чабана, сказали ему о Ѕа€зиде и спросили, что бы он мог поведать султанскому сыну. ” чабана не было с собой никакого имущества, кроме герлыги — пастушьего посоха. ќн прижал герлыгу к груди и запел: «ќх, герлыга, герлыга, горе нам с тобой! —орок трав и цветов сорвал € в горах, € искал медоносные цветы, на которые сад€тс€ пчелы, € искал травы, из которых Ћукман [24] -хеким изготовл€ет целебные лекарства. я хотел теб€, овечка, накормить, как невесту, € так трудилс€, а что заработал? Ќе овец, а вшей!»

«атем ихти€ры спросили шах-заде, известно ли ему, кого османцы считают самыми плохими среди людей, плодов и животных. ёрюк, €рик и каз, то есть кочевника, сливу и гус€.

Ѕа€зид посме€лс€ и сказал, что именно об этом он и ведет речь. –азве правда на этом свете неминуемо должна быть в нищете? ѕроз€бать? ƒаже верблюд смердит и ревет, когда его долго не корм€т и не по€т.

»хти€ры мудро поглаживали бороды. Ётот шах-заде в самом деле не похож на всех тех, кто когда-либо забредал в эти забытые аллахом земли из пышного —тамбула. ќн не стремитс€, чтобы его бо€лись и ненавидели. ќн хочет, чтобы его любили. Ќо он сын властелина и сам когда-нибудь может стать властелином, значит, хорошо знает, что верблюда, когда он ревет или не слушает, бьют всегда по шее, потому что это место самое у€звимое. ј бедн€ков, когда они бунтуют, бьют по голове. –азве не приходили к бедным юрюкам св€тые люди, каждый из которых объ€вл€л, что он пророк ћахди, царь, который скрывалс€ и теперь возвращаетс€? »х имена сохранены в пам€ти простого люда навсегда. Ќур јли, шейх ƒжел€ль, Ѕаба «юннун, ƒонуз-оглан, ¬ели-’алифе,  алендер-шах, Ўюглюноглу  оджа. ћного их было. ј где они? ѕовешены в —ивасе, в “окате, в  онье и  айсери. ѕосему юрюки говор€т: «Ћучше нападать на караван, чем бунтовать против султана». ќн султанский сын, их почетный гость, они ничего не имеют, чтобы почтить его, как должно, потому хотели бы преподнести ему подарок, чтобы заверить в своей преданности великому падишаху, да продлит аллах его дни на земле.

Ѕа€зид поинтересовалс€, что они хот€т ему преподнести.

»хти€ры сказали, что у них есть гарам-заде, то есть проходимец, жулик, которого они купили всего лишь несколько дней назад у племени тава, потому что тава на звон золота поворачиваютс€ так, будто там ћекка. Ётот гарам-заде хотел взбаламутить племена против всемогущего султана, он пыталс€ это делать даже здесь, будучи купленным за кошелек старого серебра, наверное, это очень опасный преступник.

Ѕа€зида повели в овечью загородку, и там в углу, среди овечьих катышей, в липкой жиже, он увидел св€занного гр€зными ремн€ми человека, будто две капли воды похожего на убитого шах-заде ћустафу. ƒаже поверженный в гр€зь, св€занный сыром€тью, в изорванной, но еще с остатками богатства одежде, он был величествен, по-своему великолепен, и непон€тно, как подн€лась рука у этих убогих людей на это €вное могущество.

— ѕочему же вы его так, к овцам? — спросил Ѕа€зид.

— ј где же беречь? — ответили ихти€ры. — ѕлем€ всегда в пути. «инданов у нас нет.

— ¬ “окате тюрьма дл€ государственных преступников. ћожно было бы послать его туда.

— ƒо “оката далеко. ƒа и не отдадим его никому, потому что он наш. —казано ведь, что купили у тава.

Ѕа€зид обошел загон, приблизилс€ к св€занному.

—  то ты? — спросил Ѕа€зид.

— ћустафа, — ответил тот.

— ћустафа мертв.

— ј кто видел его мертвым?

¬ самом деле, кроме султана, дильсизов и «ала ћахмуд-паши, никто не видел. Ќикто даже не знает, где похоронены останки шах-заде, иначе €нычары выкопали бы тело и сделали своим султаном мертвого.

— Ќе знаю, кто ты и откуда, но зате€л это ты напрасно, — спокойно промолвил Ѕа€зид. — Ќедоброе это дело…

— ј € знаю, что ты шах-заде Ѕа€зид, и поражен, как ты можешь допустить, чтобы € лежал пред тобой в этой гр€зи, да еще и св€занным.

— ≈сли бы € сюда не заехал, ты лежал бы, наверное, еще дольше.

— Ќо ты заехал и стоишь надо мной.

Ѕа€зид обернулс€ к ихти€рам и сказал, чтобы разв€зали гарам-заде. “е ответили, что разв€зать, конечно, можно, почему бы и не разв€зать, если велит сам шах-заде, да благословит аллах его доброе сердце и пусть глаза его никогда не вид€т людской неволи и людских страданий: разве же не к каждому придут после смерти черные ангелы ћункир и Ќакир и не каждого станут ист€зать, допытыва€сь о грехах? ƒа и дл€ них самих один вид человека, лишенного возможности и способности свободно передвигатьс€, человека, так т€жко угнетенного и обездоленного, разве не т€гчайшее наказание? ƒл€ их глаз это така€ же мука, как увидеть тот день, когда небо расколетс€ и станет желтым, как кожа, и когда горы сдвинутс€ и станут как шерсть, а потом развеютс€ и станут миражем. Ќо ведь они хорошо знают, какие поступки следует считать дозволенными человеку, то есть халал, а какие запрещенными — харам — или и вовсе негодными — макрух. Ётот человек хотел подн€ть племена против его величества султана, пусть аллах дарует ему многолетие и благополучие. » когда же?  огда могучий падишах со своим непобедимым войском стоит р€дом и его карающа€ рука нависает над всеми сыновь€ми дорог и странствий, пусть никогда не укорачиваетс€ эта рука и пусть защитит нас от страха. ¬от почему этот человек пребывает в состо€нии законном, разв€зать же его будет беззаконием.

— ’орошо, — сказал Ѕа€зид, терпеливо выслушав хитрых мудрецов, — € куплю его у вас. ¬ы заплатили за него кошелек серебра, € даю вам кошелек золота.

—тарики оживились. ¬едь сказано: «» что дает тебе знать, что такое крутизна? ќтпустить раба или накормить в день голода сироту из родственников или бедн€ка оскудевшего».

Ѕа€зид вз€л у своего хазнедара кожаный кисет с золотом, бросил ихти€рам.  исет исчез где-то в таинственных складках широких гр€зных халатов, но никто не кинулс€ разв€зывать гарам-заде.

Ѕа€зид уже не рад был этому приключению. √де-то далеко отсюда, в караван-сарае у дороги, лежит мертвый ƒжихангир, которого теперь ничто уже не интересует, а его, Ѕа€зида, любопытство загнало так далеко, что не знал теперь, как и выпутатьс€. ’итрые юрюки, словно бы нарочно подложили ему на пути этого искусного мошенника, выдающего себ€ за шах-заде ћустафу, они хорошо знают, что султанский сын не оставит этого гарам-заде здесь, а заберет его с собой или же велит немедленно убить. ¬ообще говор€, последнее было бы наилучшим выходом дл€ всех, кроме самого гарам-заде. Ќо Ѕа€зид не чувствовал в себе такой жестокой решительности, к тому же сто€ли р€дом две смерти его братьев — не достаточно ли? ќставить гарам-заде в руках юрюков тоже не мог. —частье, что они показали этого Ћжемустафу ему, а не отвезли тайком €нычарам. ¬от тогда была бы насто€ща€ беда.

— Ќу, — начал раздражатьс€ Ѕа€зид, — почему же никто до сих пор не разв€зал этого человека?

»хти€ры караевли объ€снили, что они передают его достойному шах-заде в таком виде и состо€нии, в каком приобрели у племени тава, то есть св€занным, а уж дело его высочества султанского сына велеть разв€зать гарам-заде или забрать так.

Ѕа€зид велел своим огланам освободить гарам-заде от пут и, когда тот встал пред ним, сказал:

— “ебе дадут другую одежду. ѕростого оглана. » поедешь со мной.

— ¬ —тамбул? — спросил тот.

— “ам будет видно. » забудь о том имени, которым имел наглость назватьс€.

— ј если € в самом деле ћустафа? —колько раз ты видел мен€ в —тамбуле и никогда не сомневалс€ в моей подлинности, почему же теперь не веришь?

—  то ты? — уже тревожась, тихо спросил его Ѕа€зид. — я должен был убить теб€ еще там, в овечьем загоне.

— Ќо ты разв€зал мен€ и сделал доброе дело. ј если € и в самом деле шах-заде ћустафа…

—  то ты? — снова переспросил Ѕа€зид. — ћустафа убит. я сам видел его тело.

— ј если убили не того ћустафу?  то может знать, где насто€щий, а где ненасто€щий?

—   султану пришел насто€щий. ƒолжен был прийти.

„еловек засме€лс€. √олос, смех — все как у ћустафы.

— “ы говоришь «должен был прийти». ј если на этот раз случилось иначе? Ќикто не знает, что даже в свой гарем ћустафа ходил не всегда сам, посыла€ часто своего двойника, может, потому и родилс€ у него только один сын.

Ѕа€зид обрадовалс€. Ќаконец произнесено это слово: двойник!

— “ак ты был двойником ћустафы?

—  то это может знать? ј может, убитый был моим двойником?

Ќо Ѕа€зид уже не отступалс€:

—  аково твое насто€щее им€?

— ћустафа.

— ј до этого?

— ƒо этого — не знаю. «абыл.

— ¬спомни. ≈сли хочешь жить, вспомни.

— ƒимитр.

— “ы христианин?

— “акой же правоверный, как и ты.

— –одилс€ христианином? √де родилс€?

— Ёто было давно.

— Ќе так уж и давно, чтоб забыть. √де?

— ѕод —ерезом.

— √рек?

— Ѕолгарин. Ќазван именем св€того ƒимитра из —олун€.

—  то теб€ нашел?

— ¬з€ли в девширме.

— ј дальше?

— ¬ Ѕейоглу среди аджемов увидел мен€ кизл€р-ага.

— »брагим?

— Ќет, черный. ѕривел к валиде. ѕоказал ей. “огда ночью отвезли мен€ в Ёски-серай, отдали ћахидевран.

— –ос с ћустафой? ¬се последние тридцать лет?

— ƒа.

— ¬сему обучалс€ вместе с ним?

— Ѕыло врем€. „асто шутили мы с ним. ¬место него по€вл€лс€ €. ќбманывали всех. “еб€, шах-заде, тоже несколько раз обманули. ћустафа не решалс€ обманывать лишь султана.

— —мерть тоже не обманул.

— Ќикто этого не знает. ƒаже € не знаю, кого убили на самом деле мен€ или ћустафу? ј кто еще может сказать на этом свете?

— Ќе серди мен€, ибо € напомню, что давно должен был бы теб€ убить.

— ј € хочу теб€ разозлить, чтобы узнать о твоих намерени€х в отношении мен€. “олько во зле мы правдивы, а не в добре. ”бедилс€ еще раз в этом с юрюками. ’отел подн€ть их против султана — мне не поверили. ƒа и видно по всему, ћустафа им не нужен. √олодранцы вер€т только голодранцам.

— ƒолжен бы знать, кому ты нужен, — осторожно намекнул Ѕа€зид.

— янычарам? Ѕоюсь их. ќни одинаково легко люб€т и убивают. Ќо дл€ юрюков € чужой. ѕоказали мне это довольно искренне и откровенно.

— ƒл€ кого же мог бы стать своим?

— –азве что дл€ людей, среди которых когда-то родилс€. Ќаверное, следовало бы бежать туда сразу.

— “еперь поздно, — сказал Ѕа€зид. — ≈сли бы € на теб€ не наткнулс€, все могло бы быть иначе, а так — не могу теб€ отпустить. ѕридетс€ везти в —тамбул и сообщить султану.

— ј ты не отпускай, просто дай мне возможность бежать. «наю теб€: ты из сыновей ’асеки самый добрый.

— ƒоброта здесь ни к чему. “ы государственный преступник, € должен отвезти теб€ в Ёди-куле.

—  ажетс€, ты везешь в —тамбул своего мертвого брата?  ак же можно везти мертвого и преступника одновременно? –азве не великий грех? Ћучше всего дать мне возможность бежать. Ѕудет спокойнее дл€ всех, и дл€ мертвых, и дл€ живых.

— —казал тебе — не могу.

— я убегу без помощи, сам. “ы только не замечай этого. ј когда заметишь, пошли погоню в обратном направлении, ибо никто ведь не поверит, что € побегу в —тамбул.

— „то ты будешь делать, добравшись до родных мест? — спросил Ѕа€зид.

— ј что должен делать? ѕопытаюсь жить, хот€ это и трудно. ƒо сих пор был не самим собой, вроде бы и не живым человеком, а только чужой тенью. Ќе знаю, удастс€ ли мне жить, как живут все люди. ≈сли же в самом деле удастс€, может, когда-нибудь пригожусь и тебе, шах-заде.

— Ќу, навр€д ли.

“ак они поехали дальше, и ƒимитр был среди огланов Ѕа€зида, двоим из которых шах-заде велел следить за ним, но во врем€ охоты возле »схаклу тот исчез вместе со своими охранниками. √он€€сь за джейранами, ловцы разбрелись на большие рассто€ни€, долго собирались вместе, так что побег обнаружен был лишь на следующий день. “о ли ƒимитр подговорил молодых огланов бежать вместе с ним, то ли уничтожил, то ли купил свою свободу за деньги, которые тайком дал ему Ѕа€зид, — никто об этом не знал. Ѕа€зид послал погоню, направив ее назад, но погон€ возвратилась через неделю, нигде не напав на след. “огда шах-заде отправил к султану —улейману гонца с письмом, в котором описал приключение со Ћжемустафой, умолчав о своих разговорах с ним и о его происхождении. ƒелал это неосознанно, как многое в своей жизни, ибо полностью унаследовал характер своей матери: был добродушным, немного легкомысленным, веселым, как его мать в молодости, наивность и беспечность всегда преобладали у него над чувством ответственности и предусмотрительности. «ачем ему беспокоитьс€ об этом странном человеке? «абыл о нем сразу, как только написал султану, лишь потом, прибыв в —тамбул, случайно вспомнил и рассказал о двойнике ћустафы своей матери.

(продолжение следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 2: —“–ј—“№ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 -  –ќ¬№
...
„асть 14 - ћ”—“ј‘ј
„асть 15 - ƒ∆»’јЌ√»–
„асть 16 - Ѕјя«»ƒ
„асть 17 - ƒ№я¬ќЋџ („ј—“№ 1)
„асть 18 - ƒ№я¬ќЋџ („ј—“№ 2)
...
„асть 24 - ƒЌ≈ѕ–
„асть 25 - ¬–≈ћя;  јћ≈Ќ№; ЋјЌ№
„асть 26 - ”“≈Ў≈Ќ»≈ »—“ќ–»≈…: ј¬“ќ–— ќ≈ ѕќ—Ћ≈—Ћќ¬»≈




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку