-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2607
 омментариев: 10
Ќаписано: 2770

Ѕј–јЅјЌџ; ѕя“≈–»÷ј

ѕонедельник, 28 Ќо€бр€ 2016 г. 12:59 + в цитатник

Ѕарабаны

—ултан снова был вдали от –оксоланы со своими дикими во€ками, ошалелыми кон€ми, смерд€щими верблюдами, с барабанами и знаменами.

√рохот барабанов заглушал живые голоса. √рохот холодный и мертвый, как железо. “рескучее эхо от красных султанских барабанов сто€ло над миром, оно впитывалось в землю, входило в ее могучее тело навсегда, навеки, чтобы снова и снова подыматьс€, рассе€тьс€ горьким туманом невинно пролитой крови, красной мглой пожаров, метанием зловещих теней убийц и захватчиков. ¬ человека этот звук не проникал никогда, человеческим тоже не становилс€ никогда — удары извне, ист€зани€, ист€зани€ без надежды на спасение.

ј барабаны, быть может, единственные в том мире чувствовали себ€ счастливыми. Ѕесстрашно и бодро бросали они призывы люд€м и векам, не зна€ ни старени€, ни усталости. ќни гремели в темноте и при солнце безжалостно, никого не жале€, никого не страшась, шли навстречу смерти.

”мереть, побежда€! ¬перед! ¬перед! ¬перед!

√еройством можно превзойти все на свете. Ёто и есть наивысший пример не щадить себ€. „увство самозащиты чуждо и враждебно мне. »бо € только барабан. Ѕей мен€ безжалостно, бей изо всех сил, бей €ростно! „ем сильнее бьешь мен€, тем больше € живу. „то должно погибнуть, уже погибло, и € родилс€ из смерти животного, с которого содрали шкуру, чтобы € стал духом бесстраши€ и храбрости. ¬озвещаю чью-то смерть, множество смертей, мой темный голос не знает жалости, ему чужды сомнени€, торжественно и зловеще, понуро и страшно пусть звучит мой голос, гремит и гремит мо€ душа!

–оксолане хотелось кричать со стамбульских холмов в те дальние дали, куда снова пошел султан, на этот раз вз€в с собой сыновей — ћехмеда и —елима: «Ќе верьте барабанам и знаменам! Ќе слушайте их мертвый голос! »х призыв — это кровь и пожары!»

—ултан пошел через Ёдирне и —копле до самого побережь€ јдриатического мор€, чтобы напугать ¬енецию.  ак ни медленно распростран€лись тогда вести, но страшна€ весть об убийстве Ћуиджи √рити все же дошла наконец до венецианского дожа јндреа √рити. “от тут же отозвал из —тамбула своего художника, не дав ему возможности написать сыновей султана, а теперь из чувства мести к —улейману намеревалс€ присоединитьс€ к —в€щенной лиге, возглавл€емой императором  арлом, самым €ростным врагом турецкого падишаха. ћладших сыновей, Ѕа€зида и ƒжихангира, –оксолана не пустила в поход. —менила воспитател€ Ѕа€зида — сделала им √асан-агу. ћожет, не без тайной мысли о том, чтобы хоть один из ее сыновей перен€л что-то дорогое ее сердцу, ибо заметила, что прислушивалс€ он больше к ее песн€м, чем к султанским барабанам. ƒа и были ли эти барабаны только султанскими? ≈ще недавно они хмуро молчали при по€влении –оксоланы, но когда она вознеслась над гаремом и родила —улейману четверых сыновей, встречали ее боем, хот€ и тогда барабанщики — дюмбекчи — упр€мо держали колотушки лишь в левой руке, словно подчеркива€ непрочность положени€ султанши, иллюзорность ее власти. “еперь, когда она стала всемогущей и единственной, без соперников и врагов, дюмбекчи и тамбурджи били в барабаны обеими руками, толпы стамбульцев ревели от восторга, увидев раззолоченную карету –оксоланы, запр€женную белыми могучими золоторогими волами. “ак чьи же ныне барабаны, неужели только султана, а не ее тоже?

» должны ли прислушиватьс€ к этим барабанам ее дети?

јнимашки Ћинии

ѕ€терица

ќдиночества еще не было, оно лишь ма€чило на горизонтах снов, еще только угрожающе, по-тигриному, подкрадывалось к молодой женщине, то и дело хищно ощерива€сь, когда отбирали у –оксоланы сыновей и передавали их воспитател€м, которых назначал сам султан. Ќа первых порах не знала она одиночества даже во врем€ зат€жных походов —улеймана, не замечала их за хлопотами и детьми. Ќо дети росли, постепенно отход€ от нее все дальше и дальше, как отдал€ютс€ ветви от ствола, и тогда она пон€ла, что не может воспреп€тствовать этому отчуждению, как не могла бы, скажем, насильственно остановить рост деревьев. ¬едь и деревь€м тоже больно… ¬идела, как в садах “опкапы садовники-евнухи подстригали кусты и деревь€, как возились в зеленом кипении, неуклюжие и неповоротливые, будто старые огромные птицы, л€згали безжалостным железом с равнодушным наслаждением (какое непостижимое сопоставление!), с мрачной радостью оттого, что если и не лишают жизни вовсе, то уж укорачивают ее где только возможно. ѕодстригают ли деревь€ в райских садах? » есть ли на самом деле где-нибудь рай? ≈сли нет его, то нужно выдумать, иначе не вынесешь т€жести этой прокл€той жизни. Ќо если будет рай, то совершенно необходим и ад. ƒл€ сравнени€. » дл€ спора. »бо все на свете имеет свою противоположность. ≈сли есть повелители, должны быть и подчиненные. –€дом с властелинами должны жить бедн€ки. ј она была и повелительницей, и страждущей одновременно. »бо чем она завладела безраздельно и уверенно? –азве что неволей и этими садами над Ѕосфором, окруженными непробиваемыми стенами, охран€емыми бессонными бостанджи€ми.

—ултан снова был в походе, а она томилась в садах гарема, в глазах у нее залегла т€жка€ тоска бездомности, жило в них отча€ние человека, брошенного на безлюдный остров. Ќо кто же мог загл€нуть в эти глаза? ѕокорные служанки улавливали трепет ресниц, подн€тие брови, движение уголков губ — все как когда-то у всемогущей ћахидевран, все произошло, как мечталось когда-то маленькой рабыне ’уррем, все желани€ сбылись, даже самые дерзкие. Ќо стала ли она счастливее и свободнее?

ѕтицы трепетали на ветв€х и перелетали в воздухе пестрыми лоскутами, легкие и нежные мотыльки, как муслиновые платочки, выпущенные из небрежных рук падишаха, тешили глаз повелительницы, красные букашки суетились, будто султанское войско перед вражеской крепостью, €щерицы грелись на солнце, извива€сь подобно молодым джари — одалискам, — дл€ нее это все или дл€ евнухов? ¬едь всюду, куда ни гл€нь, евнухи, евнухи, евнухи: поправл€ют стены, подстригают деревь€, чист€т чешмы [2] , посыпают песком дорожки, срезают розы. ѕока дети были маленькими, –оксолане казалось, что вокруг в самом деле райские сады — ведь их красота приносила столько радости этим нежным и беззащитным существам. Ќо дети росли и обгон€ли свою мать, покидали ее в этих садах, а сами рвались на простор, т€нулись к небесам, к этим чужим дл€ нее, но родным дл€ них османским небесам. ¬ самом ли деле небо разделено между державами, как и земл€, и есть небо родное, а есть чужое? » каждое государство имеет свое солнце, свою луну, свои звезды, облака, дожди, туманы и ветры? ƒети отгораживали ее от прошлого навсегда, навеки, и уже никогда не вернетс€ она домой, не сможет проникнуть туда даже ее неугасима€ любовь к маме и сочувствие к отцу, ничто, ничто, останетс€ она расп€той между печалью и отча€нием, между сутью и про€влением, между вечностью и повседневностью.  огда беспомощной рабыней попала она в страшный гарем, были у нее тогда беспредельные запасы мужества, но не владела силой. “еперь была у нее сила, но мужество отобрали дети. ƒрожала за них почти по-звериному, прикрывала собой, своим будущим, своей жизнью, пожертвовала дл€ них душу, помен€ла богов — одного отдала и забыла, другого вз€ла, пыта€сь сделать своим (но сделала ли и сделает ли?), — и все ради детей. ƒети рождались, и первое, что они видели, — это небо и море. «емл€ приходила к ним погод€, и была она безграничной. ј жизнь? Ѕесконечна ли и она дл€ них?

ј какие же дети! —ыновь€ стройные, как кипарисы. ћихримах в двенадцать лет ростом така€, как ее мать. —амый старший — ћехмед — почти султан, перен€л от своего отца всю величавость, всю властность, всю надменность, так будто уже с колыбели готовилс€ к власти.   власти или к смерти? ѕока жив ћустафа, самый старший сын —улеймана, сын хищной черкешенки, над сыновь€ми –оксоланы нависает угроза истреблени€. —ултаном становитс€ самый старший, а все младшие… ќт жестокого закона ‘атиха не было спасени€. ћожет, и дети чувствовали это уже чуть ли не с колыбели, и детство их заканчивалось в комнате их матери, ибо как только они переходили к своим воспитател€м, становились как бы маленькими султанами, обучались торжественным жестам, величественной походке и словам, кичливости и высокомерию. Ќе знали насто€щего детства, детских игр, друзей. Ќе могли поиграть в пр€тки, в херле-терле с дерев€нной палочкой, в длинного осла — узун ешек, не знали шутливых присказок «калач-малач», «кишмиш-мишмиш», «чатал-матал». ¬се вокруг них были только подданными и слугами, поэтому маленький —елим никак не мог поверить, что у него, как у обычного, простого мальчика, дес€ть пальцев на руках, а дл€ ћехмеда его воспитатель Ўемси-эфенди нанимал за одну акча бедных мальчиков, чтобы султанский сын бил их, воспитыва€ в себе силу, мужество, ненависть к врагу. ƒл€ матери все они были неодинаковы, как и в годы их рождений. ” ћехмеда после рождени€ на лобике по€вились волосы, приметы указывали, что будет с норовом, как конь, и будет придирчив к люд€м. ” —елима были желтоватые глаза — должен быть хитрым, как шайтан. ” Ѕа€зида родинка над пупком указывала на большое будущее мальчика. ƒжихангир родилс€ крупноголовым, что говорило об уме. ћихримах сме€лась во сне, — очевидно, видела себ€ в раю, а Ѕа€зид по ночам плакал, может, вид€ кого-то из близких в аду.

ѕ€теро детей. Ўестого, јбдаллаха, вз€ли к себе высшие силы сразу же после рождени€, может, именно дл€ того, чтобы утвердилось великое число п€ть: ћехмед, —елим, Ѕа€зид, ƒжихангир, ћихримах. ѕ€теро детей, как п€ть сил, направл€ющих человеческую жизнь: властелин и народ, то есть власть и покорность; отец и сын — то есть отцы и дети; муж и жена — то есть мужчина и женщина; старшие и младшие брать€ — то есть поколени€ людские; наконец, друзь€ — то есть люди как таковые. ¬ числе п€ть наиболее полно воплощена иде€ цельности как высшего про€влени€ разнородности. ¬се распадаетс€ на части, но над ним сли€ние рек и морей — человеческа€ жизнь, едина€ и неповторима€.

Ќо видела она, что ее дети растут без друзей, и ничего не могла поделать. «амечала, что нет между ними братской любви, есть только соперничество и вражда, в конце которой ма€чила насильственна€ смерть, и не могла предотвратить этого. ¬едь и сама она жила в этом ненадежном мире, где все было призрачным, таинственным и угрожающим: пышна€ торжественность, упорные молени€, роскошь, золото,  оран, крики муэдзинов, грохот орудий, вопли €нычар, страх, звон цепей, рев зверей, шепоты, суета и топот евнухов, загадочные слова, подслушивани€, поклепы, затаенна€ вражда, предательство и насилие, насилие. Ќе потому ли у великого Ќавои перва€ поэма из его «ѕ€терицы» называетс€ «—м€тение праведных», в ней есть слова: «ќ ты, чью руку укрепл€ет власть, ведь путь твой ведет к насилию, насилие твое над людьми не уменьшаетс€, но ты творишь его и над самим собою».  ак это горько и как справедливо…

ѕ€ть, дес€ть, п€тнадцать лет жизни в гареме. Ѕоролась за себ€, затем думала только о маленьких своих дет€х, дни и ночи съедались бессонницей и хлопотами, ее врем€ уничтожалось без остатка, теперь наконец могла огл€нутьс€, распр€митьс€, вздохнуть свободнее, подумать о будущем своем и своих детей, снова по€вилось у нее врем€ дл€ совершенствовани€ своего разума, врем€ дл€ книг, может, и дл€ властвовани€. ѕо€вилось врем€? ≈е удивлению не было пределов, когда обнаружила, что теперь времени еще меньше, чем тогда, когда заботилась о маленьких дет€х. “огда событи€ поторапливали, ветры подгон€ли, какие-то незримые силы толкали вперед и вперед, и словно бы сами дь€волы подхлестывали теб€, решив во что бы то ни стало либо покончить с тобою, либо стать свидетел€ми твоего вознесени€ над душами низкими и ничтожными. Ќаверное, врем€ обладает способностью уплотн€тьс€ в самые напр€женные периоды твоей жизни, когда же наступает расслабление, тогда невидима€ пружина (а может, рука бога, — только ж какого бога?), котора€ с умной жестокостью сжимала все — и врем€, и событи€, и всю жизнь, — тоже расслабл€етс€, и уже ветры не дуют, не поторапливают событи€, унимаютс€ даже дь€волы непоко€, наступает тишина, ленива€ разнеженность, никчемность, чуть ли не угасание. ј поэтому дл€ насто€щего человека спасение только в напр€жении, в вечном неудовлетворении достигнутым и сделанным.

ѕ€тнадцать лет отдала своим дет€м, а чего достигла, чего добилась дл€ них? —трах и неопределенность сопровождали рождение каждого из них, страх и неопределенность и далее нависали над ними. ѕока над сыновь€ми –оксоланы возвышалс€ их старший брат от черкешенки ћустафа, у –оксоланы не могло быть поко€. «¬ степу брестиму, €к голубка густиму».

—ултан не выражал своей воли. ƒержал всех сыновей в столице, не посылал никого в провинции на самосто€тельное управление, не называл своего наследника, хот€ от него ждали этого решени€ каждый день и каждый час. ∆дала валиде, ждал великий муфтий, ждали €нычары, ждали визири, ждала вс€ импери€, и прежде всего ждали две жены: бывша€ любимица ћахидевран, отброшенна€ в неизвестность и унижение, и нынешн€€ властительница ’асеки, котора€ завладела сердцем —улеймана, но отчетливо видела свое полнейшее бессилие перед жестокой судьбой. „то принесет судьба ее дет€м?

ѕеред смертью валиде вырвала у —улеймана обещание послать своего старшего сына в ћанису, в ту самую провинцию —арухан, куда когда-то его самого посылал его отец, султан —елим, который был хот€ и жестоким, но, как известно, справедливым, ибо оставил дл€ своего сына трон. ћаниса с тех пор стала первой ступенькой к трону дл€ будущего падишаха. ѕровинци€ —арухан не подчин€лась анатолийскому беглербегу, она считалась как бы частицей султанского двора до тех пор, пока не с€дет в ней будущий преемник высочайшей власти.

—улейман пообещал матери послать ћустафу в ћанису, но не успел выполнить свое обещание, валиде умерла, ћустафа сидел в —тамбуле, а –оксолана молила всех богов, чтобы султан изменил свое решение, но вмешалс€ великий муфтий  емаль-паша-заде, уже на смертном одре добилс€ того, чтобы султан покл€лс€ на  оране выполнить свой обет перед покойной матерью. » наконец свершилось: ћустафа со своими €нычарами, с небольшим гаремом, с матерью, котора€ уже, наверное, предвкушала, как она станет когда-нибудь всемогущей валиде, торжественно выехал из —тамбула, чтобы сесть в ћанисе, откуда его отец когда-то отправл€лс€ к «олотому султанскому трону, таков обычай: откуда ќсманы пришли, туда и посылают своих наследников, чтобы они снова приходили только оттуда. —орок тыс€ч дукатов годового дохода, самосто€тельность и надежда получить престол вот что вывозил из —тамбула ћустафа, роскошный и чванливый, как его мать, длинношеий и солидный, как его великий отец. ≈сли бы это произошло еще при жизни валиде, неизвестно, что было бы с –оксоланой, как перенесла бы это она и пережила, несмотр€ на всю ее твердость. Ќо теперь над —улейманом не т€готела непостижима€ власть султанской матери, он был свободен в поступках, мог позволить себе все, что может позволить правитель, вот и повел он свою ’уррем ’асеки к стамбульскому кадию в јй€-—офию и торжественно провозгласил ее своей законной женой. —таршего сына –оксоланы ћехмеда почти одновременно с ћустафой послали наместником султана в Ёдирне, что не могло, разумеетс€, равн€тьс€ с самосто€тельным правлением в ћанисе, но в то же врем€ не лишало ћехмеда больших надежд, в особенности если учесть, что султан так до сих пор еще и не назвал своего преемника. ¬ыжидал ли, который из сыновей окажетс€ более ловким и смелым? ¬едь только такие пробиваютс€ к власти. Ќо как бы там ни было, –оксолана лишь теперь пон€ла, что самые большие ее страхи и терзани€ только начинаютс€. —могла бы успокоитьс€ лишь только тогда, когда бы ее первенец, ее любимец, ее ћемиш, принесший когда-то ей освобождение из рабства, спокойно сел в ћанисе вместо ћустафы, пусть и не названный преемником трона, пусть и не возвеличенный перед всей империей, но все равно в надежде на возвеличение, ибо только из того далекого и загадочного города, в котором никогда не была, почему-то ждала счасть€ дл€ себ€ и дл€ своего сына. Ќо в ћанисе в то врем€ сидел ћустафа, а чтобы сместить его, нужна цела€ вечность, потому что в этом огромном государстве все делалось вопреки здравому смыслу: то, что нужно сделать немедленно, раст€гивалось на неопределенное врем€, а то, что могло быть даже преступным, исполн€лось немедленно.

ѕ€терых детей родила она —улейману. ѕ€терица. Ѕудто п€ть внешних чувств человеческих: зрение, слух, обон€ние, вкус, ос€зание; будто п€ть чувств душевных: радость, гнев, желание, страх, горе; будто п€ть предназначений государства: законодательство, исполнение, суд, воспитание, проверка.

ј будет ли счастье у ее детей? » была бы она счастливее, если бы родила султану дес€ть или даже п€тнадцать детей — по ребенку каждый год? “ак, рассказывают, в јдильджеваге одна курд€нка родила одновременно сорок детей — двадцать мальчиков и двадцать девочек, султан даже велел внести это выдуманное событие в летопись своего царства. Ќо если бы даже такое могло быть правдой, то разве счастье зависит от количества?

—нова и снова возникал перед глазами –оксоланы пик той вершины в –одопах, на который они взбирались с султаном и на котором не оказалось места дл€ двоих.

Ћишь теперь изведала –оксолана, что такое насто€щее отча€ние. ≈й не с кем было посоветоватьс€, не знала, у кого просить помощи. ѕока была маленькой рабыней в гареме, ей могли и сочувствовать, теперь — разве что ненавидеть. ƒостигнув наивысшей власти, увидела, что достигла лишь вершины бессили€. ѕредназначение человека на земле — дать продолжение своему роду. ¬се остальное суета и выдумки. ј она только того и достигла, что поставила своих детей под смертельную угрозу, и чем выше поднималась, тем большей была угроза дл€ ее детей, ибо на этих высотах оставалась только власть, а власть не знает жалости.

–оксолана пришла в ужас, узнав о том, что —улейман чуть было не погиб в походе. ¬ ¬алоне, на берегу мор€, куда пришел султан со своим войском (а шел туда лишь дл€ того, чтобы испытать достоинства сераскера — своего нового з€т€ Ћютфи-паши — мужа ненавистной ’атиджи), ночью в османский лагерь проник сербский гайдук ƒам€н, который хотел убить султана в его шатре. √айдука выдал треск сухой ветки, на которую он неосторожно наступил. —ерба изрубили €нычары, султан уцелел, уцелела и –оксолана со своими детьми, в противном случае ћустафа первым прискакал бы из ћанисы в —тамбул, сел бы на трон, и тогда — закон ‘атиха, и месть осатаневшей черкешенки, и ее торжество. ј кака€ женщина вынесет торжество соперницы? ”ж лучше смерть!

–оксолана поскорее написала —улейману полную отча€ни€ газель, которую хотела бы послать уже и не с гонцом, а с перелетными птицами, как ћеджнун к своей возлюбленной Ћейли:

 ак трудно верить, что ко мне вернешьс€ ты. —пасень€!

ƒождусь ли €, чтоб голос твой услышать вновь? —пасень€!

»ща теб€, ид€ к тебе, € одолеть смогла бы

» даль глухих степных дорог, и черствость душ. —пасень€!

ћиры немые страшно так в мой сон тревожный рвутс€,

», просыпа€сь, € кричу в отча€нье: «—пасень€!»

Ќикто мне в дверь не постучит, лишь ветер зорькой ранней,

» стоном горестным к тебе взываю €: «—пасень€!»

 огда ж ревнивица-война теб€ ко мне отпустит,

ѕрекрасного, как мир, как свет и тень? —пасень€!

»ль терпеливою мне стать, и твердою, как камень,

»ли корой дерев сухих, бесчувственных? —пасень€!

Ќет сил у ’асеки взывать, и призывать, и плакать,

» ждать, отча€вшись, теб€, о, мой султан, — —пасень€! [3]

—трах не за себ€, а за детей своих водил ее рукою, когда ночью слагала эту газель дл€ султана. Ћюбила или ненавидела этого человека — не знала и сама, но молила всех богов, чтобы дарили ему жизнь, чтобы он был живой, и не столько дл€ нее, сколько дл€ ее детей.

»стинно: ««найте, что ваши богатства и ваши дети — испытание…»

(продолжение следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 2: —“–ј—“№ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 -  –ќ¬№
„асть 3 - Ѕј–јЅјЌџ; ѕя“≈–»÷ј
„асть 4 - —“ќЋѕџ; –”»Ќџ
„асть 5 - „”∆≈«≈ћ÷џ
...
„асть 24 - ƒЌ≈ѕ–
„асть 25 - ¬–≈ћя;  јћ≈Ќ№; ЋјЌ№
„асть 26 - ”“≈Ў≈Ќ»≈ »—“ќ–»≈…: ј¬“ќ–— ќ≈ ѕќ—Ћ≈—Ћќ¬»≈




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку