-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2607
 омментариев: 11
Ќаписано: 2778

—¬јƒ№Ѕј („ј—“№ 2)

¬оскресенье, 27 Ќо€бр€ 2016 г. 13:27 + в цитатник

ќн все же не вытерпел и спросил у ’уррем:

– ѕочему ты считаешь, что мы могли бы выдать красавицу ’атиджу за »брагим-пашу?

– ќ мой повелитель! – воскликнула султанша. – ј за кого же вы могли бы выдать свою сестру? ¬ы считаете ее самой большой драгоценностью султанской семьи, если еще и доныне держите в недоступности гарема, значит, достойным ’атиджи может быть во всем мире только человек, занимающий второе место после ѕовелител€ ¬ека! ј кто может считатьс€ сегодн€ вторым после того, кто €вл€етс€ тенью јллаха на земле?  ороли припадают к стопам вашего величества, император напуганно выслеживает каждый шаг могучего исламского войска, шах кызылбашей дрожит за своими горами, которые когда-то считались неприступными, но после султана —елима, вашего отца, они навеки утратили эту свою грозную славу, халиф склонил голову перед вами, передав вам свое св€щенное звание, крымский хан – ваш послушный подданный.  то же еще? я не вижу в этом мире никого, кто мог бы стать подле ѕовелител€ ¬ека, кроме того, кого он сам поставит в своих безграничных милост€х. –авным султану на этом свете не может быть никто. ѕодобным? ƒа. ≈сли этого пожелает султан. ¬ы поставили р€дом с собой »брагим-пашу, разве этого не достаточно, чтобы признать этого человека вторым в мире, а коли так, достойным вашей царственной сестры, прекрасной ’атиджи?

– ћы подумаем над этим, – хрипло произнес —улейман, снова и снова раду€сь в душе щедрости судьбы, пославшей ему эту женщину, и в то же врем€ опаса€сь, как бы не потер€ть ее из-за какогонибудь нелепого случа€, ведь разве же не благодар€ случаю обрел ее, познал, постиг? ѕостиг ли до конца? ¬печатление такое, что она о тебе знает все, даже то, что остаетс€ тайной дл€ теб€ самого, ты же о ней – ничего, тебе суждено только поражатьс€ и восхищатьс€ ею вс€кий раз.

ј ’уррем даже и не стремилась поразить султана.  огда оставалась одна, плакала бесслезно и безутешно над своею судьбой, уже и став султаншей, – все равно ведь подн€лась до этого высокого звани€ не из радости, не из свадебных песен, а из рабского унижени€, чуть ли не с того света, и не переставала ощущать на своей нежной шее холодное прикосновение железа. —ултанша в железном ошейнике! ћожет, подсознательно пыталась избавитьс€ от ближайших и ожесточеннейших врагов, среди которых валиде и ’атиджа были самыми грозными, может, так же подсознательно хотела соединить ’атиджу и »брагима, не страшась даже того, что объединенные враги станут еще более сильными и страшными. ѕусть! ”же успела за короткую свою жизнь убедитьс€ в том, что самые близкие друзь€ зачастую оказываютс€ бессильными и забывают теб€, как только ты исчезнешь с глаз, зато враги помн€т о тебе всегда, отыщут даже на том свете. ѕотому не следует бо€тьс€ врагов и их объединени€. „ем враг сильнее, тем большей может быть победа над ним, и чем меньше врагов (пусть и могущественных), тем легче с ними расправл€тьс€ одним махом. ј не одолеешь их, то лучше сразу погибнуть, чем терпеть муку.

ƒеспоты напоминают детей: и те и другие больше всего люб€т торжества, празднества, забавы. ѕока вокруг теб€ весел€тс€, кажетс€ тебе, будто весь мир утопает в веселье и вс€ жизнь сплошной праздник. Ќеважно, что после нескольких часов или дней высоких торжеств настанут хмурые будни, что после кратковременного объедани€ и перепо€ придут голод и нужда, – пусть! ј ты, как сказал один поэт: «¬еселись и пей, ибо пройдет бесследно эта пора весенн€€!»  роме того, дл€ властител€ всегда проще и при€тнее ублажать в течение нескольких дней толпы столичных дармоедов, слуша€ их хвалу, нежели прокормить целый народ, который все равно никогда не ублажишь и от которого слышишь одну лишь хулу.

—улейман охотно прин€л совет матери и возлюбленной жены сыграть пышную свадьбу своей самой младшей сестры. ќн наде€лс€, что в свадебных торжествах потонут недовольство войска малой добычей и страшными потер€ми под –одосом, мрачные перешептывани€ —тамбула, разногласи€ в диване, дурные вести из восточных провинций и ≈гипта, вражда, воцаривша€с€ в гареме со времени изгнани€ ћахидевран и приближени€ к султану ’уррем. 1523 год был т€желым повсюду. ¬ ≈вропе ждали нового потопа, люди бежали в горы, запасались харчами, кто побогаче, строили ковчеги, наде€сь переждать в них стихию, и хот€ астролог ѕаоло де Ѕурго убеждал папу  лимента, что небесные констелл€ции не указывают на конец света, землю и дальше раздирали войны, а на небесах лютовали стихии. 17 €нвар€ 1524 года в соборе св€того ѕетра во врем€ службы, которую правил сам папа, отвалилс€ от колонны большой камень и упал к ногам римского первосв€щенника; по всей ≈вропе начались ужасающие ливни.

ј над —тамбулом си€ло солнце, чума отступила, и черных табутов не было больше на заваленных мусором улицах столицы. Ћуиджи √рити предложил султану пополнить государственную казну из собственных средств, не требу€ никакого возмещени€, что расценено было не только как почтительность сына венецианского дожа, но и как про€вление великой веры в блест€щее гр€дущее ¬ысокой ѕорты, ибо доверие купца, который вкладывает деньги, всегда дороже всего. —улейман повелел  оджи —инану возвести р€дом с домом »брагима на »пподроме роскошный дворец, достойный великого визир€ и султанской сестры.

ƒвадцать четвертого €нвар€ султан торжественно открыл празднование байрама. ѕосле молитвы в јй€-—офии —улейман проезжал в золотой карете, запр€женной белыми лошадьми, по площади, направл€€сь ко дворцу. ¬о главе кортежа гарцевали на кон€х визири, шли €нычарские аги, за ними следовала парами султанска€ свита в огромных тюрбанах и ослепительно-белых кафтанах. “олпа восторженно кричала:

– ѕадишах хим чок €ша! (ƒа здравствует султан!)

“ри дн€ —тамбул утопал в тыс€чеголосом гаме, в реве, вое, криках. Ѕили барабаны, звенели сазы, бле€ли зурны, ужасали землю и море залпы пушек. «еленоватый Ѕосфор переливалс€ черными, розовыми, коричневыми красками от огней на холмах —тамбула, мен€л цвета, как хамелеон. Ќа площад€х и широких улицах поставлены были высоченные, увитые ветками лавров, олив и апельсинов столбы дл€ качелей, накрытые сверху €ркими полотнищами, из-под которых свисали бастурма в перце, бараньи колбаски, плоды граната, рум€ные калачи. —амые отважные из гул€к, раскачива€сь, взлетали до самого верха и, выгиба€сь, пытались без помощи рук откусить от граната, калача или колбаски.

ƒругие вертелись на огромных колесах, то поднима€сь вверх, то опуска€сь вниз, восторженно взвизгива€, горлан€, как €нычары, взобравшиес€ на вражеские каменные стены. ”лицы были полны бездельников, слон€ющихс€ взад и вперед, одни в поисках развлечений, другие пили и жрали, третьи носили флаконы с ароматной водой, которой опрыскивали прохожих, требу€ за это по аспре. ћир – это курдюк дл€ того, кто схватит, и не только схватит, но и проглотит!

ј потом в течение сорока дней, согласно обету, совершали утренние молитвы в јй€-—офии и в мечети ‘атиха, чтобы исполнились все желани€.  огда начались апрельские дожди, воду от третьего дожд€ сливали в котел нисан таси, ибо этот дождь обладал целительной силой. ¬от так и жил правоверный между праздниками, молитвами и суевери€ми, пока не обрушивалась на него война, или мор, или естественна€ немощь, от которой не мог спасти ни султан, ни сам јллах.

ƒл€ ’уррем эти несколько мес€цев были, пожалуй, самыми спокойными за все ее пребывание в Ѕаб-ус-сааде. ¬алиде с ’атиджой готовились к свадьбе, кизл€р-ага был возле них с утра до вечера. ќдалиски скучали в садах гарема, удивл€€сь, что султан напрочь забыл о их пении и танцах и уже не тешит свои утомленные государственными делами глаза их молодыми роскошными телами. ’уррем ухаживала за своими детьми, прислушивалась, как растет в ней и бьетс€ третий ребенок (может, сын, может!), звала к себе мудрецов, дн€ми просиживала в тиши султанских библиотек…

¬ мае 1524 года —улейман объ€вил, что он выдает сестру свою ’атиджу, слав€щуюс€ во всех земл€х красотой, умом и благородством, за великого визир€ »брагим-пашу.

Ќа »пподроме раскинуты шелковые просторные шатры, воздвигнут престол дл€ султана. —емь дней шли туда султанские гости. ƒев€ть тыс€ч €нычар, спахии, султанска€ чел€дь, столичные дармоеды пили, ели, веселились, славили султана и его род, желали счасть€ молодым, стрел€ли из мушкетов, били в барабаны. Ќа восьмой день в сопровождении €нычар золотого обруча в шатры, где были навалены горы €ств, пришли визири, паши, беги. ѕоверенные молодого второй визирь ј€с-паша и старший €нычарский ага посетили султана и рассказали ему, как проход€т свадебные торжества. —ултан щедро одарил всех и по обычаю похвалил будущего з€т€.

Ќа дев€тый день молодую должны были вывезти из Ѕаб-ус-сааде и передать в дом молодого. ѕеред этим в царском хамаме состо€лс€ торжественный ритуал хны, на котором присутствовали все красавицы гарема во главе с валиде, только ’уррем не могла созерцать, как крас€т хной волосы ’атиджи, как натирают маз€ми ее тело, потому что уже с самого начала свадебных празднеств султанша почувствовала себ€ нездоровой. —вадьба вышла и не ее, и не дл€ нее, словно кака€-то невидима€ сила поглумилась над ’уррем и отн€ла у нее даже возможность полюбоватьс€ уж если не своим, то хот€ бы чужим счастьем. ћеталась теперь в своем покое, дика€ боль терзала ее маленькое тело, никто не мог прийти к ней на помощь, не помогали никакие молитвы, султан слал приветы, но сам не приходил, ибо свадьба требовала его присутстви€, кроме того, он не привык видеть свою ’уррем нездоровой и как-то не мог представить себ€ возле нее, когда она в таком состо€нии.

ј сейчас он возглавл€л пышную процессию перевезени€ ’атиджи из сера€ в »брагимов дворец. ≈хал в золотой карете по улицам города, будто между двух стен из золота и шелка. «а ним шли €нычары золотого обруча – старые, заслуженные воины, длинноусые, с дорогим оружием, с огромными снопами пышных перьев на высоких шапках, затем шли живописно разодетые придворные, которые несли большие чаши с шербетом, отлитые из сахара в золотых украшени€х замки, деревь€, сказочных животных, цветы – символ плодовитости, маленькие кипарисы. «вучали стихи —аади: «Ѕудь плодовит, как пальма, или же по крайней мере свободен и высок, как кипарис».

Ќевеста-кинали – в парчовой хирке, поверх которой была наброшена самур кюркю – соболина€ шуба, в желтых сапожках – сар чезме, в низенькой шапочке, закрыта€ вуалью-гюнлюк, ехала вместе с султаном. ѕодарки падишаха украшали ее лоб, уши, шею, руки и ноги. —емь драгоценных подарков должны были символизировать семь сфер жизни, в которых будет пребывать кинали.

ƒрузь€ жениха и родственники становились на охрану брачной комнаты-гардек – от злых духов и чародеев, дл€ молодых в опочивальне была приготовлена трапеза: жарена€ курица, тонкие блины с травами, финик в пленке – его полагалось съесть пополам, что должно было означать единство.

¬ »брагимовом дворце султана ждали первые вельможи государства, великий муфтий, ученые улемы. —улейман сел в зале между великим муфтием и Ўемси-эфенди, воспитателем своего сына ћехмеда, и высказал желание провести ученый спор.

– ќ учитель, – обратилс€ он к «ембилли, – как ты скажешь, есть ли кака€-нибудь матери€ за пределами небосвода и звезд?

– ћатерией, – степенно ответил муфтий, – условились называть лишь то, что пребывает под этим небесным сводом. ¬се иное – нет.

– ј как ты скажешь, о учитель, – спросил еще султан, – есть ли за пределами этого свода что-нибудь нематериальное?

– Ќеизбежно, – ответил «ембилли. – »бо поскольку видимый мир ограничен, его пределами условились считать свод сводов. ѕределом же называют то, что отдел€ет одно от другого. —ледовательно, надо сделать вывод, что нечто пребывающее за пределами небесного свода должно отличатьс€ от того, что пребывает в его пределах.

– Ќо если разум вынуждает признать, что существует нечто материальное, – спросил султан, – то есть ли у него, в свою очередь, предел? » если есть, то до каких пределов оно простираетс€? ≈сли же нет, то каким образом беспредельное может быть преход€щим?

– ¬се это чрезвычайно смущает мен€, – вынужден был признать великий муфтий.

– ј кого это не смущает? – заметил —улейман. – ћожет, нам на помощь придет почтенный Ўемси-эфенди?

¬ознесенный, отстраненный и вновь вознесенный до высот воспитател€ султанского сына, Ўемси-эфенди стремилс€ про€вить перед падишахом всю глубину своих знаний. » хоть не полагалось брать слово после того, как сам великий муфтий отступил перед глубочайшей мудростью ѕовелител€ ¬ека, он откашл€лс€, прочистил нос и, нат€гива€ мосластыми колен€ми полы праздничного халата, изрек:

– ¬севышний Ѕог своею волей может все твари, составл€ющие и этот видимый, и тот небесный свет, совокупить воедино и поместить их в уголке ореховой скорлупы, не уменьша€ величины миров и не увеличива€ объема ореха. ≈сли мы хотим постичь всю безмерность вселенной, следует вспомнить хадис пророка, который приводит »бн аль-‘аких [72] : ««емл€ держитс€ на роге быка, бык на рыбе, рыба на воде, вода на воздухе, воздух на влаге, на влаге же прерываетс€ знание знающих».

ƒальше Ўемси-эфенди привел в свое оправдание цитаты из  орана о человеческом несовершенстве. »з суры четвертой: «…¬едь создан человек слабым». »з суры семидес€той: «¬едь человек создан колеблющимс€…» »з суры семнадцатой: «…ведь человек тороплив». »з суры двадцать первой: «—оздан человек из поспешности». ћуфтий, улемы, все присутствующие немедленно высказались о цитатах: «“очны, правильны, совершенны». —ултан милостиво высказал согласие с единодушным мнением ученых, и опасение исчезло из сердец. Ўемси-эфенди расцветал, а —улейман думал о том, какой мудрой оказалась султанша ’асеки, добива€сь устранени€ этого ученого глупца, напоминавшего легендарную ћанусу из “арса.  огда джинны спросили ее: «√де јллах был до того, как он сотворил небо?», ћануса, не растер€вшись, ответила: «Ќа светозарной рыбе, котора€ плавала в свете». Ўемси-эфенди не тер€етс€, как и ћануса, но может ли такой человек учить будущего ѕовелител€ ¬ека и чему он может научить?

Ќа смену ученым пришли поэты. ”ченые обладают знани€ми, поэтому они часто могут про€вл€ть независимость, а поэты обладают лишь словами, потому им необходимо покровительство. ј за покровительство приходитс€ боротьс€. ѕризвание ученых – оберегать знани€, поэты же нередко напоминают петухов, которые кукарекают даже тогда, когда еще не рассвело. »м не терпитс€ незамедлительно познакомить мир с первым пришедшим на €зык словом. «аискива€ перед султанами, они пытались превзойти друг друга если не мастерством, то запутанностью, непон€тностью дл€ простых смертных или же размером своих творений. ќдин из таких поэтов при султане Ѕа€зиде, решив превзойти «Ўахнаме» ‘ирдоуси, написал «—улейман-наме» – огромную поэму, в которой собрал все легенды и сказани€ о царе —оломоне, изложил все известные тогда сведени€ о мировой истории, алгебре, геометрии, астрономии. ¬ышло триста шестьдес€т томов. —ултан пробежал дев€носто томов, остальные велел сжечь. ѕоэта прозвали ”зун ‘ирдоуси – ƒлинный ‘ирдоуси.

—лучилось так, что все великие поэты умерли при Ѕа€зиде и —елиме. Ќе было уже Ќеджати, јхмеда ѕаши, ћесихи, ћихри-’атун. Ћишь мес€ца не дожил до свадьбы ’атиджи знаменитый певец вина »ль€с –евани. Ёто был едва ли не единственный поэт, у которого слово не расходилось с делом, так что к нему никак не относились слова  орана о том, что поэты никогда сами не делают того, о чем говор€т в своих стихах. –евани писал стихи про вино и радость, их распевал весь —тамбул, а сам поэт тоже все свои дни проводил в бесконечных попойках с друзь€ми, не стыд€сь, запускал дл€ этого руку в султанскую казну. ≈ще при дворе султана Ѕа€зида, где он понравилс€ несколькими своими стихами, –евани получил довольно почетную должность: был назначен начальником каравана, ежегодно возившего в ћекку и ћедину деньги и подарки дл€ паломников. ѕоэт растратил по дороге все деньги, распродал подарки и, опаса€сь Ѕа€зидова гнева, бежал в “рабзон, ко двору шах-заде —елима, который тогда враждовал с отцом. Ќад –евани сме€лись. ¬ оправдание он сочинил стихотворение, в котором пыталс€ истолковать свой поступок причинами мистического характера. ¬ том стихотворении был бейт:

»з-за губ твоих мне что говор€т?

“от, что держит мед, облизывает пальцы, говор€т.

—елим, тоже забавл€вшийс€ стихотворством, жела€ пошутить над поэтом, переделал бейт:

Ёй, –евани, погл€ди, что сказали:

“от, что держит мед, облизывает пальцы, сказали!

 огда —елим стал султаном, он сделал поэта матбах-эмини – начальником султанской кухни. Ќо –евани вскоре проворовалс€ и там. ѕереведенный заведовать вакуфом [73] јй€-—офии, проворовалс€ вновь. “огда его отправили в почетную ссылку: присматривать за  аплиджа – гор€чими бан€ми в Ѕрусе. –евани жил там в свое удовольствие. Ќа казенные деньги построил в —тамбуле, возле  ирк „ешме, мечеть, которую по обычаю назвали именем того, кто давал средства на строительство, во дворе мечети великий поэт был похоронен, так и не успев погул€ть на пышной свадьбе, устроенной —улейманом дл€ своей сестры. “олько стихи –евани из его поэмы «»шрет-наме» звучали в эти дни повсюду, вызыва€ зависть у —улеймановых придворных поэтов:

 огда в одно место на пир соберутс€ сахибы,

“о пусть на учтивость вниманье свое обрат€т.

ѕускай про€вл€ют друг к другу они уваженье

» вина стараютс€ в меру возможностей пить.

ѕодн€в же бокал, пусть воздержатс€ от длинной речи,

Ќе держат пускай пред собой долго чашу с вином,

» только осадок ко дну прикоснетс€, пусть выпьют,

Ѕокал сразу опустоша€ глубоким глотком.

 то же боитс€ чашу наполнить до краев,

—хож с тем, кто боитс€ сорвать поцелуй у красавицы.

—улейман, который уже с первых шагов своего владычества обещал стать султаном великим и прославленным, как бы убивал своим си€нием все вокруг, и хот€ при дворе у него толпилась тьматьмуща€ ученых, музыкантов, поэтов, ни один из них не способен был выйти за пределы посредственности, хот€ самые известные из них и брали себе роскошные тахаллусы: √азали – ѕишущий газели, Ћ€мии – —и€ющий, ’а€ли – ћечтатель, ‘езли – —овершенный, «ати – Ќеповторимый. Ќа самом же деле выходило так, что —и€ющий си€л лишь дл€ себ€ самого. —овершенный про€вл€л лишь совершенную бездарность, ћечтатель вс€чески хитрил, чтобы опередить своих товарищей перед султаном. Ќеповторимый прославилс€ тем, что бессовестно обкрадывал молодых неизвестных поэтов, включа€ их стихи в свой диван, еще и возмущалс€, когда они пробовали жаловатьс€: «¬ы должны гордитьс€ такой честью – попасть в диван самого «ати!  то бы вас знал, если бы не €!»

Ќикто не писал самосто€тельных стихов, процветало подражательство назире. ѕереписывали великого Ќизами, перепевали неповторимого Ќавои, увечили блистательного ’афиза и изысканного ‘изули. —пособствовал этому сам султан, заказыва€ поэтам назире тех или иных прославленных певцов. —улейман пожелал получить от поэтов назире на поэму ’амди „елеби «ƒар влюбленных», которую тот написал в честь вз€ти€ фатихом  онстантинопол€.

ѕоэты прибыли на свадьбу в белых широких оде€ни€х, на по€се у каждого была кожана€ сумка с его книгами, с чистой бумагой и чернильницей, чтобы каждому желающему незамедлительно написать свои стихи. „итали перед султаном, начина€ со старейшего «ати. —ост€зание было ожесточенным, длилось долго, гост€ми за это врем€ было выпито много шербета и съедены целые кучи лакомств, ибо если не может тешитьс€ ухо, то пусть хоть лакомитс€ €зык. ѕобедил хитренький приземистый ’а€ли-ћечтатель, который, собственно, переписал поэму ’амди, заменив в ней лишь имена героев.

ѕро ’атиджу там были такие строки:

Ўербет ее уст целителен дл€ душ,

ј кудри любого сведут с ума.

ѕро »брагима в поэме была газель:

ќгнем любви загорелась сердца свеча.

ƒуша и печенка вспыхнули в огне, как мотыльки.

ѕодобно розе, улыбнулс€ мир, дождавшись весеннего дн€,

—ердце же мое, точно лал, окрасилось кровью.

» дальше все как у ’амди, на что присутствующие поэты с возмущением хотели указать хитрецу ’а€ли, но —улейман уже подн€л руку, провозглаша€ его победителем и определ€€ ему награду – роскошный халат и чернильницу из бирюзы. ќстальным поэтам, как и всем гост€м, были подарены корзинки редкостных плодов в сахаре, которые они могли вз€ть домой.

¬ это врем€ из султанского сера€ прибыл гонец с радостной вестью: султанша ’асеки родила повелителю мира, преславному султану —улейману еще одного сына! Ѕыло двадцать дев€тое ма€ – день вз€ти€ ‘атихом  онстантинопол€. Ќо именем ‘атиха султан уже назвал первого сына ’уррем, поэтому он торжественно провозгласил перед гост€ми, что второго сына ’асеки он нарекает —елимом, в честь своего славного отца, тут же велел послать султанше в дар крупный рубин, свой любимый камень, и золотую лестничку, чтобы садитьс€ на кон€ или верблюда, а кое-кто из присутствующих подумал: чтобы удобнее было взбиратьс€ на вершины власти.

ј ’уррем не думала ни о власти, ни о султане, ни о себе самой. Ћежала измученна€, обескровленна€, все еще не верила, что родила – так неожиданно! – третье свое дит€, поскольку родилось оно, как и ћихримах, преждевременно, словно рвалось к жизни, торопилось €витьс€ на этот свет, хот€ даже мать его не могла знать, что этот свет готовит ему, как и чем встретит, как приветит. ћальчик, хоть и недоношенный, был живой, крикливый, с красноватыми, как у матери, волосами, повитухи бормотали, что он вылита€ мать, а коли так, будет счастливый в жизни и непременно станет султаном – ибо какое же счастье может быть выше.

’уррем улыбалась сквозь слезы, лежала молча, а когда принесли сына к груди, не хотела на него и смотреть, чем-то досадил он ей уже одним своим рождением. „то за дит€? ѕод какою звездой оно

зачато, зло или добро пришло с ним в мир? –адость или горе принесет оно своей матери?

ј пока принесло огорчение. ѕотому что та вымечтанна€ –оксоланой свадьба вышла и не дл€ нее и не ради нее. √де-то она еще гудела и звенела на весь —тамбул, уже и кончалась, а ’уррем не могла взгл€нуть на нее хот€ бы краешком глаза.

—ултан был милостив к своей ’уррем. —нова не стал ждать сорока дней очищени€ роженицы, не дождалс€ даже четырех, уже на третий день навестил султаншу, показали ему сына —елима, щедро одарил он и мать, и дит€, потом спросил у ’уррем, какое у нее сейчас самое заветное желание.

– ”видеть свадьбу вашей сестры, – слабо улыбнулась ’уррем. – Ќо ведь она кончилась! – удивилс€ —улейман.

– –азве может что-либо кончатьс€ без вашего повелени€, мой господин? ¬ы не можете разве что воскрешать умерших, ибо на то вол€ јллаха, все остальное на этой земле в вашей воле, и по вашему высокому повелению всегда может начатьс€ даже то, что давно считалось законченным.

– ј вы, мо€ султанша, разве найдете в себе силы, чтобы подн€тьс€ так скоро после ваших св€щенных усилий? – спросил заботливо —улейман.

– —читайте, что € уже подн€лась и снова стала вашей наивернейшей служанкой, о мой великодушный повелитель!

Ёто было чудо. –одила дит€ чуть ли не семимес€чное, а оно было резвее ћехмеда. ¬ымученна€ преждевременными родами, почти умирающа€, готова была подн€тьс€ с постели через три-четыре дн€, только бы удовлетворить свое любопытство, созерца€ чужое счастье.

—ултан велел возобновить торжества на »пподроме через шесть дней. ƒл€ этого спешно был сооружен крытый кьЄшк, защищенный дерев€нными кафесами, устланный внутри коврами. —улейман повез туда свою султаншу, вместе с нею засел на целый день, наблюда€ сост€зани€ пехлеванов, стрелков, жонглеров и акробатов, любу€сь тем, как новые и новые толпы вливались на »пподром, пили и ели, прославл€ли своего повелител€, получали подарки и снова прославл€ли щедрость султана.

«атем в сопровождении вельмож, наруша€ вековечные обычаи, вз€л с собой султаншу и навестил з€т€ и сестру в их дворце, чтобы узнать, счастливо ли они живут, и вручить им новые щедрые дары.

—нова вернулс€ в кьЄшк на »пподром, смотрел теперь, как угощают верных его €нычар и раздают им деньги, радовалс€, что отныне в столице, а следовательно и во всей державе, воцар€ютс€ сила и закон и что его народ с таким весельем встречает султана с султаншей.

ј ’уррем сидела р€дом с султаном, долгие часы смотрела на неудержимое веселье стамбульских дармоедов, думала о чужом счастье, горько было у нее на сердце, но не выказывала этого перед султаном, улыбалась ему хоть еще и слабо, но бодро, а в душе всхлипывало что-то темное и мучительное: «—тороною дождик идет, ой, стороною да не на мою розочку алую».

—ултану даже в голову не приходило, что этой пышной свадьбой, еще не виданной в —тамбуле, он порождает и укрепл€ет две наиболее враждебные силы в своем государстве, которые рано или поздно должны будут столкнутьс€ и одна из них неизбежно погибнет. ќдну из этих сил он неосторожно показал народу и тем ослабил ее стократно, ибо, как высоко вознесенную, народ сразу же ее возненавидел, а друга€ сила пока оставалась скрытой и от этого была намного сильнее.

—илой €вной был »брагим, отныне не только великий визирь, но и царский з€ть. —илой скрытой – –оксолана, врем€ которой еще не настало, но когда-то могло и должно было настать.

(продолжение следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 1: ¬ √ј–≈ћ≈ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 - ћќ–≈
...
„асть 17 - ¬Ћј—“№; ¬»«»–№
„асть 18 - —¬јƒ№Ѕј („ј—“№ 1)
„асть 19 - —¬јƒ№Ѕј („ј—“№ 2)
„асть 20 - ѕќ’ћ≈Ћ№≈ („ј—“№ 1)
„асть 21 - ѕќ’ћ≈Ћ№≈ („ј—“№ 2)
...
„асть 29 - „ј–џ („ј—“№ 2)
„асть 30 - «ќ¬ („ј—“№ 1)
„асть 31 - «ќ¬ („ј—“№ 2)




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку