-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2606
 омментариев: 11
Ќаписано: 2777

»Ѕ–ј√»ћ

¬оскресенье, 27 Ќо€бр€ 2016 г. 10:25 + в цитатник

«еркала были как вода. — блеском глубинным и загадочным. »брагим любил зеркала и свое отражение в них.  ак в детстве. “огда он смотрелс€ в воду. ¬ода окружала остров ѕаргу. ћаленький √еоргис каждый день бегал на берег – встречал отца-рыбака с мор€. √л€дел на воду, видел свое отражение. Ќебольшого роста, ладный, востроглазый. —лишком бледнолицый дл€ искони смуглых островит€н. ѕерен€л от них бойкость и подвижность.

ј бледность, возможно, зародилась как раз оттого, что он пристально всматривалс€ в воду. Ќо это его не очень занимало. ѕосвистывал себе и напевал, прыга€ то на одной, то на другой ноге. ќхотно свистел на свистульках, играл на самодельных дудочках. ” соседских дочек была старенька€ цитра – вскоре √еоргис бренчал и на цитре. ќтец пропадал в море или заливалс€ вином по самые глаза. —ын?  роме старшего растут еще два. ¬ырастут помощники. —пособности? Ёто слово было ему неведомо. ћать приобрела у торговца, скупавшего губки по всему побережью, небольшую виолу. ѕриплыва€ на ѕаргу, торговец показывал маленькому √еоргису, как играть ту или иную мелодию. Ќе дл€ усвоени€, а чтобы посме€тьс€ над рыбацким сыном.  огда же он приплывал через мес€ц, мальчик уже играл услышанное лишь однажды.  ак будто на острове у него был учитель. »брагим ходил на берег, дожидалс€ отца, играл и играл. ƒл€ морских волн, дл€ безмолвных камней, дл€ высокого неба. „асто засыпал с виолой в руках, спал под пал€щим солнцем, на гор€чих камн€х, но лицо его оставалось белым. ∆изнь легка и заманчива! ƒаже когда приходилось помогать отцу, думал так же, поскольку помогал лишь относить губки тому странствующему торговцу. Ќе было тогда видно ни отца, ни сына. ƒвижутс€ две округлые кучи губок, а под ними мелькают две пары ног.  оричневые, жилистые, потрескавшиес€, все в ссадинах и шрамах – отца. » стройные, тонкие, как у козлика, – сына. √рек большой и грек маленький. Ѕольшой так и осталс€ греком. √де-то ловит рыбу, достает губки с морского дна, высушивает, продает заезжим торговцам и пропивает все заработанное. ѕьет неразбавленное кислое вино, как дикий фракиец. ј маленький вырос и уже давно не грек, а »брагим-эфенди. ќн красив, умен, богат и почти так же всемогущ, как и султан —улейман. √оворить об этом излишне. ¬ —тамбуле болтают лишь глупцы. Ќасто€щие люди умеют молчать. ƒелают свое без шума. „еловека вообще не слышат и не знают. ќсобенно же в таком городе, где говорит только истори€. ≈динственный способ, чтобы теб€ заметили, – бить в глаза: уметь жить, нар€жатьс€, показывать, кто ты есть. »брагим не был ни пашой, ни санджакбегом, ни бейлербегом [4] , ни визирем, но могущество его не имело границ. «ƒуша султана, его сердце и дух» – так прозвали »брагима. — —улейманом прожил дес€ть лет в ћанисе, где султан —елим держал своего единственного сына, наследника трона, лишь изредка позвол€€ ему побыть своим наместником в —тамбуле, когда сам отправл€лс€ в далекие и трудные походы, как это было шесть лет назад, во врем€ покорени€ ≈гипта. —ултан —елим не любил сына, не любил он и свою жену ’афсу, дочь крымского хана, держал обоих в отдалении, равнодушен был к обычным утехам, в гарем загл€дывал изредка, да и то лишь затем, чтобы войско не сомневалось в его мужских достоинствах, любил только войну, охоту, верных своих €нычар. ѕро »брагима —елим знал, как знал обо всем в своей беспредельной империи. ¬озненавидел вертл€вого грека. ¬озненавидел и сына за то, что тот сделал своим любимцем не воина, а какого-то вертопраха. ќсобенно не любил пышность в одежде, к которой »брагим приохотил шах-заде —улеймана. » поэтому показалось странным, когда султан прислал —улейману из Ёдирне, куда отправилс€ на большую охоту в начале рамадана [5] , дорогую сорочку из тонкого шелка. ¬алиде ’афса не дала сыну надеть ее. ѕозвала одного из балтаджиев, который когда-то повел себ€ с нею неучтиво, сказала, что прощает его и в знак прощени€ дарит ему дорогую сорочку. “ака€ сорочка приличествовала бы и самому султану. Ѕалтаджи надел ее и в тот же день скончалс€ в страшных мучени€х. —елим прислал своему сыну отравленную сорочку! «ачем? ƒумал жить вечно, устран€€ единственного наследника? »ли не заботилс€ о достойном продолжении рода ќсманов, могучей лозы ќсманова древа? Ўах-заде не спал тогда всю ночь, все допытывалс€ у »брагима. »брагим перебирал случаи из истории. “ам можно было найти еще и не такое. Ќо кто же может успокоить себ€ прошлым?

¬ конце рамадана умер султан —елим. ”мер от болезни почек на пути из —тамбула в Ёдирне, в тех самых местах, откуда восемь лет назад выступил против родного отца, султана Ѕа€зида —праведливого. ћожет, носил эту неизлечимую болезнь в себе уже давно и, не име€ ни времени, ни надежд на получение престола, расчистил себе путь к власти убийствами своих братьев, их детей, укорочением века самому султану Ѕа€зиду. Ќосил в себе дикую боль, тщетно пыталс€ ун€ть ее опиумом, может, собственной болью мог бы оправдать и свою нечеловеческую жестокость? ∆естокость к врагам уже не удивл€ла никого – все ќсманы были жестоки. Ќо к родному и единственному сыну?

»звестие о смерти принес в ћанису ‘ерхад-паша, бывший раб родом из Ўибеника, грабитель и убийца, любимец —елима и… —улеймана. ќдного очаровал своей зверолютостью, другого быстрым умом, песн€ми, беседами. «а него выдали —улейманову сестру —ельджук-султанию, принцессу, гордую своей красотой, но и она, так же, как и валиде, была в восхищении от бывшего раба.

ƒл€ ќсманов происхождение никогда много не значило. “олько заслуги, верность, преданность и личные достоинства.  то умел крикнуть громче всех во врем€ штурма вражеской крепости, ударить сильнее всех саблей, растоптать наибольшее количество врагов, растолкать локт€ми всех вокруг, лезть напролом без стыда и совести, лишь бы только во славу јллаха и на пользу и услужение султану.  аждый нищий мог стать великим визирем, вчерашний раб – царским з€тем. ¬едь сказано: «–азве же у них лестница до неба?»

ѕаша, загон€€ коней до смерти, мчал из Ёдирне, чтобы принести в ћанису весть о смерти султана, прежде чем об этом узнают в —тамбуле. ќн торопил —улеймана: «Ѕыстрее, быстрее!» ¬ столицу, в султанский дворец, пока не проведали €нычары, пока стамбульска€ чернь не выплеснулась на улицы… —улейман не верил. —ултан мог подговорить ‘ерхад-пашу. «аманить —улеймана в западню и расправитьс€.

‘ерхад-паша падал на колени, целовал —улеймановы следы. «—и€ние очей моих! –азве бы осмелилс€ раб твой…» —улейман кривил тонкие губы в усмешке. —лишком много черных теней затемн€ло си€ние самого ‘ерхад-паши. ¬ царской семье хотел властвовать безраздельно, соперников не терпел. ≈сли перед шах-заде заискивал, то »брагима ненавидел открыто. Ќазывал его ржавчиной на сверкающем мече ќсманов.

“огда прибыл новый гонец. “еперь уже от великого визир€ ѕири ћехмед-паши из —тамбула. ћудрый ѕири ћехмед прислал —улейману шелковый свиток: «ћоему достославному повелителю. ƒн€ двадцать седьмого рамадана почил в јллахе всесветлый султан —елим. —мерть его скрыта от войска. ќстаюсь дл€ повелений моего достославного властител€».

—улейман поцеловал свиток. ¬з€л с собой »брагима и ‘ерхад-пашу. »брагима дл€ себ€, пашу дл€ €нычар.  оней мен€ли через каждые три часа. ‘ерхад-паша издевалс€ над »брагимом: «–ассыплешьс€!» – «ƒо твоих похорон доживу!» – «ѕодумай, кому это говоришь?» – «я уже подумал». —улейман не разнимал двух фаворитов. ќдин – его собственный, другой – всей султанской семьи. ћожет, ждал, кто кого? Ќо »брагим ждать не мог.

Ќа вершине п€того из семи стамбульских холмов —улейман поклонилс€ покойному султану, и первым, что он повелел, было: воздвигнуть на том месте джамию [6] , тюрбе [7] и медресе в пам€ть великого покойника. “олько после этого вступил во дворец “опкапы.

янычары взвыли, услышав о смерти —елима. —ултана звали явуз √розный, с ним и они были грозны как никогда прежде. ¬ знак скорби посрывали с голов свои островерхие шапки, свернули походные шатры, бросили их на землю, отказались служить новому султану. »бо тот признавал только свои книги, выискива€ в них мудрость. ј мудрость – на конце €тагана. ѕусть себе утешаетс€ книгами!

—улейман терпеливо пережидал смуту в придворном войске. Ќаде€лс€ на ‘ерхад-пашу? »ли на старого ѕири ћехмеда? ѕотом велел открыть сокровищницу и стал щедро раздавать золото и серебро. янычары притихли. ќтпустил домой шесть сотен египт€н, вз€тых в рабство —елимом. ѕерсидским купцам, у которых —елим перед походом против шаха »смаила забрал имущество и товары, возвратил все и выплатил миллион аспр [8] возмещени€. ¬ науку другим и дл€ острастки повесил командующего флотом капудан-пашу

ƒжафер-бега, прозванного  ровопийцей. Ќикто не знал, что это перва€ месть »брагима. ƒа и сам капудан-паша не успел догадатьс€ об истинной причине своей смерти. «абыл, как п€тнадцать лет назад был привезен на его баштарду худощавый греческий джавуренок со скрипочкой и как, насмеха€сь, почесыва€ лохматую жирную грудь, пр€чась в тени шелкового шатра на демене, поставил он под солнцем на шаткой палубе мальчонку и велел играть. » тот играл. ћожет, думал, что и схватили его на берегу только затем, чтобы потешил игрой капудан-пашу? », пожалуй, наде€лс€, что его отпуст€т к папе и маме? «’орошо играешь, малыш, – сказал ƒжафер-бег, – и как жаль теб€ продавать! Ќо что € бедный раб всемогущественного и милосердного јллаха, могу поделать?» » он даже заплакал от растроганности и безысходности. —казано же: кого волк схватит, того уже в лес не пустит.

ƒжафер-бег продал маленького √еоргиса за п€тьдес€т дукатов богатой вдове ‘еррох-хатун из ћаниссы. ƒобра€ женщина не только уплатила бешеные деньги за ничтожного греческого мальчугана, она не жалела денег на самых дорогих учителей; и за п€ть лет »брагим (ибо теперь его так звали) словно заново родилс€ на свет. Ќе узнал бы его уже никто с маленького острова ѕарги.

ѕовезло даже в несчастье. ≈му повезло и еще раз: шах-заде —улейман услышал однажды на улице, как »брагим играл на виоле. Ќебесна€ игра! ‘еррох-хатун плакала горькими слезами, расстава€сь со своим воспитанником. ¬ол€ шах-заде дл€ нее была превыше любви к »брагиму. Ўестнадцатилетний шах-заде купил себе семнадцатилетнего раба редкостных способностей, знаний и достоинств. Ќе мог жить без »брагима. Ќазвал его сил€хтаром оруженосцем. »брагим платил —улейману преданностью, любовью и благоговением. Ќе довольствовалс€ словами, взгл€дами, готовностью служить во всем. ƒоходил уже и до неверо€тного. ќбрезал —улейману ногти над серебр€ной тарелочкой и хранил их в розовой воде, как драгоценнейшую реликвию. —улейман сочин€л стихи про »брагима. Ќазывал его макбул – милый, мергуб – желанный, махбуб – любимый. „асто спал с ним в одной комнате, забыва€ о красавицах из своего маленького гарема. «аставил »брагима завести собственный гарем. ѕока из одних рабынь. ∆енщины тоже любили »брагима. ќн был любовником пылким и утонченным, как все греки. √реком оставалс€, несмотр€ ни на что. — —улейманом они читали јристотел€ по-гречески. —порили о ѕлатоне и —ократе, тоже по-гречески.  огда в —тамбуле »брагим познакомилс€ с богатым венецианским купцом Ћуиджи √рити, то первый их разговор велс€ оп€ть-таки по-гречески. ¬небрачный сын венецианского сенатора јндреа √рити, на дес€ть лет старше »брагима, человек неверо€тного богатства, Ћуиджи повел себ€ с »брагимом как с братом. «а кипрским вином неторопливо велись беседы о поэзии, об јлександре ћакедонском и √аннибале, об исламском мудрословии. √рити училс€ в университетах ¬ены и ѕадуи, »брагим – только у безым€нных улемов [9] . ќдин родилс€ в роскоши, другой происходил из вековечных голодранцев. Ќо кто бы заметил различие между ними?   тому же, будучи и старше, и богаче, и могущественнее, и образованнее, хоз€ин дома уступал младшему, незнатному, рабу, наконец, даже в €зыке! Ќе удивл€лс€ только »брагим. »бо знал то, что знал и √рити. ќ смертельном недуге султана —елима. » о том, что —улейман единственный наследник престола. ј также о том, что он, »брагим, душа и сердце —улеймана.


–оксолана. ¬ гареме —улеймана ¬еликолепного

ќсманское войско в походе

¬се-таки жизнь легка и прекрасна. Ќа третий день после провозглашени€ —улеймана султаном »брагим получил пост смотрител€ султанских покоев и звание великого сокольничего. ≈му был предназначен двор на јт-ћейдане, возле античной цистерны Ѕинбир-дирек. ќт јт-ћейдана через ипподром до јй€-—офии и сера€ “опкапы совсем близко. —ултан хотел, чтобы его любимчик был всегда р€дом. Ќа јт-ћейдане происходили смотры султанского войска. “ам муштровались €нычарские орты [10] . „ерез него пролегал путь торжественных султанских выездов – сел€мликов. јт-ћейдан был как бы зеркалом султанского —тамбула. ј »брагим любил зеркала. ¬енецианца не удивишь таким подарком, но »брагим, поселившись на јт-ћейдане, часто посылал Ћуиджи √рити на ѕеру зеркала, то бронзовые, то серебр€ные, а то и золотые. ” османцев нет предметов без значени€. ¬ед€ происхождение от темных сельджуков, они не возлагали больших надежд на письменность, обходились по обычаю своих неграмотных предков €зыком вещей. ƒаже совершенно неграмотный османец мог составить любое послание. «еркало значило: «я готов всем пожертвовать дл€ вас». √рити охотно включилс€ в предложенную »брагимом игру. ѕрисылал ему виноград, свитки синего и голубого шелка, сладости, ветку алоэ. Ёто означало: «—ердце мое, € люблю вас! —традани€, кои претерпеваю € от своей любви, едва не свод€т мен€ с ума. ƒуша мо€ стремитс€ к вам со всей силой страсти. ѕролейте благотворный бальзам на мои раны!» »брагим отсылал золотую монету. Ёто значило: «я буду любить вас еще сильнее».

»стекал второй мес€ц со дн€ провозглашени€ —улеймана султаном. ”бедившись в щедрости и суровости нового султана, —тамбул утихомирилс€. » хот€ огромна€ импери€ взрывалась бунтами то тут, то там, в столице жизнь налаживалась. ѕервым признаком этого было то, что купцы повезли на Ѕедестан драгоценные товары и самых дорогих рабов. Ћуиджи √рити через посланца пригласил »брагима посетить вместе с ним Ѕедестан, где должны быть редкостные молодые рабыни. ƒаже черкешенки, которые цен€тс€ дороже всех. Ћуиджи √рити намекал »брагиму, что уже забыл о его рабстве. —обственно, в этой земле все рабы. Ќарод – раб султанов, султан – раб јллаха. „тобы сделать при€тное Ћуиджи, »брагим решил одетьс€ венецианским купцом. ÷ветные кружева, черный бархат, золота€ цепь на шее, перстни с крупными самоцветами, широкопола€ шл€па с драгоценным плюмажем. ќдевали его два греческих мальчика.  расивые и из€щные, как и сам »брагим. ќн окружал себ€ только красивым. ’отел видеть себ€ в зеркалах чужих жизней. Ќе переносил евнухов. Ќенавидел надругательства над человеческой природой. „еловека лучше убить, чем искалечить. —мерть следует рассматривать как один из способов облегчить человеческую жизнь. » не тому, кто убивает, а кого убивают. ѕока живой, можно было утешатьс€ такими рассуждени€ми. ј он был жив и не имел намерени€ умирать. ћожет, и никогда. —мотрел на себ€ в венецианское зеркало, подаренное Ћуиджи √рити. Ќравилс€ себе, как всегда. “онкий, нервный, изысканный. Ќа бледном лице выразительно очерченные губы, из-под тонких черных усов поблескивают ровные острые зубы, так плотно поставленные, что кажетс€ – их вдвое больше, чем нужно. »ные развивают тело, он развивает дух. “ело приспосабливалось к духу, шлифовалось им, зависело от него, а дух был свободный, раскованный, миллионноликий. ѕотому и любил себ€ »брагим удвоенного, утроенного в зеркалах. ¬ них отражалс€ уже и не он, не его внешность, а его неповторимый дух.

Ћуиджи √рити застал »брагима у зеркал.  ак бы в угоду »брагиму, купец оделс€ османцем. Ѕогатый халат из золотистой парчи, расшитые золотом зеленые шаровары, белоснежный шелковый тюрбан, под широченными смол€ными бров€ми поблескивают выпуклые глаза. »скривленный, как у султана ћехмеда-‘атиха, нос, густые пышные усы, чернюща€ борода. ¬ылитый паша! ќни долго сме€лись, рассматрива€ друг друга. ќбн€лись и расцеловались в надушенные усы. ƒаже духи каждый подобрал соответственно костюму: у Ћуиджи восточные, у »брагима италь€нские, чуточку женственные, чуть ли не от самой ≈катерины —форца, к советам которой прислушивались все самые вельможные лица ≈вропы.

– ¬ носилках или на кон€х? – спросил »брагим.

– “олько верхом! – захохотал √рити, показыва€ на кривую саблю в драгоценных ножнах, на парчовой перев€зи.

»х сопровождало с дес€ток бостанджиев, готовых на все. —виту не удивил »брагимов вид. ¬идывали и не такое. √оловами отвечали за его целость и неприкосновенность перед самим султаном – вот и все, остальное их не касалось. √рити об охране, казалось, не заботилс€ вовсе. ≈го охран€ли деньги. ћог купить пол-—тамбула. ≈ще неизвестно, где больше сокровищ, в замке —еми башен или у него.

– ћы забыли вз€ть евнухов, – спохватилс€ √рити.

»брагим нервно передернул плечами.

– «ачем? я не считаю, что такое зрелище украшает насто€щего мужчину.

– Ќе украшает, но служит первым признаком мужчины. »наче каждому правоверному пришлось бы возить за собой целый гарем. —лишком хлопотно, не так ли?

– Ќебольшой гарем лучше самых пышных евнухов. я бы согласилс€ возить даже гарем, только не этих обрубков человечества. Ќо мой гарем из одних рабынь. Ёто напоминало бы мне вс€кий раз о моем собственном положении.

– Ќе считаете ли вы, мой дорогой, что пора уже вам изменить свое положение хот€ бы в гареме? – прищурилс€ Ћуиджи.

– я еще слишком мало живу в —тамбуле. ¬се, кого знал, остались в ћаниси.

– «ато вас знает весь —тамбул.

»брагим засме€лс€.

– —огласитесь, дорогой Ћуиджи, что € не могу вз€ть себе в кадуны [11] сразу всех красавиц —тамбула! –абынь – сколько угодно, законных жен только четыре! “ак повелел пророк.

– Ќе надо всех. Ќачинать нужно всегда с одной. ” моего друга —кендер-челебии юна€ дочь.

– —кендер-челеби€? √лавный дефтердар? [12] ќн мог бы породнитьс€ с рабом?

– Ќе вспоминайте лишний раз того, что дл€ вас уже, собственно, и не существует. „то же касаетс€ —кендер-челебии, то он хотел бы угодить новому султану так же, как умел угождать его покойному отцу. ќдного слова султана —улеймана достаточно, чтобы  исай€ стала вашей кадуной. ј она истинный цветок из садов јллаха.

–  ак можно судить о красоте, не увидев ее собственными глазами?

– ј разве вас не убеждает имущественное положение —кендер-челебии?

– ƒо сих пор € старалс€ наполн€ть не карманы, а голову и сердце.

– “о, что не существует, не может быть наполненным.

– „то вы имеете в виду?

– „еловек даже самый мудрый может умереть от голода, когда у него ветер в карманах! – прокричал √рити так громко, будто бросал эти слова голодранцам, что вертелись в узких улочках, чуть не подлеза€ под ноги кон€м. – я лично отдаю предпочтение наполнению всего без исключени€. ћожет, дефтердару как раз и не хватает вашей головы.

– ƒо сих пор он обходилс€ собственной головой, и не без успеха.

– ≈сть предел, перед которым бессильны даже такие умы, как —кендер-челеби€. “орговл€ напоминает стамбульский Ѕедестан – тебе кажетс€, будто ты схватил ее всю, а между тем ты как рыбак, чем больше ловит он рыбы в море, тем больше видит непойманной. ќдни впадают в отча€нье от такого открыти€, другие ищут способы поймать еще больше. ћожет, —кендер-челебии не хватает именно вашего ума и вашего вли€ни€, так же, как вам не хватает свободной жены дл€ гарема.

– я ничего не говорил о гареме. Ќе интересовалс€ этим никогда. ≈сли хотите, то о моем гареме, хоть говорить об этом смешно и не полагалось бы, заботилс€ —улейман.

– ѕусть позаботитс€ еще. “ому, кто проводит с султаном иногда и ночи голова к голове, в бессонных беседах, нетрудно выпросить такой пуст€к. ќдно слово султана – и —кендер-челеби€ сам приведет свою прекрасную  исайю на јт-ћейдан…

»брагим молча улыбалс€ под тонкими своими усами. Ёти два волка, Ћуиджи √рити и —кендер-челеби€, видимо, уже не в состо€нии проглотить добычу, которую хватают по всей империи, им нужен еще и третий. ¬ыбрали его. ќт него не потребуетс€ никаких усилий. ¬се они сделают сами. ј —улейманово слово он выпросит легко. “олько намекнет – и султан сам станет умол€ть его, чтобы он вз€л в жены дочь дефтердара.

– я пришлю вам редкостное зеркало персидской работы, – сказал »брагим.

– ј у мен€ дл€ вас есть еще более редкостна€ золота€ монета, чеканки знаменитейшего италь€нского мастера, – ответил тем же Ћуиджи. “очно купцы, которые на предложение – иджабу – и согласие – кабул€ – заключают договор – акд, они соглашались действовать сообща в деле весьма важном, хоть и зародилось оно, как могло показатьс€, из случайного и несущественного разговора.

ѕодъезжали к Ѕедестану – главному стамбульскому базару, такому же старому, как и этот город, уничтожаемому и возрождаемому, как и этот город и как ÷арьград, неистребимому, вечному, бессмертному. «а узенькими улочками, за кучами мусора, потоками нечистот, харчевн€ми, где дым, смрад, зловоние, брань, насыщение и опорожнение; за шумом и теснотой, солнцем и ветром – целый город, скрытый от мира, под высокими каменными сводами, с сотн€ми улочек и переходов, со своими площад€ми, фонтанами, ручь€ми, даже с собственной мечетью. “ут никогда не подует ветер и не шевельнетс€ воздух, разве что от людских голосов, бр€цань€ сбруи, рева ослов и рыка диких зверей, которых продают так же, как и живых людей да мертвые товары.

√ул стоит, будто ты внутри исполинской морской раковины, звукам некуда вырватьс€, они живут здесь вечно, вне времени, дл€ них, как и дл€ всего Ѕедестана, нет ни дн€, ни ночи, ни солнца, ни луны, ни росы, ни зно€, ни зимы, ни лета, только блеск, чары, сон, грезы, запахи мускуса от кож козлиных, бараньих, воловьих, сладковатый дух ковров, пь€н€щие ароматы цинамона, ладана, перца, гвоздики, имбир€, смолы, муската, сандалового дерева, серы, амбры.
–оксолана. ¬ гареме —улеймана ¬еликолепного

ѕленница. ’удожник ян Ѕаптист √юисманс

√лавный проход, по которому можно ехать верхом и даже конными упр€жками, куда заход€т целые верблюжьи караваны, – с высоким синим звездным сводом. ¬ полутьме боковые лавчонки, набитые товарами, лежащими там, может, и тыс€чу лет. —нопы света падают сверху сквозь узкие оконца. “ут возвышаютс€ горы лиловых и черных фиг, вис€т бараньи туши, разрубленные на четыре части, головки брынзы, посыпанной черными зернышками, тверда€, точно кость, продымленна€ бастурма [13] , тут же арабский клей в «слезах», мастика, желатин, басма, хна, ароматические мази дл€ бровей, гашиш, опиум, краски дл€ шерсти, восточные драгоценности; неподвижно сид€т толстые купцы в высоких чалмах перед лавками с серебр€ными, медными и золотыми издели€ми, ремесленники кро€т и шьют одежду, изготовл€ют мешки, плетут корзины, ед€т кебаб и сладости, вар€т плов и шурпу, режут баранов, жар€т м€со (Ѕедестан съедает за день одних только верблюдов до полутыс€чи, а баранов без счета), жуют, чавкают, отрыгивают, опорожн€ютс€, мол€тс€, кричат и плачут, проклинают и кл€нутс€, старые арм€не поют тыс€челетние дивные песни, торговцы оружием, поджав ноги, сид€т на звериных шкурах, пьют шербеты, поглаживают бороды, бормочут стихи из  орана, а вокруг них кучи €таганов, ружей, пистолей, дамасские сабли, курдские кинжалы, трости и палицы из железного кавказского дерева, барабаны; еще дальше – золотые цепочки, мониста, жемчуга, перстни, рубины, изумруды, бриллианты, вороха бирюзы, конска€ сбру€, четки, курильницы, светильники, сандалии из разукрашенного дерева – женщины надевают их, отправл€€сь в хамам [14] , коробки из черепах, из черного дерева, инкрустированные перламутром, старые зеркала, подставки дл€  орана, солома, сено, дрова, €чмень, ткани – все смешано, перемешано, свалено и навалено без толку, без нужды, без видимого смысла, будто издевка над окружающим миром, где испокон века три силы пытаютс€ придать всему существующему хоть какой-то пор€док: природа, человек, боги, чтобы впоследствии, очутившись перед хаосом Ѕедестана, убедитьс€ в бесплодности всех своих попыток. Ќад стихией Ѕедестана не властна никака€ сила, кроме разве что стихии еще большей. » такой стихией в ÷арьграде всегда был пожар. Ѕедестан горел при императорах, горел при султанах, начина€ от первого из них – ћехмеда ‘атиха. ¬ладычество каждого султана ознаменовывалось не только завоеванными земл€ми, €нычарскими бунтами, сооружением новых мечетей, тюрбе и медресе на площад€х и возвышенност€х —тамбула, но и диким возгласом, от которого содрогалась вс€ столица, который мог прозвучать днем и ночью, и в самый большой праздник, и во врем€ страшнейшей эпидемии, в летний зной и в ненастный зимний день: «янгуйн вар Ѕедестан!» – «ѕожар на Ѕедестане!»

» тогда в этом замкнутом, загадочном мире начиналс€ ад.   огню невозможно было подступитьс€, он господствовал безраздельно под вечными сводами базара, все, что там было живого, гибло бесследно и безым€нно. √орело все, что могло сгореть, плавились металлы, трескались камни, высыхали фонтаны, черное плам€ било из Ѕедестана, как из пекла, выжига€ все дотла и в близлежащих улочках, потому эти улочки всегда оставались самыми убогими, самыми гр€зными и самыми заброшенными при всех султанах.

—улейман еще не пережил своего пожара на Ѕедестане. —лишком мало он пока владычествовал. »брагим и √рити без страха погрузились в глубины Ѕедестана, проникли в отдаленнейшие его дебри, миновав горы товаров, людскую толчею, рев животных, си€ние драгоценных камней, груды отбросов, добрались до майдана, на котором сто€л золотой дым от мощных ударов солнца сквозь наклонные окна в высоких серо-черных сводах. Ўирокие лучи удар€лись о каменные плиты площади, курились золотым дымом, отчего казалось, будто все тут плывет, движетс€, взлетает в пространстве, повисает над древними плитами, над большим беломраморным фонтаном посреди площади, над дерев€нными помостами, то голыми, вытоптанными, то устланными старыми €ркими коврами, в зависимости от того, кому принадлежали помосты и какой ценности товар предлагалс€ на них и возле них.

“оваром на самой освещенной в Ѕедестане площади были люди. –абы. ѕриведенные из военных походов, захваченные корсарами, пойманные, как дикие звери, похищенные, купленные, проданные и перепроданные. ёноши редкостных дарований и кастрированные мальчики, девушки и женщины дл€ черной работы, красавицы на утеху сыновь€м ислама, гаремна€ плоть, дивные творени€ природы, с телами прекрасными и чистыми, коих не отважилс€ еще коснутьс€ даже солнечный луч.

–абов выводили поодиночке, а то и целыми вереницами из боковых темных переходов, товар подороже показывали на помостах, подешевле продавалс€ целыми толпами внизу, продавцы – байи – выкрикивали цену, нахваливали своих рабов, их силу, молодость, неиспорченность, красоту, ученость, умелость. ѕоблизости в Ѕедестане на таких же торговых площад€х, с такими же шумом и гамом, толчеей и кутерьмой продавали коней, птицу, ослов, овец, коз, собак, не продавали только кошек, поскольку кошка была любимым животным пророка.  ошки, выгиба€ спины, терлись о ноги купцов, мурлыкали и блаженствовали, не веда€, что эти люди продавали и покупали людей, как тварей бессловесных, вс€кий раз ссыла€сь на јллаха и его пророка, повелевшего всем правоверным: «≈шьте же то, что вы вз€ли в добычу дозволенным, благим…»

 оран запрещал женщине обнажатьс€ перед мужчинами. ј здесь женщины были нагие. »бо они были рабын€ми на продажу. ќдни сто€ли с видом покорных животных, другие, те, что не смирились с судьбой, – с печатью €рости на лицах; одни плакали, другие сухими глазами остро кололи своих мучителей, была бы сила, убивали бы взгл€дами.

– ¬ ћанисе у вас не было бы такого выбора, – сказал √рити »брагиму, когда они приблизились к площади рабов.

– я не могу без содрогани€ смотреть на эту торговлю, – нервно подергива€сь лицом, промолвил »брагим. – ¬сегда буду помнить, как продавал мен€ ƒжафер-бег, как держали мен€ голого на таком вот помосте… “еперь € прин€л ислам и как-то могу оправдать людей моей веры. »м суждено воевать со всем светом, и поэтому невольно пришлось стать жестокими даже в вере и обыча€х. Ќо вы, христиане, разве ваш бог позвол€ет рабство?

– ” бога точно определены только запреты, – хмыкнул Ћуиджи, дозволенное же всегда неопределенно. „еловеку приходитс€ самому определ€ть, как самую сущность дозволенного, так и его меру.

ѕередав поводь€ слугам, они соскочили с коней и смешались с толпой богатых муштери – покупателей живого товара, шли не тороп€сь, наблюда€ за тем, что творилось на площади, пожалуй единственные здесь, кто мог погл€деть на происход€щее глазом непредвз€тым, незаинтересованным, почти равнодушным. —ловно они приехали сюда дл€ развлечени€, не име€ намерени€ покупать, а лишь присмотретьс€ поближе к позорному торгу и порассуждать с высот своей независимости.

– Ќе забывайте, – напомнил »брагиму √рити, – что € наполовину тоже мусульманин и, когда мне надо, охотно повтор€ю слова ћагомета: «…бейте их по ше€м, бейте их по всем пальцам!»

– Ќо ведь вы учились в лучших университетах ≈вропы, воспитывались на книгах величайших мудрецов √реции и –има, в которых говоритс€ о человеческой свободе и достоинстве.

– Ќе забывайте, что € купец, – засме€лс€ √рити. –  огда мы с вами, попива€ кандийское вино, обсуждаем диалог ѕлатона «–еспублика» или «Ѕанкет», € не выступаю перед вами как носитель высоких человеческих помыслов, когда же € оказываюсь на Ѕедестане, € вынужден вспоминать и то, что даже у любимого вами јристотел€ в его «¬ратах», в авабе восемнадцатом, привод€тс€ советы, как нужно покупать рабов и рабынь. ‘илософ советует непременно осматривать рабов против солнца или в местах хорошо освещенных, и осматривать не только их видимые члены, но и все тело и все потайные части тела.

– я знаю об этом.

– “ак если даже јристотель не стыдилс€ этого, почему же мы с вами должны стыдитьс€? Ќе лучше ли доверитьс€ во всем јллаху? —казано же: «…јллах мощен над вс€кой вещью!»

– ¬ы знаете  оран, как истинный хафиз [15] , – похвалил его »брагим.

– ћне по нраву восьма€ сура, котора€ называетс€ «ƒобыча». —огласитесь, что такое слово дл€ купеческого сердца самое милое.  упец не повелитель, посылающий своих воинов на завоевание земель, людей и богатств, но он может посылать деньги, часто превосход€щие своею силой оружие и самое жестокое насилие.   примеру, тут должен быть мой уртак [16] —инам-ага, коему € заказал привезти мне партию полон€нок из слав€нских земель. я даже поставил условие: товар должен быть отборным и, как говоритс€, небудничным, особым.

– ¬ы что, заплатили этому —инам-аге? – даже остановилс€ от удивлени€ »брагим.

– я дал ему задаток. »наче говор€, послал свои деньги за море за добычей.

– Ёто противоречит праву шариата. »слам разрешает воевать с неверными, захватывать добычу, иметь рабов, но купцы наши строго ограничены законами шариата. ≈сли хотите, мусульманские купцы благодар€ шариату самые пор€дочные во всем мире. „тобы вещь могла быть проданной, она должна быть дозволенной, ею надо завладеть. “олько тогда она становитс€ «мутеваким», то есть разрешаетс€ дл€ продажи на рынке.

– Ќо ведь богатые люди могут заказывать рыбу рыбакам или дичь охотникам, – напомнил √рити.

– “акой обычай существует, но он противоречит правилам. Ќи рыбак, ни охотник не могут дать заверени€, что они поймают именно то, что вам хочетс€, ибо это от них не зависит.

– Ћовить рыбу или дичь зан€тие действительно неопределенное, поддержива€ »брагима под руку, нагнулс€ к нему √рити, – но ведь с людьми дело намного проще. я плачу —инам-аге, —инам-ага находит своего знакомого крымского бе€, платит ему и просит привезти из королевской или из московской земли таких-то и такихто рабов или рабынь. ¬от и все. “ут мог бы удовлетворитьс€ даже ваш строгий шариат. —ел€м! – крикнул он внезапно старому турку, сидевшему на ковре, бессильно склонив голову под т€желым тюрбаном, – случайный наблюдатель этого неправедного торга, как и √рити с »брагимом. Ќо так могло показатьс€ лишь глазу неискушенному. »бо старик, будто бы подремыва€, на самом деле пристально пригл€дывалс€ ко всему, что происходило вокруг, его ухо ловило каждое слово, его прикрытые т€желыми ув€дшими веками глаза выхватывали из водоворота человеческого все нужное их хоз€ину. √рити он заметил давно и только сделал вид, будто приветствие купца вырвало его из дремоты. Ћуиджи, пожалуй, и не заметил хитрости старика, от »брагима же ничего не укрылось, глаз у него был наметан, особенно на людское коварство.

– —инам-ага? – спросил он негромко у Ћуиджи.

– ƒа будет твоим убежищем рай, – не дава€ √рити времени на ответ, мигом проговорил старик.

– “еб€ давно не было на Ѕедестане, почтенный —инам-ага, полувопросительно-полуосуждающе заметил √рити.

– –азве бы осмелилс€ €, никчемный раб, занести ногу на ковер торговли в час скорби по случаю смерти великого султана —елима, да наслаждаетс€ душа его в садах јллаха, и пока пройдет положенное врем€ после начала царствовани€ великого султана —улеймана, которому да воздастс€ нижайшее поклонение… – заскулил —инам-ага.

–оксолана. ¬ гареме —улеймана ¬еликолепного

ќсманский воин XVI века

– ≈сть товар дл€ мен€? – прерыва€ его болтовню, почти сурово спросил √рити.

—инам-ага хлопнул в ладоши, и черный евнух, вертевшийс€ поблизости, пулей бросилс€ куда-то в сторону, чтобы через минуту выступить вместе с несколькими такими же безбородыми во главе вереницы скованных за шеи красивых чернооких девушек, одетых, несмотр€ на осеннюю стужу, довольно скупо.

– ƒа ты смеешьс€? – воскликнул рассерженно √рити. – —меешь предлагать мне то, чего касалось железо?

– «ћы поместили на шее у них оковы до подбородка, и они вынуждены подн€ть головы». я, недостойный, хотел показать чтото дл€ твоего друга эфенди, – пробормотал испуганно —инам-ага.

– ≈сли бы ты знал, кто мой друг, под тобой задрожала бы земл€, – довольно произнес √рити. – ≈сть что путное – показывай, а не вызванивай железом. –азве так звенит мое золото?

—инам-ага, кр€хт€, подн€лс€ с ковра, подобрал полы своего халата, клан€€сь теперь уже не так √рити, как »брагиму, повел их в боковые переходы, в темноту и плесень.

– —тарый мошенник! – бормотал брезгливо √рити, спотыка€сь в темноте, попада€ в зловонные лужи своими тонкими сафь€новыми сапожками, с возмущением вдыха€ запах плесени на стенах.

»з тьмы навстречу им выступили две какие-то фигуры, еще чернее самой тьмы, узнали —инам-агу, исчезли, а впереди заморгало несколько огоньков.

– ¬аллахи, € выполн€л твое повеление с покорной головой, бей эфенди [17] , – кр€хтел —инам-ага.

– “ы нарочно завел нас в такую темень, где не увидишь даже кончика своего носа, старый пройдоха, – выругалс€ √рити.

– ќ достойный, – всплеснул руками —инам-ага, – то, что уже продано и зоветс€ «сахих», принадлежит тому, кто купил, и зоветс€ «мюльк», и никто без согласи€ хоз€ина не смеет взгл€нуть на его собственность. “ак говорит право шариата. “ак мог ли € не спр€тать то, что надо было скрыть от всех глаз, чтобы соловей не утратил разума от свежести этого редкого цветка северных степей? ќн вырос там, где царит жестока€ зима и над замерзшими реками веют лед€ные ветры. “ам люди пр€чут свое тело в м€гкие меха, оно у них такое же м€гкое…

ќни уже были около светильников, но не видели ничего.

– √де же твой цветок? – сгорал от нетерпени€ √рити.

– ќн перед тобой, о достойный.

»брагим, у которого глаза были зорче, уже увидел девушку. ќна сидела по ту сторону двух светильников, кажетс€, под нею тоже был коврик, а может, толста€ циновка; вс€ закутана в черное, с черным покрывалом на голове и с непрозрачным чарчафом [18] на лице, девушка воспринималась как часть этого темного, затхлого пространства, точно кака€-то странна€ окаменелость, призрачный темный предмет без тепла, без движени€, без малейшего признака жизни.

—инам-ага шагнул к темной фигуре и сорвал покрывало. Ѕуйно потекло из-под черного шелка слеп€щее золото, ударило таким неистовым си€нием, что даже опытный Ћуиджи, которого трудно было чем-либо удивить, охнул и отступил от девушки, зато »брагима непостижима€ сила как бы кинула к тем дивным волосам, он даже нагнулс€ над девушкой, уловил тонкий аромат, струившийс€ от нее (заботы опытного —инам-аги), ему передалась тревога чужестранки, ее подавленность и – странно, но это действительно так – ее ненависть и к нему, и к √рити, и к —инам-аге, и ко всему вокруг здесь, в затхлом мраке Ѕедестана и за его стенами, во всем —тамбуле.

–  ак теб€ зовут? – спросил он по-гречески, забыв, что девушка не может знать его €зык.

– ” нее греческое им€, эфенди, – мигом кинулс€ к нему —инам-ага. јнастаси€.

– Ќо ведь в ней нет ничего, что привлекало бы взгл€ды, разочарованно произнес √рити, ун€в свое первое волнение. – “ы, старый обманщик, даже ступа€ одной ногой в ад, не откажешьс€ от гнусной привычки околпачивать своих заказчиков.

– ќ достойный, – снова заскулил —инам-ага, – не надо смотреть на лицо этой г€урки, ибо что в том лице?  огда она разденетс€, то покажетс€ тебе, что совсем не имеет лица из-за красоты того, что скрыто одеждой.

– “ак показывай то, что скрыто у этой дочери диких роксоланов! “ы ведь роксолана? – обратилс€ он уже к девушке и прот€нул руку, чтобы вз€ть ее за подбородок.

ƒевушка вскочила на ноги, отшатнулась от √рити, но не испугалась его, не вскрикнула от неожиданности, а засме€лась. ћожет, смешон был ей этот глазастый турок с толстыми усами и густой бородой?

– Ќе надо ее раздевать, – неожиданно сказал »брагим.

– Ќо ведь мы должны посмотреть на эту роксоланку, чтобы знать ее истинную цену! – пробормотал Ћуиджи. ќн схватил один из светильников и поднес его к лицу пленницы.

– Ќе надо. я куплю ее и так. я хочу ее купить. —колько за нее? Ќезаметно дл€ себ€ он заговорил по-италь€нски, и то ли эта странна€ девчушка пон€ла, о чем речь, то ли хотела выказать свое возмущение нахальным присвечиванием, к которому прибегнул √рити, она громко, с вызовом засме€лась пр€мо в лицо Ћуиджи и звонким, глубоким голосом бросила ему фразу на €зыке, показавшемс€ »брагиму знакомым, но непон€тным.

– „то она говорит? – спросил он у √рити.

–  вод тиби, мулиер? – не отвеча€ обратилс€ Ћуиджи к девчушке на том же €зыке, отвод€ руку со светильником и пригл€дыва€сь к ней теперь не только с любопытством, но и с удивлением.

Ќо девчушка, выпалив свою странную фразу, снова засме€лась и уже не говорила ничего больше, с некоторым даже пренебрежением сморщила свой хорошенький носик и заслонилась белой рукой от светильника, который √рити вновь приблизил на рассто€ние слишком непри€тное.

– ¬ообразите себе, она говорит по-латыни! – воскликнул √рити, обраща€сь у »брагиму.

– „то же тут странного? ќна, наверное, училась у себ€ дома. ћы ничего не знаем о ней. ћожет, она из богатой семьи.

– ¬ы не знаете, что именно она сказала!

– „то же именно?

– Ёто один из канонических вопросов католических св€щенников, исповедующих женщин. ƒовольно грубый и непристойный дл€ столь нежных уст.

– ј в устах ваших св€щенников он не кажетс€ вам слишком непристойным?

– ќни исполн€ют свой долг. » они грубые мужчины. ј это нежное создание. “ы, вонючий барышник, – крикнул он —инамаге, – что за товар нам подсовываешь? √де купил эту беспутницу? »з-под какого просмердевшего развратника ее вытащил?

– ¬аллахи! – приложил руку к груди —инам-ага. – Ёта девушка чиста, как утренний цветок, искупанный в росе. ќна так же нетронута, как…

– я покупаю ее, – прервал его разглагольствовани€ »брагим. – Ѕей эфенди верит старому —инам-аге?

– я покупаю эту девушку, – повторил »брагим уже с нетерпением. —колько за нее?

– ѕ€тьсот дукатов, бей эфенди, – быстренько проговорил —инам-ага.

– ƒаю тыс€чу, – небрежно кинул »брагим.

– Ѕей эфенди хочет назвать двойную цену? Ќо это надлежит делать мне.  упец должен называть двойную цену, чтобы дойти до истинной не тороп€сь, поторговавшись всласть и вволю, иначе как можно сберечь себ€ дл€ служени€ делу, на котором держитс€ мир?

– ¬ самом деле, – вмешалс€ несколько удивленный таким ходом их приключени€ √рити, – она обошлась мне, как свидетельствует —инам-ага, всего лишь в п€тьсот дукатов. ясное дело, старый негодник обманывает нас, как он это всегда делает, – ведь за такие деньги можно купить трех черкешенок из кн€жеского рода, но пусть уж будет так.

– я хочу, чтобы —инам-ага заработал, поэтому даю тыс€чу. – »брагим заслонил собой девушку от √рити и турка, шагнул к ней, она засме€лась ему еще более дерзко и с еще большим вызовом, чем перед тем Ћуиджи. —ме€лась ему в лицо неудержимо, отча€нно, безнадежно, стр€хивала на него волны своих буйных волос, полыхавших золотом неведомо и каким, райским или адским, не отступала, не бо€лась, выпр€милась, невысока€, стройна€, откинула голову на длинной нежной шее, рассыпала меж холодных каменных стен Ѕедестана звонкое серебро прекрасного голоса: «’а-ха-ха!»

»брагим вздрогнул от мрачного предчувстви€, но поборол это движение души, заставил себ€ улыбнутьс€ в ответ на смех загадочной чужестранки, котора€ не плакала, как все рабыни, не стонала, не ломала в отча€нье рук, а сме€лась, точно издева€сь не только над ним, но и над всем этим жестоким миром, стремившимс€ покорить ее, сломать, уничтожить. »брагим заговорил с ней на ломаном €зыке – смеси из слав€нских слов, выученных от султана —улеймана, хочет ли она к нему, именно к нему, а не к кому-либо другому. ƒевушка умолкла на мгновение. —ловно бы даже посмотрела на »брагима пристальнее. ’отела ли бы? ≈ще может кто-то спрашивать в этой земле, хотела ли бы она? ’а-ха-ха!

»брагим сухо приказал —инам-аге привести рабыню к нему на јт-ћейдан, повторил, что заплатит за нее тыс€чу дукатов, предупредил, чтобы сегодн€ же к вечеру она была в его доме и чтобы ей не было причинено ни малейшего вреда. ѕотом поблагодарил √рити.

– я никогда не забуду этой вашей услуги.

– ћогу только позавидовать вашему утонченному вкусу! —

воскликнул венецианец. – Ёта –оксолана, как € ее называю, пожалуй, действительно нечто такое… – он покрутил пальцами у себ€ перед глазами. –  ак опытный купец, могу сказать вам, что товар приобретает ценность также от цены, кака€ за него уплачена.

»брагим молчал. Ѕыстро выбиралс€ из темного перехода. „увствовал себ€ таким же опозоренным, как тогда, когда его, маленького мальчика, продавали на рабском торге в »змире. ѕравда, теперь покупал он, но разве не все равно? ≈сть рабы, которые покупают, и рабы, которых покупают. Ќо все равно рабы. » спасени€ нет никакого. ќн пыталс€ спастись нар€дами, роскошью, которой окружал себ€ благодар€ щедрости —улеймана, считал, что этим облегчает себе жизнь, упорно уговаривал себ€, что жизнь, в конце концов, и не может быть т€желой, раз она называетс€ жизнь. ј зачем? ѕусть тот старый мошенник —инам-ага обманывает людей, ибо таково его призвание на этой земле, пусть покупает и продает все на свете Ћуиджи √рити, поскольку он купец, но зачем же тогда убеждать себ€ в том, во что никогда не поверишь?
–оксолана. ¬ гареме —улеймана ¬еликолепного

ѕродажа рабыни

(продолжение следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 1: ¬ √ј–≈ћ≈ —”Ћ≈…ћјЌј ¬≈Ћ» ќЋ≈ѕЌќ√ќ":
„асть 1 - ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈
„асть 2 - ћќ–≈
„асть 3 - »Ѕ–ј√»ћ
„асть 4 - –ќ√ј“»Ќ
„асть 5 - ќ“ј–ј
...
„асть 29 - „ј–џ („ј—“№ 2)
„асть 30 - «ќ¬ („ј—“№ 1)
„асть 31 - «ќ¬ („ј—“№ 2)




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку