-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2606
 омментариев: 11
Ќаписано: 2777

√Ћј¬ј XVII

—реда, 16 Ќо€бр€ 2016 г. 12:56 + в цитатник

“ем временем отозвалс€ грозный јрвид ¬иттенберг. ¬ысший офицер привез монахам письмо со строжайшим приказом сдать ћиллеру крепость. « оль не перестанете вы чинить сопротивление, — писал ¬иттенберг, — и не пожелаете покоритьс€ упом€нутому генералу, ждет вас сурова€ кара, что другим послужит примером. ѕовинны в том вы будете сами».

ѕолучив это письмо, отцы решили по-прежнему медлить, каждый день представл€€ все новые и новые доводы. » снова потекли дни, когда рев пушек то прерывал переговоры, то снова смолкал.

ћиллер объ€вил отцам, что хочет ввести свой гарнизон в монастырь, чтобы охранить его от разбойничьих шаек.

ќтцы ответили, что коль скоро их гарнизон оказалс€ достаточным, чтобы защитить крепость от такого могучего военачальника, как генерал, тем более достаточен он дл€ защиты от разбойничьих шаек. ќни заклинали ћиллера всем, что есть св€того на свете, обителью, коей поклан€етс€ народ, ’ристом-богом и девой ћарией уйти в ¬елюнь или куда он только пожелает. ќднако и у шведов лопнуло терпение. —миренность осажденных, которые в одно и то же врем€ молили о пощаде и все сильнее палили из пушек, привела в €рость генерала и его войско.

” ћиллера сперва просто не могло уложитьс€ в голове, почему же оборон€етс€ одна эта обитель, когда вс€ страна покорилась, кака€ сила ее поддерживает, во им€ чего не хот€т покоритьс€ эти монахи, к чему они стрем€тс€, на что надеютс€?

Ѕыстротечное врем€ приносило все более €сный ответ на этот вопрос. —опротивление, начавшись в „енстохове, ширилось по стране, как пожар.

’оть и туповат был генерал, однако постиг в конце концов, чего хотел ксендз  ордецкий, да и —адовский растолковал ему это весьма недвусмысленно: не об этом скалистом гнезде думал приор, не об ясной √оре, не о сокровищах, накопленных ќрденом, не о безопасности братии, но о судьбах всей –ечи ѕосполитой. ћиллер увидел, что смиренный ксендз знает, что делает, и понимает свое предназначенье, что восстал он как пророк, дабы примером озарить всю страну, дабы трубным гласом воззвать на восход и на закат, на полуночь и на полудень: sursum corda! [192] , — дабы победой своей или смертью и жертвой пробудить сп€щих ото сна, очистить грешников от грехов и светоч возжечь во тьме.

”видев это, старый воитель просто испугалс€ и этого защитника, и собственной своей задачи. „енстоховский «кур€тник» показалс€ ему внезапно высочайшей горою, которую защищает титан, сам же он показалс€ себе ничтожеством и на войско свое впервые в жизни взгл€нул как на кучу жалких червей. »м ли подн€ть руку на эту страшную, таинственную, уход€щую в небо твердыню? »спугалс€ ћиллер, и сомнение закралось в его душу. «на€, что всю вину свал€т на него, он сам стал искать виноватых, и гнев его обрушилс€ прежде всего на ¬жещовича. –аздоры начались в стане, и распр€ стала ожесточать сердца, отчего неминуемо пострадало дело.

Ќо за долгую жизнь ћиллер привык подходить к люд€м и событи€м со своей грубой солдатской меркой и не мог поэтому не утешать себ€ порой надеждою, что крепость все-таки сдастс€. ѕо законам человеческим иначе и быть не могло. ¬едь ¬иттенберг слал ему шесть самых т€желых осадных пушек, которые уже под  раковом показали свою мощь.

« ой черт, — думал ћиллер, — не усто€ть этим стенам против таких кулеврин, а когда это гнездо страхов, суевери€ и колдовства взлетит на воздух, дело примет иной оборот и вс€ страна успокоитс€».

¬ ожидании больших пушек он приказал стрел€ть из малых. —нова вернулись дни битв. Ќо напрасно огнеметные снар€ды падали на крыши, напрасно старались самые меткие пушкари. ¬с€кий раз, когда ветер развеивал облака дыма, монастырь показывалс€ нетронутым, как всегда, величественный и гордый, с башн€ми, которые спокойно уходили в синеву небес. “ем временем происходили событи€, которые всел€ли в шведов суеверный страх. “о €дра, перелетев через гору, разили шведских солдат, сто€вших по другую сторону монастыр€, то пушкарь, зан€тый наводкой, падал вдруг замертво; то дым, клуб€сь, принимал причудливые и страшные формы, то в €щиках внезапно вспыхивал порох, точно подожженный невидимой рукой.

 роме того, все врем€ пропадали солдаты, выходившие поодиночке, вдвоем или втроем из стана. ѕодозрение пало на польские хоругви, которые, кроме полка  уклиновского, решительно отказывались прин€ть участие в осаде и все свирепей гл€дели на шведов. ћиллер пригрозил полковнику «брожеку предать его людей суду; но полковник при всех офицерах в глаза ему ответил: «ѕопробуйте, генерал!»

ѕольские хорунжие нарочно шатались по шведскому стану, с презрением гл€д€ на солдат и затева€ ссоры с офицерами. ƒело доходило до поединков, в которых шведы, менее искусные в фехтовании, чаще всего становились жертвами. ћиллер приказом строго-настрого запретил поединки и в конце концов не разрешил хорунжим €вл€тьс€ в стан. ќба войска противосто€ли теперь друг другу как враги, выжидающие только удобного случа€, чтобы начать войну.

ј монастырь защищалс€ все лучше и лучше. ќказалось, что пушки, присланные краковским каштел€ном, ни в чем не уступают тем, которые были в распор€жении ћиллера, а пушкари от посто€нного упражнени€ стали такими искусными, что каждым выстрелом косили врагов. Ўведы объ€сн€ли это чарами. ѕушкари пр€мо говорили офицерам, что не их это дело боротьс€ с той силой, котора€ хранит монастырь.

ќднажды утром подн€лс€ переполох в юго-восточном окопе: в облаках €вилась перед солдатами жена в голубых ризах, приосен€вша€ костел и монастырь. Ќиц поверглись они перед этим видением. Ќапрасно прискакал к ним сам ћиллер, напрасно толковал, что это дым и туман прин€ли такую форму, напрасно, наконец, грозил судом и карами. ¬ первую минуту никто не хотел его слушать, тем более, что и сам он не мог скрыть своего см€тени€.

¬скоре после этого случа€ во всем войске распространилс€ слух, будто никто из участников осады не умрет своей смертью. ћногие офицеры тоже поверили в это, да и сам ћиллер не был свободен от страха; по его приказу в стан привезли лютеранских пасторов, и генерал велел им отвести чары. — пением псалмов и шептаньем ходили пасторы по стану; но так велик был страх, что многие солдаты говорили им: «Ќе в ваших это силах, не в вашей власти!»

ѕод гром пальбы вошел в монастырь новый посол ћиллера и предстал перед ксендзом  ордецким и членами совета.

Ёто был —л€дковский, подстолий равский; шведские разъезды захватили его, когда он возвращалс€ из ѕруссии. ’от€ лицо у подстоли€ было при€тное и взор €сный, как небо, монахи прин€ли его холодно и сурово, ибо они привыкли уже к при€тным лицам изменников. ќднако он нимало не смутилс€ оказанным ему приемом и, быстро поглажива€ светлую чуприну, сказал:

— —лава »исусу ’ристу!

— ¬о веки веков! — хором ответили собравшиес€.

ј ксендз  ордецкий тут же присовокупил:

— ƒа будут благословенны служащие ему!

— » € ему служу, — ответил подстолий, — а что верней, нежели ћиллеру, это вы сейчас сами увидите… √м! позвольте же мне, досточтимые и любезнейшие отцы мои, отхаркатьс€, надо же мне сперва ихнюю пакость выплевать! “ак вот прислал мен€ ћиллер, чтоб уговорил € вас — тьфу! — сдатьс€! ј € дл€ того согласилс€, чтобы сказать вам: защищайтесь, не помышл€йте о сдаче, ибо шведы уже на волоске вис€т, и на наших глазах их лихо берет.

»зумились и монахи, и светские мужи, вид€ такого посла, а серадзский мечник воскликнул:

—  л€нусь богом, это честный человек!

», кинувшись к —л€дковскому, стал жать ему руку, а тот свободной рукой оп€ть пригладил свою чуприну и продолжал:

— „то не плут € никакой, это вы тоже сейчас сами увидите. я дл€ того еще согласилс€ пойти от ћиллера послом, чтобы новости вам рассказать, да такие хорошие, что, право же, так бы вам все одним духом и выпалил! ¬озблагодарите создател€ и деву ћарию, что избрали они вас сосудом обращени€ людских сердец!  рай наш, наученный вашим примером, вашей защитой, свергает с себ€ шведское иго! ƒа что тут толковать! Ѕьют шведов в ¬еликой ѕольше и в ћазовии, истребл€ют небольшие отр€ды, занимают дороги и рубежи. ”же в нескольких местах здорово их поколотили. Ўл€хта садитс€ на коней, мужики в ватаги собираютс€ и как поймают где шведа, ремни из спины режут. ѕыль столбом, дым коромыслом! ¬от оно дело какое, вот до чего дошло! ј кто виновник? ¬ы!

— јнгел, ангел глаголет его устами! — восклицали шл€хтичи и монахи, воздева€ руки.

— Ќе ангел, а, к вашим услугам, —л€дковский, подстолий равский! Ёто еще ничего! ¬ы послушайте дальше! ’ан, пам€ту€ благоде€ни€ государ€ нашего, законного корол€ яна  азимира, — дай бог ему здоровь€ и многие лета нами править! — идет на подмогу и уже вступил в пределы –ечи ѕосполитой, казаков, которые подн€лись против, изрубил и с ордою в сто тыс€ч человек валит на Ћьвов, а ’мельницкий volens nolens [193] с ним вместе.

— ќ, боже! ќ, боже! — повтор€ли голоса, ошеломленные от счасть€.

—л€дковский даже вспотел весь и, все сильнее размахива€ руками, кричал:

— Ёто еще что! ѕан „арнецкий почел себ€ свободным от слова, данного шведам, потому что они первые нарушили услови€ и захватили его пехоту с ¬ольфом, и уже садитс€ на конь.  ороль  азимир собирает войско и со дн€ на день должен вступить в ѕольшу, а гетманы, — слушайте, отцы! — гетманы, пан ѕотоцкий и пан Ћ€нцкоронский, и с ними все войско ждут только, когда король вступит в ѕольшу, чтобы оставить шведов и обратить сабли на них. ј покуда они ведут переговоры с паном —апегой и ханом. Ўведы в страхе, вс€ страна полыхает, вс€ страна в огне войны… все, в ком душа жива, выход€т на бой!

Ќе рассказать, не описать, что творилось в сердцах монахов и шл€хты. ќдни плакали, другие падали на колени, иные восклицали: «Ќе может быть! Ќе может быть!» ”слышав эти слова, —л€дковский подошел к большому расп€тию, висевшему на стене, и сказал:

— ¬озлагаю руки на голени сии ’ристовы, гвозд€ми перебитые, и кл€нусь, что истинную и непреложную говорю правду. ќдно только вам скажу; защищайтесь, держитесь, не довер€йте шведам, не надейтесь, что, смир€сь и сдавшись, вы будете в безопасности. Ќикаких условий они не блюдут, никаких договоров. ¬ы взаперти тут и не знаете, что творитс€ во всей стране, как притесн€ют шведы народ, какие чин€т насили€, как убивают монахов, оскверн€ют св€тыни и попирают закон. ќни дают вам посулы, но они ничего не выполн€т. ¬се королевство отдано на поток и разграбление распутным солдатам. ƒаже те, кто еще стоит на стороне шведов, не могут уйти от обид. ¬от кара господн€ изменникам за то, что нарушили они прис€гу королю. ћедлите!  оль останусь € жив, коль сумею уйти от ћиллера, тотчас двинусь в —илезию к нашему государю. ¬ ноги ему повалюсь и скажу; «ћилостивый король! —пасай „енстохову и самых верных твоих слуг!» Ќо вы держитесь, отцы мои дорогие, ибо в вас спасение всей –ечи ѕосполитой! — √олос —л€дковского задрожал, и на глазах показались слезы. — ∆дут вас еще т€жкие минуты, — продолжал он, — из  ракова идут осадные пушки и с ними двести человек пехоты. ќдна кулеврина особенно больша€. ∆естокие начнутс€ штурмы. Ќо будут они последними. Ќадо высто€ть, ибо час спасени€ близок.  л€нусь вам сими кровавыми ранами ’ристовыми, что на помощь своей заступнице придут король, гетманы, вс€ –ечь ѕосполита€! ¬от что говорю € вам: спасение, избавление, слава, вот-вот… уже недолго…

“ут расплакалс€ добрейший шл€хтич, и все разрыдались.

јх, эта устала€ горсть защитников, эта горсть верных и смиренных слуг уже давно заслужила добрую весть, слово утешени€ от своей отчизны!

 сендз  ордецкий встал, подошел к —л€дковскому и раскрыл ему свои объ€ти€.

—л€дковский бросилс€ на шею приору, и они долго обнимали друг друга; последовав их примеру, упали и прочие друг другу в объ€ти€ и стали целоватьс€ и поздравл€ть друг друга так, будто шведы уже отступили. Ќаконец ксендз  ордецкий сказал:

— ¬ костел, брать€, в костел!

» вышел первый, а за ним остальные. ¬ приделе зажгли все свечи, так как на дворе уже темнело, и раздернули завесу над чудотворной иконой, и тотчас хлынул дождь сладостных искр.  сендз  ордецкий преклонил на ступен€х колена, за ним иноки, шл€хта и простой народ; пришли и женщины с детьми. ѕобледневшие от усталости лица и заплаканные глаза подн€лись к иконе; но сквозь слезы все улыбались лучезарной улыбкой счасть€. ћинуту длилось молчание, наконец ксендз  ордецкий начал:

— «ѕод твой покров прибегаем, пресв€та€ богородица!..»

Ќо слова замерли у него на устах: усталость, давние страдань€, тайные тревоги и теперь эта радостна€ надежда на спасение могучей волной захлестнули его душу, грудь его потр€сли рыдани€, и муж, подъ€вший на свои рамена судьбы всей страны, склонилс€, как слабое дит€, пал ниц и со страшным рыданием смог только вымолвить:

— ќ, ћари€, ћари€, ћари€!

¬месте с ним плакали все, а образ с высоты струил €ркое си€нье…

“олько поздней ночью разошлись монахи и шл€хта на стены, а ксендз  ордецкий ночь напролет лежал ниц в приделе. ¬ монастыре бо€лись, как бы он не слег от изнурени€, но утром он показалс€ на башн€х, ходил среди солдат, веселый, отдохнувший, и все повтор€л:

— „ада мои! ≈ще покажет пресв€та€ дева, что сильней она осадных кулеврин, а там уж кончатс€ ваши горести и труды!

¬ то же утро яцек Ѕжуханский, ченстоховский мещанин, переодевшись шведом, подобралс€ к стенам и подтвердил весть о том, что из  ракова подход€т большие пушки, но и хан приближаетс€ со своей ордой.  роме того, он кинул монахам письмо из  раковского монастыр€, от отца јнтони€ ѕашковского, который, описыва€ страшные зверства шведов и грабежи, заклинал €сногорских отцов не довер€ть посулам врага и стойко защищать св€тыню от дерзостных безбожников.

«»бо нет никакой веры у шведов, — писал ксендз ѕашковский, — никакой религии. Ќет дл€ них ничего св€того и неприкосновенного; не привыкли они ни соблюдать договоры, ни держать обещани€, данные публично».

Ёто был день непорочного зачати€. „еловек двадцать офицеров и солдат из вспомогательных польских хоругвей после настойчивых просьб получили разрешение ћиллера пойти в монастырь к обедне. “о ли ћиллер наде€лс€, что они сведут знакомство с гарнизоном и, принес€ весть об осадных оруди€х, посеют страх в сердцах защитников, то ли не хотел отказом разжечь страсти, от которых отношени€ между шведами и пол€ками становились и без того все более опасными, — так или иначе, пойти он позволил.

¬месте с пол€ками в монастырь пришел некий татарин, был он из польских татар, мусульманин.   общему удивлению, он стал уговаривать монахов не сдавать св€тыни недостойным люд€м, стал увер€ть, что шведы скоро отступ€т со стыдом и позором. “о же самое говорили им и пол€ки, подтвердившие все слова —л€дковского. ¬се это настолько воодушевило осажденных, что они нимало не испугались мощных кулеврин, напротив, солдаты стали подсмеиватьс€ над ними между собой.

ѕосле службы обе стороны открыли огонь. Ѕыл у шведов один солдат, который посто€нно подходил к стенам и зычным голосом изрыгал хулу на богородицу. ќсажденные стрел€ли по нему, но безуспешно; у  мицица, когда он однажды целилс€ в него, лопнула тетива. —олдат становилс€ все дерзче и своей удалью подавал пример другим. √оворили, будто служат ему семь бесов, стерегут они будто его и охран€ют.

¬ тот день он снова пришел богохульствовать; но осажденные, вер€, что в день непорочного зачати€ чары будут иметь меньшую силу, положили непременно его наказать. ќни долго стрел€ли в него безуспешно; но вот наконец пушечное €дро, отлетев от обледенелого вала и подскакива€, как птица, на снегу, поразило его в самую грудь и разорвало надвое. ќбрадовались защитники и стали кричать, похвал€тьс€: «Ќу-ка, кто еще хочет изрыгнуть хулу на богородицу?» Ќо солдаты рассе€лись в страхе и бежали до самых своих окопов.

Ўведы вели огонь по стенам крепости и крышам. Ќо €дра их не устрашили защитников.

—тара€ нищенка  онстанци€, обитавша€ в расселине, разгуливала по всему склону горы, словно издева€сь над шведами, и собирала в подол €дра, то и дело гроз€ солдатам своею клюкой. ѕрин€в ее за колдунью, те испугались, как бы она не сотворила им зла, особенно когда заметили, что ее не берут пули.

÷елых два дн€ безуспешно стрел€ли шведы. ќни бросали на крыши один за другим пропитанные смолой корабельные канаты, которые летели, как огненные змеи. —тража работала образцово и воврем€ предупреждала опасность. Ќо вот спустилась ночь така€ темна€, что, несмотр€ на костры, смол€ные бочки и огнеметные снар€ды ксендза Ћ€ссоты, осажденные не видели ни зги.

ј у шведов между тем суматоха подн€лась необыкновенна€. —лышен был скрип колес, гул голосов, порою конское ржание, крики. —олдаты на стенах сразу догадались, что там творитс€.

— Ёто уж как пить дать, пушки прибыли! — говорили одни.

— » шведы шанцы насыпают, а тут тьма кромешна€, пальцев у себ€ на руке не разгл€дишь.

Ќачальники советовались, не сделать ли вылазку; эту мысль подал „арнецкий, но серадзский мечник воспротивилс€, справедливо полага€, что враг, зан€вшись таким важным делом, наверно, прин€л все меры предосторожности и держит пехоту наготове. ѕоэтому осажденные вели только огонь по северной и южной сторонам стана, откуда долетал самый сильный шум. –азгл€деть в темноте, что дала эта стрельба, они не могли.

Ќо вот и день встал, и при первых его лучах взору открылись работы шведов. Ќа севере и на юге выросли шанцы; их рыли несколько тыс€ч человек. ¬алы подн€лись так высоко, что осажденным показалось, будто гребни их лежат на одном уровне с монастырскими стенами. »з бойниц, прорезанных в гребн€х на равном рассто€нии, торчали огромные жерла пушек; позади виднелись солдаты, издали похожие на рой желтых ос.

¬ костеле еще не кончилась утренн€€ служба, когда чудовищный грохот потр€с воздух, задребезжали стекла и, вывалившись от сотр€сени€ из рам, с пронзительным звоном разбились о каменный пол; весь костел наполнилс€ пылью от осыпавшейс€ штукатурки.

“€желые кулеврины заговорили.

Ќачалс€ ураганный огонь, какого еще не видели осажденные. ѕосле окончани€ службы все бросились на стены и крыши. ѕрежние штурмы показались защитникам игрушкой по сравнению с этим €ростным пиром огн€ и железа.

ќруди€ меньшего калибра вторили осадным. Ћетели огромные пушечные €дра, гранаты, тр€пье, пропитанное смолой, пылающие факелы и канаты. ƒвадцатифунтовые €дра сносили зубцы стен, удар€ли в самые стены; одни застревали в них, другие пробивали огромные бреши, отрыва€ штукатурку, глину и кирпич. —тены кругом монастыр€ стали давать трещины и раскалыватьс€, а град все новых и новых €дер грозил вовсе их обвалить. ћоре огн€ обрушилось на монастырские сооружени€.

Ќа башн€х защитники слышали, как под ногами ходит ходуном крепостна€ стена.  остел сотр€салс€ от беспрестанных залпов; в алтар€х кое-где попадали с подсвечников свечи.

ѕотоки воды, которой осажденные заливали начинавшиес€ пожары, гор€щие факелы, канаты и огнеметные снар€ды, соедин€€сь с дымом и пылью, подн€лись такими густыми облаками пара, что света не стало видно. Ќачали рушитьс€ крепостные стены и дома. ¬ громе залпов и свисте пуль все чаще раздавалс€ крик: «√орим!» Ќа северной башне были разбиты два колеса у оруди€, умолкла поврежденна€ пушка. ќгнеметный снар€д, угодив в конюшню, убил трех лошадей, вспыхнул пожар. Ќе только €дра, но и обломки гранат градом сыпались на крыши, башни и стены.

“отчас послышались стоны раненых. ќдним ударом были сражены трое юношей, звавшихс€ янами. «ащитники, носившие то же им€, пришли в см€тение; все же отпор был дан врагу, достойный штурма. Ќа стены вышли даже старики, женщины и дети. ¬ дыму и огне, под градом пуль солдаты неустрашимо сто€ли на стенах и €ростно отвечали на вражеский огонь. ќдни хватались за колеса, чтобы подкатить пушки в самые опасные места, другие сталкивали в бреши камни, дерево, балки, навоз и землю.

∆енщины с распущенными волосами, с пылающими лицами, подавали пример отваги; люди видели, как они с ведрами воды бегали за скачущими, готовыми вот-вот взорватьс€ гранатами. ¬оодушевление росло с каждой минутой, точно запах пороха и дыма, рев орудий, шквал огн€ и железа обладали свойством усиливать его. ¬се действовали без команды, ибо слова тонули в ужасающем грохоте. “олько песнопени€, доносившиес€ из костела, заглушали даже голоса пушек.

ќколо полудн€ огонь затих. ¬се вздохнули с облегчением; но вскоре у ворот загремел барабан, и трубач, присланный ћиллером, приблизившись к воротам, стал спрашивать, не довольно ли с отцов, не хот€т ли они немедленно сдатьс€? —ам ксендз  ордецкий ответил, что они подумают до завтра. Ќе успел ответ дойти до ћиллера, как шведы снова открыли огонь, и пальба стала вдвое сильней.

¬рем€ от времени пехота шеренгами подвигалась под огнем к горе, точно пыта€сь пойти на приступ; но, понес€ т€желый урон от пушечного и ружейного огн€, вс€кий раз в беспор€дке откатывалась к собственным батаре€м. » как морска€ волна, ударив прибоем о берег и снова отхлынув, оставл€ет на песке водоросли, раковины и выброшенные пучиной обломки, так кажда€ шведска€ волна, отхлынув, оставл€ла раскиданные по склону трупы.

ћиллер приказал вести огонь не по башн€м, а по стенам, где сопротивление бывает самым слабым.  ое-где были пробиты бреши, однако они не были настолько велики, чтобы пехота могла проникнуть в крепость.

Ќеожиданно произошло событие, которое помешало штурму.

ƒень клонилс€ к вечеру. ѕушкарь одного из шведских орудий, сто€ с зажженным фитилем, собралс€ уже поднести его к запалу, когда в грудь ему угодило монастырское €дро; прилетело оно не пр€мо, а трижды отскочив от лед€ных глыб, лежавших на валу, и поэтому только отбросило пушкар€ с гор€щим фитилем шагов на двадцать от оруди€. Ќо упал он на открытый €щик, где еще оставалс€ порох. ћгновенно раздалс€ ужасающий грохот, и облако дыма окутало шанец.  огда дым улегс€, оказалось, что п€ть пушкарей убиты, колеса оруди€ поломаны, уцелевшие солдаты перепуганы насмерть. ѕришлось немедленно прекратить огонь на шанце, а так как густой дым заволок и без того потемневшее небо, пришлось прекратить огонь и на всех остальных шанцах.

Ќа следующий день было воскресенье.

Ћютеранские пасторы совершали в окопах свое богослужение, и пушки молчали. ћиллер снова тщетно вопрошал отцов: не довольно ли с них? ≈му ответили, что ничего, выдержат и не такое.

ј тем временем в монастыре осматривали повреждени€.  роме потерь убитыми, было обнаружено, что местами пострадали стены. —трашнее всех оказалась мощна€ кулеврина, сто€вша€ с южной стороны. ќна совершенно оббила стену, поотрывала много камн€ и кирпича, и нетрудно было предугадать, что если огонь продлитс€ еще два дн€, значительна€ часть стены обвалитс€ и рухнет.

Ѕрешь, котора€ тогда образуетс€, не заложишь ни бревнами, ни землей, ни навозом. ќзабоченным взгл€дом озирал  ордецкий опустошени€, которые он не в силах был предотвратить.

ћежду тем в понедельник снова началась пальба, и мощна€ кулеврина продолжала расшир€ть брешь. ќднако и шведов ждали беды. ¬ тот день в сумерках шведский пушкарь уложил на месте плем€нника ћиллера, которого генерал любил, как родного сына, которому все хотел завещать: и им€, и воинскую славу, и состо€ние. “ем большей ненавистью к врагам запылало сердце старого воител€.

—тена в южной части дала уже такие трещины, что ночью шведы решили готовитьс€ к приступу. „тобы пехоте легче было подобратьс€ к крепости. ћиллер приказал насыпать в темноте до самого склона горы целый р€д небольших шанцев. ќднако ночь выдалась светла€, и на белом €рком снегу были видны движени€ врага. ясногорские пушки рассеивали землекопов, сооружавших парапеты из фашин, плетней, корзин и бревен.

Ќа рассвете „арнецкий увидел готовую осадную машину, которую уже подкатывали к стенам. Ќо осажденные без труда разнесли ее орудийным огнем; при этом было убито столько народу, что день этот защитники крепости могли бы назвать днем победы, если бы не кулеврина, котора€ беспрерывно с непреодолимой силой разрушала стену.

Ќа следующий день началась оттепель и така€ непрогл€дна€ мгла окутала все кругом, что ксендзы приписали это действию злых чар. Ќе разгл€деть было ни военных машин, ни парапетов, ни осадных работ. Ўведы приближались к самым монастырским стенам.  огда приор вечером обходил, по обыкновению, стены, „арнецкий отвел его в сторону и сказал вполголоса:

— ѕлохо дело, преподобный отче. Ќаша стена выдержит не долее дн€.

— ћожет, туман и им помешает стрел€ть, — заметил ксендз  ордецкий. — ј мы покуда как-нибудь починим стену.

— Ќе помешает им туман. Ёту кулеврину достаточно раз навести, и она и в темноте будет се€ть свой губительный огонь. ј тут обломки вал€тс€ и вал€тс€ без конца.

— Ѕудем уповать на господа бога и пресв€тую деву.

— “ак-то оно так! Ќу, а если бы все-таки сделать вылазку? Ћюдей бы им побить да загвоздить эту дь€вольскую пушку?

¬ эту минуту в тумане зама€чила чь€-то фигура, — это подошел Ѕабинич.

— —лышу, кто говорит, а лиц в трех шагах не разгл€дишь, — сказал он. — ƒобрый вечер, преподобный отче! ќ чем это вы беседуете?

— ƒа вот о кулеврине толкуем. ѕан „арнецкий советует сделать вылазку. Ѕесы туман напускают, € уж велел молитвы творить об изгнании их.

— ќтче, дорогой мой! — сказал пан јнджей. — — той самой минуты, как эта кулеврина стала разбивать нам стену, не выходит она у мен€ из головы, и кое-что € уж надумал. ¬ылазка тут не поможет… ѕойдемте, однако, в дом, € расскажу вам, какой обдумал € замысел.

— Ќу, что ж, — согласилс€ приор, — пойдем ко мне в келью.

¬скоре они сидели за сосновым столом в убогой келье приора.  сендз и ѕетр „арнецкий уставились в молодое лицо Ѕабинича.

— ¬ылазка тут не поможет, — повторил он. — «амет€т шведы и отобьют. — делом один человек должен справитьс€!

— ƒа как же? — спросил „арнецкий.

— ƒолжен он пойти один и взорвать кулеврину порохом. ѕокуда стоит такой туман, это можно сделать. Ћучше пойти переодетому. ” нас есть колеты, похожие на шведские. Ќе удастс€ подобратьс€ к кулеврине, он проскользнет к шведам и смешаетс€ с ними, ну а коли с той стороны шанца, откуда торчит жерло кулеврины, не окажетс€ людей, так и вовсе хорошо.

— √осподи, да что же там один человек может сделать?

— ≈му надо будет только сунуть в жерло рукав с порохом да поджечь шнур.  огда порох взорветс€, кулеврина разлетитс€ к ч… € хотел сказать: треснет.

— Ё, милый, ну что ты это толкуешь? ћало, что ли, пороху суют ей каждый божий день в жерло, однако же она не трескаетс€?

 мициц рассме€лс€ и поцеловал ксендза в плечо.

— ќтче, дорогой мой, великое у вас сердце, геройское, св€тое…

— јх, оставь, пожалуйста! — прервал его ксендз.

— —в€тое, — повторил  мициц, — но в пушках вы не разбираетесь. ќдно дело, когда порох сзади взрываетс€, — он выбрасывает тогда €дро, и вс€ сила через жерло уходит вон; но коль заткнуть жерло да поджечь порох, то нет пушки, котора€ могла бы такое выдержать. —просите у пана „арнецкого.

— Ёто верно. Ћюбой солдат это знает! — подтвердил „арнецкий.

— “ак вот, — продолжал  мициц, — ежели эту кулеврину взорвать, так все прочие плевка не сто€т!

— „то-то мне сдаетс€, неподход€щее это дело! — промолвил ксендз  ордецкий. — ѕрежде всего кто за него возьметс€?

— ƒа есть один такой отча€нный бездельник, — ответил пан јнджей, — но решительный кавалер, Ѕабинич по прозванию.

— “ы? — в один голос крикнули ксендз и ѕетр „арнецкий.

— Ё, преподобный отче, ведь € у теб€ на исповеди был и во всех своих делах пока€лс€. Ќу а среди них были и почище. „то же тут сомневатьс€, возьмусь ли € за это дело? –азве вы мен€ не знаете?

— ƒа, он герой, рыцарь над рыцар€ми, кл€нусь богом! — воскликнул „арнецкий. », обн€в  мицица за шею, продолжал: — ƒай € поцелую теб€ за одно то, что ты хочешь пойти, дай поцелую!

— ”кажите иное remedium [194] , и € не пойду, — сказал  мициц, — но сдаетс€ мне, справлюсь € с этим делом. ¬ы и про то вспомните, что € по-немецки говорю так, точно век целый только и делал, что в √данске клепкой торговал. Ёто очень много значит, — ведь стоит мне только переодетьс€, и шведам нелегко будет узнать, что € не из ихнего стана. Ќо только думаетс€ мне, никто у них там перед пушкой не стоит, потому опасно это, так что они огл€нутьс€ не успеют, как € сделаю свое дело.

— ѕан „арнецкий, что ты на это скажешь? — неожиданно спросил приор.

— Ќа сотню разве только один воротитс€ с такого дела, — ответил пан ѕетр, — но audaces fortuna juvat [195] .

— Ѕывал € и в худших переделках! — сказал  мициц. — Ќичего со мною не станетс€, € счастливый! Ёх, дорогой отче, да и разница ведь кака€! –аньше € ради пустой славы шел на опасное дело, побахвалитьс€ хотел, а теперь иду во славу пресв€той девы.  оль и голову придетс€ сложить, — а не думаю €, чтоб могло такое статьс€, — скажите сами, можно ли пожелать более славной смерти?

 сендз долго молчал.

— я бы теб€ не пустил, € бы теб€ просил, молил и заклинал не ходить, — сказал он наконец, — когда бы ты только к славе стремилс€; но ты прав, дело идет о пресв€той деве, о нашей св€той обители, обо всей нашей стране! “еб€ же, сын мой, счастливо ли ты воротишьс€ или мученический примешь венец, слава ждет, вечное блаженство, вечное спасение. ѕротив воли говорю € тебе: иди, € теб€ не держу! ћолитвы наши будут с тобою и господь, наша защита!

— “огда и € пойду смелее и с радостью сложу голову!

— ¬оротись же, ратай божий, воротись счастливо, полюбили мы теб€ ото всего сердца. ѕусть же св€той –афал проведет теб€ и назад приведет, чадо мое возлюбленное, сынок мой!

— “ак € тотчас и собиратьс€ начну, — весело сказал пан јнджей, обнима€ ксендза. — ѕереоденусь в шведский колет, ботфорты надену, пороху наготовлю, а вы, отче, покуда не творите молитв против бесов, потому туман шведам нужен, но нужен он и мне.

— ј не хочешь ли ты поисповедатьс€ на дорогу?

— ј как же? Ѕез этого € и не пошел бы, дь€волу легче было бы тогда ко мне приступитьс€!

— “ак ты с этого и начни.

ѕан ѕетр вышел из кельи, а  мициц опустилс€ на колени у ног ксендза и пока€лс€ в грехах. ѕотом, веселый, как птица, ушел собиратьс€.

„аса через два, уже глухой ночью, он снова постучалс€ в келью приора, где его ждал и „арнецкий.

ѕан ѕетр с приором насилу его признали, такой знаменитый получилс€ из него швед. ”сы он закрутил чуть не под самые глаза и кончики распушил, шл€пу сбил набекрень и стал пр€мой рейтарский офицер знатного рода.

— ѕраво, завидишь такого, невольно за саблю схватишьс€! — сказал пан ѕетр.

— —вечу подальше! — крикнул  мициц. — я вам покажу одну штуку!

» когда ксендз  ордецкий торопливо отодвинул свечу, он положил на стол рукав длиною в полторы стопы и толщиною в руку богатыр€, сшитый из просмоленного полотна и туго набитый порохом. — одного его конца свисал длинный шнур, свитый из пакли, пропитанной серой.

— Ќу, — сказал он, — как суну € кулеврине в пасть это зелье да подожгу шнурочек, небось брюхо у нее лопнет!

— ƒа тут Ћюцифер и то бы лопнул! — воскликнул „арнецкий.

¬спомнив, однако, что лучше не поминать черта, он хлопнул себ€ по губам.

— „ем же ты подпалишь шнурочек? — спросил ксендз  ордецкий.

— ¬ этом-то и periculum, потому огонь надо высечь.  ремень у мен€ хороший, трут сухой, огниво из отменной стали; но ведь шум подниму, и шведы могут насторожитьс€. Ўнур они, надеюсь, не погас€т, он у пушки уже с бороды свеситс€, его и приметить будет нелегко, да и тлеть он будет быстро, а вот за мной могут в погоню ударитьс€, а € пр€мо в монастырь не могу бежать.

— ѕочему же не можешь? — спросил ксендз.

— ”бить мен€ может при взрыве.  ак только € увижу искорку на шнуре, мне тотчас надо метнутьс€ в сторону и, пробежав с полсотни шагов, упасть под шанцем на землю. “олько после взрыва кинусь € стремглав к монастырю.

— Ѕоже, боже, сколько опасностей! — подн€л к небу глаза приор.

— ќтче, дорогой, € так уверен, что ворочусь, что даже тревоги нет в моей душе, а ведь должна бы она быть. ¬се обойдетс€! Ѕудьте здоровы и молитесь, чтобы господь послал мне удачу. ѕроводите только мен€ до ворот.

—  ак? “ы уже хочешь идти? — воскликнул „арнецкий.

— Ќе ждать же мне, покуда рассветет или туман рассеетс€! „то мне, жизнь не мила?

Ќо в ту ночь  мициц не пошел, так как тьма, когда они подошли к воротам, стала, как назло, редеть.   тому же с той стороны, где сто€ла т€жела€ кулеврина, доносилс€ какой-то шум.

Ќа следующее утро осажденные увидели, что шведы откатили ее на новое место.

¬идно, кто-то донес им, что чуть подальше, на изгибе, около южной башни, стена очень слаба, и они решили направить огонь в ту сторону. ћожет, это было дело рук самого ксендза  ордецкого, потому что накануне видели, как из монастыр€ выходила стара€  остуха, которую посылали к шведам главным образом тогда, когда надо было рассе€ть среди них ложный слух. “ак или иначе, это была ошибка шведов, потому что осажденные смогли тем временем, починить сильно поврежденную стену на старом месте, а дл€ того, чтобы пробить брешь на новом, нужно было несколько дней.

—то€ли по-прежнему €сные ночи и шумные дни. Ўведы вели ураганный огонь. ƒух сомнени€ снова витал над осажденными. Ќашлись среди шл€хты такие, что просто хотели сдатьс€; пали духом и некоторые монахи. —нова подн€ли голову, и набрались дерзости противники ксендза  ордецкого. — непобедимой стойкостью боролс€ с ними приор; но здоровье его пошатнулось. ј к шведам тем временем шли из  ракова все новые подкреплени€ и припасы, в их числе особенно страшные огненные снар€ды в виде железных трубок, чиненных порохом и свинцом. —нар€ды эти не столько урону нанесли осажденным, сколько нагнали на них страху.

ѕосле того как  мициц решил взорвать порохом кулеврину, стал он томитьс€ в крепости.  аждый день с тоскою гл€дел он на набитый порохом рукав. ѕодумав, он сделал его еще больше, и рукав стал теперь длиною в целый локоть, а толщиною с сапожное голенище.

ѕо вечерам пан јнджей бросал со стены хищные взгл€ды в ту сторону, где сто€ло орудие, потом небо разгл€дывал, как астролог. ¬се было напрасно: €сно светила луна, озар€€ снег.

» вдруг наступила оттепель, тучи заволокли окоем, и ночь спустилась темна€, хоть глаз выколи. ѕан јнджей так повеселел, будто кто на султанского скакуна его посадил, и, едва пробила полночь, предстал перед „арнецким в мундире рейтара и с пороховым рукавом под мышкой.

— ѕойду! — сказал он.

— ѕогоди, € скажу приору.

— Ћадно. Ќу, пан ѕетр, дай € теб€ поцелую, и ступай!

„арнецкий сердечно поцеловал пана јндже€ и отправилс€ за приором. Ќе прошел он и тридцати шагов, как впереди забелела р€са. Ёто приор сам догадалс€, что  мициц пойдет к шведам, и шел проститьс€ с ним.

— Ѕабинич готов. ∆дет только теб€, преподобный отче.

— —пешу, спешу! — ответил ксендз. — ћатерь божи€, спаси его и помилуй!

„ерез минуту они подошли к пролому в стене, где „арнецкий оставил  мицица, но того и след простыл.

— ”шел! — удивилс€ ксендз  ордецкий.

— ”шел! — повторил „арнецкий.

— јх, изменник! — с сожалением сказал приор. — ј € хотел надеть ему ладанку на шею…

ќни оба умолкли; тишина царила кругом, ночь была така€ темна€, что никто не стрел€л. ¬незапно „арнецкий с живостью прошептал:

—  л€нусь богом, он даже не стараетс€ идти потише! —лышишь шаги, преподобный отче? —нег хрустит!

— ѕресв€та€ дева, храни же раба своего! — произнес приор.

Ќекоторое врем€ они прислушивались, пока быстрые шаги и скрип снега под ногою не смолкли совсем.

— «наешь, преподобный отче, — зашептал „арнецкий, — иногда мне сдаетс€, что ждет его удача, и € совсем за него не боюсь. Ќет, каков шельмец, — пошел себе, как в корчму горелки выпить! „то за удаль! Ћибо голову ему прежде времени сложить, либо гетманом быть. √м… кабы не знал €, что служит он деве ћарии, подумал бы, что сам… ƒай бог ему счасть€, дай бог, потому другого такого молодца не сыщешь во всей –ечи ѕосполитой!

— “емень-то, темень кака€! — промолвил ксендз  ордецкий. — ј шведы с той вашей ночной вылазки стали очень осторожны. ќгл€нутьс€ не успеет, как напоретс€ на целую кучу их…

— Ќе думаю! ѕехота стоит на страже, € знаю, и зорко стережет, но ведь стоит она не перед шанцами, не перед жерлами собственных пушек, а на самих шанцах.  оль не услышат шведы его шагов, он легко подберетс€ к шанцу, а там его сам вал прикроет… ”ф!

“ут „арнецкий совсем задохс€ и оборвал речь, от страха и ожидани€ сердце у него заколотилось и захватило дух.

 сендз стал осен€ть крестом темноту.

¬незапно около них вырос кто-то третий. Ёто был серадзский мечник.

— „то случилось? — спросил он.

— Ѕабинич пошел охотником взрывать порохом кулеврину.

—  ак? „то?

— ¬з€л рукав с порохом, шнур, огниво… и пошел.

«амойский сжал руками голову.

— √осподи »исусе! √осподи »исусе! — воскликнул он. — ќдин?

— ќдин.

—  то ему позволил? Ёто немыслимо!

— я! ¬семогущ господь бог, в его власти счастливо воротить его назад! — ответил ксендз  ордецкий.

«амойский умолк. „арнецкий задыхалс€ от волнени€.

— ѕомолимс€! — сказал ксендз.

ќни опустились на колени и начали молитьс€. Ќо от тревоги волосы шевелились у рыцарей. ѕрошло четверть часа, полчаса, час, бесконечный, как вечность.

— ѕожалуй, ничего уж не выйдет! — сказал ѕетр „арнецкий.

» глубоко вздохнул.

¬друг в отдалении взвилс€ огромный сноп пламени и раздалс€ такой грохот, будто громы небесные обрушились на землю и потр€сли стены, костел и монастырь.

— ¬зорвал! ¬зорвал! — вскричал „арнецкий.

Ќовый грохот прервал его речь.

ј ксендз бросилс€ на колени и, воздев руки, воскликнул:

— ѕресв€та€ богородица! «аступница наша и покровительница, вороти же его счастливо!

Ўум подн€лс€ на стенах. —олдаты не знали, что случилось, и схватились за оружие. »з келий выбежали монахи. Ќикто уже больше не спал. ∆енщины и те повскакали с постелей. —о всех сторон градом посыпались вопросы, возгласы, ответы.

— „то случилось?

— ѕриступ!

— –азорвало шведскую пушку! — кричал кто-то из пушкарей.

— „удо! „удо!

— –азорвало самую т€желую пушку! “у самую кулеврину!

— √де ксендз  ордецкий?

— Ќа стенах! ћолитс€! ќн все устроил!

— Ѕабинич взорвал орудие! — кричал „арнецкий.

— Ѕабинич! Ѕабинич! —лава пресв€той деве! Ѕольше они нам не будут вредить!

ћежду тем отголоски см€тени€ донеслись и из шведского стана. Ќа всех шанцах сверкнули огни.

Ўум все возрастал. ѕри свете костров было видно, как мечутс€ в стане толпы солдат; запели рожки, все врем€ били барабаны; до стен долетали крики, в которых звучали ужас и страх.

 сендз  ордецкий по-прежнему сто€л на стене, преклонив колена.

¬от уж и ночь стала бледнеть, а Ѕабинич все не возвращалс€ в крепость.

 ќЌ≈÷ ѕ≈–¬ќ√ќ “ќћј

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 2: ѕќ“ќѕ (“ќћ I)":
„асть 1 - „ј—“№ 1: ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈; ¬—“”ѕЋ≈Ќ»≈
„асть 2 - √Ћј¬ј I; √Ћј¬ј II
...
„асть 46 - √Ћј¬ј V
„асть 47 - √Ћј¬ј XVI
„асть 48 - √Ћј¬ј XVII




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку