-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в дочь_÷ар€_2

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 01.07.2013
«аписей: 2607
 омментариев: 11
Ќаписано: 2778

√Ћј¬ј XVI

—реда, 16 Ќо€бр€ 2016 г. 12:52 + в цитатник

—огласно пожелани€м своих офицеров ћиллер возобновил переговоры. »з вражеского стана в монастырь €вилс€ знатный польский шл€хтич, человек уже немолодой и весьма красноречивый. ясногорцы прин€ли его гостеприимно, дума€, что он только поневоле, дл€ виду, станет уговаривать их сдатьс€, а на деле ободрит, подтвердит проникшие даже в осажденный монастырь вести о восстании в ¬еликой ѕольше, о вражде, возгоревшейс€ между регул€рным польским войском и шведами, о переговорах яна  азимира с казаками, которые будто бы изъ€вили ему покорность, наконец, о грозном предупреждении татарского хана, который объ€вил, что идет на помощь [191] королю-изгнаннику и поразит огнем и мечом всех его врагов.

Ќо как обманулись монахи в своих ожидани€х! ѕосол и впр€мь принес много вестей, но ужасных, способных охладить пыл самых воинственных, сломить решимость самых стойких, поколебать самую гор€чую веру.

¬ советном покое его окружили монахи и шл€хта; в молчании внимали они послу; казалось, сама правда и сожаление об участи отчизны говор€т его устами.  ак бы жела€ сдержать порыв отча€ни€, он сжимал руками седую голову, со слезами на глазах взирал на расп€тие и прот€жным, дрожащим голосом вот что говорил собравшимс€:

— ќ, до каких времен дожила несчастна€ отчизна! Ќет больше спасени€, надо покоритьс€ шведскому королю. ¬оистину, ради кого вы, преподобные отцы, и вы, брать€ шл€хтичи, вз€лись за мечи? –ади кого не щадите ни сил, ни трудов, ни крови, ни мук? –ади кого, упорству€, — увы, напрасно! — подвергаете и себ€ и св€тыню сию мести непобедимых шведских полчищ? –ади яна  азимира? Ќо он сам забыл о нашем королевстве. –азве вы не знаете, что он уже сделал выбор и хлопотливой короне предпочел веселые пиры и мирные забавы, отрекс€ от престола в пользу  арла √устава? ¬ы не хотите оставить его, а он сам вас оставил; вы не хотели нарушить прис€гу, а он сам ее нарушил; вы готовы умереть за него, а он ни о вас, ни о нас не думает!  арл √устав теперь наш законный король! —мотрите же, не навлеките на себ€ не только гнев корол€, и месть, и разрушение, но и гнев господень за грех против небес, против креста и пресв€той девы, ибо не на захватчика поднимаете вы дерзновенную руку, но на собственного государ€!

“ишина встретила эти слова, словно пролетел ангел смерти.

»бо что могло быть страшнее вести об отречении яна  азимира? “рудно было поверить ужасным этим речам; но ведь старый шл€хтич говорил перед расп€тием, перед образом ћарии, со слезами на глазах.

Ќо если это правда, то дальнейшее сопротивление и впр€мь было безумством. Ўл€хтичи закрыли руками глаза, иноки надвинули капюшоны, и все длилось гробовое молчание; один только ксендз  ордецкий начал усердно шептать побелевшими губами молитву, а глаза его, спокойные, глубокие, светлые и проницательные, были упорно устремлены на шл€хтича.

“от чувствовал на себе взгл€д приора, и нехорошо, не по себе было ему под этим испытующим взгл€дом; он хотел сохранить благостную личину души достойной, истерзанной горем и питающей лишь добрые чувства, но не мог: глаза его беспокойно забегали, и через минуту вот что сказал он преподобным отцам:

— Ќет ничего горше, чем разжигать злобу, слишком долго испытыва€ терпение. Ћишь одно может произойти от вашего упорства: св€той храм сей будет разрушен, а вы, — спаси вас боже! — сдадитесь на волю жестокой и страшной силы, коей вам придетс€ покоритьс€. ќтречение от дел мирских, уход от них — таково оружие иноков. „то вам до бранных бурь, вам, кому иноческий чин повелевает молчание и пустынножительство. Ѕрать€ мои любезнейшие, отцы преподобные, не берите на душу греха, не берите на совесть свою столь т€жкой ответственности! Ќе вы зиждители сей св€той обители, не вам одним должна она служить! ѕусть же цветет она многие лета и ниспосылает благословение на землю сию, дабы сыны наши и внуки могли радоватьс€ за нее!

“ут изменник воздел руки и вовсе прослезилс€; шл€хтичи молчали, отцы молчали; сомнение овладело всеми, измученные сердца были близки к отча€нию, свинцом легла на душу мысль о тщете всех их усилий.

— я жду вашего ответа, отцы! — поникнув головою, сказал почтенный изменник.

Ќо тут встал ксендз  ордецкий и голосом, в котором не было ни тени сомнени€, ни тени колебани€, произнес, словно в пророческом наитии:

— “о, что ты говоришь, вельможный пан, будто ян  азимир нас оставил, будто отрекс€ уже и права свои  арлу передал, — это ложь! Ќадежда пробудилась в сердце изгнанного нашего государ€, и никогда еще не трудилс€ он столь усердно, как в эту минуту, дабы спасти отчизну, вновь воссесть на трон и нам, угнетенным, прийти на помощь!

Ћичина тотчас спала с лица изменника, злоба и разочарование столь €вно изобразились на нем, будто змеи выползли вдруг из недр его души, где дотоле таились.

— ќткуда эти слухи? ќткуда эта уверенность? — спросил он.

— ¬от откуда! — показал ксендз  ордецкий на большое расп€тие, висевшее на стене. — »ди, положи пальцы на перебитые голени ’ристовы и повтори еще раз то, что ты сказал!

»зменник скорчилс€, будто под т€жестью железной длани; страх изобразилс€ на его лице, словно нова€ зме€ выползла из недр души.

ј ксендз  ордецкий сто€л величественный и грозный, как ћоисей; си€ние, казалось, окружало его чело.

— »ди, повтори! — не опуска€ руки, сказал он таким могучим голосом, что даже своды задрожали и повторили эхом, словно объ€тые ужасом. — »ди, повтори!..

Ќаступила минута немого молчани€, наконец раздалс€ приглушенный голос пришельца:

— я умываю руки…

—  ак ѕилат! — закончил ксендз  ордецкий.

»зменник встал и вышел вон. ќн торопливо миновал монастырское подворье, а когда очутилс€ за вратами обители, пустилс€ чуть не бегом, точно невидима€ сила гнала его прочь из монастыр€ к шведам.

“ем временем к „арнецкому и  мицицу, которые не были на совете, пришел «амойский, чтобы рассказать им обо всем происшедшем.

— Ќе принес ли добрых вестей этот посол? — спросил пан ѕетр. — Ћицо у него при€тное…

— »збави нас бог от такой при€тности! — ответил серадзский мечник. — —омнени€ он принес и соблазн.

— „то же он говорил? — спросил  мициц, поднима€ вверх зажженный фитиль, который держал в руке.

— √оворил, как изменник, продавшийс€ врагу.

— ¬ерно, потому и бежит теперь так! — сказал ѕетр „арнецкий. — ѕогл€дите, чуть не бегом припустилс€ к шведам. Ёх, и послал бы € ему пулю вдогонку!..

— Ќу что ж, вот и пошлем! — сказал вдруг  мициц.

» прижал к запалу фитиль.

Ќе успели «амойский и „арнецкий опомнитьс€, как гр€нул выстрел. «амойский за голову схватилс€.

— Ѕоже мой! „то ты наделал! — крикнул он. — ¬едь это посол!

— Ѕеды наделал, — ответил  мициц, гл€д€ вдаль, — потому промахнулс€! ќн уже встал и бежит дальше. Ёх, ушел! — “ут он повернулс€ к «амойскому: — ¬ельможный пан мечник, когда бы € даже в зад ему угодил, они бы не доказали, что мы с умыслом стрел€ли в него, а €, слово чести, не мог фитиль удержать в руках. —ам он у мен€ выпал. Ќикогда не стал бы € стрел€ть в посла, будь он шведом, но как завижу пол€ка-изменника, пр€мо с души воротит!

— ƒа ты подумай только, какой беды ты бы натворил, ведь они бы нашим послам стали наносить обиды.

Ќо „арнецкий в душе был доволен;  мициц слышал, как он ворчал себе под нос:

— ”ж во вс€ком случае, этот изменник в другой раз не пойдет послом.

”слышал эти слова и «амойский.

— ќн не пойдет, другие найдутс€, — ответил старик, — а вы не мешайте вести переговоры и самовольно их не прерывайте, потому чем дольше они т€нутс€, тем больше нам пользы. » подмога успеет подойти, коль пошлет нам ее господь, да и зима идет сурова€, все т€желее будет шведам вести осаду. ¬рем€ на нас работает, а им сулит потери.

— этими словами старик вернулс€ в советный покой, где после ухода посла все еще продолжалс€ совет. –ечь изменника взволновала умы и робостью постигла души. ѕравда, никто не поверил, что ян  азимир отрекс€ от престола; но посол показал, сколь велико могущество шведов, о чем они все за последние счастливые дни успели забыть. “еперь оно вновь представилось им во всей своей грозной силе, которой испугались и не такие крепости и не такие города. ѕознань, ¬аршава,  раков, не счита€ множества крепостей, открыли победителю свои ворота, — как же могла усто€ть в этом бедствии, в этом потоке ясна€ √ора?

«ѕродержимс€ мы неделю, две, три, — думал кое-кто из шл€хтичей и монахов, — а дальше что, какой ждет нас конец?»

¬с€ страна была как корабль, уже погрузившийс€ в пучину, и только один этот монастырь, как мачта корабл€, возвышалс€ над волнами. ћогли ли люди, потерпев кораблекрушение и держась за эту мачту, думать не только о собственном спасении, но и о том, чтобы вырвать из пучины вод затонувший корабль?

ѕо-человечески — не могли.

ќднако именно в ту минуту, когда «амойский вошел в советный покой, ксендз  ордецкий говорил:

— Ѕрать€ мои! Ѕодрствую и €, когда вы бодрствуете, молюсь и € нашей заступнице о спасении, когда вы воссылаете ей свои молень€. ѕадаю и € от усталости, изнеможени€, слабости, как вы падаете, несу и € такую же ответственность, как вы, а может, и большую, — отчего же € верю, а вы, сдаетс€, уже сомневаетесь? «агл€ните в души ваши, ужели ваши глаза, ослепленные земным могуществом, не вид€т силы большей, нежели шведска€? ”жели вы думаете, что не поможет больше никака€ защита, что ничьей руке не одолеть этой силы?  оли так, брать€, то греховны ваши помыслы и хулите вы милосердие божие, всемогущество господа нашего, силу заступницы нашей, чьими рабами вы себ€ именуете.  то из вас дерзнет сказать, что владычица небесна€ не может нас охранить и ниспослать нам победу? “ак будем же просить ее, молить денно и нощно, не щад€ жизни, умерщвл€€ плоть, покуда стойкостью, смирением, слезами не см€гчим ее сердца, не вымолим прощени€ за соде€нные грехи!

— ќтец! — сказал один из шл€хтичей. — Ќе думаем мы ни о наших жизн€х, ни о женах наших и дет€х, но трепещем при мысли о том, на какое поругание отдан будет чудотворный образ, коль непри€тель возьмет крепость приступом.

— » не хотим быть за это в ответе! — прибавил другой.

— »бо никто не может брать на себ€ за это ответ, даже приор! — присовокупил третий.

» росло число противников приора, и смелели они, тем более что многие иноки молчали.

¬место того чтобы дать пр€мой ответ сомневающимс€, приор снова начал молитьс€.

— ћатерь сына единого! — молилс€ он, воздев руки и устремив очи горе. —  оль дл€ того ты нас посетила, дабы мы в обители твоей подали другим пример стойкости, мужества, верности тебе, отчизне и королю, коль избрала ты св€тыню сию, дабы пробудить совесть человеческую и спасти весь наш край, смилуйс€ над тем, кто восхотел ун€ть источник твоего милосерди€, воспреп€тствовать твоим чудесам, воспротивитьс€ св€той твоей воле!

ћинуту он молчал в молитвенном восторге, затем обратилс€ к инокам и шл€хте:

—  то возьмет на свои рамена такое брем€?  то дерзнет помешать чудесам ћарии, ее милосердию, спасению королевства и веры католической?

— ¬о им€ отца, и сына, и св€того духа! — раздалось несколько голосов. — Ѕоже нас упаси!

— Ќе найдетс€ такого! — воскликнул «амойский.

“е иноки, которых перед этим обуревали сомнени€, стали бить себ€ в грудь, ибо страх их обн€л немалый. » никто в совете не помышл€л уже в тот вечер о сдаче.

Ќо хоть укрепились сердца старейших иноков и шл€хты, все же губительный посев предател€ принес отравленные плоды.

¬есть о том, что ян  азимир отрекс€ от престола и неоткуда больше ждать помощи, дошла через шл€хту до женщин; те обо всем рассказали чел€ди, а чел€дь распространила слух в войске, на которое он произвел самое т€желое впечатление.  ресть€не не очень испугались; но опытные солдаты, видавшие виды, дл€ кого война была ремеслом, кто привык на судьбы ее смотреть со своей колокольни, стали сходитьс€ кучками, толковать о том, что оборона напрасна, жаловатьс€ на упорствующих монахов, которые ничего не смысл€т в военном деле, сговариватьс€, наконец, и шептатьс€ между собою.

ќдин пушкарь, немец, неизвестно какой веры, наущал солдат вз€ть дело в свои руки и сговоритьс€ со шведами о сдаче крепости; другие подхватили эту мысль. ќднако нашлись такие, которые не только решительно восстали против изменников, но тотчас предупредили о заговоре ксендза  ордецкого.

 сендз  ордецкий, который с величайшею верой в силы небесные сочетал величайшую земную предусмотрительность и осторожность, в самом зародыше подавил бунт, который тайно ширилс€ в войске.

ѕрежде всего он изгнал из монастыр€ вожаков во главе с пушкарем, нимало не испугавшись, что они могут донести шведам о состо€нии крепости и у€звимых ее местах; затем удвоил мес€чное жалованье гарнизону и заставил его дать прис€гу, что он будет защищать монастырь до последней капли крови.

Ќо удвоил он также и бдительность, положив еще зорче смотреть за наемными солдатами, шл€хтой и даже своими монахами. —таршие иноки были назначены в ночные хоры; младшие, кроме службы церковной, стали нести службу и на стенах. Ќа следующий день был дан смотр пехоте; на каждую башню был назначен шл€хтич со всей его чел€дью, дес€ть монахов и два надежных пушкар€. ¬се они день и ночь должны были охран€ть вверенные им посты.

Ќа северо-восточной башне поставили «игмунта ћосинского, того самого доброго солдата, у которого чудом был спасен младенец, когда огнеметный снар€д упал подле колыбели. ¬месте с ћосинским на страже сто€л отец √ил€рий —лавошевский. Ќа западной башне поставили отца ћелецкого, а из шл€хтичей ћикола€  шиштопорского — человека угрюмого и малоречивого, но отваги неустрашимой. ёго-восточную башню зан€ли ѕетр „арнецкий с  мицицем, а с ними отец јдамус —тыпульский, который служил когда-то в сторожевой хоругви. ¬ случае нужды он охотно засучивал рукава своей монашеской р€сы и наводил пушку, а на пролетавшие €дра обращал не больше внимани€, чем старый вахмистр —орока. Ќаконец, на юго-западную башню назначили —кужевского и отца ƒаниэл€ –ыхтальского, который отличалс€ тем, что две-три ночи мог совсем не спать без ущерба дл€ сил и здоровь€.

Ќачальниками стражи поставили ƒоброша и отца «ахариаша ћалаховского. Ќеспособных к бою назначили на крыши; оружейни и все военное снар€жение были отданы под надзор отцу Ћ€ссоте. ¬место ксендза ƒоброша он был назначен также начальником огневой службы. Ќочью он должен был освещать стены, чтобы вражеска€ пехота не могла приблизитьс€ к ним. Ќа башн€х он утвердил также железные жаровни и укрепы, и по ночам в них горели лучины и факелы.

Ќочь напролет, как один огромный факел, пылала теперь кажда€ башн€. ѕравда, огонь облегчал шведам прицельную стрельбу, но если бы к осажденным подошла подмога, он мог послужить дл€ нее знаком, что крепость еще защищаетс€.

“ак не только не удалась попытка сдать крепость, но усилилась ее оборона. Ќа следующий день ксендз  ордецкий ходил по стенам, как пастырь по овчарне, видел, что все хорошо, и улыбалс€ кротко, хвалил начальников и солдат, а прид€ к „арнецкому, сказал, си€€ взором:

— » пан мечник серадзский, дорогой наш военачальник, всем сердцем радуетс€ вместе со мною, ибо говорит, что теперь мы вдвое сильней, нежели были раньше. Ќовый порыв овладел сердцами, остальное пресв€та€ дева свершит в своем милосердии, € же тем временем снова возобновлю переговоры. Ѕудем медлить и т€нуть, дабы меньше пролить людской крови.

— Ёх, отче преподобный! — воскликнул  мициц. — „то там эти переговоры! «р€ только врем€ тер€ть! Ћучше нынче ночью оп€ть сделать вылазку и порубить этих собак!

Ќо ксендз  ордецкий, который был в добром расположении духа, улыбнулс€, как улыбаетс€ мать шаловливому ребенку, подн€л соломенный жгут, лежавший у оруди€, и стал шут€ бить  мицица по спине.

— Ѕудешь мне нос совать не в свои дела, негодный литвин, — приговаривал он, — будешь мне, как волк, лакать кровь, будешь подавать пример непослушани€! ¬от тебе! ¬от тебе!

 мициц, развесел€сь, уклон€лс€ то вправо, то влево и нарочно, будто дл€ того, чтобы подразнить приора, повтор€л:

— Ѕить шведов! Ѕить! Ѕить! Ѕить!

“ак они забавл€лись, а души их пылали любовью к отчизне, и ей отдавали они свои сердца. Ќо переговоров ксендз  ордецкий не оставил, ибо видел, что ћиллер хватаетс€ за любой повод, чтобы возобновить их. Ёто радовало ксендза  ордецкого, догадывалс€ он, что не очень-то легко врагу, коль стремитс€ он поскорее кончить осаду.

» потекли дни один за другим, когда не молчали, правда, ни пушки, ни ружь€, но больше работали перь€. ќсада зат€гивалась, а зима становилась все суровей. Ќа вершинах “атр тучи в гнездах пропастей выводили целые стаи метелей, снегов и морозов и мчались на ѕольшу, вед€ за собой свое лед€ное потомство. ѕо ночам шведы жались у своих костров, предпочита€ погибать от монастырских €дер, чем з€бнуть.

«емл€ промерзла, и трудно стало насыпать шанцы и рыть подкопы. ќсада не подвигалась ни на шаг. Ќе только у офицеров, но у всего войска на устах было одно только слово: «переговоры».

ћонахи сперва притвор€лись, будто хот€т сдатьс€.   ћиллеру €вились послы отец ћарцелий ƒоброш и ученый ксендз —ебастиан —тавицкий. ќни недвусмысленно намекнули генералу, что брати€ хочет мира. ”слышав такие речи, тот от радости готов был заключить их в объ€ти€. Ќе в „енстохове было уже дело, речь шла обо всей стране. —дача ясной √оры лишила бы патриотов последней надежды, окончательно толкнула бы –ечь ѕосполитую в объ€ти€ шведского корол€, тогда как стойкость, притом стойкость непобедима€, могла произвести поворот в сердцах и умах и вызвать новую жестокую войну. ѕризнаки этого замечались повсюду. ћиллер знал об этом и отдавал себе отчет в том, в какое вв€залс€ он дело, какую страшную ответственность взвалил на свои плечи, знал он, что ждет его либо королевска€ милость, маршальска€ булава, почести и титулы, либо окончательное падение. ќн и сам уже начал убеждатьс€ в том, что не по зубам ему этот «орешек», а потому прин€л отцов с необыкновенной любезностью, словно посланников цесар€ или султана. ѕригласив их на пир, он сам поднимал чару за их здоровье, а также за здоровье приора и серадзского мечника; монастырю он послал рыбы, предложил, наконец, столь м€гкие услови€ сдачи, что ни минуты не сомневалс€ в том, что они будут с поспешностью прин€ты.

ќтцы поблагодарили его со смирением, как и приличествует инокам, вз€ли письмо и ушли. ћиллер требовал, чтобы в восемь часов утра врата обители были открыты. Ћикование в шведском стане царило неописуемое. —олдаты покинули шанцы и валы, подходили к стенам и зав€зывали с осажденными разговоры.

Ќо из монастыр€ дали знать, что дл€ решени€ столь великого дела ѕриор должен обратитьс€ ко всей братии, а потому монахи прос€т отсрочки еще на один день. ћиллер согласилс€ без колебаний. “ем временем в советном покое до поздней ночи заседал совет.

’от€ ћиллер был старым и искушенным воителем, хот€ во всей шведской армии не было, пожалуй, генерала, который вел бы больше переговоров с разными городами, чем этот ѕолиорцетес, однако у него беспокойно забилось сердце, когда на следующий день утром он увидел две белых монашеских р€сы, приближавшихс€ к его квартире.

Ёто были уже другие иноки: впереди, держа письмо с печатью, выступал ксендз ћацей Ѕлешинский, ученый философ, за ним, скрестив на груди руки и поникнув головою, следовал бледный отец «ахариаш ћалаховский.

√енерал прин€л послов в окружении штаба и всех славных полковников и, любезно ответив на смиренный поклон отца Ѕлешинского, торопливо вз€л у него из рук письмо и начал читать.

Ћицо его внезапно страшно изменилось, кровь ударила ему в голову, глаза вышли из орбит, ше€ побагровела и волос под париком стал дыбом от страшного гнева. Ќа минуту он даже потер€л дар речи, только рукой показал на письмо кн€зю √ессенскому; тот пробежал глазами письмо и, обратившись к полковникам, спокойно сказал:

— ћонахи объ€вл€ют только, что не могут отречьс€ от яна  азимира, покуда примас не объ€вит нового корол€, иными словами, они отказываютс€ признать  арла √устава.

 н€зь √ессенский рассме€лс€, —адовский устремил на ћиллера насмешливый взгл€д, а ¬жещович стал в €рости теребить свою бороду. √розный, негодующий ропот пробежал по толпе офицеров.

Ќо ћиллер хлопнул рукой по колену и крикнул:

— Ёй, кто там! —юда!

¬ двер€х показались усатые лица четырех мушкетеров.

— ¬з€ть этих бритоголовых и запереть! — крикнул генерал. — ѕолковник, — обратилс€ он к —адовскому, — протрубить у стен монастыр€, что, если они дадут хоть один выстрел, € прикажу тотчас повесить обоих монахов!

—тража увела обоих ксендзов, отца Ѕлешинского и отца ћалаховского; по дороге солдатн€ осыпала их насмешками и улюлюкала. ћушкетеры нахлобучивали им на глаза свои шл€пы и нарочно вели их так, чтобы они натыкались на вс€кие преп€тстви€, когда же кто-нибудь из них спотыкалс€ или падал, в толпе солдат тотчас раздавалс€ взрыв хохота, а упавшего монаха поднимали прикладами и, будто поддержива€, били по спине и по шее. ƒругие солдаты швыр€ли в отцов конским навозом, иные, набрав горсть снегу, растирали его на тонзурах или запихивали монахам за ворот. ќтв€зав шнурки от рожков, солдаты накинули их на шею отцам, схватились за концы и, выкрикива€ цену, стали представл€ть, будто гон€т на €рмарку скот.

¬ безмолвии, со скрещенными на груди руками и с молитвой на устах шли оба монаха. »х заперли, наконец, в риге, дрожащих от холода, униженных; вокруг встала стража с мушкетами.

” монастырских стен уже протрубили приказ ћиллера, верней, его угрозу.

»спугались св€тые отцы, замерло в ужасе все войско. ѕушки умолкли; на совете не знали, что предприн€ть. Ќельз€ оставить отцов в руках варваров. ѕослать других? Ќо ћиллер их снова задержит. „ерез несколько часов генерал прислал в монастырь посла с вопросом, что думают предприн€ть монахи.

≈му ответили, что пока он не отпустит отцов, ни о каких переговорах и речи быть не может, ибо можно ли верить, что он выполнит услови€, если, вопреки главнейшему закону народов, заключает в темницу послов, неприкосновенность которых блюдут даже варварские народы.

Ќе скоро пришел ответ от генерала; страшна€ неизвестность нависла над монастырем, охладив пыл его защитников.

ј шведские войска, задержав пленников и обеспечив себе безопасность, лихорадочно работали, чтобы подобратьс€ поближе к неприступной доселе крепости. ќни поспешно рыли новые шанцы, ставили корзины с землей, устанавливали пушки. ƒерзкие солдаты подходили к стенам на рассто€ние в половину ружейного выстрела. ќни грозили костелу, защитникам. ѕоднима€ руки, полупь€ные солдаты кричали:

— —давайте монастырь, не то ждет ваших монахов веревка!

ƒругие изрыгали страшную хулу на богородицу и католическую веру. ќсажденные, чтобы сохранить жизнь отцов, принуждены были терпеливо слушать богохульников.  мициц задыхалс€ от €рости. ќн теребил волосы, рвал на себе одежду и, лома€ руки, повтор€л „арнецкому:

— Ќу не говорил ли €, не говорил ли €, что ни к чему эти переговоры со злоде€ми! “еперь вот стой, терпи! ј они лезут, а они богохульствуют! ћатерь божи€, смилуйс€ надомною, дай мне силы стерпеть! √осподи, да они скоро на стены полезут! Ќе пускайте же мен€, закуйте, как разбойника, в цепи, нет моей мочи!

ј шведы подходили все ближе и кощунствовали все наглей.

“ем временем произошло новое событие, которое повергло осажденных в отча€ние.  иевский каштел€н, сдава€  раков, выговорил условие, что он выйдет из города со всем войском и останетс€ с ним в —илезии до конца войны. »з этого войска семьсот человек пешей королевской гвардии под начальством полковника ¬ольфа сто€ло неподалеку, на самой границе, и, вер€ договорам, не принимало мер предосторожности.

¬жещович подговорил ћиллера захватить это войско. “от послал самого ¬жещовича с двум€ тыс€чами рейтар, которые, перейд€ ночью границу, напали на сп€щих и захватили их всех до единого.  огда гвардейцев пригнали в шведский стан, ћиллер умышленно приказал провести их вокруг стен крепости, чтобы показать монахам, что войско, от которого они ждали помощи, он употребит дл€ покорени€ „енстоховы.

ќсажденные были потр€сены, увидев, как ведут вокруг стен блест€щую королевскую гвардию, никто не сомневалс€, что ћиллер ее первую принудит идти на штурм монастыр€.

¬ войске снова началось см€тение; некоторые солдаты стали ломать оружие, кричать, что спасени€ больше нет, надо скорее сдаватьс€. Ўл€хта тоже пала духом.

 сендза  ордецкого стали просить сжалитьс€ над детьми, над св€тыней, над образом и над братией. ¬сю власть пришлось употребить приору и «амойскому, чтобы успокоить волнение.

 ордецкий теперь только об одном помышл€л, как бы освободить заключенных отцов. —пособ дл€ этого он избрал самый верный: написал ћиллеру, что дл€ блага церкви без колебаний пожертвует жизнью обоих братьев. ѕусть генерал приговаривает их к смерти, все увид€т тогда, чего можно от него ждать и какова цена его посулам.

ћиллер был весел, он думал, что дело близитс€ к концу. Ќе вдруг поверил он, что  ордецкий готов пожертвовать жизнью своих монахов. ќдного из них, ксендза Ѕлешинского, он послал в монастырь, вз€в с него предварительно кл€тву, что он добровольно вернетс€ в стан, независимо от того, какой будет ответ. √енерал заставил также ксендза дать кл€тву, что он расскажет инокам о могуществе шведов и представит им всю бессмысленность сопротивлени€. ћонах на совете все повторил точно; но глаза его говорили иное, и в заключение он сказал:

— Ќо жизнь имеет дл€ мен€ меньшую цену, нежели благо братии; € жду вашего решени€, и что вы постановите, то и передам врагу с совершенною точностью.

≈му велели ответить, что монахи хот€т вести переговоры, но не могут верить генералу, который ввергает в темницу послов. Ќа следующий день в монастырь пришел другой монах, отец ћалаховский, и удалилс€ с таким же ответом.

“огда им обоим был объ€влен смертный приговор.

Ѕыло это на квартире ћиллера в присутствии штаба и высших офицеров. ¬се они испытующе смотрели на монахов, с любопытством ожида€, какое впечатление произведет на них приговор.   величайшему своему удивлению, они увидели на их лицах такое неизъ€снимое, такое неземное блаженство, словно им возвестили величайшую радость. ѕобледневшие лица покрылись внезапно рум€нцем, глаза заси€ли, и отец ћалаховский сказал дрожащим от волнени€ голосом:

— ќ, почему не сегодн€ мы умираем, коль суждено нам отдать жизнь за бога и корол€!

ћиллер приказал немедленно их увести. ќфицеры стали перегл€дыватьс€, наконец один из них заметил:

— — таким фанатизмом трудно боротьс€.

 н€зь √ессенский прибавил:

— “ак верили только первые христиане. ¬ы это хотели сказать? — «атем он обратилс€ к ¬жещовичу: — √осподин ¬ейгард, хотел бы € знать, что вы думаете об этих монахах?

— ћне нет нужды думать о них, — дерзко ответил ¬жещович, — это сделал уже генерал!

Ќо тут на середину поко€ выступил —адовский.

— √енерал, — обратилс€ он решительно к ћиллеру, — вы не казните этих монахов!

— Ёто почему?

— ѕотому что тогда и речи быть не может о переговорах, потому что тогда гарнизон крепости воспылает жаждой мести, потому что эти люди скорее погибнут все до единого, но не сдадут крепости!

— ¬иттенберг шлет мне т€желые оруди€.

— √енерал, вы не сделаете этого, — с силой сказал —адовский. — Ёто послы, они пришли сюда, вер€ вам!

— я не на вере прикажу их повесить, а на веревке.

— —лух об этом поступке разнесетс€ по всей стране, он возмутит и оттолкнет от нас все сердца!

— ќставьте мен€ в покое со своими слухами! —лыхал € уже сто раз эту песню.

— √енерал, вы не сделаете этого без ведома его величества!

— ѕолковник, вы не имеете права напоминать мне о моих об€занност€х по отношению к королю!

— Ќо € имею право просить уволить мен€ со службы, а причины представить его величеству. я хочу быть солдатом, не палачом!

 н€зь √ессенский также вышел на середину поко€ и торжественно произнес:

— ѕолковник —адовский, дайте мне вашу руку. ¬ы двор€нин и достойный человек.

— Ёто что такое? „то это значит? — р€вкнул ћиллер, срыва€сь с места.

— √енерал, — холодно проговорил кн€зь √ессенский, — € позволил себе счесть полковника —адовского пор€дочным человеком, полагаю, в этом нет нарушени€ дисциплины.

ћиллер не любил кн€з€ √ессенского; но эта барственна€ манера разговора, холодна€, чрезвычайно учтива€ и вместе с тем небрежна€, на него, как и на всех людей, не принадлежавших к знати, производила неотразимое впечатление. ќн очень старалс€ перен€ть эту барственную манеру, но это ему никак не удавалось. ќднако генерал подавил вспышку гнева и спокойно сказал:

— «автра монахов вздернут на виселицу.

— Ёто мен€ не касаетс€, — промолвил кн€зь √ессенский. — Ќо, генерал, прикажите в таком случае еще сегодн€ ударить на те две тыс€чи пол€ков, что сто€т в нашем стане; если вы этого не сделаете, завтра они удар€т на нас. » без того шведскому солдату безопаснее повстречатьс€ с волчьей стаей, нежели с ними у их шатров. ¬от все, что € хотел сказать, а засим позвольте пожелать вам всего наилучшего.

— этими словами он вышел вон.

ћиллер пон€л, что зашел слишком далеко. ќднако он не отменил своего приказа, и в тот же день на глазах у всего монастыр€ начали ставить виселицу. ¬ то же врем€ шведы, пользу€сь заключенным перемирием, стали еще ближе подходить к стенам, не перестава€ глумитьс€, ругатьс€, кощунствовать и обзывать пол€ков. ÷елые толпы их карабкались на гору; они сбивались такими плотными кучами, точно решили идти на приступ.

Ќо тут  мициц, которого не заковали в цепи, как ни просил он об этом, совсем потер€л терпение и так метко ахнул из пушки в самую большую кучу, что уложил наповал всех солдат, которых вз€л на прицел. Ёто €вилось как бы сигналом, тотчас безо вс€кого приказа, напротив, вопреки ему, заревели все пушки, гр€нули ружь€ и дробовики.

Ўведы, оказавшись всюду в поле огн€, с воплем и криком бросились наутек, устила€ трупами дорогу.

„арнецкий подскочил к  мицицу.

— ј ты знаешь, что за это пул€ в лоб?

— «наю, мне все едино! ѕусть!

— “огда хорошо цельс€!

 мициц хорошо целилс€.

¬скоре, однако, ему не во что стало целитьс€. ћежду тем в шведском стане подн€лось страшное см€тение: но было совершенно очевидно, что шведы первые нарушили перемирие, и сам ћиллер признал в душе, что €сногорцы правы.

ћало того,  мициц и не предполагал, что своим выстрелом он может спасти жизнь отцов, а между тем именно после его выстрела ћиллер окончательно убедилс€, что €сногорцы, если довести их до крайности, могут и впр€мь пожертвовать двум€ своими собрать€ми дл€ блага церкви и монастыр€. ”разумел генерал и то, что если волос упадет с головы послов, ничего, кроме такой пальбы, он от монастыр€ больше не услышит.

Ќа следующий день он пригласил обоих заключенных монахов на обед, а на третий день отпустил их в монастырь.

 сендз  ордецкий плакал, увидев их, все их обнимали, и все диву давались, когда узнали, что именно выстрелу  мицица отцы об€заны своим спасеньем. ѕриор, который до этого гневалс€ на пана јндже€, тотчас кликнул его и сказал:

— √невалс€ €, ибо думал, что ты погубил их; но, видно, пресв€та€ дева теб€ вдохновила. «нак это милости, радуйс€!

— ќтец дорогой мой, благодетель, больше не будет переговоров? — спрашивал  мициц, целу€ ему руки.

Ќо не успел он кончить, как у врат снова раздалс€ рожок, и в монастырь вошел новый посол от ћиллера.

Ёто был  уклиновский, полковник хоругви охотников, котора€ таскалась повсюду за шведами.

ќтъ€вленные смуть€ны, люди без чести и совести служили в этой хоругви, да еще диссиденты: лютеране, ариане, кальвинисты. ѕотому-то и была у них дружба со шведами; но в стан ћиллера их больше всего привлекла жажда грабежа и добычи. Ёта шайка, состо€вша€ из шл€хтичей, приговоренных к изгнанию, бежавших из тюрем и от руки палача, да их слуг, сплошных висельников, ушедших от петли, напоминала старую ватагу  мицица, — только у пана јндже€ люди дрались, как львы, эти же предпочитали грабить, насиловать в усадьбах шл€хт€нок, разбивать конюшни да сундуки. «ато уж сам  уклиновский вовсе не был похож на  мицица. √оды посеребрили его голову, лицо у него было пом€тое, надменное и наглое. √лаза, очень выпуклые, и хищный взгл€д выдавали нрав необузданный. Ёто был один из тех солдат, у кого от распутной жизни и посто€нных войн совесть была выжжена дотла. ћного таких шаталось после “ридцатилетней войны по всей √ермании и ѕольше. ќни готовы были служить кому угодно, и не однажды простой случай решал, на чью сторону они станут.

ќтчизна, вера, — словом, все св€тое, было им чуждо. ќни признавали только войну, в ней искали утех, наслаждений, корысти, забвени€. ќднако, избрав какой-нибудь стан, они верно служили хоз€ину и из своеобразной солдатско-разбойничьей чести, и дл€ того, чтобы не нажить худой славы. “аков был и  уклиновский. «а бесшабашную отвагу и крайнюю жестокость был он в почете у смуть€нов. ¬ербовать людей ему было легко. «а всю жизнь он служил во многих родах войск и во многих станах. ¬ —ечи был атаманом, водил полки в ¬алахию, в √ермании, во врем€ “ридцатилетней войны, вербовал охотников и снискал себе славу как предводитель конницы.  ривые, дугою, ноги показывали, что большую часть жизни он провел в седле. ’уд он был при этом, как щепка, и скрючилс€ весь от распутной жизни. ћного лежало на его совести крови, пролитой не только на войне. ќднако по натуре он не был совсем уж злым человеком, знавал и благородные порывы, но был до мозга костей распутник и самодур. ¬ пь€ной компании он и сам говаривал: «Ќе одно на моей совести темное дело, гром бы должен убить мен€, а ведь вот же не убил».

Ёта безнаказанность привела к тому, что не верил он не только в суд божий и возмездие в земной жизни, но и за гробом, — иначе говор€, не верил в бога, зато верил в черта, колдунов, астрологов и алхимиков.

ќдевалс€ он на польский манер, полага€, что коннику польский убор идет больше всего; только усы, еще черные, подстригал по-шведски, закручивал вверх торчком и распушивал кончики. ¬ разговоре он, как младенец, то и дело употребл€л ласковые слова, что в устах этого исчади€ ада, изверга и кровопийцы звучало просто дико. ќн любил поговорить, побахвалитьс€, мнил, видно, себ€ особой знаменитой, первейшим в мире полковником конницы.

ћиллер, который и сам принадлежал к числу людей того же покро€, только что позначительней, очень его ценил и особенно любил сажать с собой за стол. “еперь  уклиновский сам нав€зал генералу свои услуги, поручившись, что своим красноречием он мигом успокоит монахов.

≈ще раньше, когда серадзский мечник «амойский, сразу же после ареста монахов, сам собралс€ в стан к ћиллеру и потребовал заложника, генерал послал в монастырь  уклиновского; но «амойский и ксендз  ордецкий не прин€ли полковника, сочт€ его особой, не соответственной по званию.

—амолюбие  уклиновского было у€звлено, и с этого времени он смертельно возненавидел защитников ясной √оры и положил вредить им всеми средствами.

ќн и послом отправилс€ не только почета ради, но и затем, чтобы все обсмотреть и посе€ть, где возможно, сем€ раздора. ќн давно уже был знаком с „арнецким, поэтому направилс€ к тем воротам, где тот сто€л на страже; но „арнецкий в эту пору спал, вместо него сто€л  мициц, он и пропустил гост€, и повел его в советный покой.

 уклиновский глазом знатока окинул пана јндже€, ему тотчас очень пригл€нулись не только вс€ стать молодого рыцар€, но и его прекрасные доспехи.

— —олдатик солдатика мигом признает, — промолвил он, поднос€ руку к колпаку. — ¬от не ждал, чтоб у монашков да служили такие славные офицеры. ј как теб€ звать, милостивый пан?

 мициц, как вс€кий новообращенный, пылал ревностью и просто тр€сс€ от негодовани€, когда видел пол€ка, служившего шведам; вспомнив, однако, как разгневалс€ на него недавно ксендз  ордецкий и какое значение придавал он переговорам, ответил холодно, но спокойно:

— Ѕабинич €, бывший полковник литовского войска, ныне охотник на службе у пресв€той девы.

— ј €  уклиновский, тоже полковник, да ты обо мне, наверно, слыхал, не на одной войне поминали это имечко да эту вот сабельку, — тут он хлопнул себ€ по боку, — и не в одной только –ечи ѕосполитой, но и за границей.

— «дорово! — ответил  мициц. — —лыхал.

— “ак ты, пан Ѕабинич, из Ћитвы? » там есть славные солдаты. ћы это по себе знаем, ибо трубы славы грем€т по всему свету. ј знавал ли ты там некоего  мицица?

¬опрос был настолько неожиданным, что пан јнджей остановилс€ как вкопанный.

— ј ты почему о нем спрашиваешь?

— Ћюблю его, хоть и незнаком, потому мы с ним два сапога пара! я всем твержу: два насто€щих солдата, — прошу прощень€, милостивый пан, — есть в –ечи ѕосполитой: € в  ороне да  мициц в Ћитве. ѕара голубков, а?! «навал ли ты его?

«„тоб теб€ громом убило!» — подумал  мициц.

¬спомнив, однако, что говорит с послом, ответил:

— Ќет, не знавал… ¬ходи же, милостивый пан, совет уже ждет.

— этими словами он показал на дверь, из которой навстречу гостю вышел один из монахов.  уклиновский направилс€ с монахом в советный покой, но прежде еще раз повернулс€ к  мицицу.

— ћне будет очень при€тно, — сказал он пану јнджею, — коли ты и назад мен€ проводишь.

— я подожду теб€ здесь, — ответил  мициц.

» осталс€ один. „ерез минуту он быстрым шагом заходил по двору. ќн весь кипел, черна€ злоба клокотала в его сердце.

— —мола не липнет так к одежде, как дурна€ слава к имени! — ворчал он про себ€. — Ётот негод€й, этот пройдоха, эта продажна€ шкура осмеливаетс€ звать мен€ братом, за товарища почитает. ¬от до чего € дожил! ¬се висельники льнут ко мне, и ни один достойный человек не вспомнит обо мне без отвращени€. ћало € еще сделал, мало! ’оть бы проучить как-нибудь этого негод€€! Ќадо непременно вз€ть его на заметку!

—овет т€нулс€ долго. —темнело.

 мициц все ждал.

Ќаконец показалс€  уклиновский. Ћица его  мициц не мог разгл€деть: но, видно, не удалось полковнику посольство и не по вкусу пришлось, так т€жело он сопел, даже охоту поговорить потер€л. Ќекоторое врем€ они шли в молчании; решив вызнать у  уклиновского правду,  мициц сказал, притвор€сь, будто сочувствует ему:

— ƒолжно быть, милостивый пан, ни с чем возвращаешьс€… Ќаши ксендзы упр€мый народ, и, между нами говор€, — тут он понизил голос, — плохо делают, ведь не можем же мы век оборон€тьс€.

 уклиновский остановилс€ и вз€л его за рукав.

— ј, так ты, милостивый пан, думаешь, ты думаешь, что они плохо делают? —тало быть, ты с умком, с умком! ћонашков мы сотрем в порошок! ƒаю слово!  уклиновского не хот€т слушать, так послушают его меча.

— ћне до них, как видишь, тоже дела нет, — сказал  мициц. — —в€та€ обитель — это другой разговор! ¬едь чем позже они сдадут ее, тем т€желее будут услови€… ј правду ли говор€т, будто волнение поднимаетс€ у нас повсюду, будто наши шведов начинают бить и хан идет нам на подмогу?  оли так, ћиллеру придетс€ отступить.

— —кажу тебе, как другу: всех в ѕольше разбирает охота пустить кровцу шведам, сдаетс€, и войско того же хочет! Ќу, и про хана толк идет! Ќо ћиллер не отступит. ƒн€ через два придут т€желые оруди€. ¬ыкурим мы этих лисов из норы, а там будь что будет! Ќо ты, милостивый пан, с умком!

— ќ, вот и ворота! — сказал  мициц. — “ут € должен с тобой попрощатьс€… ј может, спуститьс€ с тобой с горы?

— ƒавай, давай! ј то дн€ два назад вы тут по послу стрел€ли!

— Ќу что ты это болтаешь?!

— ћожет, неча€нно… ќднако ты лучше спустись со мной.   тому же € хочу сказать тебе несколько слов.

— ƒа и € тебе.

ќни вышли за ворота и потонули во мраке.  уклиновский остановилс€ и снова схватил  мицица за рукав.

— ѕослушай, милостивый пан, — заговорил он, — сдаетс€ мне, человек ты ловкий, смелый, да и чую € в тебе солдатскую косточку. Ќу на кой черт тебе не со своим братом военным, а с ксендзами €кшатьс€, в ксендзовских наймитах ходить? ” нас за чарой, да за игрою в кости, да с девками не в пример веселей и лучше!.. ѕон€л, а? — ќн сжал ему плечо. — Ётот корабль, — показал он пальцем на крепость, — тонет, а тот дурак, кто не бежит с тонущего корабл€. “ы, может, боишьс€, что теб€ изменником окричат? ј ты плюнь на тех, кто станет кричать! ѕойдем к нам! я,  уклиновский, тебе это предлагаю. ’очешь — слушай, не хочешь — не слушай, сердитьс€ не стану. √енерал хорошо теб€ примет, даю слово, а мне ты по сердцу пришелс€, и € тебе это по дружбе говорю. –азвеселый у нас народишка, право слово, развеселый! ƒл€ солдата вс€ вольность в том, чтоб служить, кому вздумаетс€. „то тебе до монахов! „естишка тебе помеха, так ты ее выхаркай! ѕомни и про то, что у нас тоже пор€дочные люди служат. —только шл€хты, столько магнатов, гетманы… „ем ты лучше их?  то еще держитс€ нашего  азимирчика? ƒа никто! ќдин только —апега –адзивилла теснит.

Ћюбопытство  мицица было возбуждено.

— —апега, говоришь, –адзивилла теснит?

— ƒа.  репко он его потрепал в ѕодл€шье, а теперь осадил в “ыкоцине. ј мы не мешаем!

—  ак же так?

— ј шведскому королю лучше, чтоб они друг дружку сожрали. –адзивилл никогда не был надежен, о себе только думал.   тому же он, сдаетс€, еле держитс€. ”ж если вз€ли в осаду, дело плохо… считай, уж он погиб!

— » шведы нейдут ему на помощь?

— ј кто пойдет? —ам король в ѕруссии, потому там сейчас дела поважней.  урфюрстик все старалс€ отвертетьс€, ан уж не отвертитс€. ¬ ¬еликой ѕольше война. ¬иттенберг в  ракове нужен, у ƒугласа с горцами хлопот полон рот, вот они и предоставили –адзивилла самому себе. ѕусть его —апега сожрет. ¬ознесс€ —апежка, это правда! Ќо придет и его черед. “олько бы нашему  аролеку с ѕруссией справитьс€, он сотрет —апеге рог. “еперь его не одолеть, за него вс€ Ћитва стоит.

— » ∆мудь?

— ∆мудь ѕонтусик под свою лапу зажал, а лапа у него т€жела€, € его знаю!

— Ќеужто так пал –адзивилл, тот самый –адзивилл, что силой равен был государ€м!

— «акатилась его звезда, закатилась…

— ѕути господни неисповедимы!

— ¬оенное счастье — оно переменчиво. ќднако довольно об этом! Ќу так как же ты насчет моего предложени€? Ќе надумал? Ќе пожалеешь! ѕереходи к нам.  оль сегодн€ рано, — что ж, подумай до завтра, до послезавтра, покуда т€желые оруди€ придут. ћонахи тебе, видно, довер€ют, коль ты можешь из монастыр€ выходить, как вот сейчас. ј то с письмами приходи, ну и не воротишьс€ больше…

— “ы мен€ на шведскую сторону т€нешь, потому ты шведский посол, — сказал вдруг  мициц. — »наче тебе нельз€, хот€ кто его знает, что у теб€ на уме. ≈сть ведь и такие, что шведам служат, а сами им зла желают.

— —лово кавалера, — ответил  уклиновский, — что говорю € от чистого сердца, а не потому, что посол. «а воротами € уже не посол, и коли так тебе хочетс€, добровольно слагаю с себ€ звание посла и говорю тебе как особа приватна€: брось ты, к черту, эту поганую крепость!

— “ак ты это мне говоришь как особа приватна€?

— ƒа.

— » € могу ответить тебе как особе приватной?

— ясное дело, € сам тебе предлагаю.

— “ак послушай же, пан  уклиновский! — наклонилс€  мициц и посмотрел заби€ке пр€мо в глаза. — »зменник ты, негод€й, мерзавец, ракали€ и подлый пес! ƒовольно с теб€, или мне еще в глаза тебе плюнуть?

 уклиновский до такой степени был поражен, что на минуту потер€л дар речи.

— „то такое? ј? ƒа не ослышалс€ ли €?

— ƒовольно с теб€, собака, или хочешь, чтобы € в глаза тебе плюнул?

—абл€ сверкнула в руке  уклиновского; но  мициц сжал его руку своим железным кулаком, выкрутил в плече и, вырвав саблю, закатил полковнику такую пощечину, что звон пошел в темноте ночи, потом хватил по другой щеке, завертел его, как волчок, и, пнув изо всей силы ногою, крикнул:

— Ќе послу отвечаю, приватной особе!

 уклиновский покатилс€ вниз, как камень, выброшенный из пращи, а пан јнджей спокойно направилс€ к воротам.

¬се это произошло на уступе скалы, за поворотом, так что со стен их трудно было заметить. ќднако у ворот  мицица поджидал ксендз  ордецкий; он тотчас отвел его в сторону и спросил:

— „то это ты там так долго делал с  уклиновским?

— ѕо душам с ним беседовал, — ответил пан јнджей.

— „то же он тебе говорил?

— √оворил, что про хана все правда.

— —лава всевышнему, что обращает сердца €зычников и из недруга делает друга.

— √оворил и про то, что ¬елика€ ѕольша волнуетс€…

— —лава всевышнему!

— „то наше войско против воли стоит со шведами, что в ѕодл€шье витебский воевода —апега разбил изменника –адзивилла и на его стороне все достойные граждане. „то вс€ Ћитва встала с ним, кроме ∆муди, которую захватил ѕонтус…

— —лава всевышнему! Ќу а больше вы ни о чем с ним не беседовали?

— Ќет, почему же! ќн уговаривал мен€ перейти на сторону шведов.

— “ак € и думал! — воскликнул ксендз  ордецкий. — Ћихой он человек. » что же ты ему ответил?

— ƒа он, преподобный отче, так мне сказал: «я, мол, слагаю с себ€ посольское звание, оно и без того за воротами кончилось, и уйти теб€ уговариваю как особа приватна€». Ќу дл€ верности € еще раз его переспросил, могу ли отвечать ему как особе приватной. «ƒа!» — говорит. Ќу € тогда…

— „то ты тогда?

— я тогда ему оплеуху дал, и он кубарем покатилс€ вниз.

— ¬о им€, отца, и сына, и св€того духа!

— Ќе гневайс€, отче! я это очень политично сделал, он там и словом не обмолвитс€!

 сендз помолчал с минуту времени.

— я знаю, ты это сделал из добрых чувств! — сказал он через минуту. — ќдно мен€ огорчает, что нажил ты себе нового врага. Ёто страшный человек!

— Ё, одним больше, одним меньше! — промолвил  мициц. — «атем наклонилс€ к уху ксендза. — ¬от кн€зь Ѕогуслав, — сказал он, — это враг! „то мне там какой-то  уклиновский! ѕлевать € на него хотел!

(окончание следует)

—ери€ сообщений " Ќ»√ј 2: ѕќ“ќѕ (“ќћ I)":
„асть 1 - „ј—“№ 1: ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈; ¬—“”ѕЋ≈Ќ»≈
„асть 2 - √Ћј¬ј I; √Ћј¬ј II
...
„асть 45 - √Ћј¬ј XIV
„асть 46 - √Ћј¬ј V
„асть 47 - √Ћј¬ј XVI
„асть 48 - √Ћј¬ј XVII




 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку