-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Люден

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.05.2013
Записей: 2
Комментариев: 3
Написано: 4


Космические дознаватели. Первое дело

Среда, 29 Мая 2013 г. 19:41 + в цитатник
Камил_чешуя_min (200x200, 29Kb)
Олаф - краса и гордость гильдии космических перевозчиков - получил, наконец, долгожданный ответ: после третьего прошения его пригласили на службу в отряд дознавателей. Предстояло окунуться в мир преступлений и загадок, которыми так славились дальние космические базы. Конфликты там были не изживаемы, сказывался тесный контакт несочетаемых рас и темпераментов.
Правда, слова «аналитическая работа» в перечне новых должностных обязанностей Олафа насторожили, но результаты многочисленных тестов говорили о его полной профессиональной пригодности. Оставалось явиться на указанную в приглашении космическую базу и получить там первую должность: Страж, Советник или Вершитель.
База встретила Олафа странной тишиной, сумраком и оглушающим ударом по голове. В себя он пришёл на полу, композитные плиты которого приятно ласкали ноющий затылок. Левое запястье ощущало тяжёлый металл наручника, однако вторая кисть оказалась свободной. Олаф подвигал закованной рукой. Её тяготило нечто тяжёлое, но подвижное. По крайней мере…
- Полегче, - прошипели из темноты, - конечность оторвёшь!
- Какую? – поинтересовался Олаф.
- Верхнюю правую.
- А сколько их у тебя?
- Четыре, - ответила темнота.
– Семь, – поправилась она через несколько секунд.
Олаф дёрнулся и ахнул:
- Ты кто?
- А ты?
- Нехорошо отвечать вопросом на вопрос.
Темнота подумала и призналась:
- Я дознаватель. Прибыл для формирования новой группы.
- Я тоже. Попали, - догадался Олаф.
- Только неясно куда.
Голос собеседника подрагивал от страха и растерянности. Бывалый космолётчик взял руководство спасением на себя.
- Свет надо включить, - распорядился он. - Выключатели обычно под щитком справа от двери.
- Здесь – слева.
- Ты откуда знаешь?
- Вижу.
Семь конечностей, зрение активное или спектр сдвинут в инфракрасную область. Что это за раса? Ничего не вспоминалось. Олаф дернул рукой.
- Вставай и включай.
Собеседник дёрнул в ответ.
- Мне и так светло.
Олаф легко поднял будущего коллегу, поставил на ноги и встряхнул:
- Включай, хуже будет!
- Думаешь, если ты жирнее меня, то можешь рассчитывать на лишние люмены в этом помещении?
От природы крепкий, но смутно помнящий при люмены и прочие люксы, Олаф потерял дар речи. А его собеседник – нет.
- Да на, смотри! Что мне, жалко?!
Олафа потянули в сторону, зажёгся неяркий свет. Из темноты проступило длинное, тощее существо, напоминающее подсохший музейный экспонат неведомой рептилии. Маленькие хищные глазки, скошенные к носу, буравили переносицу Олафа. Клыки, торчащие из-под верхней губы, сминали нижнюю и вдавливались в чешуйчатую кожу невыразительного подбородка.
- Понравился или свет лучше погасить? – шепеляво спросил ящер.
Олаф разжал руки и отскочил на шаг назад. Дальше его не отпустил наручник.
Зубы втянулись под бледные узкие губы, в тусклых глазах зажёгся разум. Лицо ящера приобрело удивительно человеческий вид.
- Тьфу ты, клоун! – выдохнул Олаф.
- И это говорит дознаватель, который просто обязан быть вежливым?
Теперь Олаф знал, к кому он прикован. Антропоморф с высокоразвитой планеты, жители которой отличались редким высокомерием и неуживчивостью. Две ноги, две руки. Острые скулы обтянуты змеиной кожей, светлые пушистые волосы стянуты в хвост. Ногти на длинных, хрупких пальцах похожи на когти.
- Камил, - сообщил человекообразный ящер.
Легче от этого известия Олафу не стало.
- И зачем ты, Камил, ко мне приковался? - спросил он, ещё надеясь на невозможное.
- Я прибыл первым. Открыл шлюз и сразу почувствовал укол. Очнулся уже в наручниках. Тебя чем усыпили?
Олаф общей рукой почесал ушибленный затылок.
- Не знаю, но шишка знатная.
- Понятно. Меня – расслабляющим лекарством. Ощущение отвратительное. Давай посмотрим, где тут что, а то неизвестно, как повреждённый организм продолжит расслабляться. Кстати, сотрясения мозга тоже сулит…
Почувствовав неладное в себе, Олаф потащил разговорчивое существо по знакомым коридорам стандартной базы. Вдруг Камил с неожиданной непреклонностью затормозил.
- Интересный агрегат.
Оказалось, что реакция у ящера прекрасная: не успел Олаф пресечь движение чужой руки, как «агрегат» был включён. Загорелся дисплей.
- О, привет! Вы кто? – осведомился приятный голос.
- Вопрос стал надоедать, - проворчал Камил и шмыгнул носом. – Представься, коробочка.
- Понятно. Я… дознаватель. Аноформ.
- Да ну?! - не поверил Олаф.
- Бывает, - поверил Камил.
- В таком виде путешествовать легче. Нет проблем с едой и климатом. И катером управлять удобней. Я - ваше информационное обеспечение. Хотел перед прибытием принять другой облик, под стать вам. И попасть сюда рассчитывал иначе, в здравом рассудке, но на подлёте меня атаковали, вот.
Агрегат затих. После долгого молчания Олаф попросил:
- Проинформируй нас о чем-нибудь полезном.
- Пожалуйста. Зовут меня – Санди. На базе присутствуют дознаватели: два антропоморфа и аноформ. Всё.
- Не густо! – огорчился Олаф. – Я – Олаф, он – Камил.
- Подключите меня к сенсорному каналу базы, надо данные подкачать.
Камил набрал нужную кодовую комбинацию. Олаф взлохматил шевелюру и, уже подозревая об ответе, спросил:
- Сколько катеров на приколе?
- Нет там никаких катеров.
- Блокируй базу! – заорал Камил.
- Заблокировал, - ответил Санди. – А зачем?
Олаф, слегка оторопевший от неожиданной зычности крика, требовательно дернул наручник.
- Действительно, зачем?
- Сначала разберёмся в ситуации, а потом будем гостей принимать. Где сортир?!
- Там, - ответил Санди. – Прости, я к телу привык. С руками, чтобы показывать где. Сейчас схему базы на дисплей выведу.
- Я не хочу в сортир! – отпрянул Олаф.
- Прямо здесь тебя обоссу, если не пойдёшь! – решительно пригрозил ящер.
- Эй, Санди, - крикнул утаскиваемый по коридору Олаф. – Оно хотя бы пола какого?
- Какая разница? – уныло осведомился у опустевшего зала оставшийся вообще без пола третий дознаватель.
Поначалу Олаф топтался за дверью, мстительно звеня своей частью наручника, но потом тоже шмыгнул в маленькую уютную комнатку. Руки неуступчивые коллеги мыли одновременно, то и дело переключая температуру воды под собственный вкус. Камил шипел, Олаф фыркал в ответ.
- Так! – заметно повеселев, заявил он на обратном пути. – Надо перекусить.
Камил согласно покивал головой, поставил на обеденный стол ящик информационного обеспечения по имени Санди, сам уселся на стул и приказал:
- Готовь.
- Кто, я?! – на всякий случай уточнил Олаф.
- Не он же будет нам стряпать, - Камил нежно погладил темный пластик и тут же, вопреки желанию, полетел со стула к плите.
- Мы теперь с тобой - не разлей вода, вместе будем готовить!
- Хорошо. В целом, готовить я люблю! – согласился Камил и решительно протянул руку к сковородке.
- А!!! – заорал обожжённый кипящим маслом Олаф.
- Что?! – совершенно натурально удивился ящер.
- Убью!
- К температуре до плюс двухсот градусов их раса невосприимчива… местами! – остановил расправу Санди. – Он не специально.
Олаф, сопровождаемый Камилом, походил по кухне и, утишив боль, осведомился:
- Какими местами?
Санди честно ответил:
- Сейчас картинку покажу с указанием зон.
- Покажи, лучше, какими особо восприимчива, - попросил Олаф, нянча кисть.
- Неэтично, - отрезал принципиальный информатор.
- Не гуманно, - поправил его Камил, дунув сквозь клыки на ожог.
- А живого человека жарить гуманно? – спросил Олаф, отдёргивая руку. – Говори, какое место у тебя самое болезненное? Чтоб я не промахнулся.
- Хвостик, - потупив глаза, ответил Камил.
Олаф попытался заглянуть коллеге за спину, но получилось плохо – коллега был увёртлив и, что важнее, одет в плотный комбинезон.
- А какой он длины? – поинтересовался заинтригованный пострадавший.
- Какой вырастет, - упорно буравя глазами пол, ответил Камил.
Вырисовывалось несколько способов укладки хвоста в брюках: бухточкой сзади, вокруг пояса, в одной из штанин… По тощему коллеге нельзя было способ определить.
- Хвост всю жизнь растёт?
- Он хрупкий. Вырастет – отвалится, вырастет – отвалится…
Да, регенерация. Симпатичное качество. Олаф, вдохновившись небывалой перспективой освобождения, некоторое время посмущался, потом дружески потрепал коллегу по плечу и ласково позвал:
- Ками-и-ил.
- Еда пригорит, - немедленно насторожился тот.
– Может быть, ты и другие утерянные конечности умеешь отращивать?
Стоящий на столе информатор расхохотался.
- Может быть, - ответил Камил, прижимая руки к груди. - Но, знаешь, я категорически не люблю их утеривать.
Обед прошёл под бормотание Санди, который вновь подключился к сети базы и для улучшения аппетита обрисовывал ситуацию остальным.
- Кислородом, энергией и продуктами мы обеспечены. Кроме нас на базе никого нет. Движения не наблюдается. Замрите, я повышу чувствительность датчиков. Не наблюдается.
- Ты бы вид нормальный принял, - попросил Олаф.
Информатор хмыкнул:
- Нормальный вид - это какой: с чешуёй или без?
- С чешуёй – красивее, - невыразительное лицо ящера сделалось мечтательным. - И хорошо бы женского пола.
Информатор икнул. Олаф захохотал, но Санди ответил совершенно серьёзно:
- Преобразование займёт много времени. А сейчас в любую минуту могут понадобиться новые сведения, лучше не рисковать.
- Интересно, какой в происходящем смысл? Нас хватятся, поднимут копии приглашений и найдут, - пожал плечами Олаф.
Камил, размазывая варёные водоросли по тарелке, уныло спросил:
- Приглашений, говоришь? Как думаешь, зачем тебя ко мне приковали?
Олаф, укусив кровавую отбивную, грозно ответил:
- Это тебя ко мне приковали, консервы на случай голода. Экологически чистые пока и без консервантов.
- Меня почему-то не приковали, – напомнил о себе Санди.
Терзавший мясо Олаф был неласков:
- Молчи, прибор! Кстати, как ты питаешься?
- На данный момент - от силовой линии.
Покосившись на вялого Камила, Олаф придвинул к себе сыр и спросил:
- Не понимаю, зачем ты этот ящик на кухню притащил?
Камил пробурчал себе под нос:
- Санди – интеллектуальное существо с тонкой психикой, так что жуй молча, дай его послушать.
- Спасибо за понимание, Камил. Дальней связи нет. О! Готов экспресс-анализ воздуха.
Камил закатил глаза и бессильно уронил голову на стол.
- Ять! – ахнул Олаф.
- Я как раз хотел сообщить, что атмосфера станции насыщена вирусами, опасными для ваших рас. Похоже, у него иммунитет слабее. Быстро прими антивирусное средство!
Олафу удалось в кают-компании, держа Камила на руках, носом открыть дверцу шкафа и носом же вывалить аптечку на пол. Он сделал себе укол, взял второй инъектор, подержал и положил обратно. Пришлось возвращаться на кухню.
- Слушай, а с ним как быть?
- Что ты медлишь?! На их планете изготавливают прекрасные лекарства, в любой аптечке они есть.
Олаф опустился на стул, прижимая к себе нетяжёлое, но уже поднадоевшее тело и ответил растеряно:
- А в этой – нет.
- Плохие перспективы.
- Какие именно?
- Те самые, - ворчливо ответил Санди. – Иди, вколи ему, что есть. Хуже не будет.
Олаф снова поплёлся в кают-компанию, потом вернулся и обессилено рухнул на стул.
- Я попробую трансформироваться, как можно быстрее, - успокоил его Санди. – Вдвоём сподручней. Переложи меня на пол.
- Ни в коем случае, - не открывая глаз, возразил Камил. – Есть риск заболеть. Запрещаю.
- Тебя не спрашивают, - встряхнув ношу, отрезал Олаф.
- А зря. Почему ты ради собственного комфорта подвергаешь Санди риску?
- Ради комфорта?! Я за пять минут все руки себе оттянул! А что будет дальше?
Несколько минут на кухне было тихо. Все представляли это самое «дальше». Потом Камил хрипло выговорил:
- Отрежь мне кисть.
Олаф решил, то ослышался. Но ящер спокойным уверенным голосом добавил:
- Если выживу – рука отрастёт.
- Враньё, - откликнулся Санди. - Олаф, про регенерацию он шутил.
Олаф зачем-то спросил:
- И хвоста нет?
- Выхода нет, - ответил Камил.
- Наркоза – тоже, - напомнил Санди. – Но есть предложение: пойти спать. День был тяжёлым, не надо его продлевать.
Вымотался Олаф страшно, он всё же, утаскивая больного в спальню, спросил у Санди:
- А ты?
- Пробегусь по всем датчикам, оценю ситуацию. Возможно, картина преступления прояснится.
Спать пришлось в одежде. Выключатель света остался в режиме «есть движение», а Камил никак не мог угомониться: он засыпал, вскрикивал и пытался встать.
- Не спится? – спросил, наконец, дико уставший от суеты Олаф. – Знобит?
Камила заметно трясло.
- Нет, - ответил он. – Страшно. Я не герой.
- Зачем тогда в дознаватели пошёл?
Ящер надолго задумался. Олаф даже усовестился, с больным следовало бы разговаривать мягче, но услышал ответ:
- На глупые вопросы трудно умно ответить.
Посчитав до ста и успокоившись, Олаф крепко обнял неприятное чужеродное существо и закрыл глаза. Может быть, хоть так свет перестанет постоянно включаться. Наверно, Камилу тоже стало легче: озноб у него прошёл. На Олафа напала дрёма, а вскоре он окунулся в один из тех странных снов, когда спящему известно, что это сон. Пекло солнце, дыхание обрывал сильный морской ветер.
- Здравствуй, Страж.
Олаф обернулся и неожиданно для себя сказал одетому в белое Камилу странную фразу:
- Рад видеть тебя, Вершитель.
- Скоро мы будем вместе…
- Не торопись, сюда все успевают.
- Как вы с Советником поживаете?
- Пойдём, покажу. Он будет рад тебя видеть.
Ветер стих, поднялся туман, и скоро всё вокруг стало белым.
Камилу тоже снился сон. Он стоял у кромки ледяного ртутного моря и смотрел, как некрупные волны грызут прибрежный лёд. Потом кто-то обнял его за плечи, и стало тепло. Вершитель не понял даже, кто это: Страж или Советник.

Условное утро встретило неразлучников чистым голосом Санди:
- Кофе, Олаф, антибиотик, Камил. Прости, чешуи не получилось, я принял образ существа, для которого здесь имеются проверенные лекарства. Преступники оставили несколько видеокамер, наверно рассчитывали любоваться делом своих рук. Но сигнал от них не проходит. Ты правильно сделал, что заблокировал станцию, командир.
Поднос, на котором лежал шприц и стояла кружка, держал зеленоглазый паренёк с буйной коричневой чёлкой.
- Как здоровье?
- Терпимо, но знаешь… - Камил потёр лицо свободной рукой.
- Знаю. Критичен третий день.
Санди ловко сделал укол.
- Я не стал бы вас будить, но на подходе катер. Вышел из той же червоточины, что и мы.
- Кстати, - хлебнув горячей жидкости из поллитровой кружки, проснулся Олаф, - почему это он – командир?
- А кто командир? – спросил Санди.
При всей душевной простоте ответить «я» Олаф не смог. Он подумал «ну, пусть» и промолчал.
Санди продолжил:
- Подделать приглашение, в котором указаны координаты, очень сложно…
- Они фальшивые?!
Олаф от досады едва не облился кофе. Камил сказал в пространство:
- Интеллект на грани фантастики.
Санди улыбнулся.
- Я очень удивился приглашению: аноформов в межрасовых организациях не жалуют. Но, конечно, обрадовался.
Оба посмотрели на Камила. Камил отвернулся, однако ответил на невысказанный вопрос:
- Я не новичок, но после гибели других членов группы был в резерве.
- Может быть, нас просто проверяют на вшивость, на совместимость, то есть?
- Такое не практикуется.
- Тогда это месть. Вспоминай, кому ты насолил.
- Многим. Пойдёмте… в смысле…
Отдохнувший за ночь Олаф вскочил с кровати.
- Да не вопрос! – воскликнул он, подхватывая ящера на руки. – Куда?
- К шлюзу.
- Ты хочешь его открыть?
- Нет. Он убьёт не только меня, но и свидетелей.
- Ты догадался, кто это?
- Давно догадался, а что толку? Последствия последнего следствия.
- Ничего не понял.
- Сейчас объясню. Вершитель имеет широкие полномочия, а именно: при необходимости судить и казнить преступника. Я лично убил человека, из-за которого потерял Стража и Советника, а вот против его компаньона улик было мало. Смалодушничал я. Включи ближнюю связь.
Динамик почти сразу ожил:
- Ты смотри, заработало! База?
- Что тебе? – отозвался Олаф.
- Вот беда! - с наигранным страхом воскликнул преступник. - Змеёныш язык проглотил или, не дай бог, подох раньше времени?
- Почему «змеёныш»? Он больше на варана похож.
- Олаф, - потребовал «варан», - прекрати цирк!
- Прорезался! – обрадовался мститель. – Узнал меня? Узнал! Жаль, не увидимся. Это ты хорошо придумал – заблокироваться. Лишил меня возможности наблюдать твои конвульсии. А я выбрал такую хорошую болезнь. Постепенный паралич, когда лёгкие отказывают, а сердце и мозг - нет.
Санди прошептал: «попробую наладить искусственную вентиляцию», но увидел глаза Камила и осёкся. После недолгого молчания, Камил ответил:
- Я знаю симптомы. Но зачем ты втянул в это дело посторонних людей?
- Они не посторонние! Это твоя новая группа. Советник и Страж. Я, признаться, надеялся, что Страж порвёт тебя, лишь бы освободиться, но он оказался добреньким.
Олаф страстно зашептал в маленькое ухо ящера:
- Это даже хорошо, что ты заболел. Когда поправишься, вот будет счастье! Ходит кто-то рядом, как привязанный, какие мелочи.
- Ну, ничего, - продолжил мститель. – Придурки будут тебя выхаживать и этим продлят страдания.
Камил отчаянно мотнул головой и спокойным, ясным голосом сообщил:
- Материалы на тебя – у меня дома. Их найдут, даже если я не вернусь.
Динамик замолчал.
- Правда? – обрадовался Олаф.
- Думаю, что нет, - улыбнулся Санди.
В динамике захохотали.
- Врёшь! Наверняка, ты взял их с собой! Почитай на досуге. Впрочем, скоро ты подохнешь, и руку, казнившую моего друга, отпилят. Радостно отпилят. Но радость окажется короткой, а свобода – призрачной. Сюда давно не приходят корабли. Эти двое – перекати-поле, их даже искать никто не будет. Кстати, ребята, еда здесь не бесконечна, и труп вам пригодится…
Санди закрыл ладонью микрофон - громкий шёпот Олафа «колись, какие кусочки самые вкусные» мог быть понят преступником неправильно.
- …Тебя, конечно, поищут, но очень недолго и не здесь. Поищут-поищут и решат, что угрызаемый совестью Вершитель сам себя приговорил и сдох с позором!
Перекрывая голос мстителя, из динамика грянуло:
- Разрешите в этот патетический момент к вам присоединиться!
Новый голос был густ и весел.
- Ты, хрен в корыте, не шарься по радару, я – боевой крейсер, который только спецсредства видят. И не вздумай дёрнуть в даль. У меня скорость вдвое, а в свете твоих речей – с удовольствием жахну из пушки вдогонку.
Теперь уже Камил прошептал на ухо Олафа:
- Поставь меня на пол.
«Охота на живца», - подумал Санди.
«Мать вашу так!» - подумал Олаф.
Он утвердил ящера в вертикальном положении и поинтересовался:
- Не соблаговолите ли открыть нам причину появления третьей стороны?
Однако, судя по растерянному выражению чешуйчатой физиономии, Камил к неожиданной победе отношения не имел.
- Не соблаговолю. Я знаю только то, что это голос моего приятеля. Он служит в спецназе корпуса дознавателей. Санди, сними блокировку.

Вскоре через порог шлюза шагнул парень огромный, сильный, рыжий, короче – атлет. Следом за ним, обгоняя и попыхивая на ходу дезинфекцией, пробежали спасатели в масках. Похожий на сардельку палец простёрся к Камилу, и крепыш радостно воскликнул:
- Иди сюда, я буду нежен!
Камил жалобно застонал.
- Он слишком сжился со мной, - воспротивился Олаф и поднял закованную руку.
- Мылыш! – ахнул спасатель. - Интересное у тебя представление о функциях Стража. Суровое. Снимай, теперь можно.
- Ключ потеряли, - накляузничал Санди.
Оглушительный хохот заполнил небольшой коридор и эхом укатился вглубь станции.
- Эй, кто-нибудь, смотайтесь на катер и возьмите у группы захвата ключ от наручников. Камил, ползи сюда. Сядь, пока есть на что. Твоя тощая жопа опять нашла себе приключение?! Мне врач тюбиков с собой надавал, ему крейсер покидать не положено, оставь штаны в покое, закатывай рукав.
Пока спасатель делал инъекции, Камил тихо спросил:
- Откуда у преступника бланки приглашений?
- Это – потом, - так же тихо ответил спасатель. – Как расследование – не знаю, я сразу за тобой отбыл.
- Каким образом стало известно о… Ай, полегче! Садист.
- Кстати, тебя действительно ждут в корпусе: отставка не принята. Можешь возвратиться в любой момент. Приглашение тебе не нужно.
- Нужно. Две штуки. Для членов моей группы. Помоги, тебе не откажут.
Спасатель почесал рыжий ёжик.
- Сложно. Если их до этого по разным причинам не хотели брать…
Камил сузил и без того жутенькие свои очи.
- Тогда я придам огласке…
- Ладно, ладно. О, ключи приехали.
Лязгнув, наручники упали на пол.
- Такая полезная вещь и без хозяина. Никто не претендует? Я так и думал. Камил, в качестве сувенира?.. Не зеленей. Кстати, раз ты меня так мерзко шантажировал, то я не скажу, как нашёл вас.
- И не надо!
- Надо, – улыбнулся Санди. – Скажите мне по секрету.
Отходчивый спасатель махнул рукой.
- Можно без секрета. Захожу недавно проведать одного депрессивного типа, а его чего-то дома нет, хотя всегда сидел – не выковыряешь. И позвало меня в дорогу влюблённое сердце.
- А координаты тоже оно подсказало?
- Координаты подсказало приглашение на казнь, которое депрессивный тип забыл в прихожей. На папке с документами!
Шепотом, не сразу, депрессивный тип выговорил:
- Где?..
- У зеркала!
Камил исказился лицом. Спасатель отступил на шаг и всплеснул руками.
- Я догадался, почему ты такой тощий! Когда ночью крадёшься на кухню, то всякий раз видишь в зеркале то, что вижу сейчас я. И сразу - прощай, аппетит!
Камил пробурчал:
- Мы разговариваем пятнадцать минут, а меня уже от тебя тошнит.
- Тебя тошнит от лошадиной дозы лекарств.
Камила шатнуло, и Олаф привычно подхватил его на руки. Спасатель заторопился.
- Пусть группа Семёрки останется и законсервирует базу, остальные – на крейсер. Сам ящера потащишь? Не надоело? Знаешь, парень, я бы тебя в отряд взял, героическая ты личность!
Потрепав Стража по волосам, Камил взглядом нашёл Санди.
- Советник, идём. А то тут много желающих чужие кадры перехватить.
- Аноформов не берут в дознаватели, - улыбнулся Санди. - Им невозможно выдать документ с изображением внешности.
- Я за тебя поручусь. Выбери форму и постарайся её не менять.
- Но чешуйчатой женщиной я не буду. Ладно?
Олаф хихикнул. Камил поджал губы и ответил надменно:
- Как сейчас – тоже сгодится.
Санди задумался.

Дневник Люден

Вторник, 28 Мая 2013 г. 22:26 + в цитатник
Я люблю жить.
В дневнике собираюсь писать о том, что кажется интересным мне. И тем самым выяснить, кажется ли это интересное интересным другим.


Поиск сообщений в Люден
Страницы: [1] Календарь