-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Николай_Тец

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.09.2012
Записей: 4
Комментариев: 7
Написано: 36


О моем родовом дереве.

Четверг, 20 Июня 2013 г. 11:32 + в цитатник
У меня не было раньше такой цели: написать о древе своём, а тем более его составить. Да просто это и не нужно было, могло и помешать моей карьере, т.к. я был сыном высланных: отца с г. Петербурга, а мамы с г. Екатеринбурга. О маме читайте в главе « Мамино детство и юность». Итак, сначала расскажу вам об отце.
Отец умер уже лет 10 назад, и тут уже ничего восстановить нельзя, т.к. по его линии никого уже не осталось, и прошу извинить меня за некоторое домыслие в повествовании. Да и запутанная у него была история. Вот послушайте.
Бабушка моя, Лидия Николаевна, была из интеллигентной семьи. Прадед был музыкантом, а прабабушка была искусствовед по русской литературе. У них на квартире частенько собирались люди искусства, устраивались литературные чтения или собирались музыканты с целью провести музыкальный вечер. Лидочка, т.е. Лидия Николаевна, выросшая в такой среде, была мечтательной и романтической натурой. Внешне была очень даже не дурна собой - типичная русская красавица.
На Лидочку многие тогда заглядывались, но когда ей предложение сделал ведущий виолончелист Мариинского театра, немец по национальности, видимо, по фамилии Tets, ну а у нас, в России, для удобства чтения, данную фамилию переделали в Тец. Год, поухаживав за Лидочкой, он сделал ей признание в любви и предложил ей руку и сердце. Для в общем-то, небогатой её семьи это было очень лестное и выгодное предложение. Родители убедили Лидочку в том, что суженый Лидочки очень хороший человек (что так и оказалось), и в том, что выйти замуж в 16 лет с разницей в годах в 40 лет не так уж страшно, и, поплакав, она согласилась.
В свадебное путешествие они поехали по городам западной Европы. Лидочке это путешествие очень понравилось. Всё было прекрасно и романтично. Супруг вел себя скорее как её отец, заботясь о ней, и ей самой предоставил все права в их интимных делах. Лида успокоилась, привыкла к супругу в столь зрелом возрасте, и, в конце концов, полюбила такого прекрасного спутника своей жизни.
Отступив от своего повествования, я хотел бы сказать, что, когда я женился в свои 27, а жене было 25 , в наш медовый месяц с ней – c Надеждой, я старался поступить точно так же, как мой уважаемый дед, поскольку я в три дня увез её к себе домой в Омск с её родины – г. Чусового, и она точно также привыкала ко мне. И в интимных вопросах она поступала, как хотела. И она меня пригласила к себе в тот самый первый раз, а не я её, и нам обоим все это вновь, приятно, интересно и романтично. И всё это останется нашей сказкой, на всю нашу оставшуюся жизнь, несмотря на дальнейшие перипетии нашей совместной жизни.
Вернувшись со своего свадебного путешествия, Лидочка занялась обустройством своего семейного очага и за пару месяцев сделала его очень даже удобным и уютным.
Днём каждый занимался своим делом, а вечером они собирались в гостиной, пили чай, а потом, Лидочка читала, вслух новинки литературы или пела что-нибудь под рояль, и оба были счастливы.
В положенный срок у них родилась дочка. Однако природа всегда берёт своё, и, видимо, из-за солидного возраста супруга, дочка прожила всего несколько месяцев и умерла. Погоревав, супруги успокоились, но с этого момента началось охлаждение во взаимных чувствах.
Несмотря на отменное здоровье, к моему прадеду, согласно тогдашней моде, приходил врач гомеопат, для проведения профилактического лечения. Симпатичный и приятный во всех отношениях поляк, по имени Августин, что значит важный, значительный, а по фамилии пан Рогачевский. Лидочка с первого взгляда понравилась этому пану доктору, и он не знал, как завязать знакомство. А тут ничего не подозревающий супруг её предложил и Лидочке тоже лечится у этого уважаемого доктора. Если бы он тогда предполагал, чем всё это закончится! Он проводил их в кабинет и оставил вдвоем.
Пан доктор сказал застеснявшейся Лидочке, что осмотра никакого делать не надо,
что ей требуется больше гулять на природе, и он готов показать подходящие места, а лекарства он выпишет позже. И они пошли гулять. Вот так они быстро подружились, и дальше и больше . . . Со стороны уже стали замечать, что эта парочка слишком часто бывает вдвоём, ну а дед пока этого не видел. Но вот обнаружилось, что Лидия Николаевна опять беременна, хотя, как оказалось, супруг тут совсем и не причем.
Состоялось объяснение и выяснение отношений, и Лидочка переехала к пану доктору. Когда страсти немного поутихли, наши влюбленные приняли решение сыграть свадьбу, но дед, отклонив просьбу о разводе с Лидией, предложил влюблённым не торопить события, ведь наш пан доктор был, ко всему прочему, врачом военным, а в это время надвигалась первая мировая, и в воздухе уже запахло порохом.
Ну, а дальше случилось то, что и ожидал дед – пана доктора призвали в армию и отправили на западную границу. Лидочка, погоревав, перебралась жить к своим родителям. Началась первая мировая. Пан доктор прислал пару писем, а потом канул в лету.
Тем временем в положенный срок на свет божий появился мой папуля, и радости Лидочки не было предела. Назвали его Георгием. Однако, поскольку развода от бывшего супруга не было, оформить его пришлось на фамилию и отчество моего прадеда (а что делать?).
Вот так! Формально я отчасти немец, а в действительности частично поляк. Ну, ничего. Суть дела от этого не меняется. Я ведь всё равно благодарен всем своим предкам!
За верность и отеческую заботу о ближнем, за пылкие чувства и стремление сделать любимого счастливым и за то, что они вообще были на земле. Ведь, в конце концов, потом на свет появился именно я! А ведь это очень здорово! Во всяком случае, именно так я и считаю. А вы как думаете по этому поводу?
Слухи о происшедшем довольно быстро распространились по литературному салону, или, как тогда говорили, обществу, который Лидочка ранее посещала. Они дошли и до господина Хвостова. Вообще говоря, выражение «господин» - это обращение друг к другу достойных и уважаемых людей. А Николай Осипович именно таким и был. О нем можно было написать увлекательный роман, ну, или на худой конец, повесть, но я о нем почти ничего не знаю. На него сохранились только два документа: представление на пенсию Николая Осиповича Хвостова от 20.08.1910г. Министерства промышленности и торговли и характеристика члена ВКПБ, зав. стат. бюро г. Таганрога.
Сын матроса, получившего звание младшего морского унтер офицера за заслуги перед отечеством, Николай Хвостов поступил в 15 лет в морское училище в Петербурге и с отличием его закончил. Ему было присвоено звание – младший унтер офицер. Он с успехом проплавал год, и его перевели на открывшийся тогда маршрут парохода Москва – Одесса. Оттуда через год, учитывая выдающиеся способности в области точных наук, Николай Хвостов был представлен для поступления в Николаевскую Высшую морскую академию на гидрографический факультет и с отличием её закончил. За выдающиеся знания и за человеческое отношение к сокурсникам по академии (спас тонущего товарища) получил звание лейтенанта и был назначен преподавателем в морской кадетский корпус. Прослужив в кадетском корпусе четыре года, Николай Осипович получил за выдающиеся заслуги, досрочно, должность старшего преподавателя и звание капитана.
В 1894г., по просьбе Министерства промышленности и торговли Хвостов назначается начальником строящегося тогда морского порта в г. Таганроге. Ранее Николай Осипович жил либо в экипажах, либо в казармах, а теперь представлялась возможность завести себе свой очаг, и Хвостов в свои 30 лет женился на дочери отставного полковника по адмиралтейству Николая Гаршина - Евгении Николаевне Гаршиной. Молодожены собрали вещи и уехали в Таганрог.
Там Николай Осипович купил понравившейся ему дом и стал привыкать к штатской жизни. Хлопот в новом порту было достаточно, и он почти дома и не бывал. И вместо медового месяца получилась небольшая размолвка между молодожёнами. Однако Хвостов своими усилиями добился досрочного вода порта в строй действующих, за что был награжден орденом «святого Станислава».
Согласно представления Министерства промышленности и торговли, Хвостов в 1895 году был уволен с морской службы и зачислен в данное министерство, ему было присвоено звание сначала надворный советник, а через год и коллежский советник, а в 1908г. он удостаивается звания члена правления данного министерства. По уходе по возрасту в отставку, в 1910 году, Хвостову Н.О. была назначена повышенная пенсия в 2000 рублей. Однако личная жизнь его не сложилась. После отставки Хвостова, Евгения Николаевна покидает семью.
Итак, поскольку Лидочка и Николай Осипович были и раньше хорошо знакомы по литературному обществу, она согласилась на сделанное предложение руки и сердца от Хвостова. Николай Осипович получил вдруг всё то, о чем можно было мечтать: молодую, красивую, ласковую и заботливою жену, и сына, о котором мечтал всю жизнь.
Но вот нагрянула Октябрьская революция, вернее, тот переворот, который вовлек Россию-матушку в страшный хаос. Все сбережения Хвостова канули в лета. За прошедший год продали, что смогли из своего имущества, и с квартиры местный домком вежливо попросил убираться для заселения туда многодетной семьи рабочего. Семье Хвостова ничего не оставалось, как отправится в свободный тогда от красного террора донской край, в Таганрог. В пути поезд не раз подвергался набегам то «красных», то «белых», то «зелёных», и у них в конце пути ничего почти и не осталось из того, что взяли с собой.
После приезда в Таганрог семья Хвостова расположилась в том доме, в котором Николай Осипович жил ранее. Хвостов устроился работать в Земельный Донской банк, а Лидия Николаевна создавала семейную обстановку на новом месте. Вот так Лидочке судьба опять предоставила друга и супруга, и жизнь потекла своим чередом. Лидия Николаевна была хорошей хозяйкой, ласковой и заботливой женой. Николай Осипович, был надежным и весёлым спутником жизни. Конечно, никакой регистрации брака не было, но они и так жили счастливо. Ничто не напоминало о прошлой жизни, разве что красивые каминные часы, подаренные Лидочке в день рождения бывшим супругом. Они ёще сыграют свою страшную роль в жизни Лидии Николаевны, но это в дальнейшем. По вечерам Николай Осипович что-либо мастерил, а Лидия Николаевна, управившись по дому, накрывала стол на ужин, за которым и посмеяться шуткам хозяина успевали, и задушевные песни попеть. Жорик к тому времени подрос, пошел в школу и радовал своим прилежанием родителей, а по вечерам помогал мастерить Николаю Осиповичу, который особенно любил из дерева что-нибудь красивое сделать. Это была и мебель оригинальной конструкции, и различного рода шкафчики, полочки и различного рода украшения из дерева.
У меня в комнате, на стене, как память об этом прекрасном человеке – о Хвостове, висит морской барометр в красивой деревянной резной оправе, сделанной им самим. Мне кажется, жизнь надо прожить именно так, чтобы тебя потом всегда вспоминали добрым словом как прекрасного человека, как я сейчас вспоминаю Хвостова.
Жорик успешно учился в школе, а после уроков носился с приятелями на улице.
Лидия Николаевна рано научила способного мальчика читать, и по вечерам он допоздна
засиживался с книжками, так что утром стоило большого труда поднять его с постели, а пока Николай Осипович был не на работе, то всё это превращалось в небольшой спектакль, с его весёлым окончанием за завтраком. Таким образом, они и прожили в Таганроге лет десять.
Однако к этому времени партийные чистки добрались и сюда, и Хвостова, как бывшего буржуазного элемента, вызвали в ЧК, допросили по существу вопроса и обязали в недельный срок переехать в маленький городишко NN на Алтае. Тяжело было расставаться и с насиженным местом, и с красивым, тихим и таким уютным Таганрогом. С собой можно было взять только немногое, и опять они остались в «пролетарской» нищете. Денег выдали только на неделю, а ехали почти две. Намаялись, нажарились в поезде, ведь ехали в середине лета, а в конце поездки и поголодать пришлось, хорошо хоть попутчики, не сговариваясь, их подкармливали. И в конце этой длинной дороги они были уже согласны на любое пристанище.
Прибыв в NN, Хвостов и Лидия Николаевна, как и было велено, отметилась в ЧК. Однако, на удивление, здесь к ним отнеслись по-человечески. Лидии Николаевне сразу дали направление в УПР.НАР.ОБР. В Управлении народного образования внимательно выслушали их невесёлую историю, выдали небольшую сумму «подъёмных» и сказали, где можно определиться на жительство. Николай Осипович устроился на работу в местную мастерскую. Поселили их у приветливой бабушки, (назовем её Марь Ивановной), оба сына которой погибли в гражданскую на стороне «красных». Она радушно приняла постояльцев и поделилась с ними, чем могла. В хозяйстве у Марь Иванны были куры, пара поросят и четыре козы, так что постояльцы на козьем молоке быстро пришли в чувство после такой утомительной дороги сюда.
Лидию Николаевну определили учителем в начальные классы местной вечерней школы. Ученики были самые разные – от уже почти дедушек по возрасту до совсем мальчишек, ведь время было такое, полуголодное, и работать приходилось всем. Но вот отношение к учёбе у всех было одинаковое, все хотели стать грамотными и к своему учителю, Лидии Николаевне относились с большим уважением. Через некоторое время
Лидия Николаевна стала брать на уроки в помощь себе и Георгия, который днем учился уже в седьмом классе дневной школы. Всё это было замечено в УПР.НАР.ОБР.е, и Лидии Николаевне дали ещё полставки учителя. Так они успешно занимались, и в результате их классы вышли на первое место по успеваемости. УПР.НАР.ОБР. сделал представление в ЧК на досрочное снятие их с поселения в местах не столь отдаленных, и им разрешили в1938г. поселиться в Омске.
Дорога в Омск не показалась такой длинной, тем более в нежарком сентябре, да и тем более это теперь был путь обычных граждан России, не заклейменных уже никакими ярлыками. Они сняли комнату на окраине города, и Лидия Николаевна устроилась работать секретарём в одну из многочисленных контор областного центра. Георгий пошел учиться в выпускной класс и засел за учёбу, поскольку уровень образования здесь был значительно выше, чем в Алтайском городишке. Всё вроде опять в норму пришло, но тут вдруг внезапно Николай Осипович очень сильно заболел и умер.
После похорон Лидия Николаевна сообщила своему поклоннику в Таганроге Френкелю Льву Григорьевичу (в просторечии – Лёсику) о смерти Хвостова и предложила приехать в Омск, так как ранее она уже оценила этого интеллигентного, начитанного и заботливого человека.
Лев Григорьевич продал всё свое в Таганроге, приехал в Омск и купил дом в центре города. Лидия Николаевна с Георгием переехали к нему жить. Там жила и двоюродная сестра Лёсика, Капиталина Карловна, в просторечии Капа, вдова. Лидия Николаевна сразу Капе понравилась, и они быстро сдружились. В связи с тем, что ездить теперь на работу, на окраину Омска было очень трудно из-за отсутствия тогда транспорта, Лёсик предложил Лидии Николаевне оставить работу и стать домашней хозяйкой, тем более, что заработки Лёсика позволяли это сделать. Так она и поступила.
И теперь в их доме царил тот семейный уют, о котором мечтают, пожалуй, все мужчины подряд.
Тем временем Георгий с отличием окончил школу и, как следует, подготовившись, поступил в медицинский институт, на хирургическое отделение и теперь в студенческом билете уже именовался как Георгий Владимирович, что его сильно забавляло. Имея отличную память и большое желание стать хирургом, Георгий был отличником в учебе.
Вот вам, наверное, уже кажется, что я идеализирую своих родных, но всё происходило действительно так. Забегая вперёд, я хочу сказать, что настоящим хирургом Жорик так и не стал, хотя с отличием кончил тот самый институт, и всю жизнь свою проработал в поликлинике, вскрывая эти самые чирьи. Видимо, настоящим Хирургом, кроме всего прочего, надобно родится.
Жизнь этой семьи давно уже наладилась, всё было прекрасно, но вот 22 июня 41 года началась та самая, страшная Отечественная война. В начале войны были только убийственные сводки о захвате и разрушении наших городов, ну а потом началась всеобщая мобилизация в армию. Однако Георгия не беспокоили, то ли потому, что он был сыном ссыльных, то ли потому, что учился на отлично, а может ещё по какой-либо причине. С продуктами стало труднее, в нашем хлебосольном городе ввели карточки на продовольствие.
Лидия Николаевна устроилась работать в расположенный недалеко от них военный госпиталь сначала санитаркой, а затем, окончив ускоренные курсы, дежурной медсестрой. Началась жизнь тылового города. Прибывали эшелоны с оборудованием и сотрудниками заводов с Украины, с Москвы; строились цеха; упорным, нечеловеческим трудом создавались заводы – авиамоторов, авиационный, танковый и другие. Шла война.
В 1943 году, летом, Георгий с отличием окончил Омский медицинский институт. Ему присваивают звание лейтенанта медицинской службы и направляют в военкомат для отправки в действующую армию. Однако в санбат ему не хотелось, по той простой причине, что там стреляют, и могут и в него попасть. Он напомнил военкомовской комиссии, что он, является сыном, интернированных родителей, и вследствие вышесказанного был направлен в Новосибирский госпиталь инвалидов.
Госпиталь официально был предназначен для долговременного восстановительного лечения тяжелораненых, а в действительности здесь лежали бойцы с ампутированными руками и ногами, и которых неизвестно куда было отправлять: либо дома их никто не ждал, либо дома вообще не было. Лечения тут особого не было, а просто мед. персонал госпиталя ухаживал за ними и старался не дать этим раненым упасть духом. Протезы им никто не собирался делать, да и Мересьевых тут и не наблюдалось.
Отца назначили к тому же и зам. председателя ВКК, (врачебной комиссии по оформлению всяческих документов), и он, обходя палаты, быстренько перезнакомился со всеми ранеными. Уточняя данные в документации, отец поговорил с каждым из раненых,
с сочувствием выслушал трагическую историю ранения каждого и уже относился к ним, как к близким для него людям. Имея жизнерадостный и весёлый характер, он ежедневно, без всякого напоминания, с утра обходил все палаты, смеялся, шутил и поднимал всем настроение. В этом смысле отца очень правильно направили служить в этот госпиталь.
Георгия, благодаря его вежливости и доброжелательности, быстро приняли во врачебный коллектив. Ночевал Георгий вначале в ординаторской, а затем главврач
сказал, что очень симпатичная бухгалтер госпиталя - Ниночка, Нина Николаевна Тенишева не против того, чтобы папа снял комнату для проживания у неё. Вот так, постепенно, конечно, и образовалась первая семья моего папули. В положенный срок, 9 октября 1944 у них родилась дочка, Оленька, очень симпатичный и развитый ребенок.
Война закончилась, и в связи с сокращением армейских штатов мобилизованных медиков возвращали домой. Отцу тоже пришло предписание прибыть в Омский комиссариат для демобилизации. Собравшись, семья Тец перебралась в Омск. Из-за отсутствия опыта работы операционным хирургом, отец устроился в поликлинику авиационного завода и успешно там работал.
А теперь я хотел бы рассказать о сестренке моей по отцу, Оле. В связи с новым романом её мамы, Нины Николаевны, семья Тец развалилась. Оля потеряла своего отца, и у неё лет в десять появился отчим. А с рождением сестренки, Ларисы, внимания и любви от её мамы значительно поубавилось. Но девочка она была симпатичная и сообразительная, и выросла в красивую девушку.
После смерти отца мне достались его фотографии, в том числе и Олины, вот посмотрите. Когда Оле было 18 лет, подружка её сфотографировала, сделала 4 снимка. На первом Оленька в полосатом костюме и, пожалуй, самая естественная. Прелесть, а не девушка. На втором, в светлой кофточке, а на третьем и четвертом в каком-то халатике. Но тут она уже изображала Брижит Бардо и не безуспешно! Но больше всего мне понравилась Оленька на снимке 61 года. Здесь она такая « теплая и ласковая»! На фото 62 года она снята в таком завлекательном снимке, слегка обнажённая. На снимке 64 года она сама серьезность, ведь скоро свадьба! Ну, и два снимка в день бракосочетания с летчиком, Геннадием Грохотовым.

Вместо предисловия.

Четверг, 20 Июня 2013 г. 11:30 + в цитатник
Вообще-то, мне давно хочется начать писать мемуары. Да, да! Вернее, воспоминания о своей жизни. У меня было много интересного, как, впрочем, и у любого другого человека и, надеюсь, произойдет что-нибудь хорошее, о чем можно будет вспоминать! Вот и появилось желание рассказать о себе, своих приключениях, своих чувствах и желаниях, о своих мыслях и впечатлениях. Рассказать тебе, как попутчику в поезде, ничего не скрывая. И, может быть, ещё кто-нибудь прочитает: ну, скажем, из своих, родных. И вспомнит меня, а то ведь забудут со временем. Ведь когда человек умирает, он забывается. А тут есть повод надеяться, что, прочтя сиё писание – поймёт, посмеётся, посочувствует и поругает, конечно. Ведь каждый человек грешен, и я не исключение. И тебе, мой друг, будет интересно прочитать, что чувствует мальчишка, юноша, мужчина в жизни своей и его сокровенные мысли и желания. Описан будет какой-нибудь эпизод интересный из жизни моей, и получится что-то вроде коротеньких миниатюр. А я потом, собрав эти кусочки, их соединю, и будет повесть обо мне. Прошу простить за несколько вольный стиль изложения, который, наверно, ближе к городскому сленгу. Я, конечно, не Чехов и не Гоголь, не Пушкин и не Толстой – но вот такой вот человек, который хочет рассказать о себе. И потом, я немножко маг и отчасти волшебник, а это тоже интересно. Итак, приглашаю Вас в свой мир.

Без заголовка

Четверг, 27 Декабря 2012 г. 16:32 + в цитатник
Ваш подарок на Новый год: счастье






Ваш подарок на Новый год via nataly-lenskaya & nika-lj-diz


Повесть о жизни моей.

Пятница, 14 Сентября 2012 г. 15:19 + в цитатник
Воспоминания о своей жизни. У меня было много интересного. И вообще! Я немного маг и отчасти волшебник! Читайте.


Поиск сообщений в Николай_Тец
Страницы: [1] Календарь