-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в ћирсаид_—апаров

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 10.07.2012
«аписей: 21
 омментариев: 2
Ќаписано: 34

 омментарии (0)

ћирсаид —јѕј–ќ¬:“≈ќ–»я »Ќ‘ќ–ћј÷»» » Ё—“≈“» ј - 1967 ---------------ѕеречитыва€ заново

ƒневник

¬торник, 12 ‘еврал€ 2013 г. 15:21 + в цитатник

тарасевич (433x600, 55Kb)

 

 

Ќиже воспроизводитс€ полный и откомментированный текст статьи ћирсаида —апарова «“еори€ информации и эстетика», впервые опубликованной в журнале «¬опросы литературы» за 1967 год ( є 8, с.207-213)

ћирсаид —јѕј–ќ¬

 

  “≈ќ–»я  »Ќ‘ќ–ћј÷»»  »  Ё—“≈“» ј

 

    ¬ последние годы буднично-затрапезное слово «информаци€», вполне примелькавшеес€ в обыденной жизни, неожиданно обрело многосмысленность  и, € бы сказал, многозначительность.

    Ёто произошло после выхода в свет ключевых работ  лода Ў≈ЌЌќЌј(1916-2001)[1]; јндре€  ќЋћќ√ќ–ќ¬ј (1903-1987) [2] ; јлександра ’ј– ≈¬»„ј (1904-1965) [3]; и, конечно же, сенсационных дл€ советских читателей книг Ќорберта ¬инера ( 1894-1964) [4]..

     ћногим показалось, что открываетс€ заманчива€ перспектива  применени€ точных количественных методов и физико –математических представлений к сфере гуманитарного знани€. —тали модными выражени€ типа «художественна€ информаци€», «информационный потенциал художественного произведени€» и т.д. и т.п. ќднако  на деле эти словесные обновы по большей части оказывались не терминами в точном смысле слова, а ни  к чему не об€зывающей бессодержательной стилистической игрой.

       Ќо вот перед  нами монографи€ известного французского ученого јбраама ћол€ [5], одним из первых попытавшегос€ применить методы теории информации к исследованию эстетического воспри€ти€. ƒоктор технических наук и доктор филологии, ј.ћоль не только теоретик, но и экспериментатор, использующий новейшие технические средства в изучении тонких вопросов психологии и социологии.

    «—верхзадача» ј.ћол€ состоит в том, чтобы «очеловечить» теорию, возникшую в цел€х усовершенствовани€ технических систем св€зи, соотнести ее с возможност€ми человеческого воспри€ти€ и приспособить дл€ постижени€ сугубо человеческих коммуникаций.  Ќесколько забега€ вперед,  скажем, что оригинальное по замыслу исследование ј.ћол€, так и «не дот€нулось» до эстетических проблем в собственном смысле слова. “ем не менее книга французского ученого по-своему интересна и поучительна дл€ представителей искусствоведческих наук (послеслови€ к книге, написанного ¬.»вановым и –.«ариповым , мы в рецензии не касаемс€, оно требовало бы специального разговора).

      ÷енно, в  частности, данное ј.ћолем, систематическое и достаточно последовательное изложение физических основ теории и информации, особенно, если учесть то обсто€тельство, что наблюдаемое ныне проникновение кибернетической терминологии в эстетику сопровождаетс€ недопустимым переиначиванием строго детерминированных пон€тий.  ј.ћоль особо акцентирует внимание на том недостатке излагаемой теории, который дает о себе знать при первых же попытках  расширить область ее приложени€. ќписыва€ €вление, теори€ информации должна разъ€ть его на простейшие элементы. ќднако далеко не всегда эта операци€ оставл€ет неискаженными хот€ бы важнейшие аспекты отображаемой реальности. Ёто замечание автора, безусловно, верно; жаль только, что сам ј.ћоль в дальнейшем слишком упрощенно истолковавший целостность эстетического воспри€ти€, не вполне преодолел присущее теории информации пренебрежение «неразложимыми» свойствами целостных €влений.

     ќпределив «сообщение» как «конечное упор€доченное множество  элементов воспри€ти€, вз€тых из некоторого «набора» и объединенных в некоторую»  структуру» (стр.40), автор стремитс€ строить свои рассуждени€ применительно к случаю, когда «приемником» информации выступает человек. »спользу€ данные психофизиологии, оказываетс€ возможным обозначить примерный объем того естественного «набора», на основе которого возникает все многообразие «зрительных» и «слуховых» сообщений, воспринимаемых человеком.  ƒело в том, что реакци€ системы органов чувств на внешнее возмущение характеризуетс€ не только «верхним» и «нижним» пределами физического возбуждени€(«порогом чувствительности» и « порогом насыщени€»), но и определенной  квантованностью «внутри» образованной этими пределами зоны. „тобы возрастание возбуждени€ воспринималось человеком, каждое последующее возбуждение должно превосходить предыдущее на вполне определенную величину, именуемую «дифференциальным порогом».

    »злага€ далее основы шенноновской (веро€тностно-статистической) теории информации, ј.ћоль подчеркивает, что шенноновска€ теори€ – всего лишь «физика сообщений», сама по себе никак не характеризующа€  их содержательную сторону. ¬ данной системе пон€тий термин «информаци€» служит синонимом  «количеству информации», величине, которую ј.ћоль представл€ет как «двоичный логарифм числа последовательных дилемм, однозначно определ€ющих сообщение»(стр.59). »ными словами, здесь оцениваетс€ статистическа€ веро€тность по€влени€ определенной совокупности символов безотносительно к передаваемому смыслу. »спользование автором пон€тие априорной «оригинальности» соответствует мере непредсказуемости сообщени€. –еакци€ воспринимающего субъекта при этом не учитываетс€.

     ак показывает ј.ћоль, дл€ данного числа символов количество информации достигает своего максимального значени€, если структура €зыка, определенна€ этим набором символов и использованна€ в канале передачи такова, что все символы равноверо€тны. ќтнес€ к этой максимальной информации Hm количество информации Ќ1, соответствующее €зыку, в котором веро€тности по€влени€ символов не равны, мы получаем количественную оценку «расточительности» в использовании символов. ¬еличина R=1 - H2 H1   получила название «избыточности».

    ѕрочитав эти определени€, легко убедитьс€, что употребление специальных  пон€тий «информации», «оригинальности», «избыточности» в традиционном литературоведческом (или искусствоведческом) исследовании, да еще в оценочном плане, абсолютно бессмысленно. Ќичем, кроме анекдотов, подобна€ игра  с  терминами увенчатьс€ не может.     ”мудрилс€ же один литератор упрекнуть прозу ƒжойса в «отсутствии избыточности». ќторванное от своей логической среды пон€тие утрачивает свою былую  однозначность и начинает жить, сообразу€сь с контекстом. “ак срастаютс€ «научное» и обыденное значени€ и возникает то зловонное» слово, о котором верно сказал ј.Ѕелый: «полуобраз-полутермин, ни то, ни се – гниюща€ падаль, прикидывающа€с€ живой: оно как оборотень вкрадываетс€ в обиход нашей жизни, чтобы ослабл€ть силу нашего творчества клеветой, будто это творчество есть пустое сочетание слов, чтобы ослабл€ть силу нашего познани€, клеветой, будто это познание есть пуста€ номенклатура терминов» [6].

      сожалению, и ј.ћоль в какой-то мере не избежал контаминации специальных терминов и «образных слов», что обнаруживаетс€ уже в первой главе, где в качестве примера предложена методика оценки «оригинальности» музыкальных программ. ѕри этом мера неожиданности по€влени€ того или иного сочинени€ в концертной программе не€вно отождествлена со степенью его «привлекательности» дл€ публики. “ак читатель лишний раз убеждаетс€, что точные количественные методы могут стать камуфл€жем дл€ очень приблизительной мысли.  стати, не доказано и другое положение «эстетической социологии» ј.ћол€, подразумевающее правомерность определенной оценки («взвешивани€») художественного объекта посредством усреднени€ реакции воспринимающей аудитории. Ќе обманчиво ли «суждение» об искусстве от лица некоей среднеарифметической «нормы» вкуса?

    ƒве последующих главы, пожалуй, наиболее интересны. ¬ них ј.ћоль стремитс€ найти синтез интегральной теории воспри€ти€ (психологической) с теорией развертки. ѕоследн€€, хорошо согласу€сь с данными психофизиологии, рассматривает воспринимающего субъекта по аналогии с техническими устройствами, разлагающими отражение объекта на временную последовательность некоторых элементов. ѕсихологи€ же неопровержимо свидетельствует о целостности воспри€ти€.

    –ассматрива€ это противоречие в контексте теории информации, автор приступает к анализу сообщени€, «наиболее трудного дл€ передачи»: ведь поскольку скорость «приема» информации, доступна€ органам чувств, ограничена, несложно представить себе сообщение, по обилию информации значительно превосход€щее «естественные» возможности человеческого воспри€ти€. ¬ итоге р€да рассуждений  - любопытные подробности которых мы, увы, опускаем – ј.ћоль приходит к выводу, что «вс€кое осмысленное воспри€тие сопротивл€етс€ простой разверстке или жертвует ею в пользу иного типа воспри€ти€, организуемого воспринимающим индивидуумом в соответствии со сведени€ми, априори известными индивидууму о сообщении» (стр.114). ѕри этом «перенасыщенное» информацией сообщение «схватываетс€» целостно благодар€ «наличию» у субъекта набора «символов»(видов устойчивого группировани€ заранее известных элементов). ѕон€тие символа близко по смыслу к психологической категории «формы», которую автор интересно интерпретировал с теоретико-информационных позиций, выразив ее как автокоррел€цию последовательности элементов.

    »деи ј.ћол€ €вл€ют нам своеобразное «математическое свидетельство» социальности человеческого воспри€ти€: богатство человеческой чувственности нельз€ объ€снить физиологическим устройством органов зрени€ и слуха : как ни  совершенен орлиный глаз, он не видит и сотой доли того, что видит глаз человека, ибо человеческое видение мира оперирует сложнейшим «набором» идеальных «форм»(«символов», по молевской терминологии), созданных и создаваемых общественной практикой, и частности искусством.

       Ќесомненно, что дл€ эстетики изучение «механизма» видени€ в его социальной обусловленности имеет первостепенное значение. «наком€сь с интересными мысл€ми ј.ћол€ о «механизме» человеческого воспри€ти€ (в частности, о роли пам€ти и времени в этом сложном процессе), можно было предположить, что собственно эстетические результаты предприн€того ј.ћолем исследовани€ окажутс€ столь же оригинальными и многообещающими. ќднако этого не случилось. —тоит разобратьс€ – почему.

    јвтору представл€етс€ бесспорным, что «оценочные суждени€» чужды «научной эстетике» (стр.244), ибо ценностный «содержательный» анализ «не объективен». —транна€ убежденность! ¬едь устран€€ эстетическое суждение и сосредоточива€ свое внимание исключительно на «материальном» аспекте эстетических коммуникаций, «экспериментальна€ эстетика» подрубает сук, на котором сидит.  ¬ самом деле, каким образом она дознаетс€, что именно оказалось под острием ее «сверхточного» инструмента: художественное произведение или р€довой образчик «антиискусства», эстетическое или антиэстетическое? ј если наука не уверена в подлинности своего предмета, то по какому праву именует она себ€ эстетикой и рассуждает об «эстетическом воспри€тии», «эстетических сообщени€х» и т.п.? ¬прочем, в книге ј.ћол€, вопреки  деклараци€м ее автора , нетрудно обнаружить подтверждение того, что вс€кое эстетическое исследование неминуемо содержит в себе и конкретное представление об эстетических ценност€х и соответствующие оценочные суждени€.

    ѕо ј.ћолю, в любом сообщении содержитс€ два типа информации: «семантическа€ информаци€», поддающа€с€ точной логической формулировке и имеюща€ сугубо утилитарный характер; «эстетическа€ информаци€», котора€ случайна, «специфически св€зана с приемником», а главное – абсолютно бесполезна. Ќапример, если вы слышите по радио нечто, не определ€ющее ваших действий ни в насто€щем, ни в будущем, то такое сообщение «в принципе относитс€ к эстетической информации», оно лишено универсальности и об€зательности» (стр. 206-207). –азумеетс€, теоретик волен ввести пон€тие информации, неотделимой от конкретных условий ее передачи, но зачем, спрашиваетс€, именовать эту информацию эстетической? «Ёстетическа€ информаци€», - утверждает ј.ћоль, - почти равнозначна «эстетической ценности» в точном смысле этого слова, что и оправдывает введение этого пон€ти€»(стр.223).

    —тало быть, без пон€ти€ эстетической ценности все же не обошлось. Ќо как загадочно его по€вление в работе ј.ћол€. Ќа стр.51 читаем: «÷енностью, по всеобщему признанию обладает то, что может быть использовано»; на стр.204: «Ёстетическое ни в коей мере не носит утилитарного характера». „то же такое «эстетическа€ ценность» - оксюморон или научное пон€тие? » разве не странно: автор, который подробно оговаривает любую мелочь, оставл€ет вдруг недоказанным центральное положение исследовани€ -  тезис о бесполезности и необ€зательности эстетического никоим образом не св€зан ни с предшествующими построени€ми ј.ћол€, ни с теорией информации? Ќо ради единого слова идущей от  анта эстетической традиции  пострадали и строгость, присуща€ теории информации, и сама€ обычна€ логика. “ут вспоминаютс€ справедливые слова одного из предшественников ј.ћол€ на поприще «экспериментальной эстетики» Ўарл€ Ћало: «…ћетод, которому следуют эстетик или художественный критик, главным образом зависит от того, как поймут его основную проблему: проблему, проблему эстетической ценности» [7].

    Ѕез малейших на то оснований информацию о шенноновском значении этого слова ј.ћоль начинает называть «семантической информацией. ≈й противопоставлена «информаци€ эстетическа€», на которую при этом бездоказательно распростран€ютс€ законы общей теории информации. Ќикаких способов измерени€ «эстетической информации» автор не предлагает, тем не менее расчерчивает таблицу, где около имен ѕаул€  лее и ∆оржа ћатье значитс€ «больша€» «эстетическа€ информаци€», а  около имен »еронима Ѕосха и —альватора ƒали – «мала€». «Ёстетическа€ информаци€» дл€ ј.ћол€ равна «эстетической ценности», - значит, перед нами традиционное оценочное суждение, хот€ и в «табличной» форме…

    Ќе замеча€, по-видимому, собственной непоследовательности, автор провозглашает: «¬се, что традиционна€ эстетика живописи обозначала с помощью не€сных терминов: индивидуальность картины, мастерство, «оригинальность», -  экспериментальна€ эстетика призвана уточнить, охватив выражаемым определенной числовой величиной – пон€тием эстетической оригинальности» (стр.208).

        ак будто число способно узаконить молевские пон€т舫эстетической информации» и «эстетической оригинальности», та€щие в себе крайне упрощенное представление о природе эстетического.   тому же математическое описание «художественного сообщени€» не может заменить истолковани€ искусства.  ак заметил –удольф јрнхейм [8], если даже количественный анализ формальной структуры картины будет настолько совершенен, что позволит воспроизводить оригинал, получа€ соответствующую информацию по телефону, понимани€ живописи мы таким путем не достигнем.

    ƒабы предмет исследовани€  соответствовал прин€тым теорией информации упрощени€м, ј.ћоль попыталс€ отторгнуть «эстетическую информацию» («эстетическую ценность») от смысла и содержани€ произведени€ искусства. ѕолное пренебрежение художественной семантикой (напомним «семантическа€ информаци€» не имеет ничего общего со «значением» и «ценностью» информации) привело не просто к «огрублению» реальной динамики эстетического воспри€ти€, как это представл€етс€ ј.ћолю (стр.131), но к непоправимому разрушению действительных св€зей и отношений.

 

             ¬едь воспри€тие произведени€ искусства отнюдь не пассивно- отражательный акт, а сложный творческий

          процесс, направл€емый и корректируемый значением восприн€того. Ёмоциональный отклик,   де€тельность

          воображени€, сли€ние отдельных впечатлений – все это не только следстви€ соответствующего « приема

          информации», но и  формирующие  факторы эстетического воспри€ти€, определ€ющие в конечном итоге его

          специфику.

       ¬оспри€тие музыки, о котором больше всего говорит ј.ћоль, не €вл€етс€ исключением. ¬ музыке, более, чем в какой – либо другой области искусства, понимание даетс€ лишь тем, кто совершает какое-то действенное усилие. «ќдного  пассивного воспри€ти€, - писал ».—травинский, - недостаточно, слышать известные комбинации звуков и бессознательно привыкнуть к ним вовсе не то же самое, что восприн€ть и пон€ть их, ибо можно слушать и не слышать, смотреть и не видеть» [9].

    Ќам могут возразить : дл€ ј.ћол€ теоретико-информационный подход всего лишь «перва€ ступень» в «восхождении» от «простого» к «сложному», котора€ не исключает дальнейшего анализа реакции воспринимающего субъекта. ¬ том-то и дело, что понимание этого вопроса  автором оп€ть- таки характеризуетс€ удручающим схематизмом. «ќчевидно, - утверждает ј.ћоль, - что если отвлечьс€ от рассмотрени€ воспри€ти€  с точки зрени€ теории информации, то произведение искусства представл€ет собой только типичный, легко поддающийс€ определению случай цикла «воспри€тие – реакци€»(стр.273). —казавша€с€ здесь бихевиористска€ абсолютизаци€ схемы «стимул – реакци€» вр€д ли нуждаетс€ в комментари€х.

    ѕри всей неубедительности эстетической концепции ј.ћол€ рецензируема€ монографи€ содержит р€д идей и наблюдений, представл€ющих известный интерес дл€ теоретического искусствознани€. “аковы, как нам кажетс€, мысли автора «о пространстве степеней свободы музыкального сообщени€», о взаимодействии «частных сообщений» в «синтетических искусствах».

    ќсобого внимани€ заслуживают предложенные ј.ћолем способы применени€ современных технических средств в области экспериментальной эстетики, тем более, что разнообразные, подчас неожиданные методы исследовани€, ставшие возможными благодар€ звукозаписи, кино, колориметрии, различной электронной аппаратуре, еще не оценены в полной мере. “ехника позвол€ет не только «увековечить», сделать предметом объективного изучени€ каждое конкретное исполнение произведени€, но и непосредственно «экспериментировать» с художественными структурами, «разрушать» их и «перестраивать», наблюда€ за соответствующими изменени€ми в воспри€тии и оценке.

    «аметим, что бегло перечисленные ј.ћолем приемы частичного преобразовани€ « художественных сообщений» (стр.289-290) (например, инверси€) нередко привод€т к тонким и плодотворным наблюдени€м. ”даетс€, в частности, конкретно исследовать соотнесенность композиционных особенностей произведени€ искусства с определенным типом воспри€ти€. Ёто подтверждаетс€ опытом современной «экспериментальной эстетики», котора€, кстати, за восемь лет, истекших после по€влени€ книги ј.ћол€ на французском €зыке, получила небывалое распространение [10]. ѕо-видимому, эвристические приемы, выработанные экспериментальной эстетикой, при критическом к ним отношении могут быть использованы марксистским искусствознанием и эстетикой.

    ¬ пределах небольшой  статьи невозможно достаточно полно охарактеризовать весьма необычное и противоречивое исследование ј.ћол€. –аздел€€ стремление французского ученого преодолеть «цеховую замкнутость» эстетики, мы остановились, главным образом, на спорных моментах его концепции, ибо, как резонно утверждает ј.ћоль, «цель науки – не всеобщее примирение, а посто€нно возобновл€емое поступательное движение» (стр. 283).

 

ѕримечани€:

1. Ўеннон  . –аботы по теории информации и кибернетике. – ћ.:  »ностранна€ литература, 1963

2.   олмогоров ј.Ќ. “ри подхода к определению пон€ти€ « оличество информации» // ѕроблемы передачи информации. – 1965. - є1.

        сожалению, приоритет фундаментальных идей ј.ј. олмогорова  в сфере проблем информации замалчиваетс€ из-за того, что новаторские идеи ученого  были засекречены. ќб этом, кстати, очень доказательно говорил ј.ј.’аркевич.

3. ’аркевич ј.ј. Ѕорьба с помехами. 1963; ’аркевич ј.ј. »нформаци€ и техника //  оммунист. – 1962. - є12.

4. ¬инер Ќ.  ибернетика или ”правление и св€зь в животном и машине. – ћ.: —оветское радио, 1958 ;  ¬инер Ќ.  ибернетика и общество. – ћ.: »ностранна€ литература, 1958.

5.  јбраам ћоль. “еори€ информации и эстетическое воспри€тие. – ћ.:ћир, 1966. – 351 —.

6.  Ѕелый ј. —имволизм.- ћ.: ћусагет, 1910. – —.436-437.

7. Ћало Ўарль. – ¬ведение в эстетику. – ћ.:  “руд, 1915. – —.34.

8. Arnheim  R. Information Theory and the arts // The Journal of Aesthetics and Art Criticizm. – 1959. – vol.XVII, N4. – P.501-502.

9. —травинский ». ’роника моей жизни. – Ћ.: ћузгиз, 1963. – —.220.

10. ѕоказателен в этом смысле международный коллоквиум  по экспериментальной эстетике, проходивший 7-8 апрел€ 1965 года в ѕариже и завершившийс€ организацией международной ассоциации экспериментальной эстетики 

   

 


ћетки:  

 —траницы: [1]