-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в людмила_людмила

 -ѕодписка по e-mail

 

 -»нтересы

живопись мир птиц и животных.с интересом воспринимаю всЄ но мне интересно многое - жизнь полна самых разнообра научную фантастику.компьютор мо€ слабость!)))хочу притчи и сказки театр.мен€ интересует пейзажна€ фотографи€

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 04.12.2011
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 587

 омментарии (0)

‘ильм " острома" - груба€ маги€ и чистейша€ поэзи€ —евера

ƒневник

¬оскресенье, 24 »юн€ 2012 г. 22:22 + в цитатник





" острома"
јвтор сценари€ и режиссер ¬.—уриков
ќператор ё. лименко
’удожник Ў.јбдусаламов
¬ рол€х: —.√алкина, ј.0вс€нникова, ќ.Ўаламов и другие
"—“¬"
–осси€
2002


ѕродюсер —.—ель€нов, представл€€ в —очи дебют ¬.—урикова " острома", честно сказал, что не знает, почему вз€лс€ за производство этой картины, что в результате получилось и кому это надо... ћол, сн€ли непон€тное, а дальше уж вам судить...

» действительно, " острома" - зрелище странное. Ётакий живописный кинопримитив, где современна€ деревн€ представлена как заповедное Ћукоморье с лешими, русалками, чудесами и крепким духом русского полу€зыческого фольклора, который, казалось бы, навсегда погребен в пыльных томах добросовестных филологов-фольклористов второй половины позапрошлого века.

¬.—уриков - уроженец јлта€, выпускник местного института культуры и ¬ысших курсов сценаристов и режиссеров, работавший на картинах ј. айдановского, —.ѕараджанова, Ё. лимова, - с трудами фольклористов, безусловно, знаком. ќднако " острома" - не реконструкци€ записанных некогда обр€дов и текстов. —корее, попытка вновь "войти в ту же реку" - сн€ть кино, непосредственно воссоздающее фольклорный "поток сознани€", где груба€ маги€ и чистейша€ поэзи€, безграмотные суевери€ и подлинный мистический опыт, христианство и €зычество, наконец, смешаны в самых непредсказуемых, рациональному уму неподвластных пропорци€х.

ƒействие " остромы" разворачиваетс€ в некоем фантастическом зазоре, на границе миров: между девичеством и замужеством, между жизнью и смертью, природным и человеческим, сказочным и реальным... Ёто то пространство перехода, инициации, где перестают действовать законы обыденности, где может произойти все что угодно и единственна€ защита от тайных сил - вековечные, от бабок унаследованные ритуалы, заговоры и обр€ды. —южета как такового, собственно, нет. —уть происход€щего описываетс€ одной фразой, затер€вшейс€ в потоке невн€тных, полуабсурдных речей, сыплющихс€ из уст персонажей: "ƒевка перед свадьбой попадает в лапы к нечистой силе. ¬ыживет ли, нет ли - никто не знает".

√ероин€ (—.√алкина) - рыжа€, курноса€, конопата€ девка - отрезает в начале фильма роскошную, заплетенную розовой лентой косу, которую тут же через дырку в тесовом полу утаскивает черна€ кошка (потом эта кошка на мгновение выгл€нет из дыры украшенна€ кокетливыми атласными бантиками). » дальше девица пускаетс€ в путешествие неизвестно куда, незнамо зачем.

ќна выходит из дома - крепкого, только отстроенного, с оконницами без окон, дверными проемами без дверей. ѕрочное изобилие (камера панорамирует по столу, где заготовлена цела€ галактика, звездна€ россыпь пельменей) соседствует с ощущением распахнутости, открытости этого пространства вторжению неведомых сил. ќт них героиню никто не защитит: ни смешна€ кубышка-мать, котора€ толчетс€-хлопочет по дому, меша€ стариковское ворчание с матерком, ни голопузый жених, который, сид€ возле тына на улице, мучает гармошку и оглашает окрестность печальными, томительными аккордами... "я те сказала: не дам, пока играть не научишьс€", - жестоко бросает красавица и следует мимо.

  ней присоедин€етс€ странный такой старичок, одетый в прозрачный дождевик. Ќа плече у деда коса о трех лезви€х. —тарик - то ли деревенский дурачок, то ли колдун, то ли живой, то ли мертвый, то ли жена у него померла от удара, то ли самого его стукнуло - показани€ разных персонажей расход€тс€. Ќастойчиво он т€нет девицу €кобы "в церкву" - кого-то крестить, и крестным должен быть "первый встречный". "Ќельз€ мне в церкву, - возражает девица. - “ам батюшка молоденький, смешной. я над ним сме€тьс€ буду..." Ќо все равно покорно тащитс€ за стариком мимо неистово цветущего луга, вдоль быстрой, холодной реки... ѕлетет по дороге венок, украша€ его выловленными из воды цветными страусиными перь€ми.

ќткуда перь€ в реке, спрашивать бесполезно, так же как и почему у косы три лезви€, а медали старика нацеплены пр€мо на майку под пиджаком... “ут все навыворот. Ќедаром старик заставл€ет девку съесть коровью лепешку, а платье переодеть наизнанку. —ама же она врем€ от времени то гл€дит, нагнувшись, между расставленных ног и видит, словно во сне или в гадании, собственную свадьбу: девицы в расшитых сарафанах с песн€ми несут на плечах перевитые лентами гирл€нды из сена, плывут по реке красные струги, и на переднем - она с женихом, факелы гор€т, венки колышутс€ на воде и тут же все тер€етс€, исчезает в речном тумане...

Ѕезумный старик бормочет, докуча€ девчонке рассказами про каких-то жуков, про воробь€, который "прокл€та€ птица", потому что "когда жиды ’ристоса расп€ли, голуби ворковали: "”мер, умер", и только воробей кричал мучител€м: "∆ив, жив!", и потому лапки у него навеки св€заны и он ходить не может, только прыгает"... Ѕылички, наставлени€ вперемешку с истори€ми "из жизни" сливаютс€ в безостановочный поток деревенского доморощенного абсурда. ƒевка, впрочем, реагирует равнодушно: "„о? Ќу и чо?" ј белый бычок на лугу неторопливо жует зеленую траву...

ѕлан с жующим теленком длитс€ в фильме почти минуту. “ак же как и другой, где деревенские девки неспешно идут от кра€ до кра€ пол€, над которым раскинулась радуга; девки уже исчезают за кромкой кадра, а план все длитс€: посреди пол€ из густой ржи вдруг по€вл€етс€ героин€ со своим спутником, и картинка стоит, пока они удал€ютс€ за горизонт. ¬ этой наивной статике - деклараци€ абсолютной власти природы над человеком. „еловек тут затер€н в пейзаже, как утлое суденышко в океане, как мала€ былинка в жутковатом, бескрайнем лесу.

ƒальше кино развиваетс€ уж и вовсе непредсказуемо. —тарик загон€ет девчонку в холодную реку, а сам пропадает. ƒевку уносит течением, и вылавливает ее - совершенно бесчувственную - невесть откуда вз€вшийс€ жених с неизменной гармошкой. ќднако героин€ вновь дает суженому от ворот поворот, и тот отправл€етс€ мыкать горе и терзать инструмент в сгоревшую баньку. “ам настигают его туристы не туристы - какие-то городского вида парни и девки, которые пл€шут, изгиба€сь под грохочущий рок, а потом увоз€т сомлевшего жениха на сан€х, запр€гшись в оглобли... Ќикакого зазора между экстатическим ритуалом нынешним и вчерашним - все едино, фольклорное сознание толерантно к любому "выходу из себ€".

√ероин€ же отправл€етс€ бродить дальше по сумрачному лесу предсвадебных вожделений. √де-то по дороге она тер€ет платье и остаетс€ в одних трусах. “русы на ней - то черные, то красные, потом желтые; может, одни под другие были надеты, а может, так надо - удивл€тьс€ ничему не приходитс€. »з реки на берег €вл€етс€ хоровод русалок. "я теб€ знаю, ты Ћюбка из соседней деревни. “еб€ в позапрошлом годе качел€ми зашибло", - бросает героин€ одной из них и лезет спасатьс€ от русалок на дерево.

ѕотом, в глубокой ночи, она очнетс€ почему-то внутри трухл€вой древесной колоды, и в небе, строго по центру кадра, будет си€ть невинна€, как на примитивистских картинках, луна. ј когда девица прозаически прис€дет пописать, перед носом у нее вдруг вспыхнет колдовским огнем цветок папоротника, и, недолго дума€, девка мечтательно проглотит его. ѕотом, истомившись наконец сказочной ма€той этой нескончаемой ночи, она, уже совсем гола€, кинетс€ к жениху в баню и, жадно впившись пальцами в его шею, крикнет: "∆енись на мне, а не то задушу!"

Ѕудет и свадьба. ћать приведет св€щенника - того самого, смешного. Ѕатюшка, не смуща€сь, что жених в одних сползших с пуза спортивных штанах, а девка заместо свечки держит на руках черную кошку, степенно начнет обр€д. "ѕовтор€йте за мной все, что € делаю", - строго прикажет он, но уголек из кадила упадет незаметно ему в ботинок, и с криками, вопл€ми и гримасами, повтор€€ все движени€ потер€вшего степенность св€щенника, шутовска€ "свадьба" попрыгает с мостков в реку.

¬ финале же увидим мы гроб, и в нем траву, в которой птицы свили гнездо, и в том гробу, не закопанном, а вознесенном на вершину - над распахнутым видом с горами, лесами и петл€ющей серебристой рекой, в излучине которой притулилась деревн€, - все того же старика, что бродил с косой, и вновь услышим его безумное бормотание: "ј как же, есть в деревне волхвы. ¬от бабка ћан€ - волхв..." и т.д. и т.п.

„то это? «ачем это?  ому нужны деревенские бабки, волхвы и весь этот невн€тный фольклорный лепет странноватых персонажей, что мечутс€ как оглашенные, пыта€сь правдами и неправдами заговорить, заворожить, переиграть колдовство природы? «абота у них одна - хитростью, "задом наперед" пройти сквозь опасности неведомого, невидимого, но реально существующего мира, силы которого €влены им и в эротическом волнении крови, и в угрожающе прекрасных очертани€х обступающего ландшафта. Ёта €зыческа€ природна€ мистика в деревенском мирке, где индивидуальный разум, вол€ и чувства пребывают в зачаточном состо€нии, оказываетс€ неизмеримо сильнее и христианских заповедей, и, уж конечно, трезво рационального отношени€ к жизни.

Ќародна€ мистика - вещь обоюдоостра€ и опасна€. Ќо така€ же неотъемлема€ от национального быти€, как истори€ с географией. √л€д€ фильм " острома", понимаешь, что сказочный лес фольклора уходит корн€ми в абсолютно реальную почву и все поверь€ и суеверь€, заговоры и обр€ды, сказки и небылицы - не просто склад архетипов коллективного бессознательного, но непосредственный отклик коллективной души на таинственные мистические токи природной стихии.

—егодн€ все это воспринимаетс€ нами как экзотика или архаика.  ак то, что обречено погибнуть под асфальтом цивилизации. ќднако еще неизвестно, что окажетс€ сильнее: секул€рно-рациональна€ цивилизаци€ или буйные побеги почвенного самосознани€. Ќедаром же продюсер —ель€нов в услови€х глубочайшего кризиса русской национальной идентификации снова и снова предпринимает попытки углубитьс€ в темные слои коллективного бессознательного. —нова и снова рискует он забрасывать невод в эту страшную глубину и вычерпывает оттуда странные, подчас пугающие и шокирующие нас артефакты. “ут и "патриотический" фильм "¬ойна" ј.Ѕалабанова, и лубочный "—каз про ‘едота-стрельца" —.ќвчарова, и народный боевик "Ѕрат-2"... " острома" - из того же р€да. ƒемонстраци€ неискоренимого народного €зычества, теснейшим образом св€занного с почвой, с российским ландшафтом, с фольклорным менталитетом, по всей видимости, сегодн€ нужна, потому что, не зна€ этого, просто невозможно "почу€ть" лежащую под нами страну.

5e9e66a6ed62 (320x240, 22Kb)

 

koctroma08 (700x265, 37Kb)

 

 

“екст - Ќаталь€ —иривл€  
ќпубликовано в журнале "»скусство кино",  
No 10, окт€брь 2002  

 

–убрики:  »Ќ“≈–≈—Ќќ
кино

ћетки:  

 —траницы: [1]