-Видео

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Софья_Романова

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 15.11.2011
Записей: 21
Комментариев: 1
Написано: 36

Выбрана рубрика Рассказики.


Соседние рубрики: Рассказики(0)

Другие рубрики в этом дневнике: Экзистенция(2), Творчество(2), Осовение реальности(3)
Комментарии (0)

Привидение

Дневник

Четверг, 30 Июня 2016 г. 17:44 + в цитатник
boy (365x360, 29Kb)
– Анна Сергеевна, - строго сказала Мария Кондратьевна, директор картинной галереи, своей коллеге, директору исторического музея, - это просто возмутительно, голубушка!
Анна Сергеевна растеряно теребила кисти крупноячеистой шали, наброшенной на плечи. Мария Кондратьевна, крупная и даже грузная женщина, просто нависала над хрупкой и невысокой коллегой, отчего та еще сильнее съеживалась.
– В конце концов, вы ведь можете хоть что-то сделать! Мне уже все жалуются – и уборщицы, и охранники, и даже посетители! Приструните вы этого наглеца! Ладно, у вас ему многое позволяется, вы сама себе хозяйка, хотите возиться с ним – это ваше право, хотя я бы от этого поганца уже давно избавилась! Но вот в своей галерее я его не потерплю!
– Хорошо, я… поговорю с ним, - прошептала Анна Сергеевна. – Он обязательно поймет, я обещаю, больше такое не повторится!
– Да уж, поговорите, сделайте одолжение! – гневно воскликнула Мария Кондратьевна. – Иначе, - она сделала угрожающую паузу, - я САМА этим займусь!
И, высокомерно вскинув голову, директор галереи шумно удалилась.
Анна Сергеевна устало опустилась на стул. Беседы с авторитарной коллегой всегда давались ей нелегко, после таких визитов она чувствовала себя опустошенной, униженной и растоптанной. А в последнее время эти визиты участились, к тому же Мария Кондратьевна все время была не в духе, выпуская пар на скромную и запуганную жизнью женщину.
В дверь осторожно постучали, потом в кабинет просунулась взъерошенная голова девушки-практикантки. Она окинула кабинет долгим и подозрительным взглядом и спросила:
– Эта грымза уже ушла?
– Танечка, - мягко укорила ее Анна Сергеевна, - нельзя так о людях говорить!
– Еще как можно! – фыркнула Татьяна, войдя в кабинет и вальяжно развалившись на кресле напротив директора. – Она же об вас ноги вытирает, а вы ее еще и оправдываете! Я ж говорила – позовите меня, я ей сразу…
– Таня! – построжела Анна Сергеевна. – Немедленно прекрати! Мария Кондратьевна пришла поговорить по делу, и не тебе ей высказывать. Ты уже все сделала?
– Да все, все, - проворчала практикантка.
– Тогда иди домой. И остальным тоже скажи, пусть идут.
– И Василь Павлычу?
– И ему. У него еще три отгула, пусть отдохнет.
– А здесь кто останется? – не отступала студентка.
– Здесь пока я останусь. А ночью – сигнализация стоит, поди, ничего за одну ночь не случится.
Ворча, Татьяна ушла. Анна Сергеевна поправила шаль на плечах, села к столу, начала разбирать бумаги. Под столом тихо жужжал компьютер, новомодное введение в музее, которым почти не пользовались – ну, разве что пасьянс разложить, чтоб отвлечься от работы. Голубой экран часто мерцал, чем вызывал у Анны Сергеевны какую-то тоску. Директор музея не любила эти новые технологии, считала, что они убивают в человеке человека, делают такой же вот бездушной машиной, которая просто работает с информацией, не придавая ей никакого значения, не переживая, не радуясь.
Потерпев 15 минут, Анна Сергеевна выключила компьютер и откинулась на спинку кресла, закрыв глаза. Было уже десять часов вечера. Осеннее солнце уже скрылось, и музей был освещен мертвенным светом люминесцентных ламп. Анна Сергеевна отправилась на традиционный вечерний обход, который всегда делала сама, хотя этим должен был заниматься ночной сторож – Василий Павлович. Проходя по залам, в которых содержались вещи из прошлых эпох, Анна Сергеевна испытывала щемящую тоску в груди. Вся история страны проплывала перед ней за неполный час, который она тратила на обход, хотя музей можно было обойти на 15-20 минут.
Дойдя до зала истории православия, она на несколько минут задержалась перед дверью. Каждый раз она испытывала перед этим залом почти трепет, но потом все проходило, как только ее рука касалась дверной ручки.
В зале были размещены иконы и предметы церковной утвари. Перед самой большой иконой, изображающей архангела Михаила, стоял мальчик 15-16 лет, спиной к Анне Сергеевне.
– Ваня! – окликнула его директор.
Мальчик обернулся, увидев, Анну Сергеевну, заулыбался и отвесил поясной поклон. Одет мальчик был в рубашку-косоворотку и портки, подвязанные расшитым поясом, а ноги были босые.
– Ваня, мне опять жаловались, - сказала Анна Сергеевна, стараясь, чтобы голос ее звучал недовольно. – Ты снова был в галерее.
Мальчик смутился, отступил назад и наполовину скрылся в иконе.
– Ваня, не смей исчезать! Это очень серьезно!
Иван вздохнул и вернулся.
– Да уж больно охота было на образа те глянуть, - признался он. – Тятька мой по-другому малевал, а те уж дюже настоящие.
Анна Сергеевна укоризненно покачала головой. Ваня – призрак мальчика XV века, чей отец-иконописец невольно заключил часть души сына в образе архангела Михаила, когда зачем-то написал образ схожим с Ваней. Когда икону три года назад привезли в музей, в первую же ночь Ваня отправился изучать новое жилище и напугал до икоты одну из смотрительниц. Впрочем, к призраку скоро привыкли, он даже стал кем-то вроде сына полка, старые служащие оберегали своего потустороннего жильца, посвящение новых работников в тайну музея означало, что работник принят в коллектив. Но с некоторых пор Ваня заскучал в музее и начал делать вылазки за его пределы, где обнаружил соседнюю картинную галерею, где распоряжалась Мария Кондратьевна. Против ожидания, в галерее призрака приняли без страха, но и без особой радости. Картинная галерея была более солидным учреждением, имела в штате охранников, которые первые и познакомились с Ванюшей, пытаясь отловить сорванца, пробравшегося ночью в галерею. Когда природа и происхождение ночного визитера стали известны, Мария Кондратьевна обрушила на коллегу поток нескончаемых жалоб, грозясь привести священника, чтоб изгнать непрошенного гостя. Анна Сергеевна успокаивала ее, как могла, но с каждым разом становилось все труднее уговорить Марию Кондратьевну не трогать Ваню.
– Ты ведь туда не на образа ходил смотреть, да? – ласково спросила Анна Сергеевна.
Прозрачные щеки мальчика порозовели, он начала ковырять пол большим пальцем ноги.
– А на обнаженных женщин, да?
Уши Вани стали пунцовыми и даже засветились.
– Ваня, давай договоримся – что это будет в последний раз. Иначе у тебя могут быть проблемы, ты понимаешь?
Ваня кивнул, низко опустив голову.
– Вот и ладно, - Анна Сергеевна одобрительно кивнула.
Ваня отвернулся к иконе, Анна Сергеевна вышла из зала, осторожно прикрыв за собой дверь, и погасила свет.
У ворот музея она оглянулась. Окно в зале истории православия светилось чуть заметным мягким голубоватым светом.
Рубрики:  Творчество/Рассказики

Метки:  
Комментарии (0)

Змей Горыныч и налоговый инспектор

Дневник

Вторник, 28 Июня 2016 г. 18:34 + в цитатник
52309_600 (600x397, 128Kb)
Дракон свернулся клубком на груде золота, подогнув под себя лапы и сложив головы на шеи друг друга. По зеленой чешуйчатой шкуре то и дело пробегали волны – Змей вздрагивал во сне, пытался мелко сучить лапками и тихонько взвизгивал, как щенок.

Спалось ему в последнее время неспокойно. Со всех сторон лились жуткое звуки – то гул из-под земли, то рев с воздуха. Повсюду шныряли громыхающие чудовища, внутри которых находились, очевидно, съеденные ими привычные Змею люди. Составлять этим страшилищам конкуренцию Горыныч не рисковал. Да и сами люди пугали его все больше.

Однажды группа каких-то сумасшедших, увешанных непонятными мешками, коробочками, веревками, со странными шлемами на головах и огромными глазами, влезла в его пещеру. И когда хозяин пещеры явился, чтобы турнуть незваных гостей, они, вместо того, чтобы кинуться бежать, с воплями "Реликт! Динозавр!" начали слепить его яркими вспышками. Ошеломленный дракон с перепугу их всех проглотил, не жуя, причем пока он глотал одних, другие продолжали слепить и водить в его сторону какими-то коробочками, произнося магические заклинания "в-инста-грам! На-ю-тюб!", назначения которых Змей так и не понял. Впоследствии он сильно и долго жалел об этом незапланированном обеде. Может быть, сработали магические заклинания, но животом Змей маялся очень долго. За свою жизнь Горыныч переваривал железные кольчуги и шлемы, а вот доспехи этих сумасшедших под действием желудочного сока превратились в бетонирующую дрянь, намертво забившую Змею кишечник, и избавиться от нее удалось с большим трудом.

С тех пор Змей забился в пещеру, завалил вход камнями и изредка делал короткие вылазки, чтобы поохотиться на зайцев. Так и жил впроголодь. Все, чего он хотел – это чтобы окружающий обезумевший мир оставил его в покое.

Но мир думал иначе.

Беспокойный сон Змея прервали довольно бесцеремонным способом. Дракон почувствовал легкие, но ощутимые тычки в подошву правой задней лапы.

Продрав глаза на Средней голове, Змей изогнул шею, чтобы посмотреть, что там такое.
Невысокий плотный человечек с кругленьким брюшком и внушительной плешью сосредоточенно пинал его ногу лакированным ботиночком. В левой руке человечек держал шляпу, в правой белый платочек, протирая периодически свою плешь, и тяжело дышал – видимо, такие физические упражнения для него были весьма утомительными.

Змей вплотную поднес Среднюю голову к человечку, но тот проигнорировал этот факт, не отвлекаясь от своего занятия. Тогда Змей тихонько зарычал, выдохнув из ноздрей дымок с запахом серы. Человечек тут же обернулся и вдохнул дым полной грудью. Толстое личико перекосило, и незваный гость зашелся кашлем. Горыныча это очень обрадовало, но, как оказалось, преждевременно.

Откашлявшись, человечек водрузил шляпу на голову, гордо выпрямился, выпятив пузико, и грозно вопросил:
- Что это вы, уважаемый, представителя ИФНС травите?

Змей так опешил от такого заявления, что его Правая и Левая головы сразу же проснулись и вынырнули из-за спины, присоединившись к Средней, которая в полном опупении таращила глаза на толстенького "представителя ИФНС".

Человечек стряхнул невидимую пылинку с делового костюма, откуда-то из-под ноги Змея выудил плоский черный сундучок и вытащил оттуда какие-то бумаги.

- Так-с… Место проживания – вершина горы Манараги, все верно?

- М-му-у…, - наперебой замычали головы.

- Ни номера дома, ни квартиры, даже названия улицы нет… Ну, неважно, вы тут все равно один живете, так что ошибки быть не может. Ну-с, позвольте представиться – Нефедоров Павел Алексеич, инспектор ИФНС по республике Коми. Вас как величать?

- Змей, - сипло выдохнула Правая.

- Горыныч, - хрипло добавила Левая.

- Без фамилии?

- Эмм, му-у…, - снова замычали головы.

- Ну, ничего удивительного, отдаленный район, тут, знаете, и не такое бывало, хе-хе! – снисходительно махнул рукой инспектор. – Ну, что же, Змей Горыныч, вы от налогов уклоняетесь?

- От че-го? – обалдели все три головы.

- Ой, милейший, вот только не надо тут начинать мне доказывать, что все в срок платили, это мы все документы под ножку стула положили, да банки платежки потеряли по дороге, не перечислили, гады! Слышали уже! Вот, позвольте, у меня документики имеются, что от лица, проживающего по адресу вершина горы Манараги, не поступало налоговых платежей с… ой-е-ей! Да вы ж вообще ничего не платили! И даже ИНН не завели! Голубчик, да что ж это такое?

Под укоризненным и осуждающим взглядом инспектора Змей совсем стушевался. Он как-то смутно понимал, что что-то тут неправильно, но никак не мог определить, что именно, потому что до него упорно не доходил смысл пламенной речи человечка.

- В общем, любезный, надо это дело исправлять, если, конечно, вы не хотите обратиться в суд. Но вы же не хотите? – грозно нахмурился Нефедоров.

Змей отрицательно замотал Средней и Правой, а Левой утвердительно закивал.

- Вот и славно, - помягчел инспектор, великодушно не заметив противоречия между головами. – Итак, вот порядок действий. Сначала вам нужно получить ИНН. Для этого обратитесь в ИФНС по месту жительства. Адрес ближайшей ИФНС пишу вот, на листочке, - человек показал Змею малюсенький клочок бумаги и подсунул его под чешуйку у основания хвоста. – Затем вам нужно подать декларацию 3-НДФЛ в ту же инспекцию. Вы доходы в какой валюте учитываете?

- Чаво? – снова не понял Горыныч.

- Ну, в долларах, евро, рублях?

- Евро? Рубли? Рубли…, - дракон уцепился за знакомое слово. – Там вон у меня рубли! – он махнул лапой в угол пещеры, где на полу лежала груда уже позеленевших от времени старинных золотых рублей.

Инспектор подслеповато прищурился, хмыкнул, почесал подбородок, оглянулся вокруг.

- Так вы, что же, в золото вложились? – уточнил он.

- О да, золото! – обрадовался дракон, наконец, врубившись в тему.

- А в рублевом эквиваленте это сколько?

- Н-не знаю, - снова сник Змей.

- Оценку когда в последний раз проводили?

- Да у меня самого глаз-алмаз! – обиделся Змей. – Я сызмальства около золота завсегда!

- Но в рублях оценить не смогли? – ехидно поинтересовался инспектор.

Змей еще сильнее сконфузился.

- Ну, я смотрю, у вас золота как в золотом фонде, - с недобрым прищуром сказал Нефедоров. – Какие монеты имеются?

- Ну, это… рубли, само собой, пиастры, дублоны, флорины, гинеи, луидоры…, - начал перечислять Горыныч.

- Стоп-стоп! Это что же – историческая коллекция получается?

- Ну… эээ…

- Так, давайте сейчас углубляться не будем, оценку надо провести и в декларации всю стоимость до копеечки указать. Коллекцию сами собирали или по наследству досталась?

- От пращуров еще перешла! – гордо ответил Змей.

- А в каком налоговом периоде?

- Что?

- Ну, когда наследство получили?

- Да лет… пятьсот назад.

- Хм… Документики имеются?

- Эээ…

- Понятно. Ну, все печально, но небезнадежно. Пригласите оценщиков, все в рублях в декларации укажете, пени и штрафы мы вам все равно только за три года насчитать сможем, заплатите и можете спать спокойно… до марта следующего года. Потом опять декларацию подадите, и снова на год свободны.

Инспектор что-то быстро настрочил на других листочках и засунул их под соседние чешуйки.

- Ну, все, бывайте! Предупреждения я вам вынес, остальное по итогам камеральной проверки, возможно, понадобится выездная. Вы, главное, документики не девайте никуда.

Человечек приподнял шляпу и бодренько засеменил к выходу.

- Э! – очнулся Змей. – А вы это… как… вот так сюда? – намекая на то, что человечек добрался до вершины без приспособлений, инструментов и доспехов, спросил он.

- Наша налоговая служба злостных неплательщиков хоть на вершине горы, хоть на дне моря достанет! – веско сказал человечек и с высоко поднятой головой гордо скрылся за поворотом, оставив Горыныча в полнейшем смятении.
Рубрики:  Творчество/Рассказики

Метки:  

 Страницы: [1]