-Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Хайфа - город-порт на Средиземном море.
Хайфа - город-порт на Средиземном море.
15:59 22.11.2011
Фотографий: 10
Посмотреть все фотографии серии Орск, Оренбургская область
Орск, Оренбургская область
16:25 21.11.2011
Фотографий: 12
Посмотреть все фотографии серии Древнейший город Израиля - Акко.
Древнейший город Израиля - Акко.
17:26 17.11.2011
Фотографий: 29

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Николай_Чернышев

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

и вообще - жизнь во всех её проявлениях и многообр компьютер путешествия (теперь по мере возможности) умные и интересные книги и фильмы фотография

 -Друзья

Друзья онлайн ValeZ

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.11.2011
Записей: 14
Комментариев: 3
Написано: 149

Хотелось бы верить, что будет хотеться и дальше!

Свежие новости от "Орской газеты".

Среда, 30 Ноября 2011 г. 18:51 + в цитатник
Сегодняшний номер «Орской газеты» № 93 (674) от 30.11.2011г. преподнёс нам новые, «интересные», на мой взгляд, и в тоже время очень грустные по своей сути факты из жизни нашего Орска. 1.Как сообщает газета «В школах города проходят обучение 22 463 ученика, из них отличников 797, на «четыре» и «пять» учатся 5 694». Таким образом, на «тройки» и «двойки» у нас учится 15 972 ученика, что составляет 71 % от всего количества учащихся. А если взять статистику по всей стране?! Тут у кого хочешь волосы где угодно встанут дыбом! Вот он ответ на многие вопросы, почему у нас в стране идёт не всё так, как надо, как хотелось бы. И ответ этот, оказывается, лежит на самой поверхности – это пресловутая «Реформа» образования, которая навязывается нам отдельными деятелями и людьми, стоящими за их спинами. 2.В газете пишут, что «зарегистрирован 241 новорождённый, 266 человек ушло в мир иной», то есть Умерших, как всегда, больше, чем Новорождённых. Ну, к этому мы уже привыкли, то что город у нас переходит в стадию Вымирания. 3.А вот третий факт, описанный в газете, несколько настораживает. Оказывается, в городе привито от гриппа 79 773 человека, что составляет всего 32 % от всего населения города. В прежние года отчётные цифры составляли 80 – 90 %. Да, боятся, наверное, старички идти делать «бесплатную» прививку. Как бы чего не вышло. Вот так и живём!

Чернышев Н.Н., Орск, 30.11.2011 год.

Метки:  

Мгла над городом.

Вторник, 29 Ноября 2011 г. 10:32 + в цитатник
Над городом моим повисла мгла,
Беда из дома в дом кругами ходит,
И жертвы, что она себе находит,
Предательски разит из-за угла.

А на экранах всё идут дебаты
Велеречивых, сытеньких дельцов.
Они сейчас, как стая жадных псов,
Грызут друг друга за свои мандаты.

Течёт река пустопорожних слов,
Слова нам всем оскомину набили.
Во все века мошенников судили,
А в нашем веке – нет на них судов.

Кромешный мрак над Родиной моей,
Живём, как в резервации, по сути.
И хочется спросить – а где вы, судьи,
Защитники обманутых людей?

Придёт расплата, дайте только срок.
С небес придёт карающей десницей,
И вновь планета наша обратится
В песок и пепел, в пепел и песок!

Александра Чернышева,
Орск, 29.11.2011 год.

Метки:  

К возрождению!

Вторник, 29 Ноября 2011 г. 10:30 + в цитатник
Зашумят дожди,
загремит гроза,
Побегут ручьи
в речку быструю.
Захлестнёт вода
оба берега,
И пойдёт гулять
сила буйная.


Всё сметёт она
на своём пути,
Сокрушит, сотрёт
нечисть лютую.
Смоет грязь с лица
Земли-Матушки,
И вздохнёт она
обновлённая!

Александра Чернышева,
Орск, 29.11.2011 год.

Метки:  

За справедливость!

Понедельник, 28 Ноября 2011 г. 17:30 + в цитатник
Ворон ворону
глаз не выклюет,
Сытый нищего
не поймёт.
Во дворцах живут
все правители,
Только бедствует
наш народ.


Звонким долларом
за моря текут
Богом данные
все дары.
Вольно барствуют
стаи хищников,
Но гулять им всем
до поры.


Ой, ты, Русь, моя,
Русь Великая!
Сыновей своих
поднимай,
За униженных,
за обиженных
Расхитителей
покарай!


Александра Чернышева,
Орск, 28.11.2011 год.

Об авторе рассказов.

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 15:39 + в цитатник
ЧЕРНЫШЕВА

АЛЕКСАНДРА

ИВАНОВНА

Родилась 07 ноября 1942 года в селе Ягодное, Новосергиевского района, Оренбургской области. Детство и юность прошли в деревне. Закончила Орский нефтяной техникум, Уральский пединститут и Израильский университет.
Стихи и прозу пишет с 12-лет. Печаталась в местной прессе, в коллективных альманахах «Орь-1», «Орь-2», «Орь-3», «Орь-4» и «Орь-5».
Вышли в свет пять её сборников:
«Не покорюсь тебе судьба» - 2002 г., «Ещё не вечер…» - 2005 г., «Родники моей жизни» - 2008 г., «Хлебное поле» - 2009 г. «К истокам» - 2011 г.
Награждена многими дипломами и грамотами за участие в культурном развитии г. Орска и вклад в воспитание подрастающего поколения.
Песни на её стихи звучат в исполнении Орского городского хора, ансамблей «Славяне», «Поющие Ангелы» не только в Орске, но и далеко за его пределами.
В 2010 году награждена дипломом и муниципальной премией «Культурное наследие» г. Орска.
В марте 2011 года Общественной Палатой Оренбургской области награждена Благодарственным Письмом за активное участие в мероприятиях, способствующих сохранению, развитию и преумножению культуры, традиций и обычаев украинцев Оренбуржья.
Внесена в библиографический словарь «Литературное Оренбуржье» 2006 года.

Метки:  

Долгий зимний день.

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 15:34 + в цитатник
ДОЛГИЙ ЗИМНИЙ ДЕНЬ
Александра Чернышева

Воскресенье. Я и моя младшая сестра Валя, свесившись с печи, смотрели, как мама хлопочет на кухне. За окошком ещё темно и на стёклах отчётливо были видны разрисованные морозом затейливые узоры. Тут и высокие деревья с широкими, резными листьями, и кустарник с тонкими хрупкими веточками, и густая трава. Мы долго любовались этими диковинными картинками.
Но вот, мама вынула из печи чугунок и поставила его на стол. Из-под крышки пробивался парок. Мы сразу переключили своё внимание на него. «Интересно, что мама нам сварила?», - подумала я. От этой мысли в животе сразу гулко заурчало, его свело голодными спазмами. Рот сразу наполнился слюной. Загремела заслонка. Это мама, закончив топить печь, закрыла её заслонкой. Мы терпеливо ждали, когда мама позовёт нас есть, Мама открыла дверь горницы и крикнула:
- Надя, дочка, вставай, нам скоро идти!
«Куда это они собрались? А мы?», - удивилась я.
Из горницы вышла заспанная наша старшая сестра Надя. Прошла к умывальнику, поплескалась чуть-чуть и села за стол. Наконец мама и на нас обратила внимание:
- А, проснулись?! – как будто до сих пор она не знала об этом. – Слазьте, есть будем.
Повторять нам дважды не надо было, Мы мигом сползли с печи и уселись за стол.
- Куда уселись? А руки кто будет мыть? Сколько раз говорю вам и всё, как об стенку горох, - сердито выговаривала нам мама.
Мы нехотя поплелись к рукомойнику, слегка намочили руки, протёрли глаза и быстрее за стол. Мама сняла крышку с чугунка и стала вытаскивать в миску варёную в «мундирах» картошку. Мы тут же схватили по одной. Перебрасывая горячую картошку с одной руки на другую, мы обжигаясь, ели её прямо с кожурой, обмакивая в соль. Мама положила перед нами ещё по одной картофелине. Сама съела только одну. В миске осталось четыре картошки. Две мама завернула в тряпицу и сунула в лежавшую на скамье котомку.
- Мы с Надей сейчас пойдём в Тельман, - сказала мама. – Вы тут не балуйтесь. Мы к вечеру вернёмся.
Мама перекрестилась и добавила:
- Бог даст, не зря сходим.
Тельман – это колхоз имени Тельмана, где жили в то время одни немцы. До него было не меньше восьми километров.
Они стали одеваться, а мы с сестрёнкой испуганно смотрели на них. Ещё никогда мама не оставляла нас одних так надолго. Младшенькая, Валюська, а ей всего три годика, мало что понимала, а у меня сердце в пятки ушло. Страшно стало. Сразу вспомнила как бабки, собиравшиеся у нас чуть ли не каждый вечер, рассказывали, что в Рябиновом и Ермлаевом лесах прячутся дезертиры. Они, якобы, тайно ходят по домам и забирают всё, что попадётся под руки. А если кто хоть словом поперечит, угрожают убить.
Я представила: вот только мама с Надей уйдут, к нам обязательно придёт дезертир и убьёт нас. В горле у меня сразу пересохло, на глаза навернулись слёзы. Мама взялась за дверную ручку и тут я закричала дурным голосом:
- Мама! Мама! Не уходи! Не бросай нас! Я боюсь! Придёт дезертир и убьёт нас!
Мама ошалело посмотрела на меня.
- Какой дезертир? Что ты городишь? Что ещё выдумала?
- Ага, выдумала?! Бабушка Сухова рассказывала.
- Глупости, - сказала мама, - нет никаких дезертиров. Брешет бабка, а ты и рада слушать. Запритесь на крючок и никому не открывайте. Не обращая больше внимания на мои крики и слёзы,мама окрыла дверь и они
с Надей вышли в сени, потом хлопнула дверь на улицу. Проскрипел снег под их ногами, мелькнули тени в окошках и всё стихло. Я бросилась к двери, накинула крючок и повисла на нём, проверить, крепко ли держится? Мы с сестрой взобрались на родительскую кровать, устроились между двумя огромными подушками и притихли. В избе тихо-тихо, слышно только, как ходики на стене отстукивают тик-так, тик-так. Вскоре сестрёнка, прижавшись ко мне, заснула, а я настороженно прислушивалась к звукам, доносившимся с улицы. Солнце поднялось высоко и диковинные картинки, разрисованные морозом на стёклах окон, стали подтаивать, расплываться.
Опять захотелось есть. Перед глазами маячили две картошки, что оставила нам мама. Я беспокойно завозилась и этим,не желая того, разбудила сестру. Протирая кулачками сонные глаза, она сказала: «Хочу есть».
Мы слезли с кровати и отправились на кухню. Две несчастные картофелины проглотили быстро. Есть захотелось ещё больше. Тщетно мы искали в избе что-нибудь съестное – его не было. Я знала, в сенях на лавке лежали несколько кружков замороженного молока. Мама наморозила его, когда ещё корова доилась, «на чёрный день». Сейчас мне казалось, что этот день как раз настал и можно было отколоть от кружка хотя бы маленький кусочек. Но выйти в сени мне мешал страх. «Откроешь дверь, а там уже дезертир дожидается», - подумала я.
Сестрёнка начала хныкать: «Есть хочу, есть хочу».
Тут мне попалась на глаза плетёнка лука, висящая на гвоздике рядом с посудной полкой.
- Не хнычь, - сказала я сестре, - сейчас поедим.
Подставила табуретку, залезла и оторвала несколько луковиц. Порезала их крупно, круто посолила солью.
- Мы будем это есть? – ткнула пальчиком в миску сестра.
- Ага, будем, только пусть он просолиться хорошенько.
Когда лук покрылся росой, мы стали его есть. Из глаз, из носа сразу всё потекло, во рту зажгло нестерпимо. То и дело бегали в горницу: уткнёмся лицом в подушку, проплачемся и опять к миске с луком. Так и бегали, пока весь лук не съели. Глаза от слёз опухли, веки и носы покраснели, во рту полыхал огонь. Выпили по кружке воды, стало жечь ещё сильнее.
Мы опять забрались на кровать. Сидели, тесно прижавшись друг к другу. Наступал вечер. Стёкла окон начали синеть, в избе потемнело. Опять страх начал подступать. Вдруг звякнула щеколда на калитке, проскрипели под окнами шаги, хлопнула дверь в сенях, потом задёргалась дверь в избу. Страх сковал меня всю. Но тут я услышала мамин голос:
- Шура, дочка, открывай! Это мы с Надей вернулись.
С радостным визгом я скатилась с кровати и кинулась к дверям. Сестрёнка за мной топочет. Откинула крючок, мама и Надя вошли вместе с клубами морозного воздуха. За плечами у мамы висела туго набитая котомка. Мы прыгали вокруг неё, теребили её за полы пальто, висли на руках, не давали шагу ступить.
- Угомонитесь вы, окаянные! Дайте раздеться, - прикрикнула на нас мама.
Надя тем временем молча разделась и сразу полезла на печь. Мама проводила её долгим взглядом и тяжело вздохнула:
- Ох, и наморозились мы, - сказала она, - как бы Надя не заболела.
Мама разделась, зажгла лампу и принялась растапливать «голландку», кизяк и дрова она заготовила ещё с утра. Потом развязала котомку. Я тут же сунула в неё голову.
- У-у-у! Сколько всего!
- Не лезь, - одёрнула меня мама. – Сейчас лепёшки будем печь.
- Лепёшки! Лепёшки! – радостно закричала я. – Ух, ты! Вот здорово!
Младшая сестрёнка захлопала в ладошки.
- Мама, а лепёшки хлеб? – спросила она.
- Хлеб, хлеб, - рассеяно ответила мама, замешивая тесто.
Последние две недели у нас кроме жмыха и картошки ничего не было. Мама не раз говорила: «Хорошо хоть отец и Ванюшка (это мой старший брат) сыты, а уж мы как-нибудь на картошке перезимуем».
Отец всю зиму жил на центральной усадьбе совхоза, ремонтировал трактора. Там его кормили в рабочей столовой. А брат учился в Оренбургском железнодорожном училище, на полном государственном обеспечении.
Мама замешивала тесто, а мы с сестрой то и дело отрывали от него по кусочку, расплющивали в ладонях на маленькие лепёшки и кидали их на раскалённую до красна плиту. Они мгновенно подпекались до коричневой корочки и мы, обжигаясь, глотали их почти не жуя. Мама, не сердито, хлопала нас по рукам, просила подождать, когда она испечёт настоящие лепёшки. Куда там! Когда мы насытились, я хотела дать Наде несколько лепёшечек. Влезла на припечку, смотрю, а она спит.
- Мам, а Надя спит.
- Умаялась она. Шутка ли по такой дороге, да в такой мороз восемь вёрст туда и столько же обратно отмахать. Пусть спит, ей завтра в школу.
Мама принесла из сеней кружок молока, бросила в чугунок, засыпала туда же пригоршню пшена и поставила на плиту.
- Завтра у нас будет каша, - сказала весело мама. – Дай Бог здоровья Классену, выручил.
Классены и Келлеры из Тельмана были хорошими друзьями нашего отца и в трудные времена не раз помогали нам продуктами.
Помню, как-то отец ездил в деревню Ягодное по делам совхозным и взял меня с собой. Оттуда проехали в Тельман. У кого мы там были не помню, а только, как мы вошли в сени, в ноздри сразу ударил сытный запах домашней колбасы. В сенях на вешалах висели снизки этой колбасы и огромные окорока. У меня закружилась голова и я упала в обморок. Очнулась уже в кухне, на лавке. Строгая немка в синем переднике склонилась надо мной и внимательно меня рассматривала.
- Она у вас что, больная? – спросила у отца.
- После скарлатины она, ослабла, - каким-то виноватым голосом ответил отец.
Мне хотелось крикнуть: «Не больная я, не больная! Я голодая!», - но голоса почему-то не было, только губы беззвучно шевелились.
- Вот хорошо, она пришла в себя, - удовлетворённо сказала немка.
Потом она кормила нас яичницей со свиными шкварками. Хлеб порезала толстыми ломтями. А хлеб! – белее белого. Я такого отродясь не видела. Отец чуть клюнул, сыт мол я. А я ела и не могла остановиться, пока не очистила всю тарелку. В тот раз мы с отцом тоже привезли от немцев пшено, муку, подсолнечное масло, круг домашней колбасы, гречку. Всего понемногу.
И теперь мама опять ходила к немцам на поклон.
Мама ещё хлопотала на кухне. Потом выходила во двор, наверное, напоить корову и кинуть ей соломы. А мы, сытые, разомлевшие, с осоловевшими глазами, полезли на печь спать.
Долгий зимний день закончился для нас так замечательно!
Сквозь навалившуюся на меня дрёму, я всё же не переставала думать о следующем утре и чугунке каши на нашем столе.
«Ох, и вкусно, наверное, будет!» - прошептала я, засыпая.

Кувай – Орск, 2010 г.

Метки:  

Повезло!!!

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 15:28 + в цитатник
«ПОВЕЗЛО!!!»
Александра Чернышева

Летний погожий день клонился к вечеру. Виталий, на своей старенькой машинёшке, неторопливо ехал по улице, давая обгонять себя другим машинам, и довольно улыбался. Он только что высадил тёщу у подъезда её дома и, прямо скажем, был рад-радёшенек. Вздохнул свободно. Оно, конечно, с одной стороны не плохо – тёща и обед сготовит, и за детьми приглядит, а с другой стороны – её неуёмное любопытство, способность совать свой нос туда, куда её не просят и исключительной редкости болтливость, порой доводила его до тихого бешенства. Катил себе Виталий до дому и даже не подозревал, чем для него закончится, во всех отношениях, приятный день.
Справа на обочине ожесточённо размахивал руками какой-то парень, в тщетной попытке остановить любую машину. Виталий не прочь был немного подработать, притормозил, открыл дверцу и крикнул: «Прыгай!». Парень с размаху плюхнулся на переднее сиденье. Весь он был какой-то возбуждённый, взлохмаченный.
- Вот спасибо, браток! Век не забуду! Гони на станцию!
- Ты что? – возразил Виталий. – Не, я в такую даль не поеду. Думал тебе где-то здесь, недалеко, а ты – «на станцию».
- Выручи, браток, заплачу – не поскуплюсь. Сколько ты хочешь?
Пока Виталий раздумывал, какую бы цену назвать, парень хлопнул его ладонью по колену.
- Ладно, плачу полста. Идёт?
Виталий согласно кивнул головой, а сам радостно подумал: «Полста! Это же почти треть моего месячного заработка! – и с завистью, - живут же люди! Выкинуть полсотни за проезд! Это же уму не- постижимо!».
Сам Виталий не то что полсотни, а и трёшку пожалел бы отдать. Прижимистый был мужичок. Деньжата у него водились, а вишь ты, не гнушался лишнюю копейку подвозом заработать.
В станционном посёлке парень вышел у неказистого домика с покосившейся крышей и, ушедшими наполовину в землю окнами.
- Подожди, - кинул он на ходу Виталию, - может назад мне придётся возвращаться, тогда за всё и рассчитаюсь.
Виталий тут же в уме занялся подсчётами: «Сюда полсотни, обратно полсотни, это ж какие деньги я сегодня заработаю! Вот, не знаешь, где и как повезёт». С этими сладкими мыслями Виталий терпеливо дожидался пассажира. Вдруг тот выскочил из калитки и к нему:
- Слушай, у тебя есть двадцадка? Никак не разойдусь с приятелем. У меня все крупные. На обратном пути разменяю, отдам. Заодно за проезд заплачу.
Виталий вынул из кармана деньги, свёрнутые в трубочку, отделил две десятки, подал парню.
- Я щас! – крикнул парень и опять нырнул в калитку.
Через пару минут вернулся, опять уселся на переднее сиденье. Вид у него был довольный.
- Ну, поехали обратно на Елшанку!
Виталий послушно закрутил баранку. В частный сектор Елшанки въехали уже по темну.
- Вот здесь остановись, - попросил парень.
Высокий шиферный забор, голубая калитка. Из-за забора проглядывала крыша дома, крытая тёсом.
- Тут один мужик сахар мешками продаёт. Я матери обещал привезти. Довезёшь? Отдельно заплачу».
- Да уж чё там, давай, - согласился Виталий, а сам со злостью подумал: «В магазине сахар по талонам, а тут мешками торгуют. Ворьё!».
Парень вышел из машины, направился было к калитке, да, вдруг, вернулся:
- Слышь, браток, а тебе случаем сахар не нужен? А то я могу устроить.
Виталий обрадовался: «Ну и денёк! – мелькнуло в голове - везенье за везеньем».
- А сколько стоит мешок? - спросил он уже вслух.
- Вот считай, - стал загибать пальцы парень. – Я тебе должен сотню, плюс двадцадку, ещё полторы сотни давай и будет тебе мешок сахара».
Виталий разволновался, уже видел, как обрадуются домашние такому приобретению. Ни на минуту не задумываясь, он отдал парню сто пятьдесят рублей.
- Жди, я позову, - сказал тот. Подошёл к калитке, немного покопался с замком и скрылся за ней.
Сидит Виталий в радостном предвкушении. Ждёт. Прошло 10 минут, 20, полчаса. В душе зашевелилось какое-то смутное беспокойство.
Он вылез из машины, толкнул калитку, вошёл во двор. В темноте громадой проступил дом. Окна и двери его были крепко-накрепко заколочены толстыми плахами. Тупо, в остолбенении, Виталий смотрел на дом.
Вдруг, за калиткой заурчал мотор. Виталий пулей выскочил со двора и увидел, как мигая поворотником, его машина скрылась за углом соседней улицы…


28.03.2011г., г.Орск.

Метки:  

Разочарование

Пятница, 25 Ноября 2011 г. 15:22 + в цитатник
РАЗОЧАРОВАНИЕ
Александра Чернышева

Мы с младшей сестрёнкой Валюськой сидели мирно как-то днём за домом в калачиках, выбирали самые большие лепёшки и ели их. Нам всё равно было, что есть, лишь бы набить свои, вечно голодные, животы. Мимо нас проходили люди. Кто на почту, кто в магазин «Сельпо» или обратно. Никто не обращал на нас внимания, а мы на них тем более. У взрослых своя жизнь, у нас своя.
Мы ели лепёшечки, а сами поглядывали на кусты чилиги, что росли рядом с нашим домом вдоль маленького овражка. Чилига только что зацвела. А «вареники» (цветы) чилижные такие вкусные! В это время мимо нас, громко разговаривая, прошли наши соседки, тётя Шура и тётя Галя.
- Продавщица сказала, - громко говорила тётя Шура, - завтра утром конфеты выбросят.
- Да ну?! – изумилась тётя Галя, - а какие?
- Кто ж его знает какие? Она не сказала. Но, что выбросят – это точно.
- Надо пораньше очередь занять.
Соседки прошли, а у меня в голове отложилось только одно: «Завтра выбросят конфеты».
«Куда выбросят? Как узнать?», - спрашивала я себя. И заволновалась. «Наверное за магазин выбросят, - думала я, - там всегда валяются коробки и ящики».
Я так задумалась, что не слышала, как ко мне обращается моя младшая сестра. Очнулась только тогда, когда она сильно дёрнула меня за руку.
- Ты чё не ешь? Наелась, да?
- Подожди ты со своими калачиками. Вон тётя Шура сказала, что завтра конфеты выбросят.
- Куда выбросят?
- А я знаю? Наверно за магазин, туда всё выбрасывают. Давай завтра рано встанем и пойдём к магазину караулить. Как только выбросят конфеты, а мы уже тут как тут. Наберём много, много, сколько сможем унести.
- Лучше совсем не спать, - резонно заметила моя, хоть и младшая, но очень практичная сестра. – А то проспим, а там уже всё расхватают.
Мы ничего не стали говорить ни старшей сестре, ни маме, ни тем более отцу. Вот они удивятся, когда мы принесём домой полные подолы конфет.
Как не крепились, а всё же мы с сестрой заснули. Проснулись, когда солнце уже светило вовсю. «Опоздали, опоздали», - стучало в голове. Когда мы прибежали к магазину, он был уже открыт. Мы кинулись за магазин. Там ни души. Валялась целая гора картонных коробок, деревянных ящиков, рваных мешков. Сестрёнка заплакала.
- Опоздали, всё уже растащили!
- Может ещё не всё? – с робкой надеждой сказала я. – Может где-нибудь осталось хоть чуть-чуть? Давай поищем?
- Давай! – глаза у сестрёнки засветились надеждой.
Мы тщательно перерыли всю кучу. Встряхивали коробки, мешки, переворачивали ящики. Конфет не было.
Потные, перепачканные и расстроенные мы вернулись домой. Мама встретила нас руганью:
- Где вас черти носили?! Отцу в поле обед нести, а их нет.
Носить отцу обед было нашей обязанностью.
- Мам, - сказала я, - мы конфеты искали. Сказали утром выбросят. Мы пришли, а там уже ничего нет, всё разобрали.
- Какие конфеты? Куда выбросят? Ничего не понимаю.
- Ну, как же? Тётя Шура вчера сказала тёте Гале, что утром выбросят конфеты.
Мама долго смотрела на нас с жалостью. Тяжело вздохнула.
- Какие же вы у меня ещё глупые, - сказала она. – Кто же конфеты на улицу выбрасывает? Это просто все так говорят «выбросят».
Глаза у мамы затуманились.
- Нам всё в жизни «выбрасывают», как собаке кость.
О чём она говорила я не поняла, но одно стало ясно – конфет нам не видать, как своих ушей.
Мама вручила нам узелок с едой и мы пошли к отцу в поле, где он работал на тракторе.
Я чувствовала себя дура-дурой. Острое разочарование портило всю прелесть солнечного яркого дня.
«Эх, - думала я, - лучше бы мы чилижные «вареники» собирали, всё польза была бы».

Кувай – Орск, 2010 г.

Метки:  

Без заголовка

Вторник, 22 Ноября 2011 г. 11:40 + в цитатник
«…Есть слова – словно раны, слова – словно суд,
С ними в плен не сдаются и в плен не берут.
Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести.
Словом можно продать, и предать, и купить,
Слово можно в разящий свинец перелить…».

Метки:  

Жизнь

Пятница, 18 Ноября 2011 г. 18:57 + в цитатник
Говорите добрые слова,
Не скупитесь на улыбки ближним.
Увядают люди, как трава,
Уходя безвременно из жизни.
Не ищите правильный момент,
Позвонить кому-то в спешке буден,
Может завтра будет абонент,
Навсегда печально недоступен...

Метки:  

Притча

Среда, 16 Ноября 2011 г. 18:35 + в цитатник
Нельзя сначала убивать,
Потом шептать: «Я не нарочно!».
Нельзя всё время предавать,
Потом молить: «Исправлюсь, точно!».
Нельзя сначала унижать,
Потом просить: «Прости за шутку!».
Нельзя трусливо убегать,
Сказав, что вышел на минутку.
Нельзя, вернувшись, сделать вид,
Что Всё как прежде остаётся.
Ведь Жизнь на месте не стоит,
За Всё Всегда Всем Воздаётся!!!

Метки:  

Я - РУССКИЙ!

Вторник, 15 Ноября 2011 г. 14:49 + в цитатник
В степи покрытой пылью бренной,
Сидел и плакал человек,
А мимо шел Творец Вселенной,
Остановившись он изрек:
Я друг униженных и бедных,
Я всех убогих берегу,
Я знаю много слов заветных,
Я есть твой Бог, я все могу.
Меня печалит вид твой грустный,
Какой нуждою ты тесним?
И человек сказал: «Я РУССКИЙ».
И Бог заплакал вместе с ним.

Метки:  

Свежие новости!

Понедельник, 14 Ноября 2011 г. 16:29 + в цитатник
Сегодня, 09.11.2011г., снова вышел в свет очередной номер «Орской газеты». Опять чувствуется профессиональная рука редакционной коллегии газеты, которая, по всей вероятности, действует по принципу: «Шила в мешке не утаишь!». 1.Так, цифра высаженных деревьев за неделю увеличилась с 5213 до 6678. Это радует. Теперь будем ждать Весны. Как говориться: «Деревья по Весне считают!», то есть сколько вообще деревьев сохранится и выживет к тому времени. А меж тем вырубки уже зрелых деревьев по городу продолжаются. Так замглавы Орска Егер дал «добро» на спиливание ещё 45 деревьев. 2.Радует и статья «Дружно – в Дружину!». Она повествует о том, что всё Новое – это хорошо забытое Старое. То есть, всё снова возвращается на Круги своя! Так, глядишь, скоро и вытрезвители откроются. Но самое главное, что «… в Оренбургской полиции сейчас рассматривается вопрос о принятии дружинников на работу в качестве внештатных сотрудников по линии Участковых уполномоченных (???!)». А если в масштабах всей страны? Так это ж почти 2/3 сознательного населения России будет закреплено за Органами! Находиться на содержании государства! 3.А вот этот сюжет душу не радует, а скорее огорчает. Это вопрос о строительстве мусороперерабатывающего завода вблизи Орска. Цитата: «С местом строительства, правда, ещё не определились: либо это будет участок между Орском и Новотроицком, либо объездная дорога в сторону посёлка Круторожино». В общем, друзья, как всегда: «Хрен редьки не слаще!». В любом из этих вариантов, на которых так горячо настаивает наш губернатор Берг, мы, Орчане, постоянно будем ощущать непередаваемые ароматы от сжигания этой мусорной свалки, помимо неослабевающих, ядовитых выбросов от Орско-Халиловского комбината и комбината Никель. Вот это «подарок»! Правда, ходят слухи, что и строительство цинкового завода, с параллельным производством концентрированной серной кислоты (олеума) в непосредственной близости от Орска, не за горами. При таком раскладе, хорошо бы ещё построить в Орске завод по производству противогазов, чтобы жители нашего города в ближайшем будущем могли обеспечить себя ими в достаточном количестве.
Чернышев Н.Н., Орск, Оренбургская область, 09.11.2011г.

Метки:  

Дневник Николай_Чернышев

Понедельник, 14 Ноября 2011 г. 15:35 + в цитатник
В настоящее время - пенсионер. Проживаю вместе с женой в Орске, Оренбургская область. Люблю фотографировать, путешествовать (если есть возможность), читать умные книги, искромётные афоризмы. И вообще - люблю Жизнь во всех её проявлениях!


Поиск сообщений в Николай_Чернышев
Страницы: [1] Календарь