-Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Рубрики

 -Цитатник

Письма Афанасия Фета Льву Толстому - (0)

«В «Поликушке» все рыхло, гнило, бедно, больно» «В «Поликушке» все рыхло, гнило, бедно, больно»...

К Международному дню художника - (0)

Жуковский Станислав Юлианович. Часть- 6. Зимнее. Храм Рождества Богородицы. Звенигор...

Михаил Константинович Клодт (1832 - 1902) - (0)

Иван Николаевич Крамской. Портрет художника Михаила Константиновича Клодта Барон Михаил К...

Ханана мити - Дорога цветов - (0)

Ханана мити - Дорога цветов ...

Мадонны Рафаэля - (0)

Его Мадонны…   Меня всегда влекла к себе и грела. Мечта о музе Санти Рафаэля....

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей: 8164
Комментариев: 29910
Написано: 49883

О творчестве Станислава Рассадина в передаче Светланы и Аллы Крымских

Воскресенье, 05 Июня 2016 г. 17:19 + в цитатник


   
«Что такое гений? Когда-то Зинаида Гиппиус брезгливо отзывалась о Чехове – «слишком нормален», «нормальный человек нормального времени». Для меня слово «нормальность» - очень важное слово, дорогое. Я считаю, что «гений» – это высочайшая степень «нормальности», нормальных человеческих чувств и свойств, которые даются от природы. Доброта, способность любить. Другое дело, что эта концентрация так велика, что гений подчас надрывается от этой невероятной тяжести»
Станислав Рассадин

Станислав Борисович Рассадин родился в 1935 году в Москве. В 1958 году окончил филологический факультет МГУ.

Работал в отделе писем издательства "Молодая гвардия", откуда вместе с Булатом Окуджавой в 1959 перешел в "Литературную газету".

В 1961, Станислав Рассадин стал заведующим отделом критики в журнале "Юность".

Печататься начал в 1959, одна из первых его статей называлась "Шестидесятники", считается, что именно он ввел в обиход этот термин.

В 1977 вышла книга Станислава Рассадина "Драматург Пушкин", затем последовали книги "Фонвизин", "Спутники", "Никогда никого не забуду", "Гений и злодейство, или Дело Сухово-Кобылина".

Позже увидели свет книги "Я выбираю свободу" (об Александре Галиче) и "Очень простой Мандельштам". Российским историческим деятелям посвящена книга "Русские, или Из дворян в интеллигенты", вышедшая в 1995.

Более двадцати лет по Всесоюзному радио транслировались театрализованные передачи для детей, которые сначала назывались "В стране Литературии", а потом —"В Стране Литературных Героев" – Рассадин вел эфир вместе с Бенедиктом Сарновым.

В конце 1970-х на волне радиоуспеха появились две большие совместные книги Сарнова и Рассадина — "Рассказы о литературе" и "В Стране Литературных Героев", а индивидуальная работа Станислава Борисовича "Новые приключения в Стране Литературных Героев" вышла в свет в 1989.

 

"Я, по правде говоря, не знаю, что такое литературоведение, хотя меня иногда называют литературоведом, так же, как литературным критиком, хотя, я полагаю, и то, и другое уже несправедливо. Критиком я перестал быть, перестал следить за так называемым литературным процессом. А что касается литературоведения, тот тут я скажу… Литературоведение, по крайней мере, в нашей советской стране превратилось в нечто совершенно извращенное. Существуют целые институты, где огромное количество научных сотрудников, младших и старших, сочиняют плановые работы, печатают их. Эти работы никто не читает, и правильно делают. Потому что читателю это не нужно, писателю это не нужно и даже вредно. Это действительно, мягко, интеллигентно выражаясь, вещь в себе. Литературоведение как занятие, мне кажется, вещь противоестественная…".

Евгений Блажеевский и Станислав Рассадин. Парк искусств на Крымском валу. 1997

С.Б. Рассадин. "Гений и злодейство, или Дело Сухово-Кобылина", 1989 год

I. Финита ля коммедиа

Не имею ли я право в конце моей жизни и в глуши такой ночи закричать, как цезарь Август: «Вар, Вар, отдай мне мои годы, молодость и невозвратно погибшую силу!»

Сухово-Кобылин

Одинокое дерево

Из газет:

«Сегодня, 14 марта, в маленькой верхней церкви у Симеония, что на Моховой, отслужили заупокойную обедню и панихиду по Александру Васильевичу Сухово-Кобылину. Из полуторамиллионной массы петербуржцев собралось почтить память большого писателя всего шесть человек».

Шестеро… Так оскорбительно, так вопиюще мало, что выглядит то ли прощальным приветом злой воли, преследовавшей покойника при жизни, кажется, прямо-таки со сладострастной неугомонностью, то ли одним из гротесков его собственного сочинения. И настраивает на некий сентиментально-мстительный лад: вот, дескать, не его одного, а и того-то не понимали при жизни, и тот-то умер в забвении, зато уж ныне…

Я заметил: почему-то в тех случаях, когда хотят свести запоздалые счеты с преступно равнодушными современниками гения, всегда норовят первым делом упомянуть, скажем, Ван-Гога, — возможно, потому, что уж слишком наглядной, буквальной, неметафорической была голая нищета, в которой он маялся, и столь победно-материален ее контраст с посмертным торжеством: надо же, так весомо цениться, нет, оцениваться в долларах и фунтах.

Но драма любого художника всегда многомернее и оттого неразрешимее, — допустим, неправильное понимание может ранить его не меньше, чем огульное неприятие или полная безвестность. Так что наше дело не в том, чтоб утилитарно утолить жажду исторической мести нынешним громким признанием, а чтобы задуматься над закономерностью и неотвратимостью судеб, твердо помня, что даже эти неприятие и непонимание — тоже часть облика писателя или живописца, тоже ключик к наиболее истинному постижению его своеобразия и значения. Они по-своему, страшно выговорить, справедливы — да, да, в том простом смысле, что иначе и быть не могло, ибо драма зависела от существа художника, от творческой его породы. И не зависела (или зависела слабо, вторично, косвенно, во всяком случае не абсолютно) от той или иной случайности или даже от грубого вмешательства власти.

А посмертная слава — что ж, и ее еще не следует отождествлять с наконец-то пришедшим пониманием. Если не ради гения, которого, как правило, еще постигать и постигать, то хотя бы ради самих себя, постигающих: коли человек решил, что ему все понятно, значит, его способность мыслить атрофировалась.

Душераздирающего стереотипа в разговоре о Сухово-Кобылине не получится. Не только потому, что он отнюдь не бедствовал, и, когда автор современной книги о нем пишет, по-видимому, вдохновясь призраком или (выразимся так) синдромом Ван-Гога: «В последние годы он был крайне стеснен в средствах; окрестное население считало его скуповатым, а у Александра Васильевича просто не хватало денег», — это «крайне» звучит не вполне серьезно в применении к тому, кто хоть и имел основания сетовать на разорение, однако ж сохранил родовое поместье Кобылинку и имел возможность помереть восьмидесяти пяти лет на Средиземноморье, близ Ниццы, в Болье, на благоприобретенной вилле, ласкательно называвшейся «Ma maisonette», то возможно перевести как «Мой домишко» или «Домок».

Это тоже немаловажно, но не о том речь. На фоне многих художнических трагедий, к чьему перечню наш двадцатый век, который Сухово-Кобылин зацепил лишь краешком, сделал серьезную-таки добавку, его писательская драма выглядит относительно скромной. Худо-бедно, а он дождался, что все три написанных им пьесы увидели свет — и на сцене и в печати, а одна, первая, гремела на подмостках долгие десятилетия и не устала греметь до конца жизни создателя; знаменитым автором знаменитой «Свадьбы Кречинского» он в любом случае почитался всегда.

И все же…

Продолжение:  Рассадин Станислав, Книги читать онлайн

Рубрики:  Писатели и книги
Метки:  
Понравилось: 8 пользователям



merylen   обратиться по имени Воскресенье, 05 Июня 2016 г. 18:27 (ссылка)
Спасибо!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Воскресенье, 05 Июня 2016 г. 21:24ссылка
Пожалуйста, Машенька!
Светлана_Крымская   обратиться по имени Воскресенье, 05 Июня 2016 г. 20:46 (ссылка)
Томик, спасибо! Не могу даже описать, как мне его не хватает...Хотела даже написать "до сих пор", но вернее даже - ИМЕННО СЕЙЧАС... Мне очень интересно, что бы он сейчас писал о нынешнем времени... С удовольствием пересмотрела ЛИНИЮ ЖИЗНИ.... Тогда ещё его Аля была жива и я ей после передачи стала звонить и говорить, что меня ужасно раздражал Миша Козаков тем, что жутко выпендривался и всё время тянул одеяло на себя... Она засмеялась и сказала, что и ей так показалось, и что уже на эту тему ей тоже позвонил кое-кто...Я даже спросила у неё не Стасик ли с ним договорился задавать ему вопросы... Она сказала, что НЕТ. Стасик Мишу любил и как актёра, и как режиссёра, и как чтеца Поэзии, и как хорошо пишущего человека... У меня есть книжечка Рассадина о Козакове... Я уж не помню в каком точно году Миша вернулся из Израиля...может он поэтому стал как бы заново "самоутверждаться". Не знаю...Страшно жалею, что так и не смогла съездить к нему в последние годы, когда он был и без Али, и уже без ноги... Я тоже уже не ходила, могла с трудом выдержать поездку на машине, но как-то срывались "оказии", а ехать на такси не рискнула, да и денег, если честно, тогда столько не было... Пыталась заказать "Книгу прощания"в магазине,но её тогда сразу расхватали, а переизданий нет. Когда с ним разговаривала по телефону, он как раз говорил, что считает её лучшей..Но книгу раскупили в Москве мгновенно, а сейчас такие книги. видимо, не полезны в системе новейших реформ образования.... В общем, очень его не хватает... как не хватает ушедших и любимых друзей.

(Добавил ссылку к себе в дневник)

Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку