-Рубрики

 -Цитатник

Памяти Елены Образцовой - (0)

В Мариинском театре пройдет вечер памяти Елены Образцовой В Мариинском театре пройде...

Шильдер Андрей Николаевич (1861-1919). - (0)

Зимние пейзажи. Зимние лесные пейзажи стали настолько каноническими, что сегодня ручьи и п...

Легендарная балерина Тамара Туманова - (0)

Черная жемчужина русского балета: как эмигрантка из Тифлиса покорила Ла Скала, Ковент-Гарден и Голли...

Неустанного стремленья неизменная печаль,— - (0)

"...чары ясных светлых снов..." Aspen Trunks and Descending Moon Фантазия. Константин Баль...

CANOVA, BERNINI, MACDONALD - (0)

"Victoria and Albert Museum, London" "Victoria and Albert Museum, ' London" BAMBAIA Char...

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 50271

Кензо Танге (1913 - 2005)

Пятница, 04 Сентября 2015 г. 17:23 + в цитатник

 

Кензо Танге

 Кензо Танге

 

 

Сад и гора вдали.
Дрогнули, движутся, входят 
В летний раскрытый дом.

 
Мацуо Басе       
 
 
Древний, завораживающий мир Востока, хранящий какие-то только ему ведомые тайны... Лишь немногие из нас, европейцев, начинают познавать эти тайны - в памятниках искусства, в преданиях, именах... 
     Великий японский архитектор Кензо Танге и его "Сады Лумбини" - ещё одна тайна, в которой гений великого мастера переплетается с учением самой непознанной Европой религии - буддизма. Именно ему я обязан встречей с Танге. Вот как это произошло.
     В конце 60-х годов группа ортодоксальных буддистских стран во главе с Непалом решила увековечить память Будды Готамы, легендарного основоположника буддизма, строительством гигантского туристического и музейного комплекса "Сады Лумбини" на предполагаемом месте его рождения в южном Непале. Финансировать проект согласилась Организация Объединенных Наций, а непосредственным его исполнителем стал Кензо Танге, создавший для Лумбини острую, неожиданную, как и всегда, планировочную композицию. В 1977 году была закончена первая стадия проектирования; и мне, заместителю директора Центра по населенным пунктам ООН, курировавшему Лумбини, предстояло вместе с руководством Комитета Лумбини из Непала провести экспертизу и оценку проекта, а потом договориться с Танге о второй его стадии, которую мы называли техническим проектированием.
 
     Первая встреча с мастером, вернее, сначала с одним из его творений, произошла в феврале 1978 года. По прилете в Токио я отправился к знаменитым олимпийским залам Танге. Мне, знавшему залы лишь по описаниям, они показались странными незнакомцами. Ведь от внимания наблюдателей почему-то ускользает то обстоятельство, что залы стоят на участке, вплотную примыкающем к крупнейшему историческому парку Токио - Еёги. И атмосфера этого по-японски ухоженного сада с храмом в центре незаметно перетекает в ансамбль Танге. Микросреда, где находятся залы, сохраняют дух и характер типичного для Японии сада, с его композициями из камня, с его культом отдельных деревьев и кустов, наконец, с его отношением к архитектуре, которая сама становится элементом искусственной природы. И, скорее всего, именно поэтому залы Танге стали произведением национальной японской архитектуры. Причем настолько ярким, что невозможно представить себе эти постройки перенесенными в иную страну, в иную среду.
     Чем ближе я знакомился с работами Танге, тем отчетливее понимал, что основой его творчества является не проектирование зданий и комплексов, а создание полнокровной, многофункциональной градостроительной и архитектурной Среды, способной к трансформации и росту. Свое кредо Танге изложил в статье "Развитие концепций и методологии проектирования" (The Japan Architect magazine.August - September 1976 issue).
     Основой всего он считал "концепцию структуры", понимая ее, однако, своеобразно: "Структура существует в нескольких измерениях. Существуют и структуры, обуславливающие заданные ассоциации. Пространство передает людям послание. А структура, говоря языком лингвистики, устанавливает грамматический строй этих посланий. Более того, это тот же канал, с помощью которого люди могут войти в организованное пространство. И мы приходим к выводу, что невозможно понять здание, группу зданий или городскую среду без применения концепции структуры. Приведу пример: два спортивных зала Ёёги тесно связаны с ближайшими к ним железнодорожными станциями Шибуя и Хараджуку. Все четыре сооружения органично объединены архитектурой улиц. Это архитектура стала в то же время каналом связи и пространством, через которое реализуется участие людей".
 

Макет садов Лумбини

Макет садов Лумбини

     Кензо Танге считал, что впервые его "концепция структуры" отчетливо проявилась в широко известном проекте развития Токио, созданном в 1960 году. "Токио получил в плане градостроительную ось как структуру, вдоль которой город может расти и развиваться, - писал Танге. - Эта ось имеет и символическое значение, начинаясь в сердце старого города - в императорском . дворце. Мы приходим к выводу, - отмечал он далее, - что определение функциональных составляющих может быть возвышено до уровня символики и что сами структурные организмы погружены в Символизм".
      "Трехмерное пространство коммуникаций", свойственное концепции структуры, прослеживается в большинстве проектов и построек Танге, выступая каждый раз в новом обличий.
     В Токийском соборе св.Марии оно проявляется в виде элементарной композиционной оси, вдоль которой движутся посетители. В Центре связи Ямамаши система горизонтальных и вертикальных коммуникаций превратилась в структурную основу композиций. А выделив звено таких коммуникаций, Танге решил, казалось бы, невозможную задачу: создал один из своих шедевров, офис радиовещательной и газетной компании Шизуока, на крохотном пятачке Токио в максимально невыгодных градостроительных условиях - внутри изгиба путепровода на остром углу двух пересекающихся улиц.
 

Макет садов Лумбини

     Среди творческих позиций Кензо Танге есть и "гармония между природой и искусственной средой", к которой он стремился во всех своих работах. В проектах 70-х годов есть зона коммуникаций, оставленная в виде почти не тронутых природных фрагментов - "Зеленый коридор". Эту систему Танге применил в 1971 году при проектировании нового жилого района Либрини в сицилийском городе Катаниа и еще в одной работе, выполненной в содружестве с Луисом Каиом. Это проект Аббасабада - нового района Тегерана. Совместная работа двух выдающихся зодчих, очень не похожих друг на друга, началась в 1973 году. К сожалению, смерть Кана помешала развитию этого содружества. Остался только проект 1974 года, в котором показано формирование нового района и центра вокруг нетронутой топографии "Зеленого коридора".
В период создания "Садов Лумбини" - в 1978 году- рабочее ядро фирмы "Кензо Танге и УРТЕК" (УРТЕК - урбанисты и архитекторы) составляли несколько архитекторов и инженеров. Обычно они собирались в кабинете Танге - светлой комнате с большим столом в центре, за которым можно было провести совещание, где можно было расставить макеты, разложить проекты. Особенностью фирмы Танге являлось то, что она была не только коммерческой организацией, но и школой для архитекторов. Большинство из них составляли японцы, но иногда в число сотрудников попадали и иностранцы.
     Часто, получив заказ, Танге устраивал внутренний конкурс для своих архитекторов. При этом он просил развить предлагаемую им идею. Лучшие варианты брались за основу для разработки, которую вела группа архитекторов, являющихся, наряду с самим Танге, авторами проекта. Замечая особо талантливых людей, Танге поручал им самостоятельную и ответственную работу, помогая через какое-то время основать собственную проектную контору. За годы своей работы фирма "Кензо Танге и УРТЕК" "вывела в люди" немало архитекторов, большинство из которых стало ведущими специалистами Японии. Например, в 1978 году одним из лидеров фирмы был Такаши Ивата, первый соавтор Танге по проектам "Сады Лумбини", Либрини в Сицилии, Аббасабада в Тегеране (вместе с Луисом Каном).
     Кензо Танге, как и всякий великий человек, является неординарной личностью. В 1978 году ему уже исполнилось 65 лет. Японец по рождению, европеец по образу жизни, он и учился в Токио, и стал архитектором, и создал там свои лучшие проекты, и вырастил учеников. Великий мастер был настоящим патриотом своей родины, отклонявшим все предложения о работе в других странах. Свое жилище в центре Токио он обставил на европейский лад, создав в огромной двухэтажной квартире небольшой, но уникальный музей античных вещей, где были и подлинные архаические статуэтки с Крита, и образцы греческой керамики. Танге, которого, без сомнения, можно причислить к самым выдающимся зодчим планеты, очень прост в общении. Но эта простота является простотой сильного человека, прекрасно осознающего свое превосходство над окружающими, не злоупотребляя им, а обращая себе на пользу. Он, любящий комплименты, охотно и заинтересованно говорил и о проблемах, не связанных с его величием. Интересовался Танге и советской архитектурой, и особенностями нашей жизни, сожалея, что ему не удалось побывать в Советском Союзе. Мне он казался похожим на Жолтовского: и по манере говорить, и по какой-то особой лучистости, исходившей от лица и улыбки, и по характерной внешности. Сходство было тем более удивительным, что и рост, и тип лица у Жолтовского и Танге совершенно разные; разными были и языки, на которых мы разговаривали. Но сходство это было очевидным. Впечатление осталось прочным и ярким. Я не могу подумать об одном из этих людей, не вспомнив и другого.
 

Генеральный план Лумбини, 1980-е годы

Генеральный план Лумбини, 
1980-е годы

     А тогда, в 70-х годах, мастер задумал создать одну из самых грандиозных и интересных, ландшафтных композиций, когда-либо осуществленных человеком. По плану "Сады Лумбини" должны были занять участок размером 1,6 х 4,8 км, лежащий на огромной плоской равнине в долине Ганга у подножия Гималаев. Здесь, среди рисовых полей, две тысячи шесть сот лет назад, по преданию, находилась прекрасная роща, в которой родился будущий Будда - принц Сидхарта. Здесь же, в 249 году до н.э., в память об этом легендарном событии, король Ашока* поставил железную колонну. Археологические раскопки, проведенные вокруг колонны после второй мировой войны, открыли остатки относящегося к V-I векам до н.э. небольшого города Лумбини с сохранившимися храмами и монастырями. В 1967 году в Лумбини побывал Генеральный секретарь ООН У Тан, бирманец, убежденный буддист. По его инициативе в Непале под эгидой ООН был создан Комитет Лумбини, призванный возродить этот некогда процветавший город. Для проектирования новых "Садов Лумбини" У Тан и пригласил в 1969 году Кензо Танге.  











* Ашока - король династии Маурья, активный проповедник буддизма, в честь которого в III в. до н.э. в священных местах Индии он установил несколько каменных и железных колонн.

Работа началась. Необходимые средства поступали от пяти буддийских стран - учредителей Комитета. Проводились географические, гидрологические, ботанические, археологические исследования, одновременно с которыми фирма "Кензо Танге и УРТЕК" создавала и проект, в основу композиции Тонге положил свою, систему "зеленого коридора" - композиционную ось, протянувшуюся с юга на север почти на. пять километров. Как и в проекте Токио, эта ось явилась стержнем структуры, обеспечивающей пространственные коммуникации и имеющей ярко выраженное символическое значение.
     Физическим выражением оси, вдоль которой формируются основные узлы ансамбля, стал канал с аллеями по сторонам. Предполагалось, что по каналу будут ходить лодки, перевозящие людей из одной части комплекса в другую. Канал служил также для водоснабжения комплекса и отвода ливневых вод. Ансамбль должен был начинаться на севере, где предполагалось разместить административный, научный и туристический городок - "Культурный центр Лумбини". Далее к югу, по сторонам основной артерии - канала, располагались участки земли, где крупные буддийские общины могли построить монастыри в соответствии с религиозными и художественными традициями своих стран. Кульминацией ансамбля должен был стать археологический заповедник - "Сады Лумбини".
     Сами сады образуют в плане круг, в центре которого стоит железная колонна Ашоки. "Форма круга, заключающего внутри квадраты, с наибольшей простотой и чистотой воплощает в Буддизме мистический символ Вселенной", - пишет Танге. Действительно, круг и квадраты имеют многозначную символику во всех разновидностях буддизма. Композиция Танге, используя круг и квадраты, напоминает многие буддийские символы и в то же время не копирует ни один из них. Попытки связать форму Садов Лумбини с мандалой - одним из основных символов тибетского и непальского буддизма - несостоятельны. Сады не воспроизводят ни одной из композиций этого символа.Основное назначение садов - служить археологическим заповедником. 
     Ансамбль Садов Лумбини ярко отражает идею взаимодействия с природной средой. Главная ось ориентирована на снежные вершины Гималаев, благодаря чему зримо воплощается географическая принадлежность всего комплекса. В композицию плана включены также и живописные русла рек Харухава и Тилар. Гармония с топографической средой развивается уже в первичных элементах ансамбля. Вода и зелень сопровождают каждый из них до уровня непосредственно контакта с человеком. Все здания по замыслу Танге, должны быть сложены из красного кирпича (стены) и бетона (перекрытия) и иметь минимальную высоту.
     После высокогорного Катманду воздух Лумбини показался особенно душным и влажным. Я прилетел в долину Ганга, когда начались первые земляные.работы по строительству водной системы комплекса и высадка деревьев. Вдоль будущего канала и круглого участка садов уже виднелись тысячи крошечных саженцев. Идеи Танге начинали воплощаться в жизнь...
     С тех пор прошло двадцать лет. Сады Лумбини давно вышли из-под контроля ООН. Темпы строительства грандиозного ансамбля замедлились. Должность главного архитектора комплекса уже долгое время остается вакантной. И трудно сказать сейчас, когда и как будет реализован этот проект, да и будет ли реализован вообще...
     А пока Непал объявил о продаже участков под монастыри в садах Лумбини.
 

Колонна Ашоки в Лумбини

Колонна Ашоки в Лумбини

     
С. Ожегов, 
доктор архитектуры 

Фото автора
   
 

     Источник:  Кензо Танге. Мотивы изящного садоводства....

Кензо Танге Стадион Ёёги

Стадион

Кензо Танге. Стадион Yoyogi Gymnasium, Токио, 1964 г.

Кензо Танге. Стадион Yoyogi Gymnasium, Токио, 1964 г.

Кензо Танге

   Японский архитектор Кендзо Танге родился 4 сентября 1913 года на острове Сикоку.

В Токийский университет на факультет архитектуры Кендзо поступил в 1935, а спустя три года уже начал свою профессиональную деятельность в архитектурном ателье Маэкава. Именно на этом этапе в 1939 Танге написал первое эссе о Микеланджело.

   Свои шаги по архитектурному движению Танге начинал в трудное для японской страны время – в конце 30-х.
Сложности испытывала и мастерская Маэкавы. По причине отсутствия работы Кендзо Танге в 1941 вынужден был пойти в аспирантуру университета Токио.

  В начале мирной жизни послевоенных лет Танге сделал несколько проектов по градостроительству, самым крупным среди них оказался генеральный план Хиросимы, который он разрабатывал в 1947 совместно с Асадай, Отани и Исикавай. Здесь сыграла жажда функционализма с желанием воплощения идей, выходящих за грани простоты. Работа над генпланом Хиросимы являлась для Танге неким подготовительным процессом к конструированию в этом городе мемориального мирового комплекса (1949-56).
   Ансамбль отразил напоминание о незащищённости человеческих ценностей и об их смелых утверждениях. В основу композиции заложена исключительно народная духовная индикация о символике пространства.

   Отрывок из книги Танге «This is Japan» (1965):

  «Город подобен дереву в полном расцвете, со стволом, ветвями и листьями. Ствол – это инженерные коммуникации города, его основа – портовые сооружения, дороги и все элементы благоустройства. Эти сооружения должны, как правило, строиться правительством и проектироваться с расчетом на длительный срок эксплуатации. Ветвям на дереве соответствуют индивидуальная жилая застройка, которую можно рассматривать, как основной структурный элемент. Жилые здания являются неотъемлемой частью материальной среды, но по сравнению с инженерными сооружениями города они изменяются количественно и качественно значительно быстрее. Наконец листьям на дереве сродни различные предметы постоянного обихода, которыми пользуются в течение некоторого времени, а затем бросают. Потребление таких предметов увеличивается из года в год и из месяца в месяц, что влечет за собой все ускоряющийся темп их замены – житейский метаболизм.<…>
  Трагедией сегодняшнего дня не только в Японии, но и во всех странах является именно то, что процесс роста городов не был в свое время достаточно предусмотрен…
Наши города имеют в действительности ветви, но не имеют ствола. В результате огромные массы энергии, расходуемые на строительство, порождают хаос и замешательство.
    Наша задача – преобразовать эту энергию хаоса в энергию созидания и равновесия.
Современный уровень цивилизации таков, что не только большие города, но даже районные образования в разных странах мира следует рассматривать как растущие и видоизменяющиеся живые организмы».

1964 - комплекс спортивных сооружений к Олимпийским играм 1964 г. в Токио

Танге на вручении ему Прицкеровской премии в 1987: 

   "В архитектуре нет больше спроса на сооружения-коробки, но востребованы здания, которым есть что сказать человеческим эмоциям. Новые потребности влияют на проектирование всего - от маленького окна, до улицы... 
   Технические исследования очень важны для архитектуры и городов в информационном обществе. Развитие так называемых "умных" зданий - в порядке вещей и современная культура потребует чтобы "умными" стали целые кварталы и города, таким же образом как и отдельные дома." 

   Комплекс гимнастических залов для Олимпийских игр, проходивших в Токио в 1964 году, вошел во все учебники и альбомы по архитектуре двадцатого века. Его описывают как одно из самых красивых сооружений своего времени. 
Комплекс состоит из двух залов - Большого и Малого, система рамп, пандусов, мостов обеспечивает его связь с окружающей застройкой. Формы, которыми пользуется Танге, самодостаточны, но уложены в четкую структуру плана территории. 
   Современные конструкции и образы сооружения долгое время оставались главным архитектурным символом Японии и обеспечили международную известность их автору.
    "В 1970-е, из-за энергетического кризиса, наши ценности - по крайней мере в Японии - сдвинулись от материальных вещей к нефизическим и даже духовным воззрениям. Этот сдвиг произошел не только в архитектуре, но и в повседневной жизни, когда люди начинают предпочитать идеальное материальному. "

Серия сообщений "Архитектура":
Часть 1 - Церковь монастыря Роттенбух
Часть 2 - Всемирное наследие ЮНЕСКО: Барселона Гауди
...
Часть 8 - Александр Лаврентьевич Витберг (1787-1855)
Часть 9 - Миланский кафедральный собор
Часть 10 - Кензо Танге (1913 - 2005)
Часть 11 - Город Солнца в Латвии
Часть 12 - Джованни Баттиста Пиранези (1720 - 1778) - итальянский художник, гравер и архитектор.
...
Часть 20 - Франческо Кастелли (Борромини)
Часть 21 - Памяти Антонио Ринальди
Часть 22 - Джованни Батиста Пиранези (1720-1778)

Метки:  

Процитировано 2 раз
Понравилось: 10 пользователям



Ylada   обратиться по имени Пятница, 04 Сентября 2015 г. 19:14 (ссылка)
Томаовсянка, Да-а-а...Тамарочка! Это великий человек! В 60-е 70-е годы среди учащихся студентов-архитекторов было два имени гигантов от архитектуры Алвар Аалто и Кензо Танге. Ещё раньше, конечно, Корбюзье. Но именно финн и японец дали миру новый взгляд на окружающий мир в то время.
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Пятница, 04 Сентября 2015 г. 20:17ссылка
Спасибо, Алла, за отзыв! Мне понравилась статья архитектора Ожегова с идеей "Садов Лумбини"
Svetlana-k   обратиться по имени Пятница, 04 Сентября 2015 г. 23:31 (ссылка)
Довольна, что расширила знания в области дизайна садоводства, познакомилась с выдающимися именами.
Кланяюсь тебе, Тамара!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Суббота, 05 Сентября 2015 г. 19:08ссылка
Я думаю, Светочка, что ты прекрасная садоводка! А Кензо Танге выдающийся архитектор! И я улыбаюсь тебе!
Откровения_Красоты   обратиться по имени Воскресенье, 06 Сентября 2015 г. 22:45 (ссылка)
Томочка, привет! Спасибо за знакомство с Мастером!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Понедельник, 07 Сентября 2015 г. 20:00ссылка
Мастер уникальный! Спасибо за сочувствие!
Откровения_Красоты   обратиться по имени Воскресенье, 06 Сентября 2015 г. 22:47 (ссылка)
"В архитектуре нет больше спроса на сооружения-коробки, но востребованы здания, которым есть что сказать человеческим эмоциям.

Замечательно сказано. Ненавижу коробки. Мечтаю о доме!)
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Понедельник, 07 Сентября 2015 г. 19:55ссылка
Это прекрасная мечта, Сабиночка! Дай Бог, чтобы она сбылась!
Откровения_Красоты   обратиться по имени Воскресенье, 06 Сентября 2015 г. 22:48 (ссылка)
Наши города имеют в действительности ветви, но не имеют ствола. В результате огромные массы энергии, расходуемые на строительство, порождают хаос и замешательство.
Наша задача – преобразовать эту энергию хаоса в энергию созидания и равновесия.
Современный уровень цивилизации таков, что не только большие города, но даже районные образования в разных странах мира следует рассматривать как растущие и видоизменяющиеся живые организмы».

Продолжаю восторгаться!!!
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Понедельник, 07 Сентября 2015 г. 19:58ссылка
Именно эти фразы, Сабина, и мне запали в душу! Очень мудро!
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку