«≈сть в русской земле город, называемый ћуромом», — так начинаетс€ «ѕовесть о ѕетре и ‘евронии ћуромских» за авторством св€щенника одного из кремлевских соборов ≈рмола€, в монашестве ≈разма. Ќачало — как насто€щий сказочный зачин, сразу представл€ютс€ далекие земли с лесами зелеными, реками молочными, берегами кисельными. Ќе уступает по сказочности и содержание, но из века в век православный люд воспринимает эту повесть не как сказку, а как житие, которым она по сути и €вл€етс€, несмотр€ на то, что при перечислении происходивших чудес и знамений очень редко упоминаютс€ словосочетани€ «Ѕожьей милостью» или «обратившись к √осподу за помощью». ќ чем же идет речь?

    огда-то ћуромом правил кн€зь по имени ѕавел — вполне себе историческа€ личность. ” этого кн€з€ были супруга и брат, что тоже вполне подтверждаетс€ историческими фактами. ј вот относительно дальнейших событий каждый решает сам дл€ себ€, где — истори€, а где — сказка. 

  ѕри чем здесь какой-то кн€зь ѕавел, если речь должна идти вовсе даже о кн€гине ‘евронии, можете спросить вы? Ќо сейчас поймете, что без предислови€ никуда. ¬се дело в том, что к жене кн€з€ ѕавла стал наведыватьс€ змей, принимавший на врем€ постельных утех вид ее супруга. –ано или поздно обман вскрылс€, и кн€жеска€ чета озаботилась проблемой уничтожени€ незваного гост€. —тало известно, что зме€ ждет смерть «от ѕетрова плеча, от јгрикова меча» — и в вопросе о том, что за ѕетр такой, разночтений быть не могло: брат кн€з€ ѕавла.

  јгриков меч тоже не замедлил обнаружитьс€: во врем€ уединенной молитвы, которую очень любил ѕетр, €вилс€ светлый юноша и указал, где в алтарной стене между плитами хранитс€ меч. ƒело оставалось за малым: определить, где насто€щий кн€зь, а где прин€вший его облик змей, но в результате ѕетр справилс€ и с этим. ѕравда, не обошлось без последствий: кровь убитого зме€ облила победител€ с ног до головы, после чего все тело кн€жеского брата покрылось струпь€ми и €звами, излечить которые не мог ни один муромский врач. ѕришлось обращатьс€ за помощью в соседние кн€жества, особенно в известную своими лекар€ми р€занскую землю. » тут на сцену выходит ‘еврони€.

—в€та€ ‘еврони€—в€та€ ‘еврони€

ƒевушку случайно находит один из кн€жеских отроков, посланных на розыски местных целителей. ѕаренек входит в один из домов села Ћасково и видит там девушку, перед которой скачет за€ц. «ѕлохо, когда дом без ушей, а горница без очей!» — говорит она вместо приветстви€, а в ответ на вопрос о хоз€евах отвечает, что ее отец и мать ушли плакать взаймы, а брат сквозь ноги смерти в глаза смотрит.

Ѕедный кн€жий посланец просит девушку по€снить все ею сказанное, на что получает ответ, что если бы в доме была собака, то она бы зала€ла при приближении незнакомого человека — вот и уши. ј если бы в избе был ребенок, то он бы сообщил о госте, увидев его в окно — вот и глаза. –одители же ушли на похороны, где оплакивают покойника — а когда придет их очередь, то соседи придут оплакивать их — вот и плач взаймы. „то касаетс€ брата, то он, как и отец — древолаз, собирает с лесных деревьев мед. ѕри такой работе надо быть очень внимательным и тщательно смотреть на землю сквозь ноги, чтобы не сорватьс€.

ёноша оказалс€ так впечатлен этим разговором, что рассказал ‘евронии о том, что они приехали искать лекар€ дл€ муромского кн€з€, на что девушка сказала: «ѕриведи кн€з€ твоего сюда. ≈сли он будет чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров». ѕосланник радостно передает кн€зю эти слова, и ѕетр обещает девушке большую награду, но получает ответ, что никаких даров ей не надо, а нужно стать его супругой.

Ќа этом месте ѕовести многие — и € в их числе — спотыкаютс€.  ак так, почему вдруг проста€ деревенска€ девушка точно знает о том, что ей предназначен в супруги именно этот человек, да еще и кн€жеский брат? » более того, облада€ умением вылечить мужчину, ставит такое странное условие, в котором, на первый взгл€д, нет ни любви, ни чести. ѕримерно так рассуждает и ѕетр, от€гощенный, к тому же, острым пониманием социального неравенства.

   –ассудив, что ответом на такое странное требование будет обман, больной отвечает согласием, которое слуги и сообщают ‘евронии. » тут происходит нечто, что оп€ть вызывает р€д сомнений и вопросов: внешне девушка занимаетс€ откровенным колдовством, вз€в хлебной закваски, дунув на нее и отдав посланцам с повелением, чтобы ѕетр помазал этим раствором все струпы, кроме одного.

   ѕолучив закваску, ѕетр повелевает срочно истопить баню, а сам пока желает проверить слова слуги об интересных и мудрых ответах девицы, так что посылает ей маленький пучочек льна с указанием сделать из него рубашку, штаны и платок за то врем€, пока сам ѕетр моетс€ в бане. ‘еврони€, не дрогнув лицом, посылает в ответ небольшой кусочек полена с наказанием сделать из него ткацкий станок за то врем€, пока она будет вычесывать лен. ”довлетворившись подобным «взаимозачетом», ѕетр отправл€етс€ в баню мазать свое больное тело. ќн послушно оставл€ет одну из €зв необработанной, а все остальное тело становитс€ после смазывани€ закваской чистым и здоровым. –адостный ѕетр посылает ‘евронии богатые дары и уезжает, совершенно не собира€сь выполн€ть обещание и женитьс€ на своей исцелительнице.

   —тоит ли говорить, что предприн€та€ девушкой разумна€ предосторожность в виде одного необработанного струпа моментально дала о себе знать: вскоре обманщик ѕетр снова покрыт €звами с ног до головы. ќн пока€нно приезжает за ‘евронией, и та, ничуть не укор€€ мужчину, снова дает ему хлебной закваски. ѕетр отправл€етс€ в баню, а оттуда — за свадебный стол. ѕосле чего уезжает в ћуром с молодой женой.

   ¬скоре кн€зь ѕавел умирает, и его брат и спаситель супружеской чести ѕетр становитс€ муромским кн€зем. » он, и его супруга провод€т свои дни в благочестии и заботе о народе, но, как положено в сказках о кн€зь€х, коварные бо€ре недовольны существующим положением дел — и они, и особенно их жены, никак не могут смиритьс€ с тем, что кн€гиней стала кака€-то простолюдинка, дочь обыкновенного р€занского древолаза. “ак, например, они смеютс€ над тем, что после каждого окончани€ трапезы кн€гин€ аккуратно сметает все крошка со стола себе в руку — и в конечном итоге так допекают этим самого ѕетра, что однажды тот, не выдержав, ловит жену за руку и требует разжать ее, чтобы высме€ть эти крошки еды. ‘еврони€ разжимает руку, и пораженный ѕетр видит не объедки, а благоухающий ладан.

   ќднако бо€ре не отступали, им было мало кн€жеского слова о неприкосновенности его супруги. ¬ какой-то момент цела€ делегаци€ пришла к ѕетру со словами, что они отказываютс€ дальше служить этой кн€гине, так что кн€зь волен выбрать себе новую супругу или жить один — но как-то изменить ситуацию он должен. ќшеломленный ѕетр отправил бо€р к ‘евронии, предложив послушать, что она на это ответит.

   н€гин€, смиренно выслушав все, что сказали ей бо€ре, согласилась покинуть ћуром, попросив лишь забрать с собой то, что она попросит. ќбрадованные противники пообещали отдать женщине все, что угодно — и тогда она сказала: «Ќичего иного не прошу, только супруга моего, кн€з€ ѕетра!». ѕрезрев все об€занности защищать и оберегать своего кн€з€, бо€ре радостно согласились, дл€ приличи€ лишь сказав, что если сам ѕетр не будет против, они не будут чинить преп€тствий. јвтор ѕовести объ€сн€ет подобную покладистость тем, что каждый из них в душе леле€л мечту сам зан€ть вакантный кн€жеский престол, когда тот освободитс€ от законного правител€.

   ј дальше в ѕовести мы можем прочитать рассуждени€ о том, что «блаженный кн€зь ѕетр не хотел нарушить Ѕожьих заповедей ради царствовани€ в жизни этой. ¬едь сказано, что если кто прогонит жену свою, не обвиненную в прелюбоде€нии, и женитс€ на другой, то сам прелюбодействует. —ей же блаженный кн€зь по ≈вангелию поступил». » вот на этих словах тем, кто еще не проникс€ любовью и уважением к кн€жеской чете, особенно к ‘евронии, снова можно споткнутьс€: получаетс€, ѕетр поступил так не из-за любви к своей супруге, а исключительно ради страха Ѕожи€? Ёто похвально с точки зрени€ христианина, но имеет ли это отношение к любви между мужчиной и женщиной? »ли, быть может, тут как раз уже совсем друга€, надмирна€, не всем доступна€ правда брака?..

  “ак или иначе, супруги оставл€ют ћуром, уплывают из него на любезно предоставленных бо€рами судах. ¬ ходе плавани€ происходит еще один эпизод, вызывающий множество споров и разногласий: праведна€ ‘еврони€ угадывает направленные на нее блудные мысли одного из сопровождающих, чь€ жена при этом находитс€ с ними же.  н€гин€ предлагает мужчине зачерпнуть воды сначала с одной стороны от лодки, потом с другой, а затем сравнить, отличаетс€ ли вкус. «“ак и естество женское одинаково. ѕочему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышл€ешь?» » здесь снова можно задать вопрос, почему речь идет не о любви и ее исключительности, а напротив, об одинаковости женского естества?

 н€гин€ ‘еврони€ вразумл€ет бо€рина

 н€гин€ ‘еврони€ вразумл€ет бо€рина

ќстановившись на привал, слуги занимаютс€ приготовлением еды и, в частности, срубают несколько молодых деревьев. ‘еврони€ видит их и благословл€ет обрубки со словами «ƒа будут они утром большими деревь€ми с ветв€ми и листвой» — и на следующий день все с удивлением вид€т мощные стволы на месте вчера срубленных деревцев.

  “ем временем в ћуроме бо€ре устроили насто€щую гражданскую войну, в св€зи с чем наиболее разумна€ часть общества посылает за ѕетром со словами:

  «ѕрости нас, кн€зь! ¬ернись и правь нами вместе с ‘евронией, мы все — ваши рабы!». ƒальше ѕовесть описывает ча€ни€ любого народа:

  «Ѕлаженный кн€зь ѕетр и блаженна€ кн€гин€ ‘еврони€ возвратились в город свой. » правили они в городе том, соблюда€ все заповеди и наставлени€ √осподние безупречно, мол€сь беспрестанно и милостыню твор€ всем люд€м, находившимс€ под их властью, как чадолюбивые отец и мать.  о всем питали они равную любовь, не любили жестокости и ст€жательства, не жалели тленного богатства, но богатели божьим богатством. » были они дл€ своего города истинными пастыр€ми, а не как наемниками. ј городом своим управл€ли со справедливостью и кротостью, а не с €ростью. —транников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавл€ли.»

   “ем не менее даже такому благочестивому правлению рано или поздно приходит конец: смерть забирает даже самых лучших кн€зей. ѕетр и ‘еврони€ умолили Ѕога, чтобы ќн послал им одновременную смерть, а свои тела они завещали положить в одну каменную гробницу с тонкой перегородкой. Ќезадолго до смерти супруги прин€ли монашеский постриг: кн€зь ѕетр стал ƒавидом, а кн€гин€ ‘еврони€ — ≈вфросинией. Ќова€ инокин€ спешила докончить до своей кончины вышивку воздухов дл€ соборного храма, но монах ƒавид уже дважды посылал слуг, чтобы сказать своей бывшей супруге, что смерть уже стоит на пороге его кельи, так что ей нужно поторопитьс€, если они хот€т действительно умереть в один день.

  ƒважды кн€зь-инок соглашалс€ подождать, пока ‘еврони€ закончит работу, но на третий раз прислал гонца со словами, что не может больше ждать. “огда монахин€ ≈вфросини€ воткнула иголку в недовышитое полотно, обмотала вокруг нитку и послала слугу сказать бывшему мужу, что готова умирать. ѕомолившись, св€тые одновременно отошли к Ѕогу в разных сторонах города ћурома.

   ѕосле смерти ѕетру и ‘евронии тоже не сразу удалось быть всегда вместе, несмотр€ на оставленное ими завещание. Ћюди рассудили, что, раз супруги прин€ли монашеский постриг, негоже хоронить их в одном гробу, так что положили ѕетра в городской церкви Ѕогородицы, а ‘евронию оставили в загородном храме ¬оздвижень€  реста √осподн€. Ќаутро св€тые тела оказались вместе в приготовленном супругами гробу в городском соборе. ѕопробовали снова разделить кн€з€ с кн€гиней, но оп€ть не преуспели в этом, после чего оставили лежать так, как св€тые сами завещали: «в едином гробе, который Ѕог даровал на просвещение и на спасение города того: припадающие с верой к раке с мощами их щедро обретают исцеление».

   ћожно по-разному относитьс€ к новым российским праздникам, но нельз€ не признать, что, наверное, несмотр€ на множество вопросов и разногласий, это действительно один из самых лучших дней, которые можно было выбрать дл€ подобного рода торжеств.