-Рубрики

 -Цитатник

Письма Афанасия Фета Льву Толстому - (0)

«В «Поликушке» все рыхло, гнило, бедно, больно» «В «Поликушке» все рыхло, гнило, бедно, больно»...

К Международному дню художника - (0)

Жуковский Станислав Юлианович. Часть- 6. Зимнее. Храм Рождества Богородицы. Звенигор...

Михаил Константинович Клодт (1832 - 1902) - (0)

Иван Николаевич Крамской. Портрет художника Михаила Константиновича Клодта Барон Михаил К...

Ханана мити - Дорога цветов - (0)

Ханана мити - Дорога цветов ...

Мадонны Рафаэля - (0)

Его Мадонны…   Меня всегда влекла к себе и грела. Мечта о музе Санти Рафаэля....

 -Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

 -Всегда под рукой

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Томаовсянка

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.04.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 49925

Минский Николай Максимович (1855-1937)

Четверг, 29 Августа 2013 г. 17:40 + в цитатник

 Я цепи старые свергаю,

Молитвы новые пою...

Н. Минский, 1896

Как поэт Николай Минский был довольно популярен до появления в поэзии Анненского, Бальмонта, Брюсова, Блока, затем сошел практически на нет, хотя на его стихи писали романсы Рубинштейн, Рахманинов и другие. Широкую популярность Минский приобрел как переводчик Гомера, Аристофана, Байрона, Шелли, Верлена, Флобера, Метерлинка. Еще Минский выступал как драматург, однако славы на этом поприще не сыскал. Впрочем, и на философском пути заметен не был, хотя своими эскападами шуму наделал.

   Минский Николай Максимович (настоящая фамилия Виленкин), один из ранних и наиболее плодотворно работавших в литературе русских символистов, теоретик искусства, публицист, философ, переводчик. Родился 27 января 1855 в селе Глубокое Виленской губернии, в небогатой еврейской семье. Рано лишился отца и рано начал добывать средства к существованию. Окончив гимназию с золотой медалью, поступил на юридический факультет Петербургского университета. В 1879 окончил университет, получил степень кандидата прав, но службой практически не занимался, а отдался целиком литературе. В молодости был связан с народниками, что нашло отражение и в его поэтическом творчестве.    

  Первое крупное произведение Минского «Последняя исповедь» — гневный монолог осужденного на казнь революционера. Стихотворный монолог Минского послужил Илье Ефимовичу Репину материалом для создания картины «Отказ от исповеди перед казнью». В первые годы Минский писал гражданские стихи в духе Некрасова однако, по мнению критики, «без некрасовской мощи». Естественно, как рефлектирующий разночинец-интеллигент «больного поколения», которое представлял Минский, он болел и переживал за угнетенный народ:

          Я вижу вновь тебя, таинственный народ, 
          О ком так горячо в столице мы шумели. 
          Как прежде, жизнь твоя — увы — полна невзгод, 
          И нищеты ярмо без ропота и цели 
          Ты все еще влачишь, насмешлив и угрюм. 
          Жизнь не манит тебя, и гроб тебе не страшен...
                                     «В деревне»

   Одновременно Минского занимают философские проблемы, в 1890 году выходит его трактат «При свете совести. Мысли и мечты о цели жизни». Он формулирует теорию «меонизма», своего рода «религию небытия», в которой призывает идти дорогой индивидуализма, самообожествления, эстетизма, то есть провозглашает «культ абсолютной личности». Не народ, а личность, собственная персона.

   В 1883 году Минский предпринял попытку издать свои стихотворения отдельным сборником. Однако по распоряжению министра внутренних дел графа Дмитрия Толстого на тираж наложили арест, и он был уничтожен. «Моя первая книга стихов была сожжена, — вспоминал впоследствии поэт, — и жандармский капитан, звеня шпорами, допрашивал меня: «Кого вы разумели под скалами и волнами?» От ссылки спасла какая-то амнистия...» Сам министр, отмечал Минский, «кричал и топал на меня ногами». Но может быть, не зря кричал и топал? Неожиданно для всех Минский переходит из гражданского лагеря под знамена «чистого искусства», забывает про страдания народа и провозглашает, что жизнь «без эстетического наслаждения» и «красоты» невозможна.

          Мир исчез. Мертво былое. 
          Даль грядущего пуста. 
          Нас средь ночи только двое: 
          Я — Любовь, ты — Красота.

Постепенно перешел на позицию эстетизма, упрекал традицию русской литературной критики в «утилитаризме», пренебрежении собственно художественными, эстетическими ценностями (в манифесте Старинный спор, 1884). Свое философско-эстетическое кредо Минский выразил в книге При свете совести. Мысли и мечты о цели жизни (1890). Здесь он сформулировал «онтологию меонизма»: действительность не исчерпывается миром явлений — существует иная реальность, реальность абсолютного небытия «меонов» (гр. — небытие), непознаваемых, несуществующих «святынь». Истинные художники и философы всегда стремились к постижению того, что по своей сути является непостижимым, бесконечно таинственным. «Меоны», в трактовке Минского, символизируют именно эту вечную сверхзадачу художественного творчества. О концепции «меонизма» шла речь в его выступлениях на Религиозно-философских собраниях (1901-1903). О связи философии и религии говорится в его книге Религия будущего. (Философские разговоры) (1905). По собственному признанию Минского, его мечтой всегда была «идеальная метафизика», апофеозом которой и ее же своеобразным «диалектическим» отрицанием могли бы стать «молитва и легенда».

  Минский «колебался от тем гражданской скорби к искусству модернизма и обратно». Колебался он и в других сферах, за что его нещадно критиковали. Его «бросок в революцию» вообще вызвал у современников шок. В революционных событиях 1905 поэт увидел своего рода религиозную мистерию и принял в них активное участие. Минский чувствовал себя «ставленником пролетариата» (по выражению Александра Кугеля). Так, в своей газете «Новая жизнь» в номере от 13 ноября Минский напечатал собственное стихотворение «Гимн рабочих»:

          Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
          Наша сила, наша воля, наша власть. 
          В бой последний, как на праздник, снаряжайтесь. 
          Кто не с нами, тот наш враг, тот должен пасть...

И концовка стихотворения энергичная, революционная:

          Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
          Солнце в небе, солнце красное — наш флаг!

Словом, из декаданса Минский ринулся в революцию. Поэт-революционер? А еще Минский напечатал свой перевод «Интернационала»:

          Сегодня мы восстали, 
          Но завтра кончен бой. 
          В Интернационале 
          Сольется род людской.

В 1905 - 1907 гг Минский был близок к большевикам. В своей газете опубликовал статью Ленина «Партийная организация и партийная литература». За свои революционные материалы, «возбуждающие к усилению бунтовщических деяний», Минский был обвинён в «призыве к ниспровержению существующего строя» и арестован, а потом добродетельно выпущен под залог. После выхода из тюрьмы уехал за границу, где и жил до конца жизни.

Вернувшись к философии, в книге, «Религия будущего» (1908), Минский предложил идею богочеловечества заменить человекобожием. В то же время пишет трилогию: «Железный призрак», «Малый соблазн» и «Хаос».

Революцию 1917 года встретил настороженно: она «вместе с радостью торжества... отозвалась в сердце и прежним знакомым страхом за судьбу культуры». В послереволюционные годы испытал разочарование в политике. В 1922 году Минский выпускает книгу «От Данте к Блоку», издает стихи, читает лекции. В «Манифесте интеллигентных работников» утверждал, что «умственные труженики» представляют собою «самовластный класс» и должны взять в свои руки «всю власть по производству и распределению». В начале 20-х годов Минский — председатель правления берлинского «Дома искусств». «Седовласый старец», говоривший «долго, многосторонне и весьма отвлеченно», как вспоминал Андрей Белый. Из Берлина Минский переехал в Лондон, где одно время служил в советском полпредстве, составляя бюллетень печати. С 1927 года вновь жил в Париже. Из воспоминаний Андрея Белого: «...Парижского Минского вовсе не связываю с Николаем Максимовичем, или — подлинным Минским. «Парижский» — не нравился мне: не пристало отцу декадентства, входящему в возраст «деда», вникать в непотребства... Как солнцем лоснился — маленький, толстенький, потирающий ручки, хихикающий, черномазый, с сединочками...» Что и говорить, портрет довольно-таки неприглядный, по классической поговорке: седина в бороду, бес в ребро. Однако в юности Минский был совсем другим и отдавал дань «восторгам чистым любви и вдохновенья». Таким же высоким духом и чистотой веют его переводы «Илиады» Гомера и «Саламбо» Флобера.

          Любить других, как самого себя... 
          Но сам себя презреньем я караю. 
          Какой-то сон божественный любя, 
          В себе и ложь, и правду презираю... 
                    ...
          И всех людей, равно за всех скорбя, 
          Я не люблю, как самого себя.
                  «Любовь к ближнему» (1893)

Минский — патриарх русского декаданса. «Дедушка символизма» - по словам Евтушенко Минский фигура общественно-политическая и весьма своеобразная. Он исповедовал культ «абсолютной личности». Его перо бросалось от лирических стихов до классических переводов, от политических призывов к объединению до лозунгов бежать «тропою индивидуализма».

   Переводы Минского регулярно переиздаются при любых режимах.

Умер Николай Максимович Минский в Париже 2 июля 1937 года

minskiy.ouc.ru
 

На серебре зари, на дали нежно-синей
Листва олив сплелась в прозрачные шатры.
И зелень их светла, как предвечерний иней,
Сквозит, как кружево, и тает, как пары.

Она слилась в одно своею тенью бледной,
И раньше, чем заря, все ярче и мертвей,
Погасла за горой с тревожностью бесследной,
Уже разлился мир средь масличных ветвей.

И роща спит давно. Когда же в мрак сребристый
Случайно долетит вечерний луч иль звук,
Он в дым и в тишину преобразится вдруг:

Далекой меди звон, потоков голос чистый,
Призывы робкие из тьмы незримых гнезд.
Прощальный лепет птиц и первый трепет звезд.

 

Книги Минского

книга Абсолютная реакция. Леонид Андреев и Мережковский	писателя	Николай Минский

Абсолютная реакция. Леонид Андреев и Мережковский

Николай Минский, 1937 год
Публицистика и нон-фикшн, Проза XIX-XX веков

 
книга Генрик Ибсен	писателя	Николай Минский

Генрик Ибсен

Николай Минский, 1937 год
Публицистика и нон-фикшн, Проза XIX-XX веков
 

 

 

книга Старинный спор	писателя	Николай Минский

Старинный спор

Николай Минский, 1937 год
Научно-популярная и образовательная литература, Проза XIX-XX веков
 

 

книга Библиография работ Мориса Метерлинка	писателя	Николай Минский
 

Толстой и реформация

Николай Минский, 1937 год
Научно-популярная и образовательная литература, Проза XIX-XX веков
 
книга Стихотворения	писателя	Николай Минский
 

Стихотворения

Николай Минский, 1937 год
Поэзия, Проза XIX-XX веков
 

Два пути 

Нет двух путей добра и зла,
Есть два пути добра.
Меня свобода привела
К распутью в час утра.

И так сказала: "Две тропы,
Две правды, два добра.
Их выбор - мука для толпы,
Для мудреца - игра.

То, что доныне средь людей
Грехом и злом слывет,
Есть лишь начало двух путей,
Их первый поворот.

Сулит единство бытия
Путь шумной суеты.
Другой безмолвен путь, суля
Единство пустоты.

Сулят и лгут, и к той же мгле
Приводят гробовой.
Ты - призрак бога на земле,
Бог - призрак в небе твой.

Проклятье в том, что не дано
Единого пути.
Блаженство в том, что всё равно,
Каким путем идти.

Беспечно, как в прогулки час,
Ступай тем иль другим,
С людьми волнуясь и трудясь,
В душе невозмутим.

Их счастье счастьем отрицай,
Любовью жги любовь.
В душе меня лишь созерцай,
Лишь мне дары готовь.

Моей улыбкой мир согрей.
Поведай всем, о чем
С тобою первым из людей
Шепталась я вдвоем.

Скажи: я светоч им зажгла,
Неведомый вчера.
Нет двух путей добра и зла.
Есть два пути добра". 

<1900>

Рубрики:  Поэты и поэзия
Метки:  

Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку