-Приложения

  • Перейти к приложению Всегда под рукой Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее
  • ТоррНАДО - торрент-трекер для блоговТоррНАДО - торрент-трекер для блогов
  • Программа телепередачУдобная программа телепередач на неделю, предоставленная Akado телегид.
  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Большая ферма" Онлайн-игра "Большая ферма"Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст

 -Всегда под рукой

 -Рубрики

 -Цитатник

"МРАЗЬ"МЕЛОДРАМЫ 2017 - (0)

ФИЛЬМ ЗАДЕЛ ДО СЛЁЗ "МРАЗЬ"МЕЛОДРАМЫ 2017 Наконец то в семье счастливых родителей появился долгож...

Пирожки с капустой - (0)

Пирожки с капустой Пирожки с капустой   ...

А годы... тихo уплывают - (0)

А годы... тихo уплывают   А годы... тихo уплывают, Cоткав для нас вуаль морщин...

Рецепты постных блюд на Великий пост 2017 - (0)

Рецепты постных блюд на Великий пост 2017 Одна из сложностей проведения Великого поста состоит...

Смешное ВКонтакте - (0)

Смешное ВКонтакте ИСТОЧНИК 1 2 [more=СМОТРИМ >>>>>] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ...

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Анастасия_Остроумова

 -Подписка по e-mail

 

 -Интересы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 18.04.2011
Записей: 19801
Комментариев: 1762
Написано: 22387





Распакованный Скрап - набор

Вторник, 24 Мая 2011 г. 09:09 + в цитатник
Это цитата сообщения kru4inka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Распакованный Скрап - набор LovingMummy

RR_LovingMummyPrev (600x600, 587Kb)








Рубрики:  оформление

Каждая Женщина - Ангел по сути

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:22 + в цитатник
Это цитата сообщения TATYSIY [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Каждая Женщина - Ангел по сути

 (423x433, 213Kb)


Если не нравится - не обессудьте,
И возразить не ищите причин.
Каждая Женщина - Ангел по сути
Для беззащитных брутальных мужчин.

Мысль простую, что столь непростая,
Каждый усвоит пускай для себя:
Женщина-Ангел любит, спасая,
Женщина-Ангел спасает, любя.
Читать далее...
Рубрики:  Книги/стихи

Пирог с курицей.

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:20 + в цитатник
Это цитата сообщения Jea [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Пирог с курицей.

Недавно я пекла для мужа довольно необычный, но очень вкусный, а главное простой, пирог. Вообще, по приготовлению, он похож на французский заливной пирог "киш", но по вкусу получается нечто совершенно иное.
Поэтому если вы любите простую выпечку, которая прекрасно подойдет для обеда, тогда рецепт "Заливной пирог с курицей" - для вас.


рецептик тут
Рубрики:  кулинария/тесто

Картофельная лапша с мясом и овощами .

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Моя_кулинарная_книга [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Картофельная лапша с мясом и овощами .

 
Рецепт METEL
user posted image
Впервые попробовала это блюдо в Корее оно мне очень понравилось.Готовиться просто.
Читать далее...
Рубрики:  кулинария/овощи

Кольцевой пирог

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:16 + в цитатник
Это цитата сообщения Моя_кулинарная_книга [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Кольцевой пирог

Авотор

Александер
 
Александер

3226371_6 (640x480, 57Kb)

Читать далее...
Рубрики:  кулинария/тесто

Отдохни душой.... Релаксация-супер!

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:14 + в цитатник
Это цитата сообщения TATYSIY [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Рубрики:  прочее

я котов понимаю лучше, чем людей…

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:07 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

я котов понимаю лучше, чем людей…

А вообще я котов понимаю лучше, чем людей…
© Эльпида-Амальди

0 2 (700x591, 90Kb)
0 2 1 (700x632, 75Kb)

Картины Justyna Kopania
Рубрики:  Книги/стихи

В мире нет ничего упоительней сна.

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:03 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В мире нет ничего упоительней сна...




Жозефинн Уол зимний сон (700x525, 198Kb)

В мире нет ничего
Упоительней сна, —
Наша жизнь без него
Как могила темна.

Как сады без цветов
Или ночь без светил,
Без обманчивых снов
Трудный путь наш уныл.

Утомлённый борьбой,
В мёртвом мраке засни:
Сойдет сон золотой,
Загорятся огни.

0c5e0f01b2f8 (700x692, 135Kb)

Рой прекрасных надежд
И пленительных грёз
В блеске алых одежд
И в венках белых роз

Над тобой пролетит
Вереницею дев,
Над тобой зазвенит
Серебристый напев.

Если день был уныл
И отравлен тоской.
То хоть сон будет мил,
Этот сон золотой.


Федор Сологуб



Рубрики:  Книги/стихи

и будет час / Ник Туманов

Вторник, 24 Мая 2011 г. 06:01 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

и будет час / Ник Туманов

 (700x212, 1478Kb)

по жизни много мелких тем, но велика цена вопроса.

распни Иуду на кресте.

признай предателем Христоса.

испив его любовь до дна, верни позор греха в награду.

но помни – каждому дана ему лишь ведомая правда.

и будет час.

и будет суд.

не божий, нет!

но друг твой ближний плеснёт в лицо, а не в сосуд, вино с вердиктом: «ненавижу!»

и отвернётся.

и уйдёт.

оставит резь под левой грудью.


и день расплачется дождём.


и ночь длиннее жизни будет.



© Ник Туманов, 2011
Рубрики:  Книги/Ник. Туманов

Проверено веками! Майская сирень - не упустите момент!

Вторник, 24 Мая 2011 г. 05:59 + в цитатник
Это цитата сообщения галина5819 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Проверено веками! Майская сирень - не упустите момент!

93 (200x150, 28Kb)
     Из майской сирени вы легко можете изготовить впрок ценное лечебное средство, проверенное веками.

     Соберите 1 стакан цветков сирени, залейте 0,5 л водки, плотно закройте бутылку емкостью 0,8 л и настаивайте в темном месте 10-12 дней, периодически встряхивая содержимое. Потом процедите. У вас получится настойки, которая пригодится в острых ситуациях.

  Настигнет простуда или обострение бронхита - пейте ее по 30 капель (не более!) на 1/4 стакана теплой воды трижды в день за полчаса до еды. Помните: насколько сирень красива, настолько и ядовита при передозировке!

  Появится боль в суставах из-за отложения солей или дадут знать о себе пяточные шпоры - доставайте эту настойку и используйте ее для компрессов на проблемные места.

  Если кто-то из ваших родственников или друзей, не дай Бог, окажется надолго прикован к постели  , раз в день протирайте сиреневой настойкой тело лежачего больного - у него не будет пролежней!

А многие люди, страдающие бронхиальной астмой , даже не подозревают, как облегчают дыхание молодые листья сирени, появившиеся во время ее цветения. Достаточно заварить 2-3 листика кипятком и пить как теплый чай.

Рубрики:  медицина

Анимашки

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 22:11 + в цитатник
Это цитата сообщения Tatiana_Goroshko [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Анимашки


Читать далее

Рубрики:  оформление

Начинаем!

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 22:06 + в цитатник
Это цитата сообщения -Osmyo- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Начинаем!

 ОЛЕГ ДАЛЬ

Первая открытка с портретом Даля-артиста, май 1970 г.

     Есть люди в нашей культуре, масштаб и значение которых становятся ясными через годы и десятилетия после их ухода.
     Вряд ли году в 1978-м кому-то пришло бы в голову назвать замечательного актера Олега Ивановича Даля «героем своего времени» и лицом своего поколения. Пожалуй, из его сверстников только Владимир Высоцкий прижизненно удостоился этого титула. А между тем, и Высоцкий, и Даль очень чувствовали равновеликий масштаб друг друга, – то, что оба они, такие разные, одинаково полно и ярко выражают и свое неласковое к ним время, и свое невнимательное к ним пока поколение. А главное, выражают что-то такое, что надолго переживет их и с течением лет только увеличится в своем значении.
     «От Володи хоть песни его останутся. А от меня?..» – задавался вопросом Олег Даль.
     Так что же осталось нам от этого человека?
 
     Смесь жирафенка с пантерой
 
     Олег Иванович Даль родился 25 мая 1941 года в Москве. Есть странный символ в этом: родиться в мае

 («всю жизнь маяться» да еще накануне войны, которая помиловала и даже не успела запомниться, но оставила такой глубокий след на всем его поколении. Да, вот именно: послевоенное московское детство и отрочество, голодное, азартное, полное и страхов близких (уже не особенно-то понятных им, детям), и огромных надежд на то, что жизнь станет лучше. И – полное предчувствия своей будущей яркой и сложной судьбы.
     Отец Даля инженер Иван Зиновьевич и мать, учительница Прасковья Петровна, были людьми, довольно далекими от искусства. Не без сомнения отнеслись они к выбору сына. После окончания школы в 1959 году Олег поступает в Щепкинское училище при Малом театре.
     И снова в этом можно найти символ: остро современный актер, актер «мейерхольдовской» складки и хармсовской парадоксальности, проходит школу в самом-самом академическом театральном вузе страны! Эта сложная и очень глубокая связь Олега Даля-актера с русской классической культурой пройдет через всю его жизнь.
     На вступительных экзаменах он читает монолог Ноздрева из «Мертвых душ», и вся комиссия падает со смеху, слыша из уст хрупкого юноши, почти мальчика, залихватские бредни гоголевского героя. Потом Даль читает отрывок из «Мцыри», и уже тогда в нем прорывается темперамент и масштаб души актера-трагика. Его принимают единогласно, понимая, что это не только талант. Это уже – крупная, очень своеобразная Личность.
     Олег Даль попадает в мастерскую П. Анненкова. Он с почтением и вниманием относится к своему Мэтру. Но все же своим заочным учителем выбирает Б. Бабочкина, очень близкого Далю сочетанием мощного актерского темперамента и утонченной, феноменальной техники, а также склонностью к беспрерывной импровизации.
     За худобу и пластичность сокурсники прозвали Олега Даля Шнурком и Арматурой. И вряд ли кто из них тогда сомневался в большом будущем этого человека.
     В 1962 году, еще студентом, О. Даль снимается у А. Зархи в фильме «Мой младший брат» по повести В. Аксенова. И повесть, и фильм принимаются публикой с огромным энтузиазмом. Их можно назвать «знаковыми» для своего времени, – времени «оттепели», времени больших надежд и прямых, трудных вопросов о прошлом и настоящем. Многие полагали, что в этом фильме все три молодых актера – О. Даль, А. Миронов и А. Збруев – почти не перевоплощаются, играя себя, – вернее, играя своего сверстника и современника.
     Как же по-разному сложились судьбы всех трех!.. И тоже, по-своему, у каждого – глубоко символично.
     Но наш рассказ – об Олеге Дале.
     Сразу после окончания училища Олег Даль поступает в только что организованный театр – «Современник». По преданию, на прослушивании он так заигрался, что соскочил в порыве вдохновения с подоконника и… «с мясом» вырвал ручку из оконной рамы.
     И замер, смущенный, растерянный…
     Много позже режиссер А. Эфрос назовет Олега Даля «смесью жирафенка с пантерой».
 
     Время – «Современник»
 
     «Современник» начала 60-х – особый театр. О. Ефремов замыслил его как труппу творческих единомышленников, которых объединяет острое чувство своего времени, и которые не боятся поднимать самые непростые вопросы. Театр замысливался как гражданственный и художественный одновременно. Ефремов даже хотел сделать нечто вроде коллективного подряда, распределяя доходы не по званиям, а по реальному вкладу каждого. Впрочем, это начинание не нашло понимания в «сферах»…,

Олег Даль и Лиза Эйхенбаум, 27 ноября 1970 г.

     Удивительно, но для Олега Даля «Современник» не стал родным домом, хотя этому театру он отдал тринадцать лет жизни.
     Лучшая его работа на сцене «Современника» – роль Васьки Пепла в горьковском «На дне» (1968 г.) Даль играет человека, прошедшего все низины жизни, но сохранившего высокую и чистую душу. Это было новаторское решение роли.
     И все же «роман» с «Современником» не складывался. В театре, особенно после ухода О. Ефремова, возобладали тенденции, характерные для всех преуспевающих театров: образовалась «верхушка», которая держала в руках репертуар, потихоньку испарялась острая гражданская проблематика.
     Олег Даль никогда не искал компромиссов в подобных случаях. Он тосковал, часто бывали «срывы», когда актер уходил в запой.
     На одном из спектаклей он сел на рампу и попросил у зрителя закурить. Наверно, в этот момент Даль уже точно знал, что с «Современником» для него покончено.
 

Солдат, фильм Н. Кошеверовой «Старая, старая сказка», 1970 г.


     Старая, старая сказка… и не только
 
    О. Даль все-таки оставался одним из популярнейших актеров советского театра и кино. Широкую известность принесло ему участие в фильме Н. Кошеверовой «Старая, старая сказка» (1970 г.) В нем Даль сыграл сразу две роли: безунывного бравого Солдатика и мудрого, печального Кукольника. Контраст между этими образами был таков, что иные зрители думали, будто в конце фильма по ошибке подключили другую ленту…

Кукольник, «Старая, старая сказка»

     Милый фильм для детей и взрослых «Старая, старая сказка» заслуженно популярен до сих пор. Но тогда, в начале 70-х, мало кто знал, что в активе О. Даля есть одна очень серьезная кинороль. Это роль Жени в фильме В. Мотыля «Женя, Женечка и катюша» (1967 г.)
     Фильм этот поставлен по повести Б. Окуджавы «Будь здоров, школяр!» Появись он пятью или шестью годами раньше, и его, возможно, ждал бы такой же триумф, как фильм А. Зархи. Но время уже изменилось. «Оттепель» сильно подморозилась началом брежневского «застоя». Некоторым киночиновникам фильм показался даже крамольным, ведь речь в нем идет не о борьбе с общим врагом – фашизмом, а о борьбе за человека в себе, безразлично, по какую сторону от линии фронта он находится.
     Фильм вообще запретили бы, если б его не поддержали в Главном политическом управлении армии. «Женю, Женечку и катюшу» не положили на полку, но пустили «третьим экраном». В первом буклете о творчестве О. Даля, изданном в середине 70-х, об этом фильме нет ни слова…
 
     «Мальчик из Освенцима»
 
     Считается, что большой актер обычно имеет и «своего» режиссера, способного раскрыть его дарование. «Своего» режиссера Олег Даль встретил в 1971 году на съемках фильма Г. Козинцева «Король Лир».

Шут в «Короле Лире», фильм Г. Козинцева, 1971

     Козинцев пригласил Даля на роль Шута, причем взял его практически без проб, – опытный режиссерский глаз просто «выщелкнул» в актерской массе нужную натуру.
     Нужно сказать, что Шут во всех шекспировских пьесах – роль чрезвычайно важная, часто и ключевая. Недаром в театре «Глобус» во времена Шекспира актер получал за нее самое высокое вознаграждение.
     Шут в фильме Козинцева поразил самих англичан неожиданностью и пронзительностью прочтения образа. Обращаясь к классике, режиссер, конечно, делал попытку осмыслить свое время, страшный опыт XX века. «Современный человек – человек размышляющий!» – любил повторять Козинцев. Шут в «Лире» – обычно сверстник самого короля, его полукомическое «альтер эго». Совершенно иначе прочел образ Козинцев, напрямую связав его с современностью.
     «Шут – как собачонка. Огрызается как собачонка. Так появился костюм, идея костюма: никаких атрибутов шута, нищий, драный, в собачьей шкуре наизнанку. Мальчик, стриженый наголо. Искусство при тирании. Мальчик из Освенцима, которого заставляют играть на скрипке в оркестре смертников; бьют, чтобы он выбирал мотивы повеселее. У него детские вымученные глаза» (из рабочих записей Г. Козинцева).
     По ходу фильма Далю пришлось напеть песенку. – вернее, просто придумать ее «из воздуха». Когда ее услышал Д. Шостакович, он сказал, что сочинять ничего не надо. Нужно только подобрать под эти звуки голоса оркестровое сопровождение…
     И на съемках «Лира» у Олега Ивановича случались «срывы». Козинцев обычно не прощал актерам недисциплинированности. Но в случае с Далем взял вину на себя. «Мне его жаль, – пояснил режиссер жене. – Он не жилец…»
     Г. Козинцев скончался в 1973 году. «Я всегда буду ненавидеть этот день!» – написал Даль вдове режиссера. Самому ему было отпущено еще восемь лет…
 
     Встречи со временем
 
     Безвременье удивительно обостряет чувство времени, и в первую очередь, – времени прошедшего. В годы застоя все метнулись к классике, находя в ней и легкое отдохновение (помним «Собаку на сене» или «Соломенную шляпку»?) и, главное, ища ответы на «вечные вопросы», ибо задавать их языком современным не очень «рекомендовалось».
     В конце 60-х О. Даль отказался от роли Треплева в чеховской «Чайке», посчитав то ли сам образ, то ли замысел режиссера несовременными. В 70-е годы он, напротив, обращается к классике постоянно. Это три наиболее близких ему имени – Чехов, Пушкин и Лермонтов.
     В 1973 году Даль снимается вместе с В. Высоцким в фильме И. Хейфица «Плохой хороший человек». В основе – чеховская «Дуэль», повесть для писателя в большой степени переломная. В ней Чехов передает кризисное состояние своего современника, который или прозябает в трясине обывательских страстишек, или увлекается героической философией Ницше, – «бравурной, но неубедительной», по словам самого Антона Павловича.
     Образ Лаевского в исполнении Олега Даля – самая тонкая и новаторская работа в фильме, по признанию режиссера. Даль отказывается играть «просто» обывателя и делает своего героя сложной и тонкой личностью. Его диалог – поединок с фон Кореном (В. Высоцкий) – это, в оценке критики, спор двух людей, где слабый человек показывает свою силу, а сильный – свою слабость.

Печорин из телефильма «По старницам журнала Печорина», режиссер А. Эфрос, 1974 г.

     Тему человека, потерявшего опору в своем времени и в себе, актер продолжил в телеспектакле «По страницам журнала Печорина» (1974 г.) Характерная для решения образа деталь, мало кем тогда замеченная: Печорин-Даль стреляет в Грушницкого… левой рукой! ТАК не хочет его Печорин участвовать во всем этом! Жизнь внешняя, превращенная в насильственный ритуал, жизнь внутренняя, жадно ищущая опору хотя бы в себе самой…
     Услышав чтение Далем лермонтовских и пушкинских стихов, И. Андроников воскликнул: «Да ведь он возродил традицию Яхонтова проживать в стихе!»
     Теснейшая дружба связывала О. Даля с человеком, который годился ему в деды, – с В.Б. Шкловским. Они понимали друг друга с полуслова.
     В учебной передаче, посвященной лирике Пушкина, Олег Даль читает стихи поэта в его кабинете в Михайловском. Читая, бережно берет в руки то один предмет, то другой, прикасаясь – приобщая себя – к великой судьбе Пушкина.
     А ведь есть такое явление – генетическая память! Мало кто знает, что Олег Иванович Даль – отдаленный потомок Владимира Даля, писателя и филолога, врача, на руках которого умер Александр Сергеевич, – назвав его перед смертью своим другом!..
 
     «…Но играть на мне нельзя-а!..»
 
     Помните слова Гамлета? «Вы можете сломать меня, но играть на мне нельзя!»
     Некоторые мемуаристы вспоминают: как-то О. Даль оказался в одном застолье с И. Смоктуновским. Даль начал трунить над знаменитым актером, потом пародировать его. Да так зло и метко, что дело едва не кончилось скандалом…
     Олег Даль не был легким человеком, мог прервать репетицию и уйти с нее. Мог вообще уйти из театра, внешне совершенно спокойно бросив в корзину свои несыгранные, возможно, великие роли. Во многом причиной этому было его нежелание потерять творческую свободу или высокие критерии собственного творчества, поступиться ими. Ожесточение на судьбу проглядывало в этом.
     И в самом деле: год он играл в Питере в спектакле по пьесе А. Арбузова, которая Далю не нравилась. Но ему обещали роль Макбета. Так и не дали… Он мечтал сыграть Хлестакова. Но на роль Городничего пригласили А. Папанова – актера совершенно другой школы, структуры, и О. Даль отказался от совместной работы, понимая, что ансамбль не получится. Его пригласили на роль Пушкина в спектакле «Медная бабушка», – он отказался, посчитав литературный материал слишком слабым для воплощения пушкинского образа.
     Некоторое время Даль работал в Театре на Малой Бронной у Анатолия Эфроса. Режиссер ценил его. Но в театре царила замечательная актриса Ольга Яковлева, и до Даля у Эфроса руки не доходили.
     Наконец, Олег Иванович подал заявление об уходе. «А как же Гамлет?! Ведь мы собирались ставить “Гамлета”!» – вскричал режиссер. – «Вы хотите сказать: а как же Офелия?» – с сарказмом парировал Даль.

«Приключения Принца Флоризеля», режиссер Е. Татарский, фотопроба 1979 г.

     Со временем у артиста возникло чувство, что к его работам власть предержащие относятся настороженно. Одна из последних его работ – изящный, костюмный телефильм «Приключения принца Флоризеля» (1980 г.) – почти год пролежала на полке. Даль полагал, что это из-за него, из-за участия «нежелательного» актера. На самом деле чиновникам не нравилось первоначальное, слишком мрачное название – «Клуб самоубийц».
     И все-таки ему удалось сыграть «героя своего времени» и своего поколения, – в фильме режиссера В. Мельникова «Отпуск в сентябре» (1979 г.) по пьесе А. Вампилова «Утиная охота».
     Нужно сказать, что между этим фильмом и пьесой Вампилова – «дистанция огромного размера»! Фильм был заказан режиссеру как некая агитка против повального пьянства, очередной пунктик в выполнении антиалкогольной программы. И режиссер следовал сему «социальному» заказу, упрощая и уплощая глубокую проблематику вампиловского шедевра.
     Единственный, кто спорил с этим, был исполнитель главной роли Олег Даль. Одним движением бровей, взглядом, пожатием плеча его Зилов дезавуировал режиссерский замысел и выводил героев на чистую воду, показывая, насколько серьезны поставленные драматургом проблемы.
     Работа Даля в этом фильме, увы, не стала «культовой», как через несколько лет работа О. Янковского в фильме «Полеты во сне и наяву». Быть может, еще время не пришло для осмысления героя поколения тогдашних сорокалетних. А может, работа Даля была слишком тонка, чтобы снискать массовый успех…

Олег Иванович Даль, одна из последних фотографий

     3 марта 1981 года Олега Даля не стало.
     Остались его роли, его дневники, его эссе, его рисунки, его стихи.
     Вот одно:


А сейчас моя память в плену?!
Недостроенный витраж…
Так похожий на пелену…
Настоящее что, мираж?..
 
Так я жил, умирал и страдал.
Забираясь на свой этаж.

 

Рубрики:  актёры

Метки:  

ОЛЕГ ДАЛЬ. ПРЕДЧУВСТВИЕ СМЕРТИ

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 22:04 + в цитатник
Это цитата сообщения -Osmyo- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Без заголовка

Предчувствие смерти

В разгар съемок в Москве случилось несчастье - умер Владимир Высоцкий, с которым Даль в последнее время сблизился. По словам очевидцев, видевших Олега на тех похоронах, он выглядел ужасно и твердил: "Ну вот, теперь моя очередь". М. Козаков вспоминает: "На похоронах Г. Волчек подошла ко мне и спросила на ухо: "Может, хоть это Олега остановит?" Не остановило..."

Стоит отметить, что после этих похорон Даль все чаще стал думать о смерти. В своем дневнике в октябре 80-го он записал: "Стал думать часто о смерти. Удручает никчемность. Но хочется драться. Жестоко. Если уж уходить, то уходить в неистовой драке. Изо всех оставшихся сил стараться сказать все, о чем думал и думаю. Главное-сделать!"

В день рождения В. Высоцкого - 25 января 1981 года - Даль проснулся утром на даче и сказал жене: "Мне снился Володя. Он меня зовет".

Буквально через несколько дней после этого в разговоре с В. Седовым Олег печально заметил: "Не надо меня врачевать, мне теперь все можно - мне теперь ничего не поможет, ведь я не хочу больше ни сниматься, ни играть в театре".

О скором приближении смерти Даль говорил не только своим близким, но и друзьям, коллегам по работе. Приведу лишь два примера этих "пророчеств". Первое относится к лету 1978 года. Вспоминает И. Дмитриев:
"Мы снимались в "Приключениях принца Флоризеля". Тема приближающейся смерти в разговорах Олега звучала постоянно. Как-то в Вильнюсе мимо нашего автобуса проехал траурный катафалк с возницей в цилиндре, с раскачивающимися красивыми фонарями. "Смотрите, как красиво хоронят в Литве, а меня повезут по Москве в закрытом автобусе. Как неинтересно".

А вот случай, который произошел буквально за несколько дней до внезапной смерти актера. Вспоминает Л. Марягин псле того, как в начале 1981 года фильм "Незваный друг" был полностью готов:
"Мы говорили с Ромашиным о трудностях, с которыми снималась картина. Даль молчал, глядя мимо нас. И только через полчаса спросил Анатолия Ромашина:
- Толя, ты живешь там же?
Ромашин жил тогда у Ваганьковского кладбища.
- Да, - ответил Ромашин.
- Я скоро там буду, - сказал Даль..."

В начале 1981 года Даль активно репетировал роль Ежова в постановке Малого театра "Фома Гордеев". Роль ему нравилась, однако для себя он уже четко решил: сыграет премьеру и из этого театра тоже уйдет.

В то же время ему внезапно пришло предложение с киевской киностудии сняться в лирической комедии. Видимо, оно заинтересовало актера, и он дал свое согласие на пробы. 1 марта он отбыл из Москвы в столицу Украины. Но прожил он там недолго - 3 марта в номере гостиницы его настигла смерть.

Похороны актера состоялись на Ваганьковском кладбище.

http://www.oleg-dal.ru/deathfeeling.html

 

 

 

Рубрики:  актёры

Книги о Дале

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 22:01 + в цитатник
Это цитата сообщения -Osmyo- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Книги о Дале

Книги

"Олег Даль. Воспоминания. Материалы из архива".
Сост. Н. Галаджева, Е.Даль, М., АРТ, 1992 г.

Старая, старая книга... с давным-давно распроданным тиражом, водящаяся разве что в библиотеках. Пожалуй, самая первая из книг о Дале, если не считать обзорного сборничка Забозлаевой "Современники" (галопом по европам об актерах 1941 года рождения - Даль, Виктор Павлов, Виталий Соломин).
Просто благородно оформленная обложка, просто и со скупой лаконичностью. Та самая книга, о которой в одном из своих интервью говорила Лиза:

Потом, что было трудно, когда мы собрали книгу с Наташей Галаджевой, т.е. надо было сказать, Наташа Галаджева вместе со мной, собрали книгу, основным зерном, ядром в этой книге, был дневник Олега, потому что он раскрывал его лучше всего, лучше, чем все воспоминания, лучше, чем любые слова. И редактор, я не помню ее фамилии, издательства "Искусство", она мне звонила ежедневно и говорила: "Елизавета Алексеевна, ну давайте выбросим дневник, мы тогда завтра же будем печатать книгу". Причем это 80-е гг., уже вторая половина. Вышла-то она в 92 году, тоже очень интересно, потому что я говорила, я ради дневника эту книгу хочу издать, только ради дневника. Она говорит - зачем, он такой мрачный, и там про Вас ни одного слова нет, зачем это Вам? И вдруг однажды раздался звонок, и звонил человек, который был главным редактором издательства ВТО, тогда было такое издательство, это был Никулин, а сейчас он руководитель издательства "Арт-театр". Прелестный человек, он мне позвонил и сказал: "Я знаю, что Даль вел дневник". Я говорю - да. "Я хочу его издавать". Я говорю - Вы его читали? "Нет, но я знаю, что если Даль вел дневник, значит, его надо печатать". Короче говоря, когда он узнал, что макет книги готов, но договор не заключен с "Искусством", он сказал: "Выкрадите, пожалуйста, этот макет и тащите сюда". Что мы и сделали с Наташей. И вот он в 92 году издал эту книгу. Далее>>

  

" Олег Даль. Воспоминания, дневники, письма ".
Сост. Н. Галаджева, А.Иванов, М., ЭКСМО-ПРЕСС, 2001 г.

"Дурь и пафос - по сути одно и то же." 
(МК-Воскресенье)

Главным недостатком является излишняя редактура, обезличившая статьи воспоминаний, напрочь уничтожив индивидуальные особенности речи респондентов в угоду так называемой "авторской концепции". Излишне пафосная манера повествования, присущая составительнице, создает ноту кликушества как в ее собственном очерке, так и в остальных  "отредактированных" статьях. Дневники О.Даля представлены в минимальном объеме. 

"Олег Даль. Воспоминания, дневники, письма".
Ред.  Б. Поюровский, сост. Н. Галаджева, Е.Даль, М., ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2001 г.

"Елизавета Даль утопила светлый образ артиста
 в порой ненужных бытовых подробностях" 
(Рогнеда Смирнова)

Подборка стихов органично дополняет представленную в  предыдущей книге, без каких-либо повторов. Представлены рисунки актера. Практически полностью представлены дневники актера. Комментарии Е.Даль к дневникам - безупречны, т.к. индивидуальность речи комментатора сохранена в полном объеме.

Среди подборки мемуарных статей примечателен рассказ Виктора Конецкого "Артист," написанный в  живой и ироничной манере.

Главное достоинство книги -дневники тещи актера, Ольги Эйхенбаум "Горькая память". Несмотря на название, воспоминания исполнены оптимизма и теплоты. Наивная старческая сентиментальность и доля нравоучений с лихвой окупаются изначально взятой интонацией повествования - интонацией домашней старушечьей болтовни, всепонимающей и примиряющей. В подобной манере любые бытовые подробности становятся изобразительным средством, которое рисует нам живую личность, человека с его проблемами и путями их решения, а не ходульно-монументальную персоналию, каковую обыкновенно скармливают на потребу публике. 

Не будь записок..., образ артиста по воспоминаниям его коллег, современников показался бы слишком прямолинейным, монументальным, потому что те предпочитали изъясняться лишь "высоким штилем": артист, талант, гений, рок... Благодаря же "Оленьке" Даль предстает живым, реальным человеком. ("Калейдоскоп")

"Горькая память" предназначена в первую очередь для тех, кто пытается найти ответы на собственные проблемы через биографию кумира.

"Олег Даль. Взрослый молодой человек".
Ред.  Б. Поюровский, М., ОЛМА-ПРЕСС, 2003 г.

Н.Галаджева удалена из редакционного совета книги вместе со своим очерком. Добавлены новые мемуарные статьи, раскрывающие иные линии и повороты биографии Олега Даля. Добавлены новые фотографии.

Последняя статья воспоминаний вдовы актера, написанная "по-новому, легко, особенно чисто и невозможно грустно."

Жаль, что продолжения всему этому уже не будет :((

2004
Готовится к выходу двухтомник о Дале.

Возможно, наконец-то тексты мемуаров и материалы самого Олега Ивановича будут собраны воедино, без раздражающих разночтений типа "бабушка - надвое":)), которые побуждают фанатов скупать все  новые издания, "лишь бы ничего интересного не пропало". Да прибавится изрядная доля  "былей - небылиц", пребывающих в официальном статусе. Остается надеяться, что "былей" будет все-таки больше :(

 

http://oleg-borisov.narod.ru/dal/DAL2Press8.htm

Рубрики:  актёры

ОЛЕГ ДАЛЬ

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:59 + в цитатник
Это цитата сообщения -Osmyo- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

...

Мания совершенства

Анжела БУТЕВА , 26.05.2006 , 17:14


Мания совершенства


 

25 мая исполнилось 65 лет со дня рождения замечательного советского артиста Олега Даля. К этой дате на российском телевидении, а также в печати вышли памятные программы и публикации. Современнику Даль может быть интересен уже тем, что своей ролью в фильме «Тень» как бы предвосхитил появление в России Владимира Путина (хотя вряд ли на этом делался акцент в юбилейных материалах).

С Украиной Даля по большому счету ничего не связывало, хотя он и провел здесь свои последние часы – актер умер в Киеве, в гостиничном номере 3 марта 1981 года. Но в Украине, как и в России, в других частях бывшей империи живет немало поклонников таланта выдающегося актера, исследователей его творчества. По мнению автора очерка, который мы предлагаем вашему вниманию, вклад Олега Даля в советское киноискусство и сегодня остается недоцененным.

 

У Олега Даля странная судьба. При жизни его преследовала слава непризнанного гения, но лучшие его фильмы шли вторым и третьим экраном или просто ложились на полку. Сегодня, спустя двадцать пять лет после смерти, его образы все чаще появляются на телеэкране, словно крупицы золота, отмытые временем в песке ушедшей эпохи. Но подлинного признания Артиста как не было так и нет. Правда,  вышли  уже четыре сборника воспоминаний о Дале и его литературного наследия. Когда в первом из них в 1998 году был опубликован поразительный по своей лаконичности, глубине и жесткости суждений Дневник актера, могли обидиться многие: Даль был беспощаден в оценке себя и своих современников. В воспоминаниях самых близких из них — знакомых, партнеров, друзей — нет-нет да и мелькнет эта невольная обида или, по крайней мере, оправдание неуправляемости и неуживчивости погибшего в сорок лет таланта. И тут же, как рефрен — горькие сожаления о недовоплощенном, недоигранном Далем и признание его непостижимой актерской тайны.

Может быть, дело в том, что мы согласны выслушивать правду о себе, но не любим последних, самых горьких истин? Даль как раз терпеть не мог каких-то надуманных тайн и мистицизма в искусстве. Всей своей жизнью он постигал и постиг загадку человеческой личности и художественного совершенства.

 

Необычный артист

Все началось с его феноменальной природной одаренности. Как должен был выделяться среди “ярких представителей советской молодежи” начала 60-х этот нездешний физический облик, грациозно-гармоничный в своей парадоксальности. Небольшая круглая голова, короткое сутуловатое туловище, несоразмерно длинные руки, ноги, пальцы — и удивительно русское лицо с чуть вздернутым носом, огромными синими глазами, мягкой округлостью черт и нежной улыбкой. А еще среди абитуриентов Щепкинского театрального училища его не могли не отличать абсолютное чувство ритма, невероятная по выразительности  пластика и речь, и при этом — необъятный психо-эмоциональный диапазон. Он до слез и колик потряс приемную комиссию монологами Мцыри и... Ноздрева, и поступил сразу, и почти не учился, потому что играть для него было так же естественно, как дышать. С такими данными он просто не мог не вытащить свой “звездный билет” — роль в фильме “Мой младший брат”(1962) по культовой повести Василия Аксенова. Ничуть не выпадая из компании юных Збруева и Миронова, с азартом воплощавших на экране настроения оттепельного поколенья, Даль все же выделился сразу. Он не играл себя “в предлагаемых” и не “привносил свое” в характер персонажа — сущностные черты его собственной индивидуальности стали стержнем образа. Его курчаво-очкастый Алик Кремер прежде всего ошеломлял своей одержимостью искусством, взыскующим интеллектом и такой истинктивной  раскованостью и свободой, которая не нуждалась ни в каких диссидентских декларациях. 

Еще одна особенность артиста обнаружилась уже в первой главной кинороли — невинно обвиняемого в убийстве парня в картине “Человек, который сомневается”(1963). Он опять как бы выбрал и сыграл, помимо режиссерского замысла, важное и абсолютно невыносимое для него самого, Олега Даля положение — человека вне человеческого достоинства — и вызванное этим предельное состояние какой-то остервенелой ярости, тем более страшное в тонком бритоголовом мальчишке. Когда во время съемок его герой, уже оправданный, появлялся на крыльце тюрьмы, где из него выбивали ложное признание, с актером вдруг произошел  эмоциональный взрыв, просто обескураживший и партнеров и режиссера Леонида Аграновича, позже вырезавшего эту “истерику”. Двадцатидвухлетнему Далю уже тогда был доступен и необходим выход как бы за пределы допустимого в актерской игре, который внезапно обнажает самое подлинное в человеке. Он прорывался сквозь реальное — в сверхреальность искусства.

 

Бунт индивидуальности

Из этой способности Даля начал вырастать его пресловутый конфликт  с режиссерами, ведь далеко не каждый мог принять такого артиста, а главное – соответствовать ему. Но если контакт с постановщиком происходил и образ рождался самим артистом совершенно естестественно и свободно — случалось чудо, как в знаменитой картине Владимира Мотыля “Женя, Женечка и Катюша”(1967). В самом ее замысле, казалось, заложен непреодолимый нонсенс: такие наивные, чистые и слабые, как главный герой фильма Женя Колышкин на войне просто не выживают — гибнут сразу, подобно Пете Ростову из “Войны и мира”, на которого восемнадцатилетний Даль безуспешно пробовался. И только уникальная органика и блистательное (уже в третьей серьезной кинороли!) мастерство актера превратили этот нонсенс в животворный для искусства парадокс, которому зритель верит. Даль не только справился пластически и психологически со сложной комедийно-драматической партитурой роли и тонко отыграл извечное превращение мальчика в мужчину. Артист выразил в своем  нескладном солдатике чисто  духовную ипостась мужского: иронию и уязвимость, благородство и бесстрашие (Новый год у немцев), а главное — личностную самость, которая отстаивает себя даже среди бесчеловечного военного бытия.

Этот бунт индивидуальности против покушающихся на нее враждебных сил —  иногда стоически-скрытый, иногда разрушительно-взрывной — станет сокровенным мотивом Олега Даля, его благословением и проклятием. При всей широте психологических проявлений актера и человека и нервной ранимости — всегда неизменной останется сила и высота его духа.

 

В «Современнике»

Вполне естественным был приход артиста в 1963 в ефремовский “Современник”, безусловно несший в себе в первое десятилетие своего существования черты  театрального бунта, может быть, не столько эстетического, сколько социально-психологического. Однако совсем молодой Даль пришел в театр уже тогда, когда «живой творческий организм» начал приобретать окостеневшие черты официально дозволенной интеллигентской фронды. Он безоглядно поверил в высокие этические идеалы, проповедуемые Олегом Ефремовым и другими строителями нового театра,  но при своей чуткости не мог не ощутить, как постепенно их желание выжить и преуспеть оказалось сильнее приверженности идеалам в сгущающейся атмосфере конца 60-х. Даль был слишком хрупок для разгульной закулисной жизни “Современника” (там и началось его неконтролируемое пристрастие к спиртному) и слишком... талантлив, чтобы выдвинуться на первые роли рядом с более старшими Ефремовым, Квашой, Табаковым и Казаковым. Которым, несмотря на все уставы о театральном товариществе, было свойственно самое банальное актерское соперничество.

На фоне культивируемой в театре социальной правдивости и индивидуальной узнаваемости, уникальный сценический магнетизм Даля — графически отточенная пластика, голос свободно переходящий из баритона в фальцет, электрическая нервность — казались не совсем уместными. И до конца ефремовского периода “Современника” он по настоящему блеснул лишь в одной крупной роли — но неслучайно именно в ней — вора-романтика Васьки Пепла из “На дне”. Единственного среди горьковских ночлежников-резонеров, кто до конца верит в лукавую теорию счастья и расплачивается своей жизнью за чисто русский, безоглядный поиск абсолютной правды.

Свойственная самому артисту эта приверженность художественной и человеческой подлинности не могла не диссонировать с обыденностью театра, где былой демократизм сменился пристрастием к соцреализму, а правдивость сценического существования стала для многих (и прежде всего для самого Ефремова) просто манерой. Начал складываться тот заколдованый круг, который так никогда и не позволит Далю даже вполовину реализовть свое дарование на сцене советского репертуарного театра: его жгучая неудовлетворенность происходящим — депрессия и срыв — неудовольствие и недоверие коллег (мания величия!) — конфликт и уход актера. Так в начале 70-х, в период распада “Современника”, Даль покинул свой первый и самый любимый театр, не утолявший его потребности в философски-глубинном, метафорическом искусстве.

 

«Король Лир»

Впервые и по-настоящему эту потребность удовлетворило участие в грандиозной постановке шекспировского “Короля Лира”(1971), снятой мэтром ленинградской киношколы Григорием Козинцевым на рубеже 60-70-х. Ощутив меру возможностей Даля, режиссер позволил себе, несмотря на огромный актерский состав, возиться именно с таким “неудобным“ артистом. В сурово-реалистичной, графически лаконичной экранизации есть две сверхреалистичных, почти гротескных фигуры, придавших ей не только философскую глубину, но и поэтическую возвышенность  Шекспира. Это ссохшийся, неврастеничный, почти уродливый Лир-Ярвет и его Шут-головастик — Даль, живой камертон истории отверженного короля. Актер играл одновременно и парафраз на тему Гамлета — Шута считают безумцем, идиотом, потому что он всем говорит в глаза то, что приходит в голову, и — блаженного по-русски, когда истину Бог  открывает прежде всего “детям и неразумным”. Не только его короткие заунывные песенки становятся ключом к трагедии Лира: камера постоянно следит за детски порывистыми телодвижениями и невыносимо восприимчивым лицом с громадными глазами, отражающими весь ужас происходящего. На какой-то миг в дырявом сарае, рядом с полубезумным королем и нищими бродягами, Даль-Шут становится безумным «по-настоящему», и смотреть на это действительно страшно. Может быть, не только алкоголь, ставший болезнью актера, но и его недопустимую по обычным меркам растрату себя в воображаемом персонаже имел в виду Козинцев, когда сказал о Дале: “Он – не жилец”.

 

Тяга к крайностям

У актеров есть негласные суеверия и табу —  нельзя изображать слишком взаправду безумие, болезнь, смерть — не дай Бог, сбудется. Даль совершенно не страшился этой “гибели всерьез”: стоит увидеть абсолютно пустой, какой-то мечтательно-отрешенный вгляд его простреленного навылет пилота-радиста Жени Соболевского,   в, казалось бы, неглавной и вторичной после Жени Колышкина роли из фильма “Хроника пикирующего бомбардировщика”(1968). Долгий приятель по жизни и партнер Михаил Козаков назвал это свойство Даля не-мудростью или скрытым внутренним стремлением к смерти, к саморазрушению. Интересно, что именно этой чертой отмечены если не самые великие, то одни из самых любимых и пронзительных актеров мирового кино — Вивьен Ли и Валентина Серова, Джеймс Дин и Патрик Дэвер, Мерилин Монро и  Роми Шнайдер.

В творчестве Даль неудержимо стремился к крайностям — трагедийным глубинам и романтическим вершинам, но ни в театре, ни в кино у него не случилось встречи с Гофманом, Гоголем, Достоевским, Кафкой. Его страсть и способность к воплощению фантасмагорического лишь в скромной доле отразились в фильмах-сказках Надежды Кошеверовой по Андерсену и Шварцу. Она была для него режиссером-другом, строившим картину на нем и вокруг него, с учетом всех свойств непростого таланта. И сегодня “Старую, старую сказку”(1970) и “Тень”(1972), несмотря на все длинноты и неровности, можно смело назвать детской киноклассикой. И отнюдь не детской. Опять таки, лишь прикоснувшись в “Тени” к излюбленному романтическому мотиву двойничества, Даль, благодаря силе своего дарования раскрыл природу интеллигентности и природу власти — в особенности русской. Поразительно происходящее на глазах зрителя полное эмоционально-пластическое перерождение артиста в двух образах Ученого и Тени: живой, обаятельный, горячий и сгорающий ради истины человек и — возникающее ниоткуда, прилизанно-изворотливое Ничто с остановившимися белесыми глазами, которое в один миг, трусливо и нагло одновременно, подчиняет себе окружающих, присваивая их дела и мысли.

 

Дневник

В тридцать лет, оставив “Современник” и сыграв в кино несколько блистательных,  совершенно разноплановых ролей, Даль подходит к своей человеческой и профессиональной зрелости. Он начинает вести дневник, который отразит его напряженнейшую творческую лабораторию и его личностную драму. Вместе с осознанием своей художественной мощи и предназначения приходит и постижение мучительного внутреннего конфликта и нарастающего потиворечия с миром внешним:

 “Хранить СЕБЯ! Это ГЛАВНОЕ. Не приспособиться, не обезразличиться. Обратиться внутрь — там моя сила, моя земля обетованная. Дело — моя крепость. Никого близко не подпускать. Я — хозяин! Я — раб!”

 И тут же:

«Артист нынешний — вот грязная помойка, где можно отыскать все пороки!.. Не надо мне грязь искать на стороне: ее предостаточно во мне самом. На это мне самому стоит потратить все мои силы, то есть я имею в виду искоренение собственной гнуси. Все мои отвратительные поступки — абсолютное безволие. Вот камень, который мне надо скинуть в пропасть моей будущей жизни”.

Яростное неприятие одряхлевшего соцреализма, приобретавшего все более извращенные псевдоэстетические формы, выливается в далевском дневнике не только в ядовито-афористичные замечания:

«Правда жизни на сцене, когда речь идет о драме, на самом деле означает правду о смерти. Так что Бог с ним, с реализмом, ибо он никуда не ведет...»

«Идиотизм в треуголке». Прямое отношение к нынешним вершителям судеб как на театре, так и в кино и ВЕЗДЕ».

Но прежде всего, в подчас невозможные требования к собственному искусству:

«Прожитие ежесекундное. Ощущения каждой секунды и есть сценическая жизнь. Большая редкость!” 

 

Даль и Высоцкий

Открытие совершенно нового горизонта актерского творчества произойдет в первой вершинной кинороли Олега Даля – в картине “Плохой хороший человек”(1973) по чеховской повести “Дуэль”.

Тонкий мастер психологического кинематографа Иосиф Хейфиц снял бы еще одну, после “Дамы с собачкой”  безупречно-хрестоматийну экранизацию Чехова, если бы не занял в главных ролях Владимира Высоцкого и Олега Даля, двух самых выдающихся актеров-личностей 70-х. Высоцкий, привнеся в картину остро-современный облик, повадку, темперамент, все же остался в рамках образа — человека-идеи, уязвимого в своем культе силы. Даль как всегда “взял в края роли”, раскрыв в своем Лаевском нечто вневременное и сущностное для российской жизни. Это самая интимная, пожалуй, и мучительная для Чехова проблема — недовоплощенности русской личности, которая при всех своих блестящих задатках к тридцати годам увядает духовным пустоцветом, под давлением ли внешних или внутренних обстоятельств, но так и не претворив в значимый след на земле свои идеалы и порывы.

Лаевский-Даль несостоятелен прежде всего на чисто физическом уровне — его невесомость, бесцветность, расхристанность внезапно ассоциируются с фитюлькой-Хлестаковым. Но при этом герой вызывает сопереживание с первых же эпизодов бессоницы накануне дуэли, проходящих рефреном через весь фильм. Интенсивность экранного существования артиста столь велика, что зритель как бы собственной кожей ощущает нервную дрожь тощего человечка с бегающим взгядом, испарину страха и неотступные, терзающие его мысли о бездарно растраченой жизни.

 

В роли Печорина

Сам Даль не был Лаевским, как бы того не хотелось его недругам. Он готов был бороться с собственными слабостями: понимая, что пьяные срывы происходили с ним даже во время работы у Козинцева и у Хейфица, а не только из-за вынужденного участия в такой халтуре, как “Земля Санникова”, Даль вшивает себе в 32 года первую капсулу. Снова возвращается в “Современник”, руководимый Волчек, но сезон “нового отсчета”, “чистой головы и трезвого поведения”, как он пишет в дневнике, не приносит особых радостей — артиста используют в эпизодах, детских спектаклях и соцреалистической драматургии типа “Валентина и Валентины”. Если не считать послетабаковского ввода на гротескную роль Балалайкина по Салтыкову-Щедрину и блистательного, фантастически-бесплотного Эндрю Эгъючика в “Двенадцатой ночи”, то неудовлетворенность была бы полной. “Современник” опять отталкивал и предавал, и удержаться на той вершине мастерства, которая была достигнута актером в “Плохом хорошем человеке”, снова позволил экран. Главная роль в телепостановке Анатолия Эфроса “По страницам журнала Печорина”(1974) стала для Олега Даля не только воплощением самой заветной, еще юношеской мечты, но и встречей с тем, кого он в первый и последний раз определит в дневнике — “мой режиссер”.

Очарованность образом Печорина — самого неотразимого воплощения воли в русской литературе — могла объясняться мучительными сомнениями актера в собственной волевой состоятельности и подсознательной потребностью самовосполнения через творчество. Отбросив какой бы то ни было романтический демонизм, Даль прежде всего сыграл это абсолютное торжество человеческой воли, которая пожирает самое себя без достойной цели, как пламя в пустыне, опаляя других и оставляя вокруг себя выжженую землю. Замедленные, почти механистические движения его Печорина,  проницательно-ледяной взгляд и монотонность обращенных в камеру размышлений — все было подчинено напряженному пульсу лермонтовской мысли. И вдруг — как и всегда у Даля — контрастный лаконичный штрих, абсолютно преображающий героя, выдающий сочувствие артиста к нему и вызывающий потрясение у зрителей: застрелив Грушницкого, Печорин резко поварачивается  к ним спиной, опускает голову ниже сгорбленных страданием плеч и как будто смахивает слезу.

То, чего так жаждал в искусстве Даль — классически отточенную и в тоже время яркую форму, неожиданно, но органично выражающую глубинное содержание — он обрел, наконец, в остросовременной режиссуре Эфроса. “Смотрел своего Печорина... Хорошо!! Иду правильно... Заполнена каждая секунда существования в обстоятельствах. Существую правильно. МНОГОПЛАНОВО, НАПРЯЖЕННО И НЕ ЗАИГРЫВАЯ со зрителем”, — с редким удовлетворением отмечает артист в Дневнике. Но пройдет еще целых два года, прежде чем Даль придет в эфрософский театр на Малой Бронной — и придет, может быть, слишком поздно.

 

Даль у Эфроса

Сначала он окончательно и очень резко порвет с “Современником”. Он пачками выбрасывает в корзину “производственные” сценарии, ведет дневник простоев и срывов — уже не по его вине! — на киносъемках, и отказывается от еще одной заветной мечты — роли Хлестакова в постановке Гайдая, предвидя водевильный вариант прочтения пьесы. В своих самых крупных ролях 75-76 годов — телефильмах “Вариант “Омега” и “Обыкновенная Арктика” Даль как всегда безупречно профессионален и точен — но открытий не происходит в силу усредненности самого материала.

И тут, как выход из очередного тупика возникло приглашение Эфроса в театр на Малой Бронной — на Подколесина в “Женитьбу”, замененного в последний момент, разумеется, по производственной необходимости студентом Беляевым в “Месяце в деревне”. Происходит уже в который раз насильственное втискивание зрелого  трагикомического таланта в “голубую” роль, из которой он уже давно духовно и профессионально вырос ”Беляев — примитивен. Роль не моя... Уже давно мои чувства спят... Я не испытываю в своих работах ни радости, ни удовлетворения. Могу больше, а не в чем”, — признавался артист после премьеры.

Полной актерско-режиссерской гармонии Даля и Эфроса так и не суждено было осуществиться на сцене, но она сбылась еще раз на экране. Фильм “В четверг и больше никогда”(1978) стал их безоговорочным шедевром. Классическая чистота изображения и ритма, согласованный актерский ансамбль, подспудно и неотвратимо нарастающий на элегическом фоне трагический мотив — в этой эфрософской работе все было совершенно. Но ее ритмическим и образным центром был, безусловно, элегантно-нездешний герой Даля. Музыкант по профессии, он появлялся в некоем абстрактно-обощенном природном Заповеднике, чтобы проведать мать, и вдруг провоцировал в нем, подобно Печорину, какое-то тотальное духовно-физическое опустошение, проистекающее из его собственного странного естества.

“Цинизм и опустошенность, вот что довлеет  над психикой нового человека”, — как-то отметил Даль в своем Дневнике, а после завершения “Четверга...” записал, не расшифровывая: ”Я сделал то, что хотел, и открыл проблему”.

Его внешне неотразимый, по мужски резкий в слове и жесте Сергей всем своим существом ощущает свою внутреннюю бесприютность и дряблость, страх ответственности перед жизнью и за жизнь, уходящую и будущую. Для того, чтобы испытать хоть какие-то эмоции, ему нужно убить — хотя бы косулю, а для того, чтобы осознать всю меру своей холодности и одиночества — потерять измученную им же мать. И только лихорадочно-бессильный побег за  горизонт, невесть откуда взявшиеся мысли вслух о самоубийстве и отчаянный возглас “О, Господи!” на какой-то миг примиряют нас с этим отталкивающе-притягательным полуюношей-полумужчиной.

Помноженная на особый российский опыт, общая для всего мирового искусства в ХХ веке тема упадка личностного и мужского начала, полного разъединения человека с природой — эта тема зазвучала в камерной картине Эфроса с неожиданной силой. И ее идеальным, а главное — сознательно-творческим воплощением стал Олег Даль. Ему был глубоко близок эфрософский метод актерского существования, когда чувство находит свое выражение, прежде всего, в парадоксально-лаконичном и абсолютно точном действии, а уж потом в слове. “Грациозность — это процесс, складывающийся из мельчайших подробностей движения души. Это содержание, облаченное в форму, значит, движения души и ума диктуют движения тела. И человек становится красивым. Талантливый человек всегда красив”, — сформулировал Даль в своем эссе, посвященном еще одному близкому ему режиссеру, Хейфицу.

Вот почему, как никто рано и обостренно Даль ощутил выхолащивание эфрософского метода на излете 70-х, его превращение в пустую, самодовлеющую форму, а актерскую игру в его спектаклях — в нетонкую, подчас даже вульгарную манерность, расчитаную на зрительский шок. И, несмотря на то, что Эфрос  в конце 77-го  года взялся репетировать с Далем сразу две замечательных, истинно  далевских роли — Дон Жуана и декабриста Лунина в пьесах Радзинского — в их отношениях назревает кризис.

Эфрос многое понимал в Дале. Но он как режиссер не смог или не захотел раствориться в артисте, пусть даже гениально одаренном, не решился построить вокруг него свой театр (может быть, оттого, что уже когда-то нашел себя в актрисе Ольге Яковлевой). Если бы состоялся “Гамлет” в постановке Эфроса и в исполнении Даля, о котором поначалу мечтали оба, — он, возможно, стал бы не только событием в театральной жизни, но и новой страницей в российской духовной истории. Ибо вероятнее всего, главным в нем была бы не морально-этическая коллизия, как в спектакле Тарковского, и не конфликт человека и эпохи, как у Любимова и Высоцкого, а коллизия самопреодоления, анатомия поступка, тема Личности, сбывшейся, вопреки всему. Тема Жизни как Деяния, значимого для себя, а в итоге — для всех.

 

«Утиная охота»

Но искусство, как и история, не признает сослагательного наклонения. Не осуществился не только Гамлет, но Лунин с Дон Жуаном, которых Даль начал репетировать — и бросил на полуслове, как и театр Эфроса вообще. Осознанный им кризис самого выдающегося среди современных театральных мастеров совпал с духовно-физическим надрывом самого артиста — видимо, слишком долго он ждал этих достойных себя театральных ролей.

Сил для изматывающего театрального марафона (да еще и прерванного на полпути, когда Эфрос уехал для постановки в Америку) у Даля уже не осталось и он интуитивно предпочел сойти с дистанции, начав сниматься в экранизации “Утиной охоты” Вампилова. Предпочел остаться спринтером на экране, чем потерпеть поражение на сцене.

”Он был болен одной из самых прекрасных и трагических болезней — манией совершенства. Он знал, как это играть надо, но нельзя было на этом безумном темпераменте, на этой беспредельной боли и нерве, на этих слезах в горле провести всю роль — так можно было только умереть”, — пишет Эдвард Радзинский о том, как Даль репетировал и почему не сыграл Лунина — человека, переживающего за несколько часов до смерти драму собственной оборванной судьбы. И все вроде бы верно в трактовке знаменитого драматурга и историка — только вот... разве совершенство не должно  быть манией — чтобы сбыться?

Зилов из фильма “Отпуск в сентябре” (1979) стал для Даля его Гамлетом: как ясно и глубоко читается пресловутое “быть иль не быть” в долгом взгляде Зилова-Даля, рассеянно прислонившегося к  голой стене своей новой, но совершенно ненужной квартиры. Он не играл остро социальный типаж, как это мог бы прекрасно сделать нестареющий и неунывающий Збруев, и не играл драму мужского сорокалетия в декорациях позднего “застоя” — как это филигранно сделал Янковский в “Полетах во сне и наяву”. Он сыграл все тот же извечный кризис русской личности — на этот раз в эпоху конца советской империи. И выразил какую-то неуловимую, хотя многими ощущаемую иррациональную мрачность Вампилова, окрещенного уже после его безвременной гибели Чеховым современности.

После далевского Зилова самым впечатляющим в картине скромно-мастеровитого ленинградского режиссера Виталия Мельникова становится именно выверенный черно-белый образ эпохи: безысходно-дождливый пейзаж за окном типовой “хрущевки” — непролазная грязь новостройки, урчащие бульдозеры и редкие люди, пробирающиеся по досточкам к своим долгожданным коробкам. Именно с этим образом — а не столько с другими персонажами — вел свой немой диалог Зилов-Даль. Когда, оттопырив подтяжки своего охотничьего комбинезона, он слоняется по необжитой квартире или смотрит проницательно-равнодушным взглядом в окно, подперев подбородок и разминая в переполненной пепельнице окурки, возникает ощущение не-игры, ее невозможности и ненужности для этого человека. А какого-то исходящего от него почти радиоактивного эмоционального излучения —  катастрофического состояния тоски, апатии, тупика.

”Куда податься? Где чистого воздуха хлебнуть?!” — восклицал Даль в своем Дневнике еще в 1975-м, а спустя три года для его Зилова это ощущение безвоздушного пространства становится нестерпимым. Несмотря на почти истерический ритм некоторых эпизодов, столь ценимые актером “рывки и ускорения”, его Зилов то и дело как бы замирает, устает и на наших глазах почти физически утрачивает энергию жить. И ненавидит окружающих за их бессмысленную жизненную суету, за то, что они не чувствуют той утраты пространства и времени, которую ощущает он.

Это был слишком циничный, одинокий и злой Зилов — женщины и друзья существовали для него лишь как живой антураж — это был герой не конца 60-х, когда создавалась пьеса и лишь начиналась потеря каких-то иллюзий, а конца 70-х, с их предощущением краха ВСЕГО. 

 

Миссия Даля

В последние два года жизни Олега Даля достигают своего предела и трагические противоречия его собственной судьбы: между мощным духом — и полным физическим разрушением, между целостной и независимой личностью художника — и  враждебной реальностью. “Стал думать часто о смерти. Удручает никчемность. Но хочется драться. Жестоко. Если уж уходить, то уходить в неистовой драке. Изо всех оставшихся сил стараться сказать все, о чем думал и думаю. Главное — с д е л а т ь!” — записывает Даль в Дневнике в октябре 80-го. И после Зилова до гибели актера в марте 81-го сделано немало: телефильмы “На стихи Пушкина…” и “Поэзия Лермонтова”, три игровых картины: “Приключения принца Флоризеля”, “Мы смерти смотрели в лицо” и “Незваный незваный друг”. И это – несмотря на негласное отлучение и травлю на “Мосфильме”, несмотря на то, что у него уже нет ни сил, ни желания в который раз “подшиваться”, чтобы работать, а единственный театр, куда он может постучаться в надежде на человеческое — это его альма-матер, самая консервативная академическая заводь — Малый театр. «Нет, не вписываюсь я в их “систему”, — отмечает вскоре Даль, — систему лжи и идеологической промывки мозгов. Чувствуют врага в искусстве. Переходят на личности. Правильно чувствуют. Я, в каждой роли, я”.

Даль остался верен главной своей заповеди “Хранить себя!” и, несмотря на присущие ему роковые свойства российской натуры, отразил ее метаморфозы и упорное самосохранение во второй половине ХХ-го столетия. Он почувстсвовал и выполнил извечную миссию художника в России: через собственную “тайную свободу” — творчество — довоплотить русскую личность, представить ее раскрытие во всей полноте. В его бунте, бунте актера отразилась извечная скрытая антитеза российской истории. Антитеза между общественным устройством, унижающим и уничтожающим человеческую личность, и великой культурой, гуманистический пафос которой всегда состоял в защите и вознесении этой личности

 

Источник: Газета Трибуна

Рубрики:  актёры

ОЛЕГ ДАЛЬ. фотографии

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:58 + в цитатник
Это цитата сообщения viv-iri [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

;)

Олег Даль

 (373x460, 35Kb) (252x202, 39Kb) (400x254, 22Kb) (236x318, 12Kb) (576x368, 62Kb) (500x348, 49Kb) (449x600, 403Kb) (372x600, 295Kb) (478x600, 374Kb) (600x394, 386Kb) (450x600, 276Kb)

Рубрики:  актёры

ОЛЕГ ДАЛЬ. Фильмография и спектакли

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:56 + в цитатник
Это цитата сообщения Олег_Даль [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Фильмография и спектакли

Фильмография Даля

1962 — Мой младший брат
1963 — Человек, который сомневается
1964 — Первый троллейбус — Саня
1965 — От семи до двенадцати
1966 — Строится мост — Юлиан
1967 — Женя, Женечка и «катюша» — Женя Колышкин
1967 — Хроника пикирующего бомбардировщика — Женя Соболевский
1968 — Старая, старая сказка — солдат/кукольник
1969 — Король Лир — шут
1969 — Удар рога
1971 — Два Веронца
1971 — Тень
1973 — Земля Санникова — Евгений Крестовский
1973 — Плохой, хороший человек
1973 — Чацкий — это я!
1973 — Пожар во флигеле
1973 — Ночь ошибок
1973 — Где это видано, где это слыхано?
1974 — Домби и сын
1975 — По страницам журнала Печорина
1975 — Звезда пленительного счастья — офицер в Петропавловке
1975 — Не может быть! — Барыгин-Амурский
1975 — Горожане — полярник
1975 — Вариант «Омега» — Сергей Скорин
1975 — Военные сороковые
1976 — Обыкновенная Арктика
1976 — Сказки Андерсена (учебный)
1977 — Как Иванушка-дурачок за чудом ходил
1977 — Золотая мина — Косов
1977 — Трубка коммунара
1978 — В четверг и больше никогда
1978 — Личное счастье
1978 — Расписание на послезавтра
1978 — Сказки Салтыкова-Щедрина (учебный)
1979 — Отпуск в сентябре ("Утиная охота") — Зило?в
1979 — Клуб самоубийц, или приключения титулованной особы (Приключения принца Флоризеля) — принц Флоризель
1979 — Острова в океане
1979 — На стихи Пушкина
1980 — Мы смерти смотрели в лицо — Корбут
1980 — Поэзия Лермонтова (учебный)
1981 — Незваный друг

Спектакли
1963
Голый король — Генрих
Старшая сестра — Кирилл
Белоснежка и семь гномов — Гном Четверг
Вечно живые — Миша
1964
Сирано де Бержерак — маркиз Брисайль
1965
Всегда в продаже — Игорь
1966
Обыкновенная история — Поспелов
1967
Декабристы — в эпизоде
1968 [/b]
На дне — Васька Пепел
1969
Вкус черешни — мужчина
1972
Выбор — Двойников
1973
Балалайкин и К — Балалайкин
1974
Валентин и Валентина — Гусев
Провинциальные анекдоты — Камаев
Из записок Лопатина — Гурский
Принцесса и дровосек — Магиаш
1975
Вечно живые — Борис
Двенадцатая ночь — Эндрю Эгьючик
1977
Месяц в деревне — Алексей Николаевич Беляев
Веранда в лесу — Челознов
1980
Берег — Алекс


LI 7.05.22
Рубрики:  актёры

Олег Даль. Наедине с тобою, брат..

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:54 + в цитатник
Это цитата сообщения Олег_Даль [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Олег Даль. Наедине с тобою, брат...

Бывает так: артиста любят при жизни и забывают по смерти. А иногда — иначе: пока артист с нами, он вроде на отсутствие известности пожаловаться не может, но только с течением лет становится ясно, кем был этот человек в Искусстве.
Последнее можно сказать о выдающемся русском актере Олеге Ивановиче Дале, чей талант чрезвычайно многогранен.
Создатели этого сайта разместили информацию о ролях Даля в театре и кино, дневники и стихи артиста.
Я же хочу представить малоизвестную работу Олега Даля.

Среди более чем двух тысяч своих виниловых пластинок одну я выделяю особо. Это моноспектакль Олега Даля по стихам М.Лермонтова. Купленная двенадцать или тринадцать лет назад, она подтверждает парадоксальный вывод: наиболее ценные с художественной точки зрения фонограммы записаны, как правило, в кустарных условиях, а не в официальных студиях.

Вот что говорится в аннотации к пластинке.

В сборнике воспоминаний об Олеге Дале нашлось место для статьи, посвященной радиопостановке моноспектакля и отзывам слушателей.

Фонограмма спектакля представляет собой заготовку к сценической постановке и одновременно является цельным и самоценным произведением искусства. Даль не только читает стихи, он комментирует происходящее на сцене: какого цвета луч освещает чтеца, что делает группа пантомимы и пр.

Дума. "Печально я гляжу...". 1838 - http://ifolder.ru/2688030
И скучно, и грустно... 1840 - http://ifolder.ru/2688053
Выхожу один я на дорогу... 1841 - http://ifolder.ru/2688078
Завещание. "Наедине с тобою,брат..."1840 - http://ifolder.ru/2688088

LI 7.05.22
 (340x335, 16Kb)
Рубрики:  актёры

Два стихотворения..

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:53 + в цитатник
Это цитата сообщения Солнечнолунная [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Два стихотворения...

       

Олегу Далю посвящается

   ***

Слабые трогать запястья
В поисках пульса и пут...
И разрываться на части:
Кто же – король или шут?

С белою ниткой иголку
Вечно в кармане носить...
Штопай, не штопай – без толку,
Все надо заново шить.

Просто принять за ошибку
Не признающего стад...
Ясную эту улыбку,
Этот лучащийся взгляд

Вам он оставил на память –
Тонкий в судьбе и в кости –
Чудо посмевшие править,
Не догадавшись спасти...

Я поклонюсь ему в ноги,
Тихо его попрошу:
Вы их простите, убогих,
Ваше Величество Шут.

(...Жаль, что автор не оставил своей фамилии. )

***

"Подари мне покой,
О Господи!..."
О. Даль

Как мотыльки, летят снежинки.
Ты пишешь о своем страданьи.
Идешь с бедой своей вобнимку
По переулкам мирозданья.

Твои коты других дичатся,
Зато едят с твоих ладоней,
И мне уже не докричаться:
Мой голос в их урчаньи тонет.

Твои слова других яснее,
Твои стихи всех прочих проще.
Понятней пискнуть не сумеет
Щегол вон в той счастливой роще.

А сам ты - на мосточке шатком
Над бутафорским пестрым садом,
Задушен вражьей лестью сладкой,
Отравлен лживой правды чадом,

Измят, как бабочка в ладошке
У несмышленого ребенка,
Истоптан, как в саду дорожка,
Надломлен, точно стебель тонкий.

И голос твой твердит чуть слышно
Сквозь бурный ропот жизни шумной,
Что не был ты на свете лишним,
А лишним был тот свет безумный.



(автор - Анюта | Киев (2004-2005)


Рубрики:  актёры

Песни в исполнении Олега Даля

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 21:51 + в цитатник
Это цитата сообщения Солнечнолунная [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Песни в исполнении Олега Даля


http://delit.net/album/Dal'_Oleg/Pesni_iz_kinofil'mov/ - Песни в исполнении Олега Даля

Рубрики:  актёры


Поиск сообщений в Анастасия_Остроумова
Страницы: 953 ... 40 39 [38] 37 36 ..
.. 1 Календарь