-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Галинэ_Искра

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.03.2011
Записей: 8057
Комментариев: 2149
Написано: 17403

Комментарии (0)

Гребенщиков, Башлачев и др.

Дневник

Понедельник, 02 Мая 2011 г. 11:10 + в цитатник
i[6] (143x107, 4Kb),i[2] (131x131, 4Kb),i[9] (2) (95x142, 3Kb),i[9] (91x150, 3Kb),iCAUOEE2P (91x148, 2Kb),iCACQ2NR3 (114x150, 2Kb)

Зачем Гребенщиков носил с собой запасные джинсы и почему дамы обожали Башлачева

Джазмен Сергей Летов — о питерской рок-тусовке 80-х.

В далекие 80-е законодателем музыкальной моды в СССР был Ленинград. В отличие от Москвы, в Питере не свирепствовала цензура, зарубежные соратники свободно приезжали туда даже в годы застоя, а многочисленные рок-группы легально существовали под крышей рок-клуба. Одним из неформальных лидеров ленинградской тусовки являлся пианист и композитор Сергей Курехин, создатель многочисленных «Поп-механик». Через него-то наш собеседник, московский джазмен Сергей Летов, познакомился с Борисом Гребенщиковым, Африкой, Виктором Цоем и многими другими известными рок-деятелями...

«Квартирники» устраивали в доме Козловского

Вообще, «варягов» Питер встречал неласково, - вспоминает Сергей Летов. - Москва все-таки куда более гостеприимный город. Чтобы вписаться в московский творческий проект, необязательно быть жителем столицы. А в Питере, чтобы влиться в культурную жизнь города, нужно там родиться. Жаль, что Саша Башлачев этого не понял...

Лидер московской группы «ДК» Сергей Жариков советовал Башлачеву остаться в Москве и создать группу под названием «Третья столица» с балалайкой и баяном вместо электрогитар. Но Башлачев уехал в Питер. Насколько я знаю, там он не смог написать ни одной песни. Не вписался в среду. Дальнейшее вам известно... Саша погиб.

В первой половине 80-х музыканты и поэты вели полуподпольное существование, перебивались домашними концертами у кого-нибудь на конспиративной квартире. Помню в 1984 году был такой концерт Майка Науменко («Зоопарк») - в шикарной четырехкомнатной квартире какого-то комсомольского работника, на проспекте Мира в Москве. Как-то мы с Геной Кацовым организовали «квартирник» и для Саши Башлачева. Гена снимал в Текстильщиках однокомнатную квартиру, пригласил публику, собрал с нее по рублю или по два для поддержки Саши.

Сейчас «квартирники» практически отошли в область преданий. Правда, до недавнего времени в Москве была так называемая «хорошая квартира» - комната в апартаментах одной выдающейся певицы Большого театра. В этом доме в свое время жили Лемешев и Козловский. И вот наследники этой певицы частенько устраивали «квартирники», на которые приглашали... 14-летних девочек. Потому что, в отличие от мальчиков, их в комнату могло набиться очень много. Я знаю, что в «хорошей квартире» пел Илья Черт, выступал Олег Гаркуша...

Но вернемся к Башлачеву. Он был маленького роста, с очень красивым лицом, которое немного портил железный зуб. Но на фотографиях это почему-то вообще незаметно. Кстати, в своей повести Нина Садур изобразила Сашу с ровными белыми зубами, и при встрече я напомнил ей, что это было не совсем так. На что Нина ответила: в видении, которое явилось к ней во сне, Саша был с белыми зубами. Интересно, что когда мы разговаривали об этом, у нее на гитаре лопнула струна... Вообще, женщины очень любили Сашу. Одна московская дама-литератор посвятила ему стихотворение, в котором назвала его улетевшим маленьким принцем.

Помню, Саша всегда носил с собой гитару, и когда играл, сбивал руки в кровь. Так сильно бил по струнам. Рокеры тех времен иногда так делали. Саша Кондрашкин — легендарный питерский барабанщик (играл с «Аквариумом», «Авиа», «Чиж и Компанией», «Странными играми») - при мне в Берлине разбил руки в кровь, играя на барабанах ударной установки. Все барабаны были тоже в крови...

Барабанщика БГ убили берлинские панки?

Вообще, Саша Кондрашкин — это отдельная, очень трагическая история. До сих пор так и не понятно, что с ним случилось в 1995 году в Германии. Если верить некоторым полунамекам-полусвидетельствам, Саша отправился туда на гастроли с питерской группой "Клуб кавалера Глюка". Этот весьма загадочный коллектив основал уборщик студии грамзаписи "Мелодия", одновременно певчий в церковном хоре и композитор-самоучка Евгений Пуссер. В название группы была положена легенда о неком Клубе Кавалера Глюка, существовавшем 150 лет назад в Берлине и занимавшемся поисками волшебного звука. Пуссер уверял, что Клуб существует до сих пор, хотя его члены разбросаны по всему миру и не всегда знают друг о друге. Участники Клуба именовали себя "религиозными поэтами, философами и музыкантами".

И вот, выехав с "Клубом кавалера Глюка" на гастроли в Европу и находясь в Германии, Кондрашкин был жестоко избит и сброшен с виадука. Его нашли с тяжелыми переломами конечностей и позвоночника, сотрясением мозга. По одной из версий, его избили берлинские скинхэды. Но лично мне трудно представить себе, что Кондрашкина вообще кто-то мог избить. Однажды, помнится, пока мы разгружались, приехав на такси на очередной концерт, Саша оставил на тротуаре чемодан с металлическими ударными. Я засомневался, не уведут ли чемоданчик в темноте. На что Саша шутя предложил мне попробовать оторвать его от земли. Я едва смог приподнять его...

После той темной истории с падением Саша полгода провел в германском госпитале, но прежним уже не стал. По возвращении в Петербург к музыке не вернулся, пил. Скончался он от инсульта 9 июля 1999 года — день в день, три года спустя после смерти Сергея Курехина...

Как двадцать лысых пионерок «взорвали» Европу

Как я уже говорил, в Москве до 1987 выступать было невозможно — только в «подполье» и на квартирах знакомых. А в Питере был официальный рок-клуб, в который входило около сорока групп. И самыми яркими среди них были «Аквариум» и «Странные игры». Были там и немного архаичные группы — например, «Союз любителей музыки рок», где соло сопровождалось возгласами «Опа!» Это был настоящий рок-н-ролл.

Очень популярна была группа Майка Науменко «Зоопарк». Они брали интересными текстами, а у «Странных игр» своих текстов не было — они их заимствовали у французских сюрреалистов и дадаистов. Зато у них была необычная музыка и необыкновенный стиль: музыканты одевались в широченные белые штаны в стиле 30-50-х годов и принимали позы, как у панков на фото из финских журналов.

А еще они были очень остроумными. Однажды в рок-клубе всех обязали исполнить песню, посвященную подвигу советского народа в Великой Отечественной Войне. Часть групп уклонилась, а «Странные игры» исполнили в своей аранжировке марш из симфонии №7 Шостаковича. Это был полный фурор!

Но существовала группа недолго, потому что в 80-х их руководитель Давыдов молодым умер от сердечного приступа. После чего «Странные игры» распались на два коллектива: братья Сологубы образовали группу «Игры» (Гриша недавно умер), а покойный ныне Саша Кондрашкин, Коля Гусев и Леша Рахов — барабанщик, саксофонист и клавишник — объединились в ВИА «Авиа». Вскоре они сдружились с Антоном Адасинским (экс-"Лицедеи"), у которого был своеобразный пластический коллектив — двадцать бритых налысо девочек в белых рубашках и в пионерских галстуках. Это группа имела бешеный успех, и часто ездила за границу.

Помню, что на одном из рок-фестивалей в 1984-85 году первое место неожиданно занял не «Аквариум», и не «Странные игры», а группа «Мануфактура». После этого одного из музыкантов "Мануфактуры" срочно призвали в армию, а их басист Арбузов слег с циррозом печени, отчего вскоре и умер. Впрочем, в этом не было ничего удивительного — питерские рокеры пили. Не пренебрегали и наркотиками.

Зачем Гребенщиков носил с собой запасные джинсы

Мэтром ленинградского рока был Борис Гребенщиков. Отношение к искусству у него было особенное. В этом меня убедил следующий случай.

Однажды, когда я был в Ленинграде, мне позвонил Сергей Курехин и попросил сыграть с "Аквариумом" на первом фестивале ленинградского рок-клуба. Пожаловался, что их саксофонист — сейчас широко известный Игорь Бутман - в какой-то драке сломал руку. Когда мы встретились с Курехиным, он предложил зайти на улицу Желябова (сейчас это Большая Конюшенная), где у Гребенщикова — газового кочегара - была служебная площадь: мансардочка с выходом на крышу. Там мы застали Виктора Цоя с женой Марьяной и самого Гребенщикова со своей Людмилой. Когда мы все отправились на концерт на троллейбусе, я заметил у Бориса под мышкой сверток с джинсами, примерно такими же, какие были на нем. И на мое недоумние ответил: «Не могу же я выходить на сцену в том же, в чем хожу по улице!».
А ДАЛЬШЕ?
Рубрики:  Музыка

Метки:  

 Страницы: [1]