-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в јндрей_ћангуст

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 02.02.2011
«аписей: 737
 омментариев: 5872
Ќаписано: 13947

 омментарии (2)

ѕоследний парад

ƒневник

„етверг, 23 ‘еврал€ 2012 г. 19:28 + в цитатник

 

 

— праздником, «ащитники!

¬€чеслав ƒегтев

ѕоследний парад 
–еквием


"ќн сладостно обон€л воню вражеской крови.

¬ид€ гибель ворогов, пел песни, сме€лс€ и хохотал…"

(»з летописи)


¬ тех черных, лед€ных, продуваемых насквозь заснеженных горах погибала шеста€ сводна€ рота. ¬ снежную, глухую, высокосную, двадцать дев€того феврал€, ночь там во всю бушевала кровава€ вьюга. » рота, как потом в песне воспоетс€, – уходила на небо. —троем. ќдин за одним… ”ходили молодые, с тонкими ше€ми, безусые мальчишки-солдаты, шли они не на любовные свидани€, а на встречу-рандеву с тем, что называетс€ – ¬ечность.

–еб€та уходили, а салага-первогодок ≈горка ўегол пока еще оставалс€. ¬ообще-то фамили€ его была – —трижов; ўеглом прозвали в роте – за незлобивость, безотказность, вострый носик и щеглиную щуплость. ќн был единственным у матери сыном. Ќа те копейки, которые она получала на кордной фабрике, не особенно-то разжиреешь. ¬от и был у него посто€нно "дефицит живого веса". ќтец уехал в “юмень на заработки, да так и сгинул… ≈горкина мать, ни на кого не наде€сь, т€нула л€мку из последних сил, отмазать сына от солдатчины даже не пыталась, тем более, что он сам захотел служить. »наче, говорил, уважать себ€ не будет.

 то хот€ бы неделю был в армии, знает, что в первую роту отбираютс€ лучшие солдаты, ставитс€ командиром самый сильный (или самый блатной) офицер. ¬о вторую – похуже, и командир уже без блата и св€зей; и так далее, по убывающей. Ўеста€ рота в той части была на положении изго€.  ак говоритс€, ниже асфальта на двадцать сантиметров, – вровень с хозвзводом. ƒефективные очкарики и прочие "шизы", "недомерки" и "задохлики". ѕо строевой последние. ( омбат невесело шутил: хоть сено-солому к рукавам прив€зывай…) ѕо стрельбе – первые с хвоста. ƒл€ которых вечно то патронов не хватало, то мишеней.

ѕеред отправкой в "командировку" их "усил€т" вс€ким разношерстным "контингентом" из остальных рот, переброс€т к ним закоренелых сачков, могущих спать сто€ и даже в строю, законченных разгильд€ев и "шлангов", от которых ротные мечтали избавитьс€, чтоб не портили "показатели" – после чего "пополненную" этак роту свод€т в баню, оденут в новое обмундирование, и в полковой церкви св€щенник отец ќлег скопом окрестит некрещеных (даже двух татар прихватит), помашет над строем, €дрено пахнущим складским духом, блест€щим, дым€щимс€ кадилом, обрызгает каждого св€той водою, – с тем и отправ€т солдат в „ечню.

» уже в последние часы, перед самой отправкой, к роте прикомандируют их комбата, объ€вив, что это последнее его боевое задание – после "командировки" пусть готовитс€ в запас, на заслуженный отдых.  омбат был бесперспективный перестарок-подполковник, с каким-то "неуставным", богемно-ветхозаветным именем, уж во вс€ком случае совершенно не армейским -ћарк. — таким имечком сподручно черные квадраты малевать, мюзиклы-буффонады ставить, шутил комполка, молодой майор, из ранних, у которого им€ было "правильное", – —в€тослав, и который моложе комбата был лет на дес€ть, недурно также стишки кропать, но только не в армии служить, карьеру не сделаешь, будь ты хоть самим ∆уковым. ћолодой комполка знал в карьерных делах толк. ќсобенно была докой по этой части смазлива€ его жена… ¬от и пришлось вчерашнему комбату командовать перед дембелем ротой. Ќо приказы в армии не обсуждаютс€…

ј потом кто-то где-то договаривалс€ – один был при лампасах, другой в каракулевой папахе, – они договаривались, что одни выпуст€т других через перевал в √рузию, а те пострел€ют дл€ блезиру, чтоб была видимость грандиозной битвы, и джигитам, мол, пришлось прорыватьс€ с боем, потому и потер€ли такое огромное количество импортного снар€жени€, однако удержать их все равно не было никакой возможности, хоть солдаты рус… российские и про€вл€ли чудеса, как прин€то говорить, героизма… Ќо вы-то уж солдатиков не очень много валите, вы и так оборону легко прорвете, это ж наши дети, дети трудового народа, – просил на прощанье тот, что в лампасах, вытира€ алые губы от осетрового жира. Ќемного, совсем немного повоюем, как же без этого, лицо потер€ешь, человек п€ть-дес€ть, ну, п€тнадцать зацепим слегка, каких-нибудь бестолковых разгильд€ев-губошлепов, они мне еще в —оветской јрмии надоели, – человеческий мусор! – отозвалс€ тот, который в папахе. Ќо только дети это не наши, это ваши… ваши ублюдки! Ќу, хорошо, хорошо, не будем ссоритьс€! – примир€юще бормотал в лампасах. ќн оп€ть сберег свои нервы, но не сберег свою честь. ¬прочем, у него об этом весьма приблизительное было представление, он так и осталс€ колхозным подпаском, которому удалось выбитьс€, пролезть в генералы…

ћилые, наивные губошлепы! ¬оины-защитники с цыпл€чьими ше€ми. Ќе хватило у ваших родителей ни денег, ни св€зей, чтоб откупить-отмазать вас от солдатчины, не хватило у вас "ума" и изворотливости, подлости и цинизма, чтоб правдоподобно "косануть" от этой гибельной "командировки", не хватило совести увильнуть в последний момент под благовидным предлогом от роковой той погрузки в вертолеты, и вот – погнали вас, "верных прис€ге", кое-как вооруженных, с сухпаем из буханки хлеба да банки бланшированной сельди, погнали как ваших мобилизованных дедов-прадедов гнали в свое врем€ – кого против  олчака с ƒеникиным, а кого против ‘рунзе с ”боревичем, в лапотках и с древними трофейными "арисаками" да "манлихерами", – так и вас бросили расхлебывать кровавую кашу, сильно припахивающую грозненской нефтью (правда, перед самой отправкой переодели в новое, чистое обмундирование), в очередной раз в своих гр€зных играх расплатились вашими ничего не сто€щими дл€ них жизн€ми, вашей молодой кровушкой, котора€ дл€ них – суща€ водица. ”вы, так всегда было…

» вот двадцать дев€того феврал€ вы безропотно, с выражением покорной жертвенности, весьма характерной дл€ нашего простого человека, как и предки ваши когда-то (тем хоть какую-никакую красивую сказочку пели сладкоголосые политруки-комиссары про всеобщее благо и счастье), молча и покорно, без шуток и смеха, погрузились в "вертушки", долетели до ущель€, которое вам приказывалось запереть, десантировались в рыхлый снег на старый аэродром, где чеченцы принимали когда-то фашистские самолеты, зан€ли на продуваемом перевале оборону, окопались в снегу, и вскоре увидели в темноте боевиков, которые шли открыто по твердому насту, даже огоньков сигаретных не пр€ча, -все это зверье вылило через перевал в √рузию, туда, где каждый сейчас или кн€зь, или вор в законе; нет, точнее будет: если не кн€зь, значит – вор.

¬аш комбат, несмотр€ на богемно-ветхозаветное имечко, твердо помнил старую заповедь: подверга€сь нападению, бей первым! ѕо его команде вы ударили, и ударили дружно, и ошеломили боевиков, рассе€в их и смешав р€ды, но вскоре они ответили, и ответили крепко, и вы сразу же почувствовали звериную их, волчью хватку, и получили первые боевые уроки, и почу€ли на морозе, как пахнет братска€ кровушка, и, встретившись с первыми потер€ми, самой шкурой безошибочно распознали древний и всемогущий €зык матери-смерти, пон€тный всему живому на земле, и поначалу лишь удивились, что все так просто, вот только что реб€та были живы, курили, кашл€ли, дышали на оз€бшие руки, шутили: "’ристос акбар? – ¬оистину акбар!" – и вот уже они холодные, и уже окоченели, и ничего, ни-че-го, ровным счетом ничего не изменилось в мире, который не содрогнулс€, не перевернулс€ и не рассыпалс€ прахом -холодный, лед€ной мир просто не заметил утраты. ћожет, в самом деле, вселенна€ и не подозревает о нашем существовании, а смерть – это всего лишь ина€, неизвестна€ нам форма жизни? » не один вспомнил в эти минуты о Ѕоге…

ќднако кровь ожесточила вас, и вот вы уже без содрогани€ валите боевиков, хоть и кричат они с излишней страстью "аллах акбар!" – но вс€ка€ страсть охлаждаетс€ кровью, – валите, как валили когда-то их бородатых, по-звериному смерд€щих предков наши пращуры, деды-прадеды, лихие атаманы-казаченьки, солдатушки славны, бравы реб€тушки, и умираете так же стойко, как может умирать только терпеливый русский воин, который завсегда на бой, на пир и на рану крепок был. » вот…

» вот – рота уходит на небо. —троем. ќдин за одним…

¬се мы знаем, что рано или поздно умрем, но все равно не верим в собственную кончину, а потому вс€ка€ религи€ есть форма подготовки к смерти, а путь воина – есть путь преодолени€ страха смерти. ≈горка был еще очень молод, его еще не ужасала та бездна, та вечна€ тьма, куда всем нам предстоит уйти безвозвратно, уйти и никогда уж больше не вернутьс€. ќн убедил себ€, что “јћ души солдат встречает св€той √еоргий-ѕобедоносец, покровитель русского воинства, – в окопах не бывает атеистов, – и заставил себ€ поверить, что в ужасной этой м€сорубке есть некий скрытый смысл и есть какое-то высшее предназначение. „то за ним, за его спиной стоит родина, мать, друзь€, любима€ девушка ¬ика, котора€ покл€лась дождатьс€… ј как еще вынести все это безумие? ќн не сообщал ни о т€готах службы, ни о плохой кормежке и вечно сырых, протекающих сапогах, ни о засилье вс€ческих инородческих "земл€честв" и дедовщины – что попусту огорчать? – это его чисто мужские проблемы. ƒенег просил не посылать, все равно отберут, писал, что все хорошо, успешно осваивает, постигает военное искусство, и это было правдой, ибо он считал, что все эти трудности и т€готы – и есть искусство выживани€. ≈сли ты не способен решить такие простые проблемы, как защита собственного достоинства, то где уж там думать о защите достоинства страны…

ќн не мог даже предположить, что дл€ кого-то все эти красивые слова -пустой звук, и даже их живые жизни – всего лишь мертва€ цифирь в сухих сводках. ¬сегда у нас потери исчисл€лись экипажами, расчетами, батальонами, полками, а когда и арми€ми – "бабы еще нарожают"… Ёто деды именно этих солдат запечатлены на первых кинолентах о  расной јрмии: идут в лапт€х и онучах кресть€нские парни, "сыны трудового народа", идут обреченно на убой за чьи-то "идеи" – против таких же малограмотных парней, с таким же выражением смирени€ и жертвенности на простецких, скуластых, беспородных и вовсе не "интеллигентных" лицах, и там и там – те же "пскавски€" да "пенза толстоп€та€", с такими же разнокалиберными ружь€ми на плечах, гнали их, сердешных, тогда друг против друга на убой, как скотину, гон€т и сейчас… „то изменилось? ќп€ть борьба "идей" закончилась войной людей.

» вот – оп€ть те же лица с тем же выражением обреченности, те же устаревшие "стволы", к которым и патронов-то как всегда в обрез, те же куцые зипунишки-бушлаты, сейчас, правда, новенькие, но на рыбьем меху – –осси€, бедна€ мо€ –осси€!.. “воим "новомученикам", как баранам, поотрезали головы, а их канонизировали, и теперь они вроде как "заступники" – какие же они заступники?! ј вс€кие "затворники" и "столпники", которые по сорок лет просидели в теплых кель€х или зачем-то просто€ли на "столпах" – а кто-то их кормил все это врем€, – что это за "угодники"?! Ќарод, готовый всех "пон€ть" и у вс€кого просить прощение неизвестно за что – разве достоин такой народ уважени€?

¬от нацмены и восстали. ѕосчитав, что народ, который надували дес€тки раз всевозможные проходимцы и который готов "одобр€ть" кого угодно, лишь бы дали бутылку водки да посюсюкали, – такой народ не имеет права на существование. » сразу же на племена, которые считают доброту про€влением слабости и из всех методов убеждени€ на них действует лишь огнестрельное оружие, – сразу же на те племена пролилс€ "зеленый" дождь и под свое крыло их вз€ли всевозможные "некоммерческие фонды". » вот – результат…

–ота уходит на небо. —троем. ќдин за одним…

Ќо солдат наш не изменилс€. ћир спасет простота. ј –оссию – русский солдат. Ќо, видно, не пришло еще врем€. Ќо оно придет. ј пока… пока врем€ скорбей, то есть – врем€ приобретений. ¬едь это только у глупых сердце в доме весель€, у мудрых – в доме плача…

ќгненна€, трескуча€ вьюга гудит вокруг, грохочет, воет по этим черным, лед€ным горам. », вал за валом, ползут, наседают, вал€т "звери", в самом деле как обезумевшие, обложенные волки. » уход€т, уход€т наши солдаты, деревенские, в основном, парни, у которых, у каждого, есть где-то мать, родные и близкие. –еб€та умирают молча, без малодушного ныть€ и патетических выкриков. ƒа, у нас есть не только плакальщики и нытики, но есть еще и те, кто способен хорошенько дать по зубам. » таких – много!

¬от… вот еще двое душ отлетело. ћиг – и кончилс€ путь, и ни сына уж, ни дочки… ≈ще в двух семь€х забьютс€ матери в крике, заламыва€ руки и раздира€ одежды, а у отцов на висках засеребритс€ иней. ”сатый ѕавлуха и ¬ован с казачьим "шевелюром". ќдин электромонтер, другой – тракторист. ќба с глухих хуторов, где не было даже дес€тилеток и где все девчонки после восьмилетки срывались в города, потому реб€та и не переписывались ни с кем, не нашлось дл€ них невест. ќба "старики" и оба сержанты – ох, и натерпелс€ же от них ≈горка-салажонок, особенно от ¬ована. Ќу так на то она и служба… —ейчас он им обоим закрыл остекленевшие глаза, чтоб не сыпалась в них земл€ и снежна€ пыль и каждого ощупал на предмет оставшихс€ гранат и неотстреленных магазинов. Ќе обижайтесь, реб€та, на нас, что пока еще живы, а лучше подождите нас “јћ, согрейте местечко.

Ёх, ≈горка! ¬идно, с минуты на минуту подойдет и тво€ скорбна€ очередь. ѕравду говор€т: не называй человека счастливым, покуда он жив; просто ему пока что везет. Ќо "везенье" – дело зыбкое… ¬ишь, как прут! „ачакают самопальные чеченские "Ѕорзы", лают италь€нские "Ѕеретты", да бубн€т румынские " алаши", бухают арабские "–ашиды" и стрекочут израильские "√алилы" – словно весь мир против нас ополчилс€. ѕрут и прут, и будто переводу им нету! ƒа, похоже, не н€нчить тебе своих деток, ≈горша.  акой-нибудь миг и все – р€довой —трижов был солдатом… «аплачет, забьетс€ в крике, проклина€ вдовью судьбину, тво€ рано поседевша€ мама, а любима€ ¬ика, когда узнает, зарыдает, вырвет из своих пышных каштановых кудрей клоки, расцарапает опухшее, в слезах, лицо, поплачет, погорюет, поубиваетс€, а потом, весенним сиреневым теплым вечером, отопрет кому-нибудь заветную свою калитку в саду. » лишь иногда, когда уже выйдет замуж за парн€, который будет похож на теб€, станет накатывать на нее беспричинна€ вроде, не€сна€ дл€ мужа тоска и печаль, – это когда ей будешь снитьс€ ты, несчастный ≈горка, щуплый воин с тонкой шеей, сид€щий сейчас, в новом, но уже пор€дком замызганном бушлате, за бруствером и экономно посылающий одиночные, смертельно закрученные пули в черноту вьюжной ночи, – лишь затвор хлестко л€згает. —воего сыночка ¬ика наречет твоим именем, и мужа иногда во сне будет называть "≈горушкой". Ќе попомни же ей зла, солдат. ∆ивым – живое… ¬едь любить до самой смерти она будет теб€, теб€ одного. Ёх, рано ты уходишь, ≈гор. ќчень рано. Ќо все-таки троих… нет, теперь уже четверых "зверей" уносишь с собою.

ƒа, рота уходит на небо. —троем. ќдин за одним…

Ќо вот все реже и реже выстрелы. Ѕой словно "засыпает". » вдруг все разом стихает. » сразу же у комбата трещит радиотелефон. «вонит "полевой командир". ќн обращаетс€ к комбату по имени-отчеству и начинает взывать к здравому смыслу: слушай, брат, зачем кака€-то война-майна, освободите проход, и разойдемс€ мирно, ведь тебе же, подполковник, через два мес€ца в запас, зачем ты вв€залс€ не в свое дело? ћы тут все – пешки в чужой игре… ƒес€ть минут на прин€тие решени€. —огласие – красна€ ракета…

Ќо подполковнику нет дела до чужой игры, где все они – пешки. ” него есть долг и ”став. ќн обводит скорбным взгл€дом оставшихс€ в живых солдат -они все слышали и все пон€ли. ќт него, от его решени€ зависит сейчас их жизнь, и то – покроют ли они себ€ славою, или… или вечным позором.   этой минуте и к этому решению он готовилс€ всю свою незадавшуюс€, но честную военную жизнь. —ын умершего от ран фронтовика, бывший суворовец, он всю жизнь шел к этой роковой минуте…

 огда истекли двенадцать минут – как они сладки показались, эти минуты без смерти, без стрельбы, реб€та даже вздремнуть успели и согретьс€, прижавшись спинами друг к другу, – подполковник поднимет телефонную трубку и передаст свои координаты. ¬скоре послышитс€ шипение приближающегос€ снар€да. » в ущелье прозвучит неожиданный, трескучий разрыв.  аски обсыплет мелким щебнем и снежной пылью. ≈ще шипение – оп€ть разрыв! ѕотом цела€ сери€ взрывов. ѕо перевалу. ѕо ущелью. ѕо скалам и буковой роще. “о начала молотить наша артиллери€. ѕодполковник с "неуставным" именем вызвал огонь батарей на себ€. ћолодец, бат€н€! ћолоток, комбат!

"«верей" рвало в клочь€, забрасыва€ пахучими кишками и пар€щим ливером кусты, но доставалось и своим. ќднако внизу потери были в дес€тки раз больше – размен выгодный. » вот реб€та нестройно, один за одним, запели, завыли старинную, предсмертную песню:

– Ќа верх, вы, товарищи! ¬се по местам.

ѕоследний парад наступает…

» ≈горка с радостью подхватит, даже выкрикнет в каком-то гибельном, восторженном одушевлении:

– ¬рагу не сдаетс€ наш гордый "¬ар€г",

ѕощады никто не желает…

ј рота уходит, неумолимо уходит на небо. ¬ новеньких бушлатах. —троем. ќдин за одним… ¬от и комбат уже погиб, которого пыталс€ закрыть собой один солдатик-пулеметчик, оба и погибли, в обнимку. ≈ще двоих достали свои же осколки. Ќо пощады, – слышите, общечеловеки? – пощады солдат наш не желает.  ак всегда.  то сможет упрекнуть его за это? ћожет, сейчас это единственное право русского солдата – умереть несогнувшимс€.

…"«вери" так и не смогут пройти через тот перевал, хоть соотношение сил было двадцать семь к одному, – они отступ€т и уйдут в первое весеннее утро другим путем, оставив на перевале семьсот окоченевших трупов. Ќаутро, первого марта, под горою будет дымитьс€ порубленна€, искореженна€ букова€ роща, и из всей шестой роты в живых останутс€ лишь только трое перемазанных кровью и гр€зью, израненных, полузамерзших солдат, – совсем как в другой старинной, фронтовой песне…

—ила одолеваетс€ мужеством, а судьба – дерзостью. –€довой —трижов выживет, его, вдовьего сына, Ѕоженька сохранит. Ќикогда уж больше не назовут его ни "ўеглом", ни салагой, – какой он теперь салага и щегол? – и он еще пон€нчит своих деток.  оторых нарожает ему любима€ ¬иктори€.

ѕусть же вырастут они, как и батька ≈горий, – победител€ми.


x x x

"—ейчас мы совершим церковную молитву к Ѕогу о наших доблестных воинах-мучениках и геро€х. ѕусть наши слезы, наши молитвы и наша любовь согреют их остывшие лица. «найте, воины наши, что вы сейчас не в окружении врагов, вас окружают ваши люб€щие соотечественники. –одные и близкие. ¬ы сейчас в объ€ти€х родной –уси, в объ€ти€х наших православных св€тынь.

—в€та€ наша ÷ерковь вместе с –одиной-ћатерью склон€етс€ сейчас пред вами с благодарностью за ваш богатырский подвиг, за верность, за вашу любовь ко всем нам.

ќ, Ѕоже наш! “ы скорб€щих мир и труждающихс€ отрада, дыхание живых и мертвых, воскресение и жизнь, пошли воинам нашим, убиенным на поле брани, небесную радость, мир, упокоение и вечную славу. јминь."

—лова-то, конечно, правильные, – но, по большому счету, это всего-навсего только слова…

–убрики:  Ќу, что, —лав€не ...

ћетки:  
 омментарии (5)

ќ здоровой пище :))

ƒневник

„етверг, 26 январ€ 2012 г. 21:16 + в цитатник

 

–ыжа€... ¬стречи (отрывок из рассказа)

  Ѕывало, по два раза за день приходил к ручью. — утра, набрать водички фл€гу, освежитьс€, даже позавтракать. ћне нравилось завтракать именно там… ¬ тишине… ѕару ломтей ржаного круглого, намазать, чуть полив кубанским пахучим подсолнечным. Ќемного посолить, а по дороге несколько листов крапивы сорвать… ¬ ключевой воде помоешь, помнЄшь в ладон€х маленько, и на хлеб! ƒеликатес. Ќе все понимают, но кто пробовал хоть разок – тортов и колбасы не надо! ќсобенно в лесу. »ногда даже чуть хвоинок добавишь, несколько берЄзовых листочков помоложе, кипре€ сверху пару листьев… ¬ ”—Ќќ!ј вечером, когда набрал грибков на холмах, и врем€ есть ещЄ, сидишь на берЄзе, чистишь. –азувшись, болтаешь ногами в воде… отдыхаешь. –€дом соловьЄв парочка жила, и ранним летом… а так – зар€нки, пеночки, кукушки…  –ј—ќ“ј!  

–убрики:  Ѕайки из леса

ћетки:  
 омментарии (4)

ѕерва€ охота

ƒневник

¬торник, 01 ћарта 2011 г. 19:58 + в цитатник

ќн не был рождЄне охотником. “верь, а в те времена  алинин, на каменные джунгли, конечно не дот€гивает, но жизнь его прошла в основном вдали от природы. ƒ€д€ Ѕор€, светла€ ему пам€ть, человеком был добрым и улыбчивым. ¬одил городской автобус, а на выходные любил приехать в деревню.

Ёто был жизнерадостный оптимист, не дурак выпить и вкусно закусить. Ћюбил байки потравить, с ним было легко и весело. я был ещЄ пацаном и мы вместе ходили на рыбалку, по грибы и просто общались. ћне было с ним интересно.

Ётот случай произошЄл без моего участи€. ƒаже и не знаю, почему.

„итать далее...
–убрики:  Ѕайки из леса

ћетки:  

 —траницы: [1]