-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Лебедев_Сергей

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 09.01.2011
Записей: 3051
Комментариев: 1039
Написано: 4885


БОРЬБА ГЕРМАНИИ ЗА АНГЛО-ГЕРМАНСКИЙ СОЮЗ С ДОМИНИРОВАНИЕМ ГЕРМАНИИ

Понедельник, 07 Февраля 2011 г. 19:56 + в цитатник

«15 марта в шесть часов утра немецкие войска вступили на территорию Богемии и Моравии. Никакого сопротивления им оказано не было, и уже в тот же вечер Гитлер был в Праге. На следующий день … 16 марта … немецкие войска вошли в Словакию и «взяли ее под защиту» рейха. … Гитлер объявил о создании протектората Богемия и Моравия, который должен был получить автономию и самоуправление. Это означало, что теперь чехи окончательно попали под власть Гитлера». Помимо немцев в Чехословакию вторглись венгры – «15 марта 1939 года чешские войска начали покидать Закарпатье, куда тремя колонами уже вступали венгерские войска. … Любопытно, что официально Венгрия объявила о вторжении своих войск в Закарпатье лишь 16 марта. В этот день Миклош Хорти официально отдал приказ по войскам о наступлении на Карпатскую Украину».

Отсрочка официального объявления вторжения Венгрии в Закарпатскую Украину, а так же ставший известный французскому радиовещанию случай требования представителем «германского рейхсвера … о немедленном приостановлении продвижения венгерских войск к Карпатской Украине, на что Будапешт ответил о технической невозможности выполнения этого требования», скрывали истинное положение дел в Чехословакии. Более того, даже 17 марта статус Словакии все еще оставался неясным. В частности посол Польши в СССР В. Гжибовский «выражал некоторое беспокойство в связи с неопределенным положением Словакии. Словакия как будто остается независимой под протекторатом Германии, сохраняя свою армию, командование которой, однако, подчиняется только рейхсверу. Вводится там германская валюта». И только 18 марта, после того как «Гитлер прибыл в Вену, чтобы одобрить «Договор о защите», который 13 марта подписал в Берлине Риббентроп и Тука» правовой статус Словакии и Закарпатской Украины окончательно прояснился – «теперь Словакия становилась вассалом Третьего рейха», а Закарпатская Украина бесповоротно отходила Венгрии.

Окончательно прояснив сложившуюся ситуацию, 18 марта нарком иностранных дел СССР М. Литвинов признал оккупацию «Чехии германскими войсками и последующие действия германского правительства … произвольными, насильственными, агрессивными. Вышеприведенные замечания относятся целиком и к изменению статуса Словакии в духе подчинения германской империи. … Действие германского правительства послужили сигналом к грубому вторжению венгерских войск в Карпатскую Русь и к нарушению элементарных прав ее населения». В свою очередь Англия и Франция, так же прояснив ситуацию со Словакией и Закарпатской Украиной и окончательно убедившись в отказе Германии от создания плацдарма для вторжения в СССР, 18 марта заявили «о том, что они не могут признать законным положение, созданное рейхом в Центральной Европе».

Между тем действия Германии не ограничились одной лишь Чехословакией. А. Гитлер был полон решимости разом решить  все проблемы Германии связанные с Румынией, Польшей и Литвой. В сложившейся ситуации у Англии не осталось иного выхода, как связать свою судьбу либо с Францией, и продолжить свою мюнхенскую политику невовлечения Франции в конфликт Германии с ее восточными соседями, либо с Германией, и вовлечь Францию в вооруженный конфликт для ее разгрома Германией ради заключения англо-германского союза и последующего совместного похода на СССР, либо с СССР, и создать в Европе систему коллективной безопасности.

Еще до захвата Чехословакии Германия предъявила Румынии ультиматум – Германия готова гарантировать румынские границы  в случае если Румыния прекратит развитие своей индустрии и согласится все 100% своего экспорта направлять в Германию, то есть Румыния нужна была Германии в качестве рынка сбыта своих товаров и поставщика сырья. Румыния отвергла ультиматум, но 17 марта Германия вновь предъявила тот же ультиматум, но уже в более угрожающей форме. Румыния немедленно проинформировала британское правительство о сложившемся положении, чтобы выяснить, на какую поддержку со стороны Англии она может рассчитывать. Прежде чем принять свое решение британское правительство 18 марта решило выяснить позицию СССР по вопросу оказания СССР помощи Румынии в случае германской агрессии, – в какой форме, и каких размерах.

Советское правительство уже вечером того же дня предложило немедленно созвать совещание из представителей СССР, Англии, Франции, Польши и Румынии, причем, для укрепления ее положения, предложило собраться в Румынии. «Правда, из Бухареста вдруг последовали опровержения: мол, никакого ультиматума не было. Но «машина» завертелась. Так или иначе, по инициативе Лондона дипломатическая изоляция СССР после Мюнхена была снята», что послужило шагом Англии в направлении создания коллективной обороны от Германии. Британское правительство поддержало советское предложение по сути, но по форме 19 марта предложило СССР, Франции и Польше опубликовать совместную декларацию в том смысле, что все названные державы заинтересованы в сохранения целостности и независимости государств на востоке и юго-востоке Европы. Точный текст декларации еще только вырисовывался.

Тем временем 20 марта Германия предъявила ультиматум Литве о немедленном возвращении Мемеля, а «21 марта 1939 года германское правительство предложило Варшаве заключить новый договор. Суть его состояла в трех пунктах. Во-первых, возвращения Германии города Данциг с окрестностями. Во-вторых, разрешение польских властей на строительство в «польском коридоре» экстерриториальной автострады и четырехколейной железной дороги. … Третьим пунктом немцы предложили полякам продление существующего германо-польского пакта о ненападении еще на 15 лет. Нетрудно понять, что германские предложения никак не затрагивали суверенитет Польши и не ограничивали ее военную мощь. Данциг и так не принадлежал Польше и был населен в подавляющем большинстве немцами. А строительство автострады и железной дороги было в общем то рутинным делом». В тот же день советское правительство получило проект декларации, которую британское правительство предложило подписать от имени четырех государств: Великобритании, СССР, Франции и Польши, а на следующий день, 22 марта, Советский Союз принял формулировку проекта декларации и согласился незамедлительно подписать декларацию, как только Франция и Польша примут британское предложение и пообещают свои подписи».

В то же самое время, 21–22 марта 1939 года, «в Лондоне состоялись переговоры между Ж. Бонне, с одной стороны, и Н. Чемберленом и лордом Галифаксом – с другой. Переговоры происходили в связи с захватом Германией Чехословакии и угрозой Германской агрессии в отношении Румынии и Польши. 22 марта «британское и французское правительство обменялись нотами, содержавшими взаимные обязательства об оказании друг другу помощи в случае нападения на одну из сторон.

В преддверии англо-французских переговоров посол Франции в Германии Р. Кулондр советовал Ж. Бонне прекратить мюнхенскую политику поощрения германской экспансии на Восток. По его мнению, Мюнхенское соглашение, англо-германская и франко-германская декларации предоставляли Германии свободу действий на Востоке при молчаливом согласии западных держав. Захват Германией Богемии и Моравии, а также попытка оккупировать вооруженным путем всю Словакию и Закарпатскую Украину соответствует политике экспансии на Восток, а следовательно и интересам Англии и Франции. Возмущение вызывает не сама германская агрессия, а порождаемая отсутствием консультаций Германии с Англией и Францией неопределенность германских планов – «не попытается ли фюрер вернуться к концепции автора «Майн кампф» (любопытно, что Р. Кулондр разделяет автора «Майн кампф» и фюрера, то есть для него это не один и тот же человек, а два совершенно разных лица – прим. автора), идентичной, впрочем, классической доктрине германского генштаба, согласно которой рейх не может осуществить свои высокие предназначения на Востоке до тех пор, пока не разгромит Францию и не положит конец могуществу Англии на континенте? Следовало бы поставить перед собой вопрос: не поздно ли еще создать на Востоке барьер, и не должны ли мы в какой-то мере сдержать немецкое продвижение, и не должны ли мы в этих целях воспользоваться благоприятной возможностью, созданной волнениями и беспокойствами, царящими в столицах Центральной Европы, и в частности в Варшаве?».

По существу Р. Кулондр предлагал поддержать стремление Англии и присоединиться к созданию системы коллективной безопасности в Европе посредством создания угрозы Германии с Запада и Востока – с одной стороны Англии и Франции, а с другой Польши и СССР. Однако Ж. Бонне не внял его совету, продолжил политику мюнхенского соглашения по натравливанию Германии на Восток и решил сорвать подписание декларации, последующую консолидацию Англии, Франции, Польши и СССР для организации отпора Германии, оставить Польшу наедине с Германией и, заручившись союзом с Англией, со стороны спокойно наблюдать, как Германия расправится с Румынией, Литвой, Польшей, а впоследствии с СССР.

Для реализации своего плана Ж. Бонне поднял вопрос о невозможности оборонительного союза Польши и Румынии с СССР. Поскольку Польша и Румыния боялись дружбы с СССР больше, чем вражды, а без участия СССР эффективный оборонительный союз против Германии Англии и Франции с Польшей и Румынией создать нельзя, Ж. Бонне вполне правомерно надеялся, что Англия на подобное безумие никогда не согласиться. В итоге, по его предположению, сначала Польша и Румыния откажутся от союза с СССР, затем – Англия от союза с Польшей и Румынией, после чего Франции в союзе с Англией только и останется что спокойно со стороны наблюдать как Германия расправившись с Польшей нападет на СССР.

Французская позиция получила горячий отклик и полное одобрение в Польше. 22 марта «в надежде, что занимаясь только своими делами и приняв меры военной предосторожности для того, что бы отразить возможную угрозу своим собственным границам, она не привлечет к себе пристального внимания Германии» Ю. Бек решил «подумать» над предложением Англии о подписании декларации». А тем временем 23 марта так и не дождавшись ответа Польши на британское предложение, и не видя желания Польши помочь ей в противостоянии с Германией, Румыния приняла условия немецкого ультиматума и заключила с Германией торговый договор.

25 марта Польша продолжала настойчиво отказываться от английского предложения, настаивая на невозможности для Польши подписания политического соглашения, одной из сторон которого был бы СССР. Окончательно утвердившись в невозможности присоединения Польши к проекту четырехсторонней декларации с одной стороны и подписания СССР декларации в случае отказа от ее подписания Польши, то есть окончательном провале создания оборонительного союза Англии, Франции, СССР и Польши, Англия встала на сторону Франции и предложила Польше заключить удовлетворительный договор с Германией относительно Данцига, осуществив тем самым  второй Мюнхен, на этот раз уже за счет Польши. Однако Польша, очевидно верная своему союзническому долгу перед Германией, противилась навязыванию А. Гитлеру неугодного союза с Англией на английских условиях и в свою очередь навязывала Англии союз с Германией на германских условиях – Польша провоцирует войну с Германией, Англия втягивает в нее Францию, Германия вслед за Польшей уничтожает Францию и совместно с Англией нападает на Советский Союз.

26 марта Польша призвала сразу три возраста резервистов. В ответ 28 марта А. Гитлер объявил о расторжении польско-германского пакта о ненападении. Ввиду ухудшения своего положения, Польша продолжала отвергать союз при участии СССР и совместно с Румынией ясно дала понять, что войдет в мирный блок только при условии твердых гарантий военных обязательств со стороны Англии и Франции. Таким образом, окончательно похоронив план СССР о коллективной безопасности, Польша хоронила план Англии и Франции о втором Мюнхене, то есть подписания нового соглашения Англии и Франции с Германией и Италией за счет передачи Германии Данцига. Тем самым Польша реанимировала план Германии о разжигании в Европе вооруженного конфликта, вовлечении в него  Франции, ее разгроме, подписания англо-германского соглашения и совместном походе Англии и Германии на СССР.

В сложившихся обстоятельствах Англия согласилась с германским планом. 30 марта Н. Чемберлен созвал экстренное заседание кабинета в связи с получением британским правительством точных сведений о намерении Германии напасть на Польшу, и заявил, что считает необходимым теперь же предупредить Германию о том, что Англия в таком случае не может остаться посторонним зрителем происходящих событий. Несмотря на недостоверность слухов о нападении Германии на Польшу 31 марта Англия дала гарантии Польше, чем спутала Ж. Бонне все карты – вместо дистанцирования от конфликта с Германией Франция неожиданно для Ж. Бонне стремительно вовлекалась в него.

После оглашения декларации в парламенте Н. Чемберлен встретился с Л. Джорджем, который был неприятно изумлен действиями Н. Чемберлена рискнувшего выступить со своей грозящей вовлечением Англии в войну с Германией декларации не только без участия СССР в блоке миролюбивых стран, но даже в условии открытого противодействия Польши и Румынии привлечения в него СССР. В заключение Л. Джордж заявил, что при отсутствии твердого соглашения с СССР считает заявление Н. Чемберлена «азартной игрой, которая может очень плохо кончится». Вероятно Л. Джордж ошибся и Н. Чемберлен вовсе не боялся войны. Напротив, он поддержал провоцирование Польшей вооруженного конфликта с Германией и вовлечение в него Англии, а вслед за ней и Франции, для разгрома Германией сначала Польши, потом Франции, а затем, уже в союзе с Англией, и СССР.

«Неслыханные условия гарантий поставили Англию в такое положение, что ее судьба оказалась в руках польских правителей, которые имели весьма сомнительные и непостоянные суждения». «Британский министр, позже посол Д. Купер выразил свою точку зрения следующим образом: «Никогда за всю историю Англия не предоставляла право второстепенной по мощи стране решать, вступать ей в войну или нет. Теперь же решение остается за горсткой людей, чьи имена, кроме полковника Бека, практически никому не известны в Англии. И все эти незнакомцы способны завтра развязать войну в Европе».

«Более того, выполнять свой гарантии Англия могла только с помощью России, но пока не было сделано даже предварительных шагов к тому, чтобы выяснить, может ли Россия предоставить, а Польша принять подобную помощь. … Только Ллойд Джордж счел возможным предупредить парламент, что брать на себя такие чреватые последствиями обязательства, не затруднившись поддержкой России, – это безрассудство, подобное самоубийству. Гарантии Польше были наиболее верным способом ускорить взрыв и начало мировой войны. Они сочетали в себе максимальное искушение с отрытой провокацией и подстрекали Гитлера доказать бесплодность подобных гарантий по отношению к стране, находящейся вне досягаемости Запада. В то же время полученные гарантии  сделали твердолобых польских руководителей еще менее склонными соглашаться на какие-либо уступки Гитлеру, а тот теперь оказался в положении, не позволяющим отступать без ущерба для своего престижа».

Советский Союз холодно встретил инициативу Н. Чемберлена, в частности расстроенный последними событиями М. Литвинов заявил, что СССР считает себя свободным от всяких обязательств, и впредь будет поступать сообразно своим интересам, а так же «проявил некоторую досаду в связи с тем, что западные державы … не придали должного значения советским инициативам по эффективной организации коллективного сопротивления агрессии». Несмотря ни на что Н. Чемберлен 3 апреля «подтвердил и дополнил свое заявление парламенту. Он сообщил, что на помощь Польше против агрессии вместе с Англией выступит и Франция. В этот день в Лондоне уже находился польский министр иностранных дел Бек. В результате его переговоров с Чемберленом и министром иностранных дел лордом Галифаксом английский премьер выступил 6 апреля в парламенте с новым сообщением. Он заявил, что между Англией и Польшей достигнуто соглашение о взаимной помощи». Помимо Польши 13 апреля 1939 года Великобритания предоставила такие же гарантии Греции и Румынии, а впоследствии и Турции.

3 апреля в Германии был принят план «Вайс» по разгрому Польши, причем «операция могла начаться в любое время, начиная с 1 сентября 1939 года». Десять дней спустя, Гитлер утвердил окончательный вариант плана». Между тем вслед за Германией усилии свою активность и ее союзники – к 1 апреля 1939 года в Испании окончательно утвердился Франко, 7 апреля Италия вторглась в Албанию, быстро ее оккупировала и включила в состав Итальянской империи, а на Дальнем Востоке Япония начала планомерные провокации против союзной СССР Монголии.

В апреле 1939 года в Европе стартовали три переговорных процесса. Одни, секретные, велись Англией и Германией для подписания второго Мюнхенского соглашения Англии, Франции, Германии и Италии для дальнейшего продвижения Германии на Восток в обмен на удовлетворение германских претензий к Польше. А. Гитлер охотно поддержал эти переговоры в надежде спустить Н. Чемберлена с лесенок политического Олимпа и прихода к власти в Англии политика, не претендующего на лидерство Англии в англо-германском союзе.

Вторые переговоры, под прикрытием переговоров о заключении торгового соглашения, велись Германией с СССР. Их целью было заключение пакта о ненападении между Германией и СССР с целью невмешательства СССР в военные действия Германии в Польше и Франции в обмен на раздел Финляндии, Прибалтики, Польши и Румынии на сферы влияния – хотя Польша и Англия сделали все возможное для разжигания войны в Европе и вовлечения в нее Франции Германия продолжала опасаться франко-советского оборонительного соглашения и возможной войны на два фронта. С заключением договора с СССР Германия получала возможность без опасения вмешательства СССР разгромить Польшу и Францию. «Первые шаги к заключению советско-германского союза были сделаны в апреле. Переговоры велись с величайшей осторожностью и проходили в атмосфере взаимного недоверия, так как каждая сторона подозревала другую в том, что та, возможно, просто пытается помешать ей достичь соглашения с западными державами. Застой в англо-русских переговорах подстегивал немцев использовать эту возможность, чтобы поскорее достичь соглашения с русскими».

Третьи переговоры велись Англией и Францией с СССР о заключении оборонительного союза против Германии. «15 апреля 1939 года через своего посла в Москве Чемберлен запросил советское правительство, согласно ли оно дать односторонние гарантии Польше и Румынии?». В ответ М. Литвинов вручил британскому послу официальное предложение советского правительства о заключении Англией, Францией и СССР договора об оказании взаимной помощи в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств. «По этому поводу Уинстон Черчилль писал: «Если бы, например, по получении русого предложения Чемберлен ответил: «Хорошо. Давайте втроем объединимся и сломаем Гитлеру шею» – или что-нибудь в этом роде, парламент бы его одобрил … и история могла бы пойти по другому пути». «Позиция премьера была непреклонной: он «скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами».    приглашение, направленное советской стороной Галифаксу, лично включиться в переговоры Чемберлен отклонил с ремаркой: визит в Москву министра «был бы слишком унизительным».

К сожалению Н. Чемберлен продолжал стойко держаться германского плана даже под напором английского парламента, требовавшего заключения соглашения Англии с СССР – «под влиянием все возрастающей оппозиции англо-французские уполномоченные в Москве получили 27 мая 1939 года инструкции форсировать переговоры», которые несмотря ни на что оставались «медленными, как похоронное шествие». «23 июля 1939 года советское правительство предложило немедленно начать переговоры о заключении военной конвекции. Хотя Англия и Франция были вынуждены согласиться на посылку своих военных миссий, последние не торопились с приездом и прибыли в Москву только 11 августа. Английская миссия не имела полномочий от своего правительства для подписания соответствующих соглашений. Она состояла из второстепенных лиц и имела инструкции «свести военное соглашение к возможно более общим условиям». Поскольку «полномочий не было, плана тоже, о проходе советских войск говорить не захотели … переговоры ничем не кончились. Впрочем, и у англичан, и у французов наставления были определенными: тянуть время, нечего не подписывать». Кроме того, нежилая иметь равных отношений с СССР Англия намеревалась переложить на плечи  СССР все бремя ведения военных действий с Германией. К 14 августа переговоры окончательно зашли в тупик. Зато на финишную прямую вышли англо-германские переговоры.

 

Серия сообщений "Советский Союз в системе международных отношений":
Часть 1 - ПРИЧИНЫ И ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Часть 2 - АНГЛО-ГЕРМАНСКИЙ СОЮЗ С БЕЗУСЛОВНЫМ ДОМИНИРОВАНИЕМ АНГЛИИ: ПРОВАЛ ОРГАНИЗАЦИИ ПОХОДА ГИТЛЕРОВСКОЙ ГЕРМАНИИ НА ВОСТОК В 1934 ГОДУ
...
Часть 5 - ВОСТАНОВЛЕНИЕ АНГЛО-ГЕРМАНСКОГО СОЮЗА С ДОМИНИРОВАНИЕМ АНГЛИИ - ОРГАНИЗАЦИЯ В 1937-1938 ГОДАХ НОВОГО ПОХОДА ГИТЛЕРОВВСКОЙ ГЕРМАНИИ НА ВОСТОК
Часть 6 - ВОСТАНОВЛЕНИЕ АНГЛО-ГЕРМАНСКОГО СОЮЗА С ДОМИНИРОВАНИЕМ АНГЛИИ - ОРГАНИЗАЦИЯ НОВОГО ПОХОДА ГИТЛЕРОВСКОЙ ГЕРМАНИИ НА ВОСТОК (ОКОНЧАНИЕ)
Часть 7 - БОРЬБА ГЕРМАНИИ ЗА АНГЛО-ГЕРМАНСКИЙ СОЮЗ С ДОМИНИРОВАНИЕМ ГЕРМАНИИ
Часть 8 - АНГЛО-ГЕРМАНСКИЙ СОЮЗ С ДОМИНИРОВАНИЕМ ГЕРМАНИИ
Часть 9 - КРАХ АНГЛО-ГЕРМАНСКОГО СОЮЗА
...
Часть 16 - Золов А.В. США: борьба за мировое лидерство
Часть 17 - Фредерик Мэллали ФАШИЗМ В АНГЛИИ
Часть 18 - Один из ключевых эпизодов первой холодной войны XX века между Англией и Америкой за мировое первенство и доминирование в международных отношениях


Метки:  

ПЕСНИ О ВОЛГЕ// http://blogs.privet.ru/community/retroclub/90277098

Суббота, 29 Января 2011 г. 08:26 + в цитатник

Волга-матушка, Волга-труженица, Волга-кормилица с одной стороны, с другой стороны невежество, нищета, бесправие русского народа, готового покорно выносить все страдания, выпавшие на его долю... Помните некрасовскую песню-стон?

 

 Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется -
То бурлаки идут бечевой!..
Волга! Волга!..

 
Бурлаки на Волге.1870-1873  Репин И. Е. 
 
      

 

Первые упоминания о "Дубинушке" , "Эй ухнем!" встречаются с 1860 г. Федор Шаляпин в своих воспоминаниях указывает, что первый раз публично «в концерте» он спел её в 29 апреля 1906 года в Киеве на бесплатном выступлении для нескольких тысяч рабочих:

 

"Какие-то девицы кричали мне: «Варшавянку». Какие-то хриплые голоса настаивали: «Интернационал!» Но — говорю это совершенно искренне — этих революционных песен я в ту пору не знал и только недавно, но зато очень хорошо узнал, что такое «Интернационал». Но еще с юных лет, с озера Кабана в городе Казани, я знал, что существует рабочая песня «Дубинушка», что поется она в сопровождении хора и что только куплеты поет солист — не солист его величества, конечно… И на просьбы рабочей публики мне казалось самым подходящим спеть именно эту песню. И я сказал, что знаю «Дубинушку», могу ее спеть, если вы ее мне подтянете. Снова вавилонское «ура!», и я запеваю:
Много песен слыхал на родной стороне, Не про радость — про горе в них пели. Но из песен всех тех в память врезалась мне Эта песня рабочей артели…
Эй, дубинушка, ухнем,  — подхватили 5000 голосов, и я, как на пасхе у заутрени, отделился от земли. Я не знаю, что звучало в этой песне — революция или пламенный призыв к бодрости, прославление труда, человеческого счастья и свободы. Не знаю. Я в экстазе только пел, а что за этим следует — рай или ад,  — я и не думал. Так из гнезда вылетает могучая, сильная белая птица и летит высоко за облака. Конечно, все дубины, которые подымаются «на господ и бояр»,  — я их в руке не держал ни в прямом, ни в переносном смысле. А конца гнета я желал, а свободу я любил и тогда, как люблю теперь.
Много лет прошло с тех пор, а этот вечер запомнил, на всю жизнь запомнил. Удался он на славу. Рабочие после концерта разошлись домой мирно, как ученики, попарно. А о «Дубинушке» стали, конечно, говорить различно. Главным образом меня немедленно зачислили в крайние революционеры..."
 
----------------------
 
 
Волга вдохновляла, давала "гусли в руки" многим поэтам, исполнителям, хкдожникам... Она ассоциируется с  малой родиной, родным селом, родным городом, родным домом...
 
 
И когда тебя втянет в простор этот синий,
И когда ты с рекою бессмертной, родной,
Только выдохнешь:
- Волга! -Только скажешь:
- Россия!-
Да умоешься вечно живою водой!
Н. Благов
 
 


 
 
Мы привыкли слышать эту песню в исполнении Людмилы Зыкиной. Ее за границей даже называли не иначе как
«мисс Волга».
"Течет Волга"  пели и Владимир Трошин и Марк Бернес , а вот исполнение Тамары Миансаровой редко встречается, поэтому я его и выбрала...
Но мы конечно не можем обойтись в этой теме без "мисс Волги" поэтому пусть звучит ее голос над матушкой-Волгой...
 
 
 
 
 
 
 
 
 
На этом можно было бы и закончит встречу с песнями о Волге, да не могу удержаться и не пригласить послушать еще раз голос великого Федора Шаляпина.
 
 
 

 
 
И все же, как бы ни менялась в дальнейшем Волга, она не перестанет быть для русского человека прекрасной, величественной, загадочной.
 


Поиск сообщений в Лебедев_Сергей
Страницы: 305 ..
.. 5 4 [3] 2 1 Календарь