-Цитатник

ПЕЙЗАЖИ НЕВЕРОЯТНОЙ КРАСОТЫ МАЙКЛА БЛОКА - (1)

ПЕЙЗАЖИ НЕВЕРОЯТНОЙ КРАСОТЫ МАЙКЛА БЛОКА Майкл Блок (Michael Block) — ф...

Однажды муж домой вернулся - (1)

Однажды муж домой вернулся Однажды муж домой вернулся, Жена стояла у плиты, Готовила ...

Диалог семейной пары... - (0)

Диалог семейной пары... - Прости, любимый, за мои слова. Грубить тебе с утра – плохая мода… ...

g>Галина Кудряшова Уходят годы, но покоя нет .... - (0)

Галина Кудряшова Уходят годы, но покоя нет ....   ...

>Стать отцом - (0)

>Стать отцом http://www.picshare.ru/uploads/140906/U3kP76cP6M.jpg У палаты номер первый, Муж ...

 -Рубрики

  • (573)

 -Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в гриша51

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 01.01.2011
Записей: 1200
Комментариев: 345
Написано: 1759


Проклятая

Вторник, 03 Октября 2017 г. 21:36 + в цитатник
Проклятая
Геннадий Коган
Мы были вместе двадцать лет,
Ты о любви мне говорила,
Встречали каждый день рассвет,
Но неужели не любила?

Зачем к другому ты ушла,
Меня и дочь свою предала,
Зачем так долго мне лгала
И столько наших лет украла?

Ты даже дочку не взяла,
Её оставила со мною,
Какая же ты мать тогда,
Как жил я двадцать лет с тобою?

Кому же верить мне теперь,
Всю жизнь я был хорошим мужем,
Зачем закрыла мою дверь,
Неужто стал тебе не нужен?

Ведь я всю жизнь любил тебя
И двадцать лет семье был верен,
Теперь, проклятая моя,
Тебя прощать я не намерен.

Зачем так долго ты лгала,
Зачем свою любовь дарила,
И двадцать лет со мной жила,
Чтоб вдруг сказать, что разлюбила?

Мне не нужны твои слова,
Что ты в записке написала,
Когда-то мне была жена,
Но ты теперь чужою стала.

23.09.2017
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Я не люблю

Воскресенье, 17 Сентября 2017 г. 20:49 + в цитатник
Я очень не люблю, когда мне лгут,
В глаза — одно, а за спиной — смеются.
Когда меня с улыбкой предают,
А сами тут же в верности клянутся.

Я не люблю, когда пообещав,
Обещанное сразу забывают.
Исподтишка наносят мне удар,
Меня же ещё в чём-то обвиняя.

Я не люблю тех сладостных речей,
Которые до ужаса фальшивы.
Держусь подальше от таких людей —
Самовлюблённых, пафосных и лживых!
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Забери моё сердце.

Суббота, 02 Сентября 2017 г. 14:14 + в цитатник
Забери моё сердце...

Ты сердца моего беспорядок
И, в тоже время, мой покой ...
Но в мыслях моих непорядок,
Когда с ритмом внутри перебой ...

То тоскует оно, то смеётся,
То от счастья готово взорваться.
Вот лучами сияет, как солнце,
То дождями готово прорваться ...

Прохудиться, пролиться, протечь
И омыть душу горькой слезою ...
Кипятком станет всё внутри жечь,
Не остудишь водой ключевою ...

То ломает всю грудь изнутри,
То замрёт, словно я бессердечный.
Ты приди и его забери -
Хочу ангелом стать я беспечным
Дмитрий Беркетов
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

А он смотрел на женщину свою

Пятница, 25 Августа 2017 г. 21:32 + в цитатник
А он смотрел на женщину свою.
Небрежно собран хвостик на макушке.
«Нет той, что полюбил. Зачем терплю?
От прежней страсти не летят подушки.
Стоит здесь каждый вечер у плиты.
Сейчас мне улыбнётся: „Скоро ужин.“
Наш брак… как на окне её цветы.
Он есть… вот только мне давно не нужен.»
Она прошла, задев его рукой.
Он вспомнил о брюнетке: «Вот в ком сила.
Я б в омут с головой ушёл с такой!
Все мысли лишь о ней, так зацепила.»
Он подошёл к окну и вслух сказал:
«Приелся быт. Вид из окна убогий.
Прости. Любить тебя я перестал.
Расходятся у нас пути-дороги.»
Она молчала, руки сжав в кулак.
А он продолжил: «Я детей не брошу.
Я буду помогать. Но жить вот так?
Не хочется тащить такую ношу.»
И он ушёл. И жизнь свела с брюнеткой.
И снова в страсти комкались подушки.
А в остальном, она всегда со Светкой.
Салоны, шмотки, инстаграм, подружки.
И денег стало просто не хватать.
Не ждал на кухне тёплый, вкусный ужин.
И запах её стал надоедать.
Ей только кошелёк его и нужен.
Он хлопнул крышкой по пустой кастрюле.
«Ты мужа собираешься кормить?»
«А мы в кафе с подругой заглянули.
Найди там сам, чего перекусить.»
Он чертыхнулся: «Ты мне для чего?
Кроме себя ничем не занималась!
Красивый фантик. Только и всего.»
«Я горничной к тебе не нанималась.
Готовить? Убирать? Рожать детей?
И где же время, чтобы быть красивой?
Ты ничего мне предъявлять не смей!»
— отрезала, махнув роскошной «гривой».
Однажды, шёл домой, а ноги, ноги
Вдруг понесли к забытому порогу.
К тому, где из окошка вид убогий.
Запах еды. Соскучился, о Боги!
Застыл в дверях. Она и рядом дети.
Тепло, уютно. Кормит дочь и сына.
И ничего дороже нет на свете.
«Дурак. А я же был её мужчина.»
Она смеялась, спрашивая сына:
«Как день прошёл?», у дочки «как дела?»
«Вот в ком всегда огонь, желанье, сила.
И счастье сохранить в семье смогла.»
Смотрел на её хвостик на макушке.
Такая настоящая… родная.
И захотелось с ней одной в подушки.
Любить и целовать всю боль снимая.
Стоял. Смотрел. Молчал. И было стыдно.
И всю сжимало грудь невыносимо.
«А я здесь счастлив был — вот что обидно.
С единственной, что любит и любима.»
_______________________________________
Цените женщин, что вас дома ждут.
Для них нет ничего семьи дороже.
Они всегда поддержат и поймут.
Надёжные и верные до дрожи.
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

сыну

Суббота, 12 Августа 2017 г. 18:13 + в цитатник
Cыну...

Ты вырастешь, и я не буду знать,
С кем ты проводишь дни и даже ночи,
Но я все так же буду называть
Тебя как в детстве - милый мой сыночек.

Ты вырастешь... Ты будешь принимать
Судьбы удары, думаю, достойно.
И зубы стискивать и кулаки сжимать,
А я уже не поцелую там, где больно.

И если с папой мы не справимся уже.
Там кран потек или другие беды,
Твой голос в трубке твердо скажет мне:
"Мамуль, не трогай ничего - сейчас приеду".

Ну, а пока - пижамка в облаках,
И на ночь про слона и Айболита.
Твое сердечко в маминых руках,
Душа еще ранима и открыта.

Я очень постараюсь, мой родной,
Дать, что смогу, и отвести ненастья:
Чтоб детство ты с улыбкой вспоминал,
Чтоб знал, каким бывает счастье...
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Не оставляйте счастье на потом

Пятница, 11 Августа 2017 г. 23:32 + в цитатник
Не оставляйте счастье на потом
Геннадий Коган
Кто может знать, что с нами будет через час?
Кто может знать,как сложится день завтра с нами?
Но если счастье к вам заглянет в дом сейчас,
Не заставляйте ожидать его годами.

Жизнь бренная даётся нам всего лишь раз,
Отпущенное время быстро мчится,
Безмолвной птицей улетит оно от нас
И не захочет вновь к нам возвратиться.

Откладывая с милым счастье на потом,
Иль со своей прекрасной половинкой,
Вы обрекаете на пустоту свой дом
И в одиночестве бродить тропинкой.

Не будет слышен в доме детский звонкий смех
И шум гостей, к ребёнку приглашённых,
И счастье стороной само пройдёт у тех,
Кто не познает всех ночей бессонных.

Не оставляйте своё счастье на потом,
Чтоб не было сердечных мук страданий,
Приходит к нам оно с любовью и теплом,
Которые полны очарований.

20.11.2016
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

портрет

Суббота, 05 Августа 2017 г. 13:00 + в цитатник
Сергей Шикера
Портрет
Рассказ


Сергей Шикера родился в 1957 году. С 1978 живет в Одессе. Публиковался в «Новом мире»; в «Волге» напечатаны рассказы «Идущий против ветра. Записки неизвестного» (2010, № 7-8), «Маклер» (2012, № 9-10), романы «Стень» (2009, №№ 9-10, 11-12), «Выбор натуры» (2014, № 3-4), «Египетское метро» (2016, № 3-4).


Вечерами Короб часто сидел в баре возле Нового базара, в двух шагах от дома. В неизменной черной кожаной жилетке, с круглой серебряной пряжкой на шнурке под горлом, он появлялся в седьмом часу, опрокидывал стопку водки и потом долго тянул пиво. Ни барменши, ни уборщицы его не любили. Что не мешало ему пользоваться мелкими привилегиями завсегдатая: иногда выпивать в долг и переключать программы в телевизоре над стойкой.
Как-то к его столу подошел парень в бейсболке, который до этого с четверть часа сидел в углу, пил чай.
– Я вас знаю! – радостно сообщил он. – Вы художник.
Короб пожал плечами, что означало: «есть такое». Когда-то, еще в прошлом веке, он закончил курсы шрифтовиков и этим, кроме всего прочего, подрабатывал до сих пор. По поведению и улыбке Короб сразу определил, что перед ним овощ, дурачок.
– Вы были в Германии, – всё так же по-детски улыбаясь, добавил незнакомец и протянул руку, – Владик.
Короб пригляделся: откуда убогий всё это знает? Двадцать лет назад Коробу страсть как хотелось называться художником. Для этого ему хватило бы одного-единственного участия в какой-нибудь захудалой выставке. Не умевший рисовать ничего кроме букв, он стал таскать в центр современного искусства свои «объекты». Тамошние художники только носы воротили. Помог случай. В Германию по культурному обмену должна была ехать большая делегация от города. Современным художникам выделили некоторую квоту, но к назначенному сроку один из претендентов отбыл в Германию своим ходом на пмж, а еще двое разругались вдрызг со всеми остальными, и их вычеркнули из списка. Тогда-то и привлекли Короба с его поделками. Многочисленная делегация оказалась на удивление пестрой: музыканты, художники, журналисты, депутаты горсовета, работники банка, взявшего на себя часть расходов, бандиты, крышевавшие банк… Стоп. Бандиты. Надо же. Этот тип в бейсболке (он и тогда был в бейсболке) с тех пор почти не изменился. Если не считать улыбки. Короб слышал, что слабоумие замедляет процессы старения. Видать, неслабо где-то в голову прилетело, подумал Короб, допрыгался п**дюк, слава карме.
Владик попросил разрешения сесть. Короб разрешил. Владик сел. Та поощрительная поездка в Германию стала и для него – воспитанника детдома, разностороннего спортсмена и на тот момент грозного, но дисциплинированного бойца – пиком карьеры. Не прошло трех месяцев, как июньской ночью на Полях орошения ему под одежду забрался клещ. Первое время после больницы, куда он попал Владом и откуда вышел Владиком, его поддерживали соратники, ну а дальше пришлось идти в мир, в хитросплетениях которого он мало смыслил и раньше, а тут совсем перестал что-либо понимать. Работал где придется, зарабатывал по-разному, но поскольку жил скромно – не пил, не курил, женщин побаивался и потому избегал, – денег хватало. Наряду с кино и спортивными состязаниями, главным его увлечением стало посещение всевозможных собраний и мероприятий. Мормоны, муниты, евреи за Иисуса, какие-то семинары, тренинги, лекции… В конце концов его прибило к компании любителей зимнего плавания, и он так близко сошелся с шестидесятилетней активисткой (друзья ее называли мать-моржиха), что перебрался к ней на Конную. Они прожили вместе больше двух лет. В свои выходные – он тогда работал посменно грузчиком – Владик днем занимался хозяйством, а по вечерам читал подслеповатой сожительнице Рерихов и Шри Чинмоя. Хорошее было время, спокойное; понятной была жизнь. Мать-моржиха, чья душа покинула этот холодный мир во время ночного новогоднего заплыва на пляже Отрада, оставила ему свою квартиру. Продав прежнее жилье за бесценок каким-то ушлым ребятам, которых ему порекомендовал знакомый по работе, он рассчитался с внушительными долгами покойной хозяйки и занялся поисками родившей его почти сорок лет назад женщины. Первую попытку (если не считать побегов из детдома) он предпринял, получив паспорт, вторую, столь же безуспешную, лет десять назад. С деньгами на руках всё оказалось гораздо проще, и поиски скоро привели его в небольшое село неподалеку от Балты. Местная жительница, одноклассница матери, показала ему могилку под ржавым крестом с полинявшими, но, к счастью, сохранившимися датами на табличке и подарила фотографию. Из её рассказа он узнал, что мать уехала из села сразу после школы и вернулась перед самой смертью. Жила у сестры своей мачехи, одинокой вдовы, которой уже тоже нет на этом свете. В юности веселая была. Он задержался в селе еще на день, чтобы привести могилку в порядок.
Владик вытащил из куртки паспорт, из него достал черно-белую фотографию и протянул Коробу; спросил, можно ли нарисовать портрет. Смеющаяся, коротко постриженная девица (что-то в ней было неприятное) сидела на подвесных качелях, вытянув вперед полные ноги. Легкий белесый туман от контрового солнечного света съел кое-какие мелкие детали по краям снимка.
– Это мама, – сказал Владик.
– Фотография та еще, – пожаловался Короб. – Глаза сломаешь. На когда надо?
– А когда вы сможете?
– Да хоть завтра. Но это если все дела отложить… сам понимаешь.
– Завтра.
Покачав головой, поторговав минуту-другую озабоченным лицом, Короб назначил цену – сто долларов. Растерянно улыбаясь, Владик потер ладонью об ладонь и согласился. Это были на сегодняшний день все его деньги. Почти все. Короб сразу же запросил половину. Сходив домой, Владик принес две двадцатки и десятку. Они договорились встретиться завтра в это же время, и Короб отправился к художнику Денисову, когда-то лихо рисовавшему в Городском саду портреты. Он предложил Денисову десять долларов. Относительно трезвый художник потребовал двадцать. «Не морочь голову, – сказал Короб. – За двадцать мне напишут маслом в двух экземплярах». На вопрос «кто такая?» ответил: тетка, сестра отца, а портрет – подарок к юбилею. Давать аванс наотрез отказался, зная, чем это может закончиться. Отказ разозлил Денисова, и он, согласившись на работу, в сердцах решил ее не делать, чтобы подвести Короба, однако продержался в этом намерении недолго, и к назначенным шести часам следующего дня портрет был готов. Глянув на него, Короб ахнул. Он как-то совсем упустил из виду, что Денисов в Городском саду кроме портретов рисовал шаржи. И сейчас перед ним был… Хотя, нет. В том-то и дело. Никакой это был не шарж. Это был очень выразительный портрет молодой женщины, в которой Короб при первом взгляде на фотографию мимоходом отметил что-то неуловимо неприятное. А вот у Денисова оно, похоже, вызвало такой интерес, что сквозило теперь во всем: в повороте головы, в широком оскале, в игривом прищуре… В итоге получилась то ли шалава, то ли ведьма, а скорее и то и другое вместе. Еще и вывел это личико на весь лист. «А где качели?» – едва сдерживаясь, чтобы не заорать, спросил Короб. Денисов не ответил. Натолкнувшись на его каменный взгляд, Короб решил не продолжать. И поступил благоразумно. Денисов по опыту знал: любые разговоры у готовой работы заказчик заводит с одной целью – заплатить меньше. Рассчитайся, потом говори что хочешь. Поэтому, услышав про качели, он вместо ответа только крепче сжал в кармане халата маленькую наковальню из детского слесарного набора, когда-то подаренного сыну, теперь жившему в Америке и за столько лет не сделавшему не единой попытки связаться с отцом, а ведь парню уже семнадцать. Это он как бы на моей тетке за аванс отыгрался, козёл, подумал Короб и, сатанея от мысли, что его собственная дурость может обойтись ему в пятьдесят, а точнее, в шестьдесят долларов, молча расплатился. Ладно, успокаивал он себя, жизнь завтра не кончается, как-нибудь сочтемся.
Едва закрылась дверь за Коробом, Денисов схватил со стола деньги, чтобы бежать в магазин. О том, что нужно переодеться, ему напомнила больно толкнувшаяся в пах наковальня сына, увезенного в Америку полоумной матерью, и с тех пор… «Не только, полоумной, но еще и кое-кем покалеченной», – как обычно вмешался постоянный слушатель. «Да, покалеченной», – как обычно согласился Денисов, и на этом тема сыновнего равнодушия в очередной раз была закрыта. Трудясь над портретом, он ломал голову, как потратить гонорар. Уставший от аптечных настоек и паленой водки в наливайках вокруг Привоза, он решил устроить себе праздник. На эти деньги можно было купить три бутылки казенки и нормальную закуску или одну бутылку средненького коньяка. Пришло время определиться. Ему очень хотелось коньяка. Сколько его разного было выпито в Городском саду, на крымских набережных, на Андреевском спуске, эх! Очень хотелось, очень. Денисова даже на некоторое время увлекла бредовая фантазия, что, попив коньяка, он просто физически не сможет вернуться к прежней гадости, да и вообще больше не сможет пить ничего другого, а это уже серьезный повод начать новую жизнь, в которой коньяк в доме будет всегда. В общем, коньяку хотелось до безумия. А чем еще, если не безумием, было отказаться от полутора литров хорошей водки с хорошей закуской?
Два раза по дороге Короб останавливался, чтобы посмотреть на портрет. Ну вот зачем надо было связываться с Денисовым, художников, что ли, мало в городе? Ведь полный же отморозок, однажды чуть не забивший насмерть бывшую жену и окончательно свихнувшийся после того как был вынужден, чтобы не сесть в тюрьму, дать ей разрешение на вывоз ребенка. Вот он и выпустил, пользуясь случаем, всех своих демонов. И что теперь? С каким лицом Короб сейчас должен втюхивать эту блудницу вавилонскую её сыну? Владик, конечно, овощ, но как бы он не пришел в себя от такого зрелища.
Столь сильного предваряющего выпивку волнения Денисов не помнил: сердце так и ходило ходуном. Нежно чпокнув, пробка вышла из бутылки и, как живая, выпрыгнула из руки. Денисов отодвинулся вместе со стулом и склонился набок, выглядывая ее под столом. Наклоняясь ниже, на секунду замер, и упал головой в пол. Соседи обнаружили его на следующий день, ближе к вечеру – после обеда подул шквалистый ветер и сквозняком распахнуло настежь незапертую дверь; открытый коньяк закрыли и отложили на поминки.
«Йес!», отсалютовал про себя Короб, когда лицо Владика, развернувшего рисунок, перекосило от восторга и умиления. Именно такой, яркой, пышущей весельем, он мать и представлял. И не надо больше всматриваться в фотографию, всё само бросается в глаза. Он попросил Короба расписаться, вот здесь, внизу. Поглядев на портрет со своей подписью, Короб решил сделать копию – мало ли, вдруг пригодится. За недавние опасения стало даже неловко – портрет-то неплохой. Это нервы, решил он, и повел Владика в ближайший копировальный центр.
На следующий день, в субботу, Короб познакомился возле Нового базара с двумя учительницами младших классов из Ананьева, так они представились. Славно посидев с ними в заведении, Короб пригласил их к себе. Пока шли по Торговой, он размышлял о преимуществах жизни в Одессе: а вот смог бы какой-нибудь житель Ананьева его возраста с такой же легкостью и при тех же минимальных затратах затащить в койку двух вполне кондиционных, или, как писали в старых романах, весьма недурных собой, одесситок? Вопрос риторический. Да и что им, недурным, делать в том Ананьеве?
Дома Короб предложил разместиться в спальне на ковре между окном и кроватью. Он принес бокалы, разлил вино и выставил на середину подсвечник с зажженной свечой. Осталось выбрать музыку. Стоя у деревянного стеллажа, Короб попутно рассказывал о достоинствах винилового звука. Перебирание пластинок с краткой лекцией о виниле было своего рода ритуалом, в финале которого на вертушку лег старый добрый Крис Ри. Звонко чокнувшись, выпили за любовь. Потом все трое, потянувшись к свече, закурили. Короб уже собирался погасить верхний свет, как вдруг крепко задумался. Одна из учительниц, показывая другой вчерашнюю копию, спросила, что за женщина изображена на рисунке. Короб послушно перевел взгляд на портрет и не смог вспомнить, кто это. Он даже протянул руку, чтобы щелчком включить внезапно отказавшую память, но запутался в пальцах. Из конца в конец меркнущего сознания проплыла разом всё объясняющая и тем самым освобождающая от всех дальнейших забот мысль о том, что он слишком долго стоял к ним спиной. Где, к кому и зачем он стоял спиной, выяснить не удалось. Отчасти потому, что слова, которыми он думал, еще на подходе теряли смысл (так, он с трудом вспомнил, что «клофелин» это название песни. Песни?.. А что такое – «песни»?). В этом было что-то забавное и одновременно умиротворяющее…
…«Он вообще живой?» – испуганно прошептала лазавшая по карманам Короба девица. Та, у кого она спрашивала, стояла, смотрела, но прикасаться боялась. Делая это второй раз в жизни, она от волнения, кажется, переборщила с дозой.
Большая сумка со всякой всячиной, от соковыжималки и тостера до джинсов и белья, стояла у дверей. Деньги нашли в кухне под телевизором. Бумажник с небольшой суммой лежал в прихожей рядом с ключами. В карманах ничего, кроме зажигалки, платка и жевательной резинки, не было. На выходе, пропустив вперед подругу с сумкой, отравительница ринулась в спальню и переставила горевшую как ни в чем не бывало свечу с ковра на нижнюю полку стеллажа между пластинками; пометавшись из стороны в сторону, легкое желтое пламя остановилось и, чуть приплюснутое верхней стенкой полки, продолжило ровное горение.
…Незадолго до полночи, как раз в ту минуту, когда машина с телом Короба, сраженного ударной дозой клофелина и добитого продуктами горения поливинилхлорида, въезжала во двор морга в Валиховском переулке, где с вечера лежал художник Денисов, в своей комнатке на короткое время очнулся от сна Владик. На столе, подсвеченный сбоку светильником с электронными часами, стоял портрет, уже в рамке и под стеклом. Рядом стояла ваза с желтыми и красными тюльпанами.
Сон был приятным. Да и не мог быть другим, поскольку стал продолжением приятных мыслей, которые тут же вернулись. Как же удивительно всё сложилось к этому дню: как вовремя он нашел могилу, как удачно, суток не прошло, встретил художника, и как тот сразу взялся за портрет. Словно ему подсказывали: Владик, иди туда-то, делай то-то, обратись к тому-то... Как будто он все это время был не один. Как не был один и сейчас. И дальше не будет. Владик чувствовал, что опять засыпает, и не было никаких сил сопротивляться. Однако же продержался, дотянул до момента, когда на часах выскочило четыре нуля, и, возвращаясь в свое счастливое забытье, уже с закрытыми глазами прошептал: «С днем рождения, мама…»
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Они сидели в баре..как всегда.

Среда, 02 Августа 2017 г. 19:32 + в цитатник
Они сидели в баре..как всегда.
Вели беседы под пивца бокал.
«Твоя не достает нас, как тогда.
Зачет тебе! Смог. Перевоспитал.
Как вспомню, смс за смс.
Звонки с ее извечным «А ты где?»
Теперь такая тишина…прогресс.»

«Зато твоя..по каждой ерунде.
Смотри, снова звонит.» Тот молча встал.
И стал ей терпеливо отвечать:
«Ну, что за бред? Я твой. Не загулял.
Я в бар зашел с друзьями потрещать.
Чего ты плачешь? Только ты нужна!
Мне с головой тебя одной хватает.
Друзья важны..но ведь и ты важна.
Я скоро..вон друзья все в такт кивают.»

А третий, что свободен, засмеялся.
И весело сказал: «Ух!..Как ревнует!
С такой наверно я б не расставался.
Она скучает, ждет тебя, тоскует.
Пока она звонит, переживает
— ты нужен ей! И сразу видно..любит.»
«Скандал на ровном месте раздувает!»
«Так радуйся…пусть лучше так и будет.»

А первого вдруг стали грызть сомнения:
«Не виделись неделю…ни звонка!
Ни одного..как раньше..сообщения.»
И телефон нащупала рука.
Набрал ее: — Привет. Обиду точишь?
Не пишешь, не звонишь.Сейчас приеду.
— Не надо. Спать хочу. Спокойной ночи.
— Устала? Тогда завтра жди, заеду.



Она вздохнула, а потом сказала:
— Я буду занята, не заезжай.
— Да..что с тобой? — Я от тебя устала.
— Нет..нет!..Я выезжаю, открывай.
Он на ходу с друзьями попрощался.
Вдруг стало не до пива, не до смеха.
На всех парах по переулку мчался.
От мыслей в голове чуть мозг не съехал.
Она открыла..встретились глазами.
Такая же….но что то изменилось.
— У тебя кто-то есть? Кто между нами?
— Нет никого. Я просто научилась:
не ждать, не плакать, не переживать.
Звонить..и то уже не вижу смысла.
Забыл?..плевать..ложусь пораньше спать.
(и между ними тишина повисла)
— Ты разлюбила? — Нет..еще люблю.
Навязываться — хуже одиночества!
Лезть вон из кожи больше не хочу.
И с каждым днем звонить все меньше хочется.

Он взвыл..и стал трясти ее за плечи.
— Ревнуй!..кричи!..пиши!..звони и дальше!
— Не буду..не хочу. Так проще..легче.
Я больше не люблю тебя как раньше..
Не злитесь, когда женщина кричит.
Звонит, ревнует и переживает.
Вы бойтесь, когда женщина молчит.
Так в основном..любовь и умирает!
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

ЗАПОЗДАЛАЯ любовь

Суббота, 08 Июля 2017 г. 15:43 + в цитатник
Запоздалая любовь
Геннадий Коган
К вечеру, когда спадает летняя жара и воздух наполняется приятной прохладной свежестью, становится легче дышать и люди, живущие рядом с морем, целыми семьями устремляются к Средиземному морю и гуляют там по набережной, наслаждаясь вечерней прохладой. Под присмотром родителей маленькие дети катаются на велосипедах, а пожилые люди сидят на скамейках и отдыхают от летней дневной жары. Некоторые молодые люди купаются в тёплой морской воде, которая нагревается до плюс тридцати градусов по Цельсию.

Мы с женой тоже собрались посидеть у моря на нашей скамейке и подышать перед сном свежим, прохладным воздухом. Но вдруг она вспомнила, что ей нужно догладить бельё, которое она отложила ещё до ужина. Она сказала, что придёт позже на наше место и я один пошёл к морю.

На набережной, как всегда, было много людей. Под навесом беседки, в свете ночных фонарей, собрались любители шахмат и проводили шахматные сражения. Немного дальше сидела компания молодых людей на траве и жарила в мангале шашлыки. Море было спокойное и маленькие волны, которые бежали друг за другом, с нежностью ласкали тёплый песок на берегу.

Подойдя к " нашей " скамейке, я увидел, что на ней сидела молодая, красивая женщина и тихо плакала. Присев на краю, я заметил, что она плакала как-то не так, как обычно плачут люди, которых обидели. И хоть её глаза были мокрые от слёз, они светились какой-то радостью и было видно, что она чем-то очень взволнована, но её глаза выражали блаженство и счастье.

На всякий случай я поинтересовался, может кто обидел её и она нуждается в помощи. Женщина вытерла платочком слёзы у глаз и, улыбнувшись счастливой улыбкой, тихо сказала, что плачет не от горя, а от счастья, которое к ней пришло этой весной так неожиданно.

Было заметно, что ей самой хотелось поделиться своими чувствами с кем-то и я оказался тем первым человеком, с кем она решила поделиться своим счастьем и поведала мне удивительную историю своей жизни и запоздалой любви, которую я сейчас вам расскажу, конечно, с её согласия.

Она не спросила моего имени, а я не спросил у неё, но мне было приятно, что незнакомая женщина доверилась мне и просто называла меня - незнакомый и добрый друг. У неё был очень приятный голос, а красивая улыбка делала её ещё обаятельней. Она начала рассказывать историю своей жизни издалека.

Когда я вышла замуж, мне было 22 года. Первое время всё было замечательно в нашей супружеской жизни. Через 10 месяцев у нас родилась девочка. Я и мой муж были счастливы. Но наше счастье не было долгим. Через полгода я стала замечать, что он как-то изменился. Стал холоден, начал грубить, стал поздно приходить домой и неделями не хотел иметь близости со мной. Позже я узнала, что у него появилась другая женщина, с которой он проводил всё свободное время. Мне было очень больно, ведь я его так сильно любила и верила, что он моя единственная любовь и мы будем жить вместе всю жизнь одной дружной семьёй. Между нами произошёл откровенный, тяжёлый разговор и я ему сказала, что так больше жить я не могу. Пусть он сделает выбор сам. И он свой выбор сделал. Собрал свои вещи и ушёл, оставив меня одну с маленькой дочкой на руках. Мне было очень тяжело. Родителей своих я не знаю - выросла в детском доме. Когда мне было 19 лет, мне сказали, что нашлась моя бабушка и я переехала жить к ней. Но она прожила не долго, так как очень болела. Она умерла, когда мне исполнилось 20 лет. Но бабушка успела сделать завещание на меня и квартира перешла нам с дочкой, в которой я живу по сей день.

С тех пор прошло 12 долгих и тяжёлых лет. Я работала, растила дочку и о своей личной жизни не думала. Всё свободное время уделяла дочке. Сейчас она уже перешла в 6-й класс и радует своими отметками и поведением. С детства помогает мне во всём. И вот теперь я подошла к самому главному, что сейчас должно изменить всю мою жизнь. Эта удивительная история произошла осенью прошлого года. Несчастье, которое произошло со мной, помогло мне найти новую любовь и я поняла, что есть на свете настоящая любовь, хоть и запоздалая. И теперь я знаю, что и в 35 лет можно любить и быть любимой тоже.

Женщина на минуту прервала свой рассказ, вытерла платком слёзы и, тяжело вздохнув, продолжила дальше рассказывать свою удивительную историю жизни и новой любви.

Однажды, в один из осенних дней, когда с утра моросил дождь, как обычно я торопилась на работу. Перед работой мне нужно было успеть проводить дочку в школу, а потом бежать на остановку троллейбуса, чтоб добраться вовремя на работу. Я поцеловала дочку и побежала к остановке. Я видела, что на сфетофоре горел зелёный свет, но пока я добежала до перехода, сфетофор уже начал переключаться на красный свет. Я думала, что успею перебежать, пока ещё машины не трогались с места и побежала не по самому переходу, а наискосок, чтобы срезать путь к остановке троллейбуса. Но не успела я пробежать и половину пути, как услышала громкие звуки сигналов машин, скрип шин и визг тормозов. Потом я больше ничего не слышала и не помнила.

Очнулась я уже в больнице. Увидела, что в моей палате сидел какой-то незнакомый мужчина и дочка. Дочка сидела у кровати и держала меня за руку, а мужчина улыбнулся и сказал, что очень рад, что я пришла в себя и осталась жива. Тогда я ещё ничего не понимала, но была рада видеть свою дочку. Уже потом мне рассказали, что произошло и как этот мужчина, под колёса машины которого я попала, привёз меня в больницу без сознания, где мне сделали вовремя операцию и спасли мне жизнь. Я долго пролежала в больнице и всё это время этот незнакомый мужчина помогал мне и моей дочке. Так мы с ним познакомились. Потом был суд, но его оправдали. Ко мне в больницу приходил следователь и я ему подтвердила, что сама была виновата в дорожном происшествии.

Когда меня выписали из больницы, мужчина часто приходил к нам в гости и помогал нам в быту. Мы подолгу проводили все вместе вечера в интересных разговорах и играх с дочкой. Он рассказал, что ему 38 лет, что давно развёлся с женой и живёт один, что детей у него нет. Через какое-то время я стала замечать за собой, что стала каждый вечер ждать его с большим желанием общаться. Он мне очень понравился, но я ему ничего не говорила. И вот однажды, когда я уже полностью выздоровела и начала снова ходить на работу, он признался мне в любви и предложил выйти за него замуж. Мне очень понравилось, как он красиво это сделал. При мне у моей дочери он попросил моей руки, подарив нам по большому букету красных роз. Я так волновалась в тот момент, боясь, что дочка откажет, но она улыбнулась ему и мне и, сразу согласившись, поздравила нас. Я была на седьмом небе от счастья и тоже дала согласие на нашу свадьбу. Он достал из сумки шампанское, торт и две полуторалитровые пластиковые бутылки Пепси-Кола для дочки и нас. Мы с дочкой были в восторге. Нам назначили свадьбу через два месяца. Уже осталось ждать всего одну неделю. К морю я пришла, чтоб попрощаться со своей старой жизнью и поблагодарить судьбу и Бога, что подарил мне такое счастье. Оказывается, что любить и быть любимой можно в любом возрасте. Главное, нужно встретить своего человека, свою вторую половинку.

Я очень вам благодарна, мой добрый и незнакомый друг, что так терпеливо выслушали мою историю жизни и историю запоздалой любви. Огромное спасибо, что я смогла сегодня высказать всё, что было у меня на душе. И сейчас, почему-то моему сердцу и моей душе стало намного легче. Я очень рада, что мои воспоминания так вас заинересовали.

Я слушал эту милую женщину с большим волнением и думал, как же много всего плохого и хорошего выпало в её такой короткой жизни. Искренняя и неподдельная радость, которая светилась в её счастливых глазах оттого, что она наконец-то встретила свою вторую половинку, придавала ей новые силы и было видно, что она сделает всё, чтобы сохранить своё счастье, свою любовь и свою новую семью.

Я не хотел ей больше мешать. Пусть она останется на некоторое время одна наедине с Богом и попрощается со своей старой жизнью, чтоб начать снова новую и интересную жизнь с новой семьёй и новой запоздалой, но сильной любовью.

Мы попрощались, я ей пожелал здоровья, большой любви, крепкого семейного счастья и благополучия в семье.

Вдали я увидел свою жену, которая спешила ко мне на " нашу " скамеечку. Я поспешил ей навстречу, чтоб не беспокоить милую и счастливую женщину. Мы медленно шли по набережной, чтоб отыскать свободную скамейку и провести у моря пару часов перед сном.

Прошло несколько лет. Мы с женой сидели вечером на " нашей " скамеечке на набережной и наслаждались, как обычно, вечерней прохладой, которая наступила после летнего жаркого дня. Море было спокойным. Морские волны всё также тихо бежали друг за другом и нежно ласкали тёплый песок берега. Мимо нас медленно прогуливались семейные пары со своими детьми. В этот вечер всё было, как всегда. Но мне повезло, я заметил на набережной нечто такое, что этот вечер стал особенным. Среди гуляющих пар я вдруг увидел ту самую женщину, с которой несколько лет назад я разговаривал на этой скамейке. Она держала за ручку малыша, улыбаясь рядом с ней идущему мужчине, который не спеша катил коляску, из которой
доносился громкий плач ребёнка, а рядом с ним шла молодая девушка лет шестнадцати и я услышал, как она обращаясь к нему, называла его папой. Я невольно улыбнулся, радуясь, что у этой женщины всё так удачно сложилось в жизни и теперь, видя её счастливой и улыбающейся, я мысленно пожелал этой замечательной семье счастья и любви на долгие годы.

29.06.2017
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Мы платим душой.

Пятница, 23 Июня 2017 г. 17:45 + в цитатник
Мы платим душой.
За каждое в жизни мгновение,
За всё, что в сердцах совершим:
Жестокость, обиду и мщение
Мы платим частичкой души.
За горе, за беды. за слёзы,
За боль от разлуки большой,
За грех, за наивные грёзы
Мы платим своею душой.
За подлость, за ложь и измену,
За страсти безумной полёт,
За жажду к крутым переменам
Душой производим расчёт.
С годами придёт пониманье,
Что уж утомилась она.
Прощая, всё ждёт покаянья,
Любовь и надежду храня.
Прекрасно, что с нами взрослея,
Но суд ни над кем не верша,
Волнуясь за всё, не старея,
Становится мудрой душа.
ГЕННАДИЙ КОГАН
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Живут два одиночества

Суббота, 10 Июня 2017 г. 21:04 + в цитатник
Живут два одиночества,

В одной постели спят.
Любви уже не хочется,
О ней не говорят.
Давно угасла страсть,
Привычно всё в быту.
А ведь ещё не старость,
Но и не спится поутру.

Уже и дети повзрослели,
И годы лучшие прошли.
Так в одиночестве старели
Она и он в кругу семьи.
Ведь не о том они мечтали,
И жизнь прошла совсем не так.
Но чувства где-то растеряли,
Да разлучил судьбы зигзаг.

Одна дорожка разошлась,
На две тропинки одиноких.
Любовь исчезла,с нею страсть,
Осталась память дней далеких.
Осталась ниточка одна,
Что держит вместе эти души.
Детей взрослеющих судьба
И боль терзающая пуще.

Чего-то в жизни не успели,
О чём мечтали-не сбылось.
Чего-то большего хотели,
Но видно,что-то не срослось.
Замкнулся каждый сам в себе,
Заветное своё скрывая.
И жизнь пошла по колее,
Лишь безысходность умножая.

Лишь на взаимоуважении
Очаг теплится,еле тлея.
Скрывая боль и раздражение,
О главном вымолвить робеют.
Со стороны - дружна семья,
И будто бы у них всё гладко.
Заботлив он,нежна она!
Да только счастье это шатко.

Живут два одиночества,
В одной постели спят.
Любви уже не хочется,
О ней не говорят...
(Королев Александр)дной постели спят.
Любви уже не хочется,
О ней не говорят.
Давно угасла страсть,
Привычно всё в быту.
А ведь ещё не старость,
Но и не спится поутру.

Уже и дети повзрослели,
И годы лучшие прошли.
Так в одиночестве старели
Она и он в кругу семьи.
Ведь не о том они мечтали,
И жизнь прошла совсем не так.
Но чувства где-то растеряли,
Да разлучил судьбы зигзаг.

Одна дорожка разошлась,
На две тропинки одиноких.
Любовь исчезла,с нею страсть,
Осталась память дней далеких.
Осталась ниточка одна,
Что держит вместе эти души.
Детей взрослеющих судьба
И боль терзающая пуще.

Чего-то в жизни не успели,
О чём мечтали-не сбылось.
Чего-то большего хотели,
Но видно,что-то не срослось.
Замкнулся каждый сам в себе,
Заветное своё скрывая.
И жизнь пошла по колее,
Лишь безысходность умножая.

Лишь на взаимоуважении
Очаг теплится,еле тлея.
Скрывая боль и раздражение,
О главном вымолвить робеют.
Со стороны - дружна семья,
И будто бы у них всё гладко.
Заботлив он,нежна она!
Да только счастье это шатко.

Живут два одиночества,
В одной постели спят.
Любви уже не хочется,
О ней не говорят...
(Королев Александр)
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Единожды солгав...

Среда, 31 Мая 2017 г. 00:18 + в цитатник
Единожды солгав...
Лариса Финкель
Единожды солгав, вернулся ты на поле брани,
Эх, знал бы ты тогда, мой дорогой, заранее…
То, вряд ли захотел бы, сжечь любви огарок:
Он грел еще… и был красив и ярок!

И душу вынув, мерзко растоптал…
Ты жизнь мою тогда, поверь, украл!
Весь грех…на мне лишь отражался,
О! Как ты, милый, изощрялся…

Ты лез тогда - из кожи вон,
Не плач я слышала… а стон:
«Все ошибаться могут…я не исключенье!»
Лишь для меня, тогда настало озаренье:

Не сохранить того, чего уж нет,
Ты помнишь, как давали мы обет?
Не расставаться, а любить до гроба,
И кровью расписались тогда оба…

))))

Единожды солгав, врать будет вечно,
Все потому, что ложь: игра беспечных!


© Copyright: Лариса Финкель, 2012
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Ефильм Закадрович, или Совесть театра

Среда, 24 Мая 2017 г. 20:33 + в цитатник
Ефильм Закадрович, или Совесть театра. 105 лет назад родился известный советский актер театра и кино Ефим Копелян 0
BY РЕДАКЦИЯ САЙТА ON 04.04.2017 КУЛЬТУРА
medium_cf44a136935d9e310e7dcbb3fc71c644В 1957 г. на студии «Армен­фильм» решили снять картину о революционере Камо. Начали искать актера на главную роль, но требовательные режиссеры (их было два) отвергали одну кандидатуру за другой. Кто-то из ассистентов вспомнил о фильме «Пролог», где одну из главных ролей великолепно сыграл ленинградский актер Ефим Копелян. Решили попробовать его, однако выяснилось, что он не армянин, а чистокровный еврей.

Почему вы так похожи на китайца?

Казалось бы, какие проблемы, но из местного ЦК раздался окрик: «Роль армянина-революционера должен играть только армянин!». Поиски возобновились, и Ефима Копеляна заменили на Гургена Тонунца, которого нашли… в Кустанайском драматическом театре.
originalДруг Копеляна, актер и режиссер Арам Карапетян, вспоминал, что однажды спросил «неудавшегося Камо», откуда у него такая странная фамилия. Он ответил:
– Вероятно, мои предки носили фамилию Каплан, но для евреев существовала черта оседлости. Чтобы ее избежать, стали называться Копелянами. А впрочем, Б-г его знает почему.
– И у тебя совсем нет армянской крови? – спросил Карапетян.
– Ни капли, – улыбнулся Ефим.
– Ни со стороны родителей, ни со стороны бабушек и дедушек? – допытывался неугомонный Арам.
Копелян рассмеялся:
– Знаешь, наш разговор напомнил мне один анекдот. В поезде едут еврей и китаец. Еврей спрашивает китайца: «Скажите, вы случайно не еврей?» – «Нет, я китаец». – «А папа ваш не еврей?» – «Нет, папа тоже китаец». – «А мама?» – «И мама китаянка». – «Ну, тогда, может, отец мамы был еврей?» – с надеждой спросил попутчик. Китайцу все это надоело, и, чтобы отделаться от назойливых вопросов, он воскликнул: «Да, да, я еврей!» – «Что вы говорите?! – удивился еврей. – А почему тогда вы так похожи на китайца?»

«Музыкант» и «скрипка»

Сын Залмана Давидовича и Маши Мордуховны Копелян из забытого Б-гом небольшого белорусского местечка Речица не был похож на китайца. Он, как вы понимаете, был чистокровным евреем (чего, кстати, никогда не скрывал) по факту рождения, что не помешало ему поступить в Ленинградскую Академию художеств: молодой провинциал собирался стать архитектором, а не актером. Но случилось то, что случилось. Не знаю, какой бы архитектор получился из Копеляна, но актер из него вышел прекрасный.
Как известно, человек предполагает, а Б-г располагает. Поддавшись уговорам приятеля, 17-летний юноша бросил Академию и поступил в студию при Большом драматическом театре, тем более что какой-никакой театральный опыт у него был – студент подрабатывал в массовых сценах в спектаклях того же БДТ.
8212a4e2676fa2e20901680a5ae33b42Тогдашний главный режиссер театра Константин Тверской обратил внимание на талантливого студийца и через некоторое время доверил ему роль лорда Грея в спектакле «Жизнь и смерть короля Ричарда III». От учебной студии до профессиональной сцены молодому Копеляну оставался всего лишь шаг, и он его сделал, став в 1935 г. артистом БДТ.
Но поначалу все складывалось не совсем удачно. До войны Ефима занимали в эпизодических ролях, после – давали роли «неположительных» героев, и он мог бы так и остаться одним из многих игравших на этой сцене, если бы… Если бы не Георгий Товстоногов, при котором и взошла звезда Ефима Копеляна.
Товстоногов взял умирающий театр в 1956 г., вернул его к жизни, обновил репертуар, труппу, естественно, привнес свои принципы работы и с актерами, и с драматургами. И через непродолжительное время превратил БДТ в один из лучших театров страны. При нем Копелян стал одним из ведущих актеров БДТ. Новый главный разглядел в актере то, чего не замечали другие режиссеры, использовавшие его в одном и том же отрицательном амплуа. Он увидел в нем актера-художника – яркого, выразительного, способного создавать глубокие и неоднозначные сценические образы. Хорошего режиссера можно сравнить с музыкантом, талантливого актера – с инструментом. Например, скрипкой. Товстоногов был не просто хорошим режиссером, он был режиссером выдающимся. Копелян был не просто рядовым актером, он был актером одаренным. «Музыканту» оставалось только извлечь мелодию из «скрипки», чтобы она зазвучала так, как ему это было надо. Товстоногов извлек – и Копелян «зазвучал». И стал играть самые разные роли: главные и эпизодические, романтические и героические, трагические и комические – от Эрнесто Рома в спектакле «Карьера Артуро Уи» до Саввы Морозова в «Третьей страже». Товстоногов занимал его и в классическом репертуаре, и в современном, во всех своих лучших спектаклях – «Горе от ума» (Горич), «Три сестры» (полковник Вершинин), «Я, бабушка, Илико и Илларион» (Илларион), «Пять вечеров» (Ильин).
Копелян был актером характерным, мог с одинаковым блеском сыграть героя-любовника, героя-злодея, героя-короля и героя-лакея. Товстоногов использовал все его актерские данные в полную силу. Оба были мастерами, и оба нашли друг друга.
Как ни странно, кинематографическую известность и славу Копеляну принес… голос, хотя в кино он снимался с начала 1930-х. Но… Когда летом 1973 г. на ТВ демонстрировался сериал Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны», улицы городов пустели, и (не преувеличиваю) все население Советского Союза приникало к экранам телевизоров. В главной роли снимался Вячеслав Тихонов. Ефим Копелян читал текст от автора. Снимались там и другие замечательные актеры. Но только о «закадровом» Копеляне тогдашняя критика писала, что он может в равной степени разделить успех Тихонова–Штирлица, более того – успех фильма.
Татьяна Лиознова вспоминала: «Я позвонила в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его прочитать авторский текст. Работать с ним было наслаждением… Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит…».
А другой участник съемочной группы рассказывал, что когда Копелян приезжал на съемки, то говорил: «Я у вас не Ефим Захарович, а Ефильм Закадрович – я же все время за кадром». Это был не первый случай, когда Копелян озвучивал текст, но единственный, который сделал его знаменитым на всю страну. Не каждому это дано.
efim-kopelyan-intervenciyaКопелян много снимался в кино. Играл самые разные роли, самого разного диапазона. В 1958 г. режиссер С. Васильев снял масштабный историко-революционный фильм «В дни Октября» по книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Фильм получился слабым, но этот «мелкий» недостаток искупало первое появление на экране фигур таких большевиков, как Троцкий, Зиновьев и Каменев, ходивших при Сталине в «бандитах и убийцах». Они и в этом фильме не были показаны «белыми и пушистыми», но сам факт возникновения из небытия этих революционеров был весьма значительным и важным для жизни общества. На роль главного «злодея» режиссер пригласил Копеляна, и Копелян в силу своего таланта успешно справился с ролью «политической проститутки» «иуды Троцкого» (по определению Ленина). А в 1965 г. в фильме В. Чеботарева «Как вас теперь называть?» он сыграл роль немецкого полковника Кольвица.
За полковником последовал Бурнаш в самом популярном советском приключенческом фильме 1960-х «Неуловимые мстители», затем – генерал Сергеев в дилогии «Ошибка резидента» и «Судьба резидента», Свидригайлов в картине «Преступление и наказание», Бобруйский-Думбадзе в «Опасных гастролях», доктор Дорн в чеховской «Чайке» и другие. Диапазон, как и в театре, был широк и почти безграничен, режиссеры это знали и наперебой звали актера в свои картины – ежегодно Ефим Копелян снимался в пяти-шести фильмах, а за всю свою карьеру в кино сыграл более чем в 80 фильмах и никогда не стыдился того, что сделал в кино.

Совесть театра

Звезда Копеляна закатилась 6 марта 1975 г. Он сумел выкарабкаться из первого инфаркта, второй же оказался роковым.
0_14a595_a22b6a6c_origЖена, актриса Людмила Макарова, вспоминала, что в этот день навестила супруга в больнице: «Он был бледен, но ни на что не жаловался. В больнице было довольно холодно, неуютно, и я ему сказала: «Слушай, поедем домой, хватит тебе здесь лежать». Он ответил: «До конца лечения немножко осталось, я доживу здесь, сейчас пообедаю, отдохну». Я передала ему теплые ботинки, поменяла белье. И он пошел провожать меня на автобусную остановку. Это было в три часа дня… Вечером… возвращаюсь домой, а у подъезда – почти вся труппа и врач наш из БДТ. Говорит осторожно: с Фимой хуже стало. Тут я глянула на Стржельчика. Он стоял молча, весь какой-то… И я все поняла…».
Последней ролью, которую Копелян сыграл на сцене, была роль Тулупова в спектакле «Три мешка сорной пшеницы» по В. Тендрякову. В БДТ актер проработал 43 года. Не изменив ни себе, ни театру. За два года до смерти его удостоили звания народного артиста СССР, через год после смерти – присвоили Государственную премию РСФСР за работу в фильме «Семнадцать мгновений весны».
Его похоронили на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петербурге. На могиле установили памятник – гранитную стелу с древнегреческой театральной маской. На камне выбита надпись: «Ефим Копелян».
Когда Копелян умер, Товстоногов сказал: «Из театра ушла совесть».

Геннадий ЕВГРАФОВ
«Еврейская панорама», Берлин

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Двуликие

Суббота, 13 Мая 2017 г. 09:07 + в цитатник
Двуликие
Геннадий Коган
Я не люблю завистливых лжецов,
Что льстят в глаза красивыми словами
И тут же вместе с кучкой подлецов
Плюют мне в душу за спиною сами.

Я не люблю, когда моих друзей
Завистливые люди обижают,
Не понимая истинных вещей,
Они себя тем самым унижают.

Я не люблю с двойным лицом людей,
Двуликим Янусом слывут такие,
Клевещут тайно на своих друзей,
Как будто в жизни им они чужие.

11.04.2017
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

О любви. Зигзаг

Суббота, 29 Апреля 2017 г. 10:11 + в цитатник
О любви. Зигзаг
Вера Маленькая
- Убегаешь? Убегай!

Женщина кричит, захлебываясь, в истерике, путая слова. Мужчина спокойно собирает сумку. Месяц пылкой любви. Тысячи нежных и страстных слов. Дурман объятий. Казалось, навсегда, а он собирает сумку.

- Постой! - жалобно просит она. - Вспомни самое лучшее во мне.

- Не унижайся, - бесстрастно говорит он.

Он идет по шумной, веселой улице. Вот кафе, можно в него заглянуть. Вот красивая девушка. Можно познакомиться. А небо такое ясное. Можно выпить с девушкой кофе. Сесть вместе с ней в самолет и уехать к морю. Плавать. Ни о чем не думать, гладить ее упругую кожу, окунувшись в теплую соленую воду, дурачиться.

- Девушка, хотите к морю?

- К какому? - деловито спрашивает она.

- Можно к Красному, можно к Черному, - смеется он и идет дальше.

Вот троллейбус. Старый родной троллейбус. Он довезет до дома. И мама спросит: «Что же ты не звонил, сынок?» Он потрется о родную щеку и наврет:

- Такая уж серьезная была командировка. Но я чувствовал, что у тебя все в порядке.

А вот телефон-автомат. Можно позвонить маме прежде, чем сесть в троллейбус. И к его приходу она разогреет обед, накроет стол кружевной скатертью.

- Ты идешь домой, сынок? - спрашивает мама. - Ну и славно. Я соскучилась. Как твой роман?

Мужчине весело:

- Тебе не соврешь, а роман кончился. Так хорошо быть свободным. Кстати, надо купить мобильник, я его потерял.

А вот дом, в котором живет друг. Можно зайти и оторваться. Выпить. Поговорить за жизнь, сыграть на гитаре или врубить шансон. Мама чуть - чуть подождет.

- Привет! - радуется друг, - я женюсь. Не успел тебе сообщить...

Можно сделать комплимент невесте друга. Поцеловать руку. Пройти в гостиную, плюхнуться на мягкий диван и тихо понаблюдать за домашней мозаикой счастья. Не будет шансона. Ну и фиг с ним! А можно сразу попрощаться и идти.

Город большой, за городом луг, лес. Можно снять легкую куртку и, раскинув руки, полежать на нежно - зеленой траве, вслушиваясь в звенящую тишину. И расслабиться... И ощутить ликование в душе, потому что жизнь прекрасна.

Можно сорвать цветок, все - равно какой, и принести его женщине - маме, невесте друга, случайной прохожей...

Он не едет за город. Не ложится на землю. Не срывает цветок... Улицы, лица, голоса, шум автомобилей... Ветер и солнце. А что еще надо? Сегодня что еще надо? Завтра он придет в офис. Серьезный и строгий. Окунется в дела, построжит подчиненных. Но это завтра.

Остро хочется терпкого гранатового сока. Это очень красиво - бокал гранатового сока в лучах солнца. Можно нарисовать, а можно сочинить песню о гранатовом цвете... О соке и цвете!

***

Женщина чистит гранат. Руки и губы измазаны соком. Уж лучше бы любить яблоки! Уж лучше бы жить тихо и просто - варить варенье, пить чай с мятой и смородиновым листом, печь пироги, а замуж выйти за спокойного, неприметного мужчину в скромной футболке. И родить детей. И быть счастливой. А этот! Этот вошел в ее жизнь так красиво, так сочно, как сок граната, а ушел просто, аккуратно собрав вещи... Выжал и оставил!

Сок струится по пальцам, капает на ковер. Сок, похожий на кровь... В узкой вазе бордовая роза, которую он подарил ей вчера вечером. Шипы укололи ладонь. Было больно... Целовал. Все вчера. Все вчера! Как ужасны расставания, истерики, боль. Лучше не любить. Не знать, как сердце обливается кровью. Кровью. похожей на гранатовый сок. Она возьмет себя в руки. И никогда больше! Ни за что! Тихий муж будет жалеть ее и лелеять и как - нибудь ласково называть - лапонькой, заинькой... Никогда больше!

***

Мужчина хмурится:

- Что за блажь? Почему так хочется гранатового сока?

Он покупает большую бутылку, пьет и морщится:

- Это не гранатовый сок. Нет!

Вот и вечер. Можно пойти к женщине, когда - то близкой. Можно остаться до утра. Но ноги ведут к другой улице, другому дому... На душе у мужчины тепло и тревожно: «Она, должно быть, чистит десятый гранат подряд. И пальцы, ладони измазаны соком, - думает он легко, как будто и не было отчаянного утреннего «Беги!» Что он такое странное ей сказал? Чужая женщина! Что за нелепость? Просто немного устал от нежности. Нежность душит, когда ее очень много.

Вот и дверь. Можно позвонить... Заплаканные зеленые глаза. Тонкие пальцы измазаны соком...

- Я твой, - торопится сказать он, - только сегодня немного сошел с ума. Прости.

Можно войти и обругать себя последними словами, а можно все обратить в шутку. Но как прикоснуться к этим дорогим рукам, чтобы они не оттолкнули?
Вера Маленькая
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Синтетический романс

Суббота, 22 Апреля 2017 г. 00:06 + в цитатник
Синтетический романс

Любовь Сирота-Дмитрова

Снова утро туманное, хмурое утро седое,
Дождь по крышам стучит, отцвели хризантемы в саду,
Журавли улетают, трубя, и грозят нам бедою,
И летят снегири (не сочтите, что это в бреду),

Облетают последние маки в саду дяди Вани,
И сударыня-речка швыряет мой маленький плот,
И дубы-колдуны что-то шепчут, как ежик в тумане,
И встают тени прошлого вновь из поганых болот.

И тревожно в груди, словно тигры у ног моих сели,
И звучат, и звучат, и умолкнуть никак не хотят
То мелодия вальса, то песня рабочей артели,
И неясные думы, как в обруч горящий, летят.

И схожу я с ума, но к врачам обращаться не стану,
Лучше лягу-прилягу - меня на заре не буди
И не сыпь, умоляю, ты горькую соль мне на рану:
Просто кончилось лето, и юный октябрь впереди.

Помнишь, вел я когда-то безумные, страстные речи
С ненаглядной певуньей - и тень наводил на плетень...
Если б снова начать!.. Ты накинь, дорогая, на плечи
Оренбургский платок, кружева на головку надень -

И открой мне калитку, прими же меня, как родного,
Вот уж окна зажглись - не томи же меня, уступи!
Я вернулся домой. Я люблю тебя снова и снова.
Что мне снег, что мне зной? Пусть хоть пули свистят по степи...
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Ни о чем никогда не жалей

Воскресенье, 16 Апреля 2017 г. 23:43 + в цитатник
Ни о чем никогда не жалей
Владислав Зарубин
Ни о чем никогда не жалей!
Только прошлое отпусти.
Если хочешь заплакать – плач,
Если хочешь кричать – кричи.

Ни о чем никогда не жалей!
Верь, что худшее позади.
Сколько было побед, неудач,
Сколько будет еще впереди…

Ни о чем никогда не жалей!
Только помни ни шагу назад!
Слезы смоют сухие дожди
И теплом пусть согреет закат.

Ни о чем никогда не жалей!
Отпусти, навсегда отпусти!
Уходя, навсегда уходи!
Знай, всегда ты на верном пути.

Растворится бессовестно ночь,
Разлетятся по ветру слова…
О былом прогоняй мысли прочь!
Не жалей ни о чем никогда!

16 апреля 2017г.
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 6 пользователям

Баллада о ласточке

Воскресенье, 09 Апреля 2017 г. 20:13 + в цитатник
Баллада о ласточке

Вставал рассвет над Леной. Пахло елями,
Простор алел, синел и верещал,
а крановщик Сысоев был с похмелия
и свои чувства матом выражал

Он поднимал, тросами окольцованные,
на баржу под названьем "Диоген"
контейнеры с лиловыми кальсонами
и черными трусами до колен.

И вспоминал, как было мокро в рощице
(На пне бутылки, шпроты. Мошкара.)
и рыжую заразу-маркировцицу,
которая ломалась до утра.

Она упрямо съежилась под ситчиком
Когда Сысоев, хлопнувши сполна,
прибегнул было к методам физическим,
к физическим прибегнула она.

Деваха из деревни, - кровь бунтарская! -
она (быть может, с болью потайной)
маркировала щеку пролетарскую
своей крестьянской тяжкой пятерней...

Сысоеву паршиво было, муторно.
Он Гамлету себя уподоблял,
в зубах фиксатых мучил "беломорину"
и выраженья вновь употреблял.

Но, поднимая ввысь охапку шифера,
который мок недели две в порту,
Сысоев вздрогнул, замолчав ушибленно
и ощутил, что лоб его в поту.

Над кранами, над баржами, над спицами,
ну, а точнее - прямо над крюком,
крича, металась ласточка со всхлип??ми:
так лишь о детях - больше ни о ком.

И увидал Сысоев, как пошатывал
в смертельной для бескрылых высоте
гнездо живое, теплое, пищавшее
на самом верхнем шиферном листе.

Казалось все Сысоеву до лампочки.
Он сантименты слал всегда к чертям
но стало что-то жалко этой ласточки,
да и птенцов: детдомовский он сам.

И, не употребляя выражения
он, будто бы фарфор или тротил,
по правилам всей нежности скольжения
гнездо на крышу склада опустил.

А там, внизу, глазами замороженными,
а может, завороженными вдруг
глядела та зараза-маркировщица,
как бережно разжался страшный крюк.

Сысоев сделал это чисто, вежливо,
и краном, грохотавшим в небесах,
он поднял и себя и человечество
в ее зеленых мнительных глазах.

Она уже не ежилась под ситчиком,
когда они пошли вдвоем опять,
и было, право, к методам физическим
Сысоеву не нужно прибегать.

Она шептала: "Родненький мой..." - ласково.
Что с ней стряслось, не понял он, дурак.
Не знал Сысоев - дело было в ласточке.
Но ласточке помог он просто так.

Евгений Евтушенко

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Театр жизни

Суббота, 01 Апреля 2017 г. 20:21 + в цитатник
Театр жизни
Геннадий Коган
Уходят многие куда-то в бесконечность,
Их забывают и не помнят никогда,
Бесследно души исчезают в неизвестность,
От них лишь остаётся только пустота.

Но каждый раз нас кто-то снова удивляет
Своими мыслями и гением своим,
По-новому на мир глаза всем открывает,
Доказывая нам, что он неповторим.

Мы все живём в театре жизни без кулис,
И лишь немногим удаётся след оставить,
Им жизнь свою уже не повторить на бис,
Но смогут всё же на века себя прославить
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Два дня осталось до весны

Суббота, 04 Марта 2017 г. 02:22 + в цитатник
Два дня осталось до весны
Геннадий Коган
Остались два последних дня зимы,
И солнце вновь согреет всех лучами,
Исполнятся заветные мечты
И радостные встречи вечерами.

В весенний день мы встретимся с тобою,
И вновь сердечко влюбится в тебя,
Я снова твоё сердце успокою,
Ведь до весны осталось лишь два дня.

Весной два сердца наших сильно бились,
Когда впервые я любовь испил,
Глаза твои в тот вечер так светились,
Как будто сам нас Бог благословил.

Как хорошо, когда весна приходит
И будоражит ум, и нашу кровь,
Но сердце знает, что с ним происходит,
Ведь в нём пылает нежная любовь.

26.02.2017
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Помидоры из Нанси

Среда, 01 Февраля 2017 г. 21:18 + в цитатник
Помидоры из Нанси
20 декабря, 2016 - 16:12
Ах какое это могло быть чудное утро, если бы не...

Веяло нежной весенней прохладой, майское солнце входили в летнюю силу, на подоконниках и балконах распускались цветы, но воздух… Воздух был пропитан тревогой. Детей на улицу не выпускали, муниципалитет и школы были закрыты, хотя многие магазины и мастерские работали, как обычно. На днях боши перешли границу и похоже, что война всё же пришла и на землю Франции. Бельгия пока сопротивляется, но Германия уже заняла и опять присоединила к себе Эльзас и все ожидали, что вот-вот боши войдут в Нанси. Напоминая майскую грозу, перекатывалась далёкая канонада, в голубой высоте то и дело, как бы постанывая, гудели самолёты, не поймёшь - может их, может французские. Никто не знал, что будет не только завтра, но даже через час. У газетных киосков толпились горожане, вслух читали утреннюю газету, обсуждали новости, строили прогнозы, спорили. Впрочем, большинство по поводу войны особого беспокойства не проявляло. Боши – хоть нация и задиристая, но культурная и большой беды от них не ждали. Можно приспособиться и под бошами жить. Не впервой.

Однако евреи Нанси думали иначе. Слухи из Германии, Австрии и Польши были тревожные. За последний год в город приехали несколько семей еврейских беженцев с востока. Они рассказывали ужасные вещи. По их словам, в Польше творилось что-то невероятное, этому верить не хотели, но всё же дыма без огня не бывает. Когда собрались в синагоге на вечернюю службу, ребе Aгонор сказал, что времени на молитву сегодня нет, всё слишком серьёзно и евреям надо немедленно уходить на юг. Когда боши войдут в город, вместе с ними войдёт беда. Все быстро разошлись по домам и стали собираться в путь.

К утру в доме доктора всё самое необходимое было упаковано в пять чемоданов – по одному на члена семьи. Доктор сказал, что билеты до Лиона уже куплены и поезд отходит ровно в полдень. Его жена и две дочки ходили из комнаты в комнату и поливали цветы в горшках, как будто уезжали всего на несколько дней. Доктор зашёл к соседу и отдал ему ключи, попросив присматривать за домом – кто знает, может война скоро кончится и семья вернётся назад. Вокзал был рядом, всего пять минут хода, а потому оставалось ещё немного времени проститься с соседями и друзьями.

Мишель, сын доктора, надел широкополую шляпу и выбежал из дома. Он пересёк улицу, перешёл через железнодорожные пути и направился к ферме, что была видна за дубовой рощицей. Вот уже почти год он подрабатывал у мсье Лабержа, местного селекционера. Старик хорошо относился к Мишелю. Ему импонировал его ум, трудолюбие и любознательность. Особенно был ему по душе талант Мишеля рисовать на него смешные и ужасно похожие шаржи и рассказывать еврейские анекдоты, запас которых у этого весёлого парня никогда не иссякал. Молодой человек нашёл селекционера в огороде, за домом, где тот сидел на скамеечке меж грядок и опускал в лунки рассаду своих знаменитых помидоров. Вот уже три года, когда приходило время сбора урожая, у этой фермы всегда толпились покупатели – таких вкусных и, что особенно удивительно, гигантских помидоров нигде в другом месте не то, что купить, даже увидеть было невозможно. Это был уникальный сорт, который Лаберж вывел, как он сам говорил, после полу-жизни опытов, замешанных на чёрной магии. Каждый помидор был невероятных размеров - величиной с небольшой арбуз и весил почти килограмм.

Мишель подошёл, снял шляпу и сказал:

— Мсье Лаберж, я пришёл проститься. Мы уезжаем.

— Мы это кто? Куда и зачем? – спросил старик, подняв голову и прищурив от солнца глаза.

— Мы все. Сначала в Лион, а потом наверное дальше на юг. Война. Моей семье опасно оставаться под бошами. Вы наверное слыхали, что они с нами делают.

— Да, сынок, говорят люди, - сказал старик, - Дело ваше, что я могу сказать? Так наверное лучше. Пусть поможет тебе Бог. Мне тебя будет не хватать.

— Вы только не болейте и ждите. Я вернусь. Ну, мне пора.

— Постой, - сказал старик, - я хочу тебе что-то дать. Подожди здесь, не уходи.

Он кряхтя поднялся со своей скамеечки и поковылял к дому. Через минуту вернулся и протянул Мишелю маленький жёлтый пакетик:

— Вот возьми. Это семена моих помидоров. Береги их. Я верю, они принесут тебе счастье.

2
Много лет назад я жил в Свердловске, работал в НИИ и в свободное время подрабатывал нештатным кино-корреспондентом на телевидении. Я снимал двух-минутные сюжеты для вечерних новостей. Как-то в самом конце декабря мне позвонил главный редактор новостей Лёня Коган и спросил:

— Ты можешь завтра поехать на поезде в Североуральск? Там живёт один интересный мужик, директор электростанции при которой он соорудил теплицу и творит в ней какие-то чудеса. Может получиться интересный сюжет. Новый год на носу, у нас все уже гуляют, и ни один мой оператор ехать так далеко не хочет. Может ты сгоняешь? А? Если рано выедешь, за день обернёшься. Снимешь, что там интересного и вечером - домой. Поезжай. Мы этому директору позвоним и он тебя там на вокзале встретит.

Я согласился и ранним утром сел в поезд и поехал снимать сюжет про теплицу. Когда поезд пришёл в Североуральск, был уже полдень. Я вышел на заснеженной станции и вытащил из вагона большую сумку с кинокамерой. Стоял трескучий мороз, по перрону крутила колючая метель и слабое северное солнце еле-еле просвечивало сквозь белую пелену. Ко мне сразу подошёл среднего роста мужчина лет пятидесяти и спросил с довольно заметным акцентом, который я сначала не смог распознать:

— Вы с телевидения? Меня зовут Михаил Эмильевич, я директор электростанции.

Я назвал себя, а потом добавил:

— Михаил Эмильевич, мне на студии сказали, что у вас тут есть интересная теплица. Я бы её снял сначала, а потом, если можно, ещё несколько кадров в самой электростанции. Давайте поедем туда пока светло, я к вам всего на пару часов, хотел бы сегодня вечером вернуться.

— Мы туда успеем, не спешите. Света внутри у нас сколько угодно. Электростанция, всё же. Так что об этом не беспокойтесь. Но вы ведь были часов пять в дороге, заедемте сначала ко мне домой, пообедаем. Жена моя наготовила много вещей вкусных, не пожалеете. А потом я вам всё покажу и будете снимать, что пожелаете. Успеете на шестичасовой поезд.

Уговаривать меня долго не пришлось. Погрузились в запорошенную снегом синюю «Волгу», директор соскрёб заледенелый снег с ветрового стекла, сел за руль и мы поехали к его дому. Пока ехали, я смотрел то в окно, то разглядывал его. Резкие черты, тонкий, чуть длинноватый нос, чёрные с сильной сединой волосы и глубокая складка меж бровей, как шрам от ножа. Складка была явно не наследственная – нажитая. Лицо аристократа, которое можно лишь унаследовать от длинной череды благородных предков. Интересные руки. Широкие ладони и тонкие, но на вид сильные пальцы, знающие физический труд. В этом северном городе, среди однообразия и унылости природы, плывущих мимо монотонных зданий, его лицо было как-то не на месте, не слишком вписывалось. У него был грамотный русский язык, но довольно заметный акцент. Он порой ставил ударения в словах неверно - на последнем слоге, и прилагательные у него иногда шли после существительных, напоминая старо-славянский язык. Я спросил, что это у него за акцент? Он улыбнулся и ответил: «Французский. Я там родился и до двадцати лет жил во Франции».

— Что же вас занесло сюда в эдакую северную глушь?

— Если вам интересно, могу рассказать. Попозже только. Впрочем, это не для телевидения, вам не позволят…

Машина остановилась у подъезда неожиданно красивого пятиэтажного дома с лепными украшениями по фасаду и большими окнами. Такие здания после войны строили на Урале военнопленные немцы. Во многих окнах моргали огнями новогодние ёлки. Директор припарковал машину прямо у подъезда, помог выгрузить мою тяжёлую сумку и по широкой и чистой лестнице мы поднялись на второй этаж, оставляя на ступенях снежные следы. Он отпёр дверь квартиры и мы зашли в длинный коридор его квартиры. Что сразу бросилось в глаза – огромная картина в золочёной раме вдоль всей коридорной стены, от пола до потолка. Что там изображено – сразу было не понять, если смотреть сбоку, вдоль полотна. Мы сняли пальто, из кухни в другом конце коридора вышла его жена, моложе Михаила Эмильевича лет на десять. Она вытерла руки полотенцем, пожала мне руку и сказала:

— Я Нина, с приездом. Проходите, обед готов.

Но сначала мне было интересно рассмотреть эту картину. Чтобы её лучше увидеть, я перешёл в гостиную, где у стены стояли сервант с посудой, книжный шкаф с множеством альбомов и был уже накрыт стол. Через распахнутую в коридор дверь я увидел, что эта огромная картина была «Последний день Помпеи» Карла Брюллова. Разумеется не оригинал, но великолепная копия маслом. Всё было так мастерски выписано, что казалось будто сочные краски пышут жаром Везувия - очень даже кстати после мороза и метели, с которых мы сюда пришли. По стенам гостиной тоже были развешены чудные копии. Там были «Возвращение Блудного Сына» Рембрандта, «Сикстинская Мадонна» Рафаэля и несколько других.

— Что это за картины? – спросил я хозяина, - откуда они, кто их рисовал?

— Это все мои работы. Я в свободное время делаю копии. Тут ведь у нас нет музеев, а меня тянет к живописи. Вот и пришлось перейти на самообслуживание.

— Но как же, чтобы написать копию нужно иметь перед глазами оригинал. Как вы это делаете?

— Вот мои оригиналы, – он снял с серванта пачку художественных открыток с репродукциями, – вот с этих открыток я и пишу…

Я снова подошёл к «Помпеям» и стал её рассматривать. Я прежде видел эту картину в Питере в Русском Музее, но тут было что-то другое. Чувствовалось в ней нечто неуловимо странное, в этой картине, но что именно, понять я пока не мог и попросил его дать мне открытку, с которой он писал. Я сравнивал, а хозяин дома стоял рядом и хитро на меня поглядывал. Всё было скопировано удивительно точно – цвет, одежды и складки на них, вздыбленные кони, огонь в небе и падающие статуи - все детали. Я всматривался, сравнивал, и довольно скоро заметил разницу. Лица! Лица были изменены. Персонажи у Брюллова, пожалуй за исключением старика-христианина в левой части картины, почти все были римские патриции с ухоженными и благородными лицами. Адское пламя неожиданно обрушилось на город и ужас близкого конца их поразил. А вот на копии, что сделал хозяин дома, это были совсем простые люди, с грубой и обветренной кожей. Не было в их измождённых лицах ничего от античного благородства и, что самое удивительное, не было в них испуга тем, что творилось вокруг. Они выражали покорность и боль, но не испуг и страх… Казалось, это была не копия, а совсем другая картина с тем же сюжетом.

— Ага, - радостно сказал Михаил Эмильевич, хлопнув в ладоши, - вы всё же заметили! Молодец, это не каждый видит. Мне не интересно просто копировать все детали, всегда тянет внести что-то своё. Эдакое нескромное желание стать соавтором с великими мастерами. Вот и здесь, я когда это рисовал, решил людей немножко изменить, хотел написать лица моих старых знакомых, вместе с которыми пришлось побывать если не в огненных, то в ледяных Помпеях. Впрочем, давайте за стол, еда стынет.

Мы сели за стол, хозяйка к нам присоединилась. Она с нежностью глядела на мужа, поглаживала его руку и подкладывала на наши тарелки плоды своего кулинарного труда. Всё было очень вкусно и элегантно оформлено. Артистический талант был у них обоих. Потом она встала, пошла на кухню и на большом блюде принесла оттуда два огромных помидора. В те годы на Урале и летом-то помидоры были в редкость, а зимой в декабре, они были совершенно не слыханы. И потом – их размер! Я сначала даже не понял, что эти огромные красные шары - помидоры, думал что она принесла какое-то новогоднее украшение из папье-маше. Было заметно, что произведённым эффектом хозяева ужасно довольны. Она нарезала один помидор и положила куски всем на тарелки:

- Это из нашей теплицы. На ТЭЦ много пара, его раньше наружу выпускали, а Мишель построил теплицу и теперь этот пар идёт туда. На улице мороз, а в теплице всегда тепло, как летом на юге. Светильники поставил – электричества ведь тоже на станции сколько угодно. Растёт всё просто замечательно. Свежие овощи у нас круглый год. А эти помидоры - гордость и любовь Мишеля, они ведь ему жизнь спасли. Он их сам выращивает, никому не доверяет. Одним таким помидором можно целую семью накормить. Урожай не такой уж большой, но на праздники по одному такому помидору получает каждый работник станции, и кое-что в нашу местную больницу отдаём. Вот и вам на тарелку попало. С наступающим вас!

Я извинился, вышел в коридор и вернулся с камерой, чтобы снять это невиданное в наших краях зрелище – огромные помидоры на декабрьском столе. А ещё мне не терпелось узнать побольше про этого удивительного человека из Франции, инженера и художника с проницательными глазами и огромными свежими помидорами посреди лютой зимы.

— Михаил Эмильевич, расскажите о себе, не для телевидения. Для меня, - попросил я, совершенно забыв про цель моего приезда в этот северный город.

Он налил всем по бокалу красного вина, мы чокнулись и он начал свой рассказ.

3
— Перед войной, я с отцом, матерью и двумя сестрами жил в Нанси. Это маленький городок на северо-востоке Франции. Дом был у нас просторный, с садом, недалеко от синагоги на Бульваре Жофр, в самом центре города. Отец был доктор, у него лечилась вся знать городская, даже сам мэр. Когда я кончал школу, то мечтал стать художником. Чтобы этому учиться, надо было ехать в город большой, Париж или Лион – у нас в Нанси не было училища для искусства. Отец хотел, чтобы я стал врачом, как он. Но мне это было неинтересно, я хотел только рисовать. Стал брать уроки живописи у местного портретиста и у меня неплохо получалось… Деньги у отца не хотел просить и чтобы платить за уроки стал подрабатывать у одного селекционера на ферме. Это было недалеко от нас, за вокзалом, и я туда ходил почти каждый день. Тот старик, фермер, вывел вот этот сорт томатов чудесных - больших, сочных и сладких.

В сороковом Германия напала на Францию. Боши подходили к городу и многие евреи стали уезжать на юг. Думали, что туда война не дойдёт. Мы тоже собрались ехать. Но уехали не все. Тех, кто остался, как наш ребе, убили. А те, кто уехали на юг, потом тоже погибли. Их из южной зоны Франции депортировали в Освенцим. Мне соседи из Нанси написали сюда, что из четырёх тысяч евреев нашего города после войны вернулись только двадцать два человека. Я вот не погиб, но тоже никогда не вернулся домой…

Когда мы собрались уезжать из города, тот старик-селекционер, у которого я работал, дал мне с собой немножко семян этих помидоров. Я от него побежал домой, но опоздал. По железной дороге уже пошли немецкие поезда и я не смог перейти через пути к дому. Боши вошли в город, по всем улицам двигались их машины и шли солдаты. Сразу стали ловить евреев, как будто других забот у них не было. Кто еврей, а кто нет - было ведь не видно, но некоторые горожане указывали на евреев. Меня тоже схватили и привели в муниципалитет. Там сидел мэр, тот самый, которого лечил мой отец. Мэр меня узнал и сказал немцу офицеру, который всё решал – вот этот еврей. Меня увели и заперли с другими в подвале. Моих родителей и сестёр я так никогда больше не видел. Мне потом написали, что их всех депортировали, куда точно – не знаю. В подвале были все молодые, как я. Сначала нас стали выводить делать грязную и тяжёлую работу, но через несколько дней заперли в товарный вагон и повезли в Германию.

Нас привезли в Дахау, это концлагерь около Мюнхена. Там мне выдали полосатую одежду лагерную и велели переодеться. Когда никто не видел, я пересыпал в карман семена этих помидоров. Нас часто обыскивали, но на зёрнышки в кармане никто внимание не обращал, думали – мусор, Так они всегда были при мне. В Дахау я был долго, наверное месяцев десять, нас заставляли строить дороги, как рабов в древнем Риме. А в сорок первом году сделали селекцию и всех, кто был из Франции, Бельгии и Голландии, посадили в вагоны и повезли дальше на восток. Сначала мы не знали куда, но потом один охранник, очень разговорчивый был, сказал, что везут в Польшу, в другой лагерь. Мы уже немного понимали по-немецки. Он шутил: «После лагеря польского вы станете свободными, вылетите оттуда, как дым в трубу». Конечно, мы этот смысл тогда понять не могли и не знали, что это совсем не шутка. Ехали медленно, подолгу стояли на станциях. Когда мы наконец приехали в Польшу, наш поезд остановился за городом Лодзь. Застряли там надолго, стояли несколько дней. Нас не кормили, только ведро воды в вагон приносили. По железной дороге всё время шли на восток поезда немецкие с солдатами и танками.

В один день охранник сказал, что Германия напала на Россию. Тогда я и мой друг бельгийский решили бежать. Станция, где стояли наши вагоны, была недалеко от леса, охраны было мало и мы ночью выломали доски в полу вагона, вылезли и побежали к лесу. Другие заключенные из вагона тоже побежали с нами, охрана увидела и стала стрелять, но в темноте мы смогли от них уйти. Наша группа добежала до леса и там мы спрятались. Раз боши воюют с Россией, то мы решили, что надо идти на восток, в Россию.

Не буду говорить, как мы добрались до границы, это другая история. Граница была фронтом, а фронт всё время уходил на восток. Но мы добрались. Там, на русской земле шёл бой. Мы спрятались в кустах и ждали ночи. Когда стало темно и бой затих, мы поползли в сторону Красной армии, пока не услышали голоса, говорили не по-немецки. Сначала думали, что это по-польски, мы тогда ведь не понимали, но потом заметили, как кто-то светит фонариком и стало видно, что это военная форма русская. Мы с моим другом бельгийцем подняли руки, вышли из-за кустов и крикнули «Камрад!». Тут эти русские солдаты закричали, на нас направили оружие, окружили, что-то спрашивали. Мы были в лагерной одежде полосатой и они на нас смотрели с удивлением, не понимали, кто мы такие. Один снял ремень, мне сзади завязали руки и увели в окоп. Там держали до рассвета, потом дали воды, посадили в грузовик и повезли в какой-то лес, где было много солдат. Меня завели в палатку большую, где стоял стол, у которого сидел хмурый офицер с двумя звёздочками на воротнике. Я потом узнал, что это был НКВД. Он что-то спросил, но я тогда ни одного слова по-русски не знал и сказал по-французски, что бежал из лагеря немецкого. Он не понял и стал на меня кричать. Я повторил это по-немецки и тут он меня ударил кулаком в ухо и крикнул: немецкий шпион!

Не буду говорить как меня допрашивали, били сильно. По-французски там никто не понимал, а по-немецки я и они говорили плохо. Они не знали, кто я такой, их злило, что они ничего не понимают, потому, наверное, и били. Меня переодели в русскую форму военную, но без погон и ремня, со следами крови, наверное от солдата убитого. Дали ботинки рваные. Я еле успел незаметно переложить семена в карман гимнастёрки. Потом меня отвезли на станцию, погрузили в вагон вместе с арестованными солдатами русскими и повезли на восток, дальше от фронта. Помню, меня это удивило - война с немцами, а арестованные солдаты все русские.

Ехали мы очень долго, нас всё время бомбили и обстреливали немецкие самолёты, но вагоны были заперты и нам не давали выйти. Когда прилетали самолёты, охрана разбегалась и пряталась за насыпью, а мы сидели в вагонах и смотрели через решётку в окне. Если бомба попадала в какой-то вагон и разбивала его, те заключённые русские, кто остался жив, оттуда разбегались. Так мы доехали до Урала, в Пермь. Меня и ещё несколько иностранцев привезли в тюрьму и там держали месяц, без допросов. Наконец меня вызвали к следователю, где была ещё молодая женщина-переводчик. Она плохо, но всё же говорила по-французски. Я всё про себя рассказал, следователь записал и меня увели. Через неделю он меня вызвал опять. Переводчицы там уже не было. Следователь велел мне подписать какую-то бумагу на русском языке. Как я потом узнал, мне дали 10 лет лагеря и пять лет ссылки, за шпионаж. Скоро после этого меня отправили по этапу на Колыму, в Дальлаг.

Когда мы после долгого этапа тяжёлого очень приехали в зону, нам велели всю одежду сдать на прожарку от вшей, всех постригли наголо, погнали в баню и выдали другую одежду лагерную. Я тогда очень за семена испугался, как же их уберечь? Придумал прятать во рту, под языком. Их даже при шмоне не находили. Когда в рот смотрели, видели во рту зёрнышки, и думали, что это остатки от еды. Но во рту держать можно только короткое время, чтобы слюной не набухли. Так я и делал, потом в карман клал.

Меня в лагере отправили на общие работы в шахту добывать оловянную руду. Там я и встретил тех, кого потом написал вот на этой картине. Конечно по памяти написал, но думаю, что похоже. Постепенно я стал говорить по-русски и лучше понимал этих людей. Это была тяжёлая школа. Лагерь человека выворачивает наизнанку – всё плохое и страшное, что скрыто внутри, выходит наружу. И всё хорошее тоже становится видно, но хорошего всегда меньше… Для зэка лагерь сначала чистилище, а потом ад. Но ад лагеря страшнее, чем у Данте. У него был ад, как кара за грехи, а здесь – кара за ничто. Работа была очень тяжёлая, вся ручная. Машин не было никаких, инструменты примитивные: кайло, тачка, лопата. Самое трудное время было утром, когда сонных на работу гнали – мороз страшный, ветер. Ватник от холода совсем не спасал. А под землёй в шахте было лучше, теплее и без ветра. Особенно плохо было зимой. Подъём – темно, на работу – темень, под землёй, само собой – всегда темно, ну и с работы в барак идём - тоже ночь. Пайка маленькая, только чтобы не умереть с голода. В Дахау и то кормили лучше. Норму не сделал, пайку урежут. Я совсем доходить стал и думал, всё - конец. Но как-то вечером на поверке после работы меня вызвал начальник и спрашивает:

— Вы, говорят, художником были? Можете к октябрьским праздникам оформление сделать на стройке?

Я, конечно, отвечаю:

— Могу, гражданин начальник, всё сделаю.

Там комбинат большой строили для переработки руды и при нём теплостанцию, ТЭЦ то есть. Меня с шахты сняли и на эту стройку отправили. А на ТЭЦ как раз пустили первый парогенератор от которого производили электричество. Пар отработанный выбрасывали наружу, что с ним делать? И тогда мне в голову идея пришла. Я когда плакаты нарисовал и их повесили, перед тем, как идти обратно в барак, подошёл к лейтенанту из ВОХРа и говорю:

— Гражданин начальник. Я на воле в теплице работал и это дело хорошо знаю. Если разрешите, вот тут при ТЭЦ теплицу могу соорудить и этот пар, что на улицу выбрасывается, для обогрева приспособить. Буду для вас овощи свежие выращивать. Огурцы могу растить и даже помидоры.

Он удивился и говорит, «Как же это тут на севере помидоры будут расти? Такого не бывает». Но всё же эта идея его заинтересовала, меня он с работ общих снял и оставил при ТЭЦ. Так я "придурком" стал. Если не знаете – этим словом у нас называли тех, кто был в обслуге, не на общих. Ну, например, работал в больничке, на кухне, или там сапожником. Я стал придурком тепличным. К этому времени у меня всего восемь семечек сохранилось. Я их в кружки алюминиевые рассадил. Очень волновался – вдруг не взойдут? Но четыре взошли. Mon Dieu, как я радовался, когда увидел первые травиночки зелёные! Я о них так заботился, как детей берёг! Дышать на рассаду боялся. Если не дадут урожая, отправят меня обратно на общие и тогда точно, конец мне будет.

Я ведь про теплицы тогда ничего не знал, но всё придумал, что нужно. Чертежи сделал. Понимал, что помидорам надо тепло и свет. Сначала теплицу маленькую построили, прямо в здании ТЭЦ, землю в мерзлоте нарубили, грядки сделали и самое главное – лампочки над грядками повесили, электричества ведь было сколько угодно, прямо там производили. Вот и стал я огородником при начальстве лагерном.

Подросла рассада, а тут и теплицу закончили. Я ростки в грядку пересадил. Скоро зацвели, а потом и плоды появились. В Нанси надо было три месяца, чтобы помидор дошёл до полного размера. А там, в теплице через три месяца они ещё совсем маленькие и зелёные были. Лейтенант приходил, удивлялся, что растут помидорчики и говорил: «Давай, рви их, уже готовы. В сапоге дозреют». Я просил: «Погодите ещё, гражданин начальник, на кусте должны дойти, сами же довольны будете». Он позволил и ещё через месяц, они действительно дозрели. Всё начальство приходило смотреть. Таких помидоров они никогда не видели. Когда урожай собрали, было десять плодов, забрали начальники их себе в семьи. У многих из них жёны и дети там были. Хоть пайки у них не зэковские, но тоже ведь на одних продуктах мороженых жили. Мне один помидор всё же оставили, на семена. Кроме помидоров - огурцы, свёклу и капусту растил. Семена овощей охранникам родственники с материка присылали. Очень начальству это нравилось. Витамины! Такого ни в одном лагере не было. По крайней мере, я не слыхал про теплицы в зоне.

Вскоре про мою теплицу доложили самому начальнику Дальстроя генералу Никишову. Был он там бог и царь. Его так и звали – Царь Никишов. Он не поверил и сам приехал посмотреть. Как теплицу мою увидел и помидоры попробовал, велел совсем большую теплицу строить на уже другой ТЭЦ, в самом Магадане, где он сам жил. Мне под начало ещё несколько зэков дали в помощники, сам я уж не управлялся. Я кормился, начальство кормил и потому выжил, благодаря вот этим помидорам. Спасибо тому фермеру из Нанси. Да, вот ещё интересная деталь – в 44-м году в Магадан с визитом приехал вице-президент американский, не помню его фамилию, с делегацией. Ему на стол мои помидоры огромные положили – он никак не мог поверить, что местные. Его тогда ко мне в теплицу привезли, чтобы показать, но меня оттуда убрали, боялись, что я могу что-то по-французски ему шепнуть и никто не поймёт. Вешали ведь ему лапшу на уши – говорили, что в Магадане все вольно-наёмные. Вместо меня и моих помощников переодели в рабочую форму вертухаев, как будто это они в теплице работают.

Ну, мы однако заговорились, пора и за дело, а то вы на обратный поезд не успеете.

4
Мы встали из-за стола, я попрощался с его женой, поблагодарил за обед, мы оделись и вышли на улицу. Было только три часа дня, но уже сумерки – север. Метель утихла и после сытного обеда казалось, что даже мороз стал мягче. Мы сели в машину и совсем быстро доехали до электростанции. Теплица была весьма внушительных размеров. Она примыкала снаружи к зданию ТЭЦ, но на обычную теплицу совсем была не похожа. Это был длинный деревянный барак без привычной стеклянной крыши. Михаил Эмильевич мне объяснил, что северное солнце слабое, даже летом, а зимой, считай, его вообще почти нет, так что от стеклянной крыши проку мало, даже вред – тепло быстрее уходит. Внутри барака было жарко и влажно, как в бане. Над грядками светили яркие лампы, заменяющие солнце. Вдоль стен шли толстые трубы, с которых капала вода. На земляном полу блестели лужи, отражая электрические солнца. Пугающе шипел пар. Огромные помидоры, поддерживаемые проволочными подпорками, висели на кустах в четыре ряда.

У меня сразу возникла проблема со съёмкой – в пропитанном влагой воздухе линзы в холодной кинокамере запотели и я не мог ничего снимать. Пришлось положить аппарат у тёплой трубы, чтобы прогрелся. Пока он напитывался теплом, директор провёл меня в ТЭЦ и мы поднялись наверх в кабинет начальника смены по металлической, грохочущей под нашими ногами, лестнице. Там мы уселись на диван и он продолжил свой рассказ.

— Я жил в лагере при теплице почти семь лет. В сорок восьмом генерала Никишова отправили в отставку, пришло новое начальство и не разобравшись, теплицу сломали. Начали всё менять, многих зэков раскидали по разным зонам, и меня перевели в другой лагерь, там же в Дальстрое. Но и в новом месте я тоже быстро наладил теплицу - разговоры про мои помидоры ходили по всем зонам и начальник здешнего лагеря, узнав, что я к нему попал, сам мне предложил построить теплицу. У меня уже семян было много, так, что эти помидоры опять меня спасали.

Из лагеря я вышел в пятьдесят первом, и определили мне отбывать ссылку вот здесь, в Североуральске. Мне уже тридцать лет было, вместе с германскими, одиннадцать лет в лагерях провёл. Но ещё молодой был и хотел учиться. По-русски я стал говорить совсем свободно и читал легко, вот только писал ещё плохо. Поступил в электро-технический техникум на отделение заочное, и стал работать в разных местах, где брали ссыльного. Конечно, никакой теплицы у меня уже не было и жилось в первые годы трудно и голодно. А семена всё время были со мной и чтобы не погибли я круглый год саженцы растил в комнате, которую снимал.

В пятьдесят четвёртом году у меня в жизни сразу четыре важных события случились: я на Нине женился, техникум закончил, мне ссылку отменили и вскоре полностью реабилитировали. Выдали паспорт, хотя я гражданства советского никогда не получал.

— Ну а во Францию вы не хотели вернуться? - спросил я.

— Как не хотел? Я об этом с самого первого дня, ещё с Дахау, только и думал. Поэтому, как только меня здесь в КГБ вызвали и выдали бумагу о реабилитации, я сразу же заявление написал, что я французский гражданин и хочу вернуться на родину. Ждал ответа долго, а потом меня вызвали и сказали, что мой отъезд во Францию не в интересах государства и я теперь гражданин СССР, а не Франции. Вот так. Потом я ещё много раз писал заявления, чтобы отпустили, но мне всегда отвечали, что родственников там у меня нет, а потому мой отъезд «нецелесообразен».

Помидоры мы с Ниной продолжали дома выращивать все эти годы. Жили в коммуналке. Сделали там как бы крохотную теплицу в ящике у батареи под окном. Днём на подоконник выставляли. Нельзя было допустить, чтобы прервалась эта ниточка. Только света у нас было маловато, поэтому снимали недозревшие, зелёные, но всё равно большие. Потом они краснели в валенках. Когда нас звали в гости, на день рождения к друзьям или на праздники, мы всегда в подарок приносили один наш помидор большой. Все так были счастливы! Подарка лучшего никто не получал, север ведь. Поэтому нас стали часто в гости звать, ждали помидора нашего. Только было их у нас совсем мало – что там дома у батареи может вырасти! Но в городе все знали про наши помидоры. Года через три, меня вызвали к председателю горисполкома. Он мне говорит:

— Мы вам предлагаем должность зам-директора ТЭЦ. Вы там только постройте теплицу и растите для города свои томаты. Если что надо, сразу ко мне обращайтесь, исполком окажет всякое содействие в этом деле.

Он, конечно, имел в виду помидоры не для города, а для начальства городского. Я всё равно очень был рад. Опыт у меня уже был большой и, как видите, теплица получилась хорошая. Когда я потом закончил факультет энергетический и получил диплом инженера, назначили меня директором всей станции и даже вот квартиру большую дали в доме для начальства. У нас соседи все начальники - кто из горкома партии, кто из исполкома, и даже в соседнем подъезде начальник КГБ живёт. Отношения у меня с ним самые хорошие. Так что я сам стал теперь вроде большого начальника в городе. Ну вот, вы всё про меня теперь знаете…

Мы спустились вниз, в теплицу. Моя кинокамера уже отогрелась, я протёр объективы и за каких-то четверть часа отснял, что мне надо было для репортажа - всего-то две минуты экранного времени. Когда всё было закончено, мы опять уселись в «Волгу» и Михаил Эмильевич отвёз меня на вокзал, проводил до вагона и перед самым отходом поезда протянул мне большой бумажный пакет:

— Это вам, к новогоднему столу от меня и Нины помидоры. Дайте знать, когда меня по телевизору покажут. С Новым Годом!



©Jacob Fraden
San Diego, California
Dec. 14, 2015

Блог Яков Фрейдин | Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы отправлять комментарии
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Цените каждое мгновение

Суббота, 28 Января 2017 г. 10:30 + в цитатник
Цените каждое мгновение
Дмитрий Беркетов
Любви цените каждое мгновенье,
Их не вернуть уже назад ...
От радости любви до сожаления,
Всего один неверный шаг ...

Наступит время и захочешь
Любимую(ого) к груди своей прижать.
Но, вместо этого, - вкус ночи…
И боль, которую не в силах Вы унять.

Тоска, когтями дикой кошки,
Всё сердце расцарапает вам в кровь.
А те мгновенья снимут боль немножко,
Мгновения, что родила для вас любовь ...

Цените эти хрупкие мгновенья,
Но всё же постарайтесь сохранить
Любовь. Чтоб вы могли без сожаления,
Тоски и боли дальше жить ...
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Две души

Суббота, 28 Января 2017 г. 00:38 + в цитатник
Две души
Геннадий Коган
Одна душа другую душу полюбила
Всем своим чистым сердцем навсегда
И каждый вечер Бога в тишине молила,
Чтоб стороной прошла от них беда.

Она мечтала, как и все, о счастье в жизни,
Чтоб был свой дом, любимый муж, своё дитя
И ей помог осуществить мечту Всевышний,
И появилась крепкая весной семья.

Не знала чистая и светлая душа,
Что счастье будет у неё таким коротким,
Что в один миг разрушит их семью война,
И маленький их сын вдруг станет одиноким.

Один снаряд разрушил сразу две мечты,
И в небо унеслись безвинные две жизни,
Лишь доносился детский плач из темноты,
С развалин дома, где в саду росли две вишни.

Средь звёзд в ночи безмолвно две души летали,
Не понимая, в чём же их была вина,
А в это время люди на земле мечтали,
Чтоб поскорей прошла гражданская война.

Летая где-то, в тёмной пустоте смиренно,
Соединились вместе две души вдали,
С тоской за сыном наблюдая из Вселенной,
Друг другу нежно пели о своей любви.

08.01.2017

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Эдуард Асадов

Суббота, 21 Января 2017 г. 11:10 + в цитатник
Эдуард Асадов
Резкий звон ворвался в полутьму,
И она шагнула к телефону,
К частому, настойчивому звону.
Знала, кто звонит и почему.
На мгновенье стала у стола,
Быстро и взволнованно вздохнула,
Но руки вперед не протянула
И ладонь на трубку не легла.
А чего бы проще взять и снять
И, не мучась и не тратя силы,
Вновь знакомый голос услыхать
И опять оставить все как было.
Только разве тайна, что тогда
Возвратятся все ее сомненья,
Снова и обман и униженья -
Все, с чем не смириться никогда!
Звон кружил, дрожал не умолкая,
А она стояла у окна,
Всей душою, может, понимая,
Что менять решенья не должна.
Все упрямей телефон звонил,
Но в ответ - ни звука, ни движенья.
Вечер этот необычным был,
Этот вечер - смотр душевных сил,
Аттестат на самоуваженье.
Взвыл и смолк бессильно телефон.
Стало тихо. Где-то пели стройно...
Дверь раскрыла, вышла на балкон.
В первый раз дышалось ей спокойно.
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 5 пользователям

НЕ ЛГИ МОЙ ДРУГ

Суббота, 24 Декабря 2016 г. 00:41 + в цитатник
НЕ ЛГИ МОЙ ДРУГ
Юрий Осиян
НЕ ЛГИ МОЙ ДРУГ

Не лги мой друг, к чему все эти,
Твои высокие слова,
Ведь мы давно, давно не дети
И оба знаем, где игра.
И то, что в мире, в этом свете,
Где жизнь сплошная суета,
Любовь за всё, за всё в ответе,
За все поступки и слова.

Ведь чувств не ведая, не зная,
Не видим сами иногда,
Как чью-то душу убиваем,
Порой навечно, навсегда.
Предашь и ты, и ты однажды,
Забыв про всё, и про меня,
Как тот Иуда, что отважно,
Предал Великого Христа.

Не лги мой друг, к чему всё это,
Ведь знаешь ты, ведь знаю я,
Что в мире есть ещё на свете,
Любви блаженная страна.
Где каждый знает, что при встрече,
Услышав нежные слова,
Что счастье есть, что в мире этом,
Любовь не вымерла, – жива!
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 7 пользователям

Четыре признака бесперспективных отношений

Суббота, 17 Декабря 2016 г. 09:28 + в цитатник
Четыре признака бесперспективных отношений

Всемирно известный профессор психологии Университета Вашингтона в Сиэтле Джон Готтман, который с 91-процентной точностью предсказывает будущее пары после пятиминутной беседы, назвал четыре признака бесперспективных отношений, как пишет ladyportal.info.

Джон Готтман описал эти признаки в своей книге Семь принципов удачного брака:

1. Критицизм: "Жалобы и недовольство – это нормально. Критицизм – явление более глобальное. Это означает нападки на личность партнера, а не на то, что он делает. Он не вынес мусор не потому, что забыл, а потому, что он такой плохой человек".

2. Презрение: "…публичные оскорбления, закатывание глаз, издевки, насмешки и злые шутки. Демонстрация презрительного отношения в любой форме – самый опасный из "всадников апокалипсиса" супружеских отношений, потому что несет в себе отвращение. Если ты все время демонстрируешь, что партнер вызывает у тебя отвращение, решить какую бы то ни было проблему практически невозможно".

3. Оборонительное поведение: "Занять защитную позицию – один из способов обвинить партнера. Это может быть озвучено как: "Причина не во мне, а в тебе". Оборонительное поведение только усугубляет конфликт, этим он и опасен".

4. Отмалчивание: "Прекратить разговор. Возвести “каменную стену”. Отмалчиваясь, ты не просто уклоняешься от конфликта, ты убиваешь отношения, выходишь из них эмоционально"
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 4 раз
Понравилось: 4 пользователям

Стихи о несчастной женской доле

Суббота, 10 Декабря 2016 г. 10:14 + в цитатник
Стихи о несчастной женской доле

Искала льва я в этом мире злом.
Не повезло... И я нашла тюленя.
Но и тюлень, пригревшись, стал козлом.
Придется сделать из него оленя!

***

Когда я стану старой теткой
И стервой злой наверняка
В кошмарных спущенных колготках,
К тому же чокнутой слегка,

Когда ходить я буду с палкой,
Чесать свой крючковатый нос,
Со старой выцветшей мочалкой
На голове вместо волос,

Ко мне негаданно нагрянет,
По злой иронии судьбы,
Мой долгожданный принц-засранец,
Мой гений чистой красоты.

Лишь глянет на меня вполглаза -
И пропадет любовный пыл...
Ему прошамкаю: <Зараза!
Подонок! Где ж ты раньше был?..>

***

На колготках стрелка, еле жив каблук,
Уронила, дура, на ногу утюг,
У любимой блузки воротник сожгла,
Лучше бы я в раннем детстве померла.

Воет псина злая ниже этажом,
Отключили воду, хоть ходи бомжом,
Убегает кофе, всю плиту залив,
(Это был мой завтрак - без альтернатив).

Опустилась в кресло, стиснув кулачки -
Подо мной привычно хрустнули очки.
А на что куплю я новый атрибут,
Ежели зарплату мне в рублях дадут?

Наклонюсь над ванной, чтобы смыть слезу -
Жировая складка наплывет внизу.
И в метро застряну я на полпути...
Жизнь - она прекрасна, мать ее ети!

***

Мне жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд...
Но кони - всё скачут и скачут,
А избы - горят и горят...

***

Ты прости меня, Боже, убогую,
Что не слушала мамку я строгую,
Не читала я умные книженьки,
Не вставала зимою на лыженьки,

Не ходила в кружок вышивания,
Не имела к балету призвания,
Не учила дорожные правила,
Музыкальную школу оставила,

Не закончила курс обучения,
К пианине утратив влечение,
Не писала пейзажи с натуры я,
Вот и выросла круглою дурою.

А могла бы пойти от обратного -
Стала б умною я и квадратною!

***

Я повстречала его весною,
Он был художник почти известный,
Мы целовались с ним под сосною
И он женился, поскольку честный.

Он пил немного, он был негрубым,
Такое счастье, лишь раз бывает!
Одно смущало - почистит зубы,
И вечно тюбик не закрывает.

Но я внимания, не обращала
Такой мужчина мне небом даден!
И всё по-бабьи его прощала,
Всё - даже тюбик, будь он неладен...

А он, рисуя, впадал в нирвану ,
То вдруг обнимет - люблю, и баста!
То вдруг, проказник, потащит в ванну...
А там ОТКРЫТА ЗУБНАЯ ПАСТА!!!!!!!

А я, как дура - носки стирала,
В супы ложила бульонный кубик,
И всё просила, всё умоляла:
"Почистил зубы - ЗАКРОЙ, БЛИН, ТЮБИК!!!"

А он, скотина - ну как нарочно:
"Всё это, Глаша, второстепенно!"
Скажите, девки - ну разве можно
ЛЮБИТЬ И ГАДИТЬ ОДНОВРЕМЕННО?!

И я с досады ушла к соседу,
Ведь у соседа - вставная челюсть.
На полке тюбик от бленд-а-меду
Лежит закрытый. Какая прелесть...

***

О, юноши! Вас создал Бог,
И в мире нет подобной твари.
Вам не хватает лишь рогов,
Что б вы совсем козлами стали

***

Какая же я всё же неуклюжая,
Раскокала мобильный телефон.
Козой скакала нынче через лужу я
И уронила прямо на бетон.

Стою. В мозгах растёт тревога некая -
Бежать скорее надо в магазин!
Ведь симка есть, а вставить-то и некуда.
И начинаю понимать мужчин...

***
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Как я стал на колени

Понедельник, 28 Ноября 2016 г. 23:06 + в цитатник
Как я стал на колени

Ходил, ходил вокруг компьютера… Уже написал название, и все что было, помню, а не пишется. Дело в том, что историю эту я никому не рассказывал. Даже для жены и сестры она будет неожиданной. Почему? Ну, 17 лет назад не хотел раны бередить, не им, ни себе. А потом… а потом как-то неудобно мне было ее рассказывать. Ведь я встал на колени.

Оглядываюсь…1979 год. Ноябрь. Собачий холод. Призывной пункт на окраине Питера. Мы бродим по двору, как зеки. За высоким забором извелись уже наши родители. Им не говорят, куда нас везут. На все вопросы майор Козява (надо же какая фамилия!) только водит белыми глазами и надувает щеки. Понятно – далеко везут. Я, подстриженный под ноль, зверею от холода. Ботиночки у придурка "на тонкой подошве". Я бы сейчас за валенки жизнь отдал. Но где их возьмешь?!

И вот бегаю я от забора к забору и точно знаю, что завтра буду хрипеть, послезавтра — 38 и 7, а потом сопли, это уже на неделю, не меньше. И в соплях я уже буду не дома, а где-нибудь на полуострове Рыбачьем, не дай бог!
И тут слышу я папин голос:

— Сынок, держи! Оп-па!

Через забор ко мне летит сокровище, счастье, мечта! – утепленные финские сапоги! Любимые папины!
Ах, как он ими любовался! Как он их примерял, как прохаживался в них по дому, когда мама их купила. А мама гордо, уже в который раз, рассказывала нам:

— Значит, подхожу я к "Пассажу", а там сапоги финские дают. А у меня Мотик раздет (так она папу звала). Очередь – два километра, через 10 минут у меня совещание в главке… (оглядывает нас, делает паузу)…И я остаюсь.
Вот так наша героическая мама не попала на совещание в главк, а купила папе финские сапоги, которые сначала легли ему на душу, а потом спасли меня от соплей. Через неделю они перешли в собственность сержанта-дембеля Алексюка, так я предполагаю. Но это было уже в части, в Архангельской области.

Для мамы — Мотику, для заводских — Матвею Львовичу (был он заместителем директора большого завода), а для меня — самому дорогому человеку на свете, моему папе, было тогда, как мне сегодня – 54. С ума сойти!
Это благодаря ему я родился. Мама не хотела второго ребенка. Папа сказал:

— Тогда моей ноги в доме не будет.

Когда я родился, он стоял пьяный под окнами деревянного роддома и плакал от счастья.
Мои первые слова были не "мама", а "папа". Мои первые переживания я делил не с мамой, а с ним. Мучащий меня вопрос: А хороших людей больше? – я задавал ему.

Я помню его спину, когда он вез меня на санках, мне было тогда три года.

Помню его лицо, когда он провожал меня в Израиль (в то время провожали навсегда). Мне уже было тридцать три. Помню его глаза, когда встречал меня уже со вторым обширным инфарктом, знал, долго не проживет… помню… Это мой папа. Он берег меня. Все, что у меня есть хорошего, — от него.

В 1995 году я ехал его хоронить.

Год был и впрямь поворотный.

За месяц до этого я похоронил Мишу в Америке — сына моего близкого друга .
И вот, прихожу домой, Нина говорит:

— Ты только не волнуйся…Звонила мама… Матвей Львович…
Я сел.

Хотя и знал, что он долго не продержится, но все равно не ожидал.
Сел.

Нина позвонила в Белгород. Мама сразу взяла трубку. Я молчал, а мама говорила:

— Был хороший вечер, — говорила она спокойно. — Мы открыли окно. Сидели, как в молодости, он меня обнял. Смотрели "Вечер Пахмутовой" и вдруг он говорит: "Что-то мне не хорошо, Роза". Закрыл глаза и ушел ( так она и сказала –"ушел")…

Уезжал я в чувствах. Жена отпускала, волнуясь, все в глаза заглядывала, говорила:
— Сеня, учти, они тебя ждут сильного.

Это она о маме и сестре моей говорила.

— И вообще, ты же знал, что это вот-вот произойдет…

— Знал, — отвечаю.

– И умер он легко, — говорила Нина. — Так только праведники умирают, раз и все… – Да, — отвечаю я. — Да.
Уехал задумчивый. Жену не сумел успокоить. Просила тут же перезвонить из Москвы. Обещал.
Прилетел в Москву с опозданием. А мне еще до Белгорода добираться ночным поездом. Мама и сестра из-за меня задерживали похороны до завтрашнего полудня.

До поезда несколько часов, надо успеть перебраться из Домодедова на Курский вокзал.

Тороплюсь и сразу же делаю ошибку — сажусь в частную машину.

И ведь предупреждала ж меня Нина, жена моя.

— Только не садись, — говорила, — к частнику! Не садись! Бери такси.

Веселый водитель, услужливый такой, подхватил мои вещи (чего там было подхватывать — одну сумку!), бросил ее в машину, газанул.

Он подмигивал всю дорогу, улыбался, на самом деле сразу не туда поехал.

Через 10 километров вдруг свернул с трассы и остановился.

Я спросил:

— В чем дело?
Он сказал:
— Приехали.

Сзади осветила фарами машина, прижала нас.

Я уже понял, что произошло, но соображал медленно. И куда тут убежишь — темный лес, на дороге никого. В этот момент мысли были не о том, что убьют-разденут. Мысли были такие:

— Мне через час надо быть на вокзале… меня ждут мама и Галя… папы уже нет… Нине не позвонил…будет волноваться…

И еще точно помню, проскочила мысль:

— Если что-то со мной произойдет, то Бога нет.

Я вылез из машины. Их было пятеро, включая моего водителя. Он по-прежнему улыбался, скотина!
Сняли с меня куртку, взяли все деньги и хотели отъехать. Я стал их упрашивать.

Я говорил про отца, что не успеваю, что ждут меня мама, Галя, весь завод! Не хоронят из-за меня. Не слушали. А я говорил и говорил, что папа был моим самым любимым человеком, что ему было только 67 лет (господи, для чего я это говорил?!) Я умолял их, умолял и в тоже время начинал понимать, что не могу ничего сделать. Я нес уже какую-то чушь, уверял, что перешлю деньги им, куда скажут, только чтобы довезли меня.
Они повернулись.

Я попытался задержать последнего.

Он толкнул меня, не ударил, просто оттолкнул, и я свалился куда-то в грязь. Почему-то долго не мог подняться…
А когда поднялся, вдруг навалилось такое безразличие, такая тоска…

Сразу почувствовал, стою на ватных ногах и не могу с места сдвинуться.

Они сели в машины, хлопнули дверцами. Я уже понял — их не остановить. Понял, что остаюсь один, без денег, ночью…

А поезда уходят по расписанию.

Машины начали разворачиваться, мелькнула рожа моего улыбчивого шофера…
И я встал на колени.

Нет, я не был героем в этой встрече, не бросился наперерез машинам, не закричал: "Стойте!…"
Просто встал на колени на обочине, в стороне, так и стоял.

Они отъехали…

А я стоял. Просто я не знал, что делать. Отключило волю. Не было никаких чувств, как сейчас помню. Стоял и стоял.
Сколько времени прошло, не знаю. Минута, а может десять…

Слышу, они возвращаются.

Притормозила машина. Поднимаю глаза. Стоит передо мной, похоже, их главный, такой худой, на вид болезненный, лет сорока. Молча протягивает сто долларов (а взяли пятьсот)… и так смотрит на меня. Я эту паузу никогда не забуду и этот взгляд. В нем не было никакой злости. У него было спокойное, словно разгладившееся лицо. Мне показалось, в нем было сострадание… Но может это все мне показалось, потому, что я так этого хотел… И вот он смотрит на меня, смотрит, потом бросает мне куртку, кивает на шофера, говорит:
— Он тебя довезет.

И добавляет:

— А если заявишь в милицию, тебе не жить.

Все, как в хорошо написанных боевиках, простой точный диалог, без криков, без длинных фраз, с классной концовкой. "Тебе не жить", — так он сказал.

Нет, все-таки, было отличие от боевиков. Пауза эта была. Такое редко в боевиках увидишь…
Как доехали, плохо помню. В машине не говорили. Но видел, все время искали меня через зеркало глаза водителя… Может он боялся меня, может хотел что-то сказать…

А мне было:

— Лишь бы успеть!…

Успел за минуту до от хода поезда, или за пять. Но деньги дал уже проводнице, некогда было билет покупать.
Приехал в Белгород утром.

Днем уже хоронили папу.

Весь завод пришел. Десятки тысяч человек.

Его действительно очень любили. Все, не только я. Как же он умудрился так жить?!…
Вы удивитесь, но когда я сейчас пишу эту историю, я не о папе думаю, и не о том даже, что стоял на коленях. Я думаю о том бандите, который сжалился надо мной.

Ему вдруг захотелось быть благородным.

Я видел это — он вдруг от этого такой кайф получил!

Маленькая точка благородства жила в нем все время. Иначе откуда было взяться этому его поступку, этой паузе, этому его взгляду? ( Понимаю, что все это было чисто эгоистически, понимаю, что из гордыни, но все равно через всю эту эгоистическую грязь просвечивала — просвечивала! — точка милосердия.)

Да, по моему глубокому убеждению, она была затеряна в нем, зарыта глубоко в его манеры, в напускную жестокость, в эту его бандитскую жизнь, которую он вел, и во все это бандитское окружение, которое требовало от него быть другим и навязывало ему не свои желания!

А на самом деле он был этой точкой. В ней он был настоящим. То есть если бы можно было очистить его от всей этой пены, то осталось бы эта точка.

Такая малепусенькая точка Любви… Которая называется Человеком в человеке.
Которая есть в каждом.

Благодаря которой мы ходим, дышим, любим, страдаем, живем вообще, а не потому, что у нас есть руки, ноги, сердце, мозги. Она – основа нашей жизни.

Ах, если бы нам указывали на эту точку раньше, еще при рождении!

Если бы окружали нас те, кому она дорога, кто только ее хочет развить.
Она бы не затерялась тогда среди пустых желаний.

И мы бы не профукали нашу жизнь, а сделали бы великое открытие — что все, что есть в нас, — все, что есть! — только для того, чтобы проявить ее, эту точку.
Разжечь ее.

Что она и есть жизнь.

Точка Любви в нас.

И рано или поздно, именно она приведет нас друг к другу.
И злодеев, и праведников.

Тогда, в 1995 году, я вернулся домой через неделю после похорон.

Целые дни проводил в Иерусалиме, у Стены Плача. Сказали мне, что так надо. Ну вот бродил я там, читал «кадиш», просил…

Чего?!.. У меня было много вопросов… Все больше о жизни… Для чего она такая?!…


Отец ушел и унес с собой часть себя во мне. Там зияла дыра. Надо было ее чем-то залатать.
Именно тогда, похоже, я и докопался до своей точки.

Семён Винокур
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

Не оставляйте счастье на потом

Суббота, 26 Ноября 2016 г. 19:46 + в цитатник
Не оставляйте счастье на потом
Геннадий Коган
Кто может знать, что с нами будет через час?
Кто может знать,как сложится день завтра с нами?
Но если счастье к вам заглянет в дом сейчас,
Не заставляйте ожидать его годами.

Жизнь бренная даётся нам всего лишь раз,
Отпущенное время быстро мчится,
Безмолвной птицей улетит оно от нас
И не захочет вновь к нам возвратиться.

Откладывая с милым счастье на потом,
Иль со своей прекрасной половинкой,
Вы обрекаете на пустоту свой дом
И в одиночестве бродить тропинкой.

Не будет слышен в доме детский звонкий смех
И шум гостей, к ребёнку приглашённых,
И счастье стороной само пройдёт у тех,
Кто не познает всех ночей бессонных.

Не оставляйте своё счастье на потом,
Чтоб не было сердечных мук страданий,
Приходит к нам оно с любовью и теплом,
Которые полны очарований.

20.11.2016
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 7 пользователям

ЖИВИ мой друг

Суббота, 12 Ноября 2016 г. 10:06 + в цитатник
Живи, мой друг, не глядя на других,
Корону их и трон не примеряя.
Не верь словам… В глазах – душа людская,
А остальное – маска, щит и грим…
Живи, мой друг, болезни не боясь,
Всё лечится надеждой и любовью.
Ты береги душевное здоровье,
Не урони случайно душу в грязь…
Живи, мой друг, не осуждая тех,
Кто жил не так, как ты считаешь нужным.
Ты видел, как богатство рушит дружбу?
Свой грех исправь, увидев чей-то грех…
Живи, мой друг!!! А старше становясь,
Ты будешь снисходительнее к ближним.
Как косточки внутри у вкусной вишни,
Так недостатки тоже есть у нас…
Живи, мой друг, люби и замечай,
Какой кусочек неба над тобою,
И как берёзы шелестят листвою,
И как рыдает у икон свеча…
Живи, мой друг, за тех, кто не дожил,
Чтоб за тебя им там не стыдно было…
Не в яхтах, друг, богатство, и не в виллах,
А в содержимом искренней души…
© Copyright: Ирина Самарина-Лабиринт, 2016
Свидетельство о публикации №116100300240
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

жизнь прожить -не поле перейти

Суббота, 22 Октября 2016 г. 15:14 + в цитатник
Жизнь прожить - не поле перейти.Будь ты даже баловнем удачи,
Полосы невзгод не обойти.
Полосата жизнь, и не иначе.
И, наверно, смысл в этом есть -
Не оценишь радость без печалей.
Если б было радостей не счесть,
Мы бы их совсем не замечали.
Если б жизнь без горя и забот,
Где ни боль, ни грусть не вхожи в сердце,
То душа не ведала бы взлёт
И того, как можно дружбой греться.
Если б удовольствий - через край,
А погода вечно без ненастья,
Мы бы знали, что такое рай,
Да не знали б, что такое счастье.
Не постигли б истины любви,
Ведь она замешана на боли.
Без неё хоть вечность ты живи,
Жизнь напрасна, если не с любовью.
Кто ж о рае в мире не мечтал!
В счастье до него взлетаем птицей!
Пусть недосягаем идеал,
Но зато нам есть, к чему стремиться!
Только через тяготы пути
Для души доступны откровенья.
Жизнь прожить - не поле перейти.
Тем её и дороги мгновенья .
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

Яйца моешь

Суббота, 22 Октября 2016 г. 14:16 + в цитатник
Яйца моешь
В обеденный перерыв купила на рынке 3 десятка яиц. До ровного счета, чтоб не давать мелочь на сдачу продавщица всучила еще 2 яйца. Яйца ношу в специальной переноске - яйцеклеткой я ее называю, чтоб в общественном транспорте не придавили ненароком. Так что лишние были совсем не к месту.

Возвращаюсь на работу, предлагаю коллеге:
- Ирин, - говорю, - давай эти лишние сейчас в чайнике отварим (тогда еще чайники были старой конструкции со спиралью внутри и без автоматического отключения) и съедим на обед.
- Ну они же грязные, как мы их в чайник?
- Говорю, мол, сейчас схожу, помою.

Кабинет наш на втором этаже, женский туалет на первом, на втором - только мужской. Прям через дверь от нашего кабинета. Представляет собой двухкомнатное пространство, в первой - раковина, дальше, за поворотом - непосредственно нужник. И мы частенько краном пользовались - заходишь орешь "есть кто?", если нет, то ногой дверь припираешь, чтоб открыта была и видно, что там барышни полощутся и набирай-мой себе. Так вот по этой же схеме иду готовить продукт к варке.

Возвращаюсь. Ирина - глаза из-под очков наивные, говорит:
- Твой муж звонил, я ему сказала, что ты в мужском туалете яйца моешь, сейчас придешь, чтоб трубку не ложил. А он положил почему-то.

Как рассказывал супруг, он не положил, он с трубкой со стула упал
Подробнее - на сайте "Комната Историй", посмотри, не пожалеешь: http://www.storyroom.ru/womanstory/713-yayca-moesh.html
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

НАСМЕШКА жизни

Понедельник, 03 Октября 2016 г. 07:29 + в цитатник
Аэропорт Бен-Гурион. Самолет готов к взлету. Летим в Москву. Рядом со мной садится человек, коему не нужно предъявлять метрику, чтобы понять, к какому народу он принадлежит. Курчавая смоль волос чуть тронута сединой, острые, черные глаза за сильными линзами очков, тяжелый нос с горбинкой, интеллигентная бородка.
- Шалом, - здоровается он с акцентом, сразу накинув на себя ремень безопасности.
- Добрый день.
- В Москву?
- Нет, - говорю я. – По дороге спрыгну с парашютом, в Одессе.
- Не пущу, - улыбается он моей неуклюжей шутке.
Тут я понял, что полет наш пролетит незаметно. В дороге нет ничего лучше умного и доброго попутчика, да еще с таким "багажом", как мой случайный знакомый. Но о "багаже" я на старте и не догадывался, и разговор мы начали самым обыкновенным образом: с погоды и политики. Тут, на политике, меня и понесло: "мы евреи", "нас евреев" и так далее. А мой попутчик и говорит осторожно: "Знаете, я ведь не еврей". Грустно мне стало, подумал, что слишком рано обрадовался и замолчал, уставившись в иллюминатор. Подумал тогда, почему в природе такого нет, почему цветок не прикидывается деревом, а заяц бегемотом….
Пауза затянулась, только после обеда, сосед глянул на меня острым глазом, улыбнулся в бородку и сказал, что он природный крестьянин из большой деревни Жолино, под городом Тамбов и в роду у него, насколько ему известно, евреев не было.
- Гостевали в Израиле? – спросил я.
- Нет, - снова улыбнулся он. – Живу с семьей в мошаве, на юге…. Вот уже тринадцатый год живу…. Я ветеринар по профессии…. Мать в деревне, сильно заболела. Вот лечу проведать.
" Господи, - подумал я, – каких только людей не пригрело Еврейское государство". В любом случае, после краткой исповеди моего попутчика, ничто нам больше не мешало продолжить разговор, и узнал я интереснейшую, как мне кажется, историю крестьянина тамбовской губернии, так похожего на еврея.
- Знаете, - сказал он после двухчасовой, непредметной, пустой беседы. – Я ведь еще мальцом понял, что не такой, как все. Помню, еще в школу не ходил…. Пришел батя пьяный и давай на мать орать: "От кого жиденка понесла!?". Мать бормочет что-то, отнекивается, оправдывается…. Отец ее тогда в первый раз ударил….Орет: "Скажи, что от цыгана! Говори, прощу!" А я что? Я и не понимал тогда, то такое "жиденок". И почему цыган - это еще ничего, а быть "жиденком" – совсем плохо. У нас в деревне евреев не было. Это мне потом, в школе, все и объяснили. Кличку ко мне приклеили с первого класса. Я и обижаться вскорости перестал…. Отец со мной вел себя, как чужой: бывало неделями в мою сторону и не посмотрит…. Да, чуть не забыл, двое брательников у меня, старше годами. Те нормальные по лицу, волос русый, носы картошкой. Вот папашка братьев моих привечал, а меня будто и не было…. Мать жалела, но как-то тайком, когда никто не видел. У нас с ней только со временем откровенный разговор получился. Было мне лет тринадцать.
- Мам, - говорю. – Чего я такой выродился, ни на кого не похожий?
- Не знаю, - говорит. – Прадед твой был, вроде, из казаков…. Может, оттуда и занесло наследство.
- Что же, - говорю. – Братьям ничего, а мне все! За что такое?
- Ничего, Феденька, - говорит. – Подрастешь, в город поедешь учиться. В городу таких, как ты, много…. Никто тебе в рожу "жидом" тыкать не будет.
С этим я и рос, и учился. Хорошо учился, с серебряной медалью школу кончил, уехал в медицинский институт поступать. Только ошиблась матушка моя. В деревне проще было. В деревне все знали, что я русский человек, только похож на еврея. Такая насмешка природы. А в городе никто и не сомневался, что я еврей. Ну и проблемы начались, ни мне вам рассказывать…. Чиновники пока до анкетных данных доберутся….. Ладно, диплом я, тем не менее, защитил с отличием. Хотел в аспирантуру поступить…. А мне завкафедрой и говорит: " Ты извини, Федя, я с такой физией лучше возьму настоящего еврея, а ты и так не пропадешь".
Ну, попал я по назначению в большой колхоз, стал работать. Все, вроде, путем. Только однажды, в сумерки иду к ферме на роды, и слышу во дворе бабы переговариваются.
- Ну, где жид-то наш, не торопится, - говорит одна.
- Та поспеет, - отвечает другая. – Он прыткий.
И так мне вдруг стало обидно. Не за себя, за людей, за баб этих…. Поймите меня правильно: в том колхозе хорошо ко мне относились, ценили, уважали, но все равно достала меня кличка из детства. Я тогда и подумал, что, может, никогда она от меня и не отлипала….. Тогда, в первый раз пошел в библиотеку и набрал книг разных…. Ну, по еврейскому вопросу. Там все про сионизм было, какой он плохой, но я умел читать между строк, а в году 85 –ом достал Библию. Вот ее стал читать с такой жадностью, как ничто до той поры не читал…. Прошел с год такого чтения, и стал я думать о себе, как о предке семитов, о потерянных коленах Израилевых стал думать…. Даже возгордился, честное слово. Еще через год вернулся в Тамбов…. Ну, и как-то само собой получилось, что полюбил девушку – еврейку. Ее предки очень были рады нашей любви и свадьбе были рады. Они так и не узнали, кто я по паспорту, а родителей своих из деревни не стал звать…. Ну, с отцом все и так ясно…. А мать за те годы, что я в деревне не жил…. В общем, мне даже показалось, что рада она была моей долгой отлучке…. Братья?…. Ну, эти, как отец…. Старший сказал как-то: "Ты, Федя, позор нашей семьи". Он сейчас прокурором работает в райцентре…. Значит, полный расчет у меня вышел с прежней жизнью…. Нет, вы только не подумайте, что я захотел евреем стать. Не было во мне неприязни к своему народу…. Только никогда понять не мог, в чем моя проказа, почему отвержение такое…. Я потом много читал об антисемитизме…. Только все там не так. Все, думаю, как в природе. Вот галки с воронами рядом летают, а доверия между ними нет. С таким и бороться нет смысла. Это я вам, как ветеринар, говорю…. Да, что дальше? Дети у нас родились - близнецы…. Все, вроде, нормально, только одна мне мысль запала: если я для вас всех белая ворона, то и жить буду среди таких ворон. Тут анархия пошла: бедность, бандитизм. Народ двинулся за кордон. Жена, верите, не хотела ехать. Я настоял…. Вот и вся история. Живу теперь без клички. Иногда, правда, русским зовут, но с годами все реже.
- А дети как? – спросил я.
- В ЦАХАЛе, - сказал он. – В боевых частях, - и достал фотографию.
Вот тут и произошло самое неожиданное. Дети моего спутника на отца совсем не были похожи. Улыбались мне с фотографии русые, голубоглазые, скуластые хлопцы.
- Хорошие ребята, - сказал сосед. – Только русский язык забывают. Обидно все-таки. Даже со мной только на иврите и шпарят.
at 18:08 АРКАДИЙ КРАСИЛЬЩИКОВ
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

Я буду помнить

Четверг, 15 Сентября 2016 г. 23:16 + в цитатник
митрий Беркетов
В холодную погоду, с кружкой чая,
Когда ветра снега нагонят,
Я вспомню, чая тихо припивая,
Как грел твои озябшие ладони.

Как их я согревал своим дыханием,
Целуя каждый ноготок,
Под своё робкое молчание,
Губами выражал всё то,
что высказать не мог ...

Как я краснел, смотря в глаза твои,
Как ты смутилась и ко мне прижалась.
Как вечер запылал для нас двоих,
И как ты постоянно извинялась ...

И снова время остановит бег,
Как те часы, что за секунду пролетели.
А я подумаю- ну как же короток наш век,
Раз многого сказать мы так и не успели.


T-Killah feat. Александр Маршал – Я буду помнить (2015)

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ не совок

Понедельник, 15 Августа 2016 г. 20:31 + в цитатник
Альфред Кох
Современная Россия - не совок

Почему-то считается общим местом, что мы возвратились в поздний совок. Нет! Поздний совок был честнее, цельнее, проще и понятнее. Он был незамысловат и по-своему логичен.

Совок был грязен, скуден, герметичен и интеллектуально - слишком однообразен. Но в бытовом плане он был значительно безопаснее.

Милиция работала. Суды - судили. Во всяком случае - обычную уголовку и всякие семейные тяжбы. Горисполкомы - убирали снег. Детские сады и школы воспитывали и учили детей.

Я до сих пор живу отнюдь не высшим, а именно, средним образованием, которое получил в обычной средней школе номер 28 в г. Тольятти.

Нет! У меня нет никакой ностальгии. Это была очень неинтересная, закрытая и слишком идеологизированная страна.

Но в ней не было вице-премьеров с состоянием в 200 миллионов долларов, льющих крокодиловы слезы по миллионам обездоленных соотечественников.
Брежнев был дурак. Андропов - сволочь. Черненко - труп. Они все талдычили одно и то же. Про социализм, как передовой строй. Про враждебное окружение. Про неизбежную нашу победу и т.д.

Но в телевизоре не было ничего хоть близко напоминающего нынешних заполошных истеричек.

Не было вот этой апокалиптической интонации. Не было выпученных глаз и вспухших жил. Не было такой агрессивности и очевидной жажды крови.
СССР - за мир во всем мире. Мы никогда не нападем первыми. Мы это знали и в это верили. СССР подписывал договора с США. И все знали: эти договора будут выполнены. Иначе зачем их подписывать? СССР имел прекрасную кредитную репутацию вплоть до падения цен на нефть в 1986 году. Ему верили. Ему легко давали любые деньги взаймы.
К чему я это все? Да к тому, что по степени истерии и агрессивности, которой сейчас напитывается российское общество, по степени оголтелости общественного мнения - нынешняя Россия совсем не похожа на поздний совок.

Там еще были люди, с которыми власть должна была считаться: ученые, писатели, музыканты, режиссеры. Сейчас таковых уже нет... Любого легко скрутят в бараний рог. И общество даже не спохватится: а куда делся этот самый N?

Никаких новых лиц. Строго по списку: Кобзон, Пугачева, Леонтьев, Валерия, Газманов. Далее по значимости: Спиваков, Башмет, Гергиев, Табаков, Нетребко.

Пройдет еще двадцать лет. Пластическая хирургия достигнет новых высот. Кобзона будут выносить на сцену. Но ничего не поменяется. Канонизированные деятели искусства останутся при своих эфирах, а все новое не уйдет в андеграунд (как это было в годы застоя), новое будет петь все те же песни. Ремейки ремейков. Старые песни о главном-25.

Мы все были ироничны. Мы все смеялись над совком и были уверены, что нашему поколению уж точно сделана от него прививка.

Но вот же какова ирония судьбы: мы живем в такое время, когда даже Геббельс бы покраснел от уродства, хамства и омерзительности нашего агитпропа. Даже Геринг бы постеснялся жить в замках, которые понастроили себе нет, не бизнесмены, - чиновники! Даже Гитлер не смог бы заставить себя нести абракадабру про "сакральность" какой-либо территории, как повод для экспансии.

Совок был плохо скроен, да крепко сшит. Его строили крестьяне. Сверху до низу крестьяне. Начиная с Хрущева и Брежнева и кончая последней старухой в нечерноземной деревне. Совок был (давайте называть вещи своими именами) - мелкобуржуазным представлением об идеале. Жигуль, трехкомнатная квартира, стенка "Хельга", дача 6 соток. Он был примитивен и туп. Он был по своему жесток. Как бывают жестоки деревенские жители к чужаку или городскому умнику.

Но он не был так подл и лицемерен как нынешняя Россия! Он не был гнусен. Во всяком случае тот совок, в котором жил я.

И вот какой мой вывод. Нынешняя Россия - это представление об идеале вертухая. Кума. Начальника зоны. Вот чем вертухай отличается от крестьянина, тем нынешняя Россия отличается от совка.
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

истории от ЮРИЯ НИКУЛИНА

Воскресенье, 14 Августа 2016 г. 19:51 + в цитатник
Юрий Никулин
Случилось это на заре 80-х, когда я только взял на себя руководство цирком на Цветном. Работа не пыльная – с людьми и животными, причем, вторые обычно были понятливее первых. И если раньше клоуном был я, то теперь мне нужно было следить как минимум за 150-ю клоунами. Затеяли тогда в цирке съемки новогоднего «Голубого Огонька». Рассадили в первых рядах за столиками наших звезд эстрады вперемежку со звездами кино и членами ЦК. Кульминацией вечера должен был стать полет Леонтьева под куполом цирка на трапеции под песню «Дельтаплан», причем по арене в это самое время должны были ходить живые тигры. На удивление, Валера согласился, потому что был не из сыкливых, за что его, собственно, не любили ни в Госконцерте, ни в Политбюро. Многих шокировала его манера одеваться в обтягивающие костюмы и нежелание вступать в КПСС, на что он всегда отвечал: «Срать я хотел на вас и на вашу партию». И эти его слова стали пророческими.
Ничто не предвещало беды, когда Леонтьев, нацепив яркий леопардовый костюм, уселся как попугай на жердочку трапеции и сделал свой первый круг по арене, оставив где-то внизу полосатых хищников, которые с недоверием начали рыкать на гутаперчивого дельтапланериста. Зрители аплодировали и тыкали пальцем, а оператор пытался поймать леопардовое чудо с кудрявой головой в объектив. В какой-то момент механик, следивший за движением трапеции с Леонтьевым, решил опустить его пониже к тиграм, но перебрал с расстоянием, потому что накануне перебрал с водкой. В итоге Валера летел на бреющем полете прямо над головами у озверевших зверей, которые в прыжке пытались его поймать, принимая за обнаглевшего примата. Певец извивался как уж, уворачиваясь от острых когтей и клыков. В какой-то момент одна из кошек изловчилась и порвала лапой упругие брюки Валерия прямо на заднице, выпустив наружу его естество. Следующий круг Леонтьев проделал, истошно крича, подобно луне освещая голым задом будущего заслуженного артиста все вокруг. Собравшиеся в зале умирали от смеха, но съемку не прекращали, потому что пленка стоила дорого, а жопу можно было потом и вырезать. В какой-то момент механик очнулся и с силой рванул рычаг, из-за чего трапеция с Леонтьевым мгновенно взлетела под самый купол на 20-метровую высоту. Не ожидавший такого поворота событий бедный Валера от страха наложил в штаны, причем, сделал он это в буквальном смысле, а поскольку штанов на нем уже не было, то все его дерьмо полетело вниз прямиком на Кобзона, Лещенко и прочих обласканных властью деятелей культуры. Вот так вот Валера Леонтьев хотел срать на систему, и в итоге сделал это!
Так сложилось, что в зале сидели Андропов с Громыко, передачу в панике сняли с эфира, и все пришлось переснимать в студии в Останкино. А зря, потому что это было самое веселое представление за всю историю цирка под названием СССР. (с) Юрий Никулин «Цирк с конями» #жзл
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

воспоминанья

Суббота, 30 Июля 2016 г. 11:12 + в цитатник
По улицам окраинным бродить
И слушать шум листвы и звон трамвая.
И мысленно с тобою говорить,
На все вопросы молча отвечая.
Я всё тебе сумею рассказать.
Я у тебя смогу спросить совета.
И буду я надеяться и ждать,
Как ждут зимою ярких красок лета.
Твоё дыханье чувствовать щекой,
Ладонью ощущать рукопожатье,
Всем существом, со всей своей тоской,
Мечтая утонуть в твоих объятьях.
Ни сетовать не буду, ни роптать.
Я буду пустяками время полнить.
Лишь не смогу тебя я вспоминать,
Поскольку не смогу тебя не помнить.
* * *
Всего каких-то сорок лет!
Но кто же, кто на этом фото?
Как неудачно падал свет,
Теперь, поди, узнай кого-то!..
А вдруг не свет в том виноват,
А просто снимки пожелтели?
Знакомый двор, знакомый сад...
Да кто же там, на самом деле?!
Ужели с чёлкой – это я?
И улыбаюсь нарочито.
А кто там смотрит на меня
Из-за двери полуоткрытой?
Немой вопрос, немой ответ –
Лишь в горле слабое першенье...
Как неудачно падал свет,
А сорок лет – одно мгновенье!..
И нам не крикнет режиссёр:
– Вниманье! Дубль второй! Готовы?
…И сад, и светом залит двор,
И контур профиля чужого.

* * *АЛЛА ЛЕВИНА
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 5 пользователям

https://www.youtube.com/watch?v=-s6f1RmmtKk

Понедельник, 04 Июля 2016 г. 20:34 + в цитатник
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

https://www.youtube.com/watch?v=d1yfX6VnrSU&index=15&list=RD0PaBpeOqPSg

Четверг, 17 Марта 2016 г. 23:22 + в цитатник

мудрый совет родителям

Пятница, 29 Января 2016 г. 22:32 + в цитатник
Не обижайтесь на детей,
Что не пришли, не позвонили,
Не обижайтесь на детей,
Что подарить цветы забыли.
У них своя земная жизнь,
Такого темпа мы не знали,
Их быстроходный поезд мчит
В другую жизнь, в другие дали.
Умейте отпускать детей,
Не прицепляйтесь к их экспрессу,
Умейте отпускать детей,
У них другие интересы.
Свой тихоходный экипаж
Остановите на мгновенье,
Пусть ваши дети в жизнь летят
По выбранному направленью.
Примите их какие есть,
И если в силах — помогите
На быстроходный поезд сесть.
С дороги вовремя уйдите.
Душой старайтесь их понять,
Махнуть им вслед на полустанке
И не пытайтесь догонять,
Встав рано утром спозаранку.
Любите собственных детей,
Обиду, злобу — не держите,
Любите собственных детей,
В их сердце местом дорожите.
Ведь мы намного их мудрей
И каждый час общенья дорог,
Не обижайтесь на детей,
А подарите счастья короб.
Автор: Людмила Сарапулова
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 5 пользователям

ПРОЧТИТЕ ЭТОТ СТИХ ПЕРЕД ССОРОЙ!!

Пятница, 06 Ноября 2015 г. 21:43 + в цитатник
ПРОЧТИТЕ ЭТОТ СТИХ ПЕРЕД ССОРОЙ!!

Эдуард АСАДОВ

С вечера поссорились супруги,
Говорили много резких слов,
Сгоряча не поняли друг друга,
Напрочь позабыли про любовь

Утром мужу на работу рано,
А на сердце -- горечи печать
За ночь глупость осознал он,
Подошёл жену поцеловать

Не спала, но всё же притворилась,
Отвернула в сторону лицо
В глубине обида затаилась,
Как удав, свернувшийся кольцом

Дверь закрыл -- ни слова на прощанье,
Со двора на окна посмотрел...
Если б они знали, если б знали,
Что ушёл из дома насовсем

А жена привычными делами,
Как всегда, своими занялась:
Детское бельишко постирала,
Борщ сварила, дома прибрала

Чистый пол, помытая посуда
И с работы скоро муж придёт
-- Я с ним разговаривать не буду,
Пусть прощенья просит, пусть поймёт

Гордость в сердце вздыбилась высоко:
-- Первая к нему не подойду!
По ролям разыгрывалась ссора
В воспаленном дьяволом мозгу

Шесть пробило, семь и пол-восьмого...
Неподвижна дверь, молчит порог
И в тревоге что-то сердце ноет,
Где же задержаться так он мог?

Вдруг какой-то крик и суматоха,
Чей-то голос, плачущий навзрыд,
И соседский мальчуган Алёха
Крикнул, запыхавшись: "В шахте взрыв!"

Взрыв! Совсем коротенькое слово...
Сердце будто в клочья порвало!
Нет, она к такому не готова!
Может жив он, может повезло

И в слезах по улице бежала,
Вспоминая с болью прошлый день,
Как в обиде злилась и кричала,
Застилала разум злобы тень

Заведенной куклой повторяла:
-- Мой родной, о только бы не ты,
Я б к твоим ногам сейчас упала,
Прошептав короткое "Прости"

Им бы знать вчера, что будет завтра,
По-другому всё могло бы быть
Смерть, как вор, приходит так внезапно,
Не оставив шансов долюбить

Прогремит неугомонно грозно
Приговор. Его не изменить,
Исправлять ошибки слишком поздно,
С этой болью ей придётся жить

Люди, будьте к ближним своим мягче,
Относитесь с нежностью, с добром
И не обижайте, а иначе
Можно горько каяться потом...

Спасибо за чтение. Берегите друг друга!:)
Комментировать15
Поделиться78
Класс536

Динара гришина(садыкова
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 2 раз
Понравилось: 11 пользователям

юмор

Понедельник, 28 Сентября 2015 г. 14:36 + в цитатник

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

ТЫ ОДИНОК, НО Я НЕ ЛЕКАРСТВО

Суббота, 04 Июля 2015 г. 22:10 + в цитатник
ТЫ ОДИНОК, НО Я НЕ ЛЕКАРСТВО

Вторник, 08 Июля 2014 г. 03:32 + в цитатник
Вот такие интересные мысли о страхе одиночества, отношениях между людьми, желании любить и быть любимой, которые заставляют задуматься, я прочитала недавно в интернете и мне захотелось, что бы вы прочитали их тоже....


— Когда я открываю дверь в квартиру и понимаю, что никого нет дома, мне не хочется туда заходить, — говорит мой друг.

Прошло четыре года после развода, а я до сих пор ощущаю дрожь в коленях, когда открываю дверь и понимаю: здесь никого нет! Ура! Тишина. Никто не вертится около тебя и не пытается делиться скучными переживаниями дня. Никто не смотрит сериалы и не говорит по скайпу. Никто не вовлекает тебя в поиски ключей, бумажника, бритвы. Никто не навязывается с тобой в кино или на прогулку.

Да, есть люди, которые не могут сами пойти в кино. Или на прогулку. Есть люди, которые не способны путешествовать одни. Им зачем-то всегда нужен партнер.

Так принято: если ты любишь человека, то вы мажете друг друга клеем, прилипаете — и дальше все делаете вместе. И вам типа весело. Потому что вы вдвоем.

Вы спите в одной кровати, завтракаете за одним столом, сидите перед одним телевизором.

— Ты не боишься одиночества? — спрашивает подруга.

Я мямлю. Потому что такой вопрос я себе не задавала. И я не понимаю, что это означает. Одиночество как жизнь без любовника? А как же все другие люди: друзья, приятели, знакомые, коллеги, родственники?.. Они не в счет?
=
Подруга уже несколько месяцев пытается расстаться со своим вздорным мужчиной, но не уходит, потому что не нашла никого взамен. И она не содержанка, для которой это жизненно важно. Просто ей даже в голову не приходит, что можно вот так остаться без мужчины, уйти в пустоту.

— Видимо, не боюсь, — отвечаю я. — А почему я должна?

Ну правда, почему? Меня должен преследовать страх смерти?

Допустим, я заболела. Я болела, когда жила вместе с мужчиной — и это хорошо только в начале отношений, когда он среди ночи бежит в дежурную аптеку за аспирином, а заодно покупает цветы где-то по дороге (или срывает).

А потом, когда страсть остывает, у тебя будет хоть 39,2 — и ты два часа по стенке идешь в туалет, а твой «самый близкий человек» играет на компьютере и обещает выйти за лекарствами, когда сможет, наконец, сохраниться.

Меня растил отец, у которого, разумеется, были девушки. Но они не жили с нами. И если у папы был грипп, а у собаки — расстройство желудка, то он вставал и шел на улицу. И ничего. Справился.

Нет таких внешних трудностей, с которыми ты не можешь помочь себе сам.

Другое дело — пустота и страх, которые есть внутри тебя.

— Я никогда не жила одна, мне страшно в квартире, — говорит знакомая.

У этого есть название — аутофобия. Патологический страх одиночества. Страх остаться без «зеркала» — без человека, который поддерживает, одобряет, отражает твое настроение, утешает.

Человека, которого мучает аутофобия, всегда будет слишком много в твоей жизни. Он будет скандалить, если пропустишь его сообщение. Он будет манипулировать и шантажировать — «без тебя я умру». Он будет делать все, чтобы тебе угодить. Лишь бы не оставаться одному.

Приятель расстался с девушкой и позвонил в истерике: «Приезжай! Мне ужасно! Я не выдержу!» Ну, я приехала. Среди ночи. Чтобы застать у него еще десять человек. Он всех просил пожить у него, потому что «не справится один, он никогда не был один». Когда друзья уже не могли оставаться за городом, он приложил неимоверные усилия и вернул свою девушку (даже несмотря на то, что она ушла от него к женщине, а спустя пару лет, после окончательного расставания, немедленно объявила себя лесбиянкой).

И вот думаешь: ему нужна была именно она или любое живое существо, которое могло с ним разговаривать?

Другой знакомый годами не давал жене развестись только потому, что боялся остаться в пустых комнатах. Он умолял, обещал, подкупал. В итоге она просто от него сбежала.

Люди, которые боятся одиночества, эгоистичны. Им все равно, кто ты, им важен только эффект присутствия. Они сами не могут быть счастливы — и не дают другим.

Мать моего друга так вовремя выпила таблеток, чтобы сын, который собирался в школу, застал ее без сознания. Она думала — тот позвонит отцу, который ушел к другой женщине. Но он позвонил старшему брату. Отец, впрочем, на пару месяцев вернулся, но просто чтобы уладить ситуацию.

Страх одиночества встречается так часто, что кажется чем-то нормальным. Ну и всякие там стихи и песни романтизируют его, делают его частью прекрасной любви, которая заставляет нас страдать. Кино и сериалы поддерживают фобии: мол, если будешь одна, то так и помрешь, подавившись таблеткой, а кошки обглодают твое тело.

Человек, который ради «единственной» разбивается в лепешку, и переживает, и рыдает, и грызет стену, — это положительный образ. Все о таком мечтают. До тех пор, пока такой вот пациент не обглодает тебя не хуже кошек — но только живьем.

Культура облагородила психозы, сделав их частью сентиментальных переживаний. Поэтому сейчас, наверное, так популярны сериалы вроде «Костей»/Bones или «Мост»/Broen, где главные героини (по какой-то причине это всегда женщины) рациональны и не верят во всю эту лирически-истерическую чушь. Они умны и склонны к анализу, а не к рыданиям по пьяни под песни Адель.

В этих героинь хочется верить, потому что в страданиях и страхах, если честно, нет ничего интересного. Ты попусту тратишь время и силы. А все, что получаешь на выходе — язву желудка или проблемы с щитовидной железой. Блестящая сделка, что уж там.

Сходить с ума, конечно, не запретишь, но вовсе не обязательно становиться жертвами этого эмоционального шантажа. Если вас любят с таким напором, что хочется сменить имя и страну, — не поддавайтесь. Потому что вас не любят. На вашем месте мог бы быть холодильник, если бы умел поддакивать и заниматься оральным сексом.

Просто надо знать, что любовь всегда в удовольствие. Даже если она прошла, тебя не разрывает боль утраты, а лишь появляется приятная грусть и благодарность за то, что было хорошо.

Если у вас все по-другому — значит, вас просто поймали на живца. И держат в заложниках. Кричите о помощи. Спасайте свою душу.
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 6 пользователям

Зачем обидела меня?

Пятница, 19 Июня 2015 г. 22:04 + в цитатник
Зачем обидела меня?
Геннадий Коган
Вчера, сказав обидные слова,
Ты тихо вышла за порог,
Тебя я слушал, чуть дыша,
И слова вымолвить не смог.

Я этих слов не заслужил,
И ты прекрасно это знала,
Тобой я очень дорожил,
Но ты меня не понимала.

Зачем сказала мне обидные слова?
И для чего поссориться хотела?
Искала повод ты ещё с утра
И как-то подозрительно смотрела.

Поступок твой понять я не могу,
Просить тебя вернуться я не буду.
Но знай, что я тебя люблю
И наши встречи не забуду.
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 4 пользователям

ДАЛЕКИЕ

Суббота, 14 Февраля 2015 г. 22:37 + в цитатник
Далекие
Ольга Бурковская
Далекий мужчина… далекая женщина…
Но связи прочней не придумала жизнь…
Страстью… разлукою… были обвенчаны…
Их души летят… Души тянуться в высь…

Она пишет ему… Он с улыбкой читает…
Глаза улыбаются – сердце болит…
Далекая женщина тайно мечтает…
Что весточка с юга опять прилетит…

Они не враги… не друзья… не чужие…
Два сердца далеких так близко.. в мечтах…
Другие дороги… и горы другие…
Но… счастье их рядом… в письмах.. в стихах

Далекая женщина тихо мечтает…
Далекий мужчина ей весточку шлет…
А в комнате темной свеча догорает…
Сердца завершают свой тайный полет…

Далекий мужчина… далекая женщина…
Нет связи изысканней в мире большом…
Улыбки на лицах … опять без причины…
Им так хорошо… Им до слез… хорошо…
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 2 пользователям

Без заголовка

Суббота, 24 Января 2015 г. 10:36 + в цитатник
ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ МОИМ ДРУЗЬЯМ КТО МЕНЯ ПОЗДРАВИЛ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ БЛАГОДАРЕН ВАМ ОТ ВСЕЙ ДУШИ СПАСИБО ВАМ
Рубрики: 

Метки:  

Понравилось: 2 пользователям

Эдуард Асадов.

Четверг, 16 Октября 2014 г. 18:40 + в цитатник
Эдуард Асадов.
Она вошла, совсем седая,
Устало села у огня,
И вдруг сказала «Я не знаю,
За что ты мучаешь меня.
Ведь я же молода, красива,
И жить хочу, хочу любить.
А ты меня смиряешь силой
И избиваешь до крови.
Велишь молчать? И я молчу,
Велишь мне жить, любовь гоня?
Я больше не могу, устала.
За что ты мучаешь меня?
Ведь ты же любишь, любишь, любишь,
Любовью сердце занозя,
Нельзя судить, любовь не судят.
Нельзя? Оставь свои „нельзя“.
Отбрось своих запретов кучу,
Cейчас, хоть в шутку согреши:
Себя бессонницей не мучай,
Сходи с ума, стихи пиши.
Или в любви признайся, что ли,
А если чувство не в чести,
Ты отпусти меня на волю,
Не убивай, а отпусти».
И женщина, почти рыдая,
Седые пряди уроня, твердила:
«Я не знаю, за что ты мучаешь меня?».
Он онемел.
В привычный сумрак
Вдруг эта буря ворвалась.
Врасплох, и некогда подумать:
«Простите, я не знаю Вас.
Не я надел на Вас оковы»
И вдруг спросил едва дыша:
«Как Вас зовут? Скажите, кто Вы?»
Она в ответ: «Твоя Душа».


Источник: http://www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/ona-voshla-sovsem-sedaya-732460/ © AdMe.ru
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 11 пользователям

Судьбы скрещенья

Суббота, 11 Октября 2014 г. 02:18 + в цитатник
Судьбы скрещенья
Б.Л.Пастернак

Свеча горит в моей руке,
Горит несмело,
Огонь дрожит, как свет в реке,
Как в холод тело.

Несу печаль, свою свечу
Вам к изголовью:
Свеча легка — не по плечу
Душа с любовью.

Свеча горит, стекает воск,
Я молча плачу,
Слетает лишнее, как лоск,
Я слёз не прячу.

Узнает кто — так что с того? –
Как я любила:
Смотрю сквозь слёзы на него –
Свеча оплыла…

Возможно, душу, как свечу,
Остудит время,
Сгорит? — Я следом улечу:
Любовь не бремя
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 1 раз
Понравилось: 6 пользователям

Чем старше Женщина - тем больше преимуществ.

Суббота, 04 Октября 2014 г. 14:55 + в цитатник
Чем старше Женщина - тем больше преимуществ.
Она мудрей, хитрее и нежней.
И четче знает, кто ей в жизни нужен,
И юной деве не сравниться с ней!

Ходы вперед десятками считает.
Читает взгляд. И даже слабый жест.
Запретный плод её уж не прельщает:
Она все то, что ей по вкусу ест.

Мужчин с успехом делает рабами.
По-царски правит в собственной семье.
Все реже плачет "бабьими" слезами,
И жалость вряд ли вызовет к себе.

Кокетства глупость заменяет шармом,
Перешагнув в утехах тела стыд.
И дарит то, что ей приятно, ДАРом,
А память ставит промахи на вид.

Умеет скрыть природные изъяны,
Достоинства изящно подчеркнуть.
И взглядом, полным магии и тайны
Привычно, без усилия, сверкнуть.

Вместить в себя все вековые гены,
Изюминкою стать в руках Творца.
Быть Афродитой, вышедшей из пены
На жертвенность венчального кольца.

И в 40 "с хвостиком", вступая в совершенство,
Стряхнув усталость напряженных лет,
Почувствовать душевное блаженство
Гармонии, Цены, которой нет!
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 8 раз
Понравилось: 7 пользователям

ЛЮБОВЬ к жизни

Суббота, 04 Октября 2014 г. 11:09 + в цитатник
Она шпаргалок в школе не писала.
Шпаргалки - принцип легкого ума.
На изумленные вопросы отвечала:
"Мне шпор не надо - я могу сама!"

Из магазинов часто возвращалась,
С трудом до дома сумки волоча.
А про себя сердито огрызалась:
"Не надо помощи, я справлюсь и сама!"

Меняла зимнюю на летнюю резину,
Когда вокруг дурманила весна.
А мужики? Ну хоть бы кто помог !
Ну и плевать! Не надо! Я сама!

В двери замок заел и дверь не открывалась.
Вдруг кто-то ей сказал: "Давайте, я?"
И сердце дрогнуло, душа заулыбалась,
Но голос тихо произнес:"Не надо, я сама".

И он ушел. И стало жутко пусто
В том мире, где жила она одна.
И накатило горестное чувство:
Осточертела фраза "я сама"!

Соленым градом покатились слезы,
Уже давно бы он ей дверь открыл...
Вдруг голос сзади: "Я не слишком поздно?
Вот, за отверткою к себе домой ходил".

Замок поддался, дверь в момент открылась.
А Он смущенно на Нее смотрел.
И поняла Она, что только что влюбилась,
В того, кто ее сердца дверь открыть сумел.

И на пороге крохотной квартиры
Они читали мысли по глазам:

Она: "Ты самый-самый лучший в этом мире!"
И Он: "Я никому Тебя, поверь мне,не отдам!".
Рубрики: 

Метки:  


Процитировано 3 раз
Понравилось: 12 пользователям

Поиск сообщений в гриша51
Страницы: [2] 1 Календарь