Вероника Франко венецианская поэтесса, родилась в 1545 г. в семье  Франческо и Паолы Фракасса, одна из крупнейших поэтесс эпохи  Возрождения, описывая в своих стихах чувственность и эрос. Ее стихам придает очарование искренность вдохновения, которая  проявляется прежде всего в силе и переживаниях страсти,- тогда ее тексты
достигают настоящего драматизма. Человечность ее поэзии возникает и из  осознания своего положения куртизанки, которая не защищена институтом  брака или же приемлемыми социальными условиями, это  исповедальность порывов души,  весьма интересная с точки зрения  человеческой и психологической.

(560x699, 57Kb)

 

В очень раннем  возрасте по натоянию матери она стала куртизанкой, которая тоже была  известной  куртизанки.  Вероника вышла замуж за доктора Паоло Паниццу, но уже в 18 лет стала жить отдельно.  Известен судебный  процесс, который был проведен над нею инквизицией в 1580 г.: Вероника  Франко обвинялась в том, что слишком привязала к себе своих любовников и отвлекла их от исполнения супружеских и гражданских обязанностей,  привораживая колдовством и чарами.  Умная и образованная, она  блестяще себя защищала, с большой страстностью и уверенностью в своей правоте, которые поразили присутствующих  настолько, что обвинение было снято.

Стихотворения Вероники Франко сегодня доступны во многом благодаря тому, что Доменико Веньер, венецианский аристократ, к которому уважительно относились самые
известные литераторы той эпохи, создал в своем особняке очень престижный литературный салон.  Его посещали Челио Маньо, Бернардо Тассо, Спероне Сперони. У Франко с Веньером велась очень активная переписка, опубликованная в 1580 г.

Вероника Франко стала прототипом для  фильма Честная куртизанка. Это мелодрама.

Скандальная история любви одной из самых прекрасных куртизанок Венеции конца XVI века. Ее чистое сердце разбивает истинная любовь к юноше, который принадлежит к высшему сословию. Невинной девушке приходится стать куртизанкой и в совершенстве овладеть искусством соблазна, чтобы она имела возможность открыто любить.

ПОСЛАНИЕ V. (Capitolo V: "Signor, la virtu vostra e 'l gran valore…") от Вероники Франко к неизвестному мужчине

Так явна доблесть в Вас, и ярка добродетель,
А красноречье столь неистово сильно,
Что сердце Вы спасли из чуждой сети,
И только Вами лишь оно теперь полно,
И биться хочет только рядом с Вашей грудью
И жить лишь так, как Вами решено.

Боготворила то, что ныне чту беспутьем…
Но больше не ищу я бренной красоты,
Казнюсь, что наслаждалась её сутью.
Позор мне, полюбившей полного тщеты,
Когда наоборот, любить Вас надо было,
Ведь добродетельны, мудры Вы и чисты.
Песчинок меньше волнами намыло,
Чем слез об этом излила за раз:
О добродетелях, любя тщету – забыла…

В ошибке этой я, вздыхая, созналась,
Сейчас же клятвой непреложной обещаю
Что ожидает красоту теперь отказ.
От Ваших совершенств томлюсь, изнемогая,
Стучится сердце, больше не в сети,
Меня не держит Купидона воля злая –
Отныне – разум, ты один меня веди!

перевод Софии Пономарёвой

Венецианские куртизанки благодаря своим знаниям, способностям, вкусу, умению вести светскую беседу и быть занимательными были особой кастой в городе и стояли в общественной иерархии Венеции гораздо более высоко, чем просто продажные женщины. Франко родила шестерых детей от разных мужчин (трое из ее детей умерли в детстве) и благодаря своей профессии содержала себя и детей, большой дом, хозяйство, прислугу и имела возможность нанимать своим детям частных учителей.
 

В 70-х годах она познакомилась с Доменико Вениером (Domenico Venier), который ввел ее в известный в Венеции литературный салон, в котором собирались поэты,
художники, музыканты, политики и т. д. Сам Доменико был "литературным советником" не только литераторов-мужчин, но и женщин, чей каприз состоял в увлечении литературой. Он был достаточно хорошо известен и в Венеции, и во всем регионе. Гостями этого элитарного салона были известные и знатные венецианцы (например, военный герой Эсторе Мартиненго, Estore Martinengo) и гости города,  они читали друг другу свои стихи, наслаждались игрой музыкантов и играли сами, пели, развлекались, вели светские разговоры, сплетничали, любезничали, заводили любовные интрижки и т. д. Читала здесь свои стихи и Франко (к тому же она неплохо играла на лютне и спинете), а потом опубликовала их в сборнике "Terze rime" (или "Capitoli", 1575; из 25 стихотворений, capitoli, этого сборника 17 принадлежали Франко, остальные - Доменико Вениеро и другим авторам).
 

Свои стихи Франко адресует тем мужчинам, от которых ожидает ответного чувства, они откровенны и эротичны: Франко воспевает свое любовное искусство, признается, что ставит свое служение Венере выше служения Аполлону, и обещает удовлетворить любые желания своего адресата, воображаемого собеседника. Ее стихи разрушают
традиционное представление о влюбленной женщине: молчаливой скромнице с потупленным взором, холодной, рассудительной и недоступной. С другой стороны, в других своих стихах, написанных в эпистолярной форме, напоминающих "Героиды" Овидия и его же "Письма с Понта", она вступается за женщин, слишком часто подверженных оскорблениям и нападкам, как в словах, так и действием, со стороны недостойных мужчин.

Дошли до нас также 50 писем Франко - "Lettere di cortegiane" (1580, 1884), впервые опубликованные в Венеции. Одно из писем адресовано французскому королю Генриху III, 21 письмо - знаменитому венецианскому живописцу Тинторетто  (Джакопо Робусти, ок. 1518 - 1594) по разным поводам, в том числе она обращается к нему со словами благодарности за выполненный им ее портрет. Остальные письма - это рассказ о повседневной жизни: игра на музыкальных инструментах, хлопоты, связанные с подготовкой к встрече друзей, запрос о ссуде на покупку инвалидной каляски, обсуждение литературных проектов, комментарии к некоторым событиям, причем в
некоторых письмах Франко предстает как моралист, дает советы своим друзьям, поучает, высказывает свои мысли, мнения и суждения по разным поводам, в том числе о придворных нравах, женских добродетелях и т. д.

Художник Якопо Тинторетто (1518-1594) Портрет женщины, показывающей грудь.1570

(615x699, 84Kb)

Стихи Вероники Франко. Перевод  Софии Пономаревой

(Come talor dal ciel sotto umil tetto...)

Генриху III Французскому, который, покидая Веронику, пожелал получить её портрет на память

С небес порою под простую кровлю,
Благой Юпитер к людям снизойдёт,
И смертным чтоб не сжечь глаза и брови, 
Он облик человеческий возьмёт.
Вот так возник в моем алькове скромном,
Без царственного вида, приземлён,
Энрико, поднятый Фортуной к трону,
Славнейшему с начала всех времён.

Таил он сан – но сердце мое знало.
Его достоинств блеск предощутив,
Оно свою убогость проклинало.
И понял он, что я под власть подпала…
Мой образ на эмали получив,
Умчался прочь, довольный и усталый.
II
(Prendi, re per virt; sommo e perfetto...)

Генриху III по тому же поводу
Бери, святой король, лишённый всех пороков,
Рукой покорною протянутый моей
Лик, тонкой кистью на эмали крутобокой,
Так верно писанный, что нет его точней.

И если сей портрет, нелепый и убогий,
Своим не удостоишь взглядом – пожалей!
В подарке оцени старанья, не итоги:
Намерений благих нет ничего ценней.
От доблести твоей, бессмертной и небесной,
И в брани, и в миру доказанной не раз,
Горит моя душа, а в сердце стало тесно.
И алчу я теперь, пока пыл не угас,
Тебя ввысь вознести, чтоб стало повсеместно
Известно всем: гостил ты среди нас.

ТЕРЦИНЫ
«Terze rime» («Терцины») - книга, опубликованная Вероникой Франко в 1575 году, представляет собой сборник из 25 стихотворных посланий, написанных стихотворным размером терцины, которыми обменивались эта куртизанка и её неизвестные возлюбленные. В отдельных старых изданиях указывается имя одного из этих мужчин - Марко Верньер, в других все они остаются анонимными.  Вероникой написано 18 стихотворений, мужчинами - 7. Согласно предположениям некоторых литературоведов, эти 7 стихотворений также могли быть написаны самой Вероникой уже от мужского лица, но точно это установить невозможно.
* * *
ПОСЛАНИЕ V. (Capitolo V: "Signor, la virtu vostra e 'l gran valore…")
От Веронике Франко к неизвестному мужчине.
(Автор более не любит того, кто покорил её своей бренной красотой; теперь её разум, победивший чувства, направляет её внимание  к добродетельному  мужчине, коим она прежде пренебрегала, и с которым ныне желает помириться)

Так явна доблесть в Вас, и ярка добродетель,
А красноречье столь неистово сильно,
Что сердце Вы спасли из чуждой сети,
И только Вами лишь оно теперь полно,
И биться хочет только рядом с Вашей грудью
И жить лишь так, как Вами решено.

Боготворила то, что ныне чту беспутьем…
Но больше не ищу я бренной красоты,
Казнюсь, что наслаждалась её сутью.
Позор мне, полюбившей полного тщеты,
Когда наоборот, любить Вас надо было,
Ведь добродетельны, мудры Вы и чисты.

Песчинок меньше волнами намыло,
Чем слез об этом излила за раз:
О добродетелях, любя тщету – забыла…
В ошибке этой я, вздыхая, созналась,
Сейчас же клятвой непреложной обещаю
Что ожидает красоту теперь отказ.

От Ваших совершенств томлюсь, изнемогая,
Стучится сердце, больше не в сети,
Меня не держит Купидона воля злая –
Отныне – разум, ты один меня веди!

* * *
ПОСЛАНИЕ VI (Capitolo 6: Contrari son tra lor ragion e Amore)
Ответ неизвестного мужчины на её предыдущее стихотворение, написанное тем же размером.
[Автору приятно и радостно выслушать её раскаяние, и он надеется доказать ей свою верность]

Любовь и разум полностью несходны,                           
И тот, кто хочет путь Любви предугадать,                     
Рассудок потерял, и от ума свободен.
Причин тем больше речи Ваши уважать –                     
В них добродетель полюбить Вы обещали                  
И обучиться, как постигнуть благодать.                        
Но тьму достоинств мне напрасно приписали,   
За них я, как и Вы, покамест лишь борюсь,         
Хоть столь усердно, что награду уж мне дали:   

В те дни, когда своей натуры я боюсь,                  
Мне помогает не мораль, а Ваши очи,                  
И с большим злом я ради меньшего дерусь…      
Не буду утверждать, что я смогу упрочить            
Своих достоинств ряд, тем Ваши заслужив,         
Но стал бы ближе путь к усладам и короче.          

Ведь стало ясно мне: душа Ваша кружит,   
Мужчину отыскать желая, неизменно         
Идущего за правдой, избегающего лжи.               
Так пусть для Вас найдется сердце нерастленно!         
А в нем внутри одна лишь подлинная страсть,         
Совсем как и в моем. Надеюсь я смиренно,   
Её с почтеньем Вам однажды показать. 

* * *
Для перевода  выбраны два самых коротких стихотворения. Остальные из "Терцин" по содержанию и стилю подобны этим двум, но по размеру составляют 2-3 страницы каждое, что, за отсутствием какого-либо сюжета  (и с рассказом об одних лишь эмоциях) через некоторое время начинает  утомлять своим одноообразием. При желании можете сходить по ссылке и  посмотреть переводы "Терцин" на английский. Отмечу, что тот переводчик тоже не выдержал объема материала и даёт лишь несколько первых строф каждого стихотворения, лишь чтобы составить представление о них:
http://thepoetsgarret.com/franco/franco.html
Кроме того, Вероника Франко написала другие сонеты. Но это - увы, не любовные стихи, а по большей части эпитафии: 9 сонетов на смерть графа Эктора Мартиненго, и 2 - на смерть дочери её друга Дарьи.

Несмотря на то, что Франко принадлежала к кругу придворной элиты, это не оградило ее от преследования инквизиции: в 1580 г. она предстала перед инквизиционным трибуналом, оговоренная наставником своего сына Ридольфо Ваннителли (Ridolfo Vannitelli), обвинившим ее в колдовстве. Благодаря своей умелой защите, помощи Доменико Вениера и предрасположенности к ней некоторых членов трибунала, она не была осуждена. Однако сам процесс нанес ее репутации непоправимый ущерб. Она лишилась нажитых ею владений, личных средств и многих друзей (чуть раньше, во время эпидемии чумы 1575-1577 гг.; верный друг ее и покровитель Доминик Вениер умер в 1582 г.). Доведенная до нищеты, она вынуждена была переселиться в тот район города, где доживали свои дни обнищавшие и потерявшие своих клиентов проститутки. Она закончила свою жизнь в возрасте сорока пяти лет, познав счастливые годы богатства и благополучия, но также трудности и опасности, ощутила горечь предательста, унижения и потерь.

Поэтесса умерла 22 июля 1591 г.